WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 33 |

«Этнические немцы России: истоРический феномен «наРода в пути» Материалы XII международной конференции. Москва, 18–20 сентября 2008 г. Москва, 2009 УДК 94(47)(=112.2)(082) ББК 63.3(2)я43 ...»

-- [ Страница 1 ] --

Международная ассоциация исследователей

истории и культуры российских немцев,

Международный союз немецкой культуры,

Центр изучения истории и культуры немцев России

Института истории и международных отношений

Саратовского государственного университета

Этнические немцы России:

истоРический феномен

«наРода в пути»

Материалы XII международной

конференции.

Москва, 18–20 сентября 2008 г.

Москва, 2009

УДК 94(47)(=112.2)(082)

ББК 63.3(2)я43 Э 91 Этнические немцы России: Исторический феномен «народа в пути». Материалы XII международной научной конференции. Москва, Э 91 18–20 сентября 2008 г. М.: «МСНК-пресс», 2009. – 632 с.

ISBN 978-5-98355-063Научный редактор:

доктор исторических наук

, профессор А. А. Герман Издание осуществлено при поддержке Посольства Германии в Москве.

УДК 94(47)(=112.2)(082) ББК 63.3(2)я43 © AOO «Международный союз немецкой культуры», 2009 ISBN 978-5-98355-063-6 © ЗАО «МСНК-пресс», 2009 Оглавление Предисловие............................................................

1. «Народ в пути»: общие проявления феномена Барбашина Э.Р. (Новосибирск). Исторический феномен «народа в пути»: новые вопросы и контексты – новые ответы..............................................................

Венгер Н. В. (Днепропетровск). Теория Дж. Армстронга «о призванной диаспоре» как объяснительная модель истории меннонитских общин в Российской империи (1789-1914)....................................... 19

Черказьянова И. В. (Санкт-Петербург). Русификация российских немцев:

политика государства, компромиссы и протесты общества............. 37 Лиценбергер О. А. (Саратов). Законодательство Российской империи конца ХVIII – начала XХ в. об особенностях регулирования прав и обязанностей немцев-католиков и немцев-лютеран.............

Дик П. Ф. (Костанай). Этноконфессиональный компонент духовной культуры немецкой национальной группы.................... 7 Малиновский Л. В. (Барнаул). Историческая ономастика немецких колоний в России: проблемы и научные перспективы..................

Нелипович С. Г. (Москва). Военное в

–  –  –

4 Конев Е. В. (Новокузнецк). Динамика численности и социальноэкономическое положение немецкого населения в местах некомпактного проживания Западной Сибири во второй половине XX века.........

Дальний Восток Иларионова Т. С. (Москва) Немцы в российской дипломатии на Дальнем Востоке.........................................................

Кусбер Я. (Майнц). Военные наблюдатели и командиры. Немцы на Дальнем Востоке на войне и в революции. 1904–1906 гг........... 3 Шульга И.И. (Саратов) Русско-японская война и немцы Поволжья........ 3 Чернолуцкая Е. Н. (Владивосток). Миграции немецкого населения на Дальнем Востоке СССР в 1930-е гг.: версии, факты, заблуждения... 337 Кавказ Чернова-Деке Т. (Берлин). Специфика управления духовными делами закавказских немецких колонистов в Российской империи........... 349 Зейналова С. (Баку). Характерные особенности и общие черты в процессе переселения и хозяйственной деятельности немецкого населения на Южном и Северном Кавказе............................. 361 Бабкова В.Ю. (Ставрополь). К вопросу о региональных стратегиях адаптации переселенческих сообществ: уникальность и типичность северокавказской меннонитской общности............................ 377 Чернова-Деке Т. (Берлин). Проблема ликвидации недвижимого имущества немецких колонистов в Тифлисской губернии (Грузия) в период Первой мировой войны...................................... 381 Вердиева Х. (Баку). Социально-политические аспекты жизни немцев Азербайджана в первой половине ХХ века.................... 393 Украина Бобылева С. И. (Днепропетровск) Шведский колонистский округ........ 397 Костюк М. П. (Луцк). Миграционные процессы в среде волынских немцев в конце XIX начале XX в...................

..................... 411 Безносов А.И. (Днепропетровск). Альтшведендорф в годы революции и Гражданской войны: судьбы шведов..................... 421 Васильчук Г. Н. (Киев). Немцы Украины в реалиях сталинской реконструкции.......................................................... 433 Мартыненко В. Л. (Харьков). Политика командования вермахта в отношении этнических немцев на территории военной зоны Украины (1941–1943 гг.)............................................ 4 Казахстан Бургарт Л. А. (Усть-Каменогорск). Немцы-католики в Казахстане в конце XIX – начале XXI вв.: основные характеристики и периоды религиозной жизни........................................... 449 Ефремова-Шершукова Н. А. (Томск). Организация немецкой автономии на территории Казахстана: неудачная попытка решения проблемы восстановления нарушенных прав народа............................................................. 477 Буданова Ю. П. (Лисаковск). Элементы традиционной немецкой культуры (свадебный обряд, национальная кухня, особенности домостроения) как критерии этнической идентификации в условиях полиэтнической социальной среды. (По материалам детских этнографических экспедиций в села Костанайской области, Северный Казахстан)...... 4 Яковенко О.А. (Караганда), Брандес Д.(Дюссельдорф). К вопросу об этнической самоидентификации немецкого населения (по материалам социологического исследования Центрального Казахстана)............................................... 4

–  –  –

Прибалтика А. А. Конопленко (Саратов) Прибалтийские немцы до вхождения в состав Российской империи: три исторических сюжета.......................

–  –  –

Северная Америка Ходченко Е.Е. (Днепропетровск). Проблемы сохранения идентичности российскими меннонитами в Новом Свете.............. 581 Клоберданц Т. Дж. (Фарго.). Немцы из России в Северной Америке: жизнестойкая этническая группа или исчезающий феномен? (на английском языке)........................................ 589

–  –  –

Проводящийся в рамках деятельности Международной ассоциации исследователей истории и культуры российских немцев (МАИИКРН) примерно с 2004 г.

второй этап исследований истории и культуры российских немцев призван выйти за рамки «чистой» истории российских немцев, на основе глубокого системного анализа связать ее с национальной историей России и стран построссийскоимперского и постсоветского пространства. Прошедшие в 2006 и 2008 гг. международные научные конференции сделали в этом направлении заметный шаг вперед 1.

Вполне понятно, что любой этнос, если он является национальным меньшинством, развивается в условиях ряда внешних обстоятельств и воздействий (благоприятных и неблагоприятных) как со стороны государства, так и окружающего иноязычного социума. Поэтому огромное значение приобретают объективные обстоятельства и субъективные факторы, позволяющие малому этносу адаптироваться к окружающей среде, установить нормальные для своей жизнедеятельности взаимоотношения с государством и обществом. При этом неизбежны взаимозаимствования в производственной деятельности, быту, традициях, обычаях, определенные трансформации в национальном сознании и психологии, в ментальности.

