WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 33 |

«К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОЦИАЛЬНЫХ РАБОТНИКОВ Нижний Новгород –– 2015 УДК 3 ББК 60.5 С71 ...»

-- [ Страница 3 ] --

Далеко не все социальные общности «вписываются» в подобные временные структуры. Например, относительно этнических общностей, равно как и социально-территориальных, они не «работают» вообще. Там должны быть применены иные критерии. Для многих социальных общностей основанием структурирования социального времени является удовлетворение основных групп потребностей – физиологических, бытовых, социальных, интеллектуальных и т.д. Но о каких бы структурах социального времени ни шла речь, каждая из них, рассмотренная в рамках социологического анализа, способна дать четкое «количественное» представление о специфике образа жизни данной социальной общности, особенностях ее функционирования в сравнении с другими (сопоставимыми) общностями.

Временная характеристика социальной общности связана, конечно же, с продолжительностью ее существования, что является, кстати сказать, одним из критериев классификации общностей (длительно существующие, создающиеся на небольшой срок и т.п.). Временные структуры социальной общности столь же непреложны, сколь и пространственные. И те, и другие являются обязательными формами ее функционирования.

Сроки, продолжительность существования социальной общности влияют на степень ее устойчивости и восприятия этой устойчивости членами общности. Стабильность и фундаментальность социальной общности формируют у ее членов уверенность в поддержании сложившихся отношений, социального порядка, своеобразное чувство оптимизма. Поэтому психологические факторы восприятия временных параметров социальной общности не могут не оказывать влияния на особенности ее функционирования.

Темпоральные характеристики социальной общности являются показателем определенной тесноты и плотности внутриобщностных отношений. Общая тенденция состоит в том, что чем продолжительнее период функционирования социальной общности, тем более тесными, плотными являются отношения и взаимодействия внутри ее.

Какие временные характеристики присущи социальной общности волонтеров? Отметим, что в качестве ресурса этой социальной общности время затрачивается в своем большом количестве на добровольческую работу, причем большая его часть – на работу в одиночку и меньшая – на деятельность в структуре НКО [3, с. 67]. Время волонтерской деятельности приобретает характер дополнительного времени, которое, как правило, распределяется неравномерно, с разной периодичностью, но при этом достаточно интенсивно, насыщенно изза своей ограниченной продолжительности. Временные затраты на волонтерскую работу осуществляются исключительно на добровольной основе, однако это не исключает возможности управления собственным временем, Наконец, и это следует специально подчеркнуть, время волонтерского труда имеет большое общественное значение, что предполагает соответствующую субъективную оценку и особое восприятие волонтерами этого времени.

Говоря об оценке и характеристике времени волонтерского труда, имеет смысл привести точку зрения на него канадского социолога Р. Стеббинса. Он рассматривает волонтерство как деятельность в свободное время, имеющую социальную направленность, и характеризует это время как «серьзный досуг».

Основанием для такого вывода является трактовка волонтерства как самореализации, самовыражения, проявления чувства принадлежности к общности, приобретения определенных навыков деятельности для оказания добровольной помощи и защиты интересов других людей, а также для самовознаграждения и социальной интеграции [4, с. 64–72].

Реальные результаты наших исследований свидетельствуют о необходимости дальнейшего изучения волонтеров в отношении ко времени, его восприятия, структуры их времени, определяющих поведение и мотивы добровольческой деятельности. Итоги такого изучения будут способствовать выявлению специфических характеристик социальной общности волонтеров для выработки дифференцированной политики государства и бизнеса, направленной на поддержку и активизацию потенциала добровольчества через формирование темпоральных стратегий его поведения.

Литература

Зборовский Г.Е. Теория социальной общности. Екатеринбург: Гуманитарный университет, 2009.

Амбарова П.А. Понятие и типология темпоральных стратегий поведения 2.

социальных общностей // Известия УрФУ. Сер. 1. Проблемы образования, науки и культуры. 2014. № 1.

Зборовский Г.Е., Кузьминчук А.А. Социальная общность волонтеров 3.

сквозь призму темпоральных стратегий их поведения // Вестник Сургутского госпедуниверситета. 2014. № 2.

Стеббинс Р.А. Свободное время: к оптимальному стилю досуга (взгляд из 4.

Канады) // Социологические исследования. 2000. № 7.

–  –  –

Становление социальной работы сопровождается наличием противоречий между теорией, практикой и правовым обеспечением. Высокая теоретическая значимость социального обеспечения людей в жизненно трудных ситуациях не всегда имеет адекватную государственную и общественную поддержку. Небольшой анализ организации социальной помощи показал, что социальные работники – это наименее защищенная категория профессионалов.

Formation of social work is followed by existence of contradictions between the theory, practice and legal support. The high theoretical importance of social security of people in vitally difficult situations not always has adequate state and public support. The small analysis of the organization of the social help showed that social workers are the least protected category of professionals.

Ключевые слова: теория и практика социальной работы, противоречия, социальное обслуживание, материальное положение, нормативы, финансовые отношения, трудная жизненная ситуация.

Keywords: theory and practice of social work, contradiction, social service, financial position, standards, financial relations, vitally difficult situation.

