WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


«© 2015 г. В.И. ЧОЙ ИСТОРИЯ И НАПРАВЛЕНИЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ В КОРЕЕ ЧОЙ Ву Ик (Choi Wooik) – кандидат социологических наук, НК профессор Института российских исследований ...»

У нас в гостях социологи

республики Корея

От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег –

в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их

выводов и предложений в нашей стране.

История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при

Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ материалов, посвященных Советскому Союзу и странам социалистического содружества. После распада СССР объектом изучения стали политика, экономика, общество и культура стран СНГ и России.

В 1993 г. Институт переименован в ИРИ.

ИРИ работает с научными и правительственными учреждениями внутри страны и за рубежом. В рамках сотрудничества проводятся совместные конференции, коллоквиумы, лекции, обмены сотрудниками. ИРИ издает монографии и периодические издания: международные журналы “Region”, “Славяноведение”, “Russia & Russian Federation”, еженедельный электронный вестник “Russia – Eurasia FOCUS” и т.д.

Авторы статей данной рубрики прошли подготовку не только в своей стране, но и в российских и зарубежных учебных учреждениях (Читинский государственный университет (Россия), Университет штата Мичиган (США), Московский государственный университет (Россия), Санкт-Петербургский государственный университет (Россия) и др.).

Сокращение “НК” в авторской справке означает участие автора в проекте Humanities Korea.

© 2015 г.

В.И. ЧОЙ

ИСТОРИЯ И НАПРАВЛЕНИЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ

ИССЛЕДОВАНИЙ В КОРЕЕ

ЧОЙ Ву Ик (Choi Wooik) – кандидат социологических наук, НК профессор Института российских исследований Университета иностранных языков Ханкук (E-mail: wooikchoi@yahoo.co.kr).

Аннотация. Представлена история корейской социологии; особое внимание уделено двум её направлениям. Первое из них, рано пустив корни в корейской науке, создало её фундамент; второе, критикуя позицию ведущей социологии, выдвинуло альтернативное видение. Показано развитие социологического знания в Республике Корея (РК) в историческом контексте.

Ключевые слова: корейская социология · критическая социология · теория · методология · ведущая социология Основные вехи истории корейской социологии В Республике Корея социология в качестве научной дисциплины существует более 100 лет, с начала 1900-х гг., но в период японского колониального правления (1910–1945 гг.) она не развивалась должным образом. Период полномасштабного развития начался в 1960-х гг. С выдвижением в начале 1980-х гг. критической социологии в качестве одного из основных течений наступил поворотный момент. В итоге в истории Исследование выполнено при финансовой поддержке Университета иностранныхязыков Ханкук в 2013 г. (This work was supported by Hankuk University of Foreign Studies Research Fund of 2013).

корейской социологии можно выделить три этапа: подготовительный (1900–1950 гг.), этап развития (1960–1970 гг.) и переломный (1980–2000 гг.). Безусловно, возможно деление и на более мелкие периоды, но в данной статье мы даём самые общие временные рамки. Заранее оговариваем, что в нашей периодизации временные границы не имеют абсолютного значения и всего лишь показывают историю корейской социологии в целом, чтобы можно было легче понять макроконтекст.

Социологическая наука в Европе в XVIII–XIX вв., изучая стремительно меняющийся облик общества, в зависимости от того, куда смещался вектор интересов или фокус внимания, в сторону порядка или изменений, стабильности или конфликта, существовало два течения – консервативное, придерживающееся традиционных взглядов и критически настроенное, прогрессивное.

В корейской социологии наряду с академическим существует направление, более приближенное к жизни, критикующее современный социальный порядок, предлагая альтернативу общественного устройства. В данной статье первое основное научное течение мы будем называть ведущим, а второе – критическим, поскольку оно занимается поисками реальной альтернативы. Ведущее направление сформировалось вокруг Корейской социологической ассоциации, издающей научный журнал “Корейская социология”, критическое – вокруг Критической социологической ассоциации, издающей журнал “Экономика и общество”. Помимо этого, существуют Ассоциация истории общества Кореи, Ассоциация социологии сельской Кореи, Ассоциация изучения семьи, Ассоциация социологии информации, Ассоциация социологии и культурологии Северной Кореи, Ассоциация науки и техники, Ассоциация сравнительной социологии и др.

