WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 30 |

«Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова ...»

-- [ Страница 9 ] --

Двадцать одно педагогическое исследование посвящено формированию мировоззрения молодого человека, обучающегося в высшем учебном заведении, причем, как правило, тип мировоззрения связан со спецификой вуза (педагогическое мировоззрение, информационное мировоззрение и т. д.). В 10 диссертационных исследованиях рассматривается проблема формирования научного мировоззрения школьников. 23 научных труда посвящены формированию экологического, художественно-эстетического, естественно-научного, эволюционноэкологического, валеологического и т.

д. мировоззрения, как правило, средствами конкретных учебных предметов (например, А. В. Хахина. Методика формирования экогуманистического мировоззрения в школьной географии 6–7 классов: дис. … канд. пед. наук: 13.00.02. Н.-Новгород, 2006). И только 5 работ обращены к проблемам целостного мировоззрения, мировоззренческих ценностей, мировоззренческой позиции учащихся, однако они рассматривают проблему лишь в одном из ее аспектов (например, И. В. Метлик. Формирование мировоззрения старшеклассников в процессе освоения религиоведческих знаний: дис.... канд. пед. наук: 13.00.01.

М., 1998).

Из 40 кандидатских диссертаций по философии только 5 имеют непосредственное отношение к мировоззренческим проблемам юношества в новых культурнообразовательных условиях, и одна докторская диссертация исследует сам феномен мировоззрения.

Таким образом, мы видим, что в последние 15 лет сам феномен мировоззрения вызывает постоянный интерес ученых, об этом свидетельствует и количество работ, посвященных этой проблеме, и их тематическое разнообразие. Однако обращает на себя внимание почти полное отсутствие фундаментальных исследований (только одна работа по философии), рассматривающих проблемы мировоззрения юношества с педагогической точки зрения и содержащих концептуальные положения, научные теории о его воспитании в новых культурно-образовательных условиях.

Современные философские исследования отвечают на несколько ключевых вопросов, выделенных нами для анализа. В них представлены новые научные знания о феномене мировоззрения, а именно: прослежена эволюция смыслов понятия «мировоззрения», показан теоретико-методологический потенциал и практические функции мировоззрения; охарактеризованы критерии сформированности и цельности его элементов; обоснован мировоззренческий характер проблемы самоутверждения личности. Выявлены особенности мировоззрения юношества в современном обществе и факторы, влияющие на формирование мировоззрения, в частности, показаны изменения мировоззренческих ориентиров личности в условиях глобализации общества; особенности формирования мировоззрения российской молодежи в условиях мировоззренческой дифференциации в посттоталитарном российском кризисном обществе; изучен религиозный аспект мировоззрения молодежи в современной России. Определена роль образования в воспроизводстве и конструировании мировоззрения молодежи; введены и обоснованы принципы «мировоззренческой парадигмы образования». Сделан важный вывод о том, что на современном этапе мирового развития образование приобретает приоритетный характер по отношению к другим сферам деятельности общества в вопросе формирования мировоззрения подрастающего поколения».

Особо значимой для нашего исследования является докторская диссертация М. П. Арутюнян «Мировоззрение: онтологический и методологический подходы», поскольку в ней дается философское обоснование мировоззренческой парадигмы образования. В исследовании охарактеризованы проблемы социальной онтологии в проекции современной мировоззренческой ситуации, «характеризующейся понятиями мировоззренческого “безвременья”, “мировоззренческого коллапса”», в которой проявляется фрагментарность взглядов человека на мир, отсутствие целостности, утрата целеориентиров жизни, расплывчатый характер ценностей человека и его идеалов» [1, с. 33]. В работе выявлен образовательный потенциал мировоззрения, включающий следующие основные позиции: 1) в мировоззрении осуществляется синтез знаний и «когнитивных практик», и мировоззренческая картина мира может стать основанием синтеза учебных знаний и межпредметных связей учебных дисциплин; 2) мировоззрение допускает плюральность взглядов и является емким информационным пространством диалога, дискурса, трансформаций и корреляций взглядов, возможной выработки консенсуса решений; 3) в мировоззренческом дискурсе обсуждаются значимые для теории и практики современного образования понятия фундаментальной науки, такие как «синергетическое мировидение», «экологическое мировоззрение», «экологическая культура», «ноосферное сознание», «коэволюция», экологический императив (Н.

Н. Моисеев), экология человека, разума, культуры и т. д. Система этих понятий рисует характер менталитета современной эпохи и обновляющиеся смыслы ее аксиосферы, задает тональность формирования новой мировоззренческой парадигмы; 4) мировоззренческая парадигма образования ориентирована на личностный рост и гармонизацию духовного и практического жизнедеятельности, личностного и культуроемкого, социально значимого. В ней существенно расширяется аксиосфера образования, встает и решается проблема веера целей, консенсуса и личностного выбора в определении приоритетов [1, с. 36].

С нашей точки зрения, в современной философии имеются достаточные теоретические основания для построения педагогической модели мировоззренческого самоопределения юношества.

Из 6 работ по психологии и социологии, посвященных мировоззрению, ни одна не касается проблем мировоззрения школьников.

Особое внимание было обращено на педагогические исследования, изучающие мировоззрение старшеклассника. Из 12 исследований 4 имеют узкоспециальную направленность, например, Якимова Е. Б. «Формирование эволюционноэкологического мировоззрения у старшеклассников в процессе обучения физике на основе синергетической концепции. На примере углубленного изучения тем “Термодинамика” и “Молекулярно-кинетическая теория”».

