WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 33 |

«К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОЦИАЛЬНЫХ РАБОТНИКОВ Нижний Новгород –– 2015 УДК 3 ББК 60.5 С71 ...»

-- [ Страница 10 ] --

In older age some of people hsve a problem with social connections. They feel the social exclusion (exception from society). This aim of social workers is to propose measures of transition exclusion to inclusion.

Ключевые слова: старший возраст, эксклюзия, социальная работа.

Keywords: old age, exclusion, social work.

В старшем возрасте у индивида нарушаются социальные связи, он может переживать социальную эксклюзию, т.е. исключение его из активной общественной жизни.

Одним из методологических подходов к исследованию социальной эксклюзии пожилых людей является понимание процесса старения.

В этот период (в пожилом и преклонном возрасте) происходит сужение сферы потребностей, а вместе с ней и сферы мотивации. Ухудшается здоровье, люди становятся менее энергичными и начинают «перемещаться» от более успешных ролей к менее значительным и успешным. Если в молодые годы для психологического равновесия личности необходима активная деятельность, то в старом возрасте у большинства людей это равновесие сопровождается пассивностью, мотивацией «к отставке», которая является средством избежать страха или социального отвержения. Наряду с изменением сферы мотивации меняется и вторая группа психических свойств индивида – способности.

С уходом на пенсию у человека меняется образ жизни. Главное для него сейчас стабильность, т.е. сохранение того, что есть: материальное положение и здоровье.

Для людей старшего возраста очень важно осознание, что они достойно прожили свою жизнь. Они хотят иметь опору в свом прошлом, что очень важно для их адаптации в настоящем, для психологического самочувствия. Известно, что пожилые люди могут сохранять высокую самооценку и нормальное психическое равновесие благодаря сознанию, что они много и хорошо потрудились в активный период жизни, заслужили уважение окружающих и возможность безбедно жить.

Негативный вклад в эксклюзию старшего поколения вносят некоторые СМИ. Они мало говорят о заслугах старшего поколения, об их пользе в воспитании младшего и среднего поколений. Зато именно с их подачи в обществе возникает дискриминация старшего поколения, складываются определнные стереотипы в отношении пожилых людей: «они занимают наши рабочие места», «они, как правило, больны», «они не приносят пользу».

Одной из острых проблем для людей старшего поколения является одиночество. Последнее связано с тем, что с возрастом люди уходят из жизни. В нашей стране женщины живут на 12 лет дольше мужчин, поэтому известна фраза «у старости женское лицо». Однако женщины намного легче справляются с одиночеством. Они или ухаживают за внуками, или находят себе какое-то занятие (участвуют в самодеятельности, занимаются рукоделием и т.д.) Для мужчин одиночество – непереносимое состояние, поэтому социальные службы должны направлять сво внимание на то, чтобы включить одиноких мужчин в социальные сети.

Процесс, противоположный эксклюзии (разъединению людей) – инклюзия (объединение граждан). В случае, если люди старшего возраста живут в семье своих детей, занимаются с внуками, у них нет, как правило, эксклюзии.

Однако, почти половина людей старшего возраста – это одиноко проживающие люди. В этом случае им на помощь приходит социальная служба.

Центры социальной работы (например, в Москве) являются местом, где собираются люди старшего поколения. Подобные Центры функционируют в каждом районе по месту жительства граждан. В этих Центрах работают кружки по интересам, причм их достаточно много. Так, в одном Центре пенсионеры могли изучать три языка (английский, китайский, французский). Некоторые люди, которые посещали эти кружки, говорили, что им не столь важно изучать язык, сколько важно общение с другими участниками кружка, с преподавателем. В Центрах работают хоровые, танцевальные кружки. Пожилые люди так увлекаются участием в этих кружках, что потом долго рассказывают, как у них слаженно пот хор, что их приглашали петь в одно из посольств в Москве. Одним словом, жизнь для пенсионеров приобретает новые краски, новый смысл.

Это вс вклад в инклюзию старшего поколения.

В праздники пенсионеров отдельных районов г. Москвы приглашают в большие концертные залы (например, в «Космос»). Перед ними выступают участники кружков (хорового, танцевального). Концерт длится в течение трх часов, в двух отделениях. Сколько номеров нужно было подготовить участникам самодеятельности? А участники – пенсионеры.

Надо заметить, какую большую работу с пенсионерами проводят приглашнные в Центры социальной работы преподаватели. Некоторые из них ведут занятия на общественных началах.

Остановимся на нововведении социальной работы – «Система Забота»

которая внедряется как инновационная технология помощи пожилым людям и инвалидам в Санкт-Петербурге с 2003 г. «Система Забота» – круглосуточная социально-медицинская помощь гражданам пожилого возраста. Это первая отечественная разработка, реализованная на базе сотовой связи и ориентированная на предоставление качественных не только медицинских, но и социальных услуг пожилым людям и инвалидам.

«Система Забота» способствует активному долголетию и достойной старости, вовлечению пожилых людей в общественную жизнь, преодолению состояния эксклюзии.

Важным этапом развития системы стал е выход в 2013 г. на новый федеральный уровень, что должно обеспечить значимыми социальными и медицинскими услугами население разных регионов России [1, 92-95].

Литература Лобанцева И.В. «Система Забота» – эффективный механизм социальной 1.

адаптации пожилых людей и инвалидов в современном обществе // Материалы Конгресса «Старшее поколение» (Санкт-Петербург, 2014). СанктПетербург, Ленэкспо, 2014.

–  –  –

Рассмотрены предоставление государственной услуги по профессиональному обучению и дополнительному профессиональному образованию женщин, находящихся в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет в г. Казань, определен спрос на государственную услугу, приведены результаты анкетирования получателей услуги, анализируются статистические данные.