Возникновение специальности «социальный работник» обусловлено объективными процессами социально-экономического развития. Становление института социальной работы в Беларуси сопровождается комплексом противоречий между теорией, практикой и правовым статусом. Социальная работа определяется как сложная система общественных институтов, выполняющих различные функции по морально-нравственному и социально-экономическому оздоровлению общества. Социальная работа как наука исследует социальные отношения, процессы социального взаимодействия с целью решения проблем клиента, возникающих в результате влияния различных биологических и социальных факторов. Основное внимание хотели бы обратить на фундаментальное противоречие между гуманитарной теорией, нормативной практикой и международной оценкой социальной работы в жизни общества. Воспользуемся некоторыми примерами Республики Беларусь. В республике проводятся определенные исследования социальной работы, издается научно-практический журнал «Социальная работа». 22 мая 2000 г. был принят Закон Республики Беларусь «О социальном обслуживании». В процессе применения неоднократно подвергался редакции.

Анализ публикаций журнала позволяет сделать несколько выводов. Теория социальной работы постоянно развивается, исследуются проблемы развития, регулирования социальных процессов и состояний личности в трудных жизненных ситуациях. Нормативно-правовое обеспечение акцентирует внимание только на некоторых теоретических положениях. Закон о регулировании социальной работы получил название «О социальном обслуживании». В первой статье: социальное обслуживание определяется как «деятельность юридических и физических лиц по оказанию социальной поддержки, предоставлению бытовых, медицинских, психолого-педагогических, правовых услуг и оказанию материальной помощи, созданию условий для социальной адаптации и реабилитации граждан и семей, находящихся в трудной жизненной ситуации». Трудная жизненная ситуация в законе трактуется как «объективно нарушающая нормальную жизнедеятельность гражданина…» [1] Высокая теоретическая значимость социальной работы в правовом поле нашла отражение в создании государственной структуры по обслуживанию определенной категории граждан. Виртуальное сходство научного наполнения социальной работы и законодательно закрепленное целеполагание социального обслуживания усиливается декларативным характером основных принципов жизнедеятельности человека.

В законе «О социальном обслуживании» записано:

«Социальное обслуживание основывается на принципах: адресности; гуманизма;

социальной справедливости; социального равенства; доступности; добровольности; конфиденциальности; общей профилактической направленности» [1].

В рамках проведенного небольшого исследования состояния теории и практики социальной работы в Республике Беларусь мы акцентировали внимание на реализации законодательно закрепленных принципов. В соответствии с логикой нормативно-правового акта, на первом месте должна находиться адресность социальной помощи. На практике выявление нуждающихся в действенной социальной помощи не обеспечено финансовыми, материальными и профессиональными ресурсами. Служба социального обслуживания является структурным звеном отделов социального обеспечения. Их количественно содержательная информация о нуждающихся пенсионерах используется для организации социального обслуживания. Информация о состоянии физиологического и психического здоровья находится в медицинских учреждениях, которые несут правовую ответственность за ее нераспространение. Важнейшие особенности обсуживаемого человека оказываются недоступными для социального работника, и таким образом закладываются латентные риски с непредсказуемыми последствиями.

Государственные нормативы численности работников социального обслуживания носят абстрактный характер. Ситуация выполнения профессиональных обязанностей осложняется тем, что в социальном обслуживании господствует принцип «потребитель всегда прав». Как правило, информацию о членах семьи обслуживаемого социальный работник добывает эмпирическим путем. Факты некорректного отношения между членами семьи и социальным работником редко становятся предметом полноценного изучения.

Получение и использование объективной информации по обозначенной проблеме осложняется тем, что государственная статистика сохранила экономическую направленность. Примером утилитарного экономизма служат некоторые данные статьи «Социальная защита населения» (авторы С. Шевченко и Н. Авсеенко). В качестве аргумента хорошо организованного социального обслуживания приведены цифры: «В территориальных центрах социального обслуживания помощь оказывается 1,6 млн. граждан и более 300 тыс. семей». [2] Мы попытались их оценить. По данным 2012 г. трудовые пенсии получали 2 млн. 449,3 тыс. человек, из них около 23, 4% продолжали работать. [3] Проведение простых арифметических расчетов показывает, что количество неработающих пенсионеров составило 1876164человек. Но на наш взгляд, вряд ли 85% пенсионеров находятся в трудной жизненной ситуации. Приведенные данные свидетельствуют о существовании в Республике Беларусь противоречия между объективной оценкой и субъективным восприятием социального обслуживания.

Принцип адресности гораздо шире и содержательнее, чем количество обсуживаемых. Авторы обозначенной статьи, используя арифметически рассчитанные нормы работников, выражают удивление по поводу того, что в городской и сельской местности «Штатная численность работников территориальных центров определяется в зависимости от численности населения в регионе.

При этом в сельской местности и малых городах штатная численность работников выше, чем в средних и крупных городах. Странно, что штатная численность не зависит от численности граждан, состоящих на учете в центре». Условия жизни населения крупных городов и малых населенных пунктов характеризуются наличием сущностных различий. В рамках обозначенного формата мы обратим внимание на некоторые. Во-первых, транспортное сообщение. Отсутствуют данные о количестве сел и деревень, не имеющих постоянного транспортного обслуживания с районным, областным центрами. В таких населенных пунктах отсутствуют не только аптеки, но и магазины. Социальная функция не только транспорта, но и торговли даже не обсуждается. Все обязаны приносить прибыль. Отсутствие последней влечет за собой ликвидацию маршрутов не только автобусов, но автомагазинов. Большое количество населения в малых городах и сельской местности не имеют элементарных коммунальных удобств.

Работник социальной службы по морально-этическим принципам не может отказать в помощи, выходящей за рамки должностных обязанностей.