Выделим работы, имеющие непосредственное отношение к мировоззренческому самоопределению старших школьников.

Три докторские диссертации по педагогике посвящены мировоззрению студентов [2; 3; 4], 1 — учителя [5], 1 — «мировоззренчески направленному обучению математике» [6]. Последнее докторское исследование, изучающее формирование мировоззрения школьников, относится к 1983 г. (Сысоенко И. В. Теоретические основы формирования мировоззрения учащихся: дис. … д-ра пед. наук: 13.00.01.

Ростов-на-Дону).

В поле зрения авторов кандидатских диссертаций оказались такие понятия, как мировоззрение, научное мировоззрение, гуманистическое мировоззрение, мировоззренческие ценности, мировоззренческие позиции, инновационная деятельность школы, педагогическое стимулирование. Отметим, что педагогические исследования касаются практически всех выделенных нами ключевых вопросов.

В них представлены новые научные знания о феномене мировоззрения: изучена история постановки и решения проблемы формирования мировоззрения старшеклассников; определены сущность и содержание феномена «научное мировоззрение»

в контексте современной экологической ситуации; разработаны теоретические положения формирования основ научного мировоззрения у старшеклассников, исходя из идей гуманизации отечественного образования; установлена сущность и раскрыто понимание выбора как механизма развития мировоззренческой позиции личности старшеклассника. Изучены особенности мировоззрения современного юношества:

выделены мировоззренческие проблемы, характерные для современных старшеклассников, определено их содержание, причины возникновения, выделены показатели личностного отношения старшеклассников к проблемам мировоззрения;

выявлены современные тенденции развития ценностных ориентаций старшеклассников. Раскрыт мировоззренческий потенциал школьного образования и намечены пути его актуализации в педагогической практике: разработаны программы работы с учащимися по формированию мировоззренческих ценностных ориентаций;

разработана и апробирована новая педагогическая модель развития гуманистического мировоззрения старшеклассников в процессе освоения литературы XIX в.;

разработаны содержание и методические приемы освоения религиоведческих знаний, которые позволяют эффективно использовать их в процессе формирования научного, гуманистического мировоззрения. Определены условия для воспитания личностного отношения к проблемам мировоззрения в новой политической, экономической, социально-культурной ситуации; выделены условия, повышающие возможности образовательного процесса в целях стимулирования выбора и развития мировоззренческих позиций у старшеклассников.

Однако этих знаний явно недостаточно для решения проблемы мировоззренческого самоопределения юношества в новых культурно-образовательных условиях.

Во-первых, в педагогических исследованиях четко не определены эти условия, следовательно, нет ответа на вопрос, каковы особенности мировоззрения юношества в современном обществе, характеризующемся множеством мировоззренческих влияний различных институций. Во-вторых, из всех рассматриваемых современной наукой типов мировоззрения применительно к старшекласснику изучаются только два: научное и гуманистическое, т. о., нерешенным остается вопрос о соотношении различных типов мировоззрения и о том, каким образом выстраивается целостное мировоззрение старшеклассника. В-третьих, не исследована роль всего педагогического процесса, а не только отдельных его компонентов в воспитании мировоззрения старших школьников. И, наконец, не разработана концепция педагогической поддержки ученика в решении мировоззренческих проблем, столь необходимая современной школе.

Таким образом, раскрытие мировоззренческого потенциала, объективно существующего и в содержании школьного образования, и в его методах, и в способах взаимодействия участников педагогического процесса — актуальнейшая научнопедагогическая проблема, которую необходимо решать сегодня.

Литература

1. Арутюнян М. П. Мировоззрение: онтологический и методологический подходы: автореф. дис.... докт. филос. наук. Хабаровск, 2006.

2. Патов Н. А. Генезис и содержание мировоззренческой подготовки студентов в отечественных университетах (ХVII–XX вв.): дис. … д-ра пед. наук. М., 2005.

3. Лешуков А. П. Концептуальные основы реализации мировоззренческого потенциала специальной подготовки будущих учителей физики в педагогическом вузе: дис. … д-ра пед.

наук. Вологда, 2003.

4. Целковников Б. М. Становление мировоззренческих убеждений у будущих учителей музыки в процессе профессиональной вузовской подготовки: дис.... д-ра пед. наук. Краснодар, 1999.

5. Реутова Л. П. Система формирования и развития профессионально-педагогического мировоззрения учителя: дис. … д-ра пед. наук. Майкоп, 2006.

6. Жохов А. Л. Научные основы мировоззренчески направленного обучения математике в общеобразовательной и профессиональной школе: дис.... д-ра пед. наук. Москва, 1999.

Д. С. Бразевич

А. А. БОГДАНОВ О СОЦИАЛЬНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ АСПЕКТАХ

ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ОБЩЕСТВА

Александр Александрович Богданов — один из величайших умов ХХ столетия.

Главная работа А. А. Богданова «Тектология: всеобщая организационная наука»

отличается высокой научной культурой, оригинальностью мышления, рассмотрением организационных проблем на стыке общественных, естественных и технических наук. Достаточно долгое время глубокий анализ теоретического наследия Богданова не осуществлялся. Обществу понадобилось почти целое столетие для того, чтобы осмыслить и оценить научное значение его трудов, в первую очередь, «Тектологии». Тектология А. А. Богданова представляет собой сложный технологический процесс, включающий целый ряд последовательно выполняемых операций — изучение, обобщение и внедрение научных знаний в управление сложными социальными системами.

