WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 30 |

«Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова ...»

-- [ Страница 27 ] --

Социальная политика государства, направленная на укрепление здоровья населения страны путем реализации приоритетного национального проекта «Здоровье», вносит определенные коррективы в функциональные элементы системы и позволяет провести анализ соответствия проводимых мероприятий функциональным задачам здравоохранения как целостного структурного понятия.

К числу приоритетных функций системы здравоохранения страны в настоящее время относятся: воспроизводственная; удовлетворения спроса населения на медицинские услуги; регулирующая; обеспечения национальной безопасности; снижения ассиметриии в возможностях разных категорий населения удовлетворять потребности в медицинских услугах; ресурсная; коммуникативная; хозяйственная;

креативная; инновационная [1].

Реализация данных функций осуществляется в ходе приоритетного национального проекта «Здоровье» по следующим основным направлениям: во-первых, воспроизводственная функция — через систему социальных благ, которые предоставляет здравоохранение в процессе реформирования и развития. В рамках нацпроекта к числу социальных благ можно отнести развитую и модифицированную систему обязательного медицинского страхования, увеличение доступности различных видов высокотехнологичной медицинской помощи населению. Экономической составляющей этой функции является профилактическая направленность здравоохранения, что позволяет достичь эффекта экономии государственных средств в связи с уменьшением продолжительности дней нетрудоспособности и уменьшения затрат на лечение в указанной ситуации.

Во-вторых, удовлетворение спроса населения на медицинские услуги — достижение жителями страны, региона, муниципального образования оптимального потребления услуги, предоставляемой учреждением здравоохранения в соответствии с современным уровнем развития медицины. Возможность удовлетворить спрос населения на медицинскую услугу — является одним из основных направлений реализации национального проекта «Здоровье». Среди целей и задач национального проекта — укрепление материально-технической базы медицинских учреждений путем оснащения ЛПУ современным диагностическим оборудованием, увеличение доступности и объемов оказания высокотехнологичной медицинской помощи с помощью открытия центров высокотехнологичной медицинской помощи, ориентированных территориально по регионам в пределах доступности для населения разных областей России. Разработана система федеральных квот, которая делает доступной медицинскую помощь высоких технологий любому нуждающемуся в стране. В рамках нацпроекта предусмотрено совершенствование организации медицинской помощи пострадавшим при дорожно-транспортных происшествиях;

медицинской помощи больным с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Система ОМС разработана с учетом реальной стоимости медицинской услуги, что позволяет осуществить доступность качественной медицинской услуги не только платежеспособному населению страны, но и малообеспеченным слоям населения.

В-третьих, регулирующая функция, связанная с распределением значительных инвестиций, кадровых, информационных ресурсов в реализацию поставленных задач. Основные направления национального проекта включают: профессиональную подготовку и переподготовку участковых врачей, повышение им денежных выплат, дополнительные выплаты работникам скорой помощи и фельдшерско-акушерских пунктов. Среди целей национального проекта — введение информационных технологий в работу медицинских учреждений, подготовка управленческих кадров в здравоохранении, что является одним из определяющих факторов успешной реализации государственных задач.

В-четвертых, обеспечение национальной безопасности, связанной с устойчивым воспроизводством населения и формированием здорового образа жизни.

В рамках национального проекта сегодня реализуется ряд программ, например, «Формирование здорового образа жизни», включающее в себя мероприятия по снижению уровня злоупотребления алкоголем населения и снижения распространенности табакокурения, совершенствование мер профилактики социально значимых заболеваний (туберкулез, СПИД, вирусный гепатит и т. д.). В сфере воспроизводства так же намечен и реализуется ряд прогрессивных нововведений, призванных уменьшить материнскую и младенческую смертность и усовершенствовать систему родовспоможения и перинатального здравоохранения. В данном направлении ведутся программы неонатального и аудиологического скрининга новорожденных.

Продолжается реализация программы «Родовой сертификат». В 2010 г. предполагается участие в реализации программы организаций с различными формами собственности, оказывающих женщинам медицинскую помощь в период беременности, родов и послеродовом периоде.

В-пятых, снижение асимметрии в возможностях разных категорий населения удовлетворять потребности в медицинских услугах связано с преодолением социострафикационных различий в доходах между различными слоями населения.

Реализация данной функции предполагает поиск решений не только в рамках выполнения национального проекта «Здоровье», но и принятия законодательными органами государственной власти соответствующих законопроектов в социальноэкономической, политической и правовой областях.

В-шестых, ресурсная функция определяет профилактическую направленность национального проекта «Здоровье». Важный фактор социального и психологического здоровья населения страны — человеческий ресурс и именно его необходимо ставить во главу угла при определении целей и задач любого приоритетного национального проекта в современном государстве. Любое мероприятие, проводимое в рамках национального проекта, конечной целью имеет сохранить и приумножить человеческий ресурс, сохранить и увеличить трудоспособность населения.

В-седьмых, коммуникативная функция связана с потребностью информирования населения по широкому спектру значимых для него вопросов, обеспечением преемственности в различных областях медицинских знаний. Государственной задачей сегодня является поддержка и информирование общественности по реализации прогрессивных научных исследований, выполняемых в форме целевых межведомственных медицинских научных программ, поиск новых методов лечения и профилактики известных заболеваний, разработка новых лекарственных препаратов и технологий в лечении.

