WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 21 |

«РОМАНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ ДИНАСТИЯ РОМАНОВЫХ И РОССИЙСКАЯ КУЛЬТУРА Материалы конференции Кострома, 25–26 марта 2010 года Кострома УДК 947я43 ББК 63.3(2)55-7я43 К 906 Печатается по решению ...»

-- [ Страница 17 ] --

Из записок барона М. А. Корфа //  «Русская старина», 1900. № 3. С. 550.

Милютин Д. А.  Воспоминания  генерал-фельдмаршала  графа  Дмитрия  Алексеевича Милютина. Т. 2. 1843–1856 / под ред. Л. Г. Захаровой. М.: Ред. альманаха «Рос. Архив», 2000. С. 128–129.

Материалы и черты к биографии императора Николая I и к истории его царствования. Рождение и первые двадцать лет жизни (1796–1817 гг.) // Сб. РИО. Т. 98. СПб., 1896. С. 114.

Милютин Д. А.  Воспоминания  генерал-фельдмаршала  графа  Дмитрия  Алексеевича Милютина. Т. 2. 1843–1856 / под ред. Л. Г. Захаровой. М.: Ред. альманаха «Рос. Архив», 2000. С. 86.

<

–  –  –

Милютин Д. А.  Воспоминания  генерал-фельдмаршала  графа  Дмитрия  Алексеевича Милютина. Т. 2. 1843–1856 / под ред. Л. Г. Захаровой. М.: Ред. альманаха «Рос. Архив», 2000. С. 232.

<

–  –  –

РА ЗДЕ Л IV

Милютин Д. А.  Воспоминания  генерал-фельдмаршала  графа  Дмитрия  Алексеевича Милютина. Т. 2. 1843–1856 / под ред. Л. Г. Захаровой. М.: Ред. альманаха «Рос. Архив», 2000. С. 290.

<

–  –  –

ДВА  ПОРТРЕТА  ИМПЕРАТРИЦЫ  ЕЛИЗАВЕТЫ  АЛЕКСЕЕВНЫ ИЗ  ПОРТРЕТНЫХ  ГАЛЕРЕЙ  КОСТРОМСКИХ  УСАДЕБ После манифеста 1762 года «О вольности дворянству» большая часть российского дворянства поселяется  в своих родовых усадьбах,  доселе запустелых и заброшенных из-за отсутствия хозяина. Несмотря на общепринятое противопоставление  города  и  усадьбы,  официального  и  частного,  усадьба  становится для ее владельца своего рода государством, а жизнь в нем – службой отечеству.

Жизнь в усадьбе была не только частной жизнью, но и новой формой служению государству.  Честная  и  бескорыстная  служба  на  пользу  обществу  в  эпоху  Просвещения считалось одной из достойнейших целей в жизни дворянина.

Безусловным образцом для строительства нового усадебного мира служили императорские резиденции. Во-первых, они являли собой европейскую модель частной жизни, во-вторых,  воплощали в себе идеи  русской государственности, которые, пусть  и в новом  понимании, но  продолжали играть в  жизни русского дворянина важную роль.

Символическим  отражением  государственности  в  русских  усадьбах  стали царские  изображения,  существовавшие  во  многих  больших  и  малых  русских усадьбах. Располагались царские портреты чаще всего в парадных залах и создавали особое сакральное пространство в усадебном доме. Царские изображения были и признаком лояльности хозяев к действующей власти, и чистосердечным пиететом перед матушкой-царицей или батюшкой-царем, и знаком служения  отечеству.

Из известных на сегодняшний день усадеб, в портретных галереях которых были  царские  изображения,  выделяются  две.  Это  усадьба  Дорок  Чухломского ©  О. В. Румянцева,  2010 Два портрета императрицы Елизаветы Алексеевны из костромских усадеб уезда и усадьба Нероново Солигаличского уезда. Из усадьбы Дорок ведут свое происхождение три  примечательных изображения:  «Портрет Евдокии  Лопухиной», «Портрет царя Михаила Федоровича Романова» и «Портрет императрицы Елизаветы Алексеевны». Из картинной галереи дворян Черевиных сохранились портреты Петра I, Александра I, Александра II, вел. кн. Михаила Николаевича, сделанные в подражание  столичным оригиналам.

Об усадьбе Дорок практически ничего неизвестно. В альбоме-каталоге Костромского  художественного  музея  (Музеи  Костромской  земли:  альбом  /  авт.

и сост. В. Н. Лебедева. – Л.:  Художник РСФСР, 1985. С. 235–236) владельцами усадьбы  значатся  некие  Кадниковы.  Кто  был  владельцем  усадьбы  на  рубеже XVIII–XIX  веков,  когда  был  создан  портрет,  неизвестно.  Однако  обращает  на себя  внимание  сам  факт  наличия  в  провинциальной  усадьбе    портретов  царя Михаила Федоровича и царицы Евдокии Лопухиной. Более распространено было собирание портретов высочайших особ, царствующих в данный период. Затем эти портреты «накапливались» и соответственно образовывался целый комплекс императорских  портретов.  Императорских,  потому  что    в  массовом  масштабе портреты  правящих особ в России стали собирать, когда широкое распространение получает сам феномен усадебной жизни, т. е. после 1762 г. Поэтому чаще всего в русских провинциальных усадьбах наиболее распространены были портреты Екатерины Великой, Александра I и так далее. Наличие в усадьбе Дорок портретов и царских, и императорских  говорит о том, что владельцы, по всей видимости, желали создать «полное собрание» изображений царствующих лиц Дома Романовых.

Портреты императрицы Елизаветы Алексеевны, как и изображения Марии Федоровны, Александры Федоровны, Марии Александровны и т. д. относительно  менее  распространены  в  провинциальных  усадьбах.  Это  связано,  на  наш взгляд, с тем, что в первую очередь существовала необходимость в портрете правящего императора, а затем уже императрицы. Изображения Елизаветы Петровны и Екатерины II получили распространения как изображения правящих лиц.

В настоящий момент известны два портрета императрицы Елизаветы Алексеевны,  супруги императора  Александра I,  происходящих  из костромских  усадебных портретных галерей. Один – из усадьбы Дорок Чухломского уезда, другой портрет – из неизвестной костромской усадьбы, предположительно Чухломского, Галичского  или Солигаличского  уездов. На  этой территории  находилось наибольшее количество крупных, культурно развитых усадебных комплексов.

Портрет из усадьбы Дорок представляет собой типичный образец провинциального примитивного портрета. Оригинал, с которого делалась копия, неизвестен, но он, безусловно, был. Все царские портреты, находившиеся в усадебных  галереях,  написаны  с  гравированных  копий  со  столичных  портретов.  Это был наиболее распространенный способ распространения царских изображений.

Царская особа позировала только избранным столичным портретистам.

 В провинциальных усадьбах портреты царей часто создавались местными художниками. На качество портретов обращали особое внимание, дабы  неумелость мастера ни привела к неуважению к первообразу, то есть царской особе. Образцами  для  провинциальных  портретистов  служили  гравированные  повторения

РА ЗДЕ Л IV

официальных царских изображений. Многое провинциальный художник домысливал сам, что приводило к появлению портрета-примитива. Повторяются композиционные  схемы,  портретные  черты,  но меняется  цвет  и  общее  психологическое восприятие художником, а значит и зрителем, представленной модели.

В связи с этим возникает проблема диалога  «модель – портретист» и «модель – зритель». Столичные образцы часто создавались представителями россики. В европейской культуре модель ощущала себя гораздо более естественной и свободной,  чем  в  русской,  а  тем  более  провинциальной  культуре.  Человек  как личность  в  Европе  начинает  развиваться  еще  со  времен  эпохи  Возрождения.

В России же человек вплоть до Петровского времени ощущал себя частью «Мы», а не конкретным «Я».

