WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 18 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.И. ВАВИЛОВА» ...»

-- [ Страница 7 ] --

Недостаток объема сухого вещества порождает дефицит клетчатки в рационе у сухостойных коров, а после их отёла – практикуется избыточное скармливание неструктурных углеводов с целью форсирования лактации, что является дополнительным фактором развития болезни, усугубляющим недостаток грубого корма.

Ущерб от заболевания огромен, поскольку консервативное лечение практически не приносит результатов, и стадо теряет ценных животных. По расчетам потери по причине этой болезни могут достичь 30–80 голов из каждых 1000 нетелей голштино-фризской породы (Н.

Пантюшенко, «Животноводство России, 01.2008 г., с. 39–40»). Это составляет от 3 000 000 до 8 000 000 рублей убытка из каждой такой группы. Если животное погибает в первый год содержания, то ущерб от потерянных возможностей получения молочной продукции при условии эксплуатации животного в течение 5 лет с удоем в 30 л в сутки составит примерно 492 750 руб. на 1 голову. Таким образом, потеря одного импортированного нетеля и упущенная экономическая возможность равна почти 600 000 руб.

Клиническая картина при смещении сычуга аналогична болезням преджелудков и кишок, но существуют и специфические признаки болезни. В их числе: внезапное развитие после отёла гипотонии или атонии рубца, отказ животного от корма, редкая жвачка и отрыжка, животные малоактивны (чаще лежат). В рубцовом содержимом значительно изменяется микрофлора.

Количество инфузорий снижается до 30000 в мл (норма: 300000–1200000 в 1 мл) и не достигает нижней границы нормы. Качественный состав микрофлоры в основном представлен мелкими формами. Подвижность инфузорий оценивается в два бала. Ферментативная активность микрофлоры рубца более 8 минут (норма: до 5 минут).

При исследовании крови, мочи и молока было установлено повышенное содержание кетоновых тел в крови – 0,32 г/л (ацетонемия) (норма: 0,01–0,06 г/л), моче – 6,7 г/л (норма: до 0,1 г/л) и молоке – 0,15 г/л (норма: 0,04–0,08 г/л). В выдыхаемом животными воздухе улавливался характерный запах ацетона, а в крови снижается уровень кальция, хлора, калия, глюкоза – 0,96–0,78 ммоль/л (норма: 45–60 ммоль/л).

При левостороннем смещении сычуга характерно более тяжёлое течение болезни животных. В этом случае часто происходит заворот кишок, заканчивающийся гибелью животного. Процесс может сопровождаться кетонемией, кетонурией, кетонолактией, гипокальциемией средней степени. Температура тела обычно находится в пределах нормы, молочная продуктивность падает до 2–4 литров в сутки.

Анатомическим признаком смещения сычуга будет выпячивание в области левого подреберья последних трех ребер при запавшей левой голодной ямке.

Объем живота увеличен. Пальпируется скопление газов. У клинически здоровых коров, проводя пальпацию позади реберной дуги, вдавливая возможно глубже под нее пальцы и сильно надавливая на сычуг в направлении вперед и вниз, можно столкнуться с трудностью диагностики в силу сильного напряжения мышц брюшной стенки. У больных же животных внешняя стенка умеренно мягкая, легко пальпируется и при наличии в сычуге язв, воспалительных процессов катарального состояния перекручивания или его расширении в силу пилороспазма обнаруживается реакции болезненности у животного.

При аускультации области смещения сычуга прослушиваются звуки переливания жидкости, иногда можно услышать звук падающей капли.

Перкуссией выявляется звонкий звук, словно удар по сильно накаченному баскетбольному мячу, и наличие шумов. Звуки имеют высокую тональность, которая может изменяться.

Болевые пробы в области мечевидного отростка обычно положительные.

Скручивание сычуга сопровождается сильными приступами колик. Пульс достигает 100 ударов в минуту и более (норма 50–80). Кал в начале заболевания животного суховатой консистенции, черного цвета, иногда с примесью слизи и крови. Выделяется в небольшом объёме, а затем по мере развития болезни – на 4–5 сутки – становится жидким, почти водянистым, вплоть до профузной диареи, зеленоватого цвета со зловонным запахом. В нем обнаруживается много частиц непереваренного корма, диагностируется вторичный кетоз средней степени тяжести. Животные угнетены, малоподвижны, вялые, снижена реакция на окружающую среду, практически отказываются от приёма корма, особенно концентратов, глаза запавшие с сильно расширенными зрачками, уши холодные. В контурах тела животных резко проявляется исхудание, бока запавшие, сгорбленность, выгнутая спина. По клиническим признакам заболеваний можно предположить о наличии кетоза.

В этой форме при перкуссии с правой стороны брюшной полости отмечается звонкие звуки вследствие переполнения газами слепой, толстой, прямой кишок и сычуга.

Необходимо отметить, что наиболее выражены клинические признаки заболевания проявляется в первый месяц после отёла. Изменение рациона кормления – увеличение объема грубых кормов и консервативное лечение на ранней стадий облегчают страдание животного, но не излечивают болезнь и не обеспечивает благоприятного прогноза жизни животного.

Клинически болезнь проявляется сразу после отёла вследствие резкого освобождения брюшной полости от плода при уменьшенном объёме рубца. В результате смещения сычуга эвакуация содержимого из него замедляется, а чаще всего прекращается. Это способствует снижению его секреторной функции и в конечном счёте ведёт к снижению кислотности в сычуге. В этих условиях ингибируется (тормозится) расщепление белковых компонентов корма и в желудочно-кишечном тракте возникает дисбактериоз с преимущественным накоплением в нем грамнегативной микрофлоры. В результате этого создаются благоприятные условия для накопления в сычуге продуктов гниения, которые вызывают интоксикацию организма и структурные изменения в желудочно-кишечном тракте.

Одновременно возникает застой крови в сосудах сычуга, что ведет к набуханию, воспалению, инфильтрации и отеку его стенок. На этом фоне развиваются гипотония и атония преджелудков со всеми характерными для них симптомами и последствиями.

Сложности диагностики болезни связаны и с анатомическими особенностями топографии сычуга – его локализацией в правом подреберье; трудностью получения у взрослых животных его содержимого; отсутствием специальных методов исследований у ветеринаров-практиков – всё это затрудняет констатирование каких-либо специфических и характерных симптомов для этой болезни.

При вскрытии павшего или вынужденно убитого животного обнаруживают изменение местонахождения сычуга (чаще слева под рубцом) и морфологические изменения в нем. Местом непроходимости органа обычно бывает пилорическая область и начальная часть тонкой кишки. Сычуг обычно наполнен кормовыми массами и газами, увеличен в объеме. Слизистая оболочка его набухшая и гиперемированная, стенки отечные, складки рельефно увеличены.

На практике нередко для диагностики заболевания используют метод визуальной оценки контуров живота, а также перкуссию, аускультацию, ректальное исследование (для определения месторасположения сычуга). Иногда сильно увеличенный сычуг располагается между брюшной стенкой и петлями кишечника, достигая правой или левой голодной ямки. При диагностике учитывают данные анамнеза, основные симптомы и исключают другие болезни (болезни преджелудков и кишок с характерными клиническими проявлениями). Чаще всего признаки заболевания ярче проявляется в первый месяц после отёла.