The article discusses the provision of public services in professional education and additional professional education of women on leave to care for a child up to the age of three years in Kazan, the demand for public services, the results of the survey of recipients of services, analyzed the statistics.

Ключевые слова: государственная услуга, женщина, профессиональное образование, профессиональное обучение, профессия, услуга.

Keywords: public service, woman, professional education, professional training, occupation, service.

В связи с ростом официальной и незарегистрированной безработицы, застоем и упадком в народном хозяйстве первыми жертвами увольнений становятся женщины, так как право на декретный отпуск и на льготы, гарантированные женщине законодательством, потенциально делает их менее выгодными работниками.

Одна из технологий социальной работы, осуществляемых Центром занятости населения, переобучение женщин, находящихся в отпуске по уходу за ребенком.

Данную услугу начали оказывать в России в связи с необходимостью принятия мер, направленных на создание условий для совмещения женщинами обязанностей по воспитанию детей с трудовой занятостью, а также на организацию профессионального обучения (переобучения) женщин, находящихся в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет, согласно Указу Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 606 «О мерах по реализации демографической политики РФ».

Цели проведения профессионального обучения женщин:

– трудоустройство на другое рабочее место и (или) на другую работу, то есть с изменениями или без изменения трудовой функции в той же организации или у того же индивидуального предпринимателя либо обеспечения соответствия профессионально-квалификационного уровня женщин, находящихся в отпуске по уходу за ребенком до трех лет, после завершения указанного отпуска и возобновления трудовой деятельности на прежнем рабочем месте требованиям занимаемого рабочего места для его сохранения за указанной женщиной;

– самостоятельное трудоустройство на рабочее место в другой организации или у другого индивидуального предпринимателя;

– последующая организация собственного дела, организация малого и среднего бизнеса.

Участниками мероприятия по профессиональному обучению являются женщины в период отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет, состоящие в трудовых отношениях с юридическим лицом независимо от организационно-правовой формы и формы собственности, физическим лицом, зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя, либо крестьянским (фермерским) хозяйством, обратившиеся в центр занятости населения по месту жительства, при условии представления соответствующих документов.

Все расходы за обучение берет на себя региональный бюджет.

Профессиональное обучение должно носить интенсивный и краткосрочный характер. Его продолжительность не должна превышать 270-дневной срок.

Министерство труда, занятости и социальной защиты Республики Татарстан (МТЗ и СЗ РТ) ежегодно утверждает перечень основных программ для обучения данной категории женщин, планирующих возвращение к трудовой деятельности.

Профессиональное обучение может проводиться в организациях, осуществляющих образовательную деятельность, независимо от их организационно-правовой формы, имеющих лицензию, в соответствии с которой организациям, осуществляющим образовательную деятельность, предоставлено право осуществления образовательной деятельности по образовательным программам, которые указаны в государственном контракте на предоставление услуг по профессиональному обучению.

Профессиональное обучение заканчивается аттестацией лиц, завершивших обучение. Женщинам, прошедшим обучение в полном объеме и аттестацию после обучения, выдаются документы установленного образца.

В соответствии с показателями деятельности всех центров занятости населения г. Казани с 2012 по 2014 гг. государственную услугу по профессиональному обучению женщин, находящихся в отпуске по уходу за ребенком, получили 1 246 женщин. В 2012 г. данную государственную услугу получили женщин, в 2013 г. – 403 женщины, в 2014 г. – 415 женщин.

Например, в Ново-Савинском районе г. Казани в 2012 г. обучались 38 женщин, затрачено – 470000 рублей, в 2013 г. – 20 женщин, затрачено 180000 рублей, в 2014 г. – 35 женщин, затрачено 299000 рублей. Проведенный в 2014 г.

сотрудниками ЦЗН Ново-Савиновского района маркетинговый анализ показал, что средняя стоимость одного курса – 10000 рублей.

Причины обращения женщин в ЦЗН за данной государственной услугой следующие:

– желание изменить профессию, специальность, род занятий;

– обновление имеющихся и получение новых знаний, умений и навыков в связи с требованием повышения квалификации;

– желание повысить профессиональное мастерство, свою конкурентоспособность;

– потребность приступить к трудовой деятельности в этой же организации на другой должности;

– желание в дальнейшем самостоятельно трудоустроиться в других организациях;

– желание заняться предпринимательской деятельностью, открыть собственное дело.

Специалисты считают, что причины обращения женщин за этой услугой:

бесплатность курсов; женщинам скучно, они устают сидеть дома.

Большим спросом среди женщин в Казани пользуются такие специальности, как бухгалтер с изучением программы 1С, менеджер по персоналу, компьютерный дизайн, дизайн интерьера, ландшафтный дизайнер, сметное дело. Это обусловлено тем, что владение данными программами позволяет женщине изменить профессию, специальность, род занятий, трудоустроиться в другой организации, дает возможность получить новые знания, умения, навыки. Например, частые обновления, изменения бухгалтерских программ могут вызвать у женщин затруднения после трехлетнего перерыва, а возможность пройти обучение позволяет им легче адаптироваться на работе после декретного отпуска.

В последнее время среди женщин особенно актуальными стали такие профессии, как маникюрша и парикмахер. Это обусловлено тем, что эти виды сервиса востребованы населением, что дает возможность женщинам заняться предпринимательской деятельностью, открыть собственное дело.

Нами было проведено анкетирование по оценке удовлетворенности профессиональным обучением и дополнительным профессиональным образованием 35 женщин, обратившихся в ЦЗН Ново-Савинского района и получивших профессиональное обучение и дополнительное профессиональное образование в учебном центре «Бинк» г. Казани в 2014 г.