Во второй половине XVIII столетия представители высшего русского аристократического общества уже в большой степени принадлежали культуре европейской. Члены российского императорского Дома не только по менталитету, но и по крови во многом европейцы. Процесс портретирования в столице, скажем так, европейской личности европейским живописцем даст один результат, в провинции – другой. Например, имеется большая галерея изображений императрицы Елизаветы Алексеевны, красотой и характером которой восхищались все. Портреты кисти столичных и европейских мастеров чаще всего являют собой образец  хорошей  живописи  парадного  или  камерного  портретной  жанра.    Наряду с этим, известны и изображения, где появляются черты примитивизма, делающие изображение более резким и жестким. Когда за изготовление копии берется провинциальный  портретист  с  иконописной  подготовкой,  он  воспринимает  модель по своим канонам. Прежде всего, появляется ощущение напряженности и замкнутости  модели,  хотя  для  нее  самой  это  может  быть  и  не  характерно.  Отсутствие диалога связано со спецификой восприятия модели именно живописцем.

Как правило, в провинциальном портрете зритель находился на той же ступени становления личности, что и модель. По обе стороны портрета шел одинаковый процесс выделения индивидуального «Я» из социального «Мы». Поэтому  до  известного  момента  модель  на  провинциальном  портрете  не  вступает в диалог со зрителем.

 Чтобы диалог получился, процесс развития личности должен  идти  по  обе  стороны  полотна  и  пройти  определенные  этапы.  Но  в  случае с императорским изображением это правило недейственно. Модель занимает высшую  ступень  в  иерархии  личностного  становления,  провинциальный  зритель, а тем более провинциальный и, весьма вероятно, крепостной художник – находится  в  ее  самом  начале.  Пиетет  перед  моделью  чрезвычайно  высок.  Все  что характерно для парсунного портрета: отгороженность модели от зрителя, «взгляд в вечность», почти «священное» отношение к  изображенной модели, – все это чаще всего присутствует на провинциальных царских портретах.

На чухломском  портрете модель представлена  в платье и прическе «аля антик»,  орденом  Св. Екатерины,  горностаевой  мантии.  То  есть  изображение  являет собой тип полупарадного императорского портрета. Портрет из усадьбы Дорок написан  местным  живописцем:  это  или  иконописец,  пишущий  светские  портреты, или крепостной. Портрет создан ориентировочно в первом десятилетии XIX века.

Чувствуется  рука  мастера,  больше  привыкшего  работать  в  иконописной  или

Николай II и борьба за сохранение традиций русской иконописи

парсуной традиции. Особенно наглядно это проявляется в лепке лица: форма головы, ушей, брови, нос, подбородок – все угловатое и несколько неправильное.

Красоту Елизаветы  Алексеевны современники  называли ангельской.  Действительно, судя по изображениям, созданным столичными и иностранными живописцами, у нее были мягкие, нежные черты лица, правильные формы и пропорции.    На  чухломском  портрете  Елизавета  Алексеевны  предстает  несколько суровой и даже грубоватой. Однако та торжественность и простодушная непосредственность, с которой изображена модель, придает этому изображению своеобразное очарование.

Люди, окружавшие Елизавету Алексеевну, воспринимали ее скорее как прекрасную женщину, полную доброты и благородства. Политического влияния на императора Александра I она не имела, хотя и была ему преданной супругой. Но провинциальный портретист воспринимает Елизавету Алексеевну, прежде всего, как императрицу. Соответственно и предстает она на чухломском портрете, наделенная теми чертами, какими должна была обладать, по представлению провинциального портретиста, царская особа.

Второе «костромское» изображение Елизаветы Алексеевны представляет собой копию с портрета Елизаветы Алексеевны кисти Ж.-Л. Монье. Технологической экспертизы портрета проведено не было, поэтому достоверно трудно определить датировку портрета. Теоретически копия могла быть сделана на протяжении всего девятнадцатого века, но, скорее всего, работу можно отнести, все же, к началу столетия. Данное изображение является практически полной копией со столичного портрета. Здесь мы видим уже другое отношение живописца к выполняемой работе. Если в первом случае портретист представляет свое видение изображаемой модели, то во втором – он смотрит на модель глазами столичного мастера.

Таким образом, два представляемых портрета Елизаветы Алексеевны демонстрируют  различные  точки  зрения  восприятия  провинциальным  портретистом изображаемой модели, принадлежащей к высшей ступени социальной иерархии.

–  –  –

В 1870-х годах в России начали поступать в продажу иконы, изготовленные фабричным способом и представлявшие собой наклеенные на доску литографические  изображения.  Одними  из  первых  такие  иконы  начали  выпускать  одесские промышленники – И. Тиль и Е. Фесенко. Возросший к концу XIX столетия спрос на подобную массовую продукцию привел к тому, что два предприимчивых поляка А. Жако и В. Бонакер на своих московских фабриках, изготавливавших жестяные коробки для ваксы и консервов, одновременно начали производить ©  А. А. Мещенина,  2010

РА ЗДЕ Л IV

и жестяные иконы. Пластинку из жести с напечатанным изображением набивали на доску, и такая икона «до обмана» была похожа на рукописную1.
 Первоначально фабриканты в своем стремлении угодить непритязательному вкусу покупателей  не  стеснялись  изменять  изображения  чудотворных  икон,  придавая  им почти лубочный характер, но в дальнейшем стали привлекать к работе мастеров из  Мстеры  и  Палеха  –  центров  иконописного  промысла  Владимирской  губернии,  отчего  изображения  приобрели  более  канонический  вид.  Иконы  продавались  вместе  с  другими  «жестянками»  фабрик  Жако  и  Бонакера,  в  том  числе в  специально  открытой  лавке  на  Красной  площади  рядом  с  собором  Василия Блаженного. Бурное возмущение духовных лиц, привело к тому, что лавка была разделена на две части: с одной стороны продавали иконы, с другой ваксу.

Яркие и  недорогие иконы  пользовались отменным  спросом, и  предприниматели  продолжали  развивать  свое  производство,  вкладывая  новые  капиталы и рассылая сотни агентов для распространения своих изделий в лаврах, монастырях, иконных лавках и складах при церквях. Деятельность торговых агентов, разумеется,  была  весьма  успешной,  тем  более  что  оптовые  цены  на  иконы  из жести  были  значительно  ниже  цен  на  рукописные  произведения.  В  результате в короткий срок рынок оказался наводнен дешевыми иконами, а традиционные центры  русской иконописи  оказались в  критическом  положении, поскольку  заказы со стороны монастырей и церковных приходов резко сократились. Многие мастера  из  Мстеры,  Палеха  и  Холуя  вынуждены  были  оставить  иконописный промысел и уйти работать на ткацкие и прядильные фабрики. Бедственное положение оставшихся заставило жителей этих сел обратиться в Св. Синод с ходатайством о запрещении продажи жестяных икон в лавках, монастырях и церквях и  просьбой  позаботиться  об  улучшении  экономического  положения  в  центрах русского иконописания, причем прошение было одобрено и поддержано министром  земледелия  и  государственных  имуществ  Н. В. Пономаревым2.  Однако Св. Синод отношением от 23 октября 1899 г. уведомил, что заботы об экономическом благосостоянии народа  не входят в его  задачи и что каноны  Церкви не содержат прямого запрещения изготавливать иконы из жести3.

Ситуация была настолько острой, что взволновала многих деятелей науки и культуры. Историк и меценат граф Сергей Дмитриевич Шереметев сумел привлечь к этой проблеме внимание известных ученых и уникальных специалистов, организовав  их  работу  в  специально  учрежденном  Комитете  попечительства о  русской  иконописи.