В наших исследованиях учитывались для диагностики заболевания контуры живота, мы также проводили перкуссию, аускультацию и ректальное исследование (для определения месторасположения сычуга). Было установлено у 70 % обследуемых животных значительное увеличение сычуга, он располагался между брюшной стенкой и петлями кишечника, достигая правой или левой голодной ямки.

При диагностике нами также учитывались данные анамнеза, основные симптомы проявляющегося заболевания, при этом на основе клинических признаков и симптомов исключались другие болезни (например, преджелудков и кишок с характерными клиническими проявлениями).

Проведённые исследования по поводу смещения сычуга не всегда дают полное представление о его местонахождении и диагноз может быть лишь предположительным, установить точный диагноз помогает опыт ветеринарного врача.

В зависимости от формы смещения возможны варианты лечения: при правосторонней форме оптимально для благоприятного исхода болезни оперативное вмешательство, при левосторонней – рекомендуется консервативное лечение, которое нами будет предложено позже.

Важное место в ветеринарной работе имеют меры, направленные на профилактику смещения сычуга у высокопродуктивных молочных коров, включающие анализ селекционно-племенной работы, знание сведений о генотипе закупаемого скота, которые должны быть реализованы в условиях его содержания. Это чрезвычайно важно, так как именно ввезенный скот наиболее подвержен риску возникновения патологии.

Необходимо не только создать необходимую кормовую базу, но и привести в порядок помещения, где будут содержаться животные, так как заболевания сычуга являются в большей мере следствием нарушения условий содержания и кормления животных. Кроме того, установлено, что животные, отдыхающие на левом боку менее подвержены заболеванию. Это необходимо учитывать и реализовывать в профилактических мероприятиях путём конструирования станков, побуждающих животных лежать в левостороннем положении.

Поэтому важным в недопущении возникновения болезни является правильное кормление животных с учётом анатомического строения и физиологических особенностей крупного рогатого скота. После отела корове рекомендуется выпаивание теплой воды (350–390) в объеме до 40–60 литров и растворением в этом количестве 1–1,5 кг сахара и 120 г соли или дачей энергетических компонентов – пропиленгликоля до 500 мл одному животному.

Отметим, что прием внутрь пропиленгликоля с водой не всегда происходит добровольно со стороны животных, вследствие чего необходимо осуществлять дачу препарата из резиновой бутылки. В случае отказа животного от самостоятельного приёма воды или прием ее в ограниченном объеме (до 15–20 литров) следует использовать насильственный метод дачи воды через зонд.

Большая роль в профилактике болезни должна отводиться регулярному моциону, особенно это необходимо для коров с большой массой тела.

Рекомендуется с профилактической целью применять хирургическое вмешательство – метод фиксации сычуга у высокопродуктивных коров, путем подшивания его к брюшной стенке.

Высокопродуктивным животным необходимо уделять большее внимание профилактике смещения сычуга. С этой целью в их рационе не должно быть большой доли концентратов и малого объема грубого корма, последнего необходимо иметь не менее 18–20 %. Важным элементом профилактики заболеваний животных является недопущение больших различий в рационе кормления коров в конце лактации, в течение сухостойного периода и 3–3,5 месяцев начального этапа лактации после отела. В дальнейшем в их рационе должны использоваться в ограниченной мере концентраты при высоком их качестве и значительные объемы грубых кормов. Мы рекомендуем в течение двух недель до отела вести скармливание грубых кормов (сена, сенажа) путем свободного доступа животных к корму. Причем фронт кормления должен быть оптимальным, свести к минимуму возможности создания стрессовых ситуаций, должна быть своевременная диагностика и лечение метаболических нарушений (ацидоз, кетоацидоз, кетоз, остеодистрофия), также скрытых и клинически протекающих форм маститов, эндометритов, задержаний последов.

Все это должно способствовать сохранению высокого аппетита животного, нужных по протяженности и частоте жвачных периодов, нормального функционирования преджелудков, общего физиологического тонуса и высокой продуктивности животных.

Таковы некоторые результаты наших исследований, касающихся этиологии, патогенеза, симптоматики болезни смещения сычуга высокопродуктивных животных, профилактики заболеваний его различных форм и экономических потерь, вызываемых этим заболеванием. Некоторые рекомендации, высказанные нами, должны способствовать ветеринарам-практикам в правильном его диагностировании и лечении. Это в конечном итоге, будет способствовать стабильным экономическим успехам и получению качественной молочной продукции.

И.И. Калюжный, Н.Д. Баринов Саратовский государственный аграрный университет имени Н.И. Вавилова, г. Саратов, Россия

ПРОФИЛАКТИКА НЕСПЕЦИФИЧЕСКОЙ БРОНХОПНЕВМОНИИ

У СВИНЕЙ В КРУПНЫХ КОМПЛЕКСАХ

Обилие противомикробных и биологических препаратов полностью не защищают от респираторных заболеваний свиней, в том числе и в свиноводческих комплексах промышленного типа.

Причинами такого положения дел мы видим в полиэтиологичности заболевания. Составляющими этой полиэтиологичности являются: нарушение в условиях содержания, кормления животных; постоянные стрессовые ситуации которые заложены в технологии (частые перегруппировки животных и т.д.); возможные ошибки селекционно-племенной работы и д.р.

По результатам проведенных исследований, связанных с лечением свиней, мы считаем, что эффективнее и экономически выгодным является профилактика заболевания свиней неспецифической бронхопневмонией.

Нами отмечено, что часть животных, на всём протяжении откорма не заболевает респираторными болезнями, хотя и находятся в одной клетке с больными свиньями. Обследуя, этих животных, нами выявлена более высокая неспецифическая резистентность, эти животные были получены от разных хряков.

Мы поставили перед собой задачу – повысить неспецифическую резистентность путём использования лекарственные средства в т.ч. и проведение заместительной терапии.

С целью профилактики неспецифической пневмонии был предложен т.н.

антистрессовый премикс, состав которого представлен в таблице 1. Схема опыта представлена в таблице 2. Результаты опыта представлены в таблице 3.

Анализируя результаты опыта видно, что, используя антистрессовый премикс можно в значительной степени сократить заболеваемость свиней неспецифической бронхопневмонии.

–  –  –

Выводы.

1. Применение премикса позволяет повысить стрессоустойчивость свиней и в значительной степени сократить заболеваемость их неспецифической бронхопневмонией.

2. Предложенный состав премикса и схема его применения вписывается в технологию выращивания свиней.

3. Сроки применения антистрессового премикса исключают накопление лекарственных препаратов в мясе животных.

Предложения для практики:

• улучшить селекционно-племенную работу с анализом всей технологической цепочки;

• усилить контроль над соответствием рецептуры премиксов вводимых в рацион животных;

• по возможности сократить до минимума стрессовые ситуации в технологии производства;

• перевод свиней по этапам технологической цепочки осуществлять в соответствии с гнёздами образованными в период подсоса.

М.Ф. Карашаев Кабардино-Балкарская государственная сельскохозяйственная академия имени В.М. Кокова, г. Нальчик, Россия

ИЗУЧЕНИЕ СОСТОЯНИЯ ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ

ДЫХАНИЯ И КИСЛОРОДНЫХ РЕЖИМОВ ОРГАНИЗМА

Известно, что основным назначением функциональной системы дыхания является удовлетворение кислородного запроса организма и выведение образовавшегося в тканях углекислого газа [2, 3, 4, 5, 7]. Без всесторонней оценки деятельности этой системы нельзя судить об аэробной производительности организма и искать новые способы и методы диагностики, лечения и профилактики болезней [1, 3, 4, 5, 8].