Женщин обучали таким специальностям, как бухгалтер с изучением программы 1С, парикмахер и ландшафтный дизайнер. Обучение длилось 3 месяца.

Проведнное анкетирование женщин позволило получить следующие результаты и сделать следующие выводы.

1. Оценка качества содержания образовательных услуг по 5-ти балльной шкале: 5 баллов – 28 женщин; 4 балла – 3 женщины; 3 балла – 4 женщины.

Оценка удобства режима обучения по 5-ти балльной шкале: 5 баллов – 27 женщин; 4 балла – 3 женщины; 3 балла – 2 женщины.

Пожелания женщин по улучшению содержания образовательных курсов:

– увеличить практические занятия – 5 женщин;

– увеличить количество продолжительности бухгалтерских курсов – 5 женщин;

– продолжительность обучения сделать 4 часа в день – 3 женщины;

– проводить обучение или после обеда, или в вечернее время, когда есть, с кем оставить ребенка – 1 женщина.

Все женщины, приступившие к профессиональному обучению, успешно завершили курсы. Как отметили специалисты ЦЗН, женщины активно посещают курсы и стараются не допускать пропусков. Основная причина пропуска занятий – отсутствие возможности оставить ребенка.

Данная государственная услуга пользуется спросом и позволяет женщинам повысить профессиональные навыки, изменить специальность, род занятий во время декретного отпуска, что делает их конкурентоспособными на рынке труда. Однако эффективность данной социальной услуги никто не определяет.

Никто не прослеживает, применяют ли в дальнейшем женщины полученное образование, поменялась ли их профессиональная жизнь, стали ли они предпринимателями.

–  –  –

Рассматриваются основные социальные факторы, которые влияют на занятость пожилых людей в современном обществе. Анализируется участие населения старше трудоспособного возраста в трудовой деятельности различных стран мира. Выделены мотивы занятости пожилых людей в России.

The article examines the main social factors that affect the employment of older people in modern society. Analyzed the participation of the population above working age in the labor force in different countries of the world. Selected motifs employment of older people in Russia.

Ключевые слова: пожилые люди, социальные факторы, занятость населения, рынок труда.

Keywords: elderly people, social factors, employment, the labor market.

Общественные тенденции последних лет свидетельствуют об изменении возрастной структуры российского общества, а, именно, об увеличении числа людей старше трудоспособного возраста. По данным Росстата, доля таких лиц в структуре населения России в 2014 г. составила 23,5%, в 2030 г. ожидается ее увеличение до 28,6% [1]. В условиях значительных демографических сдвигов все актуальней становится проблема использования трудового потенциала, социального капитала старших возрастных групп не только как задача продления жизни и отдаления возраста выхода на пенсию, но и улучшения социальнопсихологического климата, здоровья населения в целом.

По данным социологического исследования, проведенного ВЦИОМ в 2009 г. с целью выявления мнения россиян о пожилых людях, соблюдении их прав, повышении пенсионного возраста, большинство соотечественников испытывают уважение пожилого человека (57%). Чаще об этом сообщают респонденты моложе 44 лет (61-63%). Кроме того, люди пожилого возраста вызывают жалость (38%) и желание оказать им помощь (35%). Последний показатель выше у молодежи в возрасте 18-24 лет (42%) [2].

Медико-социальные исследования выявляют закономерность влияния активности мыслительной деятельности человека и его жизненных успехов на продолжительность жизни.

Например, чем интенсивнее человек работает творчески и превосходит других по интеллектуальным возможностям, тем дольше его ум сохраняет ясность и активность. Жизненные успехи в большей мере продлевают жизнь, чем физическая активность и здоровый образ жизни, поэтому особенно актуальным является создание благоприятной психоэмоциональной сферы средствами культуры, образования, общения в процессе ресоциализации [3, c. 120].

Следует признать, что изучение повседневных практик пожилых граждан не получает должного внимания ученых, они редко отражаются в средствах массовой информации и практически не выступают темой социальнополитических дискуссий. Общественные стереотипы все чаще фокусируют внимание на области социальной помощи и поддержки данной группы населения. В научном сообществе недостаточно обсуждаются вопросы цивилизованного старения и обслуживания старости, переориентации некоторых сегментов рынка труда и сферы оказания услуг на запросы пожилых. Выход на пенсию часто ассоциируется не только с окончанием трудовой деятельности, но и прекращением социальной активности.

В последнее время в связи с социально-экономическим кризисом, обострением демографической проблемы и необходимостью поиска дополнительных источников пополнения государственного бюджета поднимается вопрос об увеличении трудоспособного возраста и продлении срока выхода на пенсию. Решение данной проблемы связано с внедрением приемлемых форм занятости пожилых, ее гендерного состава, определения уровней их участия в составе рабочей силы, а также повышения мотивации пожилых людей к участию в социальной жизни общества.

Трудовая деятельность занимает особое место в жизни индивида, поскольку позволяет человеку не только идентифицировать себя с той или иной социально-профессиональной группой, определять его социальный статус, но и осваивать социальные роли, обогащать себя духовно и повышать уровень своего материального благосостояния. Как указывают исследователи, в кризисных обществах наименее конкурентные группы (старики, инвалиды) дискриминируются, вытесняются на периферию, поскольку в пожилых перестают видеть полноправных членов общества, ограничивают их социальную поддержку и нередко ставят на грань выживания [4, с. 61]. На наш взгляд, проблема пролонгированной трудовой занятости требует иных форм взаимодействия служб занятости и социальной поддержки населения, создания координационных органов управления трудовой деятельностью и социальной поддержки лиц пожилого возраста.