Главным центром корейской социологии является Корейская социологическая, 2007: 68]. В её журнале “Экономика и ассоциация, учреждённая в 1957 г. [ общество” (издаётся с 1988 г.) публиковались поначалу преимущественно исследования по теории общественных движений и теории социальных трансформаций. Однако с конца 1991 г. сфера его научных интересов расширилась и стала включать разные, 2000: 54].

области социологических исследований [ Термины “ведущая социология” (“чурюсахвехак”) и “критическая социология” (“пипхансахвехак”) не являются официально принятыми в социологических кругах.

Они по умолчанию используются разными группами учёных. Кроме того, эти два направления не являются чётко разграниченными, многие учёные, их представляющие, состоят членами обоих обществ. При этом ведущая социология также решает практические, прикладные задачи, а критическая – теоретические. Хотя их точки зрения и носят противоположный характер, это не означает, что они противостоят друг другу, находясь в состоянии конфликта.

Подготовительный период (1900–1950 гг.). Социология пришла в Корею в начале 1900 гг. с учёными, прошедшими обучение в Японии и Китае [ Вернувшись, они познакомили корейский научный мир с идеями европейских социологов (Спенсер, Конт) и различными теориями (эволюционной, организмической и др.).

В 1920-х гг. появились учёные, которые, получив образование в японских вузах, по возвращении в Корею публиковали результаты исследований в местных журналах, читали лекции по социологии. В 1930-х гг. в Корее проводили исследования социологи, прошедшие обучение в Европе и США. Стали выходить монографии и учебники, 1996: 209–210]. Среди них можно выделить такие работы, как “Современная социология” Ким Хёнчжуна, “Введение в социологию” Хан Чхичжина, “Социология” Кон Тхака [, 1989: 1]. В центре исследовательского внимания были народные обычаи (фольклор), население, семья, религия, деревня и др. Однако эти исследования ещё проводились бессистемно, не были привязаны к определённой теории и методологии [, 1985: 6].

К концу Второй мировой войны национальная наука находилась в упадке, объём исследований значительно сократился. Кроме того, политические пертурбации и Корейская война, разразившаяся в 1950 г., также ослабили научную деятельность.

В открытом в 1946 г. Сеульском национальном университете была создана первая в Корее кафедра социологии; в 1954 г. такая же кафедра открылась в Университете Кёнбук. В 1957 г. была учреждена Корейская социологическая ассоциация, 1996: 211–212]. Не стоит забывать, что все учёные, стоявшие во главе [ корейской социологии, изучали эту науку в Японии по материалам европейской социологии довоенного периода [, 1976: 51].

До середины 1950-х гг. корейская социология была всё ещё занята тем, что изучала основные течения социологии Западной Европы и США, в частности теории Э. Дюркгейма, М. Вебера, П. Сорокина, Т. Парсонса и др., их труды переводились на корейский язык. Магистерские диссертации и научные статьи также были посвящены, 1985: 6]. Как видим, в период до 1950-х гг. труды теориям иностранных учёных [ корейских социологов носили в основном примитивный и обобщающий характер, можно сказать, что это был подготовительный этап её становления.

Период становления (1960–1970 гг.). С 1964 г. стал издаваться журнал “Корейская социология”, а с 1965 г. – дважды в год проводились научные семинары. Тематика исследований стала разнообразнее – теория развития, история общества, город, благосостояние, образование и др. В магистерских диссертациях появились новые, 1985: 8].

черты – попытки анализа реальных социальных явлений [ Подобная тенденция была тесно связана с прогрессом и ускоренной капиталистической индустриализацией Кореи после 1960-х гг. и последовавшими за этим изменениями в социальной структуре.