Цель работы: изучение особенностей состояния функциональной системы дыхания, газообмена, кровообращения, дыхательной функции крови здоровых новорожденных телят.

Материал и методы. У новорожденных определяли клиникофизиологические показатели и живую массу. В опытах использовали дыхательную маску, имеющую клапан вдоха и выдоха. Герметичное крепление маски на голове теленка достигалось с помощью манжеты из эластичной резины. Для сбора выдыхаемого воздуха использовали мешок из латэкса объемом 50 литров. У телят определялись показатели функциональной системы дыхания: минутный объем и частоту с помощью волюметра «Veb medizintehnik», содержание кислорода во вдыхаемом, выдыхаемом и альвеолярном воздухе – на газоанализаторе «Trade Medical», насыщение артериальной крови кислородом на пульсоксиметре – «Oxyshuttle», содержание гемоглобина в крови гемиглобинцианидным методом.

Результаты клинического состояния телят вводили в компьютерную базу данных «Регистрация клинического состояния животного» [6], полученные протоколы тестов обрабатывали по программе «Hb-Registration-formuls», позволяющей рассчитывать показатели состояния функциональной системы дыхания и параметров кислородных режимов организма [8].

Показатели внешнего дыхания новорожденных телят отражены в таблице 1.

Таблица 1 Показатели внешнего дыхания новорожденных телят

–  –  –

У отдельных особей граница частоты дыхания составляла 44…48 дых/мин.;

дыхательный объем колебался от 67,12 до 74,33 мл (2,22…2,33 мл на 1 кг массы тела). Небольшой дыхательный объем определяет величину минутного объема дыхания, которая варьирует от 3190 мл до 3238 мл.

Это в свою очередь, позволяет определить объём альвеолярной вентиляции и её долю в минутном объеме дыхания новорожденных. Так, альвеолярная вентиляция составляет от 2562,88 мл/мин до 2616,26 мл/мин, что на 1 кг массы тела новорожденных телят составляет от 82,27 мл/мин до 85,14 мл/мин.

при этом доля альвеолярной вентиляции в общем, объеме легочной вентиляции составляет 79,7±0,07 %.

Анализ полученных данных указывает на относительно высокое содержание кислорода в выдыхаемом воздухе и альвеолярной смеси газов и небольшой объём углекислого газа.

Исследования кровообращения новорожденных показали, что частота сердечных сокращений у них колеблется от 72 до 78 ударов в минуту (табл. 2).

Таблица 2

–  –  –

Ударный объем крови не превышает 27,10 мл, а небольшой ударный объем крови определяет и минутный сердечный выброс, в среднем 2087,37±7,82 мл/мин. Содержание гемоглобина в крови у здоровых телят колеблется в границах от 110 до 121 г/л., соответственно этому кислородная ёмкость крови относительно невысокая, количество эритроцитов у новорожденных от 6,5 до 7,3 млн/мм3.

Исследования показали, что парциальное давление кислорода в альвеолярном воздухе у новорожденных составляет 112,46±0,11 мм рт. ст., напряжение кислорода в венозной крови равно 35,16±0,16 мм рт. ст., а потребление кислорода организмом новорожденных телят – 95,07±0,55 мл/мин.

Скорость поступления кислорода в лёгкие у новорожденных телят 571,61±1,27 мл/мин., в альвеолы 455,56±1,35 мл/мин., скорость транспорта кислорода артериальной кровью 316,91±3,35 мл/мин., венозной кровью 221,70±2,88 мл/мин.

Интенсивность поступления кислорода в лёгкие новорожденных равна 18,48±0,10 мл/мин на 1 кг массы тела, а в альвеолы – 14,71±0,06 мл/мин, интенсивность транспорта кислорода артериальной кровью – 10,24±0,04 и смешанной венозной – 7,16±0,05 мл/мин. на 1 кг массы тела.

Кроме того, сопоставление функциональных затрат (минутный объём дыхания и кровообращения) с потреблением кислорода позволяет судить об экономичности кислородных режимов организма (табл. 3)

–  –  –

У новорожденных телят каждый литр кислорода утилизируется из большего объема, поступающего в лёгкие воздуха. Так, если каждый литр кислорода извлекается организмом телят из 34,14±14,3 литров воздуха, то организмом человека каждый литр кислорода извлекается из 24…26 л воздуха [7].

Заключение. Результаты наших исследований расширяют имеющееся представление о механизмах развития функциональной системы дыхания животных, и дают возможность выявить дополнительные критерии, характеризующие состояние животных. Были определены ранее неизвестные показатели внешнего дыхания: объём альвеолярной вентиляции, её отношение к минутному объему дыхания.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Анохин, Б.М. Профилактика болезней молодняка сельскохозяйственных животных/Б.М. Анохин/. – Воронеж, 1996. – С. 42–69.

2. Анохин, П.К. Теория функциональной системы/П.К. Анохин/. В сб.: Успехи физиологической науки. М., 1970, 1, 1: – С. 12–14.

3. Белошицкий, П.В. Синергизм при адаптации к гипоксии // Гипоксия: механизмы адаптация коррекция /П.В. Белошицкий/ Материалы Четвёртой Российской конференции (с международным участием). – М.: ГУ НИИ ОПП РАМН, 2005. – С. 12–13.

4. Берова, М.О. Возрастные особенности иммунофизиологической реакции организма на адаптацию к гипоксии. Автореф. дисс. …канд. биол. наук. – Ставрополь, 2004. – 21 с.

5. Карашаев, М.Ф. Распространение анемии у телят / М.Ф. Карашаев // «Вестник Российской Академии сельскохозяйственных наук». – 2007. – № 1. – С.89.

6. Карашаев, М.Ф. Компьютерные технологии в оценке состояния животных / М.Ф.

Карашаев, М.М. Шапсигов // Современное развитие агропромышленного комплекса: региональный опыт, проблемы, перспективы / Материалы Всероссийской научнопрактической конференции. – Ульяновск, 2005. – С. 375–377.

7. Колчинская, А.З. Автоматизированный анализ эффективности использования адаптации к гипоксии в медицине и спорте / А.З. Колчинская// Сборник научных трудов в 3-х томах. – Москва-Нальчик: КБНЦ РАН, 2001. – С. 13–36.

8. Колчинская, А.З. Автоматизированный анализ состояния организма и эффективности ИГТ / А.З. Колчинская, В.А. Денисенко, А.Х. Хуболов // Автоматизированный анализ состояния эффективности использования адаптации к гипоксии в медицине и спорте. – Москва – Нальчик, 2003. – С. 13–36.

М.Ф. Карашаев Кабардино-Балкарская государственная сельскохозяйственная академия имени В.М. Кокова, г. Нальчик, Россия

ПРИМЕНЕНИЕ ИНТЕРВАЛЬНОЙ ГИПОКСИЧЕСКОЙ

ТРЕНИРОВКИ ДЛЯ ПРОФИЛАКТИКИ АНЕМИИ

Предлагаемый способ интервальной гипоксической тренировки телят является альтернативой к использованию железосодержащих препаратов [3] и заключается в применении газовых смесей с пониженным содержанием кислорода, вызывающих дозированную гипоксию в нормобарических условиях [1].

По нашим наблюдениям в хозяйствах Кабардино-Балкарской Республики у 38,2 % новорожденных телят установлена железодефицитная анемия, которая характеризуется низким уровнем железа в сыворотке крови [2].