В этом плане опыт исторического поведения немецкого национального меньшинства в России, как показали проведенные исследования, представленные на двух упомянутых выше конференциях, является уникальным и дает немало поучительных примеров для современной жизни российских немцев. К началу ХХ века в России сформировался целый ряд устойчивых региональных этнических групп немцев (поволжские, причерноморские, закавказские, волынские, польские и т.д.), которых в своей жизнедеятельности многое объединяло с исторической родиной, но в то же время, каждая из этих групп впитала в свою внутреннюю сущность многие черты соответствующих окружающих социумов.

В ходе проводившихся исследований в сфере внимания членов МАИИКРН оказался феномен российских немцев, давший возможность назвать их «народом в пути», однако в более широком понимании, чем то, которое вкладывался в этот термин раньше (высокая миграционная мобильность). Речь идет о том, что сформировавшиеся в России региональные группы российских немцев оказались настолько этноустойчивыми, что даже потеряв свою малую родину и смешавшись между собой, частично ассимилировавшись в иноязычную среду, они сохранили многие этносоциальные и этнопсихологические особенности своих региональных групп..

Еще разительнее этот феномен проявился у российских немцев-эмигрантов, покинувших малую родину в конце XIX – начале XX в. До сегодняшнего дня их потомки, проживая практически на всех континентах Земли (не только в Евразии, 8 но и в Северной и Южной Америках, Африке, Австралии), несмотря на существенное воздействие ассимиляционных процессов, помнят, что они немцы Поволжья, Причерноморья и т.д., сохраняют и бережно передают из поколения в поколение многие традиции и черты ментальности своих предков.

Первые итоги исследований отмеченного феномена были представлены и обсуждены на очередной XII международной конференции ассоциации «Этнические немцы России: исторический феномен “народа в пути”», которая прошла в Москве 18–20 сентября 2008 г. Материалы этой конференции как раз и представляются читателям в данном издании.

Как подчеркивали участники конференции, понятие «народ в пути» отражает не только многочисленные моменты, связанные с миграциями российских немцев, но и духовное, культурное обновление этноса, его динамику, движение вперед. Народ в развитии, в движении – таков российско-немецкий этнос и его производные этногруппы, существующие в различных регионах мира, за пределами исторических очагов формирования и проживания на территории бывших Российской империи и СССР.

В материалах конференции проблема «народа в пути» получила лишь свое первоначальное освещение. Представляется, что необходимо приложить еще немало усилий для более глубокого ее осмысления и понимания.

В работе конференции приняло участие около 60 исследователей из 7 стран мира, более половины из них – доктора наук, профессора. К сожалению, не все участники конференции смогли представить свои доклады для публикации. В настоящем сборнике опубликовано 55 докладов.

Состоявшаяся конференция по своим результатам важна и полезна не только для научного сообщества, но и для каждого российского немца и человека другой национальности, тем или иным образом связанного с российско-немецкой действительностью.

Материалы конференции имеют существенную практическую направленность.

Извлекая уроки из прошлого, исследователи показывают примеры из истории предков, достойные подражания, предостерегают от шагов, чреватых повторением драматических или трагических ошибок.

Несомненно, представляемые на суд читателей материалы XII международной научной конференции МАИИКРН – это новый шаг на пути углубленного и всестороннего изучения истории и культуры российских немцев.

См.: Российские немцы в инонациональном окружении: проблемы адаптации, взаимо-

влияния, толерантности: Материалы международной научной конференции. Саратов, 14–19 сентября 2004 года. М.: МСНК-пресс, 2005; Российское государство, общество и этнические немцы: основные этапы и характер взаимоотношений (XVIII–XXI вв.): материалы 11-й международной научной конференции. Москва, 1–3 ноября 2006 г.. М.: МСНК-пресс, 2007.

«НАРОД В ПУТИ»: ОБЩИЕ ПРОЯВЛЕНИЯ ФЕНОМЕНА

–  –  –

Новые вопросы относительно исторического феномена «народа в пути» российских немцев не означает, что это такие вопросы, которые никогда ранее не возникали, и мы сегодня являемся их авторами. Атрибутивная характеристика «новые» может иметь и другую смысловую нагрузку.

Во-первых, «новые» может означать постановку давно обсуждаемых вопросов в новом историческом контексте. Не случайно в европейской культуре фактически общепризнанным является афоризм о том, что древние греки уже тысячелетия назад поставили основные нравственные вопросы, на которое человечество до настоящего времени ищет ответы. И для каждой эпохи, для каждого поколения эти вопросы звучат по-новому.

Во-вторых, «новые» вопросы могут быть связаны с «воскрешением» ранее существовавших вопросов, которые по тем или иным причинам оказались в забвении. По аналогии это можно сравнить с проблемой традиций и новаций в культурном процессе. Нередко традиции давно минувшего времени воспроизводятся как новации.

В-третьих, «новые» вопросы могут возникать в связи с целевыми установками исследователей как в рамках конкретных научных дисциплин (история, социология, психология и другие), так и в исследованиях междисциплинарного характера.

Важность акцентуации признака «народ в пути» и его исследования как миграционной истории той части немецкого материнского этноса, чья самостоятельная история начинается с нового места жительства в России, не вызывает сомнения. До настоящего времени именно эта составляющая выступает источником и основанием исторической преемственности между представителями, с одной стороны, первой и других волн миграции европейцев в Россию и другие места, с другой стороны – их наследников, проживающих сегодня в десятках стран мира.

В целом миграционная история российских немцев находилась и находится, несмотря на последепартационное табу, в центре внимания исследователейисториков. Многочисленная литература и дискуссии представляют собой в настоящее время своеобразное «пред-знание» как для начинающего, так и опытного исследователя. Анализ этого типа знания, с учетом результатов отечественных и зарубежных исследований, позволяет сделать ряд взаимосвязанных выводов.

10 Во-первых, накопление знаний по сформулированной теме осуществлялось длительное время по принципу реконструкции исторических фактов и процессов с целью уменьшить количество «белых пятен» в истории миграции немцев по географической линии «Европа – Россия – другие страны». Причинная обусловленность такой акцентуации включает гносеологические, предметнометодологические, идеологические и др. факторы, осмысление которых можно признать самостоятельной исследовательской задачей.

Во-вторых, практически отсутствует системный анализ знания миграционной истории, в рамках которой и был сформирован феномен «народа в пути».

Обобщенный анализ накопленного исторического массива знания предполагает выявление его структурно-функциональных характеристик, дисциплинарного и междисциплинарного характера, методологического обоснования, соотнесенности проблемно-тематического поля с культурно-историческими контекстами и др. Получение ответов на эти вопросы, как и многие другие, возможно лишь в будущем.