Военная хунта, пришедшая к власти в 1961 г. в результате государственного переворота, активно осуществляла экономическое развитие страны, стремясь тем самым морально оправдать собственный режим. Ведущая роль была отведена государству, крестьяне и рабочие были мобилизованы в целях экономического развития. Доминирующей идеологией была теория модернизации: американский опыт был взят в качестве модели развития, корейское общество находилось под влиянием мифа об американской мечте. В этот период корейские социологи познакомились со структурным функционализмом и стали применять опросы и статистический анализ. Были предприняты попытки исследования городов, ценностей, религиозных групп, девиантного поведения, массового сознания и др. В 1970-х гг. во многих вузах были созданы кафедры социологии, увеличилось количество не только студентов, но и преподавателей. Область применения социологии расширилась, включив в себя индустриальную социологию, медицинское обслуживание, искусство, 1980].

[ В мире в этот период структурный функционализм стал подвергаться критике, эта же тенденция обнаружилась и в Корее. Альтернативу ему составили гуманитарная социология, теория конфликта, теория критики (франкфуртская школа) и др.

, 1985: 11]. Стали предприниматься попытки междисциплинарных исследований. Подчёркивалось, что социально-исторические и качественные методы могут удачно дополнять традиционные исследования [, 1985: 12].

В отличие от периода до 1960-х гг., когда социологи были заняты внедрением и освоением западных теорий и методик, центральной стала проблема становления самобытной корейской социологии. Встал вопрос об адекватности применения иностранных теорий и их “кореизации”. Стали говорить о национальной и народной социологии [ Переломный период (1980–2000 гг.). С 1980-х гг. научные журналы и книги расширили пространство для обнародования результатов исследований и дискуссий; появились новые кафедры социологии (в 1989 г. по стране насчитывалось 33 кафедры);

увеличилось количество преподавателей и число корейцев, получивших учёные степени по социологии за границей, а также студентов, продолжающих изучать социологию в аспирантуре. Если в 1960–1970-х гг. исследования деревни, демографии и семьи были самыми многочисленными, то в 1980-х гг. вырос интерес к изучению социальных перемен, социальных слоёв, истории общества, индустриальной социологии, теории, 1985: 13–14].

развития [ Важной особенностью этого этапа стало появление критической социологии, которая на протяжении 1960–1970-х гг. оставалась на периферии, будучи оттеснённой позитивизмом американского образца, основанном на структурном функционализме.

В 1980 г. по всей стране прошли демонстрации протеста против военной диктатуры, которые были подавлены армией и привели к многочисленным жертвам. В этой ситуации зазвучал голос критической социологии, осуждавшей ведущую социологию за её приверженность нейтралитету. Акцентировалась необходимость практических исследований с целью реформирования действительности, говорилось об осознании исторической миссии социологии.

Подавив силой демократическое восстание в Кванчжу в 1980 г., к власти пришла новая военная диктатура. Но корейцы выступили против морального оправдания политической власти и за необходимость социальных перемен. В социологических кругах распространилось стойкое убеждение, что социология должна подвести теоретическую базу под подобную перспективу. В этот период опять предметом обсуждения стали труды М. Вебера, К. Маркса, Э. Дюркгейма, Т. Парсонса, Г. Гегеля, Ю. Хабермаса, A. Грамши, Н. Пуланзаса. В 1980-х гг. преимущественно распространялись и развивались радикальные социологические теории неомарксизма. Многие учёные обратили внимание на подходы, которые рассматривали действительность с позиций стран третьего мира [, 1985: 15].

Критическая социология шла в связке с изменениями в политической ситуации внутри и за пределами страны. В 1990-х гг. среди её сторонников поднялась волна переоценки и самокритики по поводу спорных моментов главенствующей теории.

Прежде других начал сдавать позиции марксизм, ставивший целью преодоление мрачной корейской политической действительности 1980-х гг., а также после упадка СССР и социалистических государств Восточной Европы. В 1987 г. после “Декларации 29 июня” (новая военная хунта разрешила прямые президентские выборы) в Корее стала, пусть ограниченно и на уровне процедур восстанавливаться демократия. С появлением гражданского демократического общества ортодоксальный марксистский подход перестал соответствовать новой реальности. Альтернативой ему стали неомарксизм и постмарксизм, а также направления, более отвечающие динамичным социальным изменениям в Корее (постфордизм, неокорпоративизм, теория гражданского общества, теория гражданских движений и др.) [, 1996: 221–222].