Анемия у телят 10-дневного возраста более выражена по сравнению с новорожденными:

содержание гемоглобина ниже 80,0 г/л обнаружили у 16,6 % молодняка [2].

Для определения показателей дыхания использовали волюметр «Veb medizintehnik» и газоанализатор «Малыш». Газовую смесь получали аппаратом «Гипоксикатор» «Trade Medical» – конвертирующего окружающий воздух в гипоксическую газовую смесь с заданным содержанием кислорода.

Клинические исследования животных проводили по общепринятым методикам, содержание железа в сыворотке крови определяли колориметрическим методом с монореагентом «Vital Diagnostic» [2].

Дыхание гипоксической газовой смесью (ГГС) осуществляют в интервальном режиме: пять минут телёнок дышит воздухом с пониженным содержанием кислорода, в следующие пять минут – окружающим. Таких серий в сеансе четыре.

Курс интервальной гипоксической тренировки (ИГТ) состоит из 15 сеансов. После первых пяти сеансов (ИГТ) содержание кислорода в (ГГС) следует снижать на 1 %, после второй пятидневки – ещё на 1 % [1]. Для здоровых телят в качестве начальной концентрации кислорода в (ГГС) использовали 12% кислорода. Для телят больных железодефицитной анемией применяли 14 % кислорода.

Для изучения адаптации телят к гипоксии в курсе ИГТ было отобрано четыре группы телят швицкой породы в возрасте 5-ти дней.

Как показали результаты обследования телят, после курса ИГТ произошли следующие изменения состояния функциональной системы дыхания. У телят опытной группы после курса ИГТ в условиях нормоксии отмечено уменьшение частоты дыхания и увеличение дыхательного объёма, за счёт которого проявилась тенденция к увеличению минутного объёма дыхания.

Курс ИГТ оказал воздействие не только на внешнее дыхание, но и на показатели дыхательной функции крови. После курса увеличилось содержание гемоглобина, железа и количество эритроцитов в крови, в соответствии с этим кислородная ёмкость крови стала большей.

Проявилась тенденция к увеличению насыщения кислородом артериальной крови. Возрастание кислородной ёмкости крови и насыщения кислородом артериальной крови обусловило увеличение содержания кислорода в артериальной и венозной крови.

Пятнадцатидневный курс ИГТ вызвал у телят уменьшение частоты сердечных сокращений в нормоксических условиях, что указывает на возрастание эффективности деятельности сердечной мышцы. Повышается также и экономичность кровообращения, о чём свидетельствует снижение гемодинамического и вентиляционного эквивалента и повышение кислородного пульса и дыхательного цикла.

Все перечисленные особенности функции внешнего дыхания, кровообращения, дыхательной функции крови, обеспечили изменения кислородных режимов организма телят после курса ИГТ.

На основании исследований можно сделать вывод, применение ИГТ оказалось эффективным средством, позволившим нормализовать содержание гемоглобина и железа, для профилактики железодефицитной анемии.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Гипоксия, автоматизированный анализ гипоксических состояний здоровых и больных.

/ Под ред. А.З. Колчинской. – Нальчик – Москва: Изд-во КБНЦ РАН, 2005. – 358 с.

2. Карашаев, М.Ф. Распространение анемии у телят / М.Ф. Карашаев// Вестник Российской академии сельскохозяйственных наук, 2007. – № 1. – С. 89.

3. Пчельников, Д.В. Гемовит – плюс для лечения телят при алиментарной анемии/Д.В.

Пчельников, В.И. Дорожкин, В.А. Бабич // Ветеринария. – 2003. – № 12. – С. 14–15.

С.В. Карпов, В.А. Черевиченко Саратовский государственный аграрный университет имени Н.И. Вавилова, г. Саратов, Россия

ВЛИЯНИЕ ТЕРМООКСИДНЫХ ПОКРЫТИЙ ОСТЕОФИКСАТОРОВ,

ОБОГАЩЕННЫХ ИОНАМИ СЕРЕБРА И МЕДИ,

НА ШТАММЫ МИКРООРГАНИЗМОВ, ВЫДЕЛЕННЫХ

ОТ ЖИВОТНЫХ С ГНОЙНЫМИ ПРОЦЕССАМИ

Переломы трубчатых костей и связанные с ними осложнения (остеомиелиты, расшатывание остеофиксаторов и нагноение раневого канала, активизация вторичной микрофлоры) у животных являются одной из актуальных проблем в ветеринарной травматологии [1, 2, 8, 10]. Поиск эффективных антисептических средств опять привлек внимание к таким давно известным в природе микроэлементам как серебро и медь – являющимися естественными антибиотиками, имеющими широкий спектр действия, безопасный для высокоорганизованных животных, но действующих губительно на бактерии, грибы, вирусы, препятствующие их росту и размножению (бактериостатическое). В отличие от синтетических антибиотиков, вызывающих аллергические осложнения, токсическое воздействие на внутренние органы и иммунный дисбаланс [7, 11], они не способствуют развитию и распространению к ним патогенных микроорганизмов.

Благодаря методу внешней фиксации при остеосинтезе с помощью остеофиксаторов достигается значительное сокращение сроков лечения и реабилитации пациентов, соблюдаются основные принципы стабильнофункционального остеосинтеза [2, 3, 6]. В этой связи заслуживают внимания остеофиксаторы с термооксидным покрытием, обладающим повышенными биоинтеграционными свойствами [9, 11].

Известна методика внедрения частиц лантана, серебра и меди в составе термооксидного покрытия. Однако неизученным остается вопрос о воздействии ионов меди и серебра, входящих в состав напыления остеофиксатора, на представителей гноеродной микрофлоры, нередко вызывающих послеоперационные осложнения. Исходя из этого, перед нами была поставлена задача – изучить антисептические свойства остеофиксаторов, обогащенных ионами меди и серебра in vitro по способности задерживать рост условно-патогенных микроорганизмов.

Материал и методы.

Опытные остеофиксаторы представляли собой винтовые стержни из биотолерантной нержавеющей стали 12Х18Н9Т (ГОСТ 5632Стержни изготавливались путем токарной обработки и подвергались пескоструйной обдувке поверхности для удаления загрязняющих слоев и химической дезактивации. По данным [11] последующая термическая обработка проводилась в электропечи сопротивления с использованием воздушнотермического оксидирования при температуре 500 °С с продолжительностью 0,5 ч [4, 9, 11]. После этого в опытные образцы были внедрены микрочастицы меди и серебра с помощью потенциостатического метода.

Химический состав оксидных покрытий определялся на установке лазерного эмиссионного микроспектрального анализа «Спектр-2000» на базе НПО «Алмаз» г. Саратов. Наличие меди и серебра, как элементов в составе термооксидного покрытия, было определено с помощью лазерного микроанализа.

Исследование бактерицидных свойств остеофиксаторов проводили на клинических штаммах S. aureus, S. epidermidis, P. vulgaris, P. aeruginosa, Haemophilus spp., E. coli, выделенных от животных с гнойными процессами. На соответствующие питательные среды тест-штаммы засевали газоном: для культивирования P. aeruginosa, S. aureus, S. epidermidis – мясопептонный агар, для P. vulgaris и E. coli применяли среду Эндо, для Haemophilus spp. использовали кровяной агар. Посевы подсушивали в течение нескольких минут, а затем осторожно, соблюдая правила асептики, размещали на поверхности питательной среды стерильные остеофиксаторы с ионами серебра, меди и без напыления (контроль). Дополнительно ставили контроль на стерильность тестируемых остеофиксаторов. Чашки инкубировали в термостате при температуре 37 °С в течение 24 часов. Результаты учитывали, измеряя линейкой величину зоны задержки роста микроорганизмов вокруг остеофиксаторов.