Введение платности в оказание различных социально-бытовых услуг обнажило еще один комплекс проблем. Необходимость оказания платных услуг усилила материальную ответственность социального работника, наградив его бухгалтерско-финансовой функцией. Одновременно обнажилась проблема денежных отношений с родственниками. Сложно назвать количество тех, кто широко, используя безналичное пенсионное обеспечение, усиливает финансовую ответственность социального работника. В ходе бесед с социальными работниками удалось выявить следующее. Расчеты за оказанные услуги, покупку продуктов питания, лекарственных, гигиенических и прочих товаров родные, близкие или опекуны предпочитают осуществлять после приобретения на основе предъявленных платежных документов. Действующие нормативные документы не регламентируют финансовые отношения социального работника, клиента и родственников. Подавляющее большинство работников в социальном обслуживании – женщины, часто воспитывающие детей в одиночку, все чаще оказываются в затруднительном материальном положении, испытывают двойной моральный груз.

Мы попытались обратить внимание только на некоторые особенности профессиональной деятельности социальных работников, свидетельствующие о существовании противоречий между теорией, правовой базой и практикой оказания помощи людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации.

–  –  –

Понятие «прекариат» образовано от двух слов (от лат. precarium неустойчивый, нестабильный, негарантированный) и слова «пролетариат», который в свое время представлял класс, отчужденный от результатов труда и подвергающийся эксплуатации в интересах господствующего класса буржуазии.

Прекариат принципиально новое образование, означающее наличие социального слоя, который олицетворяет отчуждение не только от результатов труда, но и от всего общества значительных социальных групп, испытывающих особые, изощренные формы эксплуатации их труда, их знаний, их квалификации, а, в конечном счете, и качества жизни. В эти группы входят те, кто занят временной, эпизодической работой, вовлечен в теневой или «нелегитимизированный» сектор рынка труда, вследствие чего эти люди имеют урезанные социальные права и обладают ущемленным социальным статусом. В целом эти группы образуют достаточно значительный слой во многих странах мира, достигая до 40% численности трудоспособного населения. Таким образом, мы вправе говорить о некоем социальном слое, образующем, на наш взгляд, новый социальный класс, который во многом определяет лицо современных обществ. Тем более показательны слова О. Голодец, вице-премьера правительства РФ: «38 млн.

трудоспособного возраста работают в непрозрачных условиях, что представляет серьезную проблему для всего общества» [1].

The term «precariat» was formed from word «precarium», which defines an instable and an unguaranted and word «proletariat» is a class which the bourgeoisie constantly exploited.

Precariat is a new social class which doesn’t belong to any social group in society. These people involve in the illegal labour market, that why they haven’t got human rights at all. This social group has reached about 40% of working-age population in many countries of the world. Precariat defines a part of a modern society. We suppose that this problem should be studied by researches.

Ключевые слова: социальный класс, прекариат, труд, теневая экономика.

Keywords: social class, precariat, labor, black market (informal economy).

Остановимся на этом подробнее.

Этот феномен возник постепенно, не сразу. Мы не будем останавливаться на исторических предшественниках прекариата. Люди с временной занятостью и сезонной работой в той или иной мере всегда были в истории каждого общества во все периоды своего существования. Проанализируем современный период, когда эти группы стали представлять не эпизодическое, а устойчивое и все увеличивающееся преобладание специфических форм использования трудоспособного населения и формирования специфических социально-экономических отношений.

Эти группы начали складываться под воздействием идей и политики неолиберализма в 60-70-е годы прошлого века. Неолибералы категорически отрицали роль государства в решении экономических проблем, ни на дух не переносили идеи централизованного планирования и регулирования. Они характеризовали мир и страны рыночной экономики как свободное пространство, в котором трудовая занятость, прибыль и, соответственно, инвестиции без всяких ограничений перетекают туда, где для капитала нет никаких ограничений.

Более того, они категорически выступили против социал-демократической политики, которую в той или иной мере исповедовали в послевоенное время большинство стран Западной Европы. Неолибералы были убеждены, что социальные гарантии для рабочего класса, уступки профсоюзам неизбежно ведут к замедлению экономического роста, ускорению деиндустриализации, понижению эффективности производства. Они также доказывали, что развитие экономики, успешное повышение конкурентоспособности возможно в условиях, когда принципы рынка будут пронизывать не только экономику, но и все сферы жизни общества. В конечном счете, эта установка реализовала основную цель неолибералов переложить бремя рисков, все заботы об общественной и личной (приватной) жизни на плечи самих людей. Либералы отказывались обращать внимание на тот факт, что такая организации жизни экономики повышает уязвимость людей, делает их зависимыми от обстоятельств, на которые они не могут повлиять. Этой политикой неолибералов была порождена изощренная эксплуатация трудовых ресурсов, которая максимально освобождает собственника от ответственности за нормальное существование миллионов людей и их семей. В результате возник класс, который поправу стали называть прекариатом.

Из чего состоит современный прекариат?

Во-первых, это часть трудоспособного населения, постоянно занятого на временной работе. Социальная группа, насчитывающая в России, по экспертным оценкам, от 30 до 40 % трудоспособного населения, ограничена и лишена тех прав, которыми обладают постоянно работающие сотрудники, имеющие гарантированную занятость. Члены этой группы, как правило, не обладают социальными правами, у них нет оплачиваемого отпуска. Они не могут рассчитывать на помощь в приобретении жилья. Забота о детстве становится их личным делом так же, как и получение образования и повышения квалификации.

Это дополняется тем, что у временных работников практически полностью отсутствуют возможности профессионального роста, профессиональной карьеры.

И главное временная занятость становится постоянно действующей величиной, которая начинает сопровождать человека всю жизнь.