Особенности рынка труда и рыночных отношений в России обозначили юнизацию многих профессиональных позиций и должностей, когда востребованными становятся не столько профессиональные знания и опыт, сколько молодой возраст с его особым статусом и способностями (энергичность, обучаемость, внешняя презентабельность, мобильность и др.). В данном контексте возникает ситуация возрастной сегрегации на рынке труда и сокращения жизненных перспектив у старших поколений. Существующий стереотип относительно развития общества исключительно за счет потенциала молодежи имеет неблагоприятные социальные последствия и не всегда является оправданным даже с экономической точки зрения.

С одной стороны, молодежь обладает качествами, востребованными в инновационном обществе (восприимчивость к новому, гибкость, прагматизм).

Однако ее ориентация на высокий доход и высокую мобильность создают на рынке труда кадровую нестабильность, неблагоприятно сказываются на производственных процессах. Кроме того, ориентация работодателей преимущественно на молодежь выступает дискриминационным фоном относительно других возрастных групп. С другой стороны, возрастная сегрегация формирует у молодежи иждивенческие настроения и эгоцентричное поведение. Данную тенденцию усиливает культурная особенность россиян, выражающаяся в чрезмерной заботе старших о молодом поколении, отказе поколения «отцов» от собственных притязаний в пользу «детей». Все это в совокупности создает возрастную дистанцию, деформирует морально-этические нормы и создает в обществе новые социальные проблемы.

Согласно Международной конференции труда, существует взаимосвязь между уровнем участия населения в составе рабочей силы и его охватом системами социального обеспечения, от которых зависит уровень доходов пожилых граждан. Уровни участия пожилых людей в составе рабочей силы снижаются в тех странах, где объемы социальных расходов выше. Примечательно, что уровни участия мужчин в большей степени зависят от изменений в объемах расходов, чем уровни участия женщин. Ученые это объясняют тем, что размеры пособий (пенсий), выплачиваемых мужчинам, как правило, выше размеров пособий, выплачиваемых женщинам [5, с. 29].

В развивающихся странах отмечаются самые высокие уровни участия в составе рабочей силы пожилого населения главным образом по причине низкого уровня социального обеспечения, отсутствия или низкого уровня пособий по старости. Пожилые люди продолжают работать, чтобы заработать себе на жизнь, включаясь, в том числе, в неформальный сектор экономики. Одним из регионов с самым высоким уровнем участия пожилых работников в составе рабочей силы является Африка.

Коэффициент участия в составе рабочей силы пожилых женщин весьма высок в развивающихся странах, за исключением стран Ближнего Востока и Северной Африки. Страны Юго-Восточной Азии подают пример особенно высоких уровней участия в составе рабочей силы женщин в возрастной группе 65+ лет (20% и более). В Латинской Америке возрастает доля женщин от 55 до 64 лет, занятых на рынке труда, причем этот показатель повысился более чем на 16,5% после периода 1990-2005 гг. и, предположительно, будет и впредь возрастать. Коэффициенты участия в составе рабочей силы пожилых женщин в наибеднейших странах Африки к югу от Сахары также весьма высоки (более 70% для возрастной группы от 55 до 64 лет, например, в Восточной Африке).

Такие факторы, как состояние бедности женщин в преклонном возрасте или вдовство на поздних этапах жизни, заставляют женщин продолжать свою трудовую деятельность, и это происходит, как правило, в неформальном секторе экономики [5, с. 30].

В развитых странах, например, в Японии, Швеции и США наблюдается тенденция увеличения числа пожилых людей, работающих неполный день. В Германии государство стимулирует неполную занятость пожилых людей: согласно Закону о неполной трудовой занятости пожилых лиц, наемные работники 55-летнего возраста, работавшие в течение предшествующих 5 лет, имеют право на сокращение полного рабочего времени вдвое при сохранении 70% прежнего заработка (83% для государственных служащих). Кроме того, в Германии предусмотрено регулирование трудоустройства длительно безработных (не менее года в течение последних полутора лет) граждан старше 50 лет. Работодатель, принявший в свою организацию таких работников, получает для оплаты их труда дотацию в размере 50–70% заработной платы, а в некоторых случаях дотации осуществляются в полном объеме [6].

По прогнозам комиссии Европейского фонда «За улучшение условий жизни и труда», уровень занятости среди пожилых работников достигнет 59% в 2025 г. против расчетного уровня в 47% по состоянию на 2010 г. Уровень осознания проблемы дефицита трудовых ресурсов в пределах Европейского союза колеблется. В странах с низким уровнем безработицы эта проблема быстро приобретает резонанс. В Нидерландах, например, за счет спроса к 2015 г. можно было бы создать 600000 новых рабочих мест, однако, исходя из демографических возможностей, рынок труда может принять только 225 000 работников [7].

В настоящее время нормативно-правовая база, закрепляющая права, статус и положение пожилых россиян, представлена законодательством как общего характера, так и специального. Система законодательного обеспечения прав пожилых людей представлена двумя видами норм: закрепляющие права всех граждан независимо от возраста, в том числе особо значимые для пожилых людей; непосредственно касающиеся прав пожилых людей и их отдельных категорий. В целом российское законодательство, регулирующее обеспечение прав граждан, не содержит дискриминационных норм, затрагивающих права пожилых людей. В то же время отсутствуют преференционные нормы и механизмы, учитывающие особый статус пожилых людей, им не обеспечивается необходимый уровень поддержки в сферах социальной и трудовой активности [8].