Во-вторых, системный анализ самого знания миграционной истории, определившей феномен «народа в пути» или отсутствует, или занимает маргинальное положение в проблемно-научном поле. Анализ такого знания, аккумулированного в науках, включает выявление его структурно-функциональных характеристик, дисциплинарного и междисциплинарного характер, методологического обоснования, соотнесенности проблемно-тематического поля с культурно-историческими контекстами и др. Реализация отмеченных, как и многих других, задач относится, вероятнее всего, к компетенции исследований в перспективе.

В-третьих, несмотря на достаточно комплексные исследования конкретных этапов или типов миграционной истории российских немцев (о чем наглядно свидетельствуют, например, работы профессора И.Р. Плеве), даже к этим процессам, как и к более слабо разработанным и изученным, будут обращаться новые исследователи в настоящем и будущем. К причинам такого обращения можно отнести не только установку ученых на поиск истины.

Одним из важных отличий социальных исследований, включая исторические, является, как отмечает один из основоположников теоретической социологии М. Вебер, роль ценностной, мировоззренческой ориентации ученого при выборе предмета исследования. Высокая степень вероятности выбора миграционной истории российских немцев в качестве предмета исследования обращение можно гипотетически подтвердить несколькими причинами.

Во-первых, исследовательский интерес ученых из среды потомков «народа в пути».

Во-вторых, уникальность этнокультурной истории российских немцев, обусловленная «встречей» двух эпох – доиндустриальной и индустриальной.

В-третьих, повышенный интерес к миграционной проблематике в контексте современных и перспективных глобальных процессов, в том числе мировой миграционной революции.

Если выбор темы исследования в социальных исследованиях осуществляется в зависимости от ценностных установок и мировоззрения автора, как это было доказано еще М.Вебером, то выбор методов исследования, способов объяснения, интерпретации находится вне ценностных параметров (М.Вебер). Развивая это методологическое положение автора, сформулируем вопрос: если методы анализа и объяснения имеют объективный характер, то не могут ли они оказать методологическую помощь в выборе приоритетных задач, проблем, направлений исследования феномена «народ в пути»? Вопрос в том, что можно ли на основе методологии, ее возможностей конкретизировать предмет исследования. Ответ на него, на мой взгляд, положительный.

Словосочетание «народ в пути» не является научным, качественно и количественно определенным понятием. Тем более «народ в пути» не является научным термином. Это, однако, не исключает возможность смысловой экспликации его значения. Данное афористическое словосочетание служит для обозначения одного из важнейших признаков (качеств, характеристик) российских немцев. Одновременно оно находится в смысловом противоречии с другой, не менее распространенной характеристикой российских немцев, которую афористично выразил А.Соложеницын. Он сравнивает народ с ивой, которая быстро приживается при пересадке и украшает ландшафт. Подобно иве, немцы в России при всех переселениях фундаментально обустраивались, упорным трудом создавая удобства быта и облагораживая среду проживания.

Итак, выявлены два противоречивых признака. С одной стороны, готовность к территориальным перемещениям и их реализация. С другой – «привязанность» к территории проживания. Мне представляется важным для выявления сущностных характеристик немецкого народа более подробный анализ этих двух противоречивых признаков. Ответ на этот вопрос сложно найти только в рамках исторически описательного подхода, ибо требуется использования / обращение более широкого круга методологических средств.

Одним из них выступает методологическая предписательность герменевтического анализа. Герменевтика (от греческого hermeneuein – толковать, истолковывать, интерпретировать) – это искусство, учение толкования, объяснения, понимания. Понимание реализуется через истолкование, интерпретацию. Реальность, на которую ориентировано стремление понять, всегда есть проинтерпретированная, т.е. определенным способом освоенная реальность. Любое познание прошлого с необходимостью должно включать процедуру интерпретации.

Для нашей темы особый интерес представляют две традиции в постановке и разрешении проблем интерпретации. Эта тема занимала одно из ключевых мест в дискуссиях социологов, философов, историков, психологов конца XIX – начала 12 ХХ века. В терминологии Г. Дроузена, М. Вебера речь шла об «интерпретирующем понимании». При этом в отличие от В. Дильтея, у которого это понятие раскрывалось прежде всего как метод интуитивного познания, для Вебера и других его единомышленников это означало метод постижения и объяснения причинноследственных связей.

Применительно к теме «народ в пути» вопрос о причинно-следственных связях имеет принципиальное значение, так как миграция всегда есть движение конкретных людей, социальных групп «от» одного места проживания «к» другому.

Из пункта А в пункт Б. И вот здесь очень важен вопрос о причинах этого перемещения.

В литературе по миграционной проблематике причины переселения, их типология, структура относятся к сравнительно разработанным вопросам. Причинная структура миграционных перемещений по отношению к миграционной единице включает внешние и внутренние факторы. К первым, например, относятся условия проживания в настоящем и предполагаемом будущем, ко вторым – мотивационные факторы субъекта миграции. Среди последних обоснованно особое внимание уделяется вопросу свободного выбора, свободы поведения миграционных единиц – добровольная или вынужденная миграция.

Несмотря на то что в многочисленных исследованиях по истории цивилизаций, культур выделяются этнические образования с различными типами миграционного потенциала (в его содержательном и количественном измерении), тем не менее причинно-следственные связи, роль миграции в этнической судьбе тех или иных этнических образований требуют конкретизации и содержательной интерпретации. В том числе и когда речь идет о «российских немцах».

Для реализации этой задачи герменевтические традиции в целом, принципы интерпретации имеют значительный эвристический потенциал. Речь не идет о реконструкции многочисленных трансформациях принципов и приемов герменевтического анализа. А в течение более чем 2000-летней его истории – начиная с античности, через труды схоластов эпохи Среденвековья, заканчивая работами философов ХХ века (Э. Гуссерль, М. Хайдеггер, Х.-Г. Гадамер и др.) – их было немало. Для обоснования актуализации новых вопросов относительно исторического феномена «народа в пути» достаточно ограничиться основополагающими, общепризнанными и «работающими» принципами и приемами герменевтики последнего столетия.

Исходное значение имеет, на мой взгляд, тезис Гадамера о том, что интерпретация имеет принципиально открытый характер. Другими словами, процесс интерпретации никогда не может быть полностью завершенным. Одновременно это означает, что ни одна из возможных или существующих интерпретаций не должна абсолютизироваться, не должна претендовать на абсолютную истинность. Более того открытость интерпретации дает возможность утверждать, что интерпретации прошлого выступают самостоятельной составляющей, элементом исторической преемственности. И они тоже подлежат изучению. Например, почему Л. Белковец сначала писала о белом терроре, а потом о красном?

Обращение к интерпретации феномена «народа в пути» связано содержательно с пониманием прошлого опыта. Само понятие «опыт» объединяет и процесс накопления «средств жизни», с помощью которых осуществляется жизнедеятельность этнической группы, и «обладание средствами». Это означат, что опыт включает знания, умения, деятельность, понимание, переживания, воображение и т.д.

