WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 33 |

«Этнические немцы России: истоРический феномен «наРода в пути» Материалы XII международной конференции. Москва, 18–20 сентября 2008 г. Москва, 2009 УДК 94(47)(=112.2)(082) ББК 63.3(2)я43 ...»

-- [ Страница 23 ] --

Большая часть немцев, учитывая враждебное настроение шведов и не совсем удобное расположение колонии, ушли на север, организовав возле Екатеринослава свою колонию (Альт-Данциг), а оставшиеся 14 семей (28 душ мужского пола12) попытались обосноваться в Альт-Шведендорфе. Но со временем и они в своей основной массе покинули ее. В шведской колонии остались Густав Герман с сыном Карлом и дочерью Констанцией, Кристов Цергни с сыном Иоганном и его женой Барбарой, Франц Масковитц с женой Натальей и сыном Андреасом и Иоганн Шиллинг13 с семьей.

Из значившихся в списке шведских первопоселенцев 965 чел. к весне 1783 г.

в живых осталось 135 душ. Катастрофическая ситуация, сложившаяся в колонии, заставила правительство искать пути выхода из нее. И в 1790 г. в колонии были поселены шведы (31 человек – бывшие военнопленные, пожелавшие принять российское подданство). Если в случае с данцигскими переселенцами 1787 г. мы имеем дело с антинемецкими настроениями, вынудившими немцев оставить колонию, то шведы, прибывшие в нее в 1790 г., при всей своей шведскости тем не менее в своем большинстве тоже покинули ее. Осталось по одним данным 5 душ14, по другим 9 душ15. Причиной происшедшего были тяжелые условия жизни. Кроме того, следует учитывать следующее: земли, на которых располагалась шведская колония, только в 1783 г. были включены в состав России. Это было Дикое поле, на котором встречались малочисленные зимовники запорожских казаков*. Другими словами, переселенцам не приходилось рассчитывать на помощь местного населения, на возможность перенять, позаимствовать навыки хозяйственного обустройства автохтонного населения. Что касается помощи государственной, то учрежденная для этой цели одновременно с манифестом 1763 г. и подчинявшаяся непосредственно Екатерине ІІ «Канцелярия Опекунства иностранных» в 1782 г.

была упразднена. И шведы Херсонщины (г. Херсон начал строиться в 1778 г.) в самом начале своего обустройства оказались без помощи, которая ранее, в большей или меньшей степени, оказывалась иностранным переселенцам в других регионах.

8 ноября 1796 г. скончалась Екатерина ІІ. Закончился екатерининский век, отмеченный активной колонизационной политикой.

Новый российский император Павел І был далеко не однозначной политической фигурой16. Взойдя на трон, он вознамерился полностью изменить политический курс, проводившийся его матерью. Вместе с тем следует отметить, что в вопросах колонизации новым императором были сделаны шаги, свидетельствующие о преемственности его политики в этой области. Более того, энергия Павла І в принятии ряда мер по улучшению дел в колониях смогла вызвать из забытья колонистов**.

В 1801 г. Павел І был убит. Его преемник Александр І, по восшествии на престол, опираясь на опыт переселенческой политики екатерининских времен и воспользовавшись результатами политики Павла І, сделал очередной шаг по пути колонизации Новороссийского края. В этот период в переселенческой практике доминировал немецкий элемент, что было обусловлено достаточно сильным влиянием на Александра І прогерманских кругов при дворе. На 1803–1815 гг.

приходится апогей немецкой земледельческой колонизации. Только в Херсонской губернии за эти годы было основано 33 немецких колонии17. Нас интересуют в данном случае три из них, которые вместе с Альт-Шведендорфом составили Шведский колонистский округ: Клостердорф, Мюльхаузендорф и Шлангендорф.

Итак, рассмотрим время их основания и первопричину шведско-немецкого противостония, начало которого относится ко времени возникновения перечисленных немецких колоний. В 1804 г. в район шведской колонии прибыла группа немецких лютеран из 30 семей18***. Это были выходцы из Австрии, Вюртемберга и Богемии. Их маршрут проходил через Белоруссию, Екатеринослав и 1 сентября 1804 г. они прибыли в Берислав. Тогда же, в сентябре, их поселили в бывших шведских землянках, которые к тому времени пустовали (часть шведов, бывших обитателей этих построек, умерла, другие уже построили свои дома). В этих землянках немцы прожили больше года. И к 1806 г. южнее шведской колонии в районе небольшого дома и мельницы Карла Германа была построена новая немецкая колония, получившая название Мюльхаузендорф.

В 1805 г. в Екатеринослав прибыла следующая партия немецких колонистов состоявшая из 19 семей. Это были уроженцы Пруссии (15 семей), Померании (3 семьи) и Силезии (1 семья). В 1806 г. южнее Мюльхаузендорфа ими была основана новая немецкая колония. Ее строительство осуществлялось с нарушением присланного из Екатеринослава плана застройки колонии. Дома располагались вдоль извилистой дороги, что и дало основание назвать ее Шлангендорфом. Население исповедовало лютеранство.

В мае того же 1805 г. в Екатеринослав прибыла очередная группа переселенцев. Это были 30 семей немецких католиков. Их путь пролегал через Румынию.

Здесь были выходцы из Богемии (8 семей), Майнца (7семей), Бадена (8 семей) и 7 из других немецких государств. Первоначально они проживали в пустовавших землянках, ранее построенных здесь шведами. Новая немецкая колония, получившая название Клостердорф, располагалась севернее шведского поселения.

Четыре перечисленные поселения составили Шведский колонистский округ.

Все население его составляли переселенцы. Однако причины их переселения, условия, на которых осуществлялся их переезд, стартовые условия проходившей адаптации в новом месте проживания были различными.

Шведы о. Даго переселились из-за конфликта с новым землевладельцем бароном Унгерн-Штенбергом. Существующая в украинской и зарубежной историографии концепция об их насильственном переселении, депортации19, коллективной вине за разбой на море20, не выдерживает критики при анализе документального материала и сопоставлении хронологии происходивших событий. Главными вопросами, заставившими шведов, русскоподданных с 1721 г., обратиться за помощью в Коллегию юстиции в Санкт-Петербург, были стремления защитить свою личную свободу и воспрепятствовать экономическим притеснениям, чинимым новым хозяином на острове. И как разрешение конфликтной ситуации, появился Указ Екатерины ІІ от 8 марта 1781 г. об их переселении в Новороссию с перечислением ряда очень выгодных для шведов условий. Г. Писаревский писал следующее: «Выгоды со стороны казенной палаты открывшиеся», были настолько значительными, что крестьяне «не могли долго колебаться в решимости переселиться на новые места»21. Речь шла о выделении на каждый двор по 60 дес. земли, 4-х льготных годах в уплате податей, выделении им средств на постройку домов и первоначальное обустройство, семян для посева хлеба и продуктов для питания в течении первого года жизни на новом месте, местном самоуправлении, церкви и пасторе, помощи во время следования в место поселения22. Кроме того, при выезде с о. Даго они смогли продать свои дома, часть имущества, получить денежные средства. Ими была взята с собой и часть скота. В ведомости от 24 июля 1803 г., подписанной С.Х. Контениусом, читаем, что при водворении шведы получили выстроенным каждой семье казенный дом****, лошадей и сбрую, повозки, коров, свиней, сельскохозяйственные орудия, плотницкий инструмент. Весь долг каждого шведского колониста мужского пола составил 40 руб. 62 с мелкими долями копейки, а на пленных шведов – по 11 руб. 35 коп. То есть помощь была оказана и поселенным в 1790 г. пленным шведам23.