С наступлением экономического кризиса 1997 г. корейское общество вновь погрузилось в водоворот перемен. В ситуации внешней открытости и управления МВФ национальной экономикой, поиска причин и предпосылок экономического кризиса, а также прогнозов последующих изменений стало невозможным находить ответы только путём анализа внутренних причин. Встал вопрос, каким образом в ситуации неолиберальной глобализации могут выжить слабые и малочисленные социальные группы корейского общества. В начале 2000-х гг., когда экономика постепенно восстановилась, начал складываться баланс прогрессивных и консервативных сил. Наступил период относительной стабильности (хотя внутреннее напряжение продолжало сохраняться). В этой ситуации ведущая и критическая социология, отходя от отношений антагонизма, постепенно заняли каждая своё место в корейской социологии.

Направления исследований традиционной социологии. После Второй мировой войны до 1948 г. Корея находилась под управлением американской военной администрации. США поддержали Корею в ходе Корейской войны, послав большой воинский контингент и предоставив значительную финансовую помощь в период послевоенного восстановления. США влияли на Корею не только в сфере политики и экономики, но и на социальном и культурном уровнях [, 1985: 17]. Увеличилось число корейских учёных, изучавших социологию в США, американская социология стала изучаться внутри страны.

В 1960-е гг. активно внедрялся структурный функционализм. Однако в среде социологов шли критические дискуссии относительно того, подходит ли эта теоретическая парадигма для анализа динамики корейского общества [, 1995: 59–60]. С 1970-х гг., по мере того как стали публиковаться работы, представляющие различные школы, выступающие в качестве альтернативы структурному функционализму, стала постепенно проявляться тенденция диверсификации.

В эти годы сформировалась атмосфера осуждения того, что социологические теории заимствуются из-за границы без должного критического подхода. Были высказаны предупреждения по поводу возможной нереалистичности, которая возникает, когда иностранную теорию пытаются применить к корейскому обществу такой, как она есть. Стали предприниматься усилия, чтобы социология “кореизировалась” [,, 1995: 59–60].

В 1980-х гг. наступил золотой век критической теории. Объяснение этому явлению мы дадим чуть позже, а пока отметим, что на первый план вышли размышления по поводу теории и методологии, исследования социальных изменений, ретроспективные оценки корейской социологии, характер формирующегося корейского общества, социальная структура и социальные классы, исследование региональных сообществ, новые направления социологии семьи и др. [, 2007: 136–137].

С первой половины 1990-х гг. важным предметом дискуссий стали идеи модернизма, постмодернизма и определения характера общества. Другой особенностью можно считать появление теории культуры, которая понемногу стала занимать центральное положение в анализе постмодернистского общества [, 1995: 61–63].

В 1960-х гг. большой интерес вызывала деревня (28,6% всех публикаций) и семья (20%) – большая часть населения по-прежнему проживала в сельской местности.

Не будет преувеличением сказать, что в этот период научные интересы были сфокусированы главным образом на проблеме модернизации и развития. В первой половине 1970-х интерес сместился в сторону экономики и социологии организаций, однако интерес к ним достаточно быстро упал. Со второй половины 1970-х гг. наибольший интерес вызывали вопросы теории и идеологии (25% публикаций), а также исследования психического здоровья и ценностных ориентаций (18,8%) [, 2007: 111].

С наступлением 1990-х гг. в журнале “Корейская социология” не было опубликовано ни одной статьи по аграрной тематике, что отражает изменения в социальной реальности: в процессе модернизации деревня стала приходить в упадок. Исследованиям промышленности и труда, политики и общественных движений посвящалось наибольшее количество публикаций. Далее по популярности шли исследования социальных классов и слоёв. Это очень точно отражает изменения в корейском обществе после 1980-х гг. Экономическое развитие при ведущей роли государства и последовавшие за ним изменения в структуре промышленности, обострение конфликта между работниками и работодателями, вхождение в политику рабочих движений повысило интерес к этим проблемам. Процесс демократизации, перехода от военной диктатуры к гражданскому правительству, народное движение, характеризующееся протестными акциями июня 1987 г., резкий рост общественных движений, – стимулировали проведение исследований в области политики и общественных движений [, 2000: 53]. Появились новые сферы исследований. В 1980–1990-е гг. стали активно изучать женщин, культуру, Северную Корею и окружающую среду.