В-восьмых, хозяйственная функция здравоохранения определяет его роль в финансово-экономическом регулировании процессов охраны здоровья населения на разных уровнях (федеральном, региональном, муниципальном). В рамках национального проекта государство намерено упорядочить систему финансирования в здравоохранении, дабы предотвратить нерациональное расходование денежных средств. С 2007 г. 19 пилотных регионов перешли к системе одноканального финансирования. Оптимизация системы финансирования здравоохранения на данном этапе имеет тенденции к централизации и является одной из приоритетных экономических задач системы управления здравоохранением.

В-девятых, креативная и инновационная функции в полной мере отражены в концепции развития здравоохранения в период до 2020 г. и в основе имеют развитие новых биомедицинских и нанотехнологий, формирование инновационной инфраструктуры медицинской науки, рынка научных медицинских услуг на основе конкуренции научных организаций всех форм собственности, создание институтов внедрения и единого интеллектуального ресурса.

Таким образом, развитие приоритетного национального проекта «Здоровье»

направлено на поиск адекватных и разнообразных форм по повышению качества жизни российских граждан, сохранение уровня их жизнедеятельности, поддержание здорового образа жизни, решение демографических проблем.

Литература

1. Прокофьева Т. А. Социально-экономические функции здравоохранения // Вестник ТГУ. 2007. Вып. 5. С. 222–224.

2. Здравоохранение в регионах Российской Федерации: механизмы финансирования и управления / Г. Е. Бесстрелянная, А. В. Заборовская, В. А. Чернец, С. В. Шишкин; отв. ред.

С. В. Шишкин. М., 2006.

–  –  –

Социальные кризисы, увеличение стрессонаполненности жизни, экологические катастрофы, рост заболеваемости населения, — все это является следствием прагматической линии существования человека как личности. Новое мировоззрение, интерес к духовности — один из путей решения многих актуальных проблем человечества. По мнению Е. И. Рерих, создание новой цивилизации возможно лишь на сформированном энергетическом поле национальной духовной культуры.

Традиционно понятие духовность использовалось в основном в религиозных и философских науках. Однако с возникновением гуманистической и экзистенциальной психотерапии появился выраженный интерес к вопросам влияния религии, веры, духовности на здоровье и уровень стрессоустойчивости личности.

Интерес психотерапевтов к религии связан с тем, что именно религия дает возможность личности достичь самореализации. Подобная точка зрения наиболее характерна для представителей гуманистической психотерапии. Так, Эрих Фромм определяет религию как систему идей и действий, признаваемую какой-либо группой людей и предоставляющую индивиду объект поклонения. Религия направляет человека, через развитие способности «любить других так же, как самого себя», на воспитание чувства солидарности со всеми живыми существами, населяющими землю [8]. Фромм делит все религии на два типа: авторитарные и гуманистические. К авторитарным религиям он относит все мировые религии за исключением буддизма. Важнейшей особенностью этих религий является признание особой высшей силы, определяющей судьбу человека. К гуманистическим религиям, по его мнению, принадлежит буддизм, даосизм, дзен-буддизм, раннее христианство, религия разума времен Великой французской буржуазной революции, учение Сократа, а также философия Спинозы. В данных гуманистических религиях человек рассматривается как активный, самореализующийся субъект, который оценивает свою жизнь, ориентируясь на собственные внутренние ценности и результаты собственной рефлексии.

А. Маслоу, так же как и Фромм, видит в религии основное средство совершенствования человека. Автор теории самоактуализации также отмечает, что для современного науки более характерны сциентистские, технократические тенденции и недооценка духовной жизни человека и гуманизации общества в целом. Наука, как считает Маслоу, также как и религия должна изучать духовный опыт и духовные жизнь человека, людей, которые имеют высшие переживания.

В настоящее время взаимоотношения между наукой, религией и психотерапией достаточно сложные. Н. Пезешкиан отмечает, что «часто переоценивается значение науки, а значение религиозных взглядов игнорируется, либо религиозный аспект переоценивается, а научными взглядами начинают пренебрегать»

[5; 6]. Указанная сложность особенно четко проявляется в изучении психологических аспектов здоровья человека. Современная психология пытается преодолеть данное противоречие и в этом случае сама религия становится объектом психологии, а религиозное сознание и вера человека рассматривается как фактор духовного здоровья и духовности личности в целом.

До сих пор нет общепринятого определения духовного здоровья. Мы вслед за Л. Чапманом будем считать духовное здоровье способностью личности распознать и выполнить жизненную задачу, умение нести любовь, радость и мир, помочь себе и другим полностью реализовать себя [10]. В отечественной психологии используется также близкий по значению термин — «духовное благополучие». Л. В. Куликов определяет духовное благополучие как осознание и конструктивное переживание смысла своей жизни, вера в благосклонность судьбы или высших сил, помогающих реализовать личностные потенциалы на жизненном пути [3]. Духовное благополучие является одним из компонентов такого сложного интегрированного переживания как субъективное благополучие.

Некоторые авторы связывают духовность с приверженностью определенной религии, другие предполагают, что духовное здоровье заключается в умении осознать и реализовать свою жизненную миссию, т. е. можно быть духовным человеком, но не принадлежать ни к одной из религий. Развивая свою духовность, человек старается найти ответы на вопросы: «В чем смысл моей жизни?», «Какие отношения с людьми у меня складываются?», «Во что я верю?», «Как связаны в моей жизни прошлое, настоящее и будущее?» На эти вопросы нет простых ответов.

Для психологов и психотерапевтов наибольший интерес представляет феномен веры как внутриличностный фактор, повышающий социальную адаптацию и стрессоустойчивость личности. Вера (религиозная и рациональная) как социокультурный феномен является неотъемлемым атрибутом индивидуального и общественного сознания, без которого ни действовать, ни полноценно познавать человек не может.