А. А. Богданов является одним из представителей отечественной социологии, который занимался разработкой социально-технологических концепций. В его работе «Тектология: всеобщая организационная наука» были заложены многие социально-технологические идеи. Если учесть, что цель социальной технологии есть не что иное, как способ внедрения культуры (в данном случае имеются в виду знания) в социальное управление и в социальное развитие, то можно с уверенностью сказать, что тектология — именно та наука, которая должна лежать в основе любой социальной технологии.

Данный вывод вытекает, прежде всего, из того, что любая социальная технология призвана опираться на достижения целого ряда наук, а богдановская тектология как раз и выполняет роль организующей науки, которая аккумулирует достижения многих наук, выступая в качестве универсальной. Поскольку социальная технология является элементом механизма управления, она должна, прежде всего, отвечать на вопрос: не что надо делать для достижения поставленной цели, а как это делать. Тектология, являясь наукой управления, помогает найти ответ на этот и другие вопросы.

А. А. Богданов отмечал, что «полный расцвет ее будет выражать сознательное господство идей как над природой внешней, так и над природой социальной. Ибо всякая задача практики и теории сводится к тектологическому вопросу: как наиболее целесообразно организовать некоторую совокупность элементов — реальных или идеальных» [1, c. 142].

Ученый прогнозировал возрастающую роль управления в обществе, считая, что чем больше общество растет и развивается, тем сильнее и болезненнее для него сказывается его неорганизованность в целом. Гигантская масса живых «активностей», в нем непрерывно накапливаемая, все труднее и все менее совершенно сохраняет свое равновесие. Острые и хронические болезни социальной системы — бедствия ожесточенной конкуренции, кризисы местные и мировые, возрастающая напряженность борьбы между нациями из-за рынков, безработица, беспощадные классовые конфликты — все это вместе образует грандиозное расточение общественных сил и создает атмосферу всеобщей неуверенности в будущем.

«Это грозные проявления общих дезорганизационных процессов, и борьба с ними при помощи методов частичного характера, какими располагает специализация, по самому существу дела обречена на безуспешность» [1, c. 105]. Таким образом, сам ход жизни все настоятельнее и неуклоннее выдвигает организационные задачи в их новом виде — не как специализированные или частичные, а как универсальные, «интегральные».

В своем учении о всеобщей организационной науке — тектологии — А. А. Богданов рассматривал организационно-технологические структуры в качестве определяющих. Они должны создаваться таким образом, чтобы обеспечить эффективное достижение намеченных целей. Такие организационные структуры только начинают складываться в современной России. Еще не совсем четко определены цели, средства и методы их достижения, своеобразные стадии обусловливают повышенное внимание к становлению организационной структуры как к условию технологизации социального пространства «Всю сумму рабочих сил общества — десятки и сотни миллионов разнообразно дифференцированных единиц — придется стройно связать в один коллектив и точно координировать со всей наличной суммой средств производства — совокупностью вещей, находящихся в распоряжении общества;

причем в соответствии с этой исполинской системой должна находиться и сумма идей, господствующей в социальной среде, иначе целое оказалось бы неустойчивым, механическое единение перешло бы во внутреннюю борьбу» [1, c. 106].

Значительное место в теории общественного развития А. А. Богданова занимал вопрос, связанный с поиском путей достижения гармонии с окружающим миром основных элементов общества — людей, вещей и идей. При этом ученый отмечал, что «эта триединая организация — вещей, людей и идей — очевидно, не может быть построена иначе, как на основе строгой научной планомерности, а именно всего организационного опыта, накопленного человечеством» [1, c. 106]. Очевидным становится то, что в своем нынешнем виде, раздробленном, разорванном на специальные науки, этого опыта будет недостаточно. Согласно А. А. Богданову, необходимо, чтобы такой опыт был проанализирован целостно и стройно, иначе его последующее применение не способно выйти за пределы дробных, частичных задач. Следовательно, нужна универсальная организационная наука.

Из предложенной А. А. Богдановым концепции следует, что именно тектология является той универсальной наукой, которая должна лежать в основе управления общественными процессами. Она призвана обеспечить равновесие между составляющими любого общества — людьми, вещами и идеями. Технологичность разработанной теории состоит в том, что она представляет собой процесс, включающий как изучение накопленного человечеством опыта, другими словами, научных знаний и их целостную и стройную организацию (обобщение), так и внедрение научных знаний в управление обществом.

Представляют интерес идеи А. А. Богданова о государстве и роли государственного управления в обществе. По мнению ученого, государство является более устойчивым и общественно эффективным в том случае, когда оно имеет слитную, централизованную структуру, что имеет особое значение при неблагоприятных обстоятельствах («отрицательном организационном подборе»). В ситуации же стабильного развития общества (при «положительном подборе») необходима структура, основанная в большей степени на федерации, автономии, самоуправлении.

Таким образом, А. А. Богданов совершенно очевидно приближается к современной постановке вопроса о целостности общественных систем — государственной, политической, народнохозяйственной. Такая целостность может быть ослаблена слишком возросшим или, напротив, недостаточным влиянием, властью, ответственностью и т. п. отдельных звеньев структуры.

Теория организационной науки тесно связана с изучением проблем равновесия (соответствия, пропорциональности и т. п.) между различными элементами организации. В целом А. А. Богдановым различаются системы уравновешенные и неуравновешенные. Он рассматривает также возможности перехода системы из одного состояния в другое. Для Богданова равновесное состояние системы не является раз и навсегда данным, наоборот, выступает в качестве динамического равновесия.

