WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 34 |

«ИНСТИТУТ ИСТОРИИ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ и ТЕХНИКИ им. С.И. Вавилова ГОДИЧНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ Москва, 200 Институт истории естествознания и техники им. С.И. Вавилова. Годичная научная ...»

-- [ Страница 9 ] --

Введение и уточнение концепта рациональности в общем смысле и есть переход на более общий уровень анализа, переход на метауровень. На этом уровне перечисленные в начале статьи сложные проблемы предстанут в ином виде и в иных понятиях. На ме тауровне: раскрывается многообразие различных рациональностей с качественно свое образными критериями выбора предпочтительностей, среди которых научная, идеоло гическая, и другие импликации окажутся на метауровне в системе выбора ценностей среди многих других видов рациональности.

Именно на метауровне решаются пробле мы понимания сущности той или иной импликации и понимания ограниченности как каждого из видов рациональности, так и рациональности в целом. Именно во взаимоог раничениях специфическими абстракциями с самого возникновения и до настоящего проясняется единый генетический корень различных импликаций (научной, идеологи ческой, эстетической, этической, религиозной, и многих иных видов рациональности со своими критериями выбора предпочтений). Общий концепт "рациональность" на ме тауровне ценностей сложнее понятия "рациональность" в традиционном смысле проти вопоставления "нерациональности". Концепт включает в себя и понятие, и собственно И.С. ТИМОФЕЕВ 115 деятельность в условиях выбора предпочтений, включает в себя, как и во всякой челове ческой деятельности, и определенное соотношение сознательной целеполагающей дея тельности и деятельности доконцептуальной.

Процесс осознания ограниченности сферы применимости анализа в аспекте "раци ональность нерациональность (или иррациональность)" начался давно. Эта ограни ченность проявляется не только в том, что образец рациональности наука при бли жайшем рассмотрении оказывается в самых важных "точках" нерациональным (выбор теорий, парадигм и способов решения задач головоломок у Т. Куна, исследовательских программ у И. Лакатоса и др.), но и в том, что все более ясно осознается наличие того предела расширения значения понятия "рациональность", выход за который приводит к деструкции самого метода различения, на основе которого возникла и держится пробле ма рациональности. Т. Кун, отвечая И. Лакатосу на обвинение в иррационализме, заме тил: "Либо мы оба являемся защитниками иррационализма, в чем я сомневаюсь, либо …мы оба пытаемся изменить общепринятое понятие о том, в чем состоит рациональ ность" [5, с. 273.].

Вопрос поставлен в рамках классического понимания: "научная рациональность единственная". Проблема концептуализации вышла за пределы данного аспекта, по ставлен принципиальный вопрос: правомерен ли сам аспект анализа, в котором научная рациональность оказалась единственной.

Принципиальная ограниченность метода анализа в аспекте "рациональность" состо ит не в том, что этот метод нельзя применять результативно ко всем видам интеллекту альной деятельности, а в том, что есть сферы, в которых этот анализ схватывает сущ ность дела (например, познание, наука), а есть сферы (например, этическая, эстетичес кая, идеологическая деятельность и др.), при анализе которых этот метод дает лишь про екции неспецифических признаков в плоскость научной рациональности, проекции то го, что в этих сферах не является основным и решающим. Для логико гносеологическо го аспекта характерно подчинение деятельности сознательно применяемым критериям, на основе которых дается оценка в категориях "истина ложь" и в связанном с этим цен ностей знания в категориях "эффективно неэффективно" в целенаправленной, регули рующей среду деятельности. В других видах рациональной деятельности качественно иные критерии оценки: "прекрасное безобразное"; "законное незаконное"; "добро зло"; "выражает" "не выражает" интересы личности (чаще той социальной группы, к которой принадлежит личность)" и многие другие, возникшие при оценке качественно различных предпочтений.

Анализ своеобразия единства языка и мышления, особенно в тех вариантах, где язы ком интеллектуальной деятельности выступают пары, позволяющие мысли взаимно отоб ражаться и легко переходить друг в друга, такие, как "язык образов естественный язык", "естественный язык язык науки" и др., проясняет определенные стороны рассматривае мой проблемы. Рациональность в этом плане связана с общей тенденцией сознательного, контролируемого по определенным правилам усиления логической упорядоченности языковых средств. Рациональность совпадает с логичностью в том смысле, в каком интел лектуальная деятельность осуществляется в какой то языковой форме, нижним уровнем которой является естественный язык. Последний же настолько рационален, насколько содержание мысли может быть выражено в дискурсивно логическом плане и понято ин терсубъективно. За этим пределом останется понимание, связанное с языком образов и символов, останутся подтекстные концепты, доступные пониманию, но для которых ре альная или потенциальная дискурсивно логическая форма не обязательна.

Интеллектуальная деятельность на уровне "язык образов естественный язык" фун даментальна в том смысле, что в глубинах этого слоя "расположены" и формируются до 116 ПЛЕНАРНЫЕ ДОКЛАДЫ концептуальные прообразы предметов и парадигмы операций с ними. Из этого слоя "вырастают" различные направления концептуализации, качественно отличающиеся друг от друга. Именно поэтому одна из существенных тенденций переосмысления об щей ситуации состоит в отказе "быть единственным" аспекту научной рациональности и в возврате к основанию к мысли, функционирующей в формах естественного языка, с тем, чтобы найти другие выходы, другие измерения концептуальной деятельности.

В целом, в этом общем рекуррентном (от лат.: возвращающемся) ходе мысли к основа ниям с целью выявления новых аспектов нет принципиально нового, прежде всего в том значении, в каком можно считать актуальным ныне забытое и затемненное единство и раз личение аспектов Красоты, Добра и Истины, столь характерное для античной философии.

Нет новизны и в специальном смысле: коренные изменения в философском мышлении всегда связаны с возвратами к основаниям специфически человеческого сознания. Внима ние И. Канта к роли продуктивного воображения определялось значением воображения в становлении знания, в решении вопросов типа "как возможны чистые математика, естест вознание, метафизика?" Это внимание к подобной проблематике скорее правило, а не ис ключение в истории философии. Новизна состоит в другом: как встали эти же проблемы на современном этапе, как встали они в историографическом и науковедческом мышлении.

Метаисторическая концепция Хейдена Уайта

Попытка поставить и решить эти проблемы в специальном историографическом аспекте представляет наибольший интерес для историка. В этом плане следует выделить прежде всего идеи, развиваемые американским исследователем Xейденом Уайтом, для которого характерны четкая постановка проблем применительно к историографии, достаточно полное использование идей предшественников, интересная наметка решений и попытка проверить эти решения в анализе исторического видения и концептуальных средств крупнейших европейских историков и философов истории в XIX в. Хейден Уайт в августе 2001 г. прислал предисловие к русскому изданию, в котором сообщает, что он и сейчас, в начале нового столетия, сохраняет верность основным идеям своей концепции, освещенной в монографии 1973 года [7, C. 7 14].

Уайт выдвинул общую модель Исторического Разума и осуществил попытку проверить основные идеи в анализе исторического видения крупнейших историков и философов истории ХIХ в. В книге не только изложена концепция во введении и заключении, но в специальных разделах проанализированы взгляды историков ХIХ в.

