WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 34 |

«ИНСТИТУТ ИСТОРИИ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ и ТЕХНИКИ им. С.И. Вавилова ГОДИЧНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ Москва, 200 Институт истории естествознания и техники им. С.И. Вавилова. Годичная научная ...»

-- [ Страница 5 ] --

В 1936 г. в Институте селекции КВГ, который после смерти Э. Баура, возглавлял В. Ру дорф, были уволены Р. Зенгбуш, Г. Кукук, Р. Шик и Г. Штуббе, обвиненные институт скими членами НСДАП и СС в пацифистских настроениях и политической нелояльно сти. В конечном счете, Штуббе вернулся в КВГ и даже стал директором Института куль турных растений в Вене, а Зенгбуш, Кукук и Шик вынуждены были работать на станци ях семеноводства и смогли вернуться к исследовательской работе только после войны.

В 1937 г.

с поста директора Института мозга КВГ ушел знаменитый анатом и невро лог О. Фогт. До этого ему пришлось пройти несколько лет унижений, травли и даже аре стов, хотя, будучи одновременно директором Неврологического института Берлинского университета, Фогт, как и все государственные служащие, принес "клятву верности фю реру Германского рейха и немецкому народу" и обязался "уважать законы и добросове стно выполнять свой служебный долг" [6]. Тем не менее в мае 1935 г. он был отправлен в бессрочный отпуск. Уйдя на пенсию, Фогт при поддержке Г. Крупп фон Болен унд Халь бах (Фогт был его лечащим врачом) создал частный институт в Нойштадте в Шварцваль де, но CC по прежнему не спускало с него глаз, называя его "белым евреем" в науке [7].

Их особенно возмущали исследования Фогтом мозга В.И. Ленина, которые не содержа ли доказательств врожденной ущербности неарийца и коммуниста.

Биологи без протеста восприняли увольнение своих коллег. Смиренность демонстри ровали и уволенные. Президент КВГ М. Планк в ежегодном отчете изображал, что они якобы просто уехали за границу. Мол, К. Штерн уехал работать в университет в Рочестере, В. Йоллос в Институт генетики в Висконсине, а Ф. Гросс в Лондон к Дж.С. Хаксли и Р. Фишеру [8]. На самом деле многим эмигрантам трудно было трудоустроиться по специ альности в странах, где в условиях мировой депрессии даже местные крупные ученые ис кали работу. Тем более, молодые, еще не признанные исследователи, имели за границей мало перспектив [9]. В целом, примерно 10% биологов, уволенных и эмигрировавших из гитлеровской Германии, не так уж много по сравнению с другими отраслями естественных и точных наук, где процент "вычищенных" колебался от 15 30 %. Нацисты уничтожили Г. Пржибрама и В. Арндта не за их научные взгляды, а по расовым и политическим сооб ражениям, А. Яфа, специалист китам, покончил жизнь самоубийством. Если сравнить по тери после Октябрьской революции, то за границей оказалось примерно 25 % профессо ров в области биологии и медицины и примерно столько же погибло во время Граждан ской войны или сталинских репрессий из дореволюционной профессуры [10]. Только в ВИР Н.И. Вавилова репрессированных было на порядок больше, чем во всей Германии.

Более важны не количественные, качественные показатели потерь. Из за эмиграции М. Бергмана, О.Ф. Мейергофа, К. Нейберга, К. Оппенгеймер и др. Германии был нане сен большой ущерб в области биохимии. Эмигрировали будущие лауреаты Нобелевской

62 ПЛЕНАРНЫЕ ДОКЛАДЫ

премии: Э. Чейн, Г. Кребс, М. Кац, Ф. Липман, М. Дельбрюк. Среди эмигрантов были также Э. Майр, Ф. Вейдерейх, В. Гамбургер, Ю. Шаксель, К. Штерн и другие выдающи еся биологи эволюционисты и генетики. Однако в биологии не было единой отрасли или группы ученых, которых можно было обозначить как "евреев" или "евреев по духу", как это было характерно для квантовой и релятивистской физики. В связи с этим ее по тери были не так велики, как в физике. Трудно найти биолога, которого можно было бы однозначно назвать противником режима.

Но не было здесь и мощного движения за арийскую биологию. Э. Леман был одним из немногих, кто, приветствуя начало Третьего рейха, призывал к созданию "немецкой или арийской биологии", а для себя соответствующего института. Однако его заявле ние на вступление в НСДАП было отвергнуто и его профессорство в Тюбингенском уни верситете было приостановлено в 1937 г., скорее всего из за интриг конкурентов, также претендовавших на роль лидеров "немецкой биологии". Представления Лемана об арий ской биологии были довольно туманны, если не считать непременных атак на "еврей скую науку", к сторонникам которой он причислял в основном своих научных оппонен тов чистокровных немцев.

Нацификация биологии. Оставшиеся в Германии биологи быстро усвоили традиции, стиль поведения, язык и аргументацию нацистов, облекая свои заявки на бюджетное фи нансирование в идеологические одежды, требуемые национал социалистами, и эксплуа тируя их представления о задачах и возможностях науки.

Научное сообщества легко шло на нацификацию своих программ: одни, идентифицируя себя с национал социализмом, а другие, адаптируясь к его практике. Не только и не столько страх определял лояльность лидеров немецкой биологии. В ее основе лежало совпадение интересов биологии и влас ти. Если нацисты при поддержке биологов рассчитывали провести расовую и генетичес кую "чистку" общества и реализовать свои геополитические планы, то ученые надеялись вернуть немецкой науке лидирующую роль, утраченную ею после Первой мировой войны.

Симбиоз "биологии" и национал социализма был скреплен огромной финансовой поддержкой со стороны государственных структур. Только в период с 1933 по 1938 г. чис ло биологов, получивших гранты, увеличилось почти в 4 раза. С началом войны число грантов стало уменьшаться, однако, выделяемая сумма, при стабильности покупатель ной способности марки, увеличилась с 300 000 марок до 520 000 [11]. Шла бурная инсти туциализация биологических исследований, создавались новые кафедры и институты генетики человека, расовой антропологии, расовой гигиены и т. д. Из 32 научных учреж дений КВГ в 1936 г. 15 были медико биологические [12]. Позднее были созданы новые институты КВГ по биологии, прикладной ботанике и сельскому хозяйству в Вене, Со фии и Афинах. Упадок немецкой биологии после войны можно объяснять чем угодно, но только не недостатком внимания и средств во время "Третьего рейха".

Биология стала главной отраслью естествознания, из которой власти "Третьего рей ха" черпали свои идеи, концепции, методы управления, а биологическая терминология и ее метафоры составляли существенную часть нацистской идеологии и политики [13].

В политический язык нацистов вошли понятия "раса", "вид", "гибридизация", "борьба за существование", "здоровье народа", "наследственное здоровье", "кровь", "тело", "эвтана зия", "стерилизация" и т. д. Биология и медицина были вовлечены в повседневную по литическую жизнь, идентифицируя себя идеологией "крови и почвы" и способствуя ус тановлению "гармонии между духом и расой" [14]. Биологи как эксперты участвовали в разработке расовых нюрнбергских законов, предусматривавших эвтаназию и насильст венную стерилизацию, ставили опыты на заключенных, обсуждали планы "германиза ции" оккупированных территории, демонстрируя уникальное сочетание модернизма в организации научных исследований с диким варварством [15].

