WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 30 |

«Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова ...»

-- [ Страница 23 ] --

Современная католическая церковь демонстрирует всему миру большие резервы, способность и возможность приспособиться к новым реалиям, использовать в изменяющейся обстановке свой многовековой опыт. Подтверждением тому является ситуация в Республике Беларусь, где католическая церковь в силу своих возможностей пытается все в большей мере воздействовать на происходящие здесь политические процессы. Это касается как сугубо внутриполитических проблем, так и вопросов, связанных с международной политикой нашей страны.

Проблема взаимосвязи религии и политики приобрела особую актуальность в последней четверти XX столетия. Появление таких ярких и нетрадиционных феноменов, как «теология освобождения», «моральное большинство» в США, религиозно-политические движения в Польше и т. д., побудили исследователей обратить внимание на эту проблему. Один из самых цитируемых политологов современности С. Хантингтон пишет о крахе политических идеологий прошлого столетия — коммунизма, фашизма, социал-демократии, анархизма — и о «великом возвращении» религии. Реальность диктует иные формы христианского участия в политике. Духовенство и миряне начинают принимать активное участие в общественно-политических движениях, развиваются христианские профсоюзы и партии, чрезвычайно быстро прогрессирует социальная католическая мысль.

Да и сама современная политика представляет собой сложную и взаимосвязанную систему, которая охватывает различные стороны общественной жизни.

В системе международных отношений можно выделить множество самых различных общественных организаций и институтов, деятельность которых требует специального анализа. Наряду с политическими институтами государственной власти огромными возможностями воздействия на мировую политику обладает и церковь.

Влияние той или иной церкви в первую очередь зависит от ее роли и значения в данном государстве, регионе и в мире, а также определяется ее вероучением и социальными установками. В Европе в этом плане значительную роль играет католическая церковь.

Католицизм является одной из ведущих христианских конфессий, занимающих важнейшее место не только в духовной жизни большинства западных стран, но и оказывающих огромное влияние на политику. Организация католической церкви отличается строгой централизацией, монархическим и иерархическим характером.

На протяжении многих веков католицизм был господствующей идеологией в странах Западной Европы. Особенно велика была роль католической церкви в эпоху феодализма. Современная католическая церковь — крупная религиозная, политическая и идеологическая организация, центр которой — папское государство Ватикан.

Активная общественная деятельность Католического Костела практически всегда имела непосредственный выход на политику. Это по-разному проявлялось на различных этапах исторического развития. Характерно, что политическая активность католицизма имела различную социальную направленность. После Ватиканского собора, уделившего особое внимание природе и целям политического общества, политическим отношениям, католическое понимание взаимоотношений между церковью и политикой можно определить как призыв к активным, даже наступательным акциям в социально-политической сфере, где христиане призваны действовать в соответствии со своими религиозными убеждениями и представлениями о справедливости и общем благе.

Современная католическая церковь — крупная религиозно-политическая и идеологическая организация. Активная роль католицизма в идейной и политической жизни современных буржуазных государств определяется особенностями его структуры, историческими традициями и опытом, наличием разветвленной сети массовых организаций. Весь церковный аппарат с его огромной, подчиненной строгой дисциплине армией духовенства, с многочисленными монашескими орденами, миссионерскими организациями, благотворительными учреждениями используются для религиозного воздействия на общественное сознание. Кроме того, в современном мире католическая церковь имеет разветвленную сеть массовых организаций, активно использует в своей социальной практике печать, кино, радио, телевидение; имеет свои католические университеты и другие учебные заведения.

В значительной мере она опирается на католические партии, католические профсоюзы, сельские, молодежные, женские многие другие организации. Большинство светских католических общественных организаций объединены в систему «Католическое действие». Значительно расширяется участие верующих католиков в общедемократических движениях, углубляется расслоение среди участников католических организаций, в них появляются левые группы, выступающие против реакционного клерикализма, требующие осуществления демократических реформ.

Для деятельности католической церкви характерно привлечение к выполнению социально-политического характера наряду с духовенством также католиковмирян. Мирские организации, действующие под контролем и руководством церкви, широко используются для вмешательства в общественную жизнь, для того, чтобы влиять на внутреннюю и внешнюю политику государства.

Современный католицизм все более проникает в сферу политики и стремится выражать интересы и духовные потребности как можно большего количества людей. Система политических и идеологических взглядов католицизма воплощается в теоретической и практической деятельности различных сил общества. Политизация католицизма на современном этапе выражается, прежде всего, в религиозных формах и является одним из проявлений духовной жизни. Успех католицизма в этой сфере обусловлен тем, что человечество порой не в состоянии решить сложные социальные проблемы. Развитию процесса политизации католицизма способствуют и различные кризисные явления общества, а нередко и проблемы самой духовной жизни в тех регионах, где католическая церковь имеет глубокие корни.