Мишле, Ранке, Токвиля, Буркхарда, а так же историческое видение известных философов истории Гегеля, Маркса, Ницше. Кроче. Рассмотрим подробнее основные идеи концепции Уайта.

"Рациональность нерациональность", "концептуальное доконцптуальное" Уайт предполагает наличие доконцептуального уровня деятельности и придает ему большое значение во всей интеллектуальной деятельности. Согласно Уайту, доконцеп туальные глубинные структурные формы исторического воображения аналогичны тро пам поэтического языка (т. е. аналогичны метафоре, метонимии, синекдохе и иронии) и имеют общую с ними природу. "Ирония, метонимия и синекдоха есть виды метафоры, но отличаются друг от друга в случаях редукционного и интеграционного их эффекта...

Метафора... репрезентационна, метонимия редукционна, синекдоха интегративна, а ирония отрицательна" [6, p. 34]. Эти своеобразные глубинные парадигмы операций (квазитропы) порождают доконцептуальные прообразы предметов исторического по И.С. ТИМОФЕЕВ 117 знания и в основном предопределяют выбор стратегий, на основе которых и разверты вается дальнейший анализ и истолкование на концептуальном уровне исторического познания. Историческое видение, задающее каркас предмета познания в виде прообра за, испытывает дополнительное влияние различных исторически сложившихся видов концептуализации.

Основные формы рационализации: "жанровая" концептуализация, формальная аргументация, идеологическая импликация В целом Уайт выделяет пять видов концептуализации исторического знания [6, p.5].

К простейшим видам он относит хронизацию и диахронизацию событий. В отличие от этих "примитивных элементов" Уайт выделяет три более сложных вида концептуализа ции, элементы которых существенны в процессе формирования стиля историографиче ского мышления.

Первый вид "жанровая" концептуализация, создающая особые способы видения, связанные с повествовательными структурами, которые аналогичны жанрам. К разно видностям этого способа относится, например, романтическое видение, для которого характерно: идеализация прошлого, необычность характеров и сюжетов. Подобным же образом характеризуются трагический, комический и сатирический способы видения.

Деление на четыре разновидности и слова для обозначения их ("романтизм", "тра гизм", "комедизм", "сатиризм") заимствованы из работы Нортропа Фрая "Анатомия кри тицизма: четыре очерка" [8]. Уайт признает, что такое деление не единственный вари ант. Он отмечает ограниченность этой классификации для сложных литературно худо жественных произведений (это деление скорее удобно для анализа сказок). Наконец, он сознает, что каждое из выделенных видений имеет разные оттенки у разных авторов. Но Уайт полагает, что именно фрайевское деление удобно для классификации основных разновидностей исторического видения. Надо помнить, что спокойное, не имеющее жанровых модальностей повествование, как и хронизацию, он относит к простейшим изначальным видам концептуализации [6, p. 5].

Когда Уайт употребляет, например, понятие "трагическое", то речь идет не о жанре в собственном смысле слова. Скорее здесь мыслится трагическое видение отображаемого предмета, которое свойственно автору, создающему трагедию. Это видение в основном и определяет те черты, которые свойственны тексту трагедии как определенной структуре повествования. Как правило, такое видение окажется подтекстом повествования. Естес твенно, что тот или иной историк проявляет влечение не ко всем одновременно, а к од ному из способов, осуществляет как бы "выбор" в этом "поле" возможных видений про шлого. Выделение в этом основном виде концептуализации четырех разновидностей важно само по себе, но основная мысль Уайта состоит в другом: вид концептуализации представляет для него особое измерение концептуальной деятельности, в котором выяв ляется однородный интервал возможных вариантов своеобразного видения, крайними точками экстремальными значениями которого являются, с одной стороны, "предель но Прекрасное", о котором надо повествовать воспевая и прославляя, создавая образец для подражания, а с другой "предельно Безобразное", повествование о котором должно включать в себя осуждение и высмеивание. Все остальные возможные видения в этом це лостном и по существу непрерывном интервале предпочтений расположены внутри этих границ. Деление интервала на четыре разновидности в известном смысле условно, осу ществлено для удобства классификационного и терминологического характера.

Формальная аргументация по Уайту второй вид рационализации. К формальной аргументации Уайт относит различные способы исторических объяснений и толкований 118 ПЛЕНАРНЫЕ ДОКЛАДЫ посредством формальной дискурсивной аргументации. Это особое измерение, близкое к тому, что по существу можно было бы назвать "научной рациональностью, но Уайт из бегает этот термин. Крайние значения в этой плоскости можно передать так: с одной стороны, предельный уникализм и феноменологизация объяснения и истолкования ис торических событий, с другой стороны, предельный органицизм и дедуктивизация.

Здесь также выделение в непрерывном интервале четырех разновидностей рациональ ных истолкований носит по существу условный характер. Каждая из четырех выделен ных разновидностей объяснения в своей основе содержит определенные идеи об исто рическом процессе: формистская аргументация связана с акцентом на специфическом, уникальном, феноменальном; механицистcкая основана на редукции к тем, или иным законам, которые понимаются как определяющие процесс в целом; органицистская связана с целостным представлением на основе некоторых общих принципов; наконец, контекстуалистская аргументация связана со способом объяснения исторических явле ний в рамках ограниченных периодов и социокультурных контекстов.

Идею такого анализа способов объяснения и истолкования, а также расширенное понимание формальной аргументации, Уайт заимствовал из работы Степфена Пеппера "Мировые гипотезы" [9]. "Следуя анализу Степфена Пеппера в его "Мировых гипоте зах", пишет Уайт, я различил четыре парадигмы исторических объяснений, которые можно рассматривать как дискурсивные аргументы и которые могут быть выражены как: формистские, органицистские, механицистские, контекстуалистские" [7]. Таково, по Уайту, второе "поле" исторического мышления, в котором также происходит "выбор".

В формальной аргументации в целом осуществляется целенаправленная сознательная методологическая научная деятельность историка. Уайт отмечает дедуктивистский ха рактер этой деятельности: из разных методологических "установок видений", прини маемых тем или иным исследователем, следуют различные исторические объяснения и истолкования. Это можно выразить иначе: и крайний методологический анархист ("никаких заранее сформулированных идей и установок"; "погружаться и вживаться в историю" и т. п.); и крайний органицист ("максимум заранее заготовленных идей и принципов, а лучше всего все заранее рационально реконструировать"), действуют де дуктивистски в том смысле, что процедуры интеллектуальной деятельности историка стараются "вывести" из принятых методологических "аксиом", подчинить их собствен ным методологическим установкам.