Э.И. КОЛЧИНСКИЙ 63 Символами единства академической биологии и национал социализма стали Ф. фон Ленц, Э. Рюдин и O. Фишер. Они занимали ведущие посты в Институтах КВГ, возглавляли кафедры и институты по расовой антропологии и расовой гигиены в Бер линском и Мюнхенском университетах, были экспертами и советниками главных рас овых учреждений НСДАП, СС, участвовали в разработке плана "Ост" и т. д. Их исследо вания стали "научной" основой уничтожения миллионов людей, в том числе и "расово неполноценных" славян. С середины 1930 х гг. руководителями институтов, кафедр и лабораторий становились уже их ученики и последователи, рассматривавшие человека исключительно как объект медико генетических манипуляций: психиатр К. Люксем бург, антрополог В. Абель, генетик статистик З. Коллер, всемирно известный специа лист по генетике близнецов О. фон Фершойер и его ученик Й. Менгеле.

Настроение большинства биологов вскоре после прихода нацистов к власти хорошо видны по высказываниям директора Института антропологии, генетики человека и ев геники КВГ О. Фишера, ставшего в мае 1933 г. первым ректором Берлинского универ ситета при национал социалистах. Он был в числе девяти ректоров университетов Гер мании, обратившихся к интеллигенции всего мира с призывом признать Гитлера и на ционал социалистическое государство, сплотивших немецкий народ во имя "свободы, справедливости, чести и мира" [16]. Свое обращение Фишер закончил "Хайль Гитлер" и "Зиг Хайль". В речи "Немецкое государство с биологической точки зрения", Фишер вся чески подчеркивал верность биологов идеологии "почвы и крови", постоянно повторял, что служба "Третьему рейху" долг каждого немецкого ученого [17].

Уже в 1933 г. желавших вступить в НСДАП оказалось так много, что с 1934 г. фак тически был введен мораторий до 1937 г. Показательны цифры распределения членов нацистской партии среди биологов разных возрастных групп [18]. Так, среди биоло гов старше 60 лет в НСДПА состояло 26 %, в возрасте 50 60 лет 32%, 40 50 лет 52,5 %, 30 40 лет 63,2% и младше 30 лет 70,5 %. Аналогичные показатели были среди био химиков и химиков: старше 60 лет 8%; 50 60 лет 32,9 %, 40 50 лет 55,7 %, лет 30 40 61 % и младше 30 65,1 % [19]. Очевидно, что биологи и биохимики, находивши еся в начале профессиональной карьеры, надеялись ускорить ее таким образом. В процентном отношении среди биологов членов НСДАП было в несколько раз боль ше, чем в среднем по стране для соответствовавших возрастных групп. Это свидетель ствует о заинтересованности нацистов в привлечении биологов в свои ряды. Нельзя сказать, что административная карьера прямо зависела от членства в партии. В пери од с 1937 по 1945 г. среди 56 университетских профессоров заведующих кафедрами ботаники, зоологии и генетики членов НСДАП было 27, а среди 17 директоров и за ведующих отделами пяти биологических институтов КВГ 9. В целом эти цифры от ражают процентное отношение между нацистами и не нацистами в немецком биоло гическом сообществе.

Корреляция между партийностью и частотой получения грантов ДФГ и РФР наблю далась до 1941 г., пока дела на фронте шли хорошо, и в скорой победе никто не сомне вался. Когда же мечты о блицкриге развеялись, процент грантодержателей среди членов партии, оказался даже ниже их относительного числа среди биологов. Как и в физике, нацисты поняли, что важна не партийность исследователя, и его результаты. И хотя иногда гранты давали с учетом политических взглядов заявителя, в целом, научная рес пектабельность играла основную роль. Это видно по индексу цитирования в 1945 1954 гг.

На первом месте по количеству ссылок на одну статью шел активный член НСДАП это лог К. Лоренц, будущий лауреат Нобелевской премии, на втором член НСДАП и СС, зоолог и генетик Г. Бауэр. Однако всего 3 члена НСДАП среди 15 наиболее цитируемых биологов Германии. В среднем беспартийные профессора биологи в университетах на

64 ПЛЕНАРНЫЕ ДОКЛАДЫ

грант, полученный от Немецкого научно исследовательского общества, выполняли ра боты, которые цитировали 2,7 раза чаще, чем работы их партийных коллег.

Удельный вес идеологии нацизма в публикациях ученых зависел от того, предназна чали ли они труды для специалистов или для широкой публики в таких журналах, как "Биолог", "Национал социалистический ежемесячник", "Цель и путь", "Народ и раса" и др. Поэтому важнейшие элементы идеологии "Третьего рейха" (народность, национа лизм, расизм, милитаризм, антисемитизм, вождизм и т. д.) неодинаково сказались на со держании тех или иных дисциплин. Каждая из них отличалась специфическими свой ствами в использовании основных элементов нацистской идеологии и их комбинаций.

Если представители антропологии и генетики человека в значительной степени основы вались на расистских идеях и стремились их политизировать, то зоологи, ботаники и па леонтологи в гораздо меньшей степени были затронуты этим влиянием.

"Милитаризация" биологии. В условиях тотальной милитаризации от биологов требо вали исследований, способствовавших победе. От них ждали быстрого выведение высо коурожайных сортов растений и высокопродуктивных пород животных, участия в "ос воении" биологических ресурсов аннексированных областей Польши и СССР от Одера до Урала и в германизации или уничтожении десятков миллионов славян [20]. Создавая колониальную биологию, систематики проводили инвентаризацию флоры и фауны в за хваченных странах. Специальные команды, составленные из генетиков растений, захва тывали и вывозили селекционные коллекции [21]. Ботаники разрабатывали способы ис пользования растений для производства белка, жиров, масла, медикаментов, горюче смазочных материалов, лубяных веществ, резины и т. д. [22]. Важной составной частью "прикладной биологии" стала борьба за сохранение природных ландшафтов. Директор имперского управления по охране природы В. Шенихен призывал отказаться навсегда от "либерально марксистского рационализма, уводящего всю нашу культуру прочь от природы" [23].

Соискатели государственной финансирования декларировали военное значение фундаментальных работ по фотосинтезу, фотопериодизму, дыханию и обмену веществ, клеточной физиологии и биохимии и т. п. Изучение психики животных обосновывалось необходимостью налаживать взаимоотношения человека с животными для эффектив ного использования собак, голубей в военных целях. Г. Нахтсхайм в Институте генети ко селекционных исследований в Берлинском университете исследовал генетику эпи лепсии, водянки, катаракты, карликовости, аномалий зубов и т. д. у домашних живот ных (преимущественно у кроликов) что также было признано важным с военной точки зрения [24]. Особую известность получили этологические исследования будущего лау реата Нобелевской премии венского зоолога К. Лоренца, который подчеркивал их важ ность для обоснования селекции людей и идеологии нацизма [25].

На животных и людях изучали физиологию и биохимию воздействия отравляющих газов, разрабатывали способы их использования и защиты, действие витаминов на ор ганы слуха и зрения, способы борьбы с куриной слепотой, тетанус и тонус скелетной мускулатуры и другие проблемы, признаваемые как важные для летчиков, подводни ков и др. [26]. Не кучка врачей извергов, а многие, если не большинство, представи телей академического истеблишмента, прямо или косвенно было вовлечено в опыты над заключенными и больными, жестокость и аморальность которых оправдывали требованиями военного времени и необходимостью использовать все возможности для окончательной победы. Этим микробиологи во главе с Г. Кливе мотивировали и свои предложения по созданию биологического оружия [27]. Руководитель Анатоми ческого института в Страсбурге профессор А. Хирт ставил опыты по хемотерапии над заключенными, искусственно вызывая дефициту витаминов, заканчивавшийся гибе Э.И. КОЛЧИНСКИЙ 65 лью людей [28]. Испрашивая у Гиммлера разрешение на эксперименты с летальным исходом, профессор Г. Дойшл писал: "Я желал бы принести в жертву 500 большевиков, чем подвергнуть опасности жизнь хотя бы одного немецкого солдата" [29]. Так думали многие звезды биомедицинских наук, включая и тех, кто оставался политически ин дифферентным при нацистах.