Политизация современного католицизма проявляется, прежде всего, в деятельности Ватикана на международной арене. В этой области первостепенное значение отводится политическому фактору, который довлеет над религиозным. Свидетельством активизации внешнеполитической деятельности Ватикана являются также довольно частые визиты главы римско-католической церкви Иоанна Павла II во многие государства мира. Здесь, как правило, понтифик не только выступает перед многомиллионной аудиторией своих приверженцев, но и беседует с представителями государственной власти. Наиболее яркое подтверждение тому — мероприятия, связанные с празднованием 2000-летия со дня принятия христианства. На торжества, проходившие в Иерусалиме, съехались не только представители христианской церкви, но и многие видные политические деятели мира. Католицизм в современных условиях демонстрирует всему миру большие резервы, способность и возможность приспособиться к новым реалиям, использовать в изменяющейся обстановке свой многовековой опыт. Подтверждением тому является ситуация в Республике Беларусь, где католическая церковь в силу своих возможностей пытается все в большей мере воздействовать на происходящие здесь политические процессы.

Это касается как сугубо внутриполитических проблем, так и вопросов, связанных с международной политикой нашей страны.

В конце 1980-х гг. началось каноническое оформление католической церкви в Беларуси. В 1989 г. была образована Белорусская католическая епархия. В настоящее время римско-католическая церковь объединяет 470 общин, в республике действует 4 римско-католических епархии и Конференция католических епископов.

Католическая церковь активно занимается благотворительностью. Важную роль в этом играет организация «Каритас», которая действует по специальным программам: проект «Дети», проект «Рождественские каникулы», проект «Неделя милосердия» и т. д.

Католическая церковь в современном мире в последнее десятилетие уходящего столетия стала значительной силой в процессе изменения социальных, политических и экономических отношений. Это характерно как для отдельно взятых стран, так и для мирового общества в целом. Происходит переоценка прежних взглядов католиков и в Беларуси, они пересматривают свое отношение к окружающей действительности. Таким образом, встает проблем диалога церкви и государства по вопросам как внутреннего положения в нашей стране, так и международных отношений.

Осознание необходимости такого диалога и прежде всего по вопросам международного положения, происходит также в кругах высшего католического духовенства Беларуси. Таким образом, эта трезвомыслящая часть руководства католической церкви вместе с поддерживающими его взгляды другими силами католицизма становится мощной силой, которая оказывает давление и влияние на формирование, прежде всего, национальной государственной политики.

В среде католиков наблюдается постепенный пересмотр традиционных ценностей, усиливается поляризация мнений и взглядов на международные проблемы и связанное с этим обособление наиболее консервативных сил. Происходит столкновение политических взглядов католического духовенства с повседневными нуждами верующих, с их социальными и экономическими проблемами с их моральными и этическими идеалами. Современные процессы подтверждают необходимость и полезность диалога, его налаживания и дальнейшего развития. Естественно, при таком диалоге не может быть ущемления интересов той или иной стороны. Такой диалог становится все более насущным по мере того, как утверждается сознание необходимости выработки новых политических подходов для решения сложных международных проблем. Белорусский народ все больше свою принадлежность к единой общечеловеческой цивилизации, несмотря на то, что между государствами и народами существует множество различий экономического и политического характера.

Католицизм в настоящее время представляет собой серьезную силу в системе современных международных отношений, которая обладает многообразными формами и методами воздействия на мировые проблемы и принимает самое непосредственное участие в политических процессах, происходящих в мире. В наши дни католическая церковь в Беларуси стремится активно участвовать в международной жизни и оказывать на нее самое непосредственное воздействие.

Христиане востребованы политикой не потому, что их туда благословляет церковь, они востребованы осознанием катастрофичности политики, лишенной надежного нравственного фундамента и духовной оправданности. Христианство стремится к евангелизации общества, что подразумевает изменение общества в соответствии с евангельским идеалом.

А. Л. Виноградова

НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ОПРОСОВ

В ПРОЦЕССЕ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ РАБОТЫ МУЗЕЯ

С МОЛОДЕЖНОЙ АУДИТОРИЕЙ

Одна из главных задач общества — воспитание молодого поколения. В развитии и становлении личности музей может и должен играть важную роль. Являясь носителем духовных ценностей, он помогает понять, что такое культура, выработать собственное устойчивое мировоззрение, формирующее индивидуальность личности.

Но в музейно-педагогической деятельности существуют и сложности. Молодежь — это особая социальная группа, на изучение которой направлены исследования специалистов различных областей науки. Характерные свойства данной социальной группы — это особая предрасположенность к усвоению новых знаний и максимальное разнообразие интересов. В работе с молодежной аудиторией необходимо учитывать различные особенности личности. Наиболее значимыми являются возраст и интересы.

Далеко не всегда музейные педагоги и экскурсоводы при создании и проведении программ учитывают индивидуальные особенности посетителей. Зачастую во внимание принимаются лишь возрастные и психологические особенности. Безусловно, это важно. Для аудитории младшего школьного возраста общение в музее должно быть понятным и интересным, старшеклассников необходимо настроить на размышление. Но музейная педагогика должна уделять больше внимания индивидуальным интересам и особенностям восприятия. Молодые посетители приходят в музей с различными установками.

Сегодня в музейно-педагогической практике применяются различные методы для выявления индивидуальных особенностей и интересов молодежи. В первую очередь это социологические опросы, ориентированные на особенности личности в рамках определенной образовательной программы или музейной экспозиции, и их последующий анализ. Результаты должны способствовать введению инноваций, учитывающих интересы и особенности посетителей (современная техника, интерактивные программы, задания, разработанные и направленные на закрепление знаний, элементы театрализации, др.