Система, находящаяся в равновесии, в процессе развития постепенно утрачивает это качество и переживает это состояние как «кризис». Преодолевая кризис, система приходит к новому равновесию на новом уровне своего развития. Этот богдановский принцип подвижного равновесия и сегодня сохраняет свое значение.

Структура любой системы рассматривается А. А. Богдановым как результат непрерывной борьбы противоположностей, сменяющей одно состояние равновесия системы другим. Причем, идет ли речь о создании или ликвидации, о слиянии или разделении, укрупнении или разукрупнении различных структурных единиц, т. е.

о каком бы уровне речь ни шла — от одного человека, коллектива, предприятия и т. п. до сложных организационных систем огромного размера (государства, государственной службы, отраслей экономики) принцип подвижного равновесия будет действовать. Все эти процессы в наиболее обобщенной форме описаны ученым в предложенных им терминах ингрессии, дезингрессии, дегрессии, эгрессии и т. п.

Принцип равновесия находит свое выражение не только в отмеченных выше формах, но и в чисто организационном требовании равновесия прав и обязанностей (ответственности) каждого человека, каждого органа управления и вообще любого звена любой организации. Ведь в случае нарушения этого равновесия тяжелые последствия для данной организации практически неизбежны: либо бесконтрольные и безответственные обладатели полномочий получат и используют возможности для злоупотреблений (коррупции), либо бесправные носители обязанностей не смогут их выполнять должным образом, следствием чего является несоответствие занимаемой должности.

Подобные социальные последствия наступают и в других случаях нарушения равновесия: между производительными силами и производственными отношениями; между производственными отношениями и формами политической и вообще духовной жизни общества; между спросом и предложением на рынке;

между экономическим и социальным развитием, централизацией и децентрализацией; профессиональным и общественным факторами управления; между профессионализмом государственного служащего и его соответствием занимаемой должности.

При рассмотрении принципа динамического равновесия актуален также содержательный смысл профессионализма как социокультурного явления.

Феномен профессионализма далеко выходит за рамки соответствия деятельности работника требованиям организации. Значительную роль играют морально-нравственные оценки профессиональной деятельности — профессионал должен не только соответствовать требованиям своей сферы деятельности, но и нести личную ответственность, что придает профессионализму статус нравственного императива. При этом роль и значение участия государства в поддержке профессиональной деятельности и ограничении непрофессионализма существенно повышается в период становления нового социального порядка, когда существует определенная «размытость» общественных ориентиров, возобладают асоциальные интересы. В условиях отсутствия социальных векторов государственно-стратегического развития непрофессиональная деятельность как не просто отсутствие или недостаток профессиональных знаний и умений, а преследование узко-групповых интересов, целей индивидуального преуспевания в ущерб другим людям имеет особый резонанс.

Рассмотренные идеи А. А. Богданова о роли и значении технологий в жизни общества в сегодняшней управленческой деятельности имеют огромное значение.

Использование тех или иных социальных технологий определяет эффективность социального управления, направление регулирования социальных процессов, устойчивость социальной организации и всего социального пространства. Социальные технологии в известной степени определяются типом общественного развития, доминированием в нем эволюционных или революционных процессов.

В этом смысле социальные технологии, с одной стороны, учитывают характер или опираются на эффективность развития глобальных процессов современного мира (развитие средств коммуникации, информации, компьютеризации, интернационализацию научной, культурной, образовательной практики, рост взаимозависимости производственно-экономической жизни и др.). А с другой стороны, они призваны учитывать специфику национально-культурного развития населения, региональных особенностей образа жизни людей, их общественной организации, традиций, взаимодействия в исторически определенных социокультурных условиях. Важнейшей задачей социальной технологии является выявление закономерностей оптимальной самоорганизации и управление социально-экономическими процессами, использование их с целью создания благоприятных условий жизнедеятельности людей.

На сегодняшний день в мире уже сложилась новая культура управленческой деятельности, которая характеризуется единством целеполагания и использования инновационных методов. Для России это особенно важно — неясность целей, ориентиров развития всегда оказывало негативное воздействие на темпы ее обновления. Поставленные цели должны быть реальными и подкреплены современными методами их достижения, а социальные технологии государственного управления должны приобретать особое значение. В России такая культура управленческой деятельности только начинает складываться.

В современных условиях, когда осуществление государственных реформ любого уровня и масштаба зависит, в первую очередь, от целостности государственного механизма управления, а внедрение его предполагает, чтобы на каждом этапе складывались взаимосвязанные отношения, представляющие по возможности определенную систему, способную к дальнейшему развитию, идеи «Тектологии», имеющие общенаучный характер, смогут реально содействовать этому.

Литература

1. Богданов А. А. Тектология: всеобщая организационная наука: в 2 кн. М., 1989. Кн. 1.

–  –  –

Сегодня во всем мире семья и семейные отношения находятся в состоянии всесторонних глубинных изменений: трансформируются репродуктивные и гендерные установки, характер супружеских отношений, растет число разводов и неполных семей, стремительно увеличивается количество малодетных семей, изменяется функциональная структура семьи. Эти процессы носят глобальный характер, общий для всех индустриально развитых стран.

Изучение брачно-семейной сферы осложняется принципиальными различиями в оценке глубины семейных изменений, их характера и направленности, а также резким расхождением мнений о необходимости воздействия на эти изменения и о путях проведения той или иной семейной политики. Цели и средства семейной политики служат предметом острой дискуссии в среде, как ученых, так и политиков.