Вера выступает посредником между чувствами и знанием, сердцем и умом, т. к. она сама — и чувство, и знание [1]. Вера с точки зрения психологии здоровья является внутренним ресурсом стрессоустойчивости личности. Под ресурсами стрессоустойчивости личности понимаются индивидуальные свойства и способности, обуславливающие психологическую устойчивость в стрессогенных ситуациях.

Интерес психологов и психотерапевтов к вере как внутреннему ресурсу возрос в связи с исследованием копинг-стратегий личности в ситуации стресса. Современная психотерапия рассматривает веру как одну из самых главных способностей человека [6]. Именно благодаря вере в себя, в свои потенциальные способности, личность находит в себе силы для личностного роста и развития. С точки зрения психотерапии признание потенциальных способностей человека также важно, как и проявление его реальных способностей. Эта позиция гуманистической психотерапии представляется особенно важной при организации учебной деятельности, а также для процесса воспитания. Б. Рассел считал, что вера — это обязательный посредник между внешним миром, образом и идеей, он фиксировал внимание на интервале перехода от возможности к достоверности. То есть вера — это перобразователь умственной энергии в душевную и обратно. Опосредованное действие разума на чувства (через веру) приводит к парадоксу: можно не знать, но верить, а можно знать, но не верить.

С точки зрения психология здоровья важно уметь понимать различия между верой, религией и церковью. Церковь — это религиозное учреждение, имеющее жесткую внутриорганизационную структуру. Религия — явление культуры, тесно связанное с историческим развитием народа. Религия как внешний ресурс помогает личности только в том случае, если отвечает его потребностям и способствует личностному развитию. Если религия приводит к дисгармонии личности, тормозит ее развитие, то в этом случае ее нельзя рассматривать как ресурс. Именно в этом случае Фрейд сравнивал религию с учреждением страхования. Религиозная вера означает отношение души человека к неизвестному и непознаваемому. Поскольку Создатель (Бог, Аллах, Мировой дух) непознаваем по своей сути, то постижение Его возможно только при помощи веры.

Ученые обнаружили, что религиозность, духовность и вера снижают негативное влияние психологического стресса [2]. Исследования Медицинского центра Университета Дюка (Duke University Medical Center) выявили взаимосвязь духовности и здоровья, доказав, что такие добродетели, как прощение, благодарность, доброта и любовь, проявляемые человеком в жизни, могут улучшить его здоровье. Благодаря вере, у человека формируется мощный механизм защиты от стресса, укрепляется иммунная система, появляется оптимистический взгляд на жизнь.

Виктор Франкл, описывая поведение заключенных в концлагере, отмечал, что у многих заключенных именно в заключении и благодаря ему проявлялась подсознательная, т. е. вытесненная обращенность к Богу [7]. Во время пребывания в концлагере большинство узников спасались, если они могли вести духовную жизнь и решали для себя вопрос о вере. Многие психотерапевты, пережившие ужасы заключения, также как и В. Франкл, подчеркивали, что огромное значение имело, живет ли заключенный духовной жизнью в какой-либо ее форме. Духовная жизнь, ответственность перед Богом, собственной совестью или близкими людьми позволяла людям существовать в тяжелейших условиях концлагеря и психологически укрепляла их.

Вера во многом определяет правила поведения человека в повседневной жизни, поддерживая высокий уровень духовного здоровья. Так, например, согласно православной традиции, если человека хвалят за что-либо, то чтобы защитить себя от греха, он должен сказать: «Не мне, Господи, Тебе — хвала». Вера как жизненная позиция и ожидание чего-то по отношению к неизвестному явлению относится не только к неизвестному в нас самих, но и к непознаваемому в окружающей среде и непознаваемому во вселенной, что определяется также понятием Бог. Решение вопроса о вере является экзистенциальным для каждого человека, который должен наполнить это понятие своим собственным содержанием. Любая научная гипотез тоже в определенном смысле является верой в существование определенных закономерностей.

Именно вера в то, что жизнь и судьба каждого человека находится в тесной связи с окружающим миром и все в нашем мире взаимосвязано, по мнению Э. Эриксона, позволяет взрослым людям преодолеть кризис целостности. Для преодоления данного кризиса личность актуализирует свою систему верований и ценностей. Гринберг считает, что вера человека в то, что его жизнь имеет великую цель, является по сути, проблемно-оринетированным копингом, повышающим его стрессоустойчивость [2].

Вера человека позволяет ему чувствовать себя более уверенно в различных стрессовых ситуациях. Так, исследования показали, что для людей с высокой степенью религиозности характерен более низкий уровень фрустрированности при экзаменационном стрессе, чем для остальной популяции, что свидетельствует о седативном характере традиционной христианской религии [9]. В то же время Щербатых отмечает, что у людей с интернальным локусом контроля, религиозная вера существенно не влияет на показатели функционального состояния во время стресса.

Религиозная вера обусловлена Потребностью человека в заботе, опеке, помощи, защите и компенсирует его бессилие перед реальностью. Опыт, знания, полученные человеком в процессе его развития и взросления, становятся основой для веры рациональной, веры в себя. «От первоначальной любви к Богу… к состоянию зрелости, когда Бог перестал быть внешней силой, когда человек сам проникается принципом любви и справедливости, когда он становится единым целым с Богом, и, наконец — к тому моменту, когда человек говорит о Боге только в поэтическом, символическом смысле», — подчеркивает Э. Фромм [8]. Таким образом, разум, вера и социальные действия неразрывно связаны с возрастным развитием человека, определяют его духовное и моральное взросление. Индивидуальная система верований также позволяет личности чувствовать себя более защищенной в критических ситуациях, надеясь на поддержку семьи, близких или собственные силы. Религиозная вера и индивидуальная система верований личности имеют одинаково большое значение для сохранения себя в критических жизненных ситуациях.