). На основе информации об индивидуальных впечатлениях и пожеланиях выявляются особенности восприятия музейных занятий, экскурсий представителями современной молодежной аудитории. В результате музейные педагоги могут внести в осуществляемую деятельность правильные корректировки, и, таким образом, совершенствовать процесс взаимодействия с молодыми посетителями музея в соответствии с современными тенденциями и индивидуальными и коллективными особенностями восприятия.

Во-вторых, профессиональный музейный сотрудник обращает и уделяет должное внимание индивидуальным особенностям детской и молодежной аудитории при проведении музейных занятий и экскурсий. Это позволяет правильно организовать группу, контролировать ее поведение, помогает настроить полноценное общение и взаимодействие с молодыми посетителями.

Таким образом, внимание к интересам личности в музейно-педагогической деятельности является важным фактором стимулирования познавательных процессов у молодежи, способствуя активизации познавательного интереса, повышению уровня знаний в различных областях, общему культурному развитию молодых петербуржцев.

А. Н. Волкова

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПОЛИТИКА СОВРЕМЕННОГО ВУЗА

В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Современный вуз регионального или федерального значения представляет собой большое, сложное, полифункциональное учреждение с широким спектром функций и миссий. Учебная деятельность вуза, будучи системообразующей функцией любого образовательного учреждения, неразрывно связана с его коммерческой, научно-исследовательской, воспитательной, издательской, экспертной, координационной, функцией аудита и т. д. Спектр функций зависит от возможностей вуза, его профессорско-преподавательского состава, экономической базы и т. д.

Вместе с тем, следует отметить, что многогранность деятельности вуза сегодня — неотъемлемый атрибут конкурентоспособного учебного заведения.

Кроме обязательных учебно-образовательных функций, представленных в уставе вуза, он может добровольно принять на себя ряд миссий: социально значимых видов деятельности общественного, гражданского, культурного и иного значения. Например, таких функций, как культуроохранная, пропагандистская, издательская, просветительская, селекционная, туристская, спортивно-массовая, архивная, выставочная и т. д. Миссия — это ставшая традицией общественная или коммерческая деятельность вуза, вошедшая в его имидж в глазах потребителей образовательных услуг и населения в целом. Наличие у вуза миссии также является необходимым атрибутом современного учебного заведения, придавая ему ореол солидности, преуспеяния, особого вклада в жизнь региона, города, страны, общества в целом.

Полифункциональность вузовской деятельности и наличие у него собственной миссии является первым и важнейшим фактором, вызывающим необходимость выработки взвешенной образовательной политики. Под политикой будем понимать сформулированные коллективом вуза (преподаватели, студенты, учебновспомогательный персонал) и его администрацией приоритетные стратегические 372 и тактические направления его деятельности.

Другие факторы, вынуждающие вуз формулировать образовательную политику, мы видим в следующих обстоятельствах:

— особенности региона, на территории которого работает вуз, его демографические, социальные, культурные, производственные особенности;

— экономический потенциал вуза;

— конкуренция с другими вузами в области образовательных услуг;

— тенденции в развитии профессиональной подготовки по специальностям, осуществляемым вузом;

— состояние соответствующих профилю вуза областей науки и практики;

— состояние научно-производственной базы вуза;

— структура спроса на выпускников вузов в регионе;

— особенности профессорско-преподавательского состава вуза;

Отметим, что наличие ясной и взвешенной образовательной политики вуза сказывается на его живучести, престиже, месте на рынке образовательных услуг, научных достижениях и т. д.

Образовательная политика — не новое понятие для вузов, в том или ином виде она формулировалась всегда. Однако в современных условиях она заслуживает самого пристального внимания и тщательной проработки по ряду причин.

Во-первых, коммерциализация вузов, зависимость их экономического преуспеяния от различных особенностей конкретного вуза. Во-вторых, конкурентность вузов в условиях их явной избыточности в Санкт-Петербурге и Москве. В-третьих, рост значения таких факторов, как внеучебная деятельность вуза, его престиж, миссия в обществе. В-четвертых, необходимость перестраивать деятельность вуза в связи с тенденциями глобализации общественной жизни. Остановимся на последнем факторе подробнее.

Глобализация — заметное явление современного общества. Она проявляется в различных сферах жизни общества: свобода в движении товара, капитала; свобода миграции и социальной динамики людей; слияние коммерческих структур в транснациональные объединения; унификация и стандартизация; уменьшение роли территориально-этнических образований и рост роли надгосударственных структур;

Можно выделить следующие аспекты глобализации:

• экономика (производство, потребление, движение капитала и рабочей силы). В этом аспекте появляются новые паттерны производства и торговли, инвестиций, предпринимательства;

• культура, обмен и взаимопроникновение. Культурологический аспект глобализации относится к антропологии и исследованиям культуры, в котором глобализация рассматривается как ряд культурных потоков, столкновений разных культур и культурная гибридизация;

• миграции населения и свобода выбора места жительства, самоопределения личности;

• становление информационного общества, унификация языка, появление международных языков (английский, испанский);

• взаимовлияния религий, создание межконфессиональных советов и союзов, единение церквей;

• смена ценностей и акцентов бытия, формирование идентичностей, определения и распределения знаний, утверждения ценностей и нормативных институтов, конструирования и восприятия символических форм;

• изменение типа личности, самосознания и человеческого идеала;

• социально-политический аспект, сосредоточенный на уменьшении роли национального государства и связанного с ним типа общества, развитие наднациональных образований.