Во-вторых, прекариат состоит из людей, работающих неполный рабочий день или перебивающихся сезонными и случайными приработками. Этот феномен позволяет скрывать масштабы безработицы. Обычно в подавляющем числе случаев это люди, вынужденно согласившиеся работать неполный рабочий день. Причем, как показывает практика, им приходиться работать больше и получать за свой труд меньшее вознаграждение, чем они рассчитывали. Более того, многие из этой группы лиц нередко обнаруживают, что они подвергаются большей эксплуатации и самоэксплуатации, которая не адекватна вознаграждению за их труд.

В-третьих, прекариат представлен также безработными, численность которых также значительна. Особенно она обостряется в годы кризиса. Причем, по мнению экспертов, разрыв между регистрируемой и общей безработицей колеблется в пределах 3,5 до 7 раз. Академик и советник президента РФ С. Глазьев считает, что «скрытая безработица составляет до 20%» [2, с. 17]. Причем следует особо отметить, что скрытая безработица часто маскируется под нежелание регистрироваться, под случайные приработки, под эпизодическую занятость в личном, особенно сельском хозяйстве. Ожидается, что 2015 г. принесет значительное увеличение безработных. Об этом прямо заявил вице-премьер И.

Шувалов, выступая в Давосе: «нужно готовиться к росту безработицы».

В-четвертых, в прекрариат мы включаем и людей, так называемых, свободных профессий специалистов по информационным технологиям, программистов и др., которые заняты фрилансом. Их иногда представляют приверженцами свободолюбивого духа, независимых от строгой и мелочной регламентации официальных (государственных, акционерных, частных) предприятий и организаций [3, с. 139-141]. Но их нонконформизм, отсутствие внешнего повседневного контроля на деле оборачиваются тем, что эта показная и иногда в чем-то привлекательная независимость поражена теми же ограничениями, как и весь прекариат беззащитностью, отсутствием социальных гарантий, оставлением человека в одиночестве в случае непредвиденных жизненных обстоятельств, лишением стабильности и уверенности в будущем.

В-пятых, аналогичные характеристики можно отнести и к занятым заемным трудом, суть которого заключается в найме в свой штат работников, которые выполняют заказы или оказывают услуги другим фирмам, предприятиям, организациям [4].

В-шестых, к прекариату примыкают, на наш взгляд, часть мигрантов, численность которых во многих странах мира, в том числе и в России, значительна. Их положение также характеризуется как ситуация, в которой многие из них ущемлены в правах, они ниже оплачиваются по сравнению с официальными гражданами, им не гарантируются многие социальные блага. Нередко они подвергаются если не прямой, то косвенной этнической и религиозной дискриминации [5, с. 115].

54 И, наконец, прекариат пополняют стажеры и часть студенчества, которые претендуют на то, чтобы занять в обществе и профессии устойчивое положение. Эта часть молодежи находится в состоянии неопределенности, соглашаясь на случайные и непостоянные виды занятости, часто ниже своих возможностей и оправданных претензий занять достойное место в жизни.

Таким образом, в России, как и во всем мире, в конце ХХ-начале ХХI веков появился новый социальный класс прекариат, который характеризуется временной или частичной занятостью, носящей непреходящий, постоянный и устойчивый характер. Причем, необходимо отметить, что его численность постоянно растет, имеет устойчивую тенденцию к увеличению, в том числе и за счет людей, пока имеющих постоянную занятость и которых часто относят к среднему классу.

Основные черты прекариата Прежде всего, для прекариата характерно неустойчивое социальное положение, ведущее к «деинтеллектуализации труда» [6, с. 4], деформации трудового процесса. Это касается не только мелких и средних производителей, но и таких гигантов, как Газпром, Роснефть, IBM. Последняя уже объявила в конце 2014 г. о сокращении штата работающих почти на одну четверть, что коснется 110 тыс. работников.

Особо подчеркнем, что массовое лишение рабочих мест коснется не только рабочих, но и всех слоев населения и даже части среднего класса, который нередко представляется как образец стабильности и ориентир для подражания.

Провозглашаемое неолибералами гибкое использование трудовых ресурсов оборачивается для работника потерей или снижением социального статуса. И эта угроза понижения социального статуса серьезно волнует людей. По данным Всероссийского исследования экономического сознания (РГГУ, 2012 г., 12 регионов, 1207 чел.), 31,2% считают, что существует реальная (полностью и частично) возможность лишиться работы.

В настоящее время в российской экономике сложилась ситуация, когда люди, которые по своим потенциальным возможностям и способностям вправе претендовать на соответствующую занятость, вынуждены соглашаться на менее оплачиваемую и непрестижную работу. Возникает статусный диссонанс.

Особенно он характерен для молодежи, которая начинает свой жизненный путь и вынуждена соглашаться с предложенными условиями, но в то же время с надеждой, что это кратковременное явление, имеющее ситуативные издержки.

Но уже и в этом случае в сознание этой группы закладывается ощущение несправедливости, которая может подтвердиться, исходя из собственного опыта и наблюдения отнюдь не вдохновляющих их ситуации.

Не менее важной характеристикой прекариата является его социальная незащищенность, лишение его многих социальных гарантий. Это проявляется не только в более низкой оплате труда прекариат лишен гарантий по охране здоровья, помощи в обучении детей, в организации отдыха. Как правило, этим людям «не грозят» не только регулярные, но и эпизодические поощрения.