Согласитесь, это мало похоже на положение депортированного населения. Такое материальное обеспечение несколько смягчало тот культурный шок, который они получили, прибыв на место поселения. Тем не менее жизнь первых поселенцев была очень тяжелой. Подтверждением этого служит их массовая смертность уже по прибытии в Новороссию. На момент зимовки 1781–1782 гг. в Полтавской губернии из 965 шведов, выехавших в Новороссию, в живых было 880 чел. С января по март 1782 г. умерло 345 чел. С июля 1782 г. по март 1783 г. умерло еще 336 чел. и к весне 1783 г. в живых осталось 135 душ. Причина – неудачно выбранное время переезда, протяженность маршрута следования, обусловившая длительность времени нахождения в пути со всеми невзгодами, возрастной состав переселенцев – 36,27% составляли дети до 16 лет. Из них 12,85% – дети от 6 мес.

до 5 лет24, инфекционные болезни, отсутствие медицинской помощи, отсутствия по прибытию к месту поселения построенных домов, землянки (с их сыростью и холодом), необычные климатические условия, антисанитария, отсутствие чистой питьевой воды. «… Нужна была привычка к перенесению этих невзгод, чтобы они на первых же порах не убили энергию в поселенцах и не заставили их пожалеть о покинутой родине»25, – писал Д.И. Багалей. В 1800 году, учитывая тяжелое положение шведов, им имперским указом, был предоставлен статус колонистов.

Что касается причин и условий переселения немцев, то они были несколько иными. Речь идет о переселенцах начала ХІХ века, которые оказались тесно связаны с событиями последствий Великой Французской революции 1789 г. Баденский сепаратный мир 1795 г. Пруссии с «республикой цареубийц» (так именовала Францию монархическая Европа) имел одним из последствий присоединение к Франции 97 мелких немецких княжеств. В этих землях помимо уничтожения феодальных устоев устанавливалось французское господство, с его чрезмерными налогами, рекрутскими наборами. Приход к власти Наполеона расширил театр военных действий. Кроме того, последовала (в 1803 г.) медиатизация, сводившаяся к уничтожению 112 карликовых немецких государств. С этого момента приток колонистов в Россию возобновился. Что же касается Пруссии, то ее участие в 1806 г.

в очередной военной коалиции против Франции привело к молниеносному разгрому и тяжелым условиям Тильзитского мира 1807 г. Налоги, военные постои и повинности, скудность земли, тяжелейшие последствия для экономики немецких земель континентальной блокады, постоянные изменения границ и многое другое вызывало соответствующую реакцию у населения, часть из которого видела выход в возможности покинуть родину и переселиться в Новроссию. Все это объясняет тот факт, что именно на период 1804–1816/17 гг. приходятся самые значительные переселения. Это еще раз подтверждает тезис о влиянии внешнеполитических факторов на причины выезда немцев в Россию. Другими словами, в вопросах причин переселения шведов и немцев существовали различия.

Теоретически были серьезные отличия и в материальном положении шведских переселенцев начала 80-х гг. ХVІІІ в. и колонистов трех немецких поселений, возникших на территории Альт-Шведендорфа. Ибо, согласно Указу от 20 февраля 1804 г., были внесены существенные дополнения к прежнему законодательству об иностранных колонистах. Отныне в Россию на жительство приглашались лица определенного имущественного и социального статуса26. Речь шла о переселении крепких хозяев, которые смогли бы вдохнуть жизнь в экономику южных регионов страны.

В то же время документы свидетельствуют, что прибывавшие после 1803 г. немецкие колонисты не всегда соответствовали предъявляемым к ним требованиям.

Так, в личном письме С.Х. Контениуса Э.О. Ришелье от 6 февраля 1804 г. речь идет о водворении в Новороссии «хороших и худых иностранных выходцев». Что касается немцев, то автор письма опасался того, что они «вместо рогатого скота не накупили бы сахару и кофею». И далее Контениус пишет: «Наши добрые германцы, мои любезные соотечественники, охотно бы пожелали, чтоб подле лесов и берегов было несколько сахарных и кофейных плантаций»27. Эти замечания позволяют получить некоторое представление о поведенческих характеристиках немецких колонистов начала ХІХ в., что имело отношение к их материальному положению.

В трех немецких колониях Шведского колонистского округа оказались поселения далеко не равнозначные по своему материальному состоянию. Известно, что жители колонии Шлангендорф в дороге стали жертвами несчастного случая

– большого пожара, который уничтожил большую часть перевозимых ими вещей.

Прибывшие погорельцы на месте не были обеспечены жильем, что еще больше усугубило их положение. И лишь спустя год они смогли приступить к постройке своих домов. Такая задержка вполне объяснима: отсутствие леса28, трудности с его доставкой29, болезни, большая смертность переселенцев – все это не вызывало «строительного бума».

Сложной была ситуация в Клостердорфе. Несмотря на то что его жители привезли с собой большое количество лошадей, что, безусловно, должно было сказаться положительно на начальном этапе их хозяйственной деятельности, весной 1804 г. они обратились в Контору опекунства с просьбой о выдаче им денег, якобы необходимых для покупки дорогих семян для посева.

В случае отказа в требуемых суммах они заявляли, что будут просить увольнения из колонистского звания и даже грозили самовольным уходом. Стоит только вдуматься в содержание документа – фактически речь шла о шантаже. Реакция властей была молниеносной и вполне в духе времени. Министр внутренних дел граф Кочубей в послании к херсонскому военному губернатору Э.О. Дюку де Ришелье поручал объяснить колонистам, «что они по лености своей сами виноваты в дурном своем положении, и что в получении от казны средств … прав не имеют … поскольку правительство и так оказывает … много добра к новым поселенцам»30. И далее министр требовал наказать зачинщиков прошения, чтобы другим было не повадно. Конторе надлежало помимо этого осудить этих колонистов и «довести об этом всем колонистам для их устранения, чтобы колонисты не отваживались на такие возмутительные предприятия». Подобный документ свидетельствует, что отношения между немецкими колонистами и властью на этом этапе не были безоблачными.

В целом Контора опекунства оказывала большую действенную помощь переселенцам этой волны. На каждую семью выделялось по паре волов, по две коровы, три свиньи и многое другое31. Такая поддержка на старте экономического развития колоний уже сама по себе позволяла новым колониям вырваться вперед, оставив позади Альт-Шведендорф. Это в какой-то мере объясняет тот факт, что шведы, по сравнению с немцами, жили беднее. Кроме того, безусловно, российская администрация к началу ХІХ в. смогла накопить уже определенный опыт рациональной поддержки переселенцев.

Все четыре колонии Шведского округа находились в одинаковых условиях.

Все их население являлось переселенческим и не имело навыков ведения хозяйства в новой для него природно-климатической зоне. Одинаковыми были природно-климатические условия. У населения трех колоний (Альт-Шведендорфа, Мюльхаузендорфа и Шлангендорфа) были одинаковыми религиозные установки

– они были лютеранами. Все жители Шведского колонистского округа в своем религиозно-культурном развитии, языке общения, резко отличались от населения появившихся соседних сел. И шведы и немцы к моменту переселения в Новороссию имели определенный опыт товарно-денежных отношений. Все население в начале ХІХ в. имело статус иностранных колонистов со всеми вытекающими из этого позитивными моментами. И в то же время хозяйственное развитие четырех колоний Шведского округа происходило неравномерно. Это определялось целым рядом факторов. Остановимся на некоторых из них.