Проблема занятости пожилых людей в России, несмотря на свой латентный характер, требует незамедлительного решения. Для этого изначально необходимо иметь ответы на вопросы: что дает современному российскому пенсионеру экономическая активность, как влияет включенность пенсионера в профессионально-деловую среду на различные сферы его жизнедеятельности?

Однако какой бы аспект проблемы занятости старшего поколения ни был рассмотрен, ведущим мотивом все же является продолжение трудовой деятельности. Согласно российским исследованиям лиц пенсионного возраста (автор Т.В.

Смирнова, n=415, опрос проведен в г. Саратове в 2007 г.), в качестве мотива продолжения своей трудовой деятельности работающие пенсионеры указали на материальную заинтересованность – 59%; желание быть в коллективе – 25%;

получение морального удовлетворения от труда – 19%; желание быть нужным, востребованным – 41%; сохранение положения в обществе – 6% [6]. Таким образом, пенсионеры посредством продолжения трудовой деятельности стремятся оставаться включенными в социум, хотя ведущей причиной считают материальную сторону. Действительно, работающие пенсионеры в значительно большей степени (41%), чем их неработающие ровесники (25%), фиксируют внимание на материальном благополучии как условии, необходимом для счастливой старости. Данный факт подтверждает приоритет материальной заинтересованности среди мотивов продолжения трудовой деятельности в пожилом возрасте из-за относительно невысоких пособий по старости (пенсий) в России.

Как известно, трудовые ценности у людей старших возрастных групп формировались в период послевоенной мобилизации, связанной с восстановлением страны и освоением новых территорий. В ходе исследования выявлялась взаимосвязь между мнением пожилых людей о старшем поколении и его месте в обществе, ее занятостью. Оказалось, что те представители третьего возраста, которые продолжали трудиться, более благожелательно настроены и гораздо лучшего мнения о своих ровесниках, чем пенсионеры, прекратившие работать.

Так, среди последних более чем в четыре раза чаще (42%) встречается мнение о том, что пожилые люди обычно озлоблены, в два раза больше (67%) среди неработающих респондентов тех, кто полагает, что с возрастом память и умственные способности человека ухудшаются. О влиянии прекращения трудовой деятельности на усиление чувства отчуждения пожилых людей свидетельствует тот факт, что 58% неработающих пенсионеров согласились с довольно категоричным утверждением о том, что отдых пожилых людей на курортах следует организовывать отдельно от других возрастных групп. Среди респондентов, продолжающих трудовую деятельность, таких ответов значительно меньше (25%). Эту тенденцию подтверждает выявленное мнение большинства неработающих пенсионеров (75%) о том, что «лучше, чтобы пожилые родственники проживали отдельно, подальше от молодых», аналогичным образом рассуждают в более чем в два раза меньше пожилых, продолжающих работать (33%).

Таким образом, уход пожилого человека с рынка труда способствует развитию негативного отношения к собственной жизни как к процессу доживания, усиливает тенденции социального отчуждения и дезинтеграции. Ситуацию усугубляет тот факт, что для большинства прекращение трудовой деятельности означает «пассивное пенсионерство». Так, среди ответов на вопрос, «В каких формах Вы хотели бы принимать участие в общественной жизни?», 92% неработающих пенсионеров выбрали вариант «Не хочу участвовать», причем среди работающих этот вариант выбрали почти в два раза меньше – 53% (среди занятых пенсионеров 19% хотели бы участвовать в работе общественных организаций, 16% – в ветеранских организациях, 6% – в политических партиях, 44% положительно отнеслись к созданию клубов для людей пожилого возраста).

Социальное отчуждение проявляется в форме безразличия к социальной активности: среди неработающих оно встречается в два раза чаще (52%), чем в среде работающих (22%). 96% пожилых людей, оставивших трудовую деятельность, признались, что испытывают чувство одиночества и низкой востребованности, несмотря на то, что степень удовлетворения жизненных потребностей у неработающих пенсионеров в целом несколько выше. Однако у работающих пенсионеров выше потребность в самореализации и творчестве (15% против 2%) [6, c. 131].

Трудовая деятельность в пожилом возрасте оказывает положительное влияние на отношение человека к позднему периоду жизни, содействует оптимистичному восприятию ее перспектив и улучшению самочувствия в целом.

Напротив, отказ от трудовой деятельности часто порождает не только «пассивное пенсионерство», но и открывает пути к дезинтеграции и социальному отчуждению.

Занятость пожилых людей становится все более актуальным вопросом из-за постоянного увеличения численности представителей третьего возраста и роста среди них доли лиц, обладающих высокой квалификацией и образованием. Решению проблемы с учетом особенностей социально-демографической группы пожилых и зарубежного опыта может способствовать введение практик плавного выхода на пенсию через постепенное сокращение рабочего времени, а также переобучение пожилых работников, приобщение их к консультационной и наставнической деятельности. При условии открытости рынка труда для трудоустройства пожилых у них могут быть увеличены материальные ресурсы (доходы) за счет участия в трудовой деятельности либо возрасти социальные активы благодаря их вовлечению в общественно-полезные практики.

Литература

Росстат. Старшее поколение [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

1.

http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population /generation/# Пожилая Россия: чем живет 30-миллионное поколение? Исследование 2.

ВЦИОМ. Москва, 2009.

Киселева Т.Г. Гуманизация жизни старшего поколения средствами культуры / Т.Г. Киселева, Ю.Д. Красильников // Пожилые люди: социальная политика и развитие социальных услуг / сост. Н.С. Дегаева, Г.В. Сабитова.

Вып. 4. М., 2003.

Интегрированная старость: практики социального участия: монография / 4.