"Нормальная наука". Несмотря на аризацию, нацификацию и милитиризацию не мецкие биологи выполнили немало фундаментальных работ. Здесь продолжали тру диться лауреаты Нобелевской премии (О. Варбург, Г. Шпеман), в том числе и будущие (В. Форсман, Ф. Линен, К. Лоренц, К. ф. Фриш). Нобелевская премия была присужде на Г. Домагку, вынужденного, правда, отказаться от нее под давлением Гитлера. Несмо тря на кадровые потери продолжались исследования по биохимии и физиологии, кото рым сам Гитлер придавал громадное значение, видя в них путь к познанию причин ра ка и способов борьбы с ним. По этой причине фюрер оставил на посту директора Ин ститута клеточной физиологии КВГ полуеврея О.Г. Варбурга, который одновременно с Р. Куном в 1938 г. установил строение рибофлавина или витамина В?. Параллельно Кун исследовал действия нервного газа на заключенных. Директору Института экспери ментальной терапии и биохимии в КВГ А. Бутенандту в 1937 г. была присуждена Нобе левская премия за установление химической структуры половых гормонов, которую он связывал с изучением их роли в канцерогенезе. Он был причастен к опытам над заклю ченными [30]. Его вместе с В. Гейзенбергом считали самыми выдающимися учеными "Третьего рейха" и ФРГ. В 1960 1972 гг. Бутенандт был президентом Общества Макса Планка, созданного на базе КВГ и отнюдь не был заинтересован в объективном изуче нии истории нацистской биологии.

Нет оснований говорить о деградации биологии как науки в "Третьем рейхе".

Ан тиинтеллектуальный режим, широко используя ее для своих целей, способствовал прогрессу знаний о жизни. Издание в годы нацизма многотомных серий "Изучение природы и медицины в Германии", "Успехи ботаники" и "Успехи зоологии" наглядно демонстрирует, что нормальная биология не просто жила в "Третьем рейхе", но и до бивалась весьма впечатляющих результатов. Даже в самых зверских экспериментах над заключенными развивали обычную, нормальную науку, если не фиксировать внимание на том, что в роли подопытных животных использовались люди. По мне нию некоторых западных экспертов на Нюрнбергском процессе, опыты над заклю ченными позволили получить уникальные данные [31]. До этого летальные экспери менты проводили на животных, что отставляло открытым вопрос о репрезентативно сти их результатов для человека. Национал социализм снял эти "эпистемологические трудности", отменив запрет на вивиксекцию и летальные эксперименты над людьми.

Подопытных заставляли пить соленую воду, подвергали экстремальным температур ным воздействиям, помещали в условия низкого или высокого давления производи ли трансплантацию органов, испытывали непроверенные вакцины. Экспериментато ры врачи делали это не из садистских побуждений, а ради нового знания для спасе ния жизней немецких солдат. Это открыло новые возможности в изучении человека и стало стимулом к формированию новых институтов, междисциплинарных связей и социальных сетей в биологии и в медицине.

История биологии в нацистской Германии удобный полигон для разработки и проверки разного рода концепций о социальных факторах развития науки, о ее динамике в условиях тоталитарных режимов, заставлявших ученых лавировать, пытаясь соединить, науку, политику и идеологию, став в итоге вместе с фашистами "виновниками уничтожения" десятков миллионов людей ради утверждения "нового порядка" [32].

66 ПЛЕНАРНЫЕ ДОКЛАДЫ

Литература

1. Baur E., Fischer E., Lenz F. Grundriss der Menschlichen Erblichkeitslehre und Rassenhygiene. Bd. 1 2. Munchen, 1921.

2. Kroner H. P., Toellner R., Weisemann K. Erwin Baur. Naturwissenschaft und Politik.

Munchen, 1994. S. 57 70.

3. Из 69 млн марок предусмотренных бюджетом для науки более 2/3 предназнача лось для медицины, сельскохозяйственных наук и биологии. Brentjes B. Wissenachaft unter dem NS Regime und die Volker Osteuropas // Wissenachaft unter dem NS Regime / Hg.

B. Brentjes. Berlin, Bern; u. a. 1992. S. 30. Причем на все академии и фундаментальные ис следования выделялось чуть более 5 млн марок.

4. Эта характеристика национал социализма была предложена в 1935 г. Г. Шемма ном, одним из лидеров НСДАП, баварским государственным министром образования и культуры, редактором ряда нацистских газет и журналов. Weinreich M. Hitler's Professors:

The part of Scholarship in Germany's Crimes Against the Jewich People. London, 1946. P. 34.

5. Deichmann U., Muller Hill B. Biological research at universities and Kaiser Wilhelm Institutes in Nazi Germany // Science, Technology and National Socialism. Cambridge, 1994.

P. 162 — 163.

6. Hagner M. Geniale Gehirne. Zur Geschichte der Elitegehirnforschung. Gottingen, 2004.

S. 275 282.

7. Hagner M. Im Pantheon der Gehirne. Die Elite Rassengehirnforschung von Oskar und Cecile // Rassenforschung an Kaiser Wihlhelm Instituten vor und nach 1933 / Hg. H. W.

Schmuhl. Gottingen, 2003. S. 131 132.

8. Planck M. Die Naturwissenschaftler, 1934. Bd. 22. S. 344.

9. Но и для тех, кому удавалось продолжить работу за рубежом, смена национально го контекста, как правило, не проходила безболезненно. "Вынужденная миграция" и связанные с нею стресс, страх, обиды, потеря привычной среды и дискурса вели к пор тере "национального стиля и этоса науки", к денационализации ученых, что так или ина че сказывалось на их творческом потенциале: Ash M., Sollner A. Forced Migration and Scientific Change after 1933. Сambridge, 1996. P. 4 5.

10. Подсчет произведен по биографическому словарю: Волков В.А., Куликова М.В.

Российская профессура XVIII начало XX в. Биологические и медико биологические науки. СПб., 2003.

11. Deichmann U., Muller Hill B. Biological research at universities and Kaiser Wilhelm Institutes in Nazi Germany P. 167.

12. 25 Jahre Kaiser Wilhelm Gesellschaft. S. 93 136, 173 193.

13. Kater M. "Volkgesundheit". Ein biologischen Begriff und seine Anwendung // Nationalsozialismus in den Kulturwissenschaften. Bd. 2. Leitbegriffe Deutungsmuster Paradigmenkampfe. Erfahrungen und Transformationen in Exil / Hg. H. Lehmann & O.G. Oexle. Gottingen, 2004. S. 101 115.

14. Raphael L. "Ordung" zwischen Geist und Rasse: Kulturwissenschaftliche Ordnungssemantik im Nationalsozialismus // Ibid. S. 116 138.

15. Sucker U. Das Kaiser Wilhelm Instutut fur Biologie. Seine Grundungsgeschichte, seine problemgeschichten und wissenschsftstheoretischen Voraussetzungen (1911 1916).

Stuttgart, 2002; Autarkie und Ostexpansion. Pflanzen und Agrarforschung in Nationalsozialismus / Hg. S. Heim. Gottingen, 2002; Naturschutz und Nationalsozialimus / Hg. J. Radkau & F. Uekorner. Frankfurt am Main, 2003; Rasse nforschung an Kaiser Wihlhelm Instituten vor und nach 1933 / Hg. H. W. Schmuhl. Gottingen, 2003; Weikart R. From to Hitler. Evolutionary Ethis, Eugenetic and Racism in Germany. New York, 2004.