Именно статус временного работника освобождает работодателя от излишних затрат на содержание трудовых ресурсов, сокращает его издержки, повышает доходность и главное (мечта неолибералов) перекладывает заботу о нынешнем положении и о будущей жизни на плечи самого работника «в целях формирования у него самостоятельности, ответственности и конкурентоспособности».

Прекариат, как правило, не имеет никакой правовой защиты (или она минимальна, урезана), что могло бы обеспечить гарантии занятости в обмен на согласие подчиняться, выполнять общепринятые требования и соблюдать определенную лояльность. По данным всероссийского исследования (1207 чел., в возрасте от 18 лет, 12 регионов, 2012г., РГГУ), только 20,2% признали, что их работа по найму и/или дополнительная работа были официально оформлены трудовым соглашением с работодателем или уполномоченным им органом [7].

Прекариат лишен перспективы, не видит будущего при нынешнем устройстве общества и государства. На деле это означает отказ от профессиональной карьеры, от профессионального роста, от профессиональной перспективы. Признание и отказ от этой установки в жизни дополняется тем, что доход у прекариата нестабилен, случаен, колеблется в зависимости от самых различных обстоятельств. Отсутствие уверенности в будущем переносится и на членов семьи, на ближайшее окружение, заставляя людей задуматься над путями выхода из создавшегося положения. В этой ситуации для людей возможны различные варианты поведения: а) смириться со сложившейся ситуацией, плыть по течению; б) искать варианты приспособления, используя кратко- или среднесрочные меры по стабилизации своей жизни; в) выступить с активными действиям, начиная от акций против правящего режима, или окунуться, вступить в криминальную среду.

Прекариат, по сути, депрофессионален, ибо ему присуща частая смена мест приложения труда. И это не внутренняя потребность, а навязанная линия поведения неолиберальной экономикой, что касается огромной массы людей, которые во все большей мере работают не по полученной специальности. По выборочным исследованиям, если в 1995г. только 17,6% не могли устроиться по своей профессии, то в 2002 г. их было 37%, а в 2013 г. уже 49,1%. [8].

56 Каждый раз, теряя прежнее место работы, человек в большинстве случаев получает иную сферу приложения труда, требующего некоторого усредненного знания и определенного набора навыков, чтобы выполнять поручаемую ему работу. Это особенно наглядно проявляется в судьбе выпускников университетов и других учебных заведений. И в этой ситуации, несмотря на различие в целях добиться хотя бы какой-нибудь занятости, у всех представителей прекариата есть нечто общее ощущение и понимание того, что их работа в большинстве случаев вынужденная, случайная, ненадежная [9].

При определении имманентных качеств прекариата надо обязательно обратить внимание, что его положение характеризуется просто удивительным и поразительным обстоятельством многие из тех, кого относят к прекариату, ни разу не видели своего работодателя, не знают, кому принадлежат организации или предприятия, на которых они работают, не знают ни их планы по развитию или существованию, ни их будущее. Т.е. это положение, отличное от пролетариата, делает прекариат абсолютно отстраненным от всякого возможного влияния и воздействия на те органы управления, которые руководят ими.

Это удивительным образом совпадает с реалиями российской действительности.

Все это позволяет сделать вывод, что мир столкнулся с новым видом отчуждения, с которым в таком обличье и в таком масштабе история ранее не встречалась.

Место пролетариата занял прекариат, который во многом схож с тем положением, который занимал рабочий класс в ХVIII-ХХ веках. Прекариат комплектуется, складывается практически из всех слоев современного общества, олицетворяет огромную массу людей, занимающих неустойчивое, нестабильное социальное положение не временное, а длительное состояние.

Место прекариата в структуре понятий о стратификации. Напомним, что в течение более, чем двух столетий, социальная мысль оперировала понятием «классовая структура». Основными классами были пролетариат (рабочий класс), буржуазия, крестьянство. Эта марксистская трактовка была несколько трансформирована в советский период: классами объявлялись рабочий класс, колхозное крестьянство с прослойкой интеллигенцией и служащими.

Однако современный мир стремительно меняется. И не только в техникотехнологическом, экономическом и политическом смысле. Меняется его социальная структура. Марксово представление о классах, в основе которого лежат отношение к собственности (средствам производства) и место человека в процессе труда, не в полной мере характеризуют современное устройство общества. Однако классовая структура никуда не исчезла, она приобрела иной вид и иные параметры. А так как прежние ориентиры исчезли, начался поиск новых определений того социального состояния, которое характерно для большинства существующих в настоящее время обществ.

Реальная жизнь все же требует ответить на вопрос, имеющий не только теоретическое, но и практическое значение а какова социальная структура современного общества, в том числе и российского?

Среди этого многообразия поиска ответа на вопрос о социальноклассовой структуре особое место заняла концепция среднего класса. Она приобрела особую популярность и получили значительное развитие (Подробнее см. работы Л.А. Беляевой, М.К. Горшкова, З.Т. Голенковой, Н.Е. Тихоновой и др.). Этому классу приписывалась сравнительно высокая материальная обеспеченность, стабильный потребительский спрос, социальный престиж, гарантированная занятость, чувство автономности существования.

Наряду с таким подходом в трактовке социальной структуры стали созревать иные представления, которые в основу ее классификации ставили не доход и социальный престиж, а гарантии устойчивой трудовой занятости, наличие социальной защищенности, сохранения профессиональной идентификации и уверенность в будущем. Это становилось чрезвычайно важным хотя бы потому, что слои населения, обладавшие этими характеристиками, стремительно увеличивались за счет не только рабочего класса и крестьянства, а за счет всех слоев населения.

Однако такое осознание возникновения нового класса/ слоя произошло не сразу.