Шведы. Основным их занятием на о. Даго была рыбная ловля. Иногда их называли «людьми моря». Выращивание хлебов являлось для них второстепенным занятием. Большое значение ранее в их торговых операциях играло изготовление и продажа дегтя, известняка. В новых условиях это утрачивало свое значение. В Новороссии их выручало изготовление и продажа лодок и рыбных снастей.

А рыбная ловля спасала от голодной смерти в годы неурожаев и засух, ибо выращивание хлеба в тот период не обеспечивало жизненно необходимых потребностей. В рапорте за 1802 г. смотрителя шведской колонии Павловского в Контору опекунства сказано: «Шведские колонисты не стараются на посев весенних семян и к хлебопашеству не прилежат»32.

Немцы. Большая их часть была традиционными земледельцами. Кроме того, они обладали навыками ремонта и даже изготовления сельскохозяйственных орудий труда. Эти качества сослужили им добрую службу в качестве подсобного промысла. Они ремонтировали и даже продавали отдельные орудия труда соседним шведским колонистам и не только им.

Являясь носителями определенной культуры земледелия, немецкие колонисты имели значительный опыт в животноводстве, что также положительно сказалось в их дальнейшей хозяйственной деятельности.

В изучаемый регион колонисты были приглашены для введения в хозяйственных оборот земель Дикого поля, т.е. главным их занятием должно было стать земледелие. Это, в свою очередь, ставило во главу угла вопрос земли. Большой приток колонистов потребовал выделения для них земельных наделов. И произошло непредвиденное – возникла нехватка свободных земель. Дело в том, что после разрушения Запорожской Сечи ее земли, как и присоединенные силой оружия территории, стали российской властью раздаваться чиновникам, офицерам, помещикам, иностранцам. Величина участков колебалась от 1 500 дес. до 12 000 дес.

и выше. Условия получения земли были достаточно приемлемыми – заселение земли и введение ее в хозяйственный оборот. Получавшие землю на 10 лет освобождались от всех налогов и повинностей. При соблюдении этих условий, по истечении 10 лет, земля могла обращаться в собственность. Однако на рубеже ХVІІІ–ХІХ вв. выяснилось, что земли не давали того эффекта, на который рассчитывало правительство. Земли оставались малозаселенными. Даже в 1811 г. плотность населения на этих территориях составляла 5,4 чел. на квадратную версту.

В такой ситуации власти пошли на следующие шаги: владельцы земли с меньшим положенного числа переселенцев лишались излишков земли. Последняя переходила в государственную казну, а их владельцы получали по 80 коп. за десятину.

Отходившие в казну земли могли быть розданы колонистам или проданы частным лицам по цене 80 коп. за десятину33.

Столь подробный анализ процесса, связанного с предоставлением земли и законным по тем временам основанием для ее изъятия, предпринят нами потому, что эти факты имели решающее значение для судеб наделов шведской колонии.

С 1803 г. начался активный поиск земель для поселения колонистов. Принимались решения об изъятии земли у офицеров34, не выполнивших условия, на которых она была ими получена. У генералов35 секвестрируется казной часть земель крупных землевладельцев36, с целью использования ее колонистами, покупаются земли у государственных чиновников37, отбираются земли у помещиков за неуплату поземельных денег38, отрезаются земли у казенных селений39, отыскиваются уездными землемерами пустопорожние земли40. В такой обстановке активного поиска земли, Контора опекунства не могла обойти своим вниманием земли шведской колонии. Известно, что земля была им наделена из расчета 200 семей (12 000 дес.). Выехали в Новороссию 127 семей. К концу 80-х гг. ХVІІІ в. их количество снизилось до 22 семей. В 1803 г. в колонии проживало 34 семьи. Следовательно, земли, им принадлежащей, должно было быть 2 040 дес. Однако и эта земля ими полностью не использовалась41. Фактически 75% их земель не были введены в хозяйственный оборот. С учетом этой ситуации 9 июля 1804 г. было принято решение о поселении на землях шведских колонистов немецких переселенцев, образовавших впоследствии 3 немецкие колонии.

Шведская колония в 1805 г. получила 2.701 дес. пахотной земли и 545 дес.

пастбищной, т.е. практически часть от ранее выделенного ей надела. В тот период это не вызвало со стороны шведов акции протеста. Ситуация изменилась к худшему позже, когда демографическая ситуация изменилась в сторону роста численности шведских колонистов. Если на начальном этапе их обустройства был явно ощутим процесс резкого сокращения численности шведов (здесь возможен анализ взаимодействия среды и отдельных элементов воспроизводства населения: рождаемости, смертности, заболеваемости, продолжительности жизни), то в дальнейшем проявился прирост и результаты демографической адаптации шведов к условиям существования42.

–  –  –

(1824) В таблице не все графы заполнены. В различных источниках даются данные по количеству населения и семей разные, т.е. цифровой материал нуждается в перепроверке и уточнении. Тем не менее даже поверхностный анализ свидетельствует о том, что в немецких колониях был высок прирост населения, опережая зачастую аналогичные показатели у шведов. Кроме того в 1815–1818 гг. в немецкие колонии были переселены часть военнослужащих русско-немецкого легиона, сформированного из числа жителей немецких государств на завершающем этапе войны с наполеоновской Францией.

Русское правительство предоставило ветеранампереселенцам денежные пособия44. Это привело сразу же к практически удвоению численности жителей этих поселений. Кроме того, ощутима была разница в коэффициенте семейственности. Так, если взять данные 1836 года, то в среднем в немецких семьях на одну приходилось: в Клостердорфе – 6,56 чел., Мюльхаузендорфе – 6,42 чел., Шлангендорфе – 6,09. У шведов этот показатель составлял 6,025 чел. Две немецкие колонии (Клостердорф и Мюльхаузендорф) значительно обгоняли Альт-Шведендорф и по темпам роста числа жителей. Население колоний с 1804-го по 1916 г. возросло у шведов в 5,1 раза, в Клостердорфе в 6,4 раза, в Мюльхаузендорфе в 7,3 раза. По этим показателям шведы уступали лишь жителям Шлангендорфа.

По мере роста численности населения появлялась и затем все более обострялась проблема нехватки земли. Уже данные за 1839–1840 годы демонстрируют появление во всех колониях безземельных. В Старошведской их было 2 семьи (6 чел.), Клостердорфе 4 семьи (18 чел.), Мюльхаузендорфе – 2 семьи (11 чел.), в Шлангендорфе – 1 семья (5 чел.). В этот период начинают обостряться отношения между шведами и немцами. Первые еще помнили, что при переселении им было выделено 12.000 дес. земли и в новых хозяйственных обстоятельствах недружелюбно взирали на немцев, поселенных, как им казалось, на их землях.

При этом напрочь забыв, что в начале ХІХ века свыше 75% выделенной им земли по-прежнему представляли собой девственную степь45.

Что же касается хозяйственного развития колоний, то они развивались практически параллельно. Все колонисты без особого энтузиазма воспринимали инициативы Контениуса по лесоразведению, садоводству, посадке тутовых деревьев.

Но, в конце концов, были вынуждены принять установки Конторы опекунства46.