Э.И. КОЛЧИНСКИЙ 67

16. Bekenntnis der Professoren an der Deutschen Universitaten und Hochschulen zu Adolf Hitler und dem nationalsozialistischen Staat. Dresden, 1933. P. 136.

17. Fischer E. Der Befriff des volkischen Staates, biologisch betractet. Rede bei der Feier's Erinnerung an der Stifter der Berliner Universitat. Konig Friedrich Wilhelm III. Berlin, 1933.

18. Deichmann U. Biologen unter Hitler. Vertreibung, Karrieren, Forschung. Frankfurt am Main, 1992. S. 227.

19. Deichmann U. Fluchten, Mitmachen, Vergessen. Chemiker und Biochemiker in der NS Zeit. New York; Chichester a. oth., 2001. S. 208.

20. Der "Generalplan Ost". Hauptlinien der national sozialistischen Plannungs und Vernichtungspolitik // Hg. M. Rossler & S. Schleiermacher. Berlin, 1993.

21. Flitner M. Sammler, Rauber und Gelehrte. Die politischen Interessen an pflanzen genetischen Ressourcen 1895 1995. Frankfurt am Main; New York, 1995.

22. Autarkie und Ostexpansion. Pflanzenzucht und Agrarforschung in Nationalsozialismus / Hg. S. Heim. Gottingen, 2002; Heim S. Kalorien, Kautschuk, Karrieren. Pflanzuchtung und landwirtschaftliche Forschung in Kaiser Wilhelm Instituten 1933 1945. Gottingen, 2003.

23. Винер (Вайнер) Д. Р. Экологическая идеология без мифов // Вопросы философии.

1995. № 5. С. 86.

24. Schwerin A. von. Experimentalissierung des Menschen. Der Genetiker Hans Nachtsheim und die vergleichende Erbpathologie 1920 1945. Gottingen, 2004.

25. Burkhardt R.W. Patterns of Behavior: Konrad Lorenz, Niko Tinbergen and the Founding of Ethology. Chicago; London, 2005.

26. Sachse C., Massin B. Biowissenschaftliche Forschung an Kaiser Wilhelm Instituten und die Verbrechen des NS Regimes. Information uber den gegenwartigen Wissenstand. Berlin, 2000; Der Verbindung nach Auschwitz. Biowissenschaften und Menschenversuche an Kaiser Wilhelm Instituten. Dokumentation eines Symposiums / Hg. C. Sachse. Gottingen, 2004

27. Hansen F. Biologische Kriegsfuhrung im dritten Reich. Frankfurt am Main, 1993;

Geisser E. Hitler und Biowaffen. Munster, 1998.

28. Klee E. Auschwitz, die NS Medizin, und ihre Opfer. Frankfurt am Main, 1997.

P. 356 366.

29. Proctor R. Racial Hygiene: Medicine under the Nazis, Cambridge (Mass.); London,

1988. C. 219.

30. Adolf Butenandt und die Kaiser Wilhelm Gesellschaft. Wissenschaft, Industrie und Politik in "Dritten Reich" / Hg. W. Schieder & A. Trunk. Gottingen, 2004.

31. Weindling P. Human guinea pigs and the ethics of experimentation: the BNJ's corre spondent at the Nuremberg medical trial // BMJ, 1996. Vol. 313. 7 December. P. 1467 1470;

Weindling P. Akreure in eigener Sache. Die Aussagen der Ubeglebenden und die Verfolgung der medizinischen Kriegsverbrechen nach 1945 // Die Verbindung nach Auschwitz.

Biowissenschaften und Menschenversuche an Kaiser Wilhelm Instituten. Dokumentation eines Symposiums / Hg. C. Sachse. Gottingen, 2004. S. 255 282.

32 Aly G., Heim S. Verdenker der Vernichtung. Auschwitz und die deutschen Plane fur neue europaische Ordnung. Hamburg, 1991.

Грант выполнен при финансовой поддержке РФФИ, проект № 04 06 80437а.

68 ПЛЕНАРНЫЕ ДОКЛАДЫ

Новые документы из личного архива С.И. Вавилова Ю.И. Кривоносов В личном архиве Сергея Ивановича Вавилова обнаружены новые документы, непосредственно связанные с дневниками, над подготовкой к публикации кото рых уже почти два года в нашем институте ведется большая работа. Теперь мож но более ясно представить состав личных документов, сохранившихся в семей ном архиве.

Следует отметить, что в 1956 году вдова Сергея Ивановича Ольга Михайловна пере дала в архив академии большое число документов, составивших основу фонда С.И. Ва вилова (фонд 596). Но дневники остались в семье, за исключением одного блокнота с за писями за июнь июль 1913 года, посвященными поездке за границу, попавшего в АРАН вместе с другими материалами. Вероятно, это произошло случайно.

В том, что сейчас дневники С.И. Вавилова находятся в стадии подготовки к изда нию, а некоторые фрагменты уже опубликованы в журналах ВИЕТ и "Человек", боль шая заслуга Валерии Васильевны Вавиловой, супруги сына С.И. Вавилова Виктора Сер геевича, который до своей кончины в 1999 году участвовал в расшифровке дневниковых записей и переводе текстов, написанных на иностранных языках.

В.В. Вавилова провела огромную работу по систематизации материалов личного архива Сергея Ивановича, заложившую основу дальнейших исследований дневников, лично расшифровала большой объем сложнейших дневниковых записей, осуществи ла подбор семейных фотографий. Что представляет собой личный архив Сергея Ива новича, по прежнему хранящийся в семье? Это, конечно, в первую очередь, дневни ки, которые Сергей Иванович начал вести, будучи учеником коммерческого училища.

Дневники с некоторыми перерывами велись всю жизнь, и последняя запись сделана 21 января 1951 года за три дня до смерти ученого.

По имеющимся материалам ранее мы считали, что первый дневник Сергей Ивано вич начал писать в 1909 году, будучи в выпускном классе коммерческого училища. Од нако при прочтении и расшифровке текстов в дневнике 1910 года обнаружилась запись со ссылкой на дневник 1905 года, тогда Сергей Ивановичу было 14 лет. В другом месте встречается упоминание о том, что дневник он начал писать "лет с пятнадцати". Днев ников этого раннего периода вплоть до 1909 года не обнаружено.

Дневники с 1909 по 1916 год, а это 9 тетрадей и блокнотов различного формата, ве лись достаточно регулярно. Затем был перерыв, о котором упоминается в дневнике 1920 года. Запись 14 апреля: "Опять я принялся за дневник. На это есть причины. Хотя мож но ли и стоит ли об этом писать? И для кого? Опять письма к самому себе".

Эта запись не дает ответа на вопрос, сколько времени и по какой причине дневники не велись. Из биографии Сергея Ивановича мы знаем, что в перипетиях Первой миро вой войны он попал в немецкий плен, благодаря прекрасному знанию немецкого языка смог войти в контакт с немецким офицером, который тоже оказался физиком и в даль нейшем помог Сергею Ивановичу освободиться из плена.

В бурные революционные годы, возможно, ему было не до дневников, а возможно, в какие то периоды они и велись, но были утрачены.

К сожалению, вновь продолженный дневник 1920 года оказался очень коротким.

Последняя запись сделана 8 июня и повествует об окончательном решении Сергея Ива новича жениться на Ольге Михайловне Багриновской, с которой он познакомился в до ме архитектора В.А. Веснина, где снимал в то время комнату.