Третий вид концептуализации раскрывает интервал различных идеологических им пликаций, влечений и установок исследователей. Однородность интервала определяет ся тем, что внутри его расположены варианты видения "порядка" в социуме. На основе этого видения формируется отношение к "порядку". Границы интервала отношений: от полного отрицания всякого порядка ради Свободы (предельный анархизм) до полного согласия с существующим, установленным (предельный консерватизм). Здесь речь идет не только об идеях, дискурсивно выраженных или развиваемых в той или иной специ альной теории. Концепты типа "анархизм" или "консерватизм" не требуют обязательно го дискурсионно логического выражения, они могут не осознаваться, но они участвуют в историческом исследовании в его результатах. В историческом повествовании такие концепты будут, как правило, в глубинах подтекста. Видение прошлого в этом ракурсе будет иметь тенденцию одобрительно высвечивать одни стороны процесса, затенять и принижать другие. Используя специально модифицированную типологию К. Мангей ма, Уайт выделяет четыре разновидности идеологической импликации: анархистскую, радикальную, консервативную и либеральную.

В целом выделение на метауровне трех основных форм концептуализации и двенадца ти разновидностей (по четыре внутри каждой из них) позволило Уайту создать имитацион И.С. ТИМОФЕЕВ 119 ную модель, на которой можно "воспроизводить" различные ситуации и более сложные яв ления в концептуальной области Исторического Разума. В частности, Уайт, используя вве денные им основные идеи и понятия, пытается, на наш взгляд, не безуспешно построить структуру историографического стиля и "проиграть" на этой модели многообразие основ ных историографических стилей мышления, упорядочить и в известной мере объяснить многообразие видов концептуализации исторического знания.

Под историческим стилем мышления в данном случае понимается комбинация основных видов концептуализации, образующаяся по формуле: видение, связанное с жанром повествовательной структуры + видение, определяющее способ аргументации + идеологическая импликация. По Уайту, например, историографический стиль швейцарского историка культуры Я. Буркхардта включает: сатирическое видение, контекстуалистскую аргументацию и консервативную, реакционную идеологическую импликацию. Для стиля исторического мышления Гегеля характерно: сочетание трагического видения развития отдельной цивилизации с комичес ким видением исторического процесса в целом, органицистская аргументация и колеба ния между радикальной и консервативной идеологическими установками.

Применимость идей Уайта в историографии науки

Может показаться, что у Уайта представление историографического стиля слишком бедное, особенно для выявления стилей историко научных исследований. Но нельзя не отметить применимость основных принципов, на которых построена модель Уайта, к сфере историко научных исследований. Кроме того, на основе тех же идей легко постро ить многомерную модель, в которой появятся новые измерения, схватывающие сущест венные, специфические для историко научных исследований, черты стиля. Например, "способ аргументации" в схеме Уайта можно "расщепить" на два качественно различных предпочтений у историков науки: 1) понимание типа рациональности в науке, историей которой занимается данный исследователь, например, рациональность в физике;

2) понимание типа рациональности в историко научных исследованиях. В этом случае один из существенных для понимания историко научного стиля аспект будет учтен.

При анализе стилей Уайт учитывает "вертикальные" связи влияние глубинных структурных форм, "квазитропов", на "выбор" стратегий концептуализации. В этом пла не, например, проявляют взаимное тяготение парадигмы операций, аналогичные мета форе, и формистская (уникалистская) аргументация, "метонимия" и механицизм, "синекдоха" и органицизм. В более сложных отношениях с видами концептуализации оказывается квазитроп, аналогичный иронии.

Таким образом, в целом Уайт, во первых, упорядочивает многообразие видов и форм концептуализации исторического знания и на этой основе раскрывает общую структуру стиля историографического мышления и конкретные его проявления в XIX в.; во вто рых, выдвигает и обосновывает гипотезу о наличии глубинных механизмов, особых па радигм операций (квазитропов), аналогичных поэтическим тропам. Именно последние, по Уайту, порождают прообразы предметов и предопределяют стратегию исторического познания на концептуальном уровне.

Акцент на утверждениях о поэтико лингвистической природы оснований историче ского знания выступает у Уайта как ограниченность и недостаток. Если понимание предмета и целей исторического исследования существенно зависит от видов и форм концептуализации, а это, в свою очередь, определяется некоторыми глубинными струк турами, доконцептуальными "механизмами" мышления, и на этом анализ ограничива ется, то возникает некоторое "замыкание" решений проблем во внутреннем духовном пространстве субъекта историка. Дело в том, что Уайт в основном ограничивается ут 120 ПЛЕНАРНЫЕ ДОКЛАДЫ верждением поэтико лингвистической природы самих оснований исторического зна ния. В этом прежде всего выражается общая ограниченность его решения существенно сказавшаяся на других недостатках книги Уайта. В частности, Уайт не понял основных идей исторической концепции К. Маркса и отнес ее к одному из видов механицистской формальной аргументации, имея в виду объяснения развития общества законами разви тия материального производства.

Нельзя отрицать существенную роль лингвистических структур в формировании и функционировании познающей мысли. Но из признания того факта, что не может сущест вовать, например, представления об абстрактных числах без специальных языковых форм (имен числительных и др.

), не следует утверждение о лингвистической природе самих чи сел. Точно так же раскрываемое Уайтом сложное проявление мысли, создающей доконцеп туальпые прообразы предмета и работающей в образах, в "языковых" формах, аналогичных поэтическим тропам, нельзя свести к поэтико лигвистической природе, как нельзя свести любое содержание мысли к его языковой форме. Скорее, наоборот, поэтико лингвистичес кие тропы сами определены и развиты мышлением, объяснение же последнего требует вы хода к более общим причинам исторического развития. Необходим учет всей совокупности исторической практики, которая в конечном счете образовала и "шлифует" как глубинные "парадигмы операций", формирующие прообраз предмета и предопределяющие стратегию его исследования, так и виды концептуализации исторического знания. Этот выход к более общим причинам одновременно дает основу методологической идее подлинного историзма применительно к глубинным, наиболее устойчивым структурам мышления.

"Квазитропы" Уайта "неявное знание" Куна Доконцептуальное "видение", "неявное знание", и полирациональность в парадиг мальной концепции Томаса Куна при ближайшем рассмотрении оказываются анало гичными основным идеям ХейденаУайта. Развивая свою парадигмальную концепцию науки, Томас Кун своеобразным путем пришел к пониманию большого значения докон цептуального "видения" предмета в развитии науки, в развитии физики в частности.

Разъясняя термин "парадигмы" в значении "как общепризнанные образцы", Т. Кун при ходит к выводу о том, что при решении головоломок в процессе установления сходства между различными ситуациями знание воплощено "скорее в способе видения физичес ких ситуаций, чем в правилах или законах". Таким образом, в самом важном пункте, рас крывающем эвристическую роль парадигмы в период нормальной науки, оказывается существенным не правила или законы, не рациональность, а интуиция, приобретенная в опыте решения прошлых задач головоломок. Кун называет эту интуицию "неявным знанием","которое приобретается скорее практическим участием в научном исследова нии, чем усвоением правил, регулирующих научную деятельность" [10, с. 245 247].

Именно это "неявное знание"1 Томас Кун называет способом видения и проявляет к не му большой интерес. Отводя обвинения в субъективизме и иррационализме, вызван ные, в частности, введением "неявного знания", Томас Кун отмечает неиндивидуальный характер "видения" и утверждает возможность рационального анализа и объяснения этого вида интуиции. Здесь, как полагает Кун, он расширяет традиционное понимание рациональности, включая в последнее этот особый вид интуиции неявное знание.