Особенность современной волны глобализации в том, что она является многоаспектной, охватывает практически все стороны социальной жизни. В том числе она охватывает систему образования, изменяя весь институт образования и науки.

Глобализация в образовании, на наш взгляд, выражается в развитии ряда новых тенденций в обучении и воспитании.

Отметим следующие проявления глобализации:

1. Ориентация на общие для европейских стран стандарты образования (Болонский процесс), унификация образовательного стандарта.

2. Стандартизация образовательных программ, обеспечивающая личности возможность продолжать прерванное образование в различных вузах внутри страны и за рубежом.

3. Развитие сети надрегиональных и наднациональных вузов с представительствами в разных регионах и странах.

4. Появление новых, универсальных профессий на стыке старых, узколокальных, позволяющих специалисту мобильность в профессии.

5. Многоступенчатость образования, обеспечивающая личности его преемственность, выбор любого уровня в специальности и любой специализации.

6. Международный обмен и контакты специалистов: студентов, аспирантов, преподавателей.

7. Укрепление позиций международных языков общения и обучения (английский, испанский).

8. Свободное движение идей в едином информационном пространстве благодаря изданиям любой литературы и услуг Интернета.

9. Развитие альтернативного образования, появление негосударственных вузов.

10. Сотрудничество вузов в рамках творческих и коммерческих договоров.

Надо отметить, что глобализация в образовании гораздо меньше осмысляется и обсуждается, львиная доля соответствующей литературы посвящена экономическим и политическим аспектам глобализации. Вместе с тем, именно в системе образования осуществляется становление нового мышления, не скованного местническими представлениями, не ограниченного узкими рамками отдельных наук или отраслей. Глобализация востребует новых людей, с более широким кругозором и универсальностью их жизненных ориентиров. Кроме того, глобализация ставит вузы в другие условия деятельности, создает им иные цели и приоритеты, которые следует учитывать при разработке образовательной политики.

В условиях рыночной экономики жизнеспособными оказываются только конкурентоспособные учреждения. Конкурентоспособное образовательное учреждение — это учреждение, которое обеспечивает устойчивый уровень качества образовательных услуг. Когда образовательное учреждение предлагает образовательные услуги и обеспечивает устойчивый уровень их качества, то оно начинает работать над созданием собственного имиджа.

Идея о связи имиджа организации с ее конкурентоспособностью не является новой. Научные исследования свидетельствуют, что главной функцией имиджа является формирование положительного отношения к кому-либо или чему-либо.

Если положительное отношение сформировано, то за ним, как результат влияния социальных связей, обязательно последуют доверие и, в свою очередь, — высокие оценки и уверенный выбор. Такова психологическая цепочка, порождаемая положительным отношением. К тому же положительный имидж, как правило, способствует повышению престижа, следовательно, авторитета и влияния. Позитивный имидж является также важным фактором высокого рейтинга, что очень важно в насыщенной разнообразной информации публичной деятельности.

Следует отметить, что положительный имидж формируется только на основе устойчивой качественной образовательной услуги. Определение качества услуги в образовательной системе является проблемой, требующей привлечения системы экспертных оценок данных. Однако, прежде чем говорить об имидже образовательного учреждения, необходимо уточнить смысл понятия «имидж».

Понятие «имидж» чаще всего трактуется как целенаправленно формируемый образ, призванный оказать эмоционально-психологическое воздействие на коголибо в целях популяризации, рекламы и т. п. [7].

Отметим, что уже существуют попытки создать целостную систему образовательной политики вуза через разработку его имиджа [1; 3; 4; 5].

Под имиджем образовательного учреждения понимают сложившийся в массовом сознании эмоционально окрашенный образ, определяемый соотношением между различными сторонами его деятельности и транслируемый во внешнюю среду.

В статье М. С. Пискунова, подробно характеризующего структуру и механизмы формирования имиджа образовательного учреждения, указано: «Можно встретить и такое определение: имидж общеобразовательного учреждения — это эмоционально окрашенный образ школы, часто сознательно сформированный, обладающий целенаправленно заданными характеристиками призванный оказывать психологическое влияние определенной направленности на конкретные группы социума» [7, c. 44].

Автор-составитель книги «Имиджелогия» В. М. Шепель к основным характеристикам имиджа образовательного учреждения относит в первую очередь образ руководителя (его способности, установки, ценности социально-психологические характеристики, внешний вид), затем образ персонала образовательного учреждения (социальные данные, культура, профессиональная компетентность, личностные характеристики и т. д.), кроме этого, уделяется внимание представлению социального окружения о качестве образования, стиле учебного заведения, уровне комфортности среды образовательного учреждения, цене образовательных услуг и внешней атрибутике [9].

Как утверждается в статье И. Р. Лазаренко, проблема представления образовательного учреждения как открытой социально-педагогической системы (создание имиджа) существовала всегда, но в современных социокультурных условиях она проявляется особенно отчетливо. Связано это как с процессами становления и развития различных типов и видов образовательных учреждений, с сокращением численности учащихся, так и с отсутствием понимания целей, содержания, педагогических инноваций со стороны родителей [6].