Созданию Комитета предшествовала поездка С. Д. Шереметева, Н. П. Кондакова и В. Т. Георгиевского по иконописным селам, состоявшаяся в начале лета 1900 г. Впечатления были удручающими. Н. П. Кондаков писал, в частности, что «сама  иконопись  стала  направляться к  исчезновению»,  поскольку  ручной  труд никак не мог соперничать с машинным, а «промышленность настолько возобладала над мастерством, что оно попало к ней, видимо, в кабалу, и выбиться из-под этого гнета мастерство может только получив откуда-либо помощь...»4.

С. Д. Шереметев, по-видимому, был еще более потрясен увиденным. В Холуе дело дошло уже до того, что начали писать иконы «под Жако»! После отказа в помощи Св. Синода иконописцы смотрели на графа как на спасителя, человека,

Николай II и борьба за сохранение традиций русской иконописи

посланного самим Царем, и «даже под лившим дождем выстраивались по деревне  посмотреть»  на  него5.  По  возвращении  С. Д. Шереметев  составил  записку, в которой отмечал, что «машинное производство икон – это начало конца» народного  церковного  искусства,  а  как  только  народ  забудет  икону,  он  навсегда будет  оторван от  «исконного исторического  пути»6.  Более подробно  посещение сел Владимирской губернии С. Д. Шереметев описал, уже находясь в своем подмосковном имении Михайловское летом 1900 г. Вновь подчеркивая отрицательное значение машинного производства, он писал: «Настало решительное время.

Одно из двух: или мы поддерживаем развитие иконописания на древней основе, или мы сознательно идем к его уничтожению»7.

Побывав тем же летом в Ростовском Борисоглебском монастыре С. Д. Шереметев обнаружил, что изделия предприимчивых поляков потеснили даже уникальные ростовские иконы на финифти. Однозначный вывод С. Д. Шереметева о необходимости решительно бороться с машинной иконой был подкреплен письмом В. М. Васнецова,  который  подчеркивал,  что  председателя  Общества  ревнителей русского  исторического  просвещения  в  память  императора  Александра  III  «не может не волновать такое грустное явление в области религиозного искусства как повсеместное распространение икон, изготовляемых на жести иноверцами»8.

Вернувшись  осенью  в  Петербург  С. Д. Шереметев  приложил  все  возможные  усилия  к  тому,  чтобы  обратить  внимание  на  необходимость  решительных действий для  сохранения традиционного  искусства со  стороны не  только частных лиц, но и государства9. 19 марта 1901 г. Николай II подписал Именной высочайший указ Правительствующему Сенату и «Положение о Высочайше учрежденном  Комитете  попечительства  о  русской  иконописи»10.  Император  решил принять на себя верховное попечительство в деле возрождения традиций древнерусской иконописи и тут же «на одном листе» назначил председателем Комитета  С. Д. Шереметева,  а  Н. П. Кондакова  «непременным  членом  –  управляющим делами», причем С. Д. Шереметев должен был лично докладывать обо всех делах государю, а уволиться они могли только вместе со всем Комитетом11.

Комитет был учрежден с целью «обеспечения благосостояния и дальнейшего развития русской иконописи», при этом особо подчеркивалась необходимость сохранения в ней традиций «русской старины и византийской древности»12. В связи с этим ему предоставлялось право:  открывать иконописные школы и устраивать в них артели мастеров; издавать Лицевой иконописный подлинник и другие руководства для иконописцев; устраивать иконные лавки и выставки лучших произведений  современной  иконописи,  а  также  препятствовать  распространению  икон фабричного производства и коммерческих фирм, типа Жако и Бонакера13.

Летом 1901 г. С. Д. Шереметев совершил еще одну поездку по русским монастырям «с целью более подробного ознакомления с положением иконописного  дела»14.  В  первую  очередь  он  осмотрел  московские  монастыри:  в  иконных лавках Даниловского, Симонова и Новоспасского монастырей в продаже не оказалось  ни  одного  рукописного  образа,  а  посетителям  настойчиво  предлагали приобрести  иконы  фабрик  Жако  и  Бонакера.  На  выраженное  С. Д. Шереметевым  недоумение  по  поводу  отсутствия писаных  икон,  было  сказано  «с  усмешкой, что таковых более не принято держать»15. Несколько лучше обстояло дело

РА ЗДЕ Л IV

 с иконной торговлей в Кремлевском Вознесенском монастыре, где наряду с изделиями фирмы Жако все же были представлены рукописные иконы.

Положение  иконописного  промысла  в  южных  районах  Российской  Империи также не осталось без внимания. С. Д. Шереметев посетил Игарский монастырь (г. Лубны), где вновь увидел всё те же изделия фабрики Жако. Но особенно его  поразило состояние иконной  торговли в  Киеве, где в  «первобытных лавочках» продавались иконы «такого грубого и безобразного пошиба, такого невыразимо низкого уровня», что на их фоне «жестянки» выглядели гораздо привлекательнее.16.  Только  в  Киево-Печерской  Лавре  продавали  живописные  иконы,  поскольку  митрополит  Феогност  (инициатор  открытия  иконописных  школ во Владимирской губернии) был большим противником печатной иконы, но уже у самых ворот Лавры торговля фирмы Жако шла «вовсю»17.

Комитет  попечительства  о  русской  иконописи  после  неоднократных  обращений в Св. Синод с ходатайством о необходимости ограничения продажи икон изготовленных на жести, сумел добиться в 1902 г. запрещения торговли жестяными иконами при церквах и монастырях, но, увы, на деле это постановление систематически не выполнялось18.

18 февраля 1903 г. на заседании Комитета Н. В. Султановым вновь был поднят вопрос о необходимости оказания помощи кустарям в их борьбе с печатной иконой19.  А  через два  дня  на  имя  С. Д. Шереметева была  прислана  докладная записка  от  представителя  фирмы  Бонакера  М. Ф. Клифиса,  в  которой  сообщалось,  что,  иконы,  изготовляемые  фирмой  с  разрешения  Св.  Синода,  получили распространение по всей России и за ее пределами и в настоящее время на фабрике  найден  способ  печатания  икон  прямо  на  дереве,  которые  отличаются  от рукописных только «большей точностью передачи оригинала»20. М. Ф. Клифис подчеркивал, что у предприятия и Комитета общие цели – дать народу хорошие и дешевые «иконные снимки» по низкой цене. Кроме того, но обращал внимание на то, что фирма, в виду увеличивающегося сбыта икон, предполагает преобразовать  свои  фабрики  на  акционерных  началах,  но  если  Комитет  признает полезным устранить производство путем экспроприации фабрик, то администрация  согласна  на  переговоры21.  Ознакомленный  с  этой  запиской  Н. В. Султанов, пришел к выводу, что Комитету необходимо решить два главных вопроса:

возможно  ли бороться  с машинным  производством икон  и  если да,  то в  какой форме, а если нет, то «открыто это признать и не обманывать кустарей–производителей надеждами на улучшение их участи»22.

С точки зрения С. Д. Шереметева что-то изменить можно было только действуя через самого императора и представил Николаю II записку М. Ф. Клифиса, образцы нового производства фирмы Бонакера, а также листки типографии Е. Фесенко  и  Троице-Сергиевой  Лавры23.  В  сопроводительном  письме  он  указал, что «одна из существенных целей (т. е. борьба с машинным производством икон. – А. М.), положенных в основание деятельности Комитета иконописи, не может  быть  достигнута»24.  Император  направил  все  материалы  в  Св. Синод.

Составленная  уже  24  февраля  записка  К. П. Победоносцева,  содержащая  его мнение по поводу печатных икон, была передана Николаем II С. Д. Шереметеву, с припиской: «дело это без сомнения трудное, но никогда не следует предаваться

Николай II и борьба за сохранение традиций русской иконописи

отчаянию, а наоборот нужно настойчиво и постоянно стремиться к ясно обозначенной цели»25. В записке К. П. Победоносцев писал о невозможности запрещения продажи печатных икон, а также о том, что эти иконы служат противодействием бумажным иконным картинам, которые «кипами» привозят из Германии и развозят по деревням и селам26.