Четко выделяются два исследовательских подхода — кризисный и эволюционный, имеющие, помимо чисто содержательных аспектов, специфическую ценностную окраску. Каждый из них базируется на различных методологических подходах, исследовательских инструментариях и прогностических сценариях.

В самом общем смысле сущность этих подходов (парадигм) можно охарактеризовать следующим образом. Эволюционная парадигма утверждает, что на обломках традиционалистской (патриархальной) модели семьи возникают новые альтернативные структуры; в то время как кризисная констатирует патологическое состояние современной семьи и призывает к предупреждению возможного исчезновения семейного образа жизни, необходимости укрепления семейных основ.

Среди отечественных специалистов превалирует кризисная парадигма. Изменения в брачно-семейной сфере рассматриваются ими как выражение глобального кризиса семейного образа жизни. При этом, негативные явления, связанные с невыполнением основных функций семьи, интерпретируются как выражение не просто кризиса одного института семьи, но, главным образом, ценностного кризиса всего общества.

К исследователям, опирающимся на кризисную парадигму, следует отнести, прежде всего, А. И. Антонова, С. А. Сорокина, Ю. А. Гаспаряна, Т. А. Гурко, Т. А. Репину, В. И. Якунина [2; 4; 7; 10]. Россия переживает «кризис фамилистической цивилизации», — считают А. И. Антонов и В. М. Медков [1], усматривая корень кризиса в семейной аномии — нарушении семейного равновесия, распада семейных связей, ценностных ориентаций.

В то же время В. Б. Голофаст, С. И. Голод и А. А. Клецин придерживаются принципиально иного подхода, предлагая расценивать изменения как эволюцию семьи и семейных отношений от «детоцентристской» семьи к семье «супружеского» типа [5; 6].

Существуют и «промежуточные» трактовки отечественных исследователей семьи, не укладывающиеся в рамки вышеобозначенных подходов. К примеру, Л. В. Карцева [8; 9] предложила субъектно-центрический подход к исследованию семьи, в котором во главу угла ставятся интересы самой семьи. Т. В. Свадьбина [11] призывает не впадать в крайности и заменить слово «кризис» «точкой бифуркации», полагая, что нужно определить, в каких параметрах семьи — как социального института, малой группы, формы социальной общности или экономической ячейки общества — наблюдается кризис. Ю. В. Федотова [13] также отмечает, что при объяснении происходящих изменений в функционировании современной семьи в России не стоит спешить применять терминологию кризисной парадигмы, которая часто используется уже как аксиома, заученная и не подвергающаяся никакому сомнению.

Среди ученых развитых стран Запада в настоящее время господствует парадигма модернизации, в рамках которой все негативные изменения современной семьи рассматриваются как временные на фоне ее позитивного развития, а общество эволюционирует в направлении всеобщего благополучия. С этой точки зрения, изменения института современной семьи являются частным проявлением прогрессивного развития общества в целом. Все мероприятия по укреплению семьи сводятся к повышению приспособляемости отдельных семей к быстрым социальным изменениям, т. е., по сути, к снижению роли семьи как социального института.

При этом западными учеными практически не рассматривается всерьез возможность полного распада как семьи, так и общества в целом. В этой связи многообразие современных форм семьи трактуется как своевременная реакция на изменения социальной среды, но не как признак распада семьи и, тем более, всего общества.

В рамках парадигмы модернизации подразумевается разделение современных форм семьи и брака на приспособившиеся к изменениям в обществе и не приспособившиеся к таковым. Именно таким образом в развитых странах Запада ориентируется семейная политика, меры которой обращены прежде всего к семьям, не сумевшим приспособиться к изменившимся социальным условиям.

Внимание западных ученых к проблеме недостаточной адаптации семей выражается, кроме того, во все более интенсивном развитии теоретических направлений, выступающих основой для семейной терапии и психосоциальной работы с семьей, в частности, психоанализа, социометрии и психодрамы.

Сильно возросший за последние два десятилетия на Западе интерес к микросоциологическим теориям семьи во многом обусловлен также обращением западной социологии в целом к отдельной личности вместо всего общества. Одновременно с этим теряют прежнюю популярность макротеории, и, прежде всего, структурный функционализм, который уже давно поставлен под сомнение. Таким образом, современная западная наука исследует семью преимущественно на уровне малой социальной группы, но не социального института.

Итак, на данный момент среди множества подходов, сложившихся в процессе изучения проблем трансформации института семьи как в отечественной, так и зарубежной науке, существуют две кардинально противоположеные по содержанию парадигмы — кризисная и эволюционная. Подобная ситуация обусловлена различной интерпретацией причин и последствий глобальных изменений в функционировании семьи в современном обществе. Противостояние парадигм является «тем тупиком, который не позволяет получить адекватное знание о семье и происходящих в ее сфере изменениях» [3].

Вместе с тем, между данными процессами — кризисом и эволюцией существуют тесная связь и зависимость. Очевидно, наступила необходимость пересмотра сложившихся методологических и теоретических подходов к исследованию семьи и семейных отношений в исследованиях семьи, базирующихся на классической парадигме [3].

Применение сравнительно-исторического подхода в рамках изучения трансформации российской семьи как попытка показать признаки сходства эволюции семейных отношений в России со странами с западной моделью развития, также не позволяет полностью объяснить причины и последствия трансформации института семьи, хотя и содержит потенциал инновационного исследования семейной проблематики [3].

Разрешить данное противостояние позволит применение неоинституционального подхода, в рамках которого изучение институциональных изменений исследуется в контексте трансформации традиционных и появления новых институтов, взаимозависимое сосуществование которых и определяет характер воспроизводства семейных отношений и их типов в обществе [3].