Известный детский психотерапевт А. И. Захаров как-то сказал, что отсутствие веры — это признак невроза. Это может проявиться в том, что люди не хотят задуматься о содержании понятий «религия», «вера». Пезешкиан отмечает, что это приводит к многим душевным нарушениям: религиозный фанатизм, суеверие, страхи, боязнь наказания за грехи, покорность судьбе, ханжество, иллюзии и т. д.

Если религия дает человеку ценности (заповеди), которым он должен подчиняться, то психотерапия пытается помочь человеку осознать свои собственные ценности, и если эти ценности не помогают личностному развитию, то помочь изменить их так, чтобы они помогали личности стать боле здоровой и духовной. Таким образом, для повышения уровня стрессоустойчивости человеку важно создать гармоничную систему понятий Бог, религия, церковь, духовность и определить каждое из этих понятий для себя таким образом, чтобы они помогали ему жить и развиваться.

Мы можем предположить, что проблемы развития и поддержания духовного здоровья личности в будущем смогут объединить науку, религию и образование для создания единого информационного поля, позволяющего каждому человеку сформировать собственную непротиворечивую систему убеждений и верований, способствующих его оптимальной адаптации в современном мире.

Литература

1. Грановская Р. М. Психология веры. М., 2004.

2. Гринберг Дж. Управление стрессом. СПб., 2002.

3. Куликов Л. В. Здоровье и субъективное благополучие личности // Психология здоровья / под ред. Г. С. Никифорова. СПб., 2000.

4. Монина Г. Б., Раннала Н. В. Тренинг «Ресурсы стрессоустойчивости». СПб., 2009.

5. Пезешкиан Н. Позитивная семейная психотерапия: семья как терапевт. М., 1993.

6. Пезешкиан Н. Психотерапия повседневной жизни. Тренинг в воспитании партнерства и самопомощи. М., 1995.

7. Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990.

8. Фромм Э. Революция надежды. СПб., 1999.

9. Щербатых Ю. В. Психология стресса и методы его коррекции. СПб., 2006.

10. Chapman L. S. Developing a useful perspective on spiritual health // American Journal of health promotion. 1987. P. 31–39.

А. Ю. Румянцева КОРПОРАТИВНАЯ КУЛЬТУРА И УПРАВЛЕНИЕ ЗНАНИЯМИ

Корпоративная культура — сложный комплекс предположений, бездоказательно принимаемых всеми членами конкретной организации и задающих общие рамки поведения, принимаемые всеми членами конкретной организации; проявляется в философии и идеологии управления, ценностных ориентациях, верованиях, ожиданиях, нормах поведения; регулирует поведение человека и дает возможность прогнозировать его реакции в критических ситуациях [9, c. 155].

Культура управления — сложное явление, особый социально-экономический феномен, интегральная характеристика управленческого труда. По своей сущности культура управления в социально-экономических системах представлена в виде деловой и организационной культуры. Основой первой являются ценности, которые организуются в систему, называемую нами «системой ценностных ориентаций».

Именно через эти ценности руководитель предприятия (лидер) воспринимает окружающий его деловой мир.

Особую значимость при этом имеют:

1) базовые ценности, сходные для всех людей;

2) ценности, сформировавшиеся в данной цивилизации (индивидуализм в западной или коллективизм — в восточной);

3) ценности, порожденные особенностями данного региона или страны;

4) профессиональные ценности, зафиксированные не только в виде формальных предписаний, но и в профессиональных этических кодексах.

Носителем деловой культуры в любой социально-экономической системе, прежде всего, является ее руководитель. Речь идет о стиле руководства, внешних особенностях поведения, скорости принятия решений, целевых ориентациях. Все это — внешние характеристики деловой культуры (в противовес внутренней — психологического «ядра»). Под деловой культурой мы понимаем отношение лидера к системности, безопасности и миссии возглавляемой им организации, а также к возможности организационных изменений с целью повышения конкурентоспособности.

Носителями деловой культуры являются и другие представители социальноэкономических систем. И если их отношение к достижению делового успеха расходятся, то в социально-экономической системе возможно наличие различных субкультур, «сила» которых зависит от лидерских качеств их представителей.

Происходящая сейчас рыночная трансформация российской экономики — это преобразование не только государственных и экономических институтов, но и российской хозяйственной культуры и ее носителей — человека и общества. Любая экономическая реформа должна обеспечивать поступательное развитие ее составляющих элементов. Однако, как отмечает А. А. Хачатурян, если проанализировать экономические трансформации в России начиная с 1861 г., можно заметить, что наши реформаторы очень редко придерживались этого правила. По сути, только П. Столыпин в начале XX в. реализовал подобную культурологическую формулу, создав новую социальную прослойку мелких землевладельцев, ставшую эффективным «двигателем» преобразований [8, с. 164].

Следовательно, основной момент преобразований — мера соответствия принципов реформаторской деятельности общественной экономической культуре страны и способ обеспечения в перспективе их взаимосвязанного развития. Общественная экономическая культура — это совокупность устойчивых и коллективно разделяемых ценностей, убеждений и образцов человеческого поведения.