Идея об особой роли неявного знания выдвинута Куном как "гипотеза о видении".

Обоснования этой гипотезы развиваются Куном в основном в двух направлениях. Он обращается к ощущениям, восприятиям в обыденной жизни и сосредоточивает внима Термин заимствован из работы М. Поляни "Личностное знание" [11].

И.С. ТИМОФЕЕВ 121 ние на сложности реакций человека на стимулы, в частности на зависимость восприятия от прошлого опыта, который формирует неявное знание. Именно поэтому два человека с разным прошлым опытом в ситуации с одинаковыми стимулами имеют разное виде ние (например, видение стрелок и шкал приборов ученым и неспециалистом). Кроме того, Кун отмечает возможность изучения явления "видения" методом моделирования.

Он пытался создать специальную программу для ЭВМ, которая, как он надеялся, позво лила бы исследовать свойства, аналогичные "видению" и: "неявному знанию".

Поскольку употребление слова "знание" для обозначения "видения" было сомнитель но и подвергалось критике, Кун отмечает общие черты, присущие этому виду интуиции и знанию в обычном понимании слова: "...оно передается в процессе обучения; благода ря многочисленным испытаниям оно признано более эффективным, нежели конкуриру ющие варианты, имевшие место в процессе исторического развития среды, окружающей группу; и, наконец, оно подвержено изменениям как в процессе дальнейшего обучения, так и благодаря обнаружению несоответствия со средой". Полирациональность (с побе дой новой парадигмы входила новая рациональность) и введение ценностей в качестве одного из четырех признаков парадигмы сближают концепции Куна и Уайта.

Таким образом, понимание значения доконцептуальных прообразов предмета и средств его исследования на концептуальном уровне, понимание значения фундаментальных глу бинных структур мышления в историческом исследовании необходимо для более полного представления о сложном процессе формирования представлений о предмете и целях исто рико научных исследований. Метапроблемы не носят узкодисциплинарный характер. Мож но также выделить еще и некоторую специфику историко научных исследований при анали зе средств концептуализации, но уже на уровне анализа глубинных структур постановка и ре шение метаисторических проблем проявляет черты общенаучные. Вероятнее всего, в итоге будет раскрыта некоторая единая глубинная структура мышления, порождающая прообразы предметов познания и закладывающая основы стратегии его познания. Знаменателен тот факт, что и рассмотренные квазитропы X. Уайта, и "неявное знание" Т. Куна, а также эписте мы М. Фуко [12], и элементарные логические структуры Ж. Пиаже [13] в основе своей пред ставляют доконцептуальные "механизмы", состоящие из процедур отождествления и разли чения, о которых известно, что они фундаментальны для всякого познания, и, что особенно важно, признак "быть осознанными" не является обязательным для их функционирования.

Выявление общего глубинного механизма не устраняет возможности исторического подхо да. Цели познания и уровень абстракций (а они историчны) значительно влияют на форму отождествлений и различений, на их комбинацию, на "схемы", по которым реализуется вся кое продуктивное воображение, в том числе и историческое воображение.

Рациональность гипотез о доконцептуальных механизмах

Не означает ли внимание к доконцептуальному признание решающей роли прообра зов предмета и квазитропов в индивидуальном историческом исследовании, определяю щих стратегию и тактику ученого, возрождением или новой волной традиционного ир рационализма, отрицающего принципиальную познаваемость разумом каких либо явле ний мира, ставящего на место знания веру, инстинкт, интуицию? Конечно, оживление интереса к доконцептуальному дает некоторую гносеологически благоприятную почву для философски реакционных выводов, и следует критически отнестись особенно к об щим философским интерпретациям. Но более важным в дальнейшем окажутся не эти интерпретации, а уяснение и решение новых проблем, как это было не раз в прошлой ис тории мысли, Исследование доконцептуалъного с необходимостью приводит к выводам, существенно отличающимся от традиционных идей философского иррационализма.

122 ПЛЕНАРНЫЕ ДОКЛАДЫ Доконцептуальное функционирует в процессе творчества, как иррациональное в тра диционном понимании, а именно: исследователь не осознает его, оно функционирует, не выражаясь в логических понятиях. Но это еще не говорит о принципиальной непознава емости, и из этого не следует невозможность отобразить доконцептуальное и его роль в логической интерсубъективной форме. Доконцептуальное может стать предметом спе циального исследования. В частности, на уровне метаисследования (каким и является, например, метаистория Уайта) доконцептуалыное, сохраняя отмеченные черты, постига ется Историческим Разумом, и результат этого постижения выражается дискурсивно.

Таким образом, доконцептуальное в принципе постигаемо разумом, знание о нем возможно выражать в рациональной логической форме, и это не противоречит тому факту, что оно в процессе творчества не осознается исследователем и в дискурсивной форме, как правило, не функционирует. Важная аналогия: когда впервые встретились с числами, которые обладали несоизмеримостью с единицей и какими бы то ни было ее частями, то назвали эти числа иррациональными, т. е. непостижимыми мыслью, не вы разимыми принятыми до того логическими средствами, но в дальнейшем иррациональ ные числа были ассимилированы математическим разумом вполне рациональным логи ческим путем, хотя и сохранили указанное свойство несоизмеримость.

Если традиционный философский иррационализм не раскрывает структуру докон цептуального и глубинные механизмы творческого воображения, то в концепции Уайта именно этому уделено значительное внимание. Раскрытие прообраза предмета истори ческого исследования, гипотеза о существенной роли квазитропов операций, анало гичных метафоре, метонимии, синекдохе и иронии, выяснение значения этих процедур в становлении исторического видения и в определении стратегии и тактики исследова ния на концептуальном уровне все это трактуется в научно рационалистической мане ре. Для Уайта в этом смысле характерен перевод проблемы на уровень метаисследования (метаистории). Для этого уровня характерно выяснение и того, как образовалось то или иное историческое видение или та или иная историографическая концепция, и поста новка и выяснение более общей проблемы: как вообще возможны различные видения предмета, различные концепции, каков общий механизм их формирования; в каких пределах возможно многообразие историографических видений и концепций и др.

Хотя Уайт в своих выводах и отводит значительное место доконцептуальному, но в постановке и решении проблем он действует как рационалист и не оставляет ни тени со мнений в возможностях познания и мира в целом и познания той части реальности, ко торая называется Разум, Рациональность, их доконцептуальные структуры и механизмы.

По Уайту, глубинные структуры и механизмы имеют определяющее значение в рабо те исторического разума на концептуальном уровне. Они определяют методологические принципы и установки исследователя во всех трех выделенных Уайтом направлениях концептуализации, т. е. определяют: 1) видение, связанное с жанром, 2) формальную ар гументацию и, наконец, 3) идеологическую импликацию исследователя. Но признание важной роли доконцептуального не следует понимать как сведение в конечном счете всего концептуального уровня к иррациональному в традиционном смысле. Глубинные структуры и механизмы, возникшие под воздействием всей совокупности факторов, обусловленных социально культурной обстановкой, могут быть рассмотрены как исто рический продукт прошлого индивидуального и коллективного теоретического и прак тического опыта исследователей. При этом понимании решающим в конечном счете фактором, определяющим и глубинный, и концептуальный уровни, а также их взаимо действие, оказывается вся совокупность общественно исторической практики, что са мо по себе не имеет уже общего с философскими интерпретациями иррационалистиче ского толка в традиционном классическом смысле.