Опыт всегда имеет не только общие, но и уникальные признаки. Для нас важно подчеркнуть, что раскрытие опыта прошлого всегда есть и раскрытие нового в своем настоящем «Я».

В содержательном плане это означает, что интерпретации истории феномена «народа в пути» являются также новым осмыслением или переосмыслением этого явления в настоящем и через настоящее. Отсюда можно предположить, что результаты целенаправленных исследований и интерпретаций проблем миграции и адаптации многочисленных потоков российских немцев в Германию в конце прошлого, ХХ века с позиции прошлого опыта «народа в пути» могут значительно отличаться от существующих сегодня.

В рамках такого подхода, например, сложности интеграции российских немцев в Германии, не могут быть объяснены (при всей их объективной важности), только несоответствием профессиональной подготовленности потребностям рынка труда, плохими знаниями немецкого языка и норм современной жизни в новом обществе и т.д. Если обратиться к сравнительному анализу качественных составляющих интеграционного потенциала миграционных потоков российских немцев в разные периоды, выступающих источниками и факторами «укоренизации», «обустройства» в новых местах проживания, то становится понятным что им удавалось успешно преодолеть их несоответствие объективным факторам.

Поэтому самого пристального внимания требуют, на мой взгляд, ментальные характеристики этнических групп (сознательные и бессознательные), и факторы, влияющие на них.

Следующим важнейшим положением герменевтического анализа является признание обусловленности интерпретации исторических событий культурными, смысловыми контекстами как прошлого, так и настоящего, в котором осуществляется осмысление прошлого. Гадамер, например, особо подчеркивает необходимость соотнесения прошлого с культурным и мыслительным опытом современности.

Согласно этому мы должны очертить исторические, культурные и мыслительные границы обсуждаемого феномена «народ пути». Если речь идет о современности, то совершенно очевидно, что «границы» активных переселенческих процессов российских немцев, подтверждающих признак «народа в пути», определяются последними десятилетиями. С позиции причинно-следственных связей и исследователи, и лидеры общественных движений выделяют прежде всего институциональные причины государственного масштаба – последствия депортации, распад СССР, изменения российско-германских отношений. Среди социально-этнических причин, послуживших активизации миграционных процессов, выделяются, в том числе и автором настоящей работы, ассимиляционные и экономические проблемы, а также родственные связи.

Если вернуться в прошлое, то все-таки временное начало «народа в пути» относится ко второй половине XVIII века. Обращает на себя внимание, что характеристика причин этого начала фактически зеркально отражает современность: экономические проблемы – разруха, нищета на европейской территории; интересы и проблемы государства российского; семейно-демографические факторы. Разница между причинами второй половины XVIII века и конца ХХ века заключается в ассимиляционных проблемах. При этом хорошо известно, что процесс формирования европейских государств-наций в тот период не было завершенным. Соответственно возникает вопрос, можно ли интерпретацию контекста анализа истории «народа в пути» ограничить европейской и российской историями XVIII века? Ответ представляется отрицательным. Это обусловлено тем, что фундаментальные основания этничности переселенцев в тот период были в большей степени обусловлены культурно-религиозным контекстом средневековой эпохи, чем индустриальной. Соответственно «почвенная укорененность» (в терминологии М.Хайдеггера), восприятие природы/земли через «свое отношение», «свой вклад» в нее, «любовь к земле как любовь к себе» и др. преобладали в архетипе этнического самосознания. Если исходить из «почвенной укорененности» как базового основания этнического самосознания российских немцев, то логически последовательным будет признание и того, что колонистский образ жизнедеятельности российских немцев способствовал воспроизводству этого основания, т.е. обеспечивал его устойчивость. Отсюда следует, что определяющее, приоритетное значение в историческом опыте российских немцев имеет укорененность, привязанность к «своей земле, территории проживания». Соответственно в рамках герменевтического анализа мы можем сделать следующий вывод о причинно-следственных связях в прошлом опыте: фундаментальными причиной и основанием для появления феномена «народа в пути» выступала опасность, угроза укорененности, привязанности к своей земле.

Теоретический анализ этой проблемы может быть осуществлен не только с позиции соотношения двух культурных эпох – индустриальной и доиндустриальной. В рамках этнопсихологии самостоятельное направление исследования может быть основано на использовании эвристического потенциала широко известного учения К. Юнга об архетипах памяти, о коллективном бессознательном. Такой анализ мог бы, например, приблизить нас к пониманию значимости в этнической ментальности российских немцев «почвенной укорененности» независимо от степени его осознанности, от отсутствия или присутствия рационального обоснования.

Интерес представляет в связи с этим проблема трансформации базовых оснований этничности российских немцев, и факторная обусловленность такой трансформации. Полученные результаты исследования отмеченных проблем могут содействовать поиску новых ответов на вопросы, связанные как с историческим, так и современным опытом российских немцев. Иллюстрацией исторического аспекта может служить, например, вопрос о причинах разрыва связей с материнским этносом. А это, в свою очередь, может быть связано не только с идеологическими или политическими факторами, но и со спецификой этнической ментальности.

В контексте изложенной выше теоретической гипотезы важное значение приобретает вопрос о роли в истории «народа в пути» территориально-географического самоопределения российских немцев. Многолетние этносоциологические опросы, проводимые под руководством автора данной статья, показали, что даже в последнем десятилетии прошлого столетия немцы в Сибири и Северном Казахстане очень четко идентифицировали себя с поволжскими, украинскими, волынскими и др. немцами. Учитывая специфику послевоенного периода этнической истории немцев в Сибири (или Казахстане), этот феномен нельзя объяснить ни пропагандистскими, ни религиозными причинами. При этом очень четко проявлялась тенденция потери исторической памяти о своем европейском прошлом, т.е. о Германии. Можно ли такую потерю объяснить только российско-германскими отношениями, опасностью связи с зарубежными родственниками, т.е. репрессиями и т.д.? Или здесь сыграла свою роль (если да, то в какой степени) новая «почвенная укорененность»? Уже по отношению к Поволожью, Волыни, Кавказу и тд.?

Не менее интересен в данном контексте вопрос о степени рациональной детерминации миграционных процессов, которые стали основанием метафоры «народ в пути». Абсолютизация рациональных причин миграции оставляет в тени такую тему, как «свобода воли», «свобода выбора», «выбора и ответственности» и т.д. В отличие от депортационных процессов, все переселения «народа в пути»

оставляют большой диапазон возможностей для их интерпретации как результата свободного выбора (что не исключает актуальность и необходимость анализа других причин). Такой выбор предопределял, в свою очередь, свободную ориентацию на укоренизацию в новых местах проживания. Может быть, именно поэтому в самосознании самых разных групп «народа в пути», где бы они не проживали, сохраняется образ «облагороженной земли» на территории России. В этом образе, в конечном итоге, персонифицировано представлены и предки, и те, кто сегодня этот опыт расшифровывает.