На протяжении всей своей истории институт семьи служил в большей степени обществу, чем индивиду. И только в наши дни семья как малая группа становится структурой, жизненно необходимой для отдельной личности. Иерархия соподчиненности внутри взаимосвязи «общество — семья — индивид» приобрела противоположный вид, и теперь это взаимосвязь «индивид — семья — общество». В данной перемене — корень модернизации института семьи в России.

Низкая степень эффективности семейных институтов в российском обществе сохранится до тех пор, пока со стороны государства и общества не будет реально признан приоритет интересов семьи над иными социальными интересами, а личность не почувствует больших преимуществ в семейном образе жизни по сравнению с несемейным. В связи с этим актуальнейшей задачей, в реализации которой должны быть задействованы социальные работники и психологи, становится создание благоприятных условий для сохранения устойчивости модернизировавшегося института семьи и повышения авторитета семейной общности в общественном сознании.

Литература

1. Антонов А. И., Медков В. М. Социология семьи: учеб. пособие для вузов. М., 1996.

2. Антонов А. И., Сорокин С. А. Судьба семьи в России XXI в. Размышления о семейной политике, о возможности противодействия упадку семьи и депопуляции. М., 2000.

3. Верещагина А. В. Трансформация института семьи и демографические процессы в российском обществе: автореф. дис. … д-ра социол. наук. Ростов н/Д, 2009.

4. Гаспарян Ю. А. Семья на пороге XXI в. М., 1999.

5. Голод С. И., Клецин А. А. Состояние и перспективы развития семьи: теоретикотипологический анализ. СПб., 1994.

6. Голофаст В. Б. Социология семьи: статьи разных лет. СПб., 2006.

7. Гурко Т. А. Брак и родительство в России. М., 2008.

8. Карцева Л. В. Модель семьи в условиях трансформации российского общества // Социологические исследования. 2003. № 7.

9. Карцева Л. В. Российская семья на рубеже двух веков. Казань, 2001.

10. Репина Т. А. Кризис современной семьи: причины, особенности, последствия // Вестник ТГУ. 2008. Вып. 6.

11. Свадьбина Т. В. Семья и российское общество в поиске обновления. Н. Новгород, 2000.

12. Токмакова М. А. Методология исследования соотношения семейных и внесемейных ценностных ориентаций: автореф. дис. … канд. социол. наук. М., 1999.

13. Федотова Ю. В. Проблема понимания кризиса семьи // Социологические исследования. 2003. № 11.

И. В.

Виноградова

МОДЕРНИЗАЦИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ:

ИНТЕГРАЦИЯ ВУЗОВСКИХ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ

ПРОГРАММ В СИСТЕМУ УДОД

Статья выполнена в рамках госбюджетного научного проекта Министерства образования и науки РФ № 3.1.2/6023, ее цель проанализировать некоторые ключевые аспекты интеграции вузовских научно-исследовательских программ в образовательные программы учреждений дополнительного образования детей как одной из ключевых задач модернизации профессионального образования РФ.

Каждое общество детерминируется суммой особых доминантных технологий и знания, но особенностью современного общества является то, что знание и информация не просто занимают центральное место, но применяются к генерированию новых знаний и к устройствам, обрабатывающим информацию и осуществляющим коммуникацию, в куммулятивной петле обратной связи между инновацией и направлением использования инноваций. «Сегодня знание применяется к сфере самого знания, быстро превращается в определяющий фактор производства, отодвигая на задний план и капитал, и рабочую силу» [2, с. 71].

Базой современной экономической системы являются наукоемкие отрасли промышленности, искусственные интеллектуальные отрасли, зависящие от научных исследований и разработок, а также от человеческих знаний и квалификации.

В отличие от промышленности XIX в., зависевшей от расположения естественных ресурсов и наличия капитала, отрасли современной индустрии зависят лишь от расположения интеллектуальных ресурсов. Стержень, вокруг которого организуются новые технологии, экономический рост и социальная стратификация — теоретическое знание и его кодификация.

Вся наша жизнь все более насыщается новейшими информационными технологиями. Их развитие идет до сих пор лавинообразно и непрерывно: смена поколений, например, вычислительной техники составляет около 2 лет. Знание таким образом быстро устаревает и в связи с этим требует постоянной гибкой и точной переориентации. Именно поэтому так важно прежде всего не накапливать знания, а научиться систематически вырабатывать новое знание, сделать правильный выбор при изобилии информации, что ставит совершенно особые задачи перед системой профессионального образования.

Не зря группа экспертов Комиссии Европейских сообществ определила современное развитие цивилизации как информационное общество и одновременно как общество знания, в котором главным условием благополучия каждого человека и каждого государства становится знание, полученное благодаря беспрепятственному доступу к информации и умению работать с ней [5].

В условиях интенсификации научного знания в современном обществе обучение на протяжении всей жизни, так называемая модель «непрерывного образования», получает приоритетное развитие. Человек должен иметь возможность получать образование на протяжении всей своей жизни, и главная задача состоит в обучении человека навыкам восприятия новых знаний. Важнейшее значение имеет развитие способностей к научно-исследовательской деятельности, потому что только наличие навыков обработки и анализа информации, то, что составляет суть исследовательской деятельности, позволяет перерабатывать знания и информацию для принятия собственных нестандартных решений.

Современный специалист должен иметь профессиональную компетенцию, состоящую из трех основных блоков:

1. Уровень профессионализма, обеспеченного профессиональными, предметными знаниями.