Здесь были созданы как общественные плантации шелковиц, так и насаждения в отдельных колониях. Особенно на этом поприще преуспевала Старошведская, в 4-х плантациях которой насчитывалось 566 шелковиц47. Со временем в колониях появились сады. Особой популярностью пользовались вишня и груша. В Клостердорфе и Шлангендорфе размещались ухоженные виноградники. Занимались колонисты и природоохранными лесонасаждениями48.

На начальном этапе обустройства колонистам явно не хватало сельскохозяйственного инвентаря. Так, в 1836 г. в Старошведской на 40 семей было 30 плугов, в Мюльхаузендорфе на 24 семьи – 19 плугов, Шлагендорфе на 33 семьи – 27 плугов и т.д. В такой ситуации на первый план выходили ремесленники немецких колоний49.

Земля, на которой находились все 4 колонии, была песчано-глинистая, дававшая неплохие урожаи при наличии обильных дождей. Но это была зона рискованного земледелия, и засухи здесь были обычным явлением. Находясь на высоком правом берегу Днепра, земли колоний часто становились объектом выгорания.

Посему говорить о высоких урожаях не приходится. В то же время почва в Шлангендорфе была несколько лучше, чем в других деревнях, и, следовательно, жителям было легче достичь более высокого стандарта жизни, чем их соседям. О характере региона поселений, его обеспеченности водой, что крайне необходимо не только для полеводства, но и для скотоводства, может свидетельствовать тот факт, что он значился в перечне мест, где было нежелательно расположение воинских частей по причине отсутствия «текучей воды», а вырытые глубокие колодцы были наполнены «горько-соленой водой»50. По воспоминаниям современников, в заводах были губительные испарения.

Жившие в одной и той же природно-климатической зоне, существенно отличавшейся от климата тех мест, откуда они были родом, шведы и немцы имели большую разницу в культуре земледелия. Немцы практиковали двойную вспашку земли – осенью и весной. Будучи изобретателями бункера, они почти отказались от малороссийского плуга, заявляя, что только «плохой хозяин пашет плугом, а хороший – всегда пукарем»51. Практиковавшееся у немцев удобрение почвы, существенно повышавшее урожайность, в Шведском колонистском округе не применялось.

У немцев земля делилась на участки под посев картофеля (в урожайности которого им не было равных), кукурузы, баштанных культур и хлеба. Последний участок делился на 4 части, каждая из которых 3 года подряд засевалась яровыми хлебами, а 4-й год – рожью, после чего 3 года отдыха. Эта система существенно отличалась от 7-летнего цикла, существовавшего у меннонитов, когда на 7-й год определенные участки земли удобрялись и находились под паром. Уборка урожая у шведов и немцев отличалась. Немцы зачастую использовали косилки, сгребая скошенный хлеб конными большими граблями. Это позволяло выигрывать в скорости, затрате сил, сопровождалось меньшими потерями урожая.

Шведы еще долго косили косами и пользовались ручными граблями52. Имелись отличия и в системе землепользования. Так, в Клостенрдорфе, где на хозяйство приходилось более 60 дес., каждый двор имел в толоке по 30 дес., в царине

– эта земля делилась на 4 участка: в одном 20 дес., в другом и третьем по 4 дес. и в четвертом – 2 дес. При таком же наделе в Альт-Шведендорфе в пахотном поле находилось уже 12 участков на хозяина: в 1, 1, 2, 2, 2, 2, 2, 3, 3, 4, 5 дес. При их разбросанности это создавало излишние трудности как с рабочим скотом, так и использованием позже сельскохозяйственной техники53.

Несмотря на все сложности природного характера, нехватку земли для пастбищ, в колониях было неплохо развито скотоводство. Данные за 1887 г. свидетельствуют, что шведы на 40 дворов имели 125 свиней и 322 лошади.

А по немецким колониям эти показатели выглядят следующим образом:

Клостердорф на 35 дворов – 110 свиней и 349 лошадей.

Мюльхаузердорф на 35 дворов – 167 свиней и 295 лошадей.

Шлангендорф на 35 дворов – 122 свиньи и 320 лошадей54.

Проблема хозяйственного развития (нехватка пастбищ и пахотных земель) побуждала колонистов искать выход из создавшегося положения. Он был найден, в какой-то мере, путем аренды части монастырских земель. Располагавшийся недалеко от колоний Бизюков монастырь являлся одним из богатейших в России.

Между монастырем и колонистами сложились вполне добрососедские отношения. Монахи неоднократно выручали колонистов.

Если в середине ХІХ века проблема земли лишь возникала, то после 60-х годов, когда начался стремительный процесс модернизации Юга, сопровождавшийся ростом товарности сельскохозяйственной продукции, а вместе с этим и стоимости земли, вопрос о земле был поднят, но отнюдь не самими шведами. Осенью 1898 г. один землемер, по распоряжению Херсонского губернского присутствия, должен был возобновить генеральную межу вокруг всей земли Старошведской волости. Этот землемер предложил каждой колонии в отдельности возобновить межу между колониями и выхлопотать для каждой из них план на землю, прося 10 коп. за десятину. Уполномоченные Шлангендорфа не согласились на это предложение, заявив, что уже имеются 2–3 подобных плана, и нет смысла тратить деньги зря. Более того, они решили внести в Херсонское губернское казначейство необходимые суммы, с тем чтобы окончательно выкупить надельную землю.

Вот тогда-то землемер предстал перед шведами, обещая им (за известную мзду) доказать незаконность поселения немцев и вернуть всю землю шведам. Шведы собрали деньги, и началась судебная тяжба, нашедшая отражение на страницах газеты «Юг».

Ситуация для шведов усугублялась рядом обстоятельств: во-первых, во время пожаров ХVІІІ в. и начала ХІХ сгорели документы, определявшие условия их поселения; во-вторых, в 1872 г. было проведено межевание земли и Старошведской общине, был выдан владетельный лист, согласно которому каждый из 40 домохозяйств наделялся 60 дес. земли с правом наследования, раздела по наследованию, завещанию и переуступки. Этот документ тогда был шведами подписан и безоговорочно принят.

Учитывая все обстоятельства периода поселения немцев, 100-летнее их хозяйствование на этой земле, документы 1872 г., затеянная шведами судебная тяжба была обречена на провал, хотя и подогревалась недобросовестными адвокатами, наживавшимися на их беде.

Тем не менее конец ХІХ – начало ХХ века было, по мнению колонистов, самым счастливым периодом их жизни. Развивалась хозяйственная деятельность колоний, сокращалась смертность, росло число жителей колоний, резко увеличивалось число браков.

Делая некое обобщение изученных материалов, следует отметить следующее:

1. Население Шведского колонистского округа формировалось не одномоментно.

2. Хронология возникновения колоний и анализ их хозяйственного развития позволяет утверждать, что немецкие колонисты оказались в более благоприятных условиях, чем шведы, ибо они возникли в то время, когда российская администрация смогла уже накопить определенный опыт колонизационной политики.

3. У колонистов были различные причины переселения. На характер их хозяйственной деятельности, на определенном этапе, серьезно сказались навыки и опыт их деятельности в местах их проживания до выезда в Новороссию.

4. Антинемецкие настроения шведов помимо причин ментального характера, имели под собой и сугубо экономический фактор – проблему земли.

Нуждаются в дальнейшем изучении следующие проблемы Шведского колонистского округа:

1. Роль и место государственных структур в хозяйственном развитии колоний.

2. Роль непосредственных руководителей колонизации Новороссии в социально-экономическом развитии колоний (Контениус, Ришелье, Инзов).

3. Анализ соотношения демографического развития колоний с их социальноэкономическим развитием.