В начале 2000-х гг. в качестве нового объекта научных интересов появилась социология информации. С расширением горизонтов дискуссий, наряду с новейшими западными теориями, такими как интеграция микро- и макротеорий, теория регуляции, “длинных волн”, трансакционных издержек, зависимости от ресурсов, теория культурного капитала, интересы расширяются вплоть до таких непривычных сфер, как современное насилие, “социология чужака”, представления о счастье и др.

[, 2007: 137].

Направления исследований в критической социологии В социологии марксизм считают примером критической и радикальной направленности. В социологии марксизма имеются разнообразные течения, учитывая этот момент, мы приведём только несколько типичных характеристик корейской критической социологии. Самые важные её черты – критика противоречий существующего социального порядка и предложение альтернатив, подчёркивание тесной связи между теорией и практикой, а также утверждение, что историческая и социальная реальность являются источником научных знаний [, 1996: 208].

Критическая социология связана с различными вариантами марксизма (ортодоксальный, нео-, пост-, структурный, культурный марксизм и др.), теорией Франкфуртской школы, позитивистским марксизмом, теорией зависимости и миросистемы. Эти теории предлагают прогрессивное видение, считая важным социальное и экономическое понимание порабощённого класса, придерживаются критики капитализма и законности властвующих сил. Типичные объекты этих исследований – отношения между работниками и работодателями, рабочее движение, политика, гражданское общество и гражданские движения, женщины и феминизм, социальные классы и неравенство. Деятельность учёных, придерживающихся такой позиции, сосредоточена вокруг Ассоциации индустриальной социологии Кореи, учреждённой в 1984 г. В 2007 г.

эта организация переименована в Критическую социологическую ассоциацию. Под этим названием она действует по сей день [, 2010: 122–124].

Критическая теория с 1980-х гг. имела вес в политической ситуации в Корее.

Освободившись от погруженности в теории американской социологии, корейская социология стала обращать взгляд в сторону европейских теорий, на труды Ю. Хабермаса, Э. Гидденса, А. Турена, Л. Альтюссера, М. Фуко [ В 1990-х гг. бум критической теории пошёл на спад, на первый план выдвинулся марксизм. С распадом СССР его перспективы стали неясны, однако осознание кризиса марксизма, напротив, повысило к нему интерес [, 1995: 62–63].

Европейские теории стали полномасштабно укореняться во всех сферах корейской социологии. Их влияние возросло и превзошло влияние американских. После 1990-х гг. стали популяризироваться идеи и труды европейских учёных, исповедующих различные варианты марксизма и постмодернизма, начали публиковаться переводы французских и немецких теоретиков. Это связано в некоторой степени с общемировыми тенденциями: в период после Т. Парсонса и вплоть до второй половины 1970-х гг.

ведущие позиции занимали американские социологи, начиная же с первой половины, 1995: 62–63].

1980-х гг. центр тяжести стал смещаться в Европу [ Проследим по публикациям журнала “Экономика и общество” перемены в тематике исследований критической социологии. Напомним, что журнал был создан учёными-социологами, стремившимися максимально оперативно и точно реагировать на изменения в корейском обществе 1980-х гг. Объектами исследований стали политика и общественные движения, труд (трудовое самосознание, условия труда, организация работы), классы и др. В сравнении с журналом “Корейская социология” журнал “Экономика и общества” не так обширно представлял исследования семьи, проблемы пожилых людей, организаций и др. Но тот факт, что после “эпохи МВФ” большую часть публикаций посвящали дискуссии о бизнес-элитах, мировом капитализме и курсе социологии, ещё раз подтверждает критический характер этого журнала.

В первой половине 1990-х гг. сфера культуры лежала вне интересов социологии, во второй половине начали изучать темы потребления, нового поколения, досуга и др. До середины 1990-х гг. социальные классы были в фокусе исследований, но затем, 2000: 55].