Нужно  было  искать  какой-то  компромисс.  Н. П. Кондаков  составил  записку,  в  которой  кратко  описал  растущее  засилье  машины  в  производстве икон, особенно на юге России, и опроверг доводы фабрик о дешевизне продукции, сообщив,  что жестяные  иконы Жако и  Бонакера продаются  по цене от  1,5  до  3  руб.  и  у  простого  народа  спросом  не  пользуются.  Соглашаясь с  тем,  что  невозможно  полностью  запретить  машинное  изготовление  икон, Н. П. Кондаков  подчеркивал,  что  «зло  не  в самом  печатании  икон,  а  в том, что оно попало в дурные руки» и предлагал сосредоточить производство икон в трех лаврах. Иконы, по его мнению, должны печататься только на деревянных досках, а не на жести, следовать «простым и верным иконописному преданию» рисункам, а на каждой иконе должна стоять «печатная» помета и указана стоимость  в розницу  и оптом 27.  Члены Комитета  одобрили это  предложение, а Н. В. Покровский поставил вопрос о необходимости особенно строгой цензуры для печатных икон28.

После  продолжительных  обсуждений,  на  заседании  Комитета  10  марта 1903 г. были выработаны основные меры борьбы с машинным производством:

«1) воспретить  пропуск из-за  границы всякого  рода икон  и религиозных  листков; 2) предоставить право печатать иконы монастырям, лаврам и учреждениям ведомства  православного  исповедания  (например,  Московской  Синодальной типографии); 3) допустить в церквах употребление исключительно рукописных икон, с тем, чтобы находящиеся в них печатные постепенно заменялись на рукописные;  4)  установить  при  мастерских  строгую  технически,  художественно и догматически осведомленную цензуру при участии Комитета попечительства о русской иконописи»29.

 Эти меры были изложены С. Д. Шереметевым в Царском Селе и получили высочайшее одобрение30, более того, на их проведение было получено  согласие большинства  министерств.

Но на деле осуществить эти решения оказалось невозможным – распространение  печатных  икон  продолжалось.  Журнал  заседания  Комитета  от 5  мая 1905 г.  подробно описывает  противодействие  заинтересованных  министерств (Финансов, Земледелия и государственных имуществ, Министерства Императорского  Двора)  усилиям  Комитета.  В  основном  речь  шла  о  невозможности сокращения деятельности фабрик, производящих печатные иконы31. Наиболее противоречивым было мнение К. П. Победоносцева. Он писал, что только машинное производство может удовлетворить массовые запросы на иконы, критикуя  при  этом предложение  Комитета о  монопольном праве  печатания  икон в Лаврах, так как при этом монастырь получает «неканонический вид... и неканоническое  значение  промышленного  предприятия  и  торговой  фирмы,  чего и  канонически  и  в  нравственном  отношении  допустить  невозможно»32.  Кроме того, обер-прокурор указывал на невозможность выполнения даже первого пункта, поскольку таможня и полиция не могут прекратить провоз запрещенных икон

РА ЗДЕ Л IV

и листков из-за границы, тем более, что на этих иконах обычно имелись фальшивые  подписи  и  печатные  удостоверения  о  том,  что  они  сделаны  в  России и одобрены цензурой33.

В этой ситуации, единственное, что смог сделать Комитет, это добиться от Синода подтверждения запрета продажи жестяных икон в лавках монастырей и церквей, которое последовало в сентябре 1906 г. С. Д. Шереметев просил также обер-прокурора о назначении особых лиц для наблюдения за исполнением этого указа, хотя бы в Москве, Киеве, Казани, Харькове и Воронеже34.

В то же время в Комитет обратились иконописцы А. А Купчинин из Мстеры и В. И. Мазаев из Палеха с предложением организовать печатное производство  икон  в  селах  Владимирской  губернии.  Н. П. Кондаков  согласился с мнением мастеров, заметив, что «машина вредит иконописи» только в том случае, если «заступает» ее место35. В результате обсуждения этого вопроса, С. Д. Шереметевым была образована Комиссия для разработки правил печатания икон, в которую вошли Н. П. Кондаков, Н. В. Султанов, Н. В. Покровский, В. Т. Георгиевский и представитель Министерства торговли и промышленности  А. Н. Бенуа.

Комиссия  начала  свою  работу  в  апреле  1906 г. 36  В  мае  Н. П. Кондаков и В. Т. Георгиевский во время своей поездки по селам Владимирской губернии предложили иконописцам обсудить вопрос о печатном производстве икон на сходках, и к 1907 г. проекты уставов  иконописного цеха и товарищества печатания икон на дереве были готовы (против цеха выступали фольгоуборщики, опасаясь конкуренции)37.

На  основе Устава  иконописного товарищества  в  Мстере  была  основана фабрика  В. С. Крестьянинова,  оснащенная  новейшим  оборудованием 38.  Открытие  фабрики вызвало  непонимание в  обществе.  Так, Д. К. Тренев  обвинил  Комитет  в  отступлении  от  «первоначальных»  взглядов  на  «машинную икону»39, а В. М. Васнецов в письме к С. Д. Шереметеву от 12 марта 1909 г.

писал, что  «предложенный способ поощрения иконописи  представляется до некоторой степени похожим на то, как если бы министр финансов для борьбы  с  распространением  фальшивых  ассигнаций  вздумал  разрешить  печать частным  лицам такие  же  фальшивые  ассигнации, дабы  конкуренцией  ослабить  производство»40.

Конечно, подобные обвинения были справедливы, но сотрудники Комитета прекрасно  понимали, что  запретить или  хотя бы  ограничить машинное  производство икон было совершенно невозможно, а открытие мстерской фабрики, вопервых, способствовало повышению качества печатных икон, а во-вторых, давало местным жителям возможность для постоянного заработка.

Примечания Кондаков Н. П.  Современное  положение  русской  народной  иконописи //  Памятники древней письменности. Т. CXXXIX. СПб., 1901. С. 37.

Высочайше учрежденный Комитет попечительства о  русской иконописи и его задачи. СПб., 1907. С. 8–9.

Там же. – Н. П. Кондаков, писал в своих воспоминаниях, что Жако и Бонакер получили у Св. Синода (по слухам за большую взятку) разрешение печатать иконы на жести

–  –  –

и  настолько  развернули  свою  деятельность,  что  «все  иконописные  слободы  взвыли  от такой печатной конкуренции своим художествам и даже фабричным изделиям» (Кондаков Н. П.  Воспоминания и  думы /  сост.  И. Л. Кызласовой. М., 2003.  С. 179).

Кондаков Н. П.  Современное  положение  русской  народной  иконописи.  С. 19.  – Позднее, уже в воспоминаниях, он добавил, что сама «судьба, или так называемый капитализм,  осудила русское  иконописание  насмарку,  и  только  современная  война,  разрушившая легко и наскоро устроенные фабрики и заводы, задержала на некоторое время полный разгром  иконописного  мастерства»  (Кондаков Н. П.  Воспоминания  и думы.  С. 179).

Кондаков Н. П.  Современное  положение  русской  народной  иконописи.  С. 39.

РГАДА. Ф. 1287.  Оп.1. Д. 4091.  Л. 1 об.-2.

Шереметев С. Д. Проселки:  Мстера, Холуй и  Палех. Вып. 2. М.,  1901. С. 9.

РГАДА. Ф. 1287. Оп.1.  Д. 4102. Л. 1–2.