И.Н. ЮРКИН 123 Литература

1. Историография естествознания на рубеже нового тысячелетия. Серия "Историо графия естествознания". Выпуск Ш. Коллективная монография. 27. п. л. Отв. ред.

И.С. Тимофеев. Рукопись. Утверждена к печати Ученым советом ИИЕТ 9 февраля 2006 года. Предшествующие выпуски этой серии см.: [2] и [3].

2. Принципы историографии естествознания: теория и история. Коллектив авторов.

М.: Наука, 1993. 368 с. (Выпуск I. Исследование и публикация осуществлены при финансо вой поддержке РФФИ, проект №93 0611172).

3. Принципы историографии естествознания: ХХ век. Коллектив авторов. СПб.:

Алетейя, 2001. 477 с. (Выпуск II. Исследование и публикация осуществлены при финансо вой поддержке РГНФ, проекты № 96 03 04009а и № 00 03 16076д).

4. Berka К. On the Concept of Rationality in Decision Theory // Teorie rozvoie vedy.

Theory of Science Development. 1977. №1/4. P. 142.

5. Кун Т. Структура и развитие науки. Замечания на статью И. Лакатоса. М.,Про гресс,1978. С.273 6. White H. Metahistory: The Historical Imagination in Nineteenth century Europe. Baltimore London, 1973. 448 р.

7. Уайт Хейден. Метаистория. Историческое воображение в Европе Х1Х века. Пер. с англ. Е.Г. Трубиной и В.В Харитонова. Екатеринбург: Издательство УрГУ, 2002. 527 с.

8. Frye N. The Anatomy of Criticism: Four Essays. Princeton: Univ. Press, 1957.

9. Pepper S. С. World Hypotheses: A Study in Evidence. Berkeley: Los Angeles, 1966.

10. Кун Т. Структура научных революций. Дополнение 1969 г. М., 1975.

11. Поляни М. Личностное знание. М., 1985.

12. Фуко М. Слова и вещи: Археология гуманитарных наук. М., 1977.

13. Пиаже Ж., Инельдер Б. Генезис элементарных логических структур. М., 1966.

14. Тимофеев И. С. Неизбежность идеологической импликации и ограниченность сферы ее применения в свете метаисторической концепции Х. Уайта: аксиологический подход. // Сборник тезисов научного семинара "Философия образование общество". Серия "Профес сионал". М.: Издательство "Актуальные проблемы фундаментальных наук", 2005. С. 22 25.

15. Тимофеев И. С. Изменения в понимании рациональности и ее места в структуре общественных ценностей в свете метаисторической концепции Хейдена Уайта и пара дигмальной концепции Томаса Куна. // Труды научного семинара "Философия образо вание общество". Серия "Профессионал". Том 11. М.: Издательство "Актуальные проб лемы фундаментальных наук", 2005. С. 162 174.

Исследование осуществлено при финансовой поддержке Российского гуманитарного на учного фонда (проект № 03 03 00074а).

Металлургическая Троя России (рождение отечественной до менной металлургии: итоги, проблемы и перспективы изучения) И.Н. Юркин

1. Среди юбилеев 2006 г. заметное место занимают несколько памятных дат, принад лежащих истории отечественной металлургии. Все они связаны с историей Городищен ских (они же Тульские) заводов, которые, по общепризнанному мнению, являются пер вым в России металлургическим предприятием, на котором:

© И.Н. Юркин 124 ПЛЕНАРНЫЕ ДОКЛАДЫ в промышленном масштабе был реализован доменный процесс и получен про мышленный чугун;

было налажено литейное производство, использовавшее чугун в качестве литейно го сплава;

реализован (также в промышленном масштабе) передел чугуна в железо;

осуществлена двухстадийная переработка железной руды, т. е. налажено совмест ное функционирование доменного и передельного (молотового) производств.

Помимо перечисленного, Городищенские заводы являются первым в России ком плексом мануфактурного типа, на котором была предпринята и частично реализована попытка совместить металлургическое и металлообрабатывающее производства — со здать металлокомбинат.

Каждый из перечисленных фактов, тем более их совокупность, не может не произ вести впечатления. Между тем заводы имеют шанс претендовать еще и на право счи таться первым в России металлургическим предприятием, на котором в качестве источ ника энергии была использована энергия воды1. С пуском Городищенских заводов начи нает свою историю целая промышленная отрасль, причем сразу с полным набором спе цифических для нее технологий, что само по себе может рассматриваться как значи тельное ее достижение.

Перечисленное факты общепризнанные, во всяком случае, не оспариваемые. На поминаем их, дабы четче обозначить значимость события приходящиеся на 2005 2006 гг. юбилеи. Самое время взглянуть на итоги изучения стоящих за ними исторических фактов и оценить перспективы дальнейших исследований.

Уточним содержание юбилейных событий. 401 год назад (1605) родился основатель Городищенских заводов Андрей Денисович Виниус. 370 лет назад (1636) эти заводы по ставили в казну свой первый металл. Наконец, 50 лет назад (1956) состоялась организо ванная Институтом истории естествознания и техники АН СССР археологическая экс педиция, изучившая остатки первых заводов.

Говоря далее о юбиляре человеке (Виниусе), в равной степени интересуемся его жизнью и деятельностью. Тот же подход, традиционный по отношению к персоне, ис поведуем в приложении к промышленному предприятию и оно, полагаем, должно быть рассмотрено не только в части деятельности, но и с точки зрения его, предпри ятия, "биографии" на всем ее протяжении.

2. Пионером изучения ранней (XVII века) российской металлургии и ее деятелей яв ляется петербургский академик Иосиф Христианович Гамель (1788 1861), в 1826 г.

(180 лет назад еще один юбилей) издавший "Описание Тульского оружейного завода в историческом и техническом отношении" [2], открывающееся обширным очерком на чального этапа ее истории. В год выхода книги доменная металлургия в России была со всем молодой ей "стукнуло" всего 190 лет. От времени, когда о нем писал И.Х. Гамель, ее рождение находилось на таком же "расстоянии", как от нынешнего времени год 1816 й.

Ощущение той эпохи было у ученого несравненно живее, непосредственнее, чем у нас.

Сохраннее были тогда и источники. Все это помогало исследователю, хотя имелись и преодоленные позднее трудности: источники не были обработаны, в зачаточном состо янии находился архивный информационно поисковый аппарат. Благодаря И.Х. Гамелю в научный оборот был введен ряд ценных исторических источников (в частности, жало ванная грамота на первые заводы и извлеченное из переписной книги 1662 г. их описа ние) и создан очень "крепкий" аналитический текст, в фактографическом плане опира ющийся также исключительно на источники. С И.Х. Гамелем в части фактов спорить вообще очень трудно не удивительно, что эта его монография до сих пор широко ци тируется.