В настоящее время понятие «культура управления» используется для обозначения самых разных явлений, принятых в группе совместно работающих людей, символов и их значений, ценностей, идеологии, правил, норм, эмоций, коллективного бессознательного, моделей поведения и т. п. Это свидетельствует о том, что понятие культуры управления не уникально и достаточно размыто. Общими составляющими практически во всех известных определениях выступают история и традиции;

глубинный, иногда скрытый, смысл; коллективная направленность; способ мышления при формировании и восприятии идей; ориентация на инструментальные и духовные нормы и ценности. Вместе с тем, проблемные аспекты существующих определений связаны с нечетким пониманием системы ценностей, составляющих культуру управления. В частности, в большинстве исследований не выработаны, или нечетко сформулированы критерии, определяющие взаимосвязь культуры управления с организационной и деловой культурой, деятельностью предприятия, не выработаны подходы к увязке культуры управления с функциями управления (бизнесом, стратегией, конкурентоспособностью и др.), не разработан механизм управления изменениями культуры управления (как правило, в научных исследованиях даются рекомендации по изменению организационной культуры). Между тем современная российская предпринимательская практика испытывает потребность в выработке теоретических, методологических и методических подходов к формированию культуры управления, для целей более эффективного управления производственно-хозяйственной деятельностью.

Культура знаний — это определенная корпоративная философия, включающая базовые принципы и ценности компании, соответствующие стратегическим целям, приоритетам, стратегии управления знаниями, на которую ориентируются в своей деятельности и разделяют все сотрудники компании [7, с. 103]. Она должна обеспечить создание для сотрудников компании атмосферы, способствующей вовлечению в процесс систематического накопления, широкого распространения и регулярного обмена знаниями всех сотрудников компании.

Для того чтобы успешно реализовать корпоративную стратегию управления знаниями, К. Джанетто и Э.Уиллер предлагают осуществить следующие шаги, связанные с формированием культуры знаний [3, с.

47]:

Шаг 1. Развитие в компании культуры, для которой были бы характерны командный дух, доверие и сотрудничество.

Шаг 2. Создание условий для более активного обмена знаниями, разъяснение связанных с этим преимуществ.

Шаг 3. При необходимости осуществление определенных изменений, касающихся культуры компании.

Шаг 4. Анализ действующих в компании систем оценки работы и вознаграждения.

Шаг 5. Увязка проекта по внедрению управления знаниями с другими программами совершенствования управления, например с программами управления качеством, реинжиниринга бизнес-процессов, преобразования культуры и улучшения работы с потребителями.

Шаг 6. Обеспечение того, чтобы менеджеры делились с другими сотрудниками релевантными знаниями и побуждали к этому же своих подчиненных; предоставление служащим возможности ознакомиться с бизнес-планами, перспективными проектами, кадровой политикой, планами обучения персонала, бюджетами, миссией и целями компании.

Многие российские компании достигли такой стадии развития, когда недостаток внимания к вопросам корпоративной культуры и, в частности, формированию ценностей внутри организации может стать серьезным препятствием к дальнейшему росту и повышению эффективности. Основная идея заключается в том, что правильное использование корпоративной культуры организации оказывает гораздо большее влияние на и высокую рентабельность инвестиций, чем новые технологии, конкурентная стратегия и контроль качества Возрастающая сложность, неопределенность и стремительность изменений, характерных для делового мира, обусловили эволюцию организационного менеджмента. Традиционный подход управления по инструкциям (MBI), доминировавший в начале XX в., в 1960-е гг. сменился все еще популярным управлением по целям (МВО). В настоящее время наиболее популярным и интересным становится подход — управление на основе ценностей (MBV).

Компании, которые хотят выжить и конкурировать в современной экономике, должны признать не приемлемость индустриальных моделей управления. Современная конкуренция требует постоянного добавления ценности к процессу производства для полного удовлетворения клиентов в том, что касается соотношения между ценой продукта и его качеством.

Три подхода к управлению — MBI, MBO и MBV — отличаются друг от друга по 14 параметрам (табл. 1).

Следует различать два подхода к оценке значимости культуры управления: культурологический и экономический. С точки зрения первого подхода — культура — цель, а второго — средство достижения цели. Говоря иначе, культура управления может быть функцией и фактором, влияющим на деловой успех. В последнем случае культура может иметь отрицательную значимость, если такого успеха не наблюдается.

Корпоративная культура — это основной компонент в выполнении основной миссии компании и достижении ею основных целей, повышении эффективности организации и управления инновациями [4, с. 60].

Развитие инновационной деятельности и повышение конкурентоспособности компании возможно за счет формирования корпоративной культуры и благоприятного инновационного климата на предприятиях. Корпоративная культура может выступать как интеграционная среда, отражающая совокупность всех, в том числе и инновационных, процессов, происходящих на предприятии.

Ученые в области инноваций сходятся во мнении, что отсутствие инновационной культуры общества способствует замедлению темпов развития инноваций в целом. Формирование системы управления инновациями с использованием основ корпоративной культуры позволит не только повысить инновационную активность предприятий, но и будет способствовать формированию инновационной культуры общества.

Развитие инновационной деятельности предприятия является одной из наиболее востребованных областей менеджмента. Однако, несмотря на значительное количество практических разработок по оптимизации инновационной деятельности, большинство исследователей отмечают возрастающую потребность в разработке комплексной системы управления инновациями и повышения конкурентоспособности, ориентированной на усиление вовлеченности кадров предприятия в инновационную деятельность.

Вовлеченность кадров предприятия в инновационную деятельность достигается за счет воздействия системы управления развитием инновационных процессов посредством функций управления персоналом: прием сотрудников, социализация, обучение, мотивация, планирование, контроль, координация, построение карьеры.

В настоящее время при исследовании корпоративной культуры наибольше распространение в отечественной и зарубежной практике имеет подход, связанный с анализом сложившейся корпоративной культуры действующих предприятий.