© Ю.И. Кривоносов Ю.И. КРИВОНОСОВ 69 Ольга Михайловна была младшей сестрой жены В.А. Веснина и о взаимоотношени ях с Сергеем Ивановичем, в то время она написала в своих воспоминаниях, опублико ванных в журнале "Вопросы истории естествознания и техники" [1].

Отсутствие дневников в какой то период после женитьбы, вероятно, можно объяс нить характером Сергея Ивановича, его постоянным стремлением к внутренней свобо де, независи мости от окружающих, за которую приходилось платить одиночеством, да же в кругу близких ему людей.

В дневнике 1913 года, посвященном поездке за границу с попутчиком, он записыва ет: "Ну вот наконец то один и чувствую ту благодать одиночества, лучше которой на све те ничего нет …. Я не знаю, могу ли я вообще найти человека по себе …. Судить о самом себе сейчас не берусь, но полагаю, что в глазах других я в высокой степени нуд ное существо. Я всегда играю роль и не знаю даже, бываю ли я вообще самим собою. С другой стороны, это самое играние для меня в высокой степени утомительно. Когда я остаюсь один я блаженствую" (запись 23 июня 1913 года).

Еще более поразительная запись сделана им в связи с прочтением одного документа Н.А.

Морозова, в будущем почетного члена Академии наук СССР: "Читал сегодня шлиссельбург ские письма Морозова и ей Богу позавидовал его участи. Оно конечно на 25 лет, это уже слиш ком, нет, а так годика 3 4 быть заключенным, для меня было бы прямо счастьем. В самом де ле, вокруг стоят все нужные книги, приборы, кормят тебя, поят, для отдыха есть романы, вро де "Войны и мира", а главное, ни души к тебе не войдет, ни к кому тебя не пустят. Ох право, что можно наделать. В 2 года бы я постиг то, на что теперь потрачу лет 10. Одиночество вовсе не страшно, есть романы, а их ohne Menge. Да с, а тут на воле, то Евсеич позовет, то Генеша си дит часов 5 6 без толку, то газеты надо читать, и ведь на чистые занятия ей Богу 5 6 часов не выходит. А вот пойдет лето, надо бы много сделать, а ведь знаю, ничего не выйдет, пойдут Ев сеичи, Генеши, Италия и т.д., уборки, а надо бы заняться физикой, математикой, языками.

Да, ей Богу, мне страстно хотелось бы быть заключенным, или вернее отъединен ным" (запись 22 апреля 1910 года).

Разумеется, записи и события 1920 года отделены семью десятью очень бурными го дами войны и революции. Но внутренний мир Сергея Ивановича не изменился.

Уже в своих поздних воспоминаниях, начатых в 1949 году, Сергей Иванович отмечал:

"Друзей очень больших у меня в жизни никогда не было" (запись 19 августа 1950 года).

И далее: "Близких товарищей не было у меня по настоящему. Очень хотелось мне сдру житься с Борей Васильевым, и письма писал ему, и ходил к ним, но не выходило. Нату ры совсем разные. Теперь, через сорок лет, встречаемся, но прошлого не вернешь" (за пись 7 января 1951 года). Несомненно, женитьба стала важнейшим событием, повлияв шим на внутренний мир Сергея Ивановича. Дневник, особенно в первое время, вероят но, перестал быть единственным собеседником.

Когда возобновилось регулярное ведение дневника сейчас точно уже не установить.

В академическом архиве, в фонде С.И. Вавилова сохранилось более десятка маленьких записных книжечек за 1931 1936 годы, выдававшихся членам Академии каждый новый год для текущих заметок. В них, а велись они Сергеем Ивановичем не регулярно, встре чаются различные фамилии и обрывочные заметки о совещаниях и встречах. Записей дневникового характера в них практически нет. В семейном архиве сохранились днев никовые записи начиная с 1935 года. Это, во первых, "Дневник путешествия за грани цу, май июнь 1935 года" объемом в 132 страницы, записанный в общей тетради в твер дом коленкоровом сером переплете с тесненной надписью.

Во вторых, большой блокнот объемом более 700 страниц, первая часть которого включает рабочие записи научные заметки, расчеты, графики, формулы, в основном посвященные исследованиям Сергея Ивановича в области оптики, вторая содержит

70 ПЛЕНАРНЫЕ ДОКЛАДЫ

дневниковые записи, начавшиеся 26 июля 1936 года и закончившиеся 16 ноября 1943 го да. По характеру записей можно предположить, что они являются продолжением днев ников, или еще не обнаруженных, или утраченных.

В дальнейшем записи велись более менее регулярно. Сохранились дневниковые те тради и блокноты за ноябрь 1943 январь 1945 года, за 1945 год, 1946 1947 годы, 1948 1949 годы и 1950 начало 1951 года.

Кроме того, в семейном архиве есть так называемая "Рабочая тетрадь" за 1945 1948 годы и тетрадь с записями воспоминаний, начатыми 26 июня 1949 года и оборвавшими ся 11 января 1951 года. Воспоминания под названием "Начало автобиографии" впервые были опубликованы в первом, а затем и втором издании очерков и воспоминаний "Сер гей Иванович Вавилов" (1979 и 1981 годы), подготовленных под руководством ученика Сергею Ивановичу академика И.М. Франка.

В своей вступительной статье к этой книге И.М. Франк пишет: "Как уже отмечалось, автобиографические записки С.И. Вавилов писал в последние годы жизни. В них звучит и грусть, и даже нотки одиночества. Были ли свойственны эти настроения Сергею Ива новичу всегда? К сожалению, аналогичных записей, сделанных в предшествующие го ды, у нас нет. Сохранился только юношеский дневник (июня и июля 1913 года) запи си третьего путешествия по Италии. Это записи молодого человека, которому недавно исполнилось 22 года, сделанные для себя. Они еще должны быть прочитаны полностью (во многих местах записи неразборчивы) и изучены биографами" [2].

Из этих высказываний И.М. Франка явствует, во первых, что даже такой близкий к Сергею Ивановичу человек, как его ученик, постоянно взаимодействующий с ним в ФИАНе, не совсем ясно представлял себе его внутренний мир, глубину его трагедии в связи с гибелью брата, его острую неудовлетворенность сложившимся положением, не оставлявшим времени для собственной плодотворной научной работы. Чтение дневни ков, несомненно, стало бы для И.М. Франка потрясением. И не только для него, а и для всех тех, кто считал, что близко знал Сергея Ивановича, и для тех, кто его лично не знал, но прочтет дневники. Это также свидетельствует о том, насколько глубоко Сергей Ива нович прятал свои переживания, какой выдержкой обладал, записывая вечером: "…Пол ное замирание желания жить…" (запись 18 ноября 1943 года) или "…хочется самому за снуть навсегда в лихорадочном сне…" (запись 21 августа 1947 года), а утром, включаясь в напряженнейшую работу с разнообразными обязанностями президента академии, ди ректора института, научного руководителя, государственного и общественного деятеля.

Он постоянно должен был взаимодействовать с представителями высшей власти, бюрократическим аппаратом, членами академического сообщества, сотрудниками сво их институтов, многочисленными посетителями депутатских приемов… Его рабочий день включал десятки различных по характеру событий и часто закан чивался поздними, а иногда ночными заседаниями у высшего руководства страны.

Во вторых, И.М. Франку для подготовки книги о С.И. Вавилове была дана только тетрадь с воспоминаниями и, кроме того, он использовал юношеский дневник, случай но попавший в архив академии, о чем уже упоминалось.

Значит в 1975 1977 годах, когда готовилась книга, супруга С.И. Ольга Михайловна не рискнула познакомить даже И.М. Франка с дневниками.