М.Э. Елютина, П. Тейн, П.П. Великий [и др.]; под ред. М.Э. Елютиной.

Саратов, 2007. 254 с.

Занятость и социальная защита в новом демографическом контексте. Материалы Международной конференции труда, 102-сессия, 2013 г. Доклад

IV [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://www.ilo.org/wcmsp5/groups/public/---ed_norm/--relconf/documents/meetingdocument/wcms_210127.pdf Смирнова Т.В. Перспективы занятости пожилых в условиях демографического постарения / Т.В. Смирнова // Журнал социологии и социальной антропологии. 2007. Том X. № 2. С. 123-133.

Демографические изменения и работа в Европе. Eurofound [Электронный 7.

ресурс]. – Режим доступа:

http://www.eurofound.europa.eu/ewco/surveyreports/EU0902019D/EU0902019 D_2.htm

Пожилые люди в современном обществе: модернизация региональной политики. Политика и социальная практика в отношении пожилых. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://www.social.saratov.gov.ru/published/international_projects/rs/booklet_rs_

062010.pdf

–  –  –

Улица является публичным, открытым, внеинституциональным пространством повседневности детства. Она играет важную роль в формировании социальных навыков детей, вхождении детей во взрослый мир. Однако распространение социального неблагополучия, девиаций среди взрослых и детей приводят к переопределению этого значимого пространства детской повседневности как опасного для жизни и здоровья, лишенного социального контроля со стороны ответственных взрослых, среды, в которой часто нарушаются социальные правила и законы.

Повышенная рискогенность этих городских зон приводит к тому, что дети улицы оказываются в фокусе социологических, психолого-педагогических, юридических и прочих исследований, вытесняя другой не менее значимый объект изучения – детей на улице. Впрочем, «благополучные» родители стремятся поместить детство в защищенные пространства, в частности, семейное, вызывая «одомашнивание» детства.

Мы также обращаемся к концепту «ребенок улицы», актуализация которого связана с массовым распространением семейного неблагополучия, падением престижа школы как института социализации, сокращением числа культурно-досуговых учреждений для детей и подростков. В таких условиях традиционные формы социализации вытесняются стихийным, зачастую асоциальным, уличным влиянием. Необходимость «выведения» технологий социальной работы на просторы улиц также вызвана распространением дорожнотранспортных происшествий с участием детей и подростков, вовлечением последних в противоправную деятельность, их приобщением к алкоголю и наркотикам.

Особенно развиты технологии уличной социальной работы, что не удивительно, в отечественных мегаполисах – гг. Москва и Санкт-Петербург. Например, в Москве для системной работы с детьми и подростками социального неблагополучия созданы городские и межрайонные центры «Дети улиц», действует межведомственная программа с аналогичным названием [1]. Сотрудники центров взаимодействуют с подростками группы риска на «их территории».

К уличным детям, согласно классификации ЮНИСЕФ, относятся дети, которые проводят большую часть времени на улице либо начинают жить на улице, полностью выпадая из семейной и школьной сред, а также дети, которые работают на улице, сохраняя связь с семьей. То есть и в первом, и во втором случае несовершеннолетние проводят много времени на улице, что говорит о необходимости форматирования (переформатирования) физического и социального пространства улиц с учетом нужд детей. В связи с этим можно вспомнить инициативу ЮНИСЕФ по созданию городов, «доброжелательных к детям». В качестве индикаторов «доброжелательности» предлагаются следующие: ориентация на нужды и потребности детей; формирование муниципального бюджета в соответствии с потребностями детей; участие детей и молодежи в разработке политики и принятия решений, их интересы; преодоление факторов социального неравенства детей («все дети, независимо от состояния здоровья, возраста, национальности и социальной принадлежности, могут жить полноценной и счастливой жизнью») [2].

Для эффективной социальной работы с уличными детьми требуется как можно более раннее подключение специалиста к решению социальных проблем детей. Мониторинг городской среды как раз является технологией социальной работы, обеспечивающей работу на начальном этапе отчуждения ребенка от развивающих и поддерживающих социальных влияний семьи и школы.

Мониторинг это постоянное наблюдение за процессом, состоянием объекта, развитием явления в течение достаточно длительного времени по одинаковой системе показателей и методике. [3]. Применение мониторинговых исследований в социальной сфере обусловлено, во-первых, динамикой социальных процессов, некоторые из которых приняли угрожающий характер (безработица, сиротство, преступность среди несовершеннолетних и др.), во-вторых, разработкой и реализацией социальных программ по преодолению негативных явлений, в-третьих, функционированием системы прогнозирования дальнейшего развития социальной ситуации.

О мониторинге городских улиц можно говорить как о технологии, позволяющей реагировать на массовое распространение детской беспризорности и безнадзорности, аддиктивного поведения детей и подростков посредством разработки социальных программ, построения социальных прогнозов. Мы определяем мониторинг городской среды как начальный этап уличной социальной работы с детьми. Рассмотрим перспективы внедрения мониторинговых исследований в практику работы служб профилактики детской безнадзорности и беспризорности. Для этого обратимся к опыту одного региона РФ – Хабаровскому краю.