И.Н. ЮРКИН 125 Параллельно с книгой И.Х. Гамеля и после нее публикация ценных источников по истории первых заводов происходила в таких известных изданиях, как "Собрание госу дарственных грамот и договоров", "Дополнения к Актам историческим" и др. Своеоб разный итог усилиям историков XIX в. в разработке биографии Виниуса подвела публи кация подборки фрагментов изданных к тому времени их сочинений и документов, осу ществленная в 1909 1910 гг. в "Русской старине" Е. Вильчинским.

Значительный вклад в изучение темы внесло XX столетие. В первую очередь следует отметить выход из печати первой, посвященной первым заводам, части "Крепостной мануфактуры в России" [3] выдающегося по объему и качеству текстов сборника доку ментов XVII в. Последующие аналитические работы сплошь на 90 100 %! базируют ся на этом томе "Крепостной мануфактуры". Сборником продолжают пользоваться и се годня соответствующий раздел в "Великорусском пахаре" Л.В. Милова написан исклю чительно на его материале.

На тех же источниках базируется еще одна работа, достойная особого выделения: ис следование Н.Б. Бакланова (1934), проанализировавшего опубликованные к тому вре мени документы в историко техническом плане [4, c. 22 74]. Ему же принадлежат гра фические реконструкции оборудования заводов XVII в. С момента публикации бессчет ное количество раз воспроизведенные в научных, научно популярных и учебных изда ниях, по сей день они остаются единственными.

Только одна группа принципиально новых источников была введена в научный обо рот после И.Х. Гамеля — археологический материал2. Честь его привлечения принадле жит сотрудникам Института истории естествознания и техники АН СССР, и прежде все го Н.Н. Стосковой, организовавшей в 1956 г. экспедицию на место первых заводов (кро ме руководителя участвовали О.А. Данилова, Н.К. Ламан, В.Б. Яковлев) [5]. Главное до стижение участников проведенной ими археологической разведки памятника относи тельно точное установление местоположения площадок заводов3.

XX век в исследовании темы блестяще завершило исследование Л.В. Милова, для которого изучение экономики ранней мануфактуры явилось важным элементом в обос новании его взглядов на экономическую историю России. Ранняя мануфактура для не го продукт, для основной линии экономического развития инородный, появившийся и сумевший устоять только благодаря непрерывной его поддержке государством. Нель зя не отдать должное почти ювелирному совершенству предпринятого ученым анализа материала (все из той же "Крепостной мануфактуры"), позволившего очень убедительно реконструировать организацию труда на ранней мануфактуре. В той степени, в какой позволяют источники, мы теперь знаем, кем, с какой производительностью, ритмом и экономическими показателями осуществлялись отдельные технологические операции.

История промышленности сфера, в которой история экономики переплетается с исто рией техники. Это обстоятельство делает данные результаты значимыми не только для истории экономики, но и для истории техники и технологии.

Других работ, столь же глубоких по проникновению в, казалось бы, давно исчерпанный источник и столь блестящих по результатам, за последние полстолетия нам не известно.

Зато продолжалось археологическое исследование заводов. Фактически по стопам экспедиции Н.Н. Стосковой шла новая, предпринятая 35 лет спустя. Участие в ней при нимал автор этой статьи.

3. В 1991 1992 гг. под руководством В.П. Гриценко и А.В. Григорьева Тульская архе ологическая экспедиция продолжила изучение остатков заводов на Тулице. Земляным работам предшествовало исследование местности геофизическими (преимущественно геомагнитными) методами, позволявшее обнаруживать перспективные для дальнейше го изучения почвенные аномалии. После привязки раскопа к одной из таких аномалий 126 ПЛЕНАРНЫЕ ДОКЛАДЫ на площадке 3 го Городищенского завода4 были проведены раскопки, весьма успешные по результатам: удалось обнаружить и вскрыть остатки сооружения, интерпретирован ного как доменная печь. Возможно, это первая российская домна, и уж во всяком случае — самая ранняя из когда либо изученных в России археологами. Учитывая худшую (по предварительным наблюдениям) степень сохранности слоя на площадке 2 го Городи щенского завода, можно предполагать, что самой старой из раскопанных эта домна в России навсегда и останется.

В районе 2 го завода был произведен разрез сохранившейся плотины. Стала более понятной ее конструкция, в описаниях XVII в. не отраженная. Произведены шурфовки на месте рабочих площадок заводов. Получены новые данные об их планировке. С це лью поиска остатков поселений, в которых проживал связанный с заводами персонал, обследована ближайшая окрестность заводов. В числе индивидуальных находок образ цы заводской продукции, инструменты, инвентарь. Ряд предметов голландские бело глиняные курительные трубки, фрагменты западноевропейской керамики, шведские монеты документируют факт обслуживания производства иностранными мастерами.

Если обнаружение остатков древнейшей домны входило в расчеты археологов, то в значительной степени неожиданностью стало подтверждение существования в районе 3 го доменного завода следов совсем другого производства. В свое время автором дан ной статьи было обращено внимание на присутствующие в документах начала 1660 х гг.

упоминаний о создании на базе не действовавшего в то время 3 го завода казенного про изводства по переработке серебряной руды четырех горнов "к плавильному делу сере бряные руды", устроенных в приспособленном для этой цели пушечном амбаре. Работа ми руководил приказ Тайных дел, от которого на заводы был послан поручик Андрей Новгородский, снабженный специальной книгой, "по чему плавить серебряные руды".

Трудиться на этом производстве должны были присланные на завод солдаты. Краткие упоминания об этом проекте содержатся в записной книге Приказа тайных дел 1660 г. и переписной книге стольника Афанасия Фонвизина 1662 г. [3, с. 25; 6, стлб. 1002] (подробнее об этом см. в нашей статье [6а]).

Как известно, продолжавшиеся десятилетиями попытки наладить в России про из водство собственного серебра вышли на промышленную стадию только в начале XVIII в., когда в Забайкалье был пущен Нерчинский завод. Сведения о строительстве перераба тывающего производства (а, судя по документам, сомневаться в таковом не приходи лось) за 40 лет до нерчинского не могли не вызвать интереса.

Была предпринята попытка локализовать объект, не прибегая к раскопкам с при менением неразрушающих методов исследования, а именно геохимического анализа.

Предположили, что, если на завод хотя бы раз была привезена серебряная руда, тем бо лее, если проводили плавку на ее основе, то какое то количество серебра должно было рассеяться в почве в районе производственных построек. Последующая перепашка должна была "размазать" химическую аномалию, усреднив первичные микрофлуктуа ции состава почвы.

На участке 375 х 400 м, охватившем площадь всей верхней и нижней террас 3 го Го родищенского завода и прилегающую территорию противоположного берега реки, по сетке с постоянным шагом в 1992 г. были взяты пробы почвы в 100 точках. Они отбира лись из верхнего горизонта почвенного профиля, но распашка участка делала вероят ным присутствие в пробах почвы и более глубоких слоев. Пробы были проанализирова ны на спектрографе ДФС 8 по 35 элементам, в том числе меди, серебру и свинцу. Метод анализа — эмиссионный спектральный полуколичественный. Относительная погреш ность результатов анализа составляла (в зависимости от элемента) 10 %. Обработка ре зультатов и их графическое представление выполнялись на компьютере. Строились пло И.Н. ЮРКИН 127 скостные (по изолиниям) и объемные диаграммы распределения элементов в почве. Ре зультаты сравнивали с данными контрольных образцов, взятых в близлежащих районах.