Принципиально иной подход к осмыслению изменений в социальной структуре осуществили французские социологи в 1980-е гг., исследуя положение сезонных рабочих. П. Бурдье расширил это представление об этой группе, включив в анализ все расширяющуюся массу работников, занятых на временных и эпизодических работах. Именно тогда впервые появилось слово «прекариат», которым обозначали слой работников, который характеризуется нестабильной трудовой занятостью, отсутствием у них гарантированных социальных благ, незащищенностью в период сложных жизненных ситуаций [10].

К пониманию новой ситуации подошли и отечественные исследователи [11, 9, 3], коллектив кафедры социологии Казанского университета, публицисты [12, 13, 14], которые по-разному трактуют феномен прекариата, но все сходятся на том, что он представляет новое явление, с которым невозможно не считаться.

Все это позволяет утверждать, что наличие такого количества людей говорит не о некоторых издержках развития, а об устойчивой тенденции формирования нового социального класса прекариата.

58 Прекариат жертва или дитя неолиберальной политики Появление прекариата на исторической арене означает возникновение непредвиденных экономических, социальных, политических и культурнонравственных эффектов, которые по своему значению и воздействию на жизнь обществ и государств превосходят известные истории деструктивные и долго действующие последствия.

В чем это проявляется?

С появлением и распространением политики гибкой занятости стало резко усиливаться социальное неравенство. Классовая структура, характерная для индустриального общества, уступила место более сложному, но не менее классово обусловленному. Все материальные и финансовые ресурсы во все большей мере сосредоточиваются в руках небольшой группы людей как в мире так и в России. Так, в распоряжении 110 олигархов находится 35% активов.

Продолжается рост незащищенного или слабо защищенного населения.

По данным всероссийского исследования экономического сознания (октябрь 2012, 1207 чел.), 8% боятся увольнения, а еще 23,3% подтверждают, что такая угроза для них реально существует. Все большее и большее количество работников переходят в подвешенное состояние, образуя некую рыхлую, неопределенную и неустойчивую массу, которую волнует все возрастающая нестабильность и неустойчивость ее социального положения.

В силу такого состояния этот класс не станет и не будет базой социальной поддержки официальной политики, ибо у него нет никаких оснований видеть в своем положении удовлетворяющее его социальное положение, которое обусловлено размытостью и неопределенностью социального статуса. Прекариат непременно будет искать сначала стихийными, а в будущем и организованными действиями выход из неопределенности своего положения. Одним из таких путей постепенного осознания своего положения станет его роль в олицетворении социальной напряженности. И хотя прекариат не осознал еще «классом для себя», но это может произойти точно таким же образом, как это случилось и с пролетариатом, долгое время бывшим «классом в себе».

Кроме того, у прекариата нет еще внятной политической программы, неясны еще лидеры, которые бы сплотили эти разношерстные ряды и подсказали средства и методы отстаивания своих интересов. Но несомненно одно уровень недовольства в обществе питается в основном из этих рядов, а не из андеркласса и пауперизованных слоев населения. Стоит особо подчеркнуть, что недовольство копится также среди той части молодых интеллектуалов, которые внешне благополучны и устроены, но не чувствуют гарантированной стабильности, возможности строить профессиональную карьеру и обеспечить себе защищенное будущее.

Есть и другие негативные последствия, касающиеся в основном личной жизни людей. Прекариат не имеет отчетливого видения своего будущего, не уверен в обеспеченности своей жизни и гарантированности спокойной старости после завершения трудовой занятости. В этой ситуации изменяется отношение к труду, к служебным обязанностям. Стремясь сохранить свои рабочие места, часть работников для того, чтобы удержаться на плаву, трудятся на износ, стараясь доказать работодателям свою незаменимость, свою значимость и пользу, свою приверженность порученному делу, что нередко из-за перегрузок приводит к профессиональным заболеваниям, потере здоровья и истощению моральных и физических сил человека.

Происходит и духовно-нравственная деградации личности, потеря идеалов, веры в справедливость и правильное устройство мира.

Такая неуверенность в своей нынешней и будущей жизни сказывается и на такой важной социальной проблеме, как вступление в брак и намерение иметь детей. В силу неустойчивости жизненных позиций решение этого вопроса откладывается на «потом», когда будет достигнута хотя бы относительно гарантированная занятость.

Прекариат в значительной степени испытывает неуверенность в своем нынешнем и будущем положении. Отсюда страх, неверие, разочарование и отрицание официальных структур. Многие ощущают себя жертвой обстоятельств, на которые они никак не могут повлиять. Именно такое состояние приводит к росту самоубийств, по численности которых Россия занимает 4-е место в мире.

Только за 11 месяцев 2014 г. покончили с жизнью 24690 человек.

Все это позволяет сделать вывод, что мы имеем дело с принципиально новым социальным образованием прекариатом, который в настоящее время еще в немалой степени несет черты протокласса. Составляющие его социальные группы не выработали еще чувства солидарности, слабо или совсем не организованы, не имеют объединяющей, а только еще смутно осознаваемой политической программы и соответствующей идеологии. Прекариат все еще есть «класс в себе», который стоит на пороге превращения в «класс для себя». Он уже образует устойчивое социально-классовое образование, которое объединяет огромные массы людей и закрепляет их в статусе постоянной временности социального положения и отчетливого понимания ущербности и ограниченности в реализации своих возможностей и способностей. По мере осознания этих обстоятельств прекариат имеет тенденцию к превращению в потенции в опасное образование будущий класс, от сознания и поведения которого будет зависеть судьбы страны.