Результаты исследований. Рост протея (P. vulgaris) на питательной среде через сутки инкубирования характеризовался интенсивностью и внешне проявлялся появлением мутного сплошного налёта, равномерно покрывающего поверхность среды. Кишечная палочка (E. coli) на среде Эндо образовывала интенсивный сливной рост, образуя характерные колонии малинового цвета с металлическим блеском. Рост синегнойной палочки (P. aeruginosa) на чашках с мясо-пептонным агаром был интенсивным и однородным, колонии в косо-проходящем свете давали характерный синезеленоватый отлив. Гемофилы (Haemophilus spp.) при росте на кровяном агаре кроме интенсивного роста обладали гемолитической способностью.

Рост золотистого и эпидермального стафилококка (S. aureus, S. epidermidis) характеризовался обильностью и однородностью.

В ходе исследований нами было установлено, что наибольшей бактерицидной активностью обладали остеофиксаторы с ионами серебра. В большей степени они угнетали рост гемофильных палочек, протея и золотистого стафилококка. При этом величина зоны задержки роста вокруг остеофиксатора соответственно составляла 1,8; 1,4 и 1,1 мм, и в меньшей степени эпидермального стафилококка (0,9 мм) и кишечной палочки (0,5 мм).

Остеофиксаторы, пропитанные ионами меди, оказывали бактериостатическое действие на золотистый и эпидермальный стафилококки (1,7 и 1,4 мм соответственно), меньше действовали на кишечную палочку (0,7 мм).

На основании вышеизложенного можно сделать предварительные выводы о том, что ионы серебра и меди, присутствующие в составе термооксидного покрытия, оказывают бактерицидное действие на представителей гноеродной микрофлоры. Причем ионы серебра оказались более эффективными против гемофильных палочек, протея и золотистого стафилококка (зона задержки роста – 1,8, 1,4 и 1,1 мм соответственно), а ионы меди против золотистого и эпидермального стафилококков (1,7 и 1,4 мм соответственно).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Аболина А.Е., Абрамов М.Л., Морозов В.П. Чрескостный компрессионнодистракционный остеосинтез при лечении переломов плеча, бедра, голени и их последствий // Метод Илизарова - достижения и перспективы. – Курган, 1993. – С. 40–41.

2. Анников В.В., Бейдик О.В. Внешняя стержневая фиксация переломов трубчатых костей собак и кошек: Уч. пособие. – Саратов, 2006. – 30 с.

3. Биоинтеграционные качества термооксидных покрытий чрескостных стержневых металлофиксаторов при клинических испытаниях / [ И.В. Родионов и др.] // Наукоемкие технологии– 2008 №8.Т.9 – С. 57–66.

4. Ватников Ю.А. Структурная и функциональная организация репаративного остеогенеза у животных (Экспериментальные и клинические исследования). Автореф. дисс.

док. вет. наук, 2004. – 38 с.

5. Илизаров Г.А. Значение факторов напряжения растяжения в генезе тканей и формообразовательных процессов при чрескостном остеосинтезе // Чрескостный остеосинтез в ортопедии и травматологии: сб. научн. тр. – Курган, 1984. – Вып. №9. – С. 4–41.

6. Поздеев О.К. Медицинская микробиология / Под ред. Покровского В.И., учебник для ВУЗов М.: 2001;181.

7. Самошкин, И.Б. Реконструктивно-восстановительная хирургия опорно-двигательного аппарата у собак (клинико-морфологические параллели ): руководство для ветеринарных врачей / И.Б. Самошкин, Н.А. Слесаренко. – М.: Советский спорт, 2008. – 200 с.

8. Фролова О.Н., Анников В.В. Морфологическое обоснование эффективности применения остеофиксаторов с термооксидными покрытиями /О.В. Фролова, В.В. Анников/ Вестник Саратовского госагроуниверситета: 2010 №7. – С.48–52.

9. Черевиченко, В.А. Микробный профиль при экспериментальном остеомиелите / В.А. Черевиченко, В.В. Анников, Л.С. Назарова // Ветеринарная медицина. Совре-менные проблемы и перспективы развития: Материалы VIII Всероссийской научно-практической конференции 2008. – Саратов: Научная книга, 2008. – С. 429–431.

10. Rodionov I.V., Butovsky K.G. Biological and mechanical compatibility materials bone implants / Материали за III-а Международна научна практична конференция «Умение и нововъведения», 2007. – Т.13. София, България. – С. 12–14.

Ж.В.Б. Катинда Кубанский государственный аграрный университет, г. Краснодар, Россия

КОНТАГИОЗНАЯ ПЛЕВРОПНЕВМОНИЯ В СТРУКТУРЕ

ИНФЕКЦИОННЫХ БОЛЕЗНЕЙ КРУПНОГО РОГАТОГО СКОТА

В РЕСПУБЛИКЕ АНГОЛА

Контагиозная плевропневмония (КПП) крупного рогатого скота – это инфекционное заболевание микоплазменной этиологии, отнесенное МЭБ к особо опасным болезням.

В 18 веке КПП была широко распространена в Европе, оттуда была завезена с импортным скотом в США, Австралию, Азию, Южную Африку, Японию. К концу 19-го началу 20-го века за счет энергичных усилий по борьбе, включающих уничтожение больных и строгий контроль за перемещением животных КПП была ликвидирована в большей части стран Западной Европы, США и Японии [2]. В Австралии заболевание ликвидировано в 1973 г., спустя пребывания её на континенте в течение 100 лет [1]. В Испании, Португалии и Италии в 80-х и 90-х годах 20-го века регистрировались единичные очаги болезни, которые в кратчайшие сроки были ликвидированы [3].

По данным МЭБ, в настоящее время КПП остается широко распространённым заболеванием в странах Восточной, Западной и Центральной Африки, в их числе находится и Республика Ангола, которая является эндемичной по этой болезни.

Целью нашего исследования являлось установление нозологического профиля инфекционных болезней крупного рогатого скота в Республике Ангола и определения места в его структуре КПП.

Нами проанализированы годовые отчеты ветеринарной службы Республики Ангола за последние 9 лет (с 2002 по 2010 г.). При этом было установлено, что статистическому учету подлежали только 7 нозологических единиц инфекционных болезней крупного рогатого скота – бешенство, бруцеллез, контагиозная плевропневмония, нодулярный дерматит, сибирская язва, туберкулез и эмкар. Данные по количеству эпизоотических очагов и случаям заболеваний данными инфекционными болезнями отражены в таблицах 1 и 2.

Материалы таблиц свидетельствуют, что за анализируемое время в стране было зарегистрировано 1908 эпизоотических очагов, в которых заболело 24608 голов крупного рогатого скота. В среднем ежегодно фиксировалось 212 очагов и 2734 случая заболеваний инфекционными болезнями. Наиболее неблагоприятными по эпизоотологической обстановке был 2007 г., когда был зарегистрирован 361 очаг, а перечисленными инфекционными болезнями заболело 8925 голов. Наиболее благополучным в эпизоотическом плане был 2009 г., в котором действовало 113 очагов и заболело 1097 животных.