Говоря об имидже, необходимо иметь в виду, что у него всегда есть две стороны:

одну определяет отношение к нему внешних аудиторий, которым собственно адресован данный имидж, и другая — данный имидж в представлении самого носителя имиджа, а именно учебного заведения. Из сказанного логично следует два вывода.

Первый вывод, если мнения сторон совпадают — эффект (общественный и коммерческий) получается положительным, если существует диссонанс между мнениями, желаемый результат не достигается. Вывод второй, профессиональный подход к формированию желаемого имиджа учебным заведением должен строится на полномасштабном и всестороннем изучении аудитории, которой данный имидж адресован.

С понятием имиджа тесно связана и репутация образовательного учреждения, которая складывается из нескольких составляющих и которая удерживается в массовом сознании долгие годы. Отличие имиджа от репутации, на наш взгляд, заключается именно в том, что репутация является итогом построения имиджа.

Бесспорно, что качество имиджа — это не только психологический аванс, но и вполне внятные материальные инвестиции, которые учебное заведение может получить в перспективе.

Можно выделить постоянные и переменные слагаемые позитивного имиджа образовательного учреждения.

К числу постоянных имиджа относятся:

— четкое определение педагогическим коллективом миссии и концепции образовательного учреждения;

— оптимистичный настрой и доброжелательный микроклимат в учительском и ученическом коллективах;

— педагогическая, социальная и управленческая компетентность сотрудников;

— сформированный образ руководителя-профессионала, лидера, личности яркой, увлеченной, обладающей неформальным авторитетом, способной вдохновить коллектив на достижение высокой цели;

— эффективная организационная культура образовательного учреждения, включающая разделяемые всеми нормы, ценности, определенную философию управления, весь спектр взглядов, отношений, определяющих специфику поведения коллектива в целом;

— качество образовательных услуг;

— наличие и функционирование детских общественных организаций;

— связи образовательного учреждения с различными социальными институтами, высшими учебными заведениями и т. д.;

— уклад образовательного учреждения в развитие образовательной подготовки учащихся, их воспитанности, психических функций, творческих способностей, формирование здорового образа жизни;

— забота администрации об оказании своевременной актуальной психологической помощи отдельным участникам образовательного процесса (тем или иным ученикам, молодым специалистам, испытывающим затруднения родителям и пр.);

— наличие яркой внешней символики.

К числу переменных имиджа можно отнести:

— содержание миссии и приоритеты образовательного учреждения;

— виды образовательных услуг;

— материальную базу образовательного учреждения.

Следовательно, при работе над созданием устойчивого позитивного имиджа образовательного учреждения необходимо первостепенное значение придавать, прежде всего, неизменным и постоянным компонентам.

На наш взгляд, с позиции управления образовательным учреждением выявленные составляющие условно можно сгруппировать в следующие блоки:

— комфортность среды образовательного учреждения (оптимизм и доброжелательность в коллективе, своевременная психологическая помощь отдельным участникам образовательного процесса и пр.);

— качество образовательных услуг (вклад учебного заведения в развитие образовательной подготовки учащихся, их воспитанности, психических функций, творческих способностей, формирование здорового образа жизни; ясное видение целей образования и воспитания, сформулированное в миссии образовательного учреждения и т. д.);

— позитивно воспринимаемый стиль образовательного учреждения (эффективная организационная культура школы; наличие и функционирование детских общественных организаций и т. д.);

— позитивный образ руководителя и персонала образовательного учреждения (педагогическая, социальная и управленческая компетентность сотрудников);

— яркая внешняя атрибутика (наличие внешней символики, ритуалов и пр.).

Имидж всегда направлен на стимулирование положительных эмоций и их проецирование, на те услуги, которые оказывает образовательное учреждение. Имидж, как правило, является средством воздействия на общественное мнение. Так как результат обучения зачастую отдален во времени и может не осознаваться самим обучающимся, то необходимо учитывать такие особенности имиджа, как универсальность и уникальность. Универсальность может выражаться как в унификации научных подходов, понятий, принципов и факторов, так и в стандартизации требований, показателей качества, использовании технологий и методов обучения.

Уникальность в данном случае проявляется в выборе образовательных учреждений, специализаций, востребованных на рынке труда и повышающих конкурентоспособность специалиста.

Таким образом, формирование оптимальной образовательной политики современного вуза зависит от учета рыночных условий, возможностей вуза, его включенности в глобальное взаимодействие с обществом и другими образовательными учреждениями, тщательно проработанного имиджа икак итог — репутации вуза.

Литература

1. Аликперов И. Формирование имиджа образовательного учреждения: западный и российский варианты // Международные отношения в развитии социально-экономических процессов в странах СНГ: материалы междунар. науч.-практ. конф. (14–15 июня 2001 г., Омск).

Омск, 2001.

2. Варданян М. А. Имидж педагога с позиции сбережения здоровья субъектов образовательного процесса // PR в образовании. 2006. № 3. С. 56–74.

3. Вифлеемский А. PR-технология в образовании // Управление школой. 2003. № 22.

С. 6.

4. Зуева Е. И. Подходы к формированию имиджа образовательного учреждения // Сб. статей к четвертой международной научно-теоретической конференции «Образование и наука в третьем тысячелетии». Барнаул, 2002.

5. Карпов Е. Б. Имидж в образовании // PR в образовании. 2003. № 6. С. 40–50.