В данном субъекте РФ, как и в других регионах, действует закон «О мерах по предупреждению причинения вреда здоровью и развитию детей» (от 23.12.2009 № 298). Этот нормативно-правовой акт делит опасные для несовершеннолетних, не достигших возраста 16 лет, места на две группы: опасные всегда и опасные в ночное время (с 23.00 до 6.00). Пребывание детей в первой группе мест не допускается ни при каких условиях, а во второй дети могут находиться в сопровождении родителей (лиц их заменяющих). К первой группе отнесены места, нахождение в которых может причинить вред здоровью детей, их физическому, интеллектуальному, психическому, духовному и нравственному развитию – места реализации товаров только сексуального характера, только алкогольной продукции, пива и напитков, изготавливаемых на его основе, проведения зрелищных мероприятий эротического характера, букмекерские конторы и тотализаторы. Общественные места, где несовершеннолетние не могут находиться без сопровождения родителей, включают территории общественного доступа к сети Интернет, реализации услуг в сфере торговли и общественного питания, для развлечений и досуга, транспортные средства общего пользования, объекты транспортной инфраструктуры (вокзалы, аэропорты), улицы, стадионы, парки, набережные и пр. [4, с. 112-113].

Выделение городских «мест», опасных для детства, является ключевым индикатором для построения программы мониторинга. Другим индикатором становится определение криминогенных районов города; здесь учитывается как уровень взрослой, так и уровень детской преступности, а также потенциальная преступность несовершеннолетних, состоящих на профилактическом учете в КДН, уголовно-исполнительных инспекциях. Третий индикатор – выявление излюбленных мест «обитания» детей группы риска – это могут быть как места, обеспечивающие возможность подзаработать (автостоянки, автозаправки, рынки, торговые центры), так и разные укромные уголки для того, чтобы переночевать, «тусануться» (заброшенные стройки, овощные базы, подвалы домов, теплотрассы и пр.).

Использование трех означенных индикаторов позволяет построить карту преимущественной дислокации уличных детей, которая может быть использована на следующем рейдовом этапе уличной социальной работы. В Хабаровском крае рейдовые мероприятия реализуются в рамках комплексной профилактической операции «Подросток», включающей пять подпрограмм: «Подросток – игла», «Подросток – лето», «Контингент», «Подросток – семья», «Подросток – досуг».

Еще одну важную группу индикаторов для осуществления мониторинга городских улиц можно определить как насыщенность районов города культурно-досуговыми и социальными учреждениями для детей и подростков. Наличие данных учреждений выступает средством профилактики ухода детей на улицу, их вовлечения в противоправную деятельность. В некоторых случаях социальные учреждения (приюты, гостиницы, реабилитационные центры) представляют альтернативу нахождению ребенка в среде семейного неблагополучия.

Таким образом, три группы индикаторов мониторинга городской среды характеризуют опасность/безопасность и комфортность/некомфортность улиц для детей. Итогом мониторинга городских улиц может стать построение социальных карт города с обозначением ключевых мест для проведения мероприятий уличной социальной работы (например, вовлечения детей улиц в социальные акции).

Литература Режим доступа: http://mosopen.ru/document. Дата обращения 29.05.2015.

1.

Режим доступа: https://www.krd.ru/uploads/2013/09/05/3036-buklet.pdf. Дата 2.

обращения 25.05.2015.

Добреньков В.В., Кравченко А.И. Методы социологического исследования.

3.

М.: ИНФРА-М, 2008. 768 с.

Филипова А.Г. Социальная защита детства в современной России. Монография. Спб.: Астерион, 2013. 247 с.

ВЫСТУПЛЕНИЯ

–  –  –

Обсуждается проблема использования в социальной работе метода «Сеть социальных контактов» как инструмента активизации социальной сети ребенка в трудной жизненной ситуации. Выделены алгоритм и условия успешной работы с семьей.

In article discussed the problem of the social work method of "social relations" as a tool for enhancing social network of a child in difficult situations. The algorithm and the conditions of successful work with the family are selected.

Ключевые слова: семья в трудной жизненной ситуации, системный подход, сеть социальных контактов.

Keywords: a family in a difficult life situation, a systematic approach, social networks.

В мировой практике признано, что наиболее эффективной является социальная работа, основанная на ресурсах самого благополучателя. Задача социального работника – помочь человеку максимально экологично войти, адаптироваться и научиться жить в той социальной среде, которая его окружает. Когда мы говорим о ребенке, мы рассматриваем ресурсы его семьи и ближайшего социального окружения.

Практика такой работы отражена в методе Сеть социальных контактов.

Суть метода заключается в том, что социальная ситуация ребенка рассматривается как система систем, в которые включен он сам и его родители. Согласно социально-экологической модели развития Юрия Бронфенбреннера, положенной в основу метода, каждый человек включен в несколько микросистем (семья, школа, компания друзей и т.д.), различные экзосистемы (работа отца, управление школами, семьи друзей) и макросистемы (государство, социум в целом) [1]. Задача специалистов, оказывающих помощь, правильно определить 210 ресурсы и риски, заложенные в этих системах, и перенаправить механизм самоуничтожения семьи на восстановление своих ресурсов за счет распределения и перераспределения ответственности. Первым шагом к этому процессу, по сути, является осознание членами семьи самого существования системы, так как в проблемных семьях системные связи нарушены, и члены семьи не признают своей ответственности за поддержание жизнеспособности своей семейной системы.

Восьмилетний опыт внедрения метода Сеть социальных контактов и соответствующих ему новых форм работы с семьей в Нижегородской области показал, что:

В ходе сетевой встречи в 90% случаев инициатива в решении обозначенной проблемы передается семье и ее ближайшему окружению;

Интенсивная и плотная работа с семьей и ее социальным окружением посредством организации сетевых встреч ускоряет процессы в отношениях между членами семьи, и социальная ситуация разрешается быстрее;

Наблюдается сплочение и снижение взаимной агрессии членов семьи и родственников, пришедших на сетевую встречу, восстанавливаются разорванные ранее контакты;

Отношение внешних специалистов к семье становится более принимающим и включенным, налаживаются контакты между специалистами и нуждающимися в их помощи членами семьи.