4. Проблемы образования и церкви.

408 * В 1775 г. Запорожская Сечь была уничтожена.

* * Учреждение в 1797 г. Экспедиции Государственного Хозяйства Опекунства иностранных и сельского домоводства, инспекционная поездка в Новороссию, с целью получения объективной информации, надворного советника С.Х. Контениуса, доклад Сената от 6 апреля 1800 г. «О предполагаемых средствах к поправлению состояния Новороссийских иностранных поселенцев об учреждении под ведомством Экспедиции Государственного Хозяйства, Конторы Опекунства Новороссийских иностранных поселенцев», предоставление шведам статуса колонистов, подготовка Инструкции Конторе Опекунства и др.

*** Юрген Хедман пишет о 16 немецких семьях прибывших в 1804 г. и зимовавших в шведской колонии.

**** В документе присутствует несоответствие действительности. Дома не были построены в силу ряда объективных причин (отсутствие леса, нехватка профессиональных строителей, затягивание сроков постройки и прочее).

См.: Из истории заселения Херсонщины: Краткий справочник / Орлова З.С., Рейнер И.Д.

Под ред. В.П. Рылеева. Херсон, 1993.

См.: ПСЗРИ. Собр. 1. Т. ХХVІ. С. 119.

См.: Клаус А. Наши колонии. Опыт и материалы по истории и статистике иностранной колонизации в России. Спб., 1869. Вып. 1. 568 с.

См.: Северный архив, 1824, апрель № 8. С. 64.

См.: Котлярчук А. Немцы Украины в судьбе шведской колонии на Днепре, 1805–2007 // Вопросы германской истории. Днепропетровск, 2007. С.28.

См.: Кабузан В. М. Заселение Новороссии в ХVІІІ и первой половине ХІХ в. М., 1978. 176 с.

См.: Кулинич І. М. Як і коли з’явилися шведські колонії в Південній Україні // УІЖ, 1995.

№ 1. С. 120.

См.: Чумаченко Г. Шведське поселення на Півдні України // Народна творчість та етнографія.

1997. № 2-3. С. 105.

См.: Лойт А. Переселение шведов из Эстонии на Украину в конце ХVІІІ в. // Скандинавский сборник. Таллин, 1988. С. 106.

См.: Hedman J. Gammalsvenskby. The true story of the Swedish settlement in Ukraine, Stockholm, 2005. p. 18.

Писаревский Г. Переселение шведов с острова Даго в Новороссийский край (По документам Государственного архива) // Русский вестник. М., 1899. Кн. ІІІ. С. 250.

См.:

См.: Hedman J. Gammalsvenskby. The true story… Р. 21-22.

–  –  –

См.: Багалей Д.И. Колонизация Новороссийского края и первые шаги его по пути культуры. Киев, 1889. С. 91.

См.: Общая характеристика его противоречивого правления дана в работах: Головкин Ф.

Двор в царствование Павла І. М., 1912; Шильдер Н.К. Император Александр І: его жизнь и царствование: СПб, 1904. Т. 1–2; Валлоттон А. Александр І. М., 1991.

См.: Очерки истории немцев и меннонитов юга Украины (конец ХVІІІ и первой половине

ХІХ в.) / С.И. Бобылева, Н.В. Бочарова, О.В. Безносова, Л.С. Тутик, Н.В. Осташева, С.В. Атаманенко:

Под ред. С.И. Бобылевой. Днепропетровск, 1999. С. 38.

См.: ГАДО. Ф. 134. Оп. 1. Д. 72. Л. 78-79.

См.: Чумаченко Г. Культурний простір півдня // «Надніпрянська правда» 31.01.1998; Кушеверский И.А. К вопросу о перспективах исследования шведских общин в России в ХІХ веке в фондах РГИА / http: // rchgi. Spb. Ru / Por; Лойт А. Переселение шведов из Эстонии на Украину в конце ХVІІІ в. // Скандинавский сборник. Таллин, 1988. С. 105.

См.: Чумаченко Г. Шведське поселення на півдні України // Народна творчість та етнографія.

1997. № 2-3. С. 105.

Писаревский Г. Указ. изд. С. 247.

–  –  –

Маліцька Ю. Шведське населення на Півдні Російської імперії: передумови, причини та хід міграції // Вісник Чернігівського державного педагогічного університету. – Випуск 52.

– Серія: Історичні науки № 5. Чернігів, 2008. С. 24.

См.: Багалей Д.И. Указ. Изд. С. 100.

–  –  –

См.: РГИА. Ф. 383. Оп. 29. Д. 217. Л. 18-19; письма герцога Армана Эммануила де Ришелье Самуилу Христиановичу Контениусу. 1803-1814 гг. / Сост. и ред. О.В. Коновалова. Одесса,

1999. С. 212-213.

См.: РГИА. Ф. 383. Оп. 29. Д. 217. Л. 18-22.

–  –  –

См.: Научный подход к изучению динамики численности населения с учетом влияния среды обитания был дан в свое время английским демографом А.М. Карр-Саундерсом в его работе «Проблемы населения: исследование эволюции» (Carr-Saunders A.M. The Population problem: а study in himan evolution. – Oxford,1922), где автор рассмотрел взаимосвязь между развитием экономики, социального состояния общества и населением, отметив возрастающую роль социальной сферы и экономических процессов в демографическом развитии.

См.: ГАОО. Ф.6. Оп. 1. Д. 4458. Л. 117; ГАХО. Ф.14. Оп. 1. Д. 346. Л. 44, 58, 58 об; Список населенных мест по сведениям 1859 г. СПб., 1868. С. 20–21 прил.; Материалы для оценки Херсонской губернии. – Т. VІ. Херсонский уезд (статистико-экономическое описание уезда).

Херсон, 1890. С. 152; Список населных мест Херсонской губернии (По данным Всероссийской сельскохозяйственной переписи 1916 г.). Александрия, 1917. С. 126–127; Северный архив, 1824. № 9. С. 1541.

См.: Очерки истории немцев и меннонитов... С. 39.

–  –  –

Военно-статистическое обозрение Российской империи, издаваемое по Высочайшему повелению при отделении Департамента Генерального штаба. Том ХІ. Часть І, 1849. С. 25.

Материалы для оценки земель Херсонской губернии. Том. VІ. Херсонский уезд (статистикоэкономическое описание уезда). Херсон, 1890. С. 222.

См.: Там же. С. 223.

–  –  –

Анализ исторических источников дает основания утверждать, что в среде немецкой национальной общины на Волыни, несмотря на ее замкнутость и обособленность от окружающей социально-этнической среды, происходили заметные миграционные процессы. Они были вызваны разными причинами, а их интенсивность в разные периоды пребывания поселенцев в губернии была не одинаковой.

Следует отметить, что сам процесс колонизации, связанный с освоением новых земель в регионах поселения, всегда носит миграционный характер.

Не была исключением в этом плане и немецкая колонизация на Волыни, где в систему немецкого землепользования постепенно вовлекались все новые и новые площади заболоченных, заросших кустарниками неосвоенных полесских земель. Не случайно, видимо, местные органы власти нередко не знали о существовании некоторых немецких колоний на протяжении продолжительного промежутка времени именно через отдаленность и труднодоступность отдельных освоенных колонистами участков земли, а соответственно не могли осуществлять относительно них никаких контролирующих функций1.