6. Лазаренко И. Р. Формирование имиджа образовательного учреждения как управленческое новшество // Педагог. 2000. № 9.

7. Пискунов М. С. Имидж образовательного учреждения: структура и механизмы формирования // Стандарты и мониторинг в образовании. 1999. № 5. С. 29–32.

8. Черепанова В. Н. Формирование индивидуального имиджа педагога как средство реализации гуманистической концепции образования: дис. … канд. пед. наук. Тобольск, 1998.

9. Шепель В. М. Имиджелогия: секреты личного обаяния. М., 1997.

Р. Э. Герман

РОЛЬ ИСТОРИЧЕСКОГО МИФОТВОРЧЕСТВА В ОБОСНОВАНИИ

СТРАТЕГИИ РЕГИОНАЛЬНОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

Использование исторических мифов в качестве управленческих механизмов — явление распространенное. На значимость мифологии в контексте структурирования власти и управления указывали Э. Кассирер и С. Московичи [1]. Основная функция мифа — в мобилизации эмоционального компонента коллективного сознания и в преобразовании его в систему прямых действий, направленных на легитимацию либо переструктурирование политического пространства [2].

Особенно явно процесс мифологизации сферы политики при помощи образов истории в России просматривается в региональном политическом пространстве.

Объяснения этого явления лежат в следующих плоскостях. Во-первых, региональное политическое пространство в 1990-е гг., в отличие от уровня центральной власти, в меньшей степени оказалось вовлечено в демократический транзит.

Во-вторых, в результате региональной фрагментации в России оказались затруднены коммуникационные процессы общенационального и межрегионального масштаба. Нехватку информации помогали преодолевать мифологические конструкции, для которых точность деталей менее важна, чем правдоподобие и соответствие уже сформированным фреймам массового сознания [3].

И, наконец, региональные политические элиты, которые в пространственном отношении были гораздо ближе к руководимым ими сообществам, нежели центральная власть, и были более на виду, нуждались в формировании дополнительного механизма легитимации.

Формирование региональной мифологии как социальная и политическая технология имеет свои особенности. От иных технологий ее отличает прежде всего отсроченный во времени (иногда очень значительно) результат. Другая особенность — результат культивируемого политического мифа может быть совершенно иным, нежели предполагалось его инициаторами.

Потребность в новой постсоветской политической мифологии в регионах уже в начале 1990-х гг. была обусловлена кризисом идентичности. Его базовыми причинами были распад СССР и его официальной идеологии, и последовавшее за этим спонтанное и неподготовленное формирование локальных сообществ и локальных идентичностей в регионах Российской Федерации. С этого времени начинается активное формирование региональных мифологий в большинстве регионов России [4].

Новая региональная мифология, таким образом, выполняет ряд базовых функций, способствующих накоплению символического капитала региона и/или региональных акторов.

Во-первых, это легитимация наличного социального порядка, в том числе региональной власти, в том числе ее главной персоны. Вторая функция региональной мифологии — это позиционирование региона, его идентификация и четкая демаркация в ряду других и, в ряде случаев, демонстрация его функциональной уникальности [5].

Отсутствие готовых идеологических клише, которых ожидали от федерального Центра, вынудило каждый регион опираться исключительно на собственные возможности и свой мифогенный потенциал. И если национальные автономии к тому времени накопили какой-то опыт осознания своей этнической и культурной самобытности, то у краев и областей его не было.

В качестве фундамента регионального мифа выступил общеисторический миф, сложившийся еще в советские времена и частично модифицированный в перестроечный и постперестроечный периоды, вкупе с локальными краеведческими мифами, которые, адаптировав этот миф к местным условиям, стали источником множества малых мифологем. А уже из них вырос (и до сих пор подпитывается ими) нынешний локальный исторический миф [6].

Источник такого мифа — история, но в виде не хронологически упорядоченной последовательности событий, а история, превращенная в эпос.

В качестве героя, побеждающего хаос, неизменно оказывался действующий региональный лидер — губернатор или глава администрации.

После того как «народ» субъекта Федерации обретает культурного героя, избрав его из своей среды (а это избрание предстает в массовом сознании неслучайным, предначертанным), тот первым делом вступает в борьбу с хаосом, постепенно упорядочивая жизнь на подведомственной ему территории.

Перечень прочих первоочередных деяний культурного героя не отклоняется от канонов классической мифологии. Это прекращение войн и победа над враждебными силами внутри субъекта федерации, в качестве которых мог выступать кто угодно. Еще одним важным событием, связанным с наступлением эпохи культурного героя, следует считать календарную фиксацию этого события, которая тоже бывает буквальной или замещенной, когда реальные или сконструированные юбилеи празднуются с большим размахом.

Начало новой эпохи было ознаменовано исполнением культурными героями их «культурных функций»: научение людей земледелию (с именем нового лидера почти повсеместно связывали получение рекордных урожаев), ремеслам (через принятие разного рода программ развития промышленности). Сюда же можно отнести и правильное поклонение богам, часто почти в буквальном смысле: например, в ряде мусульманских республик с именем президента ассоциируют возврат к свободному исповеданию традиционной религии.