Поэтому он и написал:

"К сожалению, аналогичных записей, сделанных в предшествующие годы, у нас нет" (см. текст И.М. Франка, приведенный выше. Ю.К.).

В последнее время из личного архива Сергея Ивановича для исследования был пере дан еще один уникальный документ журнал, который вел Вавилов будучи президентом академии наук.

В него он заносил фамилии тех, с кем встречался и краткие упоминания событий, связанных с его непосредственной работой, а также планы графики обычно Ю.И. КРИВОНОСОВ 71 на две недели с указанием времени и места намеченного мероприятия. Некоторые записи в журнале дополняют заметки дневников за соответствующие периоды времени, а многие содержат совершенно новую информацию.

На титульной странице этого блокнота в правом верхнем углу стоит подпись: "С. Ва вилов", а в середине надпись, сделанная рукой Сергея Ивановича. "Академия наук" и ниже "17 июля 1945 г.". Журнал был начат вскоре после избрания его президентом ака демии, первая запись сделана в Ленинграде 21 июля. Заканчивается журнал 31 декабря 1948 года. Его объем 450 страниц очень плотных записей. Можно предположить, что ана логичные заметки Сергей Иванович вел и в последующие два года, к сожалению, продол жения "президентского" журнала пока не найдено, за исключением небольшой тетрадки 1951 года. Некоторые фрагменты из этого журнала будут рассмотрены отдельно.

Сейчас ведется работа по подготовке к изданию 17 дневников общим объемом почти 2200 страниц рукописных текстов Сергея Ивановича. "Президентский" журнал потре бует большой дополнительной работы, так как он очень сложен для расшифровки и комментирования. После этого, возможно, он будет издан отдельно.

Известно, что Сергей Иванович был страстным собирателем старинных книг, его знали все букинисты Москвы и Ленинграда, его библиотека насчитывала тысячи томов.

Так же бережно он относился и к своему личному архиву, который начал собирать еще в юношестве. В дневнике 1910 года мы находим запись: "Разбирался я как то в своем ар хиве. Архив небольшой, а интересный, особенно чем древние бумаги. Нашел в одном старом дневнике, кажется 1905 года даже что то в таком роде: "вот уже четыре месяца, как я не верю в бога" (запись 31 мая).

Об отношении к своим дневникам Сергей Иванович оставил несколько записей в разные годы: "Благодарю Бога за то, что веду дневник каждый день, на сон грядущий можно опомниться, умерить восторги и укоротить печали. Жизнь каждого дня хаотич но разбросана на "экспериментальные точки", но вот берешь лекало и проводишь меж ду ними, этими точками, стройную кривую, хаос точек пропадает и становится ясно и спокойно на душе. Дневник лекало. Впрочем будет польза для моей будущей физики, поэтому и не унываю" (запись 25 мая 1916 года).

О записи в апреле 1920 года, когда Сергей Иванович возобновил работу над дневни ком, писалось ранее. Он отмечал, что у него "есть причины" приняться за дневник, хотя это "опять письма к самому себе".

В тяжелейшее время ноября 1943 года, когда сошлись война и гибель брата, он записы вает: "Если книжку не сожгут, не выбросят. Не изорвут и она дойдет до человека с душой и умом он наверное кое что поймет относительно трагедии человеческого сознания".

Этой записью он показывает, что хотел бы, чтобы в будущем его дневниковые замет ки не канули в лету, а дошли до людей.

К мысли о значении для себя дневников Сергей Иванович возвращается неоднократно.

Начиная дневник нового, 1946 года, в записи 1 января он пишет: "Дневники, записи вел почти непрерывно лет с 15, правда с перерывами. Зачем? По видимому бессознатель ная попытка осуществить… построение Хеопсовой пирамиды в микромасштабе. Сейчас это больше условный рефлекс. Привык. Польза некоторая: иногда можно на себя огля нуться. Мне скоро 55 лет. У меня больше "историческое" чувство. Всегда гляжу назад, хо тя ясно вижу всю случайность человеческой истории, земли, меня самого…". Дневниками Сергей Иванович пользовался, когда приступил в 1949 году к написанию книги о своей семье и себе самом. Продолжая автобиографические записки, он упоминает, например, в записи 7 января 1951 года: "Перелистал я сейчас мой дневник за 1909 г.". 31 августа он за писывает: "О родных следует написать многое. Когда нибудь я это сделаю, но пока пере хожу к самому себе". К сожалению, завершить свой замысел Сергей Иванович не успел.

72 ПЛЕНАРНЫЕ ДОКЛАДЫ

Не удалось найти уточнений о времени "перерывов" в написании дневников. Таким об разом, достоверно можно говорить об отсутствии ранних дневников 1905 1908 годов и о воз можной утрате части дневников 1917 1919 годов и после 1920 до 1935 года, если они в этот период велись. Есть версия, что самые ранние дневники 1905 1908 годов Сергей Иванович мог уничтожить как не имевшие для него ценности. Принять ее, зная трепетное отношение Вавилова о всем историческим свидетельствам и собственному архиву, трудно. Следует иметь в виду, что архив Сергея Ивановича претерпел по крайней мере тринадцать переездов.

Судя по дневниковым заметкам, начало архива С.И. Вавилова можно отнести к 1905 году, когда семья еще жила в Никольском переулке. В своих воспоминаниях Сергей Иванович пишет: "Я очень рано полюбил книги, устроил себе полочку, на которой был однотомный Пушкин, Лермонтов, и читал их каждый день "(запись 14 августа 1950 го да). И далее: "Летом 1905 году отец продал наш домик на Никольском переулке, а вмес то него купил старинный деревянный дом на Средней Пресне" (запись 8 января 1951 го да). Возможно, это был первый переезд зарождавшегося архива, а возможно, что он на чал складываться уже в новом доме, где Сергей Иванович продолжил собирание огром ной библиотеки. По сохранившимся фотографиям 1916 года можно приблизительно представить ее объем. Дневники до 1914 года, несомненно, хранились в этом доме на Средней Пресне. Тем, что сохранились военные дневники 1914 1916 годов, мы, веро ятно, обязаны тому, что в декабре 1916 года Сергей Иванович приезжал в Москву на по бывку и оставил все написанные в эти годы дневники в своем московском архиве.

Последующие перемещения архива связаны с переездом после революции из боль шого дома в маленький флигель, а потом в комнату в квартире В.А. Веснина.

Вот так описывает эту комнату в своих воспоминаниях Ольга Михайловна: "В ком нате Сергея Ивановича стоял старинный письменный стол, вдоль стены турецкий ди ван, обитый малиново оранжевым, в углу круглая железная печь (паровое отопление не действовало), а вдоль стен дубовые полки с книгами. На столе лампа с плоским зеленым абажуром, древняя персидская пепельница (привез из Персии Николай Иванович), книги и рукописи, исписанные таинственными для меня математическими формулами, и чертежи. В углу у печки были сложены березовые дрова" [1, с. 41 42].

Вскоре после женитьбы Вавиловы переезжают в квартиру старшей сестры Ольги Ми хайловны в Еропкенском переулке. В воспоминаниях Ольги Михайловны находим: "Ког да это было решено, первое, что сделал Сергей Иванович, он перевез на двух грузовиках свою библиотеку. Вдохновенно и радостно таскал он огромные мешки и ящики с книга ми, помогая носильщику и шоферу. Потом уставил по стенам тяжелые дубовые шкафы. Я с ужасом поглядывала на целые "Гималаи" книг, лежащих на полу двух наших комнат" [1].