Для обоснования потребности расширения контекстов интерпретации «народа в пути» представляется целесообразным обращение к традиционализму. Если компонентом основных признаков любой этнокультурной самобытности признается менталитет, то важнейшей характеристикой последнего является его традиционность. Традиции выступают самым действенным механизмом трансляции исторического опыта этнических групп. При этом передача и освоение традиций происходит прежде всего в первичных группах. В основе формирования не только первых переселенческих групп, но и дочерних колоний российских немцев, не последнюю роль играли кровнородственные отношения и связи. Если вслед за Гадамером признать важность учета мысленного опыта прошлого и настоящего для объяснения и интерпретации, то для анализа истории и настоящего «народа в пути» необходимо признать эвристическую полезность социологических и этнологических концепций взаимодействия индивида и общества.

В связи с этим необходимо учитывать, что только в прошлом столетии гуманитарные науки обратились к активному изучению проблем человека и общества через призму первичных групп (Ч.

Х. Кули), изучение действия и поведения индивида в соотнесенности с поведением целой группы (Г. Мид), анализ жизненного мира, повседневной жизни (А. Шюц) и др. Первичные группы характеризуются, по Кули, тесным личным общением и сотрудничеством. Они являются первичными во многих отношениях, но главным образом в том, пишет автор, что они являются первостепенно важными в формировании социальной природы и идеалов индивидов. Колонистский способ индивидуальной и коллективной жизни большей части российских немцев является, с одной стороны, специфическим типом жизнеорганизации первичной группы. Многие признаки этого типа первичной организации имели как сходство, так и отличия, например, от аналогичной первичной группы русского населения в сельской местности. Эти отличия очень четко определялись, в первую очередь существованием в иноэтнической среде и способами взаимодействия с ней.

Вопрос о взаимосвязи генезиса этнического самосознания «народа в пути» и типов отношений с инокультурными средами является в конечном итоге вопросом об истоках и сути этнокультурной специфики российских немцев в настоящее время. Так, доказательство ассимиляции или трансформации этнокультурных признаков российских немцев не может ограничиваться констатацией явных изменений, связанных, например, с резким уменьшением числа лиц, владеющих диалектами. Контекстуальный подход в исследовании этой проблемы включает сравнительный анализ межкультурных взаимодействий в разных исторических эпохах.

Общеевропейская история свидетельствует, что межкультурное взаимодействие в период географических открытий осуществлялось на основе различенности этих культур. Это был период наиболее интенсивного культурного обмена и взаимообогащения. С индустриальной эпохой связано становление нового типа культурного взаимодействия на основе одинаковости, стандартизации, унификации. «Народ в пути» в течение нескольких столетий демонстрировал взаимообогащающий тип межкультурного взаимодействия. Эта тема также относится, на мой взгляд, к междисциплинарным задачам и ждет своего исследования не только на территории России.

С позиции современности к актуальным контекстам интерпретации истории немцев как «народа в пути» относится глобализация. При этом сам этот контекст находится только в становлении и потому существует огромное количество вариантов его понимания и прогнозирования. К наиболее дискуссионным аспектам относится проблематика глобализации в области культуры, соотношения локально-этнического и унифицировано-массового. Именно с этих позиций история российских немцев, по аналогии с коренными малочисленными народами, требует сегодня новых подходов в исследовании, понимания, объяснения и интерпретаций. Независимо от этнического будущего российских немцев, их исторический опыт как «народа в пути» с приоритетностью на укорененность, на культурное взаимообогащение, на толерантное взаимодействие с другими народами может стать востребованным опытом-образцом в новых исторических условиях.

–  –  –

Теория Дж. Армстронга «о призванной диаспоре»

как объяснительная модель истории меннонитских общин в Российской империи (1789–1914) Проблема российской колонизации является одной из наиболее динамично развивающихся областей в системе имперских исторических студий. Несмотря на активный эпистемиологический диалог, впечатляющий объем собранной информации и опубликованных сборников научных трудов, концептуальное оформление проблемы все еще остается задачей на будущее. Преодоление данного состояния, видимо, кроется в расширении методологического арсенала и преодоления узкодисциплинарности. Наступила насущная необходимость открытия «диалогового окна» для дискуссий с учеными – представителями смежных гуманитарных дисциплин философского характера. Действенность данного подхода может быть весьма плодотворной. В качестве примера обратимся к теории американского социолога Дж. Армстронга2.

Данная концепция может быть использована как объяснительная модель сложной системы взаимоотношений между имперской властью и локальными этническими сообществами, для понимания ассиметричности административнополитических, социальных и правовых структур Российской империи. Исследуем степень пригодности концепции «о призванной диаспоре» к анализу истории колонизационного потока, представленного меннонитскими общинами.

Как поясняет Армстронг, «призванная диаспора» – этническая группа, которая, не будучи аборигенной (исторически свойственной для данной территории), находясь на позиции национального меньшинства, тем не менее пользуется значительными преимуществами и привилегиями в конкретном полиэтническом обществе3.

Особость положения диаспоры определяется важнейшей функцией – ролевой специализацией группы, для выполнения которой она была призвана (приглашена) для поселения на территории конкретного государства. Другое важное свойство диаспоры – ее консолидированность, четкая самоидентификация всех членов, нацеленность на этнический коллектив. Две вышеназванных дефиниции определяют правила общения «призванной диаспоры» с доминантной этнической группой. Представление о диаспоре основано на экономической выгоде для государства, которое инициирует переселение и принимает отдельные колонизационные потоки под свое покровительство4.

Далее Дж. Армстронг обозначает ряд этапов в динамике взаимоотношений между доминантной группой и мобилизованной диаспорой5.

Назовем эти ступени и охарактеризуем их применительно к истории колонизационного потока, находящегося в фокусе нашего исследования:

Этап первый. Период возникновения государственной потребности, когда мобилизованная диаспора оказывается необходимой (востребованной) для доминантной группы.

Применительно к нашим обстоятельствам это события, предшествовавшие колонизации, разработка проекта и взаимовыгодных условий, этап принятия решения как для государства, так и для конгрегаций. При этом диаспора играла роль активного субъекта всех обозначенных процессов (до 1789 гг.).

Как известно, меннонитская колонизация была начата в 1789 г. Ей предшествовали переговоры между уполномоченными меннонитов г. Данцига (фламандской общины) (Польская Пруссия) и князем Григорием Потемкиным. Активное поведение меннонитов нашло одобрение со стороны российских властей. Они сознательно приглашали к диалогу всех потенциальных переселенцев6, а в сословном российском обществе обычной была практика, когда отдельные социальные группы занимали особое правовое положение в государстве. Эти установки соответствовали и устремлениям самих меннонитов, которые всегда сохраняли дистанцию с обществом, жили согласно собственным убеждениям и правилам, но, намереваясь избежать преследований, стремились достигать предварительных договоренностей с властями и не действовать противно законодательству.