Среди культурных функций героев — научение также письменности (в том же Татарстане один из важных элементов региональной мифологии — переход на латинскую графику) и закону (законодательная деятельность в регионах неизменно противопоставлена федеральной как более рациональная и в большей степени отражающая интересы местного населения).

Следует упомянуть и формирование в субъектах федерации новых квазиязыков, использование региональных неологизмов, также недвусмысленно связанное с личностью лидеров в их качестве культурных героев. Новый язык был необходим для описания новой реальности, составляющих ее событий и феноменов, равно как и для переосмысления прежней действительности, ее переоценки.

Характерно, что все эти артикуляты, как и общая риторика региональных мифологий, не содержат прямых сепаратистских коннотаций. Культурный герой не мог открыто посягать на целостность государства, т. к. этим он разрушил бы свой образ защитника порядка.

Миф транслировал в сферу массовой коммуникации лишь положительную составляющую происходящих перемен, всячески ее преувеличивал и приукрашивал, полностью игнорируя отрицательную.

Следуя предложенным ими же самими правилам, региональные лидеры все больше усилий тратят на то, чтобы сохранить статус-кво и соответствовать образам культурного героя и верховного мага. Для этого требуется: зримо или незримо присутствовать повсюду (например, все более популярными среди региональных лидеров становятся облеты ими сельскохозяйственных угодий, полей и т. д.); лично вмешиваться в жизнь простых граждан, награждая их и карая; принимать непредсказуемые решения; демонстрировать фантастическую работоспособность.

Говоря о современной региональной идентификационной и легитимационной мифологии, следует отметить тот факт, что региональными элитами создается (а точнее, создается региональными интеллектуалами по заказу региональных элит [7]) либо собственно исторический миф, либо политический миф с обязательным использованием исторического компонента.

Региональный политико-исторический миф в различных регионах приобретает разные формы, которые можно классифицировать следующим образом:

1. Этнизация известных локальных культурных вариантов или изобретение новых. Речь идет о попытках ряда групп объявить себя особыми этносами (например, казаки).

2. Имперские мифы: русификация древних иноязычных и инокультурных общностей и «обрусение» культурного ландшафта окраин. Такие мифы выступают в различных вариантах:

а) миф о «примордиальных предках», т. е. отождествление предков с носителями материнского праязыка;

б) миф о «прародине», где «прародина» отождествляется со своим регионом, получающим, тем самым, престижный статус «материнской территории», способный подкрепить определенные политические претензии;

в) присвоение чужого культурного наследия;

г) искусственное расширение границ исторической территории;

д) миф о происхождении государства изображает регион священной землей, где надо искать истоки русской государственности;

ж) идея имперской миссии и культуртрегерства. Важным способом интеграции окраин в единое поле российской государственности служат юбилеи городов, основывавшихся русскими на землях, присоединявшихся к Российской империи. Этим подчеркивается неравенство культур и цивилизаторская миссия пришельцев-колонизаторов.

3. Идея самобытного исторического культурного очага, которая воплощается в попытках наделить свои регионы особым местом в истории России, в становлении ее государственности и культуры.

4. Идея политической специфики. В ряде случаев самобытность связывается не столько с культурными особенностями, сколько с особым политическим устройством.

5. Идея героики, делающая акцент на местных исторических деятелях, оказавших влияние на ход российской истории.

6. Геополитический миф. Иногда претензии на свою особость ищут основания не столько в культурной специфике, сколько в бесценном вкладе данного региона в развитие человеческой цивилизации [8].

Небольшие размеры данной статьи не позволяют останавливаться на конкретных примерах использования того или иного вида политико-исторических мифов.

Итак, версии исторического развития регионов и репрезентации этого развития нагружены глубоким политическим или этнополитическим смыслом. Они находятся на службе символической политики и связаны с символическим освоением исторического времени и пространства.

Уникальность регионального исторического мифа может проявляться через обращение к известным землякам — выходцам из региона, снискавшим известность и славу, апеллирование к историческому, географическому, экономическому, культурному и пр. статусу территории (проявляющееся в формировании слоганов, идеологических лозунгов, популярных символов, с помощью которых бросается вызов эмоциям социального кризиса в обществе типа), претензии на повышение регионального статуса (тема столичности, первопроходца, оплота государственности в приграничном регионе), создание региональных брендов.

Постепенно мифология находит отражение в ритуалах поведения и символизации жизни жителей региона. Региональные символы, как и другая политическая символика, обладают неязыковой сущностью и воспринимаются людьми как объективная реальность. Местные лидеры устанавливают памятные даты, закрепляющие становление субъектов федерации в терминах исторического мифа. Практически во всех регионах происходит празднование юбилейных дат со дня образования того или иного субъекта федерации. На уровне языка символизация мифов проявляется в перемене имен: регионы приобретают собственное название.

Таким образом, главное направление пафоса регионального мифа — это утверждение особости и неповторимости регионального сообщества, позиционирование региона, демонстрация его функциональной уникальности, обоснование стратегии регионального развития. Безусловно, особое положение региона может носить объективный характер и в этом случае мифологическое его оформление облегчается. От региональных элит требуется лишь институционализировать соответствующие стартовые позиции региона и особенности регионального сознания, которые уже стихийно сформированы. Такими объективными позициями могут быть особое приграничное положение региона, соседство, уникальность географических и климатических условий (наличие курортов и потенциала для развития туризма, потенциал природных ресурсов и др.) и т. д.; древняя история, наличие опыта государственности; высокий уровень социально-экономического развития и роль донора в формировании бюджета. Причем способы мифотворчества в данных случаях могут основываться на постоянном акцентировании региональной специфики, а также на ее гиперболизации.