Анализ результатов показал, что для большинства элементов их содержание нахо дится в пределах фоновых значений с незначительными колебаниями в обе стороны.

Концентрационная аномалия, выразившаяся в наличии двух пиков (один — сдвоен ный), расположенных на расстоянии 200 м. друг от друга, была выявлена только для се ребра, содержание которого в точках максимумов превышало фоновое более чем на по рядок. Полученный результат позволяет утверждать, что серебряная руда или во всяком случае минералы, содержащие превышающее фоновое количество серебра, на заводы попадали, — следовательно, делались какие то попытки (может быть и не безуспешные) его выделить (подробнее в работе [7]).

И хотя предприятие, данные о котором были выявлены в документах и подтверждены результатами геохимических исследований, представляло собой лишь одну из попыток (в конечном счете неудачную) наладить производство серебра в остро нуждавшейся в нем стране, представляется вполне допустимым утверждать, что были обнаружены следы са мого раннего из известных на сегодняшний день заводов по переработке серебряной руды.

4. Открытия последних лет связаны с введением в научный оборот не только новых археологических, но также и письменных источников.

Удалось установить точную дату первой поставки в казну продукции первых заводов.

Она обнаружилась в памяти Посольского приказа дьякам думному Михаилу Во лоше нинову, Алмазу Иванову и Андрею Немирову из Приказа Большой казны за приписью дьяка Аникея Чистого от 12 июля 1651 г. Возможно, этот документ знал уже И.Х. Гамель, сообщающий о поставке железа с Городищенских заводов в 1636 г. Но сведения Гамеля дополнены нами точной датой (днем и месяцем: 24 марта ст. ст. (3 апреля н. ст.). За от сутствием в нашем распоряжении дат закладки и пуска первой домны (мы их, возмож но, никогда и не узнаем, поскольку эти события, представляя интерес только для заво довладельцев, не документировались) указанная дата на сегодняшний день оказывается исходной в хронике освоения в России доменной технологии.

Отметим одно обстоятельство, важное в контексте данного учреждения. И.Х. Гамель высказал осторожное сомнение в том, что железо первой поставки было получено пере делом чугуна он не исключал возможности его изготовления в сыродутных горнах [3, с. 15]. В таком предположении нет ничего невероятного — в техническом плане оно вполне возможно. Сыродутный горн являлся устройством сравнительно недорогим и не требующим при строительстве и эксплуатации технико технологических знаний за пре делами тех, которыми владел крестьянин металлург. На этапе строительства завода та кие горны вполне могли монтироваться на его площадке с целью, например, обеспече ния железом самого строительства.

Но из технической возможности события отнюдь не следует высокая его вероят ность. Заводовладельцам невыгодно было спешить с первой поставкой продукции, т. к.

вплоть до этого момента не начинался отсчет "урочных" десяти лет, в течение которых заводы имели право работать без оброка5. Приступать к сдаче металла имело смысл лишь после полного завершения пусконаладочных работ, связанные с основной (домен ной) технологией. То, что первая поставка имела место в 1636 г., является серьезным ар гументом в пользу предположения, что тогда же была пущена и домна. Разумеется, нель зя исключить действия неких причин, заставивших заводчиков в ущерб своей выгоде поторопиться отрапортовать о пуске производства но мы о таковых ничего не знаем. С учетом этого, именно 1636 годом следует датировать пуск Городищенских заводов этапное событие в истории переноса и адаптации доменной технологии на территории Восточной Европы.

128 ПЛЕНАРНЫЕ ДОКЛАДЫ К ценным архивным находкам последнего времени следует отнести и документ, по зволивший очень существенно на 5 лет сдвинуть дату смерти А.Д. Виниуса [9, л. 444].



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 34 |

Похожие работы:

«УДК 378 М.Р. Фаттахова, г. Шадринск Организация и функционирование пресс-службы ФГБОУ ВПО «ШГПИ» как явление саморекламы вуза Статья посвящена истории создания пресс-службы в ШГПИ. Рассматривается процесс ее становления и развития с сентября 2007г. по настоящее время. Пресс-служба образовательного учреждения, ШГПИ. M.R.Fattahova, Shadrinsk Organization and functioning of the press-service ФГБОУ VPO «ШГПИ» as a phenomenon of self-promotion of the University The article is devoted to the history...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИЛНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н. Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО»НОВЫЙ ВЕК: ИСТОРИЯ ГЛАЗАМИ МОЛОДЫХ Сборник научных трудов ОСНОВАН В 2003 ГОДУ ВЫПУСК11 Под редакцией Л. Н. Черновой Саратовский государственный университет УДК 9(100)(082) ББК 63.3(0)я43 Н72 Новый век: история глазами молодых: Межвуз. сб. науч. тр. молодых ученых, аспирантов и студентов. Вып. 11 / Под ред. Л. Н. Черновой. –...»

«ФИЛОСОФСКИЙ ВЕК ИДЕЯ ИСТОРИИ В РОССИЙСКОМ ПРОСВЕЩЕНИИ St. Petersburg Center for the History of Ideas http://ideashistory.org.ru St. Petersburg Branch of Institute for Human Studies RAS St. Petersburg Branch of Institute for History of Science and Technology RAS St. Petersburg Centre for History of Ideas _ THE PHILOSOPHICAL AGE ALMANAC THE IDEA OF HISTORY IN RUSSIAN ENLIGHTENMENT St. Petersburg Санкт-Петербургское отделение Института человека РАН Санкт-Петербургский филиал Института истории...»

«ISSN 2412-970 НОВАЯ НАУКА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 04 декабря 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 7 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ: Международное научное периодическое издание...»

«Некрасовский районный краеведческий музей Соль земли Краеведческий альманах Выпуск по материалам I-й Межрегиональной краеведческой конференции “Большие Соли: по вехам истории” Некрасовское 2014 год Соль земли Соль земли Краеведческий альманах Редакционная коллегия: Татьяна Лосева, директор Некрасовского районного краеведческого музея; Наталья Копылова, заведующая экскурсионным отделом Некрасовского районного краеведческого музея; Маргарита Виноградова, главный хранитель Некрасовского районного...»

««Вода» в славянской фразеологии и паремиологии. Материалы конференции. Будапешт, 2013. 125–130 Магические и ритуально-обрядовые свойства воды в хорватской и русской фразеологии ХРНЯК Анита Загреб, Хорватия E-mail: ahrnjak@ffzg.hr Вода является одним из основных условий жизни, веществом, с которым человек находится в неразрывном единстве и без которого не может существовать. Поэтому с самой зари человечества люди воде придавали особое значение и наделяли е богатой символикой и чудотворными,...»