См. об этом: Мещенина А. А. Н. П. Кондаков как основатель Комитета попечительства  о  русской  иконописи  //  Кондаковские  чтения  II.  Проблемы  культурно-исторических эпох:  Материалы  II  Международной  научной  конференции.  Белгород, 2008.  С. 6–15.

ПСЗ. Т. XXI. 1901. Отд. 1. СПб., 1903. С. 144–145.

РГАДА.  Ф. 1287.  Оп. 1.  Д. 4075.  Л. 97;  Кондаков  Н. П.  Воспоминания  и  думы.

С. 189.

Известия высочайше  учрежденного Комитета попечительства о  русской иконописи. Вып. 1. СПб., 1902. С. 13.

РГАДА. Ф. 1287. Оп. 1. Д. 4075. Л. 70 об.

Известия  Высочайше  учрежденного  Комитета  попечительства  о  русской  иконописи. Вып. 1. С. 34–37.

<

–  –  –

Тренев Д. К.  О  русской  иконописи.  По  поводу  вопроса  о  ней  в  Государственной думе.  М., 1910.  С. 18.

Иконописный  сборник. Вып. I.  СПб., 1907.  С. 10.

РГАДА. Ф. 1287. Оп. 1. Д. 4081. Л. 1–1 об.

Иконописный  сборник.  Вып. I.  С. 12.

РГАДА. Ф. 1287.  Оп. 1. Д. 4081.  Л. 5.

Иконописный  сборник.  Вып. I.  С. 12.

РГАДА. Ф. 1287. Оп. 1. Д. 4081. Л. 11 об.

–  –  –

Иконописный  сборник.  Вып. I.  С. 16-18.

РГАДА. Ф. 1287.  Оп. 1. Д. 4081.  Л. 25.

Иконописный  сборник.  Вып. I.  С. 21–22.

РГАДА. Ф. 1287. Оп. 1. Д. 4081. Л. 32.

Иконописный  сборник.  Вып. I.  С. 52.

–  –  –

РГАДА. Ф. 1287.  Оп. 1. Д. 4067.  Л. 1.

Д. 381. Л. 35; Д. 4093. Л. 1–5 об.

Коромыслов Б. И.  Лаковая  миниатюра Мстеры.  Л., 1972.  С. 17.

Тренев Д. К.  О  русской  иконописи.  С. 19.

Иконописный  сборник.  Вып. III.  СПб., 1909.  С. 116–117.

ИМПЕРАТОР  АЛЕКСАНДР  I  И  ЦАРСТВО  ПОЛЬСКОЕ:

СТАНОВЛЕНИЕ  ТЕКСТИЛЬНОЙ  ПРОМЫШЛЕННОСТИ  ЛОДЗИ

По  решению  Венского  конгресса (1814–1815)  территория  герцогства  Варшавского, созданного  еще Наполеоном,  была разделена  между странами  победительницами: Россией, Пруссией и Австрией. Основная часть герцогства, в том числе  Лодзинский  регион  оказался  в  составе  России  под  названием  Царство Польское со столицей в Варшаве.

Теперь польскими королями должны были быть российские цари. Александр I  добавил к  своему титулу  еще и  «Царь Польский».  Однако Царство  Польское получило автономию с конституцией, поляки имели право занимать государственные  должности  и  участвовать  в  правительстве,  во  главе  которого  стал  родной брат Александра Великий князь Константин Павлович.

В 1815 в Царстве Польском проживало около 2,7 миллионов человек. Подавляющее большинство жителей занималось сельским хозяйством1.

Варшавское правительство,  заручившись поддержкой Александра  I, обратило  внимание  на  возможности  промышленного  развития  Царства  Польского.

Выбрали несколько местностей, в том числе, Лодзь. Немецкий историк Е. О. Коссман ,характеризуя  особенности  лодзинского  ландшафта,  убедительно  показал его значение по превращению этой вначале маленькой деревушки в крупнейший индустриальный центр Европы2. Правительство как инициатор проекта, прежде всего обратило внимание на природные условия региона, оценило его экономический потенциал, связав с уникальными возможностями здешней речной системы и богатством лесных массивов.

Но еще в конце XVIII века Лодзь представлял собой небольшое поселение, впервые упоминаемое в документах 1332 года. Хотя уже в  1387 здесь действовало  «немецкое  право».  Пользовалась  им  и  соседние  деревни  Widzew,Wolka и Zarzew. Они как и другие немецкие поселения с мельницами в речных долинах, впоследствии стали очагами текстильных промыслов. Именно водная сила местных рек, испытав сначала средневековые мельничные механизмы, запустила впоследствии первое колесо лодзинской крупной текстильной индустрии.

В Лодзинский регион необходимо было привлечь опытных специалистов – прядильщиков  и ткачей. В  правительстве рассуждали  так: дефицит квалифицированных работников можно устранить, если пригласить их из других мест. Применили при этом давно испытанный и, как видно, решающий стимул – льготы и привилегии. Тем более, что договор между державами – победительницами разрешал в течении 6 лет жителям разделенных территорий свободно мигрировать в поисках работы и местожительства, а при необходимости и возвращаться  на родину.

В сентябре 1820 от имени Государя  Императора Александра I на заседании Административного Совета Царства Польского был утвержден закон, по которому ряд маленьких городков, в том числе Лодзь причислялись к разряду привилегированных «фабричных» городов. Этот закон еще больше привлек  специалистов.

© Е. А. Флейман , 2010

–  –  –

Вместе с суконщиками и прядильщиками должны были приехать и владельцы капиталов, без которых все благие намерения властей  оставались бы только на бумаге. Предприниматели стремились  строить фабрики, вкладывать деньги в производство и получать прибыль.

Привлекая нужных  людей, правительство выполнило обещания:  на казенные  деньги  сооружались  кирпичные  заводики,  мастерские  для  валяния  сукон, прядильни и помещения для тканья, новоселы обеспечивались земельными участками, топливом и материалом для строительства школ и церквей. На призыв собирались в основном немцы – лютеране. И власть, справедливо полагая, что людям потребуется духовная помощь в традициях отечества, предписала строить кирхи и жилье для пасторов.

Приезжали специалисты  из различных регионов  немецкоязычного пространства, так как именно там существовали традиционные текстильные центры. Многие пришли  Северной Богемии с городами Schluckenau,Ehrenberg и Warnsdorf и области Oberlausitz. Охотно отозвались специалисты из Силезии, особенно района Rieseberg, из Саксонии – тамошних текстильных городов Chemnitz,Grimmitschau,Glauchau; из восточной части Бранденбурга; некоторых районов Познани, принадлежавших Пруссии. Лодзинский регион оказался привлекательным и для текстильщиков более отдаленных мест – Швабии, Вюртемберга и Северного Эльзаса.

В 1820 в Лодзи проживало 767 человек3. Получив статус «фабричного» города,  он  начинает  свое  динамичное  развитие.  В  1823  году  рядом  со  «Старым городом» Altstadt) возникло поселение суконщиков – «Новый город» («Neustadt).

В 1825 году основали колонию ткачей Lodka, названную по имени реки, на которой  поселение возникло, а рядом колонию прядильщиков Neu Lodka. В этом же году учредили колонии, где поселились ткачи из Богемии и Силезии. Город Лодзь быстро разрастался  – сюда устремились  ткачи- специалисты и  другие мастера по льну и хлопку.

И в немалой степени тому способствовал курс правительства на выпуск льняных и хлопчатобумажных тканей,  но главным образом,  все же   хлопчатобумажных. Дело в том, что в конце XVIII – начале XIX века в Англии и в мире произошел переворот  в  хлопчатобумажном  производстве.  Череда  изобретений,  водяные и паровые машины сделали процесс тканья и прядения механическим. Производство  хлопчатобумажных  тканей  из  разряда  промыслов  стремительно  перешло в стадию крупного фабричного производства. Планы правительства по развитию в Лодзи  хлопчатобумажной промышленности, разумеется, опирались  на передовой  опыт  Англии.  Лодзь  должен был  стать  «Манчестером  Востока»  –  крупнейшим центром не только в Царстве Польском, но и во всей Российской империи.