60 Литература

Голодец О. 38 миллионов трудоспособных россиян заняты непонятно чем 1.

// Российская газета, 2013, 3 апреля.

Истомин В. Кризис и безработица угрожают стране социальным взрывом // 2.

Версия, 2015, №3.

Давыдов А.П. Зинаида Голенкова и российская социология //Философские 3.

науки. 2014, №10.

Козина И.М. Работники заемного труда // СОЦИС, 2013. №5. С. 19-31.

4.

Малахов В.С. Интеграция мигрантов: концепции и практики. М.: Мысль, 5.

2015, 272 с.

Гринберг Р.С. Великая трансформация: невыученные уроки. М., 2009.

6.

Тощенко Ж.Т. Экономической сознание россиян: 25 лет спустя // Социологические исследования. 2014, №7. С. 51-63.

Воловская Н.М., Плюснина Л.К., Русина А.В. Иноземцева А.В. Незанятое 8.

население и самозанятость в сибирском регионе // Социологические исследования, 2015, №5. С. 52-60.

Бизюков П. Что такое прекариат? // Газета.ру, 2014, 1 мая.

9.

Bourdieu P. Contre-feux. Vol 1.Paris: Raisons d’agir. 1998., 125 p.

10.

Голенкова З.Т., Голиусова Ю.В. Новые социальные группы в современных 11.

стратификационных системах глобального общества // Социологическая наука и социальная практика. 2013, №3.

Мельник Е. Прекариат всех стран, соединяйся! // Еженедельник 2000. Свобода слова, 2007 №48, 30 ноября – 6 декабря.

Механик А. Униженные и оскорбленные современного мира // Эксперт,Ю 13.

2014, №1.

Мармер Э. Что такте прекариат // Neue Ztiten. 2009. N 05.

14.

–  –  –

Рассматривается влияние наемного характера труда на состояние качества деятельности социальных работников государственных учреждений социальной защиты. Дается оценка методов контроля над их деятельностью. Прогнозируются перспективы возможных изменений трудовых отношений и методов управления в учреждениях социальной защиты.

The article deals with the influence of hired labour on the quality of social workers’ activity at the state institutions of social protection. An estimation of methods applied to control their work is given. An attemt is made to forecast the possible changes in the labor relations and administration of social protection institutions.

Ключевые слова: труд, социальный работник, социальное обслуживание, менеджмент в социальной сфере.

Keywords: labor, social worker, social service, management in social sphere.

Есть основания утверждать, что многие проблемы, которые возникают в государственной системе социальной продержки населения, связаны не в последнюю очередь с наемным, рыночным характером труда тех, кто там работает.

На протяжении всей истории общества труд, совершаемый по найму или по принуждению, сопровождался, да сопровождается и сейчас, неизбежным отчуждением человека от того, что он делает. Он отчужден и от результатов, которые получены в результате его труда, и от своей собственной деятельности в процессе работы. И социальные работники в этом отношении не составляют исключения.

Когда будущий социальный работник приходит устраиваться на работу в государственное социальное учреждение, он прежде всего интересуется уровнем оплаты труда. В процессе работы он старается ограничить свои действия рамками формальных обязанностей. И выполнять их с наименьшими для себя затратами. Обычно его не волнуют проблемы учреждения, в котором он работает. Тем более, что руководство не стремится держать его в курсе дел и возникающих проблем.

Между тем читая некоторые статьи, складывается такое впечатление, что авторы не всегда учитывают это. И чрезмерно идеализируют реального социального работника. Разумеется, среди них есть люди большой души. Люди верующие и верящие в необходимость добра. Но какую долю они составляют в нашей гигантской армии милосердия, мы не знаем. Не думаю, чтобы они составляли большинство. Поэтому продолжает оставаться актуальной задача как добиться того, чтобы социальный работник был вовлечен в деятельность своего социального учреждения, в жизнь своих клиентов, чтобы он получал удовлетворение от работы с ними.

62 Как выглядит контроль за деятельностью социальных работников?

В социальных учреждениях, в основном, используется такой метод, как обход руководителем клиентов. Предполагается, что это дает возможность оценить труд социального работника. Конечно, появление руководителя у клиентов имеет определенное дисциплинарное воздействие. Но что он может при этом выявить? Он может столкнуться с жалобами о несвоевременной доставке продуктов и лекарств. О случаях несоблюдения графика посещений. Эти исключительные случаи чрезвычайно редки.

Но ведь обязанности социального работника этим не ограничиваются.

Его важнейшей обязанностью является оказание психологической поддержки своему подопечному, поддержка его стремления к развитию активности, помощь в решении личных проблем.

К сожалению, вероятность получения объективной информации об этой стороне действия социального работника при обходе, о котором мы говорили, чрезвычайно мала. Наши исследования показали, что такой характер контроля играет очень незначительное роль в повышения качества социальной работы. И прежде всего в отношении психологической поддержки, консультаций и решения личных проблем. Во-первых не все клиенты представляют себе, что они могут ожидать от социального работника. Они рады тому, что им приносят лекарства, продукты. А во-вторых те, кто знают, о чем идет речь, как правило, предпочитают промолчать. Они не хотят и боятся испортить с отношения со своим социальным помощником. И руководители уходят, не фиксируя нарушений.