В среде волынских немцев-поселенцев существовала и небольшая своеобразная прослойка постоянно мигрирующих колонистов. Этот своеобразный факт был отмечен еще в отчете чиновника по особым поручениям Шильднер-Шульднера в январе 1894 г., где он писал, что система немецкой колонизации на Волыни построена на том, чтобы, обработав неосвоенный участок леса или болота, продать его вновь прибывшим колонистам, а на вырученные средства приобрести новый и так далее2. Безусловно, что в основе такой постоянной миграции лежал исключительно экономический интерес как можно скорее получить значительную сумму прибыли за счет продажи освоенных земель, которые ценились поселенцами намного выше, чем неосвоенные. Они хорошо понимали цену труда, вложенного в землю. Поэтому именно экономическими мотивами следует объяснять и весь комплекс внутренних колонистских миграций в границах Волынской губернии (из уезда в уезд, из колонии в колонию, из колоний в города). Сюда же, очевидно, следует включить поденные и сезонные заработки, отхожие промыслы, эпизодические и краткосрочные трудовые миграции из колоний в города. Последние стали особенно характерными в конце ХІХ и в начале ХХ в., когда у многих колонистов закончились сроки арендных договоров, а помещики не хотели их возобновлять3. Это были вынужденные миграции, доминирующей причиной которых стало антиколонистское законодательство, а также самоуправство местных землевладельцев.

Именно экономический интерес порождал также краткосрочные миграции с целью сбыта выработанной сельскохозяйственной и животноводческой продукции, как на близлежащих, так и на более отдаленных рынках.

Рядом с миграционными движениями в границах своего региона существовали и миграции в пределах Украины и всей империи. Правда, причины этих миграций довольно разные. Не всегда они имели добровольный характер, иногда были вынужденными, а то и принудительными.

К миграциям прибегали еще волынские меннониты в первой половине ХІХ в.

Так, в 1834–1835 гг. из трех меннонитских колоний Острожского уезда в Таврийскую губернию выехало 62 семьи, а десять лет спустя 33 из них высказали желание возвратиться. И хотя официального разрешения на это не получили, некоторые семьи возвратились самовольно и снова поселились на Волыни4. Меннониты свой выезд мотивировали желанием соединиться с единоверцами, которых на юге Украины проживало значительно больше, а также экономическими выгодами этого региона.

Со временем просьбы на выезд в другие губернии стали подавать и колонисты. В 1833 г. из колонии Анетта Новоград-Волынского уезда группа местных поселенцев подала ходатайство на выезд в Херсонскую или Екатеринославскую губернии5. В 1861 г. группа колонистов местечка Рожище Луцкого уезда хлопотала о выдаче им письменного разрешения для переезда в Крым6.

Если меннониты мотивировали свой выезд преимущественно плохим экономическим состоянием своих хозяйств и желанием воссоединиться со своими единоверцами, то главной причиной переселения колонистов в большинстве случаев была лишь экономическая, вызваная старанием улучшить собственное материальное положение и более выгодными условиями хозяйствования в других регионах.

Правда, разрешения на переезд выдавались не всегда, особенно до 90-х годов ХІХ в. Так, в сентябре 1884 г. канцелярия волынского губернатора отклонила ходатайство группы колонистов села Билашова на переселение в другие регионы России7. Причем это было самоуправство, так как законных оснований на отказ не было.

Довольно редкостными в среде волынских немцев были и миграции, связанные с отхожими промыслами и сезонными заработками. После принятия закона о всеобщей воинской повинности (1 января 1874 г.) определенная часть немцев-колонистов призывного возраста вынуждена была отлучаться в места прохождения службы. Правда, количество их было довольно незначительным.

Так, в 1877 г. из 4797 призванных на службу из Волынской губернии было всего 44 лютеранина, что составило всего около 1% всех призывников или же 0,1% всего немецкого населения губернии8. В 1881 г. из 5179 призванных на службу количество немцев увеличилось до 103 чел. (2%)9. Подобная ситуация сохранялась и в дальнейшем, так как колонисты всяческими способами старались избежать воинской службы.

Антиколонистское законодательство второй половины 80-х – первой половины 90-х годов XIX в. резко изменило льготный социально-правовой статус волынских немцев, и тем самым спровоцировало в их среде более активные миграционные процессы вынужденного характера. Часть поселенцев начала активно искать такие регионы России, где экономические и правовые условия хозяйствования были более выгодными, чем на Волыни. Так, в 1890 г. целая группа волынских немцев переселилась в Черниговскую и Полтавскую губернии и начала скупать там землю10. Еще часть волынских колонистов на протяжении последнего десятилетия XIX в. избрала новым регионом своего переселения южные губернии Украины.

В конце XIX и особенно в начале ХХ в. усилилось миграционное движение волынских немцев в восточном направлении. Более всего привлекал их регион Сибири, где переселенцы имели возможность получить до 50 десятин земли, а впоследствии по доступным ценам выкупить ее и стать полноправными землевладельцами11. Часть мигрировала еще дальше, в регион Дальнего Востока, отдельные семьи – в северные и восточные части Казахстана. Обсуждался и вопрос о переселении волынских немцев в Самарскую и Саратовскую губернии, хотя переехало туда незначительное количество желающих12. Следует подчеркнуть, что восточное направление переселения волынских немцев было особенно приоритетным в годы столыпинской аграрной реформы.

Выезжая, колонисты старались быть уверенными в выгодности новых мест поселения, поэтому сперва посылали туда ходоков-разведчиков. Газета «Волынь» от 5 мая 1899 г. сообщала, что возле дилижанской конторы Фельденкрайза собралось 32 семьи немцев-колонистов со своим домашним скарбом. Они отправлялись в Киев, а потом дальше, на новые земли, о которых им привезли сведения, высланные раньше ходоки. Автор заметки писал, что они едут в Сибирь или в Карскую область и имеют большие иллюзии, касающиеся больших льгот, которые якобы ждут их на новом месте13. Скептицизм корреспондента был небезосновательным, так как со стороны властей помощь переселенцам не обещалась. Более того, получить разрешение на переезд было не так просто. Учитывалось и поведение на предыдущем месте жительства, и состав семьи, и гражданство, и наличие достаточной суммы финансов на переезд и начальное обустройство в местах нового поселения14. В июне 1899 г. из нескольких колоний близ городка Горошки Житомирского уезда в Приамурский край выехало 20 немецких семей15.

В 1907–1908 гг. были основаны колонии волынских немцев близ Томска16. В этот же период компактные поселения немцев-колонистов из Волыни появились и в других регионах Сибири, где они проживали вплоть до нынешнего времени, хотя их количество за последние 10–15 лет резко уменьшилось благодаря интенсивной эмиграции в Германию.

В начале ХХ в. в Сибирь выехала часть еще одной своеобразной группы волынских немцев, так называемых бужских голендров. В первой половине XIX в.

они расселились вдоль Западного Буга, а потом и в других регионах преимущественно Западной Волыни. Весной 1912 г. в поисках лучшей судьбы первая партия из 200 волынских голендров прибыла на Пихтинский земельный участок Балаганского уезда Иркутской губернии, и основали три колонии, существующие до сегодняшнего дня.

Следует отметить, что на протяжении всего ХХ в. в этих колониях сохранялся во многом тот уклад жизни, который был характерным еще со времен проживания на Волыни. Иркутские этнографы, посетившие поселения бужских голендров в 90-е годы прошлого века, были поражены увиденным – так целостно сохранить давние особенности материальной и духовной культуры как они, не смогла ни одна другая этническая группа региона. Явление было настолько оригинальным, что стало причиной появления целого ряда публикаций в местной прессе, а также в научных и научно-популярных изданиях. Так, четвертый номер научно-популярного журнала «Тальцы» за 2004 г., учредителем и издателем которого является одноименный архитектурно-этнографический музей г. Иркутска, практически полностью был посвящен бужским голендрам.