Очередным шагом Царского правительства стала отмена таможенной границы между Царством Польским и остальной Империей, что увеличило рынок сбыта текстильных товаров. Одновременно были введены высокие таможенные ставки  на  товары  из  Австрии  и Пруссии ,  что  ограничивало  наплыв  дешевого текстиля  оттуда.

В  1825  году  на  «лодзинское  чудо»  приехал  посмотреть  Александр I.  Он с интересом осмотрел город  и приказал расширить его территорию.

РА ЗДЕ Л IV

Индустриализация  охватила и соседние поселения. В 1822 году  немецкое городское  право  получил  Александров,  основанный  в  1816  году  и  названный в честь Александра I. К этому времени в городе проживало  более 3 000 человек, главным образом, немецкие ткачи4.

По имени Великого князя Константина был  назван соседний к Лодзи текстильный  город  Константинов.  Его  рождение  связано  с  организацией  здесь в 1821 году первого текстильного предприятия. Оба эти города в Польше сохранили свои названия до сегодняшнего дня.

К текстильным поселениям, словно венцом окруживших Лодзь, следует отнести и Zgierz,Rzgow,Brzeziny,Strykow.

Статус  фабричного  города  получил  и  расположенный  к  югу  от  Лодзи Pabianize.В 1825 году на речке Dobrzynka разметили место для квартал «Neustadt».

В 1825 году приехали 14 суконщиков, а на следующий год здесь проживало уже 30 специалистов5.

В  Лодзинском  промышленном  регионе  доминировали  немецкие  предприниматели  и  фабриканты:  Фридрих  Вендиш,  Иоганн  Айзерт,Готлиб  Штейнерт, братья Ланге. Все они были из Саксонии, Силезии и Вюртемберга. А вот Роберт Бидерманн  родился уже  в  Царстве  Польском в  Zdunska Wola,  но родители  его были из Баварии.  По инициативе Людвига Гайера из Берлина в Лодзи установили  первую  паровую  машину,  а  предпринимателей  Траугота  Громана  и  Карла Шейблера в Царстве Польском назвали «отцами Лодзи»

Это  были  люди,  которые  не  просто  владели  фабрикой,  а  были  знакомы со  всеми  тонкостями дела.  Своим  успехам  они  были обязаны  личным  трудом, так как начинали карьеру, как простые работники.

Польский писатель Владислав Реймонт в романе «Земля обетованная», впервые опубликованном в 1897 году в Польше, в одном из героев романа достоверно запечатлел этот тип здешнего  предпринимателя – трудяги:

«Герман Бухгольц, осмотрев цех поплелся дальше. Он проходил по корпусам, поднимался в лифтах, проверял ткани, по временам грозно поглядывая на людей  или  бросал  короткую  фразу,  которая  с  быстротой  молнии  облетала  всю фабрику, отдыхал на кипах, а иногда на подоконнике, исчезал, чтобы вскоре появиться на другом конце фабрике.

Сам он делами уже не занимался, фабрикой управлял зять, но, по привычке всей своей жизни, он каждое утро приходил на фабрику вместе с рабочими.

Жизнь ему  была не мила  вдали от этого  могучего царства, которое  он создал трудом своего предпринимательского гения …».

В  1825  году  умирает  Александр  I.  Его  политику  по  развитию  лодзинской промышленности продолжили  другие российские  императоры.

В  1839  году  численность  населения  Лодзи  возросла  до  8 559  человек 6.

В 1864 году в городе проживало уже 33 535 человек7.

Между тем, текстильная промышленность Лодзинского региона испытывала  конкуренцию  со  стороны  некоторых  текстильных    губерний  Центральной России. Но, к сожалению, эта борьба часто проходила не на должной экономической арене, а посредством интриг и заговоров со стороны московских фабрикантов. Жалобы фабрикантов на невозможность конкуренции с Лодзью и просьба

Культурно-просветительская работа костромского земства

о восстановлении таможенной границы Царства Польского, вызвали даже правительственное  расследование  этого  вопроса.  Однако,  особых  преимуществ лодзинская  промышленность  не  имела.  Рабочий  получал  там  больше,  чем  в Московском  регионе,  но  и  труд  его  был  производительнее.  Топливо  дешевле (домбровский  каменный  уголь),  хотя  и  московский  район  стал  получать  еще более дешевой  жидкое  топливо –  нефть  и мазут. Главное преимущество  лодзинской промышленности были труд и знание со стороны специалистов и предпринимателей, хорошо устроенный сбыт «лодзинского товара» – дешевых хлопчатобумажных изделий  из вторичного сырья, которые  пришлись по  вкусу невзыскательному русскому покупателю – ткань, имеющая вид фланели или одеяла  наподобие  шерстяных.  Выработку  таких  тканей  заимствовали  из  Саксонии, а первая фабрика, приступившая к их выпуску в лодзинском регион, располагалась в Pabianize.

Деятельность Александра I оставила нашим современникам исторический образец: как  высокая государственная  идея, опираясь на профессионализм исполнителей,  способна  в  кратчайший  срок  осуществить  масштабные  экономические проекты.

Примечания 1  Дыбковская А., Жарын М., Жарын Я.  История  Польши  с  древнейших  времен  до наших дней / под ред. Анны Сухени – Грабовской и Эгуениуша Цезары Круля. Варшава:

Науч. изд-во ПВН., 1995. С. 172.

2  См.:  Lodz:  Eine  historisch  –  geographische Analyse  von  Oskar  Kossmann.  Holzner  – Verlag,  Vuerzburg.

3  Ibid.  S. 50.

4  Alexandrow  Lodzki.  Geschichte  http://de.wikipedia.org/wiki/Aleksandr%C3%B3%w 5  Deutsche  in  Pabianize  http://de.wikipedia.org//wiki/Deutsche_in_Pabianize  Lodz:  Eine  historisch-  geographische Analise  von  Oskar  Kossmann  …  S. 151.

 Ibid.  S.  158.

–  –  –

КУЛЬТУРНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКАЯ  РАБОТА

КОСТРОМСКОГО  ЗЕМСТВА  В  КОНЦЕ ХIХ – НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА В  первые  десятилетия  своего  существования  земства,  занятые  созданием системы школьного образования, не смогли сделать многого в области внешкольного образования; существовал утилитарный взгляд - не школа существует для того, чтобы дать населению пользоваться книгами из библиотеки, а наоборот – библиотека  учреждена  для  того, чтобы  несколько  укрепить  и  расширить  знания, данные школой. Начиная с 90-х гг. ХIХ в. постепенно этот взгляд меняется.  Внешкольное  образование  признается  земствами  уже  не  как  поддержка ©  И. В. Голубева,  2010

РА ЗДЕ Л IV

школы, но и как возможность  усилить и продолжить ее благотворное влияние на широкие народные массы. После Общеземского съезда по народному образованию в 1911 г., когда был провозглашен принцип равноценности образования школьного и внешкольного, были определены основные принципы организации культурно-просветительской  работы –  общественность, самостоятельность,  общедоступность, бесплатность, систематичность и планомерность, интерес земства к этому направлению работы значительно усилился1.

Одной из первых мер в деле внешкольного образования, предпринятых Костромским губернским земством, можно считать ассигнование в 1898 г. средств на  развитие  библиотечного  дела  и  открытие  в  том  же  году  книжного  склада2.

В  1902  г.  устраивается  педагогический  музей  и  музей  наглядных  пособий  при книжном  складе;  ассигнуется  2 400  руб.  на  наглядные  пособия  для  уездов 3.