Однако для формирования корпоративной культуры как метода развития инновационной деятельности и повышения конкурентоспособности, в первую очередь, необходимо произвести анализ личностного потенциала инновационной активности собственников компании и менеджеров высшего уровня управления. Это обусловлено тем фактом, что корпоративная культура, являясь воплощением моделей бизнеса менеджеров высшего уровня управления, становится носителем закодированной информации об этапах развития предприятия, инновационной политике, инфраструктуре инноваций и отношении к инновациям сотрудников предприятия. Расшифровка данной информации позволяет предупредить многие деструктивные ситуации, сделать инновационную политику предприятия более адаптивной и, соответственно, значительно повлиять на экономический рост предприятия.

Кроме алгоритма формирования корпоративной культуры управления важен процесс изменения корпоративной культуры.

Изменения корпоративной культуры — процесс творческий, поскольку она неподражаема (ее практически нельзя копировать у «превосходных компаний» имеющих высочайшую производительность, эффективность).

Кроме того, она обладает редкостью (имеет особые признаки и характеристики) и ценностью с точки зрения влияния на общие результаты хозяйственной деятельности.

Управление изменениями корпоративной культуры может осуществляться двумя способами: 1) управление «снизу» — отслеживание руководством компании того, что в ней происходит и на основе имеющейся информации регулировать развитие корпоративной культуры, придавать ей определенную форму; 2) управление «сверху» — претворение в жизнь задуманных руководством изменений корпоративной культуры эволюционным или революционным путем.

Можно предложить следующие варианты изменения корпоративной культуры:

смена акцентов в кадровой политике, перепроектирование ролей, смена корпоративной символики и образности. Это также изменения критериев стимулирования, объектов и предметов внимания со стороны руководства социально-экономической системы, изменения стиля управления (например, переход на предпринимательский тип менеджмента).

Таким образом, развитая в компании корпоративная культура может напрямую способствовать развитию в компании инновационной активности и повышению ее конкурентоспособности на основе управления знаниями.

Литература

1. Аксеновская Л. Н. Ордерная модель организационной культуры. М., 2007.

2. Долан С., Гарсия С. Управление на основе ценностей. М., 2008.

3. К. Джанетто, Уиллер Э. Управление знаниями. Руководство по разработке и внедрению корпоративной стратегии управления знаниями. М., 2005.

4. Козлов В. В. Корпоративная культура. М., 2009.

5. Корпоративная культура и лидерство / пер. с англ. М., 2008.

6. Элвессон М. Организационная культура / пер. с англ. Харьков, 2005.

7. Смирнова В., Воскресенская Ю. Корпоративная культура — ключевой фактор в управлении знаниями // Проблемы теории и практики управления. 2008. № 12. С. 92–101.

8. Управление персоналом. М., 1998.

9. Хачатурян А. Хозяйственная культура и рыночная трансформация в России // Мир перемен. № 4. 2009. С. 164.

А. Савчук, А. Ю. Румянцева

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ КУЛЬТУРЫ КОНТРОЛЯ

И КУЛЬТУРЫ РАЗВИТИЯ

Для выживания и роста компании необходимо решить дилемму между безопасностью и риском (между контролем и развитием). Оба варианта опираются на различные, но взаимосвязанные системы ценностей.

По сути, с середины XIX в. существуют две концепции, отражающие противоположные подходы к идеальным методам мышления и деятельности в бизнесуправлении:

• стремление к рационализации компании с помощью традиционных ценностей иерархического контроля (т. е. порядок, подчинение, лояльность, безопасность и т. д.);

• стремление к управлению компанией с помощью новых ценностей личностного развития и постоянного обучения (т. е. креатив, самостоятельность, разнообразие, умение идти на риск и т. д.).

Новая культура, ориентирующаяся на развитие и постоянное обучение в рамках MBV (Management by Values) — управление на основе ценностей, предлагает рас

–  –  –

Феномен войны и мира является неизменно актуальным как для человечества в целом, так и для каждого отдельного народа.

Наследие русских религиозных философов рубежа XIX–XX столетий по проблеме мира и войны по-прежнему почти не востребовано; обращения к нему фрагментарны и поддерживаются в основном научным энтузиазмом отдельных исследователей отечественной социально-философской и церковной мысли. Соотечественники и Русская Православная Церковь по существу не вняли размышлениям над этой проблемой Н. А. Бердяева, С. Н. Булгакова и других религиозных философов, продолживших традицию аналитики этих явлений, идущую от В. С. Соловьева.

Современная Православная Церковь очень осторожно относится к воззрениям русских философов, обращаясь, в основном, к работам о. Павла Флоренского, о. Сергия Булгакова, И. Ильина, и то — с оговорками и комментариями. Церковь стояла и стоит на той позиции, что необходима великая работа по нравственному перерождению человека. Продолжительный и прочный мир «есть дело нашего духа, который в самом себе может создать силу к ликвидации внешних поводов, порождающих раздоры» [1]. Путь к миру, по мысли православия, не только путь политики и реформ. Но, прежде всего, — путь духовной работы и нравственного совершенствования.

Такие представления РПЦ перекликаются с миросозерцанием русских религиозных философов. Однако это не значит, что Церковь во всем принимает позицию В. С. Соловьева, Н. А. Бердяева, С. Н. Булгакова и других русских мыслителей по проблеме миротворчества, элиминации зла и насилия из жизни общества.