Характерно, что переговоры меннонитов при переселении в Россию и полученные ими привилегии имели беспрецедентный для меннонитских общин характер. Как показывал их европейский опыт, ранее предоставленные общинам привилегии оговаривали допуск (санкцию) на сохранение некоторых устоев их повседневной жизни: возможность проведения религиозных собраний, женитьбы, похорон, право на создание школ и привлечение в них своих учителей. Эти привилегии не носили специфического характера. «Просительные статьи» меннонитов впервые предоставили право на реализацию более детального и широкого перечня затребованных ими экономических привилегий, которые нашли позитивный отклик со стороны российского правительства7.

К тому же переселение в Россию данцигских эмигрантов было признано делом государственной важности. В отличие от условий «ограниченной формы толерантности», в которых находились меннониты в большинстве городов и стран Европы, в России меннониты, как социальная группа аграрной специализации, получили права и возможности, которыми в то время не обладало российское крестьянство в целом, включая находившуюся в наиболее благоприятном положении группу государственных крестьян. Меннониты, как колонисты, сумели добиться законодательного подтверждения условий Манифеста, в результате чего им удалось занять особую нишу в системе социальной иерархии Российской империи среди других непривилегированных социальных групп.

Отметим также, что для меннонитов переселение из Польской Пруссии было своеобразным бегством от наступающей модернизации. Модернизация как процесс уже по определению вела к социальной унификации, проявлением которой 20 и была военная реформа, возмутившая пацифистские настроения меннонитов.

Для России же колонизация, напротив, стала одним из методов приближения и ускорения модернизации. Таким образом, по иронии судьбы, пытаясь избежать наступления индустриальной эпохи и других явлений, связанных с ней в Европе, в России меннонитская диаспора вынужденно приняла участие в модернизационном проекте. Меннониты также находились в основе процессов формирования гражданского общества и капиталистической индустриализации8. Наделенные правом самоуправления, общины меннонитов являлись своеобразными замкнутыми микрогражданскими коллективами в соответствующем историческому контексту понимании данного понятия. В исторической ретроспективе гражданственность меннонитов стала результатом необходимости, их принадлежности к типу сообществ, квалифицируемых как «мобилизованная диаспора». Вынужденно мигрируя, оставаясь одной из маргинальных этносоциальных групп, меннониты вырабатывали в себе способность к диалогу как внутри общины, так и во взаимоотношениях с властными структурами. Конгрегации являлись творцами своей судьбы, своей истории. Состав данных микрогражданских групп отличался образованностью и готовностью проявлять инициативу, что не было свойственно для большей части российского общества9. Гражданственность меннонитов выражалась в осознании своих прав и обязанностей в конгрегации, общине, а в конечном счете по отношению к государству. В меннонитском социуме также культивировалась и пропагандировалась идея о том, что привилегии были предоставлены членам конгрегаций для выполнения ими особой показательной миссии. Они всячески культивировали себя как диаспору. Для перспектив развития империи привилегии иностранных колонистов в сочетании с особенностями региона были весьма благоприятным прогнозом для решения выдвигаемых перед колонизацией задач.

Второй этап взаимоотношений диаспоры и государства это период начального взаимодействия между доминантной группой и призванной диаспорой, когда безопасность (или благополучие) переселенцев зависела от настроений доминантной группы. Для изучаемой нами проблемы этот этап соотносится с периодом адаптации и «льготных лет», когда общины освобождены от выплаты налогов, а также последующий период, когда деятельность общин является объектом контроля и лоббирования со стороны попечительных органов (1789–1846).

Мы квалифицируем обстоятельства развития меннонитских поселений в России первой половины XIX ст. как «отдельную экономическую зону». Отдельная экономическая зона» (ОЭЗ) меннонитских колоний явилась формой ускоренного развития хозяйственной системы на территории меннонитских колоний юга России, в рамках которой были обеспечены благоприятные надконкурентные условия для развития экономической деятельности. Определяющими признаками такой зоны были: 1) строго очерченная, ограниченная законодательством территория;

2) льготное налогообложение и финансовая поддержка; 3) особые законодательные и административные условия.

Важным условием формирования зоны, сохранения ее территориальных границ была относительная замкнутость ОЭЗ. Меннониты, как и другие представители радикального протестантизма, тщательно оберегали замкнутый мир своих поселений. Степень контактности колоний менялась в зависимости от этапа колонизации. В начальный после заселения период, на льготном этапе (до 1815 г.), стремление к изолированности преобладало. Чужие воспринимались меннонитами как своеобразный экзистенциальный антитезис: меннониты держались обособленно, и даже немецкоязычные лютеране и католики не допускались в пределы меннонитского социума. Определенную роль в сохранении замкнутости общин сыграла деятельность попечительных органов и колонистское законодательство.

Поддержкой «призванной диаспоры» и проявлением заботы о ее благополучии и успешном выполнении миссии, стало установление на территории меннонитских колоний благоприятного кредитно-инвестиционного режима. По сведениям Министерства государственных имуществ, на меннонитов первого и второго водворения (1789, 1793–1795) было израсходовано 358 236 руб. государственных средств10. Для них также были предусмотрены выплаты на хозяйственное обзаведение11. Согласно личному предложению С. Х. Контениуса – главного судьи Конторы опекунства Новороссийских иностранных поселенцев, каждая из обосновавшихся семей, наряду с другими выплатами, получала по 25 руб. на приобретение сельскохозяйственного инвентаря12, по 100 руб. на постройку дома и 100 руб. на хозяйственное обзаведение13. Несмотря на то что турецкие военные кампании, поглощая значительные ресурсы, приводили к искажению режима инвестиций, на разного рода пособия данной группе общин было выделено 42 686 руб. казенных денег. Таким образом, весь долг меннонитов составил 400 923 руб. Выплата данных обязательств, которые не облагались процентами, была отложена на 15 лет и окончательно возвращена меннонитами к 1847 г.14 Правительство простило меннонитам долг за путевые издержки.

Кроме того, власти всячески контролировали состояние колоний в связи с выплатами. В сентябре 1805 г. принимается постановление «О взыскании казенного долга с Хортицких меннонитов и Йозефстальских колонистов и о платеже ими поземельных денег»15. В данном документе речь шла о сложностях адаптационного периода, с которыми столкнулись 346 семейств меннонитов первого выхода.

Спустя 10 лет данная группа поселенцев оказалась неспособной к выплате государственных денег. По сведениям опекунских органов, отдельные семьи имели долги в размере до 1000 руб. (!) Правительство приняло решение об увеличении льготных лет на 5 лет и организовало переселение 150 семей, которые испытывали недостаток в земле, на новые, купленные за счет казны, земли с продлением льготных лет для переселившихся на 10 лет16.

Молочанские меннониты приступили к выплате займов с 1820 г.17. Из общей суммы казенного долга (более 5 000 000 руб.) к выплате было назначено около 4 000 000 руб. Часть денег, затраченных для обустройства меннонитских колоний, 557 524 руб., была оставлена без взыскания18.