Таблица 1 Количество эпизоотических очагов инфекционных болезней крупного рогатого скота в Республике Ангола с 2002 по 2010 гг.

–  –  –

Выявление линейного тренда динамики возникновения эпизоотических очагов инфекционных болезней показало, что она имеет четкую тенденцию к убыванию, что может свидетельствовать об улучшении эпизоотической обстановки в стране по болезням крупного рогатого скота. В тоже время тренд по количеству случаев свидетельствует о незначительной тенденции их увеличения, что может быть связано с увеличением числа восприимчивых животных или недостаточной эффективностью проводимых профилактических противоэпизоотических мероприятий.

Таблица 2 Количество зарегистрированных случаев инфекционных болезней крупного рогатого скота в Республике Ангола с 2002 по 2010 годы

–  –  –

Подавляющее большинство по количеству очагов и зарегистрированных в них заболевших животных приходится на КПП и нодулярный дерматит – 62,2 и 78,3 %. На долю остальных 5 болезней (сибирская язва, туберкулез, эмкар, бешенство, бруцеллез) приходится 37,8 % очагов и 21,7 % случаев заболеваний. Оценивая индивидуально долю каждой рассматриваемой патологии в нозологическом профиле инфекционной патологии крупного рогатого скота, следует констатировать, что на первом месте как по числу эпизоотических очагов (35,1 %), так и по числу заболевших животных (52,2 %) стоит КПП, на втором месте нодулярный дерматит (27,1 и 26,1 %), далее следуют эмкар, бешенство, туберкуле и бруцеллез.

Следовательно, статистические данные показывают, что самым распространенным инфекционным заболеванием крупного рогатого скота является КПП. Ежегодно в среднем действовало 74 очага, в которых заболевало 1428 животных. Между тем, в разные года составная часть КПП в нозологической структуре инфекционных болезней крупного рогатого скота была различной и претерпевала существенные колебания.

Так в 2002–2003 годах доля КПП по количеству очагов и всех случаев болезни составляла 13,6–12,8 % и 18,2–23,3 % соответственно. Это были самые низкие показатели в этой эпизоотологической категории. Наибольший объем в нозологической структуре инфекционной патологии крупного рогатого скота КПП составляла в 2007 г. В этот год на количество очагов КПП пришлось 61,2 %, а на количество случаев болезни 72,9 %.

Выявление тренда объема количества эпизоотических очагов и количества случаев болезни в нозологической структуре инфекционной патологии крупного рогатого скота в Республике Ангола показало, что эти два показателя имеют в рассматриваемом временном промежутке (9 лет) четкую тенденцию увеличения (нарастания). Это обстоятельство может свидетельствовать о неблагоприятном прогнозе и на будущее. А характеризуя прошедшее время можно говорить о том, что для существования КПП по-прежнему сохраняются благоприятные условия, позволяющие обеспечивать развитие эпизоотического процесса.

Таким образом, резюмируя изложенное, следует констатировать, что нозологическая структура инфекционной патологии крупного рогатого скота в Республике Ангола представлена 7 болезнями, из числа которых 4 характеризуются межпопуляционным, а 3 – внутрипопуляционным проявлением. В этой структуре превалирующее положение занимает КПП, интенсивность эпизоотического процесса которой имеет явную тенденцию нарастания.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Newton, L.G. Contagious bovine pleuropneumonia in Australia: some historic highlights from entry to eradication / L.G. Newton // Australian Veterinary Journal. – 1992. – №69. – P. 306–317.

2. Provost, A. Contagious bovine pleuropneumonia / A. Provost, P. Perreau, A. Beard, C. Le Goff, J.L. Martel and G.S. Cottew // Scientific and Technical Review. – 1987. – № 6. – P. 625–679.

3. Regalla, J. Manifestation and epidemiology of contagious bovine pleuropneumonia in Europe / J. Regalla, V. Caporale, A. Giovannini, F.G. Santini, J.L. Mantel and A.P. Goncalves // Scientific and Technical Review. – 1996. – № 15. – P. 1309–1329.

Н.В. Катков Саратовский государственный аграрный университет имени Н. И. Вавилова, г. Саратов, Россия

МОРФОМЕТРИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ

БРЮШНОЙ СТЕНКИ СВИНЬИ

В связи с лечением ран у свиней представляет интерес в частности использование репозиционного аппарата [1], который предусматривает контролируемое взаимодействие изогнутых спиц в глубине тканей с соединительнотканным остовом.

Возрастные особенности свиней обусловлены интенсивным развитием жировой клетчатки в брюшной стенке, характеристика которого недостаточно отражена в литературе [2].

С целью обоснования наложения спиц репозиционного аппарата в участках брюшной стенки свиньи с исключением риска повреждения внутренних органов в данной работе поставлены задачи:

• исследовать морфометрические показатели слоев брюшной стенки в плоскости 5-го поясничного позвонка;

• определить удаленность слоев апоневротического комплекса относительно серозной оболочки по участкам сегмента брюшной стенки.

Для исследования у двух свиней крупной белой породы восьми месячного возраста были отобраны образцы брюшной стенки в области между вентральной срединной линией и свободными концами поперечно-реберных отростков поясничных позвонков.

Измеряемую длину препаратов выражали в процентах. На известной удаленности от вентральной срединной линии образца измеряли толщину брюшной стенки, а также толщину жировой клетчатки с учетом ее расположения относительно мышечных пластов. С целью выделения апоневротического комплекса поверхность среза препарат обрабатывали струей горячей воды. Учитывали удаленность сухожильных пластин от серозной оболочки.

По результатам измерений для каждого показателя вычисляли среднюю арифметическую величину.

Как следует из полученных измерений, толщина образца брюшной стенки на всем протяжении изменялась в пределах от 21-го до 38-ми мм (номограмма 1).

При этом толщина стенки была наибольшей на участках препарата, удаленных на 10–40 % от вентральной срединной линии. В пределах участков, удаленных на 40–85 % от вентральной срединной линии, показатель был минимальным и вновь нарастал в верхней подвздошной области, соответствующей удаленности 85–100 % от вентральной срединной линии препарата.

мм %

–  –  –

Значительное развитие жировой клетчатки у свиньи характеризовалось достижением суммарной толщина ткани 18–22 мм в нижнем участке препарата. В подвздошной области этот показатель составил 9–18 мм. При этом подкожный слой жировой ткани был выражен на всем протяжении препарата и составлял величину от 3-х до 7-ми мм (номограмма 2, ряд 1).

–  –  –

% Номограмма 2. Толщина жировой ткани по участкам сегмента брюшной стенки свиньи (ряд 1 – подкожный слой; ряд 2 – слой, залегающий медиально от подкожной мышцы; ряд 3 – слой между внутренней косой и поперечной мышцами живота) Медиально от подкожной мышцы слой жировой клетчатки имел наибольшую толщину в нижней части брюшной стенки, достигая 13–16 мм, а в подвздошной области истончался до 6–9 мм (номограмма 2, ряд 2).

Между внутренней косой и поперечной мышцами живота залегал слой жировой ткани толщиной 1–3 мм (номограмма 2, ряд 3). Вблизи от серозной оболочки жировая ткань отсутствовала.