2. Уровень самоопределения — умение к постановке целей и самоорганизации в проблемных ситуациях.

3. Уровень взаимодействий, проблематизации и свободной кооперации. Это умение быстро кооперироваться и переорганизовывать свою деятельность, интегрально оценить проектную ситуацию и принять оптимальное решение, не ориентируясь на шаблоны.

Последние два пункта достигаются за счет развития мышления. Развитие научного мышления, способности мыслить и процесс формального усвоения знаний, предусмотренные учебными программами — это разные задачи, стоящие перед профессиональным образованием. Научное мышление основано на методе, с помощью которого усваивается информация и на ее основе делаются выводы. Еще Аристотель определял «аналитику» (от греч. аnolysis, т. е. разрешение), она же «логика», как метод, с помощью которого мы извлекаем из некоего заключения элементы и предпосылки, а следовательно, понимаем как нечто получено, обосновано, оправдано ли.

Важно, что подход (метод) к новым накопленным знаниям и новой информации обычно определяется именно тем, каким путем человек в самом начале шел к знаниям, которых еще не имел. И поэтому столь важно, начиная с детского возраста, формирование метода обработки и анализа информации. Современное школьное образование в большинстве случаев ориентировано на усвоение знаний, сохраняется «знаниевая парадигма» и «предметоцентризм», когда за основу содержания образования берутся знания, которые просто передаются, а не формирование умений и навыков [4].

Обучение в вузе ориентировано на принципиально другую схему и конституируется тремя базовыми процессами — ознакомление, освоение-присвоение и изготовление, которые и определяют формы обучения, типы, институции, учреждения и т.

д.:

1. Ознакомление (передача набора сведений). Базовые формы: лекционносеминарский и классно-урочный способ обучения.

2. Освоение деятельностных образцов (повторение стандартного набора интеллектуальных операций). Базовые формы: упражнения, тренинги всех типов.

3. Изготовление. В современном языке — это проектирование (либо по прототипу, либо реальное проектирование) и исследования. Базовые формы: проектная сессия, проектная мастерская, аналитическая сессия, организационнодеятельностные игры (ОДИ), brain-storming и пр.

Существуют еще две пограничные формы обучения. Первая — «case-study», лежащая на переходе между ознакомлением и освоением, базовая для ведущих бизнес-школ и доминантно присутствующая в бизнес-образовании. Студенты осваивают кейсы (упражнения, созданные на основе эмпирического опыта), в результате получая пакет разобранных случаев из практической производственной деятельности. Считается, что чем больше «кейсов» студенты проанализируют, тем больше готовых схем у них будет для действий в аналогичных обстоятельствах.

Вторая пограничная форма — обучающие имитационные системы. Это синтез процессов освоения и изготовления в ходе воспроизводимой имитации деятельности. Имитационная система — тип упражнения, в котором из реальной деятельности выделяются и нормативно описываются функциональные места и их связи — аналитически вычленяется комплексная модель.

Часть сложных связей, например структура человеческих отношений, не учитывается. Студенты в разных позициях проигрывают эту имитационную систему несколько раз. Такие обучающие технологии дорогостоящие и интенсивные (скорость обучения увеличивается на порядки). Быстро развиваться они начали с появлением возможности замещать реальные процессы компьютерными моделями.

Сочетание указанных трех базовых процессов обучения и пограничных форм дает технологическое разнообразие обучения в высшей школе. В силу чего в ядро деятельности вузов помещается процесс проектирования, который всегда упирается в дефицит исследовательских данных (как эмпирических, так и научных).

Поэтому вторым ключевым процессом является исследование как процесс, обеспечивающий проектирование.

Рефлексия способов работы и в проектировании и в исследовании, и перевод этих способов в технологии обучения задает третий, собственно, педагогический процесс. Конструкция, совмещающая наработанные учебные технологии, время, пространство, обучаемых, педагогов, движение по образовательным услугам, последовательность, ритм обучения и пр., — это есть учебный план, который регулирует учебный процесс и является системой массового обслуживания.

Таким образом, одним из механизмов формирования способности «мыслить», научно-исследовательской компетенции является проектное обучение. Оно развито в современном технологическом образовании, где проектная культура становится особой культурой мышления, тесно связанной с исследовательской составляющей и сущность которой постигается благодаря методам проектирования и средствам познания, базирующимся на обучении через проектную деятельность.

Проектность становится отличительной чертой мышления современного специалиста. В. Ф. Сидоренко считает, что проектностью пронизаны наука, искусство, психология человека: в его отношении к миру, к социальной и предметной сфере, в формах потребления и творчества присутствует проектное переживание мира. Организация системы образования строится на основе идеи проектной культуры [6].

И. А. Зимняя в своих работах отмечает, что «проектное образование направлено на формирование проектной культуры обучающихся, являющейся общей формой реализации искусства планирования, прогнозирования, созидания, исполнения и оформления» [3]. Учебный процесс на основе проектирования направлен на развитие рефлексивного мышления обучающихся, умения прослеживать перспективу своих действий, определять их место в целостной системе.

Проектная деятельность осваивается студентами в отдельных дисциплинах или модулях, имеющих творческую или практическую направленность. Для этого разрабатываются комплексы заданий пропедевтического характера, с включением элементов проектной деятельности и собственно проектные задания по данным дисциплинам, направленные на формирование готовности обучающихся к проектированию [7].