Итак, появление региональных мифов в современной России — это объективный процесс, связанный с реакцией регионов на кризис национальной идентичности. Отрицательной стороной регионального исторического мифотворчества как политического инструмента является произвольная трактовка исторического прошлого, изъятие из контекста, а зачастую и просто «конструирование» тех фактов истории, которые востребованы на данный момент.

Для возникновения регионального мифа, кроме мифологических оснований культуры необходима целенаправленная деятельность идеологизированных групп, состоящих, как правило, из представителей интеллигенции, которые активно формируют и распространяют конкретные политико-исторические мифы. Причем, деятельность этих групп не всегда осознается всеми ее представителями. Элитные группы региона, грамотно используя и регулируя процесс мифотворчества, апеллируют к чувствам исторической гордости за свою малую родину.

Через усиление региональной идентификации региональные политические элиты добиваются решения вполне прагматичных задач, способствуют экономическому, социальному, культурному развитию территорий в новых рамках: призывают население активнее работать на благо территории, добиваться превращения данной территории в точку роста, в некий инновационный центр. Внутри регионального сообщества формируются позитивное стремление людей работать на благо своей территории, что уменьшает утечку «человеческого капитала» из региона и способствует росту символического (и не только символического) капитала региональной администрации.

Помимо данных преимуществ региональные мифы также играют большую роль при формировании четкого позитивного имиджа или образа территории, который транслируется во внешнее пространство другим территориальным сообществам. Это в свою очередь повышает инвестиционную привлекательность территории, привлекает дополнительные средства в регион, развивает локальный туризм, что не может не отразиться в улучшении инфраструктуры и на уровне жизни населения края.

Таким образом, региональный политико-исторический миф выполняет важнейшую регулятивную функцию, поскольку он выступает одним из механизмов организации социальной, хозяйственной и культурной жизни регионального сообщества, является идеологическим обоснованием региональной стратегии развития. Миф упорядочивает реальность, организует жизнь человека. Он предписывает людям правила социального поведения, обуславливает их систему ценностной ориентации.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод о том, что мифология выступает необходимым элементом в обществе. Представляя собой часть идеологии, она помогает человеку идентифицировать себя с окружающим миром. Устанавливая особые нити в отношениях, связывающих власть и общество, политическая элита активно участвует в процессе развития региональной идентичности, формируют местные мифы, и использует весь мобилизационный потенциал, который они в себе несут. С помощью мифотворчества осуществляется позиционирование региона, формируется определенный набор ценностей и моделей поведения. Все это позволяет говорить о большом значении региональных мифов в жизни каждого региона. Более того, он влияет на представления о политических явления и процессах, позволяет осуществлять маркетинг территории, т. е. создавать такой социальноэкономический климат, который бы повышал привлекательность территории как объекта инвестирования и среды жизнедеятельности.

Региональная мифология выступает важным механизмом формирования региональной идентичности. Она помогает упорядочить разрозненные факты местной истории, скрепить общими идеями и ценностями местное сообщество.

Таким образом, можно говорить о том, что региональная мифология становится важным фактором общественно-политической жизни российских регионов. Складывающиеся варианты региональных мифологий обуславливаются различным фундаментом, на основе которого они возникают. Причем этот фундамент зависит как от природных особенностей территории, так и от исторического наследия региона.

Региональные мифы создают определенную карту восприятия региона и на уровне внутреннего сообщества и вне его, обозначают место территории на карте России.

Литература

1. Кассирер Э. Техника современных политических мифов. М., 1990; Московичи С. Век толп. М., 1996.

2. Кассирер Э. Избранное. Опыт о человеке. М., 1998.

3. Реутов Е. В. Политические мифы Белгородчины // Интернет-журнал социальных дискурс-исследований «Соционавтика». URL: http://socionavtika.narod.ru/staty/diegesis/ belmif.htm.

4. Малякин И. Российская региональная мифология: три возраста // Pro et Contra. Т. 5.

Зима 2000. С.

110–111.

5. Бляхер Л. Е. Политические мифы Дальнего Востока // Полис. 2004. № 5. С. 29.

6. Малякин И. Указ. соч. С. 114.

7. Фуко М. Интеллектуалы и власть: избранные политические статьи, выступления и интервью / пер. с фр. Ч. Офертаса; под общ. ред. В. П. Визгина и Б. М. Скуратова. М., 2002.

С. 72.

8. Шнирельман В. А. Идентичность, культура и история: провинциальный ракурс // История края как поле конструирования региональной идентичности: материалы семинара, проведенного ВолГУ и Институтом Кеннана Международного научного центра им. Вудро Вильсона 11 апреля 2008 г. / под ред. И. И. Куриллы. Волгоград, 2008. С. 10–23.

К. А.

Гусев

РУССКИЙ СОЦИАЛЬНЫЙ ЛИБЕРАЛИЗМ НАЧАЛА ХХ в.:

ПОПЫТКА ГОСУДАРСТВЕННОГО УЧАСТИЯ



Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 30 |

Похожие работы:

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.