В докладе школьной комиссии губернского земства о реформе школьного и внешкольного образования, рассмотренного на очередной сессии губернского земского собрания в январе 1906 г. определялись основные желательные формы просветительской  работы  земств.  По  данным  отчета  дирекции  народных  училищ Костромской губернии за 1909 г., к этому времени имелись следующие из них: – народные чтения, которые проводились в 129 училищах, публичные (народные) библиотеки – читальни (всего 224, из них 114 при училищах и 110 «вне оных»), при  нескольких  земских  управах  (Буйской,  Кологривской,  в  селе  Молвитино Буйского уезда) существовали склады народных книг и письменных принадлежностей, имелось 5 педагогических музеев – в Костроме при губернской земской управе,  в Ветлуге  при уездной  управе и  при трех  начальных училищах  Кологривского и Юрьевецкого уездов, действовали в губернии и 13 воскресных школ для обучения грамоте взрослого населения4. Уровень внешкольной работы в докладе школьной комиссии очередному губернскому собранию сессии 1910 г. оценивался как явно недостаточный5. Начавшаяся сразу после Общеземского съезда кампания борьбы против хулиганства, а за тем и движение за трезвость, особенно в связи с прекращением в 1914 г. продажи спиртных напитков, еще больше активизировали культурно-просветительскую работу земств. Земские сессии 1914 г. прошли под знаком борьбы за трезвость и за широкую культурно-просветительную работу. Так, Костромское губернское земское собрание постановило:

вопрос «о мерах экономического подъема населения и условий его нравственного и умственного совершенствования в связи с вопросом о борьбе с пьянством передать на предварительное рассмотрение уездных земских собраний», с тем, «чтобы заключения последних вместе с общим заключением Губернской земской управы было представлено на рассмотрение ближайшей очереди Губернского земского собрания». Губернской управе было поручено разработать общегубернский план внешкольного образования и внести его в земское собрание очередной сессии  будущего года6.

В выработке планов внешкольного образования уездными земствами в последующий период большую роль сыграло Совещание по вопросам внешкольного образования», которое проходило в г. Ярославле 7 августа 1915 г. Совещание постановило, что центрами не только различных просветительных учреждений, но  и  местной  общественной  жизни,  развития  культурной  самодеятельности

Культурно-просветительская работа костромского земства

местного  населения  должны  быть  Народные  Дома.  Совещание  рекомендовало земствам «безотлагательно приступить к созданию необходимых капиталов для этой цели, «чтобы путем ежегодных отчислений из прибыли, земских касс мелкого  кредита  и  всех  кооперативных  учреждений  уезда  или  губернии  при  соответствующих кассах или других центральных кооперативных организациях были образованы особые фонды на культурно-просветительские цели»7.

Решения  Совещания  по  вопросам  внешкольного  образования  стали  основой для решений Костромского очередного уездного земского собрания в 1915 г., которое постановило создать при уездной управе постоянную комиссию, и включить в нее управу в полном составе, заведующего Отделом народного образования, представителей учителей народных школ, от костромского губернского кооперативного комитета,  женской учительской  семинарии и  др. Комиссии  было поручено выработать план организации в уезде просветительских мероприятий и обратиться с ходатайством в Губернское земство «взять в свои руки объединение по губернии всех мер внешкольного образования и культурно-просветительской деятельности, образовать фонд выдачи субсидий»8.

Во многом аналогичные решения, повторяющие решения Ярославского Совещания, были вынесены в 1915 г. Нерехтским и Чухломским уездными земскими собраниями9. Фактически «ушли» от решения вопроса в 1915 г. Варнавинское, Макарьевское и Юрьевецкое земство, мотивируя это  неразработанностью вопроса и «достаточностью» мер, принятых для борьбы с пьянством10.

Очередное губернское земское собрание сессии 1915 г., рассмотрев доклад «приготовительной  комиссии»,  обобщившей  решения  уездных  земств  в  сфере внешкольной культурно-просветительской работы, постановило образовать при губернской  управе  Совещание  по  внешкольному  образованию,  «просить  уездные  земства  разработать  поуездную  сеть  Народных  Домов,  губернской  управе составить погубернскую сеть и внести ее на утверждение губернского земского собрания»11. Финансовое обеспечение вопроса было решено таким образом:

«1) Четыре пятых капитала им. Александра II обратить в фонд для выдачи ссуд на  постройку кооперативных народных домов,  одну же пятую  часть этого капитала назначить на проведение в жизнь различных мероприятий внешкольного образования; 2) 4%-е ссуды отдельным кооперативам на постройку народных домов должны выдаваться в размере не превышающем 2/3 сметной стоимости  здания  народного  дома  и  не  более  4000  руб.  в  каждом  отдельном  случае;



Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 21 |

Похожие работы:

«КАРЛ ХОЛЛ Центрально-европейский университет, Исторический факультет «НАДО МЕНЬШЕ ДУМАТЬ ОБ ОСНОВАХ»: КУРС ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ ФИЗИКИ ЛАНДАУ И ЛИФШИЦА В КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОМ КОНТЕКСТЕ1, Написание учебника непростое дело. Иосиф Сталин (1950) ВВЕДЕНИЕ В январе 1962 года в результате автомобильной катастрофы под Москвой известный физик-теоретик Лев Ландау оказался на грани между, жизнью и смертью. Спустя несколько недель после этого на страницах газеты «Известия» появилась статья под заголовком...»

«36 C Генеральная конференция 36-я сессия, Париж 2011 г. 36 C/52 25 июля 2011 г. Оригинал: английский Пункт 5.11 предварительной повестки дня Доклад Генерального директора о мероприятиях ЮНЕСКО по реализации итогов Встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества (ВВИО) и будущие меры по достижению целей ВВИО к 2015 г. АННОТАЦИЯ Источник: Решение 186 ЕХ/6 (IV). История вопроса: В соответствии с решением 186 ЕХ/6 (IV) на рассмотрение Генеральной конференции представляется настоящий...»

«Д.и.н. И.В.Быстрова (Институт российской истории РАН) «Чудо войны Сталинград.» (Личные контакты «большой тройки» и Сталинградская битва). Вторая мировая война явилась невиданным по масштабам, ожесточенности и потерям столкновением двух коалиций стран. Агрессивному блоку стран Оси, который стремился к завоеванию мирового господства, противостояла коалиция стран т.н. «Большого союза», в состав которой в силу вошли страны – бывшие непримиримые противники. Важнейший вклад в победу над агрессорами...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования «Витебский государственный университет имени П.М. Машерова» Государственное научное учреждение «Институт истории Национальной академии наук Беларуси»ПОБЕДА – ОДНА НА ВСЕХ Материалы международной научно-практической конференции Витебск, 24 апреля 2014 г. Витебск ВГУ имени П.М. Машерова УДК 94(100)1939/1945+94(470)1941/19 ББК 63.3(2)622я4 П41 Печатается по решению научно-методического совета учреждения образования «Витебский...»

«ИВАНОВ СЕРГЕЙ АРКАДЬЕВИЧ родился в Москве в 1956 г. в 1978 г. закончил отделение классической филологии филологического факультета МГУ. С 1979 г. работает в Институте славяноведения РАН. Ныне – ведущий научный сотрудник Отдела истории средних веков. Сфера интересов – культура Византии и византийскославянские культурные связи. Профессор СанктПетербургского Государственного Университета и Института высших гуманитарных исследований РГГУ.СПИСОК НАУЧНЫХ ТРУДОВ 1. тез. Обозначения славян как...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Институт журналистики Кафедра зарубежной журналистики и литературы МЕЖДУНАРОДНАЯ ЖУРНАЛИСТИКА-2015 Формирование информационного пространства партнерства от Владивостока до Лиссабона и медиа Материалы IV Международной научно-практической конференции Минск, 19 февраля 2015 г. Минск Издательский центр БГУ УДК 070(100)(06) ББК 76.0(0)я431 М43 Рекомендовано Ученым советом Института журналистики БГУ 9 января 2015 г.,...»

«ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ ОРГАН ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СТАТИСТИКИ ПО КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТИ (КОСТРОМАСТАТ) ФГБОУ ВПО КОСТРОМСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ (КГТУ) КОСТРОМСКАЯ РЕГИОНАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ВОЛЬНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА РОССИИ (ВЭО) РОЛЬ СТАТИСТИКИ В РАЗВИТИИ ОБЩЕСТВА. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ. ДОСТИЖЕНИЯ. ПЕРСПЕКТИВЫ (К 180-ЛЕТИЮ ОБРАЗОВАНИЯ ОРГАНА ГОСУДАРСТВЕННОЙ СТАТИСТИКИ В КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТИ) Сборник материалов межрегиональной научно-практической конференции 21...»

«наШи аВТорЫ ДАнДАмАевА загида эфендиевна. Zagida E. Dandamaeva. Дагестанский государственный университет. Dagestan State University. E-mail: zagida1979@mail. ru Кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры истории России XX– XXI вв. Основные направления научных исследований: музейное дело, история и культура Дагестана.Важнейшие публикации: • Исторические и правовые аспекты реформирования органов государственной власти Республики Дагестан в 1990–2000 гг. / Научные труды. Российская...»

«Санкт-Петербургский центр по исследованию истории и культуры Скандинавских стран и Финляндии Кафедра истории Нового и Новейшего времени Института истории Санкт-Петербургского государственного университета Русская христианская гуманитарная академия Санкт-Петербург St. Petersburg Scandinavian Center Saint Petersburg State University, Department of History The Russian Christian Academy for the Humanities Proceedings of the 16 th Annual International Conference Saint-Petersburg Р е д а к ц и о н н...»

«30-летие с момента открытия для посетителей первых залов ГатчинскоГо дворца, отреставрированных после второй мировой войны Комитет по культуре правительства Санкт-Петербурга Государственный историко-художественный дворцово-парковый музей-заповедник «Гатчина» 30-летие с момента открытия для посетителей первых залов ГатчинскоГо дворца, отреставрированных после второй мировой войны Материалы научной конференции 14 мая Гатчина Оргкомитет конференции: В. Ю. Панкратов Е. В. Минкина С. А. Астаховская...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ Кафедра археологии, этнографии и источниковедения РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ Лаборатория археологии и этнографии Южной Сибири СЕВЕРНАЯ ЕВРАЗИЯ В ЭПОХУ БРОНЗЫ: ПРОСТРАНСТВО, ВРЕМЯ, КУЛЬТУРА Сборник научных трудов Барнаул – 2002 ББК 63.4(051)26я4 УДК 930.26«637» С 28 Ответственные редакторы: доктор исторических наук Ю.Ф. Кирюшин кандидат...»

«ГЛ А В Н О Е В О Е Н Н О М Е Д И Ц И Н С К О Е У П РА ВЛ Е Н И Е МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГУ «ГЛАВНЫЙ ВОЕННЫЙ КЛИНИЧЕСКИЙ ГОСПИТАЛЬ ИМЕНИ АКАДЕМИКА Н.Н. БУРДЕНКО МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» Роль Московской гошпитали в становлении и развитии отечественного государственного больничного дела, медицинского образования и науки Материалы научно-исторической конференции, посвященной 300-летию со дня открытия ГВКГ им. Н.Н. Бурденко 7 декабря 2007 г. Москва ГВКГ им. Н.Н....»

«Козляков В. Е. Современная историография Беларуси: некоторые тенденции в изучении отечественной истории. В. Е. Козляков // Российские и славянские исследования : науч. сб. Вып. 4 / редкол.: А. П. Сальков, О. А. Яновский (отв. редакторы) [и др.]. — Минск: БГУ, 2009. — С. 221-232 В. Е. Козляков СОВРЕМЕННАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ БЕЛАРУСИ: НЕКОТОРЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В ИЗУЧЕНИИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ Процессы, происходившие на постсоветском пространстве в последние 15—20 лет, не могли не сказаться на состоянии и...»

«Национальный исследовательский Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского Экономический факультет Философский факультет Институт истории и международных отношений, Институт рисков Институт филологии и журналистики Институт искусств Юридический факультет Факультет психолого-педагогического и специального образования Социологический факультет Факультет психологии Факультет иностранных языков и лингводидактики Институт физической культуры и спорта Сборник материалов III...»

«Д.И. Елканова, Д.А. Осипов, В.В. Романов, Е.В. Сорокина Основы индустрии гостеприимства Введение Туризм в настоящее время развивается очень стремительно. Именно туризм стал одним из доступных средств познания окружающего нас мира, его истории, достопримечательностей и культурного наследия. Туризм представляет собой один из видов услуг и принадлежит к быстро развивающимся отраслям экономики. В современной научной литературе существует много определений терминов «туризм» и «гостеприимство»....»

«ISSN 2412-9720 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 14 ноября 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.2 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД: Международное...»

«МИНИCTEPCTBO ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» НОВАЯ ЛОКАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ: ПО СЛЕДАМ ИНТЕРНЕТ-КОНФЕРЕНЦИЙ. 2007–2014 Ставрополь УДК 94/99 (082) Печатается по решению ББК 63.3 я43 редакционно-издательского совета Н 72 Северо-Кавказского федерального университета Редакционная коллегия: Крючков И. В. (председатель), Булыгина Т. А. (заместитель...»

«СОДЕРЖАНИЕ ЧАСТЬ I Стр. Предисловие. 10 лет работы Конференции в целях сохранения здоровья Нации. Раздел I. РУССКИЙ ЧЕЛОВЕК И РУССКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ А.В. Петров ОТЕЧЕСТВО — ПОНЯТИЕ СВЯЩЕННОЕ. НЕКОТОРЫЕ КЛЮЧЕВЫЕ ФИГУРЫ РУССКОЙ ИСТОРИИ.. 13 Раздел II. НАСУЩНЫЕ ВОПРОСЫ ДЕМОГРАФИИ И СОЦИОЛОГИИ А.В. Воронцов ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ. 22 С.В. Рищук РЕПРОДУКТИВНАЯ МЕДИЦИНА СЕГОДНЯ КАК УГРОЗА НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ.. 27 Г.М. Цинченко, Е.С. Шабан СОЦИАЛЬНАЯ СЕМЕЙНАЯ...»

«Представительство Фонда Ханнса Зайделя в Центральной Азии Академия управления при Президенте Кыргызской Республики СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ПРЕЗЕНТАЦИИ – ДОКЛАДОВ КОНФЕРЕНЦИИ 16.03.20 НА ТЕМУ: «ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ НА МЕСТНОМ УРОВНЕ В КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ» БИШКЕК – 2012 ПРЕДИСЛОВИЕ Всё взаимосвязано со всем гласит первый экологический закон. Значит, и шага нельзя ступить, не задев, а порой и не нарушив чего-либо из окружающей среды. Между человеком и окружающей его средой устанавливаются...»

«T.G. Shevchenko Pridnestrovian State University Scientic and Research Laboratory «Nasledie» Pridnestrovian Branch of the Russian Academy of Natural Sciences THE GREAT PATRIOTIC WAR OF 1941–1945 IN THE HISTORICAL MEMORY OF PRIDNESTROVIE Tiraspol, Приднестровский государственный университет им. Т.Г. Шевченко Научно-исследовательская лаборатория «Наследие» Приднестровское отделение Российской академии естественных наук ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941–1945 гг. В ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ ПРИДНЕСТРОВЬЯ...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.