Возможно поэтому ровно столько лет, сколько существуют учреждения социальной защиты, мы говорим об этой проблеме. Об этих недостатках в социальном обслуживании сегодня, как и двадцать лет назад, можно прочитать в современных публикациях. Исследователи, подводя итоги своей работы, пишут, что социальное обслуживание не всегда соответствует профессиональным требованиям. Оно не всегда носит комплексный характер. Социальный работник нередко выполняет лишь некоторые, в основном физические операции по обслуживанию. То есть он уподобляется разносчику, уборщику. Хотя наряду с этим он обязан выполнять требования, которые заложены в саму идею социальной работы. Он должен стремиться к оказанию психологической поддержки клиента, способствовать активизации его жизни. Но эта часть деятельности на практике в какой-то части случаев выпадает.

Складывается несколько парадоксальная ситуация. С одной стороны, научные коллективы, исследователи кафедр социальной работы создают обоснованные перечни морально-нравственных и профессиональных качеств, которыми должен обладать социальный работник. Тщательно прописывают алгоритмы работы с клиентом. Их доводят до сведения социальных работников на занятиях, на курсах повышения квалификации. А значительная часть этих работников продолжают ограничивать свою деятельность покупками да уборкой.

Нам представляется, что в настоящее время решение проблемы повышения качества труда социального работника должно идти не по пути усиления контроля. Этот вариант себя исчерпал. Более перспективен путь изменения роли самого работника в деятельности социального учреждения, изменения его отношений с руководством, привлечение его к участью в организации работы учреждения. Современные практики научного управления показывают и обосновывают целесообразность формирования социального партнерства в учреждениях социальной защиты и использования новой, нематериальной мотивации труда. Только это может привести к ситуации, когда работнику можно будет прежде всего доверять.

Но осуществление организационных изменений, формирование новой современной культуры трудовых отношений в социальном учреждении представляют собой серьезную задачу, решение которой требует нетрадиционных действий и отказа от многих традиций.

Здесь есть возможность воспользоваться уже имеющимся опытом решения подобных проблем, но в других сферах деятельности и, в частности, в сфере промышленного производства. Правда, к сожалению, не у нас, а в экономически развитых странах.

Почему мы не предлагаем воспользоваться при этом опытом европейских служб государственной социальной помощи? Потому что там эта система опирается на более высокий уровень цивилизационного развития населения. Там действуют иные культурные нормы, которые сложились под влиянием специфики истории. У них не было ситуации, в которой цели и задачи системы приходили бы в противоречие с культурными нормами обслуживающего персонала, поэтому у них не было и нет опыта быстрых изменений.

А вот в сфере промышленного производства такой опыт есть. На одном из этапов модернизации предприятий они столкнулись с проблемой невозможности контроля над действием наемного персонала. И успешно ее решили.

Это произошло примерно так. Во второй половине 20 столетия промышленные фирмы экономически развитых странах Европы и Америки приступили к модернизации промышленного производства.

На предприятия этих стран начало поступать новое оборудование. Оно создавалось в эпоху бурного развития НТП и включало в себя достижения современной науки и техники. За короткий срок это позволило в разы повысить 64 производительность труда. Но за этим успехом последовало разочарование.

Резко сократилась возможность контроля над деятельностью оставшихся в производстве исполнителей.

Для многих менеджеров это было шоком. Что же произошло? А дело было в том, что в традиционном индустриальном производстве многие десятилетия, и в 19, и в 20 веке, действовал поэтапный контроль за действиями работника. Каждая деталь, каждый элемент изделия проходили через руки контролера и не один раз.

В новой постиндустриальной ситуации положение в корне изменилось.

Современные технологии исключали возможность контроля над деятельностью исполнителей. Теперь любая ошибка или упущение в работе могли быть обнаружены лишь на заключительной фазе производства. А, может быть, только у потребителя. Предприятия оказались заложниками добросовестности своих работников.

В промышленно развитых странах эта проблема получила название «кризис человеческой активности». Производственные организации начали нести убытки от брака. Начались катастрофы ракет. Взрывались нефтеперерабатывающие установки, отказывали в работе телевизоры. Коснулось это многих изделий. И во всех случая это был результат небрежности или недобросовестности людей.

Что же предпринял в этой новой ситуации научный менеджмент?

Суть кризиса была понятна и управленцам, и ученым. В его основе лежало традиционное отчуждение от деятельности предприятия, и, как следствие, в большей или меньшей степени безразличие работников к его успеху и к его проблемам.

После перенесенного шока начался поиск решения проблемы. Поиск средств, позволяющих изменить отношение персонала к месту и результатам своей работы. Поиск возможности объединения усилий администрации и персонала в достижении общего успеха. И решение этих актуальных проблем было найдено.

Немалый вклад в это внесли и ученые. С особой признательностью следует вспомнить Абрахама Маслоу, раскрывшего возможности нематериальной мотивации трудовой деятельности, Девида МакКлеланнда и Фредерика Герцберга, которые раскрыли и объяснили механизм формирования деятельности. И многих других.

Что же представляли собой новые, созданные на основе этого поиска управленческие технологии? Они показали возможность реализации ряда обязательных требований к управлению персоналом.

Прежде всего, это регулярное информирование людей о предприятии, о его работе и проблемах, о его перспективах и целях. Превращение в традицию регулярные встречи с первым руководителем предприятия (вопросы и ответы).

Проведение регулярных собраний персонала с обсуждением назревших проблем и предложений работников. Передача ряда управленческих функции предприятия рядовым работникам. Создание советов предприятий с участием работников для обсуждения планов по развитию производства и других актуальных вопросов. Развитие рационализаторской деятельности, внедрение практики «кружков качества». Было признано необходимым совершенствовать условия труда для формирования стабильного персонала.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 33 |
 

Похожие работы:

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.