Но не всегда попытки обосноваться на новых землях были удачными, и тогда немцы снова возвращались на Волынь. В 1895–96 гг. колонисты колонии Селянский Млынок Житомирского уезда, переселяясь в Сибирь, продавали свои волынские земли по цене 50 руб. за десятину. Разорившись на новом месте, они возвратились назад и за свои же несколько лет назад проданные земли вынужденны были платить теперь уже по 200–250 руб. за десятину. Причем новые хозяева этих участков возвращали их неохотно и то лишь потому, что не было официально заключенных договоров купли-продажи и формально колонисты оставались их собственниками17.

Следует подчеркнуть, что восточные окраины империи привлекали волынских немцев не только перспективами получить большие земельные наделы и тем самим избежать угрожающего в будущем малоземелья, а то и безземелья на Волыни. Большие земельные участки были привлекательными для переселенцев и с позиций фермерской формы ведения хозяйства. Немаловажную роль играло и то, что в сибирских и дальневосточных регионах почти полностью отсутствовали крепостнические пережитки, да и сами помещики, от которых они в подавляющем своем большинстве были зависимы на Волыни18.

Незначительная часть волынских немцев после 1905 г., поддавшись на агитацию прибалтийских дворян, выехали в Эстонию и Латвию19. Отдельные семьи волынян основали несколько колоний в 1905 г. и в Литве20. Немецкий исследователь Н. Арндт считает, что начиная с 1906 г. около 20 тыс. волынских немцев переселились в Прибалтику, преимущественно в Курляндию. Причем, среди причин выезда в этот регион он считает не только экономические, но и политические, связанные с событиями революции 1905–07 гг. и ожиданиями того, что они приведут к коренным переменам в царской России, результатом которых станет воссоединение Прибалтики с Германией21.

Заканчивая характеристику внутренних миграций волынских немцев, хотелось бы подчеркнуть, что в конце XIX – начале ХХ в. в среде колонистов начались процессы деления земли между детьми, которые в конечном результате привели к дроблению наделов и соответственно снижали эффективность колонистских хозяйств22. Понимая невыгодность дробления земельных участков, поселенцы пытались предпринимать упреждающие действия, считая одним из наиболее эффективных переселение в другие регионы империи, где этих отрицательных явлений можно было бы избежать.

Вскоре за внутренними миграциями началось и эмиграционное движение. В регионе появились агенты-вербовщики, которые, преследуя в первую очередь собственные материальные интересы, стали распространять слухи о принудительном насаждение среди немцев православия, о конфискации земель и т.п., обещая замечательные условия хозяйствования за океаном. Нередко такая агитация срабатывала. Так, австрийский подданный Дельман в 1888 г. сагитировал к переселению в Америку 25 семей из колонии Томашевка Ровенского уезда23.

Приблизительно в это же время среди волынских немцев стали распространяться специального содержания брошюры и письма24, которые тоже выполняли агитационные функции. Реагируя на эти факты, полицейское ведомство издало специальное постановление, дававшее право преследовать и наказывать агитаторов25. Именно на его основании был осужден учитель немецкой школы в Ровенском уезде Д..Локштейн, который распространял слухи о преимуществах хозяйствования в Бразилии26.

Преследуя агитаторов, властные структуры сначала препятствовали и самим колонистам в выезде за границы империи, что вынуждало последних искать нелегальные пути пересечения границы. Об этом свидетельствуют отчеты полицейских и пограничных служб. Так, например, неудачей закончилась попытка группы молодых немцев в 1888 г. перебраться на территорию Австро-Венгрии близ городка Радзивиллов Кременецкого уезда27. Только в июне 1890 г. на тайных переходах российско-австрийской границы полиция задержала 175 волынских немцев, которые уже продали свое имущество, приняв решение об эмиграции в Бразилию28.



Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 33 |

Похожие работы:

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (7 мая 2015г.) г. Омск 2015 г. УДК 3(06) ББК 60я43 Актуальные вопросы и перспективы развития общественных наук / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. Омск, 2015. 61 с. Редакционная коллегия:...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ АРХИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ТОМСКОЙ ОБЛАСТИ ДОКУМЕНТ: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ, ПРАКТИКА Сборник материалов V Всероссийской научно-практической конференции с международным участием (г. Томск, 27–28 октября 2011 г.) Издательство Томского университета УДК ББК Д 63 Редакционная коллегия: О.В. Зоркова д.и.н., проф. Н.С. Ларьков; д.и.н., проф. С.Ф. Фоминых; д.и.н., проф. О.А. Харусь (отв. ред.); д.и.н., проф. А.С. Шевляков...»

«Д.И. Елканова, Д.А. Осипов, В.В. Романов, Е.В. Сорокина Основы индустрии гостеприимства Введение Туризм в настоящее время развивается очень стремительно. Именно туризм стал одним из доступных средств познания окружающего нас мира, его истории, достопримечательностей и культурного наследия. Туризм представляет собой один из видов услуг и принадлежит к быстро развивающимся отраслям экономики. В современной научной литературе существует много определений терминов «туризм» и «гостеприимство»....»

«Комитет Союз реставраторов по государственному контролю, Санкт-Петербурга использованию и охране памятников истории и культуры Правительства г. Санкт-Петербурга Материалы научно-практической конференции «Исторические города: сохранение и развитие» Санкт-Петербург 26 июня 2013 г. Уважаемые коллеги! Предлагаем вашему вниманию сборник материалов научно-практической конференции «Исторические города: сохранение и развитие», которую Союз реставраторов СанктПетербурга при поддержке КГИОП проводил в...»

«ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ВЫПУСК Уфа ГОСУДАРСТВЕННОЕ СОБРАНИЕ – КУРУЛТАЙ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН МАТЕРИАЛЫ республиканской научно-практической конференции «Парламентаризм Башкортостана: история и перспективы развития», посвященной 20-летию Государственного Собрания – Курултая Республики Башкортостан г. Уфа, 26 марта 2015 года ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО Председателя Государственного Собрания – Курултая Республики Башкортостан К. Б. ТОЛКАЧЕВА Добрый день, уважаемые коллеги! Я рад приветствовать вас...»

«Электронное научное издание «Международный электронный журнал. Устойчивое развитие: наука и практика» вып. 1 (12), 2014, ст. 17 www.yrazvitie.ru Выпуск подготовлен по итогам региональной научно-практической конференции «Проблемы образования-2014» (21–23 марта 2014 г.) УДК 378, 316.СОЦИАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СОВРЕМЕННЫЙ ПЕРИОД Старовойтова Лариса Ивановна, доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой теории и методологии социальной работы факультета социальной работы, педагогики и...»

«XVII Международная студенческая конференция ЕВРОПА-2015. ЭФФЕКТ ПЕРЕСТРОЙКИ: РЕЖИМЫ И РИСКИ МНОГОГОЛОСОГО ЗНАНИЯ 15–16 мая 2015 г. Литва, Вильнюс, ул. Валакупю, 5 Учебный корпус ЕГУ Web: www.ehu.lt e-mail: studentconference@ehu.lt В 2015 году исполняется 30 лет с начала преобразований, получивших название перестройки, четверть века независимости Литвы и 10 лет существования ЕГУ в Вильнюсе. Организаторы ежегодной студенческой конференции Европейского гуманитарного университета используют этот...»

«Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза Материалы Всероссийской научной конференции (Москва, 3 апреля 2012 г.) Москва Научный эксперт УДК 001.89:009(063) ББК 72.4(2)в7 Г-9 Редакционно-издательская группа: С.С. Сулакшин (руководитель), М.В. Вилисов, C.Г. Кара-Мурза, Е.С. Сазонова, Е.Э.Буянова, И.Ю. Колесник, Г.Г. Каримова, М.В. Деева, Ю.А. Зачесова Г-94 Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза....»

«Содержание Материалы научных семинаров Центра изучения культуры народов Сибири. Семинар «Культура народов Сибири в контексте мировой истории» В.В. Иванов Семинар «Трансформация кочевых обществ Центральной Азии на рубеже XX-XXI вв.» (по материалам полевых экспедиций в Центральную Азию) Б.В. Базаров Семинар «Образы Сибири в символике власти дореволюционной России» Е.В. Пчелов Научные статьи Синтез культур и история народов Сибири О.Ю. Рандалова Культура взаимодействия этносов Забайкалья...»

«Тезисы докладов участников Третьей республиканской студенческой научно-практической конференции «Культура и образование: история и современность, перспективы развития» Сыктывкар УДК 377 ББК 74.5 Тезисы докладов участников Третьей республиканской студенческой научнопрактической конференции «Культура и образование: история и современность, перспективы развития» (Республика Коми, Сыктывкар, 17 апреля 2014 г.). – Сыктывкар: ГПОУ РК «Колледж культуры», 2014. 173 с. Технический редактор: Гончаренко...»

«А.Ф. ЛОСЕВ нашим краем, об обоюдной любви Лосева к Кавказу и СТИХИ 1942-1943 гг. Кавказа к Лосеву. Публикация и предисловие М.А.Тахо-Годи А.Ф. Лосев родился на юге России в 1893 г., на Дону, в Новочеркасске, учился в местной гимназии, и Книги Алексея Федоровича Лосева известны однажды на летних каникулах со своим классом читающей публике Осетии, их можно найти в впервые увидел горы Кавказа. Позже Лосев библиотеках города Владикавказа. Определенную путешествовал по Кавказу со своей первой женой...»

«КУРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ТОРГОВЛЯ, КУПЕЧЕСТВО И ТАМОЖЕННОЕ ДЕЛО В РОССИИ В XVI – XIX вв. Сборник материалов Второй международной научной конференции (Курск, 2009 г.) Курск ББК 65. Т Составитель А. И. Раздорский Редакционная коллегия: Н. Д. Борщик, А. И. Раздорский, А. В. Третьяков (председатель), Д. Н. Шилов, А. В. Юрасов Торговля, купечество и таможенное дело в России в XVI–XIX вв. : сб. Т материалов Второй междунар. науч. конф. (Курск, 2009 г.) / сост. А. И. Раздорский. — Курск,...»

«Гаврильева Людмила Николаевна преподаватель якутского языка, литературы Капитонова Майя Валериевна преподаватель русского языка, литературы Сивцева Алла Капитоновна библиотекарь Государственное бюджетное образовательное учреждение Республики Саха (Якутия) «Республиканское среднее специальное училище Олимпийского резерва имени Романа Михайловича Дмитриева» г. Якутск, Республика Саха (Якутия) СЦЕНАРИЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ИГРЫ «ДУМАЙ, ИГРАЙ, ПОБЕЖДАЙ!», ПОСВЯЩЕННЫЙ XXII ЗИМНИМ ОЛИМПИЙСКИМ ИГРАМ В...»

«Министерство обороны Российской Федерации Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военно исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Третьей международной научно практической конференции 16–18 мая 2012 года Часть III Санкт Петербург ВИМАИВиВС Печатается по решению Ученого совета ВИМАИВиВС Научный редактор – С.В. Ефимов Организационный комитет конференции «Война и оружие. Новые исследования и материалы»: В.М....»

«Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации Администрация Владимирской области Департамент социальной защиты населения ПУТИ ПРЕОДОЛЕНИЯ ПОСЛЕДСТВИЙ СТАРЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В КОНТЕКСТЕ РЕАЛИЗАЦИИ МАДРИДСКОГО ПЛАНА ДЕЙСТВИЙ ПО ПРОБЛЕМАМ СТАРЕНИЯ МАТЕРИАЛЫ ОКРУЖНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 27 сентября 2012 года Суздаль 201 2 Мартынов Сергей Алексеевич Заместитель Губернатора Владимирской области Мы рады приветствовать вас на древней Владимирской земле, которая славится многими...»

«АГЕНТСТВО ПЕРСПЕКТИВНЫХ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ (АПНИ) СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ НАУКИ И ТЕХНОЛОГИЙ Сборник научных трудов по материалам III Международной научно-практической конференции г. Белгород, 30 июня 2015 г. В шести частях Часть VI Белгород УДК 00 ББК 72 C 56 Современные тенденции развития науки и технологий : сборник научных трудов по материалам III Международной научноC 56 практической конференции 30 июня 2015 г.: в 6 ч. / Под общ. ред. Е.П. Ткачевой. – Белгород : ИП Ткачева Е.П.,...»

«ПРОЧТИ И РАСПЕЧАТАЙ ДЛЯ СВОИХ КОЛЛЕГ! НОВОСТИ РГГУ WWW.RGGU.RU ЕЖЕНЕДЕЛЬНЫЙ ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ * 22 ноября 2010 г. * №38 ВЫХОДИТ ПО ПОНЕДЕЛЬНИКАМ ОТ РЕДАКЦИИ Уважаемые читатели! Перед вами тридцать восьмой номер нашего еженедельника в этом году. Для Вашего удобства мы предлагаем Вам две версии этого электронного издания – в обычном Word'e и в универсальном формате PDF, который сохраняет все особенности оригинала на любом компьютере. Более подробные версии наших новостей на сайте...»

«Федеральное государственное научное учреждение «Институт теории и истории педагогики» Российской академии образования при участии Федеральный институт развития образования Министерство образования Московской области Центр профессионального образования имени С.Я.Батышева Московский государственный технический университет имени Н.Э.Баумана Московский государственный областной университет СБОРНИК СТАТЕЙ Международной научной конференции «Образование в постиндустриальном обществе» посвященной...»

«Б.В. Бирюков, З.А. Кузичева ЗАРУБЕЖНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ В ФИЛОСОФИИ МАТЕМАТИКИ И ИХ ПРЕЛОМЛЕНИЕ В ФИЛОСОФСКО-ЛОГИЧЕСКОЙ И ИСТОРИКО-МАТЕМАТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ РОССИИ XVIII – НАЧАЛА ХХ ВЕКОВ* 1. Развитие русской математической и философско-логической мысли. Эйлер и его логика «круглых фигур» В XVIII столетии в России жил и творил великий математик Леонард Эйлер, занимавшийся также логикой и ее преподаванием. Относительный спад в области науки, в немалой мере вызванный его кончиной, был преодолен в первой...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИСПРУДЕНЦИИ И ПУТИ РЕШЕНИЯ Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (7 мая 2015г.) г. Омск 2015 г. УДК 34(06) ББК 67я Актуальные проблемы юриспруденции и пути решения / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. Омск, 2015. 92 с. Редакционная коллегия: гранд доктор философии,...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.