Позиция современной Православной Церкви по проблемам войны и мира и ее отношение к наследию русских религиозных философов неоднозначны. Как правило, православное богословие, высоко оценивая общекультурный вклад В. С. Соловьева, Н. А. Бердяева, Е. Н. Трубецкого, рассматривает религиозное творчество этих мыслителей с позиций догматического богословия. Такая ситуация сложилась в силу специфики оригинальных взглядов русских религиозных философов на основные положения ортодоксальной догматики. РПЦ не считает трактовку русской религиозной философией основных догм веры правильной. Тем не менее, за последние полтора десятилетия в Журнале Московской Патриархии был опубликован ряд статей религиозных философов, связанных в той или иной мере с жизнью церкви.

14–17 ноября 2005 г. в Москве проходила международная научно-богословская конференция «Эсхатологическое учение Церкви», в которой приняли участие 444 известные богословы и ученые из разных стран мира: Христос Яннарас, архиепископ Афанасий (Евтич), профессора Духовных Академий, Парижского СвятоСергиевского богословского института, профессора теологии из университетов Греции, Германии, Франции, Италии, Австрии, США, Австралии и ряда других стран, представители Поместных Православных Церквей, политологи, историки, философы и публицисты.

В христианской церкви эсхатология — учение о «последних вещах», в том числе, о конце времен — всегда была одной из самых противоречивых и притягательных тем, как для духовенства и богословов, так и для широкой общественности. В последнее время она приобрела особое звучание в контексте глобализации, развития электронных и биотехнологий, циркулирующих слухах о знамениях «конца света».

По итогам конференции состоялся круглый стол «Глобализация и эсхатология». На конференции были затронуты как актуальные вопросы церковной жизни и служения, так и церковно-общественные отношения.

Доцент Московской Духовной Академии протоиерей Валентин Асмус сделал доклад «Образ Антихриста у В. С. Соловьева». В своем докладе В. Асмус, оценивая вклад В. С. Соловьева в изучении эсхатологии, замечает, что принципиально христианский характер взглядов Вл. Соловьева — в том, что «конец этого мира в его представлении не есть действие Бога, абсолютно чуждого миру. Бытие мира — священная история, т. е. история напряженного взаимоотношения Бога и мира.

Спасая мир, Бог находит в нем и верных служителей, и тех, кто противится спасению мира своим 6ездействием и неведением, и прямых врагов» [2]. По мысли В. Асмуса, c нашим веком Соловьева сближает не исторический оптимизм времени его увлечения теократическим проектом, но, напротив, пессимизм и эсхатологизм «Повести об антихристе» [3].

В работе выпускника С.-Петербургской Духовной Академии Игоря Попова «Философия свободы в творчестве Н. Бердяева» предпринята попытка с христианских позиций рассмотреть проблемы свободы Творца и твари, всемирного зла в философии свободы Н. А. Бердяева. Попов видит заслугу Бердяева в том, что он весьма оригинально показывает, как мало добра в нашем добре, в нашей индивидуальной, социальной и даже церковной жизни.

Среди других современных православно-богословских работ по русской религиозной философии наибольший интерес, на наш взгляд, представляет книга профессора Санкт-Петербургской Духовной Академии, протоиерея Георгия Митрофанова «Россия ХХ в. — Восток Ксеркса или Восток Христа. Духовноисторический феномен коммунизма как предмет критического исследования в русской религиозно-философской мысли первой половины ХХ в.» [4]. Протоиерей о. Георгий размышляет о духах русской революции и тех последствиях, которые сказались на путях Православия в России. Автор ссылается на русскую религиознофилософскую мысль и впервые достаточно емко останавливается на проблемах зла и насилия в осмыслении русских религиозных философов. Россия в ХХ в. пережила трагический опыт духовно-исторического искушения коммунизмом. И те испытания, которые выпали на долю России в ушедшем столетии, во многом связаны с этой проблемой. Русские религиозные мыслители одни из первых увидели корень трагических испытаний России и проблем зла и насилия в русском обществе. Глубоко закономерно, что именно в русской религиозно-философской мысли первой половины ХХ в. была предпринята одна из первых, но по существу самая успешная попытка всестороннего критического исследования коммунизма.

Князья С. Н. и Е. Н. Трубецкие, протоиерей Сергий Булгаков и Н. А. Бердяев, Н. О. Лосский и С. Л. Франк, П. Б. Струве и священник Павел Флоренский, Б. П. Вышеславцев и И. А. Ильин, протоиерей В. В. Зеньковский и Г. П. Федотов — таков далеко не полный перечень религиозных философов, творчество которых составило магистральную линию русской философии начала ХХ в., направленную на восполнение европейской философской традиции духовным опытом православного церковного предания и русской духовной культуры [5]. Что же касается осмысления проблемы войны и мира философами нового религиозного сознания, то практически, никаких значительных оценок ему современная религиозная мысль не дает. Большая часть публикаций, докладов и выступлений связана в целом с религиозно-философским наследием.

В современной православной идеологии приоритет в отношении к проблеме войны и мира отдается не столько богословскому осмыслению, сколько практической духовной работе в армии. 2 марта 1994 г. был подписан первый официальный документ, закрепляющий взаимоотношения Церкви и армии, — совместное заявление Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и министра обороны России П. С. Грачева. В соответствии с этим документом был создан Координационный комитет по взаимодействию между Российскими Вооруженными Силами и Русской Православной Церковью. 16 июля 1995 г. был создан Синодальный отдел Московской Патриархии по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями. Его главными целями и задачами является осуществление взаимодействия Московского Патриархата с Вооруженными Силами, правоохранительными учреждениями и ведомствами Российской федерации, имеющими в своем составе воинские формирования. Председателем отдела является протоиерей Димитрий Смирнов, проректор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, декан факультета православной культуры Академии Ракетных войск имени Петра Великого, сопредседатель Церковно-общественного совета Московской Патриархии по биоэтике.