В голодный для региона 1824 г., который, по выражению Фадеева, «потряс самое основание благосостояния поселенцев, сравнял некоторых достаточных из них с совершенно бедными», по требованию попечительных органов меннониты, как, впрочем, и другие колонисты, получили финансовую помощь (13 381 руб. для Молочанских и 2 400 руб. для Хортицких селений). При этом общая сумма, затраченная на восстановление колоний (меннонитских, немецких, шведских, крымских) составила 25 652 руб.19.

Кроме этого, меннониты также пользовались льготами, которые предусматривались правительством для других групп колонистов. В июле 1828 г. был принят закон «Об облегчении иностранных поселенцев южного края России в платеже ссуды и о сложении с них недоимки в платеже за излишние земли в пользовании их состоящие», согласно которому в связи с неурожаем возврат ссудных денег переносился с 1826-го г. на 1831 г.

Как известно, вплоть до второй половины ХIХ ст. в России отсутствовала последовательная кредитная политика. Государственный кредит в промышленности фактически отсутствовал. В свою очередь, меннониты имели возможность воспользоваться небольшими кредитами, размер которых позволял создать небольшую мастерскую. Право получения кредита обеспечивалось посредничеством органов попечения и, как свидетельствуют источники, было весьма частым явлением20.

Меннониты (а с ними болгары и «румелийцы») пользовались привилегиями в выплате податей по окончании льготных лет. Согласно «Жалованной грамоте» они должны были выплачивать по 15 коп. с десятины в год, освобождаясь при этом от других податей. В 1839 г. эта подать, переложенная на серебро, была определена в Уставе как 4,5 коп. с десятины, что нашло отражение в статье 260 Устава. Остальных колонистов, согласно закону «О порядке обложения оброчною податью выходящих из льгот колонистов», по истечении льготных лет следовало уравнять в платеже податей с государственными крестьянами21.

Когда накануне реформы П. Киселева власти задумались о практическом реформировании государственных крестьян, на подготовительном этапе которого проводилось изучение опыта развития исследуемых нами конгрегаций в России, ответственные чиновники отказывались от возможности распространения меннонитской системы обложения на государственных крестьян. Это могло бы привести к серьезным финансовым издержкам для государства. Как пояснял в своей записке чиновник Сухомлинов, «поземельная подать меннонистов не может быть применена к новым поселениям... Колонии меннонистов, вследствие особой привилегии, подушной подати не платят, а обязаны вносить только незначительную поземельную подать… Если начальству угодно будет перевести.., надо будет согласовывать с Кадастровою комиссиею…»22.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 33 |

Похожие работы:

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ РЕКЛАМА И PR В РОССИИ СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Материалы XII Всероссийской научно-практической конференции 12 февраля 2015 года Рекомендовано к публикации редакционно-издательским советом СПбГУП Санкт-Петербург ББК 65.9(2)421 Р36 Научные редакторы: Н. В. Гришанин, заведующий кафедрой рекламы и связей с общественностью СПбГУП, кандидат культурологии; М. В. Лукьянчикова, доцент кафедры рекламы и связей с общественностью...»

«№3(27) 2013 год Научный востоковедческий журнал : СОДЕРЖАНИЕ ( ) От главного редактора : ИСТОРИЯ И ФИЛОСОФИЯ.. (Казахстан).. (Казахстан) Д-р ‘Абд ал-Хусайн Зарринкуб, Иран.. (Казахстан) Ценность суфийского наследия (продолжение, наТатарстан) чало в №4 (24) за 2012 г., №1(25) за 2013 г., № 2 (26). (Азербайджан) за 2013 г.). (Армения) Д-р ‘Али Амининежад, Иран.. (Казахстан) Онтология исламского мистицизма (продолжение,. (Узбекистан) начало в № 1(25) за 2013 г., № 2(26) за 2013 г.).63...»

«Всероссийская научная школа-конференция по фундаментальным проблемам дистанционного зондирования Земли из космоса: первые десять лет   С.А. Барталев, О.Ю. Лаврова, Е.А. Лупян Институт космических исследований РАН Москва 117997, Россия E-mail: bartalev@iki.rssi.ru   Статья посвящена обзору основных задач и истории проведения Всероссийской научной школыконференции по фундаментальным проблемам дистанционного зондирования Земли из космоса. Эта школа традиционно с 2005 года проводится в рамках...»

«ИСТОРИЧЕСКИЕ ДОКУМЕНТЫ И АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ АРХЕОГРАФИИ, ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЯ, ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ НОВОГО И НОВЕЙШЕГО ВРЕМЕНИ Сборник материалов Пятой международной конференции молодых ученых и специалистов ФЕДЕРАЛЬНОЕ АРХИВНОЕ АГЕНТСТВО РОССИЙСКОЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ИСТОРИКОВ-АРХИВИСТОВ ЦЕНТР ФРАНКО-РОССИЙСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ В МОСКВЕ ГЕРМАНСКИЙ...»

«ИВАНОВ СЕРГЕЙ АРКАДЬЕВИЧ родился в Москве в 1956 г. в 1978 г. закончил отделение классической филологии филологического факультета МГУ. С 1979 г. работает в Институте славяноведения РАН. Ныне – ведущий научный сотрудник Отдела истории средних веков. Сфера интересов – культура Византии и византийскославянские культурные связи. Профессор СанктПетербургского Государственного Университета и Института высших гуманитарных исследований РГГУ.СПИСОК НАУЧНЫХ ТРУДОВ 1. тез. Обозначения славян как...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации» СИБИРСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ ОБЩЕСТВО И ЭТНОПОЛИТИКА Материалы Шестой Международной научно-практической Интернет-конференции 1 мая — 1 июля 2013 г. Под научной редакцией кандидата политических наук Л. В. Савинова НОВОСИБИРСК ББК 66.3(2)5,я431 О-285 Издается в соответствии с планом научной...»

«БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ И. В. ПАСЮКЕВИЧ ХУДОЖЕСТВЕННОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ИСТОРИЧЕСКИХ РОМАНОВ ТОМАСА КЕНИЛЛИ Минск БГУ УДК 821 Утверждено на заседании кафедры английского языка и речевой коммуникации Института журналистики БГУ Рецензенты: кандидат филологических наук О. А. Судленкова; кандидат филологических наук В. Г. Минина Пасюкевич, И. В. Художественное своеобразие исторических романов Томаса Кенилли [Электронный ресурс] / И. В. Пасюкевич. – Минск : БГУ, 2013. ISBN...»

«Российское объединение исследователей религии Свобода совести в России: исторический и современный аспекты Выпуск Сборник статей Санкт-Петербург УДК ББК 86.Редакционная коллегия: Одинцов М.И. (председатель), Беленко И.В., Дмитриева М.С., Одинцова М.М. Рецензенты доктор философских наук Н.С. Гордиенко доктор философских наук С.И. Иваненко Свобода совести в России: исторический и современный аспекты. Выпуск 9. Сборник статей. – СПб.: Российское объединение исследователей религии, 2011. – 512 с....»