–  –  –

Номограмма 3. Удаленность апоневротических листков от серозной оболочки брюшной стенки свиньи (ряд 1 – апоневроз поперечной мышцы живота;

ряд 2 – апоневроз внутренней косой брюшной мышцы живота;

ряд 3 – апоневроз наружной косой брюшной мышцы) Апоневроз поперечной мышцы живота залегал наиболее глубоко. Его удаленность от серозной оболочки составила 6–7 мм в верхней подвздошной области (номограмма 3, ряд 1). На участке препарата, удаленном на 45–80 % от вентральной срединной линии образца, расстояние между серозной оболочкой и рассматриваемым листком апоневроза составило 3–4 мм. В области вентральной брюшной стенки на удалении 40 % от вентральной срединной линии образца апоневроз сливался с соединительнотканной капсулой прямой мышцы живота, объединяясь с апоневрозами внутренней и наружной косых брюшных мышц.

Апоневроз внутренней косой брюшной мышцы в подвздошной области сегмента стенки был удален от серозного покрова на 10–17 мм (номограмма 3, ряд 2), наиболее приближаясь к границе брюшной полости в участке, удаленном на 50– 0 % от вентральной средней линии препарата.

Апоневроз наружной косой брюшной мышцы был выражен во всех участках препарата подвздошной области, располагаясь латерально от внутренней косой мышцы. В вентральной области он участвовал в образовании соединительнотканной пластины, достигающей толщины 3,1 мм. В верхней подвздошной области его удаленность от серозной оболочки была наибольшей, составляя 17–23 мм (номограмма 3, ряд 3). В средней подвздошной области, удаленной на 45–75 % от нижнего края препарата, расстояние между этим апоневрозом и серозной оболочкой составило 14–16 мм.

Расположенная на латеральной стороне прямой мышцы апоневротическая пластина была удалена от границы брюшной полости на 15–17 мм.

Таки образом, полученные данные позволяют сделать вывод, что на участке брюшной стенки, удаленном на 20–40 % от вентральной срединной линии живота обеспечивается наименьший риск травмы внутренних органов при введении спиц репозиционного аппарата. В этой области расположена прикрытая жировой тканью самая толстая и прочная апоневротическая пластина, которая наиболее удалена от границы брюшной полости.

Наименее надежным при сближении краев раны репозиционным аппаратом является участок, удаленный на 40–80 % от вентральной срединной линии живота, где самая тонкая стенка и минимальное расстояние между находящимися в жировой ткани апоневротическими листками и серозной оболочкой.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Устройство для сближения краев раны. Патент RU № 2371117, МПК А61В17/00, A61D1/00, 27.10.2009 г.

2. Никитченко Д.В., Симолкин Л.Н. Рост мускулатуры у боровков крупной белой породы / Никитченко Д.В., Симолкин Л.Н. // Вестник РУДН. Сер ия с.-х. Науки. Животноводство. – М.: РУДН, 2003. – № 10. – С. 83–87.

Л.М. Кашковская, А.В. Красников Саратовский государственный аграрный университет имени Н.И. Вавилова, г. Саратов, Россия

КИШЕЧНЫЕ СТРОНГИЛЯТОЗЫ ЛОШАДЕЙ

Коневодство в нашей стране является составляющей частью в сельскохозяйственном производстве в целом, и в животноводстве в частности. В новых рыночных отношениях наблюдается тенденция к увеличению и хозяйственной значимости лошадей. Как и раньше лошадь остается источником тягловой силы не только в крестьянско-фермерских хозяйствах, но и во многих крупных сельскохозяйственных предприятиях.

Однако широкое распространение инвазионных болезней среди лошадей наносит значительный экономический ущерб как здоровью самих лошадей, и как следствие их производительности. Среди гельминтозов лошадей одним из наиболее встречаемых являются кишечные стронгилятозы. Данная группа болезней довольно широко распространена как в нашей стране, так и за рубежом.

Кишечные стронгилятозы лошадей – комплекс гельминтозных заболеваний (нематодозов), вызываемых представителями подотряда Strongylata, сем.

Strongylidae и Trichonematidae, паразитирующими в половозрелой стадии в толстом отделе кишечника животных. Личиночные стадии локализуются в различных тканях в зависимости от вида возбудителя. К настоящему времени насчитывают около 45 видов нематод – возбудителей кишечных стронгилятозов лошадей и других однокопытных (ослы, мулы). Все они относятся к геогельминтам, имеют сходное развитие во внешней среде и характеризуются общим потенцированным патогенным воздействием на организм, складывающимся из болезнетворного влияния многочисленных отдельных видов стронгилид и трихонематид, которые, как правило, в форме чистой инвазии у лошадей не встречаются.

Кишечные стронгилятозы – самые широко распространенные, повсеместно встречающиеся гельминтозы. Практически все лошади, начиная с самого раннего возраста, поголовно поражаются этими болезнями. Интенсивность инвазии (от нескольких сотен паразитов до десятков, а иногда сотен тысяч) зависит от возраста, условий содержания и кормления животных и др. Заражение животных происходит в основном летом как при пастбищном, так и при стойловом содержании.

В отдельных хозяйствах кишечные стронгилятозы приносят значительный экономический ущерб, который складывается из резкого отставания в росте и развитии больных жеребят, снижения работоспособности, а также прямых потерь – случаев смерти животных.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 18 |

Похожие работы:

«Министерство сельского хозяйства РФ Департамент аграрной политики Воронежской области Департамент промышленности, предпринимательства и торговли Воронежской области ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный аграрный университет имени императора Петра I» Экспоцентр ВГАУ ПРОИЗВОДСТВО И ПЕРЕРАБОТКА СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЙ ПРОДУКЦИИ: МЕНЕДЖМЕНТ КАЧЕСТВА И БЕЗОПАСНОСТИ Материалы III Международной научно-практической конференции 11-13 февраля 2015 года, Воронеж, Россия Часть II Воронеж УДК 664:005:.6 (063)...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору (Россельхознадзор) Федеральное государственное учреждение «Федеральный центр охраны здоровья животных» (ФГУ «ВНИИЗЖ») Центр МЭБ по сотрудничеству в области диагностики и контроля болезней животных для стран Восточной Европы, Центральной Азии и Закавказья Региональная референтная лаборатория МЭБ по ящуру ТРУДЫ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЦЕНТРА ОХРАНЫ ЗДОРОВЬЯ ЖИВОТНЫХ МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ...»

«АГРОПРОМЫШЛЕННЫЙ КОМПЛЕКС: КОНТУРЫ БУДУЩЕГО (материалы Международной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых, г. Курск, 14-16 ноября 2012 г., ч. 3). Курск Издательство Курской государственной сельскохозяйственной академии УДК 338.43:001 (06) ББК 65.32:72я5 А25 А25 Агропромышленный комплекс: контуры будущего (материалы Международной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых, г. Курск, 14-16 ноября 2012 г., ч. 3) [Текст]. – Курск: Изд-во...»

«Министерство сельского хозяйства РФ Министерство сельского хозяйства Иркутской области Иркутская государственная сельскохозяйственная академия Аграрный университет, Пловдив, Болгария Монгольский государственный сельскохозяйственный университет Национальное агентство Метеорологии и окружающей среды Монголии Одесский государственный экологический университет, Украина Кокшетауский государственный университет имени Ш. Уалиханова, г. Кокшетау, Казахстан Сибирский институт физиологии и биохимии...»