Сложность состоит в том, что школа в большинстве не ориентирована на проектное обучение, на формирование исследовательской компетенции. Традиционной формой сотрудничества школы и университета является ситуация, когда ряд дисциплин в школе ведут преподаватели вуза. В школе учащиеся и учителя находятся в жестких рамках стандартов и программ.

Система детского дополнительного образования основана на совершенно иных принципах и внедрение элементов вузовских программ может заполнить эту нишу и позволит при соответствующей организации непрерывного образовательного процесса повысить компетентностный уровень будущих специалистов. Отличительная особенность дополнительного детского образования в нашей стране — это включение ребенка в отличный от других учреждений образовательный путь — деятельность. Обучающиеся в студиях детского творчества могут решать сложные проектные задачи, адаптированные под их уровень восприятия.

Эффективность метода проектов в системе образования детей заключается, прежде всего, в его направленности на раскрытие индивидуальной сущности ребенка и развитие его универсальных умений, таких как [1, с. 41]: умение выделять основной смысл события или явления, соотносить его с собственным опытом;

умение ориентироваться в пространстве (во времени) и корректировать свои действия. Педагог может подсказать источники информации, а может просто направить мысль учеников в нужном направлении для самостоятельного поиска. Но в результате дети должны самостоятельно и в совместных усилиях решить проблему, применив необходимые знания из разных областей, получить реальный и ощутимый результат. Вся работа над проблемой, т. о., приобретает контуры проектной деятельности.

В основу модернизации образовательных программ должен быть положен принцип формирования образа мысли детей и учащихся в отношении подхода к решению различных, динамически изменяющихся профессиональных задач. Взаимодействие образовательных программ вузов и учреждений дополнительного образования в интересах профессиональной подготовки специалистов, отвечающих современным потребностям, является одной из важнейших задач в формировании новых стандартов процесса обучения.

Одним из примеров интеграции вузовских исследовательских программ может служить многолетнее сотрудничество педагогов СПбГАСУ (кафедра городского строительства) и студии архитектурного моделирования (при ДДТ «Измайловский»

Адмиралтейского района Санкт-Петербурга).

Литература

1. Гарифуллина И. В. Метод проектов как способ организации жизни дошкольников // Эстетическое пространство детства и формирование культурного поля школьника: материалы Первой Всероссийской научно-методической конференции (СПб., 15–16 февраля 2006 г.).

СПб., 2006.

2. Дракер П. Посткапиталистическое общество // Новая постиндустриальная волна на Западе: антология / под ред. В. Л. Иноземцева. М., 1999.

3. Зимняя И. А. Педагогическая психология: учеб. для вузов. М., 2002.

4. Постиндустриальный переход в высшем образовании России: на примере анализа развития рынка образовательных услуг Северо-Запада РФ / под рук. В. Н. Княгинина. СПб., 2005.

5. Савченко И. В. Информационное общество или общество знаний? // Современные наукоемкие технологии. 2008. № 10.

6. Сидоренко В. Ф. Образование: образ культуры // Техническая эстетика. 1989. № 12.

7. Технологическое образование: проблемы и перспективы взаимодействия вуза и школы / отв. ред. П. А. Петряков. В. Новгород, 2008.

Л. А. Волковская, И. Н. Полумеева

К ВОПРОСУ О НЕКОТОРЫХ АСПЕКТАХ ТРАДИЦИОННОГО

И СМЕШАННОГО ОБУЧЕНИЯ ПИСЬМУ И ПИСЬМЕННОЙ РЕЧИ

Письмо — продуктивная аналитико-синтетическая деятельность, связанная с порождением и фиксацией письменного текста.

Письмо возникло на базе звучащей речи как способ сохранения речевых произведений во времени, как хранилище человеческих знаний и накопленного опыта, как зеркало культуры и традиций каждой страны. При построении письменного текста автор следует, как правило, определенной логической схеме: мотив, цель, предмет, адресат. Эта цепь логических звеньев отражается в семантико-синтаксической и лексико-грамматической структуре текста.

Письмо как дистантная форма общения рассчитано на реципиентов, не связанных с автором письменного текста ситуацией непосредственного общения, оно лишено и паралингвистических средств, которые значительно облегчают устное общение. С учетом вышесказанного письменный текст должен быть логичным, точным и последовательным, с более тщательным отбором лексических и грамматических средств.

Текст как продукт письма должен обладать следующими особенностями:

• композиционно-структурной завершенностью и логико-смысловой структурой;

• единством начала, центрального коммуникативного блока и заключительной части;

• соотнесенностью заголовка с содержанием;

• предметным содержанием;

• коммуникативными качествами;

• монообъектными или полнообъектными связями.

Письмо как цель обучения предусмотрено в программах вузов на всех этапах обучения. В качестве конечных требований выдвигается развитие умений письменно выражать свои мысли, т. е. использовать письмо как средство общения. На профильно-ориентированном этапе уровень развития коммуникативной компетенции в области письменной речи должен обеспечить более эффективное использование письма как средства осуществления учебной, профессиональноориентированной и самообразовательной деятельности, что выражается в разнообразии привлекаемых ситуаций официального и неофициального характера, большей сложности продуцируемых текстов, высокой степени самостоятельности и активности студентов.

Студент должен уметь:

• описывать события, факты, явления;

• сообщать, запрашивать информацию развернутого плана;

• выражать собственное мнение, суждение;

• комментировать события и факты, используя в письменном тексте аргументацию и эмоционально-оценочные языковые средства;

• фиксировать фактическую информацию при восприятии устного или печатного текста.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 30 |

Похожие работы:

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.