На Юбилейном Архиерейском Соборе РПЦ, состоявшемся в августе 2000 г., в докладе Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II было сказано, что Церковь издревле окормляла военнослужащих, всесторонне сотрудничая с армией [6]. Одним из приоритетных направлений служения Церкви стала работа в вооруженных силах по созданию условий для беспрепятственной проповеди Слова Божия в армии — устроение походных и стационарных храмов, распространение духовной литературы, осуществление священнослужителями пастырских обязанностей в войсках, среди военнослужащих, в «горячих точках» и т. п.

Современная Православная церковь подчеркивает важность осуществления духовного патриотического воспитания в Вооруженных силах, необходимость распространения знаний об истории Православной Церкви и ее роли в истории Отечества, создания богословских факультетов в военных академиях, регулярной просветительской деятельности священников не только среди военнослужащих, но и в военных учебных заведениях [7].

В связи с кардинальными переменами в российском обществе, бывший Патриарх Алексий II полагал: «Жизнь настоятельно диктует необходимость создания института регулярного военного и морского духовенства, что особенно актуально в дальних гарнизонах и на флоте. Считал бы важным двигаться вперед в этом направлении, в том числе через организацию специальной подготовки будущих священников» [8].

В мае 2006 г. проходил совместный форум представителей священства, военных и ученых по проблемам современной армии, церкви и возрождения традиций православия в армейской жизни. Выше уже рассматривался вопрос об отношении Православия к проблемам войны и мира, в центре которого Церковь полагает защиту Отечества как священный долг каждого христианина и благословляет своих чад на ратный подвиг.

Во время Первой мировой войны, как свидетельствовал протопресвитер императорской армии и флота Георгий Шавельский, дух армии оставался «бодрым, сильным, могучим» [9]. Однако внутренний революционный разлад и воцарившийся в стране хаос способствовали разложению армии. Для русских солдат и офицеров всегда было присуще особое отношение к армейской службе и защите Родины — стойкость в скорбях, способность принять чужое горе как свое, готовность к самопожертвованию во имя ближнего и родной страны, боевой духа русской армии. Во время русско-японской и Первой мировой войн священники сопровождали части с походными церквами, духовно окормляли воинов, поддерживали их нравственно и психологически. На поле боя они облегчали страдания раненых, готовили к кончине умирающих и погребали убитых. Мужество полковых священников вселяло бодрость и укрепляло дух воинов.

Определенный вклад был внесен Русской Православной Церковью и в победу советского народа в Великой Отечественной войне [10]. В первый же день войны Местоблюститель Патриаршего престола митрополит Сергий (Страгородский) благословил православный народ на жертвенный подвиг защиты Родины. На протяжении всех военных лет духовенство и миряне посвящали свои усилия делу борьбы с захватчиками.

В наши дни РПЦ занимает уверенную позицию в Российском государстве, оказывая посильное влияние на формирование духовно-нравственных ценностей общества. Однако богатейший пласт духовного наследия русской религиознофилософской мысли, сформировавшийся на рубеже XIX–XX столетий, недостаточно, на наш взгляд, учитывается представителями русского православия. Судя по содержанию рассмотренных выше и некоторых других работ современных православных авторов, эта тематика звучит в сильно адаптированном под нынешние церковные приоритеты виде [11].

В конце 1980-х — середине 1990-х гг. появился ряд работ по проблемам войны и мира, зла и насилия, содержащих отсылки к трудам русских религиозных философов по этим вопросам. Среди них заслуживают внимания работы С. Г. Киселева «Проблема “смысла войны” в русской религиозно-идеалистической философии начала XX в.» (М., 1990), В. Л. Короткова «Мир как социально-философская проблема. Философские чтения» (М., 1996), Е. В. Демидовой «Идея ненасилия в русской общественно-философской мысли первой трети XX в.» (М., 1996), спецкурс преподавателей МГУ Н. Д. Куфакова и Л. З. Немировской «Вопросы войны и мира в русском православном богословии» (1989).

Историко-философские разыскания последнего времени также вводят в научный оборот экспликацию положений и выводов русских религиозных философов, касающихся военной тематики и вопросов миротворчества [12]. По своему обращаются к этому материалу и некоторые политологические работы [13]. Тем не менее, специальных исследований, посвященных подходам к войне и миру в трудах русских религиозных философов рубежа XIX–XX вв. по-прежнему немного [14].

На XI Всемирном Русском народном соборе бывший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, обращаясь к участникам форума и к соотечественникам, заметил, что Россия может духовно возродиться только тогда, когда социум будет заботиться не только об умножении материальных богатств, но в первую очередь, о значимости духовно-нравственных принципов. Сохранение культурных традиций, нравственной чуткости народа — одна из важнейших задач современной России.

В то же время, уважительное отношение к свободе человеческой личности является неотъемлемой частью морали цивилизованного общества [15]. Эти мысли ушедшего от нас Патриарха Алексия II созвучны думам великих русских религиозных философов, видевших путь к решению проблемы мира и войны в религиознонравственном возрождении России.

Литература

1. Журнал Московской Патриархии. 1964. № 2. С. 45

2. Асмус В. Образ Антихриста у В. С. Соловьева // Международная конференция «Эсхатологическое учение Церкви». М., 2005. С. 1. URL: http://www.theolcom.ru.

3. Там же. С. 5.



Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 30 |

Похожие работы:

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.