публикации по этой теме исчезли [ До экономического кризиса 1997 г. главные интересы корейской критической социологии концентрировались в пяти сферах: 1) “государство и демократия” включала в себя анализ и оценку демократизации, проведённой после 1987 г., и демократии; 2) “труд и классы”, а также “демократический корпоративизм”. С одной стороны, опираясь на постфордизм, анализировались структурные колебания современного капитализма, а с другой – изучались теории классов, труда, политики и альтернативные модели отношений между работниками и работодателями (предприятиями);

3) “гражданское общество и гражданские движения”: поиски эффективной модели “государство – гражданское общество”, положение и характер гражданских движений;

4) “постмодернизм и исследования культуры”, исследования культуры низов и потребительского образа жизни; 5) “глобализации и национализма”: дискуссии по поводу : 1998].

баланса между глобализацией и национальным государством [ Из-за экономического кризиса тематика несколько изменилась, и эта ситуация сохраняется в наши дни. В качестве обстоятельств, на фоне которых произошли изменения, стоит упомянуть влияние неолиберального мирового порядка. Система управления МВФ, введённая после кризиса, свела Корею до положения зависимой переменной. Потеряли убедительную силу теория социального конструктивизма, социального характера государства, социальных изменений, любые теоретические построения, в которых корейское общество представало как единица анализа.

Результатом неолиберализма, пришедшего из США, можно назвать социальную поляризацию, крах среднего класса и превращение рабочего класса в класс нестандартно занятых работников. Попеременная смена прогрессивного режима консервативным, атмосфера примирения между Севером и Югом, расцвет гражданского и общественного движений и пр. стали факторами, которые, изменив корейское общество, вели к, 2010: 134–145].

смене интересов критической социологии [ Государство и демократизация политики. Исследования политического режима и политики, выйдя за рамки анализа ситуации в определённой политической фазе, изучают структурный характер режима, его перспективы, роль прогрессивных сил и др. Изучая ситуацию в обстоятельствах ещё не законченной политической демократизации, учёные ищут способы, которыми могут быть осуществлены политические реформы. В ряде исследований ведётся поиск моделей альтернативной или прогрессивной политики.

Рефлексия по поводу экономического кризиса привела к тому, что интеллигенция была обречена страдать от ощущения собственного бессилия, поскольку не смогла заранее предвидеть его наступление. Критическая социология всё это время активно занималась критикой противоречий и кризиса капиталистической системы, выдвигала альтернативные модели развития, исследуя реформу бизнес-элиты, структурные изменения мировой капиталистической системы, феномен безработицы, изменение формы государства в ответ на глобализацию капиталов и др.

Промышленность и труд. В этой области группы учёных предпринимали попытки разнообразных исследований по: 1) теории гибкой специализации и переквалификации (анализ влияния изменившегося экономического порядка на структуру работы, обстановку на предприятиях, возможности более эластичного способа производства);

2) профсоюзам; 3) трудовой системе (в частности, по отношениям между работниками и работодателями); 4) рынку труда; 5) самосознанию трудящихся.

Общественные движения и гражданское общество. В конце XX–начале XXI в.

общественные и гражданские движения активизировались настолько, что этот период в Корее можно назвать “золотым веком” гражданского общества, в котором были представители обоих лагерей – консерваторов и прогрессистов, а по характеру оно оказалось расслаивающимся и специализирующимся. Проводились дискуссии по неправительственным и некоммерческим организациям, гражданским движениям, изучались участники общественных движений и общественных движений в онлайн-пространстве.

Критика неолиберализма. Эти исследования состоят из работ, которые наряду с критикой неолибералистской реорганизации социального порядка, полномасштабно развернувшейся после экономического кризиса, анализируют её разрушительные итоги; разбирая политическую и экономическую динамику неолиберализма, они непосредственно изучают его социальные результаты.

Некоторые выводы. Мы рассмотрели историю и направления социологических исследований в Республике Корея. Особенности каждой эпохи были и продолжают оставаться тесно связанными с политической и социальной реальностью страны. Не будет преувеличением сказать, что корейская социология, опираясь на традицию страданий и достижений ради преодоления проблем, а также на понимание теории и методологии мировой социологии, обладает потенциалом развития. Всё это время она прилагала усилия для критического переосмысления, а не бездумного копирования зарубежных теорий, и в настоящее время продолжает трудиться с целью создания социологии, способной объяснить уникальную корейскую реальность и предложить самобытную альтернативу.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ



 

Похожие работы:

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.