«Управление образования администрации Старооскольского городского округа Муниципальное бюджетное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования (повышения квалификации) специалистов «Старооскольский городской институт усовершенствования учителей» Семья в истории России (материалы XI муниципальных Рождественских чтений) Старый Оскол 13 февраля 2013 г. УДК 37.01 ББК 74.5 XI муниципальные Рождественские чтения «Семья в истории России». Материалы конференции, г. Старый...»

«Правительство Оренбургской области Научно исследовательский институт истории и этнографии Южного Урала Оренбургского государственного университета Филологический факультет Оренбургского государственного педагогического университета Оренбургская областная универсальная научная библиотека имени Н. К. Крупской СЛАВЯНЕ В ЭТНОКУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ ЮЖНО УРАЛЬСКОГО РЕГИОНА Материалы X Международной научно практической конференции, посвященной Дню славянской письменности и культуры Оренбург, Славяне...»

«Назарова Галина Ивановна учитель истории и обществознания Муниципальное бюджетное образовательное учреждение «Шенкурская средняя общеобразовательная школа» г. Шенкурск Архангельской области МЕТОДИЧЕСКАЯ РАЗРАБОТКА УРОКА ИСТОРИИ В 5 КЛАССЕ «НАШЕСТВИЕ ПЕРСИДСКИХ ВОЙСК НА ЭЛЛАДУ» Назарова Галина Ивановна ФИО учителя История Древнего мира Предмет Класс 5 Раздел III. Древняя Греция (урок №7 Тема 2. Полисы Греции и их борьба с персидским нашествием) Номер урока Урок; тип – комбинированный; вид –...»

«ДОКЛАД VII (1) Международная Конференция Труда СОРОК СЕДЬМАЯ СЕССИЯ Седьмой пункт повестки дня Пособия при несчастных случаях на производстве и профессиональных заболеваниях \Ю ЖЕНЕВА i30 Международное Бюро Труда ^ор S СОДЕРЖАНИЕ Стр.ПРЕДИСЛОВИЕ ГЛАВА I: Вступительная ИСТОРИЯ ВОПРОСА Рекомендации Комитета экспертов по социальному обеспечению.... Задачи настоящего доклада Характер и применение нового акта или актов Рамки и основа 7 Основной вопрос Общий обзор национальных систем 9 Системы...»

«Лев Толстой и традиции древней русской литературы 1 Имя Льва Толстого обычно сопровождается в нашем сознании своего рода постоянными эпитетами, устойчивыми о нем представлениями: он гигант, великан, титан. Он для нас прежде всего большой, огромный. Ему тесно в узких пределах того или иного периода русской литературы нового времени, и поэтому при написании любой истории русской литературы нового времени неизбежно возникает вопрос: в пределах каких глав его уместить, к какому десятилетию или даже...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского (Национальный исследовательский университет) Институт международных отношений и мировой истории Всероссийская научная конференция XIV ЧТЕНИЯ ПАМЯТИ ПРОФЕССОРА НИКОЛАЯ ПЕТРОВИЧА СОКОЛОВА В тени Мнемозины: коммеморативные практики в обществах прошлого 16–18 октября 2014 г. П РО Г РА ММА Нижний Новгород 16 октября Открытие конференции 10.30 – 11.00 Конференц-центр ФБ ННГУ (ауд....»

«Всемирная организация здравоохранения ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОМИТЕТ Сто тридцать восьмая сессия EB138/45 Пункт 12.2 предварительной повестки дня 15 декабря 2015 г. Недвижимое имущество: обновленная информация о стратегии ремонта зданий в Женеве Доклад Генерального директора ВВЕДЕНИЕ И ОБЗОР ТЕКУЩЕГО ПОЛОЖЕНИЯ ДЕЛ На своей Шестьдесят восьмой сессии Всемирная ассамблея здравоохранения 1. приняла к сведению предыдущую версию данного доклада1, в которой приводился краткий обзор истории проекта по ремонту...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ «БАРАНОВИЧСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Кафедра социально-гуманитарных дисциплин ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИЕ И СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СОХРАНЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ БЕЛОРУССКОГО ОБЩЕСТВА (Дню Победы советского народа в Великой Отечественной войне посвящается) МАТЕРИАЛЫ РЕСПУБЛИКАНСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 17 апреля 2015 г. г. Барановичи Республика Беларусь Барановичи РИО БарГУ УДК 00 ББК 72 С57...»

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «ГИМНАЗИЯ №3 г. ГОРНО-АЛТАЙСКА» Лучшие творческие проекты гимназистов обучающихся МБОУ «Гимназия №3 г. Горно-Алтайска» за 2013/14 учебный год Горно-Алтайск – 2015 ББК 74.200.58я43 Л87 Редколлегия: Председатель: Техтиекова В.В., директор МБОУ «Гимназия №3 г. Горно-Алтайска», заслуженный учитель России Ответственный Расова Н.В., редактор: кандидат исторических наук Член редколлегии: Казанцева О.М., заместитель директора по научно-методической...»

«36 C Генеральная конференция 36-я сессия, Париж 2011 г. 36 C/52 25 июля 2011 г. Оригинал: английский Пункт 5.11 предварительной повестки дня Доклад Генерального директора о мероприятиях ЮНЕСКО по реализации итогов Встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества (ВВИО) и будущие меры по достижению целей ВВИО к 2015 г. АННОТАЦИЯ Источник: Решение 186 ЕХ/6 (IV). История вопроса: В соответствии с решением 186 ЕХ/6 (IV) на рассмотрение Генеральной конференции представляется настоящий...»

«ПРИДНЕСТРОВСКАЯ МОЛДАВСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ПРИЗНАННАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ НЕПРИЗНАННОГО ГОСУДАРСТВА1 Николай Бабилунга зав. кафедрой Отечественной истории Института истории, государства и права ПГУ им. Т.Г. Шевченко, профессор Как известно, бесконечное переписывание учебников истории, ее модернизация и освещение исторического прошлого в зависимости от политики партийных лидеров в годы господства коммунистической идеологии привели к тому, что Советский Союз во всем мире считали удивительной страной,...»

«НАУЧНАЯ ХРОНИКА НАУЧНАЯ ХРОНИКА КОНФЕРЕНЦИИ I Чтения памяти нижегородского археолога Виталия Федоровича Черникова (17 апреля 2003 г.) Первые чтения памяти нижегородского археолога, активно исследовавщего памятники области и нанесшего на карту боле сотни новых археологических памятников, Виталия Федоровича Черникова приурочены к 80-летию этого замечательного человека и ученого. Работа конференции проходила в музее исторического факультета университета. Работала одна секция «Археология Поочья и...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.