В 1932 году Сергей Иванович был назначен научным руководителем Государствен ного оптического института (ГОИ) и должен был переехать в Ленинград. И там архив и библиотека не сразу обрели постоянное место жительства. В 1941 году Сергей Иванович не имел возможности эвакуировать всю библиотеку, но, несомненно, взял с собой в Йошкар Олу самые ценные книги и, вероятно, дневники. Сохранилась фотография 1943 года в Йошкар Оле, на которой Сергей Иванович запечатлен с огромным фолиан том Леонардо с портретом "Джоконды" на развороте [3, с. 81].

После возвращения в Ленинград, он отмечал в дневнике, что библиотека его сохра нилась и из квартиры, которая находилась под охраной, пропала только одна картина, которой Сергей Иванович дорожил.

Ленинград оставался основным местом жительства Сергея Ивановича, несмотря на переезд Академии наук в 1934 году в Москву и директорство в ФИАНе, развитию ко торого Сергей Иванович уделял особое внимание. Текущий дневник, судя по записям, часто путешествовал вместе с Сергеем Ивановичем.

Ю.И. КРИВОНОСОВ 73 Следует отметить, что некоторые люди из близкого окружения Сергея Ивановича знали о том, что он ведет дневник и могли какие то его части читать. В одной из записей (5 марта 1946 года), например, находим, что Сергей Иванович забыл текущий дневник в кабинете в Ленинграде и по его просьбе И.В. Зубов, в то время управляющий делами ака демии, один из тех, кому Сергей Иванович, видимо, доверял, привез дневник в Москву.

В то время это было небезопасно. И хотя в дневниках Сергея Ивановича нет каких либо политических высказываний и прямых оценок событий, для тех, кому это могло быть нужным, всегда могли бы найти какую нибудь крамолу. Значит, сам Сергей Иванович считал ненужным полностью скрывать от всех, что ведет дневник, хотя, есте ственно, и не распространялся об этом.

То, что, хотя и очень узкому кругу, было известно о наличии дневников, мы обязаны толчком к тому, что Виктор Сергеевич Вавилов дал согласие Валерии Васильевне на их расшифровку и опубликование и сам принимал участие в этой огромной работе.

После избрания в 1945 году президентом Академии наук основным местом жительст ва Сергея Ивановича становится Москва, но квартира в Ленинграде сохранилась, и ког да точно библиотека и архив с дневниками были перевезены в Москву, не совсем ясно.

Из дневников этого периода видно, что в довольно частые поездки в Ленинград, ко торый Сергей Иванович очень любил и которым постоянно восхищался, который был для него местом душевного отдохновения после забиравшей все силы и время "админи стративной" Москвы, он находил покой, глядя на свои книги и картины, остававшиеся в Ленинградской квартире.

Часть книг, вероятно, в основном из новых приобретений, хранилась на даче Сергея Ивановича в Мозжинке, близ Звенигорода. Эти места Сергей Иванович также очень лю бил и отдыхал там от московской суеты.

В Мозжинке он начал писать в июне 1949 года свои воспоминания, к природе зве нигородской земли относятся многие дневниковые записи.

В "рабочей тетради" 1945 1950 годов записаны "План книжного каталога моей биб лиотеки" (28 августа 1948 года) и "Схема расположения моих книг, оттисков и архива в Москве" (30 сентября 1948 года). На "схеме" приведен чертеж стенного шкафа в кабине те, состоящего из трех секций, верхние части которых предназначались для книг: 1 я "физика (по преимуществу оптика)"; 2 я "физика и естествознание, математика"; 3 я "философия …". А три нижних секции предназначались для архива.

Вероятно, там и хранились дневники, а дата вторая половина 1948 года время со бирания библиотеки и архива в одном месте арбатском особняке в Москве.

Из новых документов, которые в настоящее время готовятся к опубликованию, большой интерес представляет дневник путешествия за границу в мае июле 1935 года. И время поездки, и маршрут дали Сергею Ивановичу возможность составить представле ние о состоянии физики и, в частности, оптики в Европе.

За два с половиной месяца он посетил шесть стран, встретился со многими физика ми, побывал в десятке институтов и на многих оптических производствах.

В начале командировки Сергей Иванович десять дней провел в Польше. На вокзале его встречали ведущие польские физики: Яблонский, Пентковский и др.

О посещении физического института он записывает: "Новое здание: очень хорошее, но внутри необычайно провинциальное" и на следующий день: "Осматривал работы. В институте 40 спектрографов! Чистота как на параде, дисциплина тоже больничная, но духа живого никакого".

Сергей Иванович подробно описывает тематику работ и делает свое заключение:

"Работы без идей. Вообще в институте за исключением Яблонского, идей никаких, толь ко чистота, дисциплина и много приборов".

74 ПЛЕНАРНЫЕ ДОКЛАДЫ

23 мая Сергей Иванович записывает: "Утром готовил доклад о флукт[уациях] для университета. Потом с Яблонским из физ[ического] и[нститу]та пошли в у[ниверсите]т.

Сидел с деканом Мизуркевичем. Снимали. Присутствовала вся "казанская" профессура.

Торжественно. Читал по франц[узски] …, но доклад то был интересный. Едва ли по няли …". 27 мая: "В 7 ч[асов] последний доклад в физ[ическом] о[бщест]ве в при сут[ствии] генералов. Доклад сошел хорошо (доклад на самом деле хороший), была ди скуссия. Потом были в ресторации…. Проводили меня до отеля".

В дневниковых записках много интересных бытовых и политических зарисовок. На пример, 28 мая: "На австрийской границе весьма невежливо спросили не собираюсь ли вести большевистскую пропаганду. В Вене, куда добирался в 9 ч. вечера неожидан но встретил проф[ессора] Мари на вокзале, повез к себе на квартиру ужинать…. Потом он же повез на гору (неразборчиво)1 над Веной, откуда видны ее огни, посидели с Мари ом, его женой и сотрудниками в каком то развеселом (неразборчиво). Потом в отель … уютный и почтенный".



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 34 |

Похожие работы:

«Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УПРАВЛЕНИЯ» АССОЦИАЦИЯ МОСКОВСКИХ ВУЗОВ МАТЕРИАЛЫ Всероссийской научно-практической конференции «ГОСУДАРСТВО, ВЛАСТЬ, УПРАВЛЕНИЕ И ПРАВО: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ» 2 ноября 2010 г. Москва 20 Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования...»

«№ 4 апрель 2009 Новости • Внутренний аудит ЗАО «УФС» на • соответствие стандарту PCI: PIN Security Requirements История банкоматов (продолжение) • Конференции и выставки—Май ‘09 • НАШИ ТЕХНОЛОГИИ ДЛЯ ВАШЕГО БИЗНЕСА № 4 Апрель 2009 Тот, кто справедливо указывает на мои ошибки, мой учитель; UFN-Review тот, кто справедливо указывает на мои Редакционная коллегия: правильные поступки, мой друг, Главный редактор: А. Ю. Бондаренко тот, кто мне льстит, мой враг. Председатель Сюнь-цзи Правления А. А....»

«ISSN 2412-9712 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 09 октября 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ: Международное...»

«Преосмисляне на кооперативната идея за един по-добър свят Доклад от конференция Подготвен от Карло Борзага и Джулия Галера The original document is in English and is available here. The authors of the document are grateful to Darina Zaimova Trakia University who translated the material and who is responsable of its content in Bulgarian language. Съдържание 1. Реализиране на кооперативния потенциал 2. Значимост на кооперативите 2.1. Уроците на историята 2.2. Размер на кооперативния сектор 2.3....»