Все это доказывает эффективность сетевой работы.

В процессе подготовки и проведения сетевой встречи восприятие сложившейся ситуации всеми членами системы может неоднократно меняться, проблема поворачивается разными гранями, открывая все новые психологические и социальные причины возникновения кризиса.

Трудности, отмечаемые специалистами, работающими сетевым методом, в основном сводятся к следующим:

Родственная сеть многих семей, обращающихся за помощью в социальную защиту, разорвана настолько, что ее невозможно собрать;

Члены семьи не видят своих ресурсов и ждут помощи от специалистов, а специалисты не могут предоставить семье то, что она видит как условие своего нормального существования (например, жилье);

Социальная инертность семей (вызванная алкоголизмом или другими причинами) мешает развитию новых социальных навыков и связей, появившихся в ходе сетевой встречи;

Быстрая смена одних семей в учреждении другими не позволяет провести достаточную диагностику проблемы до встречи и вести семью после встречи.

По результатам мониторинга, специалисты отмечают трудоемкость предварительной работы, что не позволяет охватить все нуждающиеся семьи, в результате чего работа сводится к проведению диагностики, а дальше строится в форме традиционных бесед с родителями и отдельными сотрудниками учреждений, что приводит к «замораживанию» кризиса и постепенной деградации семьи под патронажем специалистов.

Дополнительное исследование [2] показало, что специалисты воспринимают родителей, обратившихся в социальную защиту за помощью в воспитании своих детей, негативно и обвиняют их в сложившейся ситуации.

Анализ отчетов учреждений по проведенным сетевым встречам показывает, что существует ряд обстоятельств, не учитываемых в учреждениях при сетевой работе с семьей.

Во-первых, на время работы с семьей искусственно создается новая терапевтическая мезосистема, образуемая участниками сетевой встречи, и задача учреждения – обеспечивать и поддерживать деятельность этой системы.

Во-вторых, если ребенок находится в стационаре, учреждение является дополнительной системой, которая либо исчезает потом, либо наоборот, продолжает оставаться в сознании семьи как вариант решения проблемы. Задача ведущих встречи – четко обозначить функции и границы деятельности учреждения. В противном случае помещение ребенка в стационар будет считаться решением проблемы на данный момент, и мотивация на поиск другого решения будет сильно снижена.

В-третьих, очень слабо используется несемейный сетевой ресурс: соседи, учителя школы, друзья ребенка и родителей. Если мы посмотрим на социальные связи обычного человека, они не только гораздо шире семейных, но часто и ближе связей с кровными родственниками. Этот ресурс почти всегда остается незадействованным.

По правилам метода, ведущие сетевой встречи не должны предлагать своих собственных решений, их вопросы и реплики являются катализаторами процесса. Поэтому лучше, если специалисты, подробно разбиравшиеся в ситуации семьи и знакомые со всеми подробностями и нюансами проблемы, сядут в круг и станут участниками сетевой встречи и членами новой терапевтической системы, а роль ведущих отдадут другим сетевым терапевтам. Это позволит разным специалистам параллельно готовить несколько сетевых встреч и создаст условия для развития кураторства над семьями. Осуществляющий подготовку сетевой встречи специалист автоматически становится куратором этой семьи.

Таким образом, работа с семьей в учреждении выстраивается по следующему алгоритму:

Общая диагностика семьи и ребенка.

1.

Сетевая диагностика семьи и ребенка. Принятие решения о проведении сетевой встречи.

Подготовка сетевой встречи кем-то из специалистов, владеющих 3.

методом. Беседы с родственниками, соседями, учителями и т.д.

Проведение сетевой встречи. Составление индивидуальной программы социальной реабилитации семьи (ИПСР).

Курирование семьи специалистом осуществляется в сроки, обозначенные в решении сетевой встречи и ИПСР).

Очень простая схема, но она требует кардинальных изменений установленного порядка работы учреждения, так как сегодня в сознании большинства специалистов на первом месте стоит работа с ребенком, его развитие и реабилитация, а семья рассматривается как дополнительное условие благополучия.

Необходимо дополнительная подготовка специалистов учреждений, предполагающая изменение взгляда на проблему и ее решение. Необходимо понимание созависимости элементов различных систем, в которые включен ребенок. Индивидуальная программа социальной реабилитации в этом случае становится перечнем мероприятий, организуемых не только ведущим учреждением, но и родственниками, учителями школы, где учится ребенок, и всеми остальными членами созданной в процессе работы терапевтической системы.

Литература Сеть социальных контактов: мобилизация социального окружения детей и 1.

семей в кризисной ситуации / Под ред. Н. Власовой, Б. Хольмберг, Н.

Снурниковой. М., 2005. 192 с.

Вараева Н.В. Особенности образа взрослого в сознании педагогов социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних // Психология и педагогика в инновационных процессах современного образования: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. СПб.: Изд-во РГПУ им.А.И. Герцена, 2008. С. 54-58.

–  –  –

Рассматриваются содержательные аспекты социальной работы как одного из направлений социализационной деятельности в условиях военной службы.

Показаны служебные практики должностных лиц воинской части, обязанности которых предусматривают непосредственную реализацию целей и задач социального взаимодействия с военнослужащими в армейских организациях.

The author considers containing aspects of social work as one of the areas of social activity in the conditions of military service. Officials’ practices of a military unit are shown whose duties include direct realization of aims and tasks of social interaction with military men in army organizations.

Ключевые слова: военно-социальная работа, направления деятельности, должностные лица, права военнослужащих, профилактика правонарушений.

Keywords: military social work, activities, officials, rights of military person, crime prevention.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 33 |
 

Похожие работы:

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.