«Профессор ФОКИН Валентин Васильевич 11.11.1931 – 29.09.2005 Посвятил всю свою жизнь ФГОУ ВПО Ижевская ГСХА ( с 1958 по 2005 г.г.) Проректор по учебной работе Ижевского сельскохозяйственного института с 1963 по 1988 г.г. Ректор академии с 1988 по 12.01.2002 г.г. Зав. кафедрой АЭП с 1980 по 2004 г.г. Основоположник факультета электрификации и автоматизации сельского хозяйства. Профессор ФОКИН Валентин Васильевич родился 11.11.1931 г. в д. Конахина Вологодской области (Сокольский район). В 1954...»

«Светлой памяти Евгении Николаевны Синской посвящается 1889 1 «.главное не то, что без великих мыслеймы оставались бы дикарями, а главное то, что от великих мыслей когда-нибудь станет человечнее на земле» Е Н. СИНСКАЯ («Воспоминания о Н.И.Вавилове», 1991) RUSSIAN ACADEMY OF AGRICULTURAL SCIENSES _ State Scientific Center of the Russian Federation N. I. Vavilov All-Russian Research Institute of Plant Industry (VIR) INTERNATIONAL SCIENTIFIC CONFERENCE In commemoration of the 120-th birthday of...»

«К О Н Ф Е Р Е Н Ц И Я О Р ГА Н И З А Ц И И О БЪ Е Д И Н Е Н Н Ы Х Н А Ц И Й П О ТО Р ГО ВЛ Е И РА З В И Т И Ю Доклад о наименее развитых странах, 2015 год Трансформация сельской экономики Обзор КОНФЕРЕНЦИЯ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ПО ТОРГОВЛЕ И РАЗВИТИЮ Доклад о наименее развитых странах, 2015 год Трансформация сельской экономики ОбзОр ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ Нью-Йорк и Женева, 2015 год Примечание Условные обозначения документов Организации Объединенных Наций состоят из прописных...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное агентство научных организаций Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Самарская государственная сельскохозяйственная академия» ФГБНУ «Самарская научно-исследовательская ветеринарная станция» АКТУАЛЬНЫЕ ЗАДАЧИ ВЕТЕРИНАРИИ, МЕДИЦИНЫ И БИОТЕХНОЛОГИИ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ И СПОСОБЫ ИХ РЕШЕНИЯ Материалы региональной научно-практической межведомственной конференции Кинель 2015 УДК...»

«Федеральное агентство научных организаций России Отделение сельскохозяйственных наук РАН ФГБНУ «Прикаспийский научно-исследовательский институт аридного земледелия» Прикаспийский научно-производственный центр по подготовке научных кадров Региональный Фонд «Аграрный университетский комплекс» Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Волгоградский государственный аграрный университет» ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНОЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НАУКИ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ И ТРАНСФОРМАЦИИ ЭКОНОМИКИ Сборник статей по материалам III международной научно-практической конференции 30 апреля 2015 года Краснодар КубГАУ МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.И. ВАВИЛОВА» Факультет менеджмента и агробизнеса Кафедра экономики сельского хозяйства АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИННОВАЦИОННОЙ АГРОЭКОНОМИКИ Материалы III Всероссийской научно-практической конференции САРАТОВ УДК 316.422:338.43 ББК 65.32 Актуальные проблемы и перспективы...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.И. ВАВИЛОВА» АГРАРНАЯ НАУКА В XXI ВЕКЕ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ Материалы V Всероссийской научно-практической конференции САРАТОВ 20 УДК 378:001.89 ББК 4 Аграрная наука в XXI веке: проблемы и перспективы. Материалы V Всероссийской научно-практической конференции / Под ред. И.Л. Воротникова. –...»

«Министерство сельского хозяйства РФ ФГБОУ ВПО «Уральская государственная академия ветеринарной медицины» ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО Уважаемые коллеги! Уральская государственная академия ветеринарной медицины приглашает Вас принять участие в работе Международной научно-практической конференции, посвященной 85-летию ВУЗа и 100-летию дня рождения доктора ветеринарных наук, профессора Василия Григорьевича Мартынова 25 – 27 марта 2015 года Секции конференции 25 марта 2014 Секция 1: Научные и...»

«Министерство сельского хозяйства РФ Федеральное агентство по рыболовству МУРМАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Международная научно-практическая конференция «СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИКИ, УПРАВЛЕНИЯ И ЮРИСПРУДЕНЦИИ» (27 февраля -04 марта 2006) Мурманск Современные проблемы экономики, управления и юриспруденции [Электронный ресурс] / МГТУ.– электрон. текст дан.(4,9 мб) – Мурманск: МГТУ, 2006. – 1 опт. Компакт-диск (CD-ROM). – Систем. требования: PC не ниже класса Pentium I; 32 Mb...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Пермская государственная сельскохозяйственная академия имени академика Д.Н. Прянишникова»МОЛОДЕЖНАЯ НАУКА 2014: ТЕХНОЛОГИИ, ИННОВАЦИИ Материалы Всероссийской научно-практической конференции, молодых ученых, аспирантов и студентов (Пермь, 11-14 марта 2014 года) Часть Пермь ИПЦ «Прокростъ» УДК 374. ББК М Научная редколлегия: Ю.Н. Зубарев,...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН ФГБОУ ВПО БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ООО «БАШКИРСКАЯ ВЫСТАВОЧНАЯ КОМПАНИЯ» ИННОВАЦИОННОМУ РАЗВИТИЮ АГРОПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА – НАУЧНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ Часть I ЭФФЕКТИВНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ, ОХРАНА И ВОСПРОИЗВОДСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ИННОВАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ ПРОИЗВОДСТВА ПРОДУКЦИИ РАСТЕНИЕВОДСТВА НАУЧНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ ЖИВОТНОВОДСТВА И ВЕТЕРИНАРИИ...»

«23 24 мая 2012 года Министерство сельского хозяйства Российской Федерации ФГБОУ ВПО «Ульяновская государственная сельскохозяйственная академия им. П.А. Столыпина» В МИРЕ научно-практическая конференция НАУЧНЫХ Всероссийская студенческая ОТКРЫТИЙ Том VII Министерство сельского хозяйства Российской Федерации ФГБОУ ВПО «Ульяновская государственная сельскохозяйственная академия им. П.А. Столыпина» Всероссийская студенческая научно-практическая конференция В МИРЕ НАУЧНЫХ ОТКРЫТИЙ Том VII Материалы...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.И. ВАВИЛОВА» Факультет электрификации и энергообеспечения АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЭНЕРГЕТИКИ АПК Материалы II Международной научно-практической конференции САРАТОВ УДК 338.436.33:620.9 ББК 31:65. Актуальные проблемы энергетики АПК: Материалы II Международной научнопрактической конференции. / Под...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.И. ВАВИЛОВА» БИОТЕХНОЛОГИЯ: РЕАЛЬНОСТЬ И ПЕРСПЕКТИВЫ В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ Материалы Международной научно-практической конференции К 100-летию СГАУ имени Н.И. Вавилова САРАТОВ УДК 579.64:60 ББК 30:40.5 Биотехнология: реальность и перспективы в сельском хозяйстве: Материалы...»

«Министерство сельского хозяйства РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Мичуринский государственный аграрный университет» МАТЕРИАЛЫ 64-й НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ СТУДЕНТОВ И АСПИРАНТОВ 27-29 марта 2012 г. I РАЗДЕЛ Мичуринск-наукоград РФ Печатается по решению УДК 06 редакционно-издательского совета ББК 94 я 5 Мичуринского государственного М 34 аграрного университета Редакционная коллегия: В.А. Солопов, Н.И. Греков, М.В....»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.