«ПРОЧТИ И РАСПЕЧАТАЙ ДЛЯ СВОИХ КОЛЛЕГ! НОВОСТИ РГГУ WWW.RGGU.RU ЕЖЕНЕДЕЛЬНЫЙ ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ * 22 ноября 2010 г. * №38 ВЫХОДИТ ПО ПОНЕДЕЛЬНИКАМ ОТ РЕДАКЦИИ Уважаемые читатели! Перед вами тридцать восьмой номер нашего еженедельника в этом году. Для Вашего удобства мы предлагаем Вам две версии этого электронного издания – в обычном Word'e и в универсальном формате PDF, который сохраняет все особенности оригинала на любом компьютере. Более подробные версии наших новостей на сайте...»

«Александр Борисович Широкорад Великий антракт Издательский текст http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=181808 Великий антракт: АСТ, АСТ Москва; М.; 2009 ISBN 978-5-17-055390-7, 978-5-9713-9972-8 Аннотация Книга посвящена истории европейских событий в промежутке между Первой и Второй мировыми войнами. Версальский мир 1919 года создал целый ряд тлеющих очагов будущего пожара. Вопрос был лишь в том, где именно локальные противоречия перерастут в новую всеобщую бойню. Вторая мировая война...»

«ISSN 2412-9720 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 14 декабря 2015 г. Часть 1 СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД: Международное...»

«1    ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА СТУДЕНТОВ 6 КУРСА ЗАОЧНОГО ОТДЕЛЕНИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА БГУ СОДЕРЖАНИЕ I. ОСНОВНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ К ОРГАНИЗАЦИИ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПРАКТИКИ. ФОРМИРОВАНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ПСИХОЛОГОПЕДАГОГИЧЕСКИХ УМЕНИЙ. 1.1. Конструктивные умения. 1.2. Коммуникативные умения. 1.3. Организаторские умения. 1.4. Исследовательские умения. Функции методиста по педагогике и психологии. II. ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ, МЕТОДЫ, ФОРМЫ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПРАКТИКИ. 2.1. Участие в работе...»

«The European БВ Library и Europeana: Библиотеки история, проекты, Европы будущее В статье рассказывается о деятельности и развитии европейских цифровых библиотек (The European Library и Europeana), а также о партнерстве Российской государственной библиотеки и ее участии в проектах и инициативах The European Library. Ключевые слова: национальные библиотеки, цифровые библиотеки, электронный каталог, интероперабельность, многоязычность, цифровые коллекции, CENL, CERL, LIBER, The European Library,...»

«Министерство образования и науки Республики Казахстан Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова Казахстанский филиал Евразийский национальный университет имени Л.Н. Гумилева XI Международная научная конференция студентов, магистрантов и молодых ученых «ЛОМОНОСОВ – 2015» 10-11 апреля Астана 2015 Участникам ХI Международной научной конференции студентов, магистрантов и молодых ученых «Ломоносов 2015» в Казахстанском филиале Московского государственного университета имени...»

«М. ВОЛОС НАУЧНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО ПОЛЬШИ И РОССИИ: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ, ПЛАНЫ НА БУДУЩЕЕ В середине 1990-х гг., когда связи между учеными бывшего Советского Союза, с одной стороны, и бывших стран Варшавского договора – с другой, резко сократились или вовсе были утрачены, Польская академия наук выступила с важной инициативой сохранения научных и культурных связей двух стран. 12 июля 1995 г. в Москве и 30 июля того же года в Варшаве был подписан протокол об учреждении аналогичных должностей...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. А. И. Евдокимова Кафедра истории медицины РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ИСТОРИКОВ МЕДИЦИНЫ Общероссийская общественная организация «ОБЩЕСТВО ВРАЧЕЙ РОССИИ» ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ МЕДИЦИНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941–1945 гг. “ЧЕЛОВЕК И ВОЙНА ГЛАЗАМИ ВРАЧА” XI Всероссийская конференция (с международным участием) Материалы конференции МГМСУ Москва — 2015 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 Материалы ХI Всероссийской конференции...»

«МИНЗДРАВСОЦРАЗВИТИЯ РОССИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ЗДРАВООХРАНЕНИЮ И СОЦИАЛЬНОМУ РАЗВИТИЮ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра истории медицины ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ МЕДИЦИНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941-1945 ГГ. IV Всероссийская конференция (с международным участием) Доклады и тезисы Москва – 200 IV Всероссийская конференция по истории медицины _ _ _ УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74. Кафедра истории медицины Московского государственного...»

«Генеральная конференция U 33 C 33-я сессия, Париж, 2005 г. 33 С/ 28 июня 2005 г. Оригинал: французский Пункт 1.6 предварительной повестки дня Организация работы сессии АННОТАЦИЯ Источник: Правила процедуры Генеральной конференции; решение 171 ЕХ/31. История вопроса: На своей 171-й сессии Исполнительный совет рассмотрел предложения Генерального директора относительно организации работы 33-й сессии Генеральной конференции (документ 171 ЕХ/23). Настоящий документ подготовлен на основе выводов...»

«Материалы Международной научной конференции «Азиатская Россия: люди и структуры империи», посвященной 60-летию со дня рождения А.В. Ремнева. Омск, 24–26 октября 2015 года Секция 1 Вокруг империи: в поисках новых исторических нарративов В.О. Бобровников К ИСТОРИИ (МЕЖ)ИМПЕРСКИХ ТРАНСФЕРОВ XIX–XX ВЕКА: ИНОРОДЦЫ/ТУЗЕМЦЫ КАВКАЗА И АЛЖИРА История империй колониальной эпохи (не обязательно и не во всем колониальных) обнаруживает немало поразительных совпадений в области восприятия ими своих окраин и...»

«ПРОФЕССОРСКО-ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКИЙ СОСТАВ КАФЕДРЫ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ ФИЛИМОНОВ ВИКТОР ЯКОВЛЕВИЧ Должность: заведующий кафедрой отечественной истории Ученая степень: доктор исторических наук Ученое звание: профессор Базовое образование: КГПИ Сфера научных интересов: взаимоотношения власти и общества, города и деревни, социальные отношения, инфраструктура и рынок, политические настроения, образ жизни, системы расслоения, демографические процесс Преподаваемые дисциплины: Аграрная революция в России...»

«Рекламно-информационный бюллетень (РИБ) Январь февраль 2016 г. Дорогие друзья! Поздравляю вас с Новым 2016 годом! Выражаю вам глубочайшую признательность за участие в жизни Центра научной мысли и НОУ «Вектор науки», за участие в наших мероприятиях. С каждым годом благодаря вам мы осваиваем новые направления в нашей работе, покоряем новые вершины и горизонты, стремимся к улучшению сотрудничества с вами, становимся ближе к вам. И это достигается благодаря вам, дорогие наши авторы публикаций и...»

«Печатается по постановлению Ученого совета ИВР РАН Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга Труды участников научной конференции Составители: Т. В. Ермакова, Е. П. Островская Научный редактор и автор предисловия: Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга М. И. Воробьева Десятовская Рецензенты: доктор исторических наук, проф. Е. И. Кычанов доктор культурологии, проф. О. И. Даниленко © Институт восточных рукописей РАН, 2012 ©Авторы публикаций, 2012 М.И. Воробьева Десятовская...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.