«Сборник материалов Всероссийской дистанционной научно-исследовательской конференции для учащихся «Познать неизвестное» (Россия, г. Самара, 10 сентября 2014г.) Сборник материалов Всероссийской дистанционной научно-исследовательской конференции для учащихся «Познать неизвестное» г. Самара 10 сентября – 10 ноября 2014 г. Самара С 10 сентября 2014 года по 10 ноября 2014 года на педагогическом портале http://ped-znanie.ru прошла Всероссийская дистанционная научно-исследовательская конференция для...»

«Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Государственный военно-исторический музей-заповедник «Прохоровское поле» Философский факультет, Университет г. Ниш, Сербия КУЛЬТУРА. ПОЛИТИКА. ПОНИМАНИЕ Война и мир: 20-21 вв. – уроки прошлого или вызовы будущего Материалы III Международной научной конференции 23-25 апреля 2015 г. Белгород УДК 338.12.017(470) ББК...»

«T.G. Shevchenko Pridnestrovian State University Scientic and Research Laboratory «Nasledie» Pridnestrovian Branch of the Russian Academy of Natural Sciences THE GREAT PATRIOTIC WAR OF 1941–1945 IN THE HISTORICAL MEMORY OF PRIDNESTROVIE Tiraspol, Приднестровский государственный университет им. Т.Г. Шевченко Научно-исследовательская лаборатория «Наследие» Приднестровское отделение Российской академии естественных наук ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941–1945 гг. В ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ ПРИДНЕСТРОВЬЯ...»

«Заповедник «Херсонес Таврический» Институт религиоведения Ягеллонского университета Международный проект «МАТЕРИАЛЬНАЯ И ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА В МИРОВОМ ИСТОРИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ» ХVI Международная конференция по истории религии и религиоведению Севастополь 26-31 мая 2014 г. ВЕЛИКАЯ СХИЗМА. РЕЛИГИИ МИРА ДО И ПОСЛЕ РАЗДЕЛЕНИЯ ЦЕРКВЕЙ ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ И СООБЩЕНИЙ Севастополь Великая схизма. Религии мира до и после разделения церквей // Тезисы докладов и сообщений ХVI Международной конференции по истории...»

«Тезисы докладов участников Третьей республиканской студенческой научно-практической конференции «Культура и образование: история и современность, перспективы развития» Сыктывкар УДК 377 ББК 74.5 Тезисы докладов участников Третьей республиканской студенческой научнопрактической конференции «Культура и образование: история и современность, перспективы развития» (Республика Коми, Сыктывкар, 17 апреля 2014 г.). – Сыктывкар: ГПОУ РК «Колледж культуры», 2014. 173 с. Технический редактор: Гончаренко...»

«КАРЛ ХОЛЛ Центрально-европейский университет, Исторический факультет «НАДО МЕНЬШЕ ДУМАТЬ ОБ ОСНОВАХ»: КУРС ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ ФИЗИКИ ЛАНДАУ И ЛИФШИЦА В КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОМ КОНТЕКСТЕ1, Написание учебника непростое дело. Иосиф Сталин (1950) ВВЕДЕНИЕ В январе 1962 года в результате автомобильной катастрофы под Москвой известный физик-теоретик Лев Ландау оказался на грани между, жизнью и смертью. Спустя несколько недель после этого на страницах газеты «Известия» появилась статья под заголовком...»

«Д.И. Елканова, Д.А. Осипов, В.В. Романов, Е.В. Сорокина Основы индустрии гостеприимства Введение Туризм в настоящее время развивается очень стремительно. Именно туризм стал одним из доступных средств познания окружающего нас мира, его истории, достопримечательностей и культурного наследия. Туризм представляет собой один из видов услуг и принадлежит к быстро развивающимся отраслям экономики. В современной научной литературе существует много определений терминов «туризм» и «гостеприимство»....»

«Санкт-Петербургский центр по исследованию истории и культуры Скандинавских стран и Финляндии Кафедра истории Нового и Новейшего времени исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета Русская христианская гуманитарная академия Материалы Тринадцатой ежегодной международной научной конференции Санкт-Петербург St. Petersburg Scandinavian Center Saint Petersburg State Yniversity, Department of History The Russian Christian Academy for the Humanities Proceedings of the 13...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE Основные проблемы и тенденции развития в современной юриспруденции Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (10 октября 2015г.) г. Волгоград 2015 г. УДК 34(06) ББК 67я Основные проблемы и тенденции развития в современной юриспруденции/Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. г.Волгоград, 2015. 92 с....»

«Департамент образования Ивановской области Автономное учреждение «Институт развития образования Ивановской области»Россия в переломные периоды истории: научные проблемы и вопросы гражданско-патриотического воспитания молодежи К 400-летнему юбилею освобождения Москвы народным ополчением СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ Всероссийской научно-практической конференции с международным участием г. Иваново, 19-20 апреля 2012 года Иваново 201 ББК 63.0+74.200.585.4+74.2.6 Р 94 Россия в переломные периоды истории:...»

«Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение «Гимназия» Научно-исследовательская конференция младших школьников «Хочу всё знать» Информационно-исследовательский проект «Книга лучший подарок?» Авторы проекта: Кунту Ксения, Дмитриев Николай Лукконен Алина, Лукконен Максим Руководитель проекта: Алёшина Ирина Леонидовна г.Костомукша 2014г Содержание Введение.. Глава 1. История создания книги.. Глава 2. Исследование.. 2.1. Роль книги в нашей семье.. 2.2. Анализ и обработка данных...»

«Дмитриева Ольга Александровна ПРОБЛЕМАТИКА ВЫДЕЛЕНИЯ КОМПЕТЕНЦИЙ В ЛИНГВИСТИКЕ В статье рассматриваются проблемы выделения и описания типов компетенций в лингвистике. Автор приводит исторические сведения относительно зарождения концепции компетенций в структуре языковой личности, обзор существующих подходов как отечественных, так и зарубежных исследователей, работающих в таких направлениях гуманитарного знания как лингводидактика и лингвистика, дает определение нарративной компетенции,...»

«1. Радюкова Я.Ю., Смолина Е.Э. Эволюция монополий в России // Ученые записки ТРО ВЭОР Спецвыпуск / Издательство ТГУ им. Г.Р. Державина. Тамбов, 2002.2. Радюкова Я.Ю., Смолина Е.Э. Капиталистические монополии в России историческая справка 1915 года // Ученые записки ТРО ВЭОР Т.6, Вып. 2. – Издательство ТГУ им. Г.Р. Державина. Тамбов, 2002.3. Радюкова Я.Ю. Совершенствование методов государственного регулирования монополистической деятельности в России // Сборник научных трудов кафедры...»

«_ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ И ПРАВО: ВОПРОСЫ ИСТОРИИ, ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ Материалы Всероссийской научно-практической конференции студентов, аспирантов, магистрантов и соискателей 16-17 декабря 2014 года Великий Новгород _ Новгородский государственный университет имени Ярослава Мудрого Новгородский филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации Общероссийская общественная организация «Ассоциация юристов России» ГОСУДАРСТВЕННОЕ...»

«ИСТОРИЯ СТУДЕНЧЕСКОГО НАУЧНОГО ОБЩЕСТВА РОСТОВСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО МЕДИЦИНСКОГОУНИВЕРСИТЕТА Студенческое научное общество организация с 70-летней историей, объединяющая в молодёжные научные кружки кафедр университета студентов, активно занимающихся научно-исследовательской работой на кафедрах, в лабораториях и других подразделениях университета; школьников и абитуриентов, претендующих на поступление в РостГМУ, а также учащихся медицинских колледжей. На базе Варшавского университета,...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ УЧЕНЫЕ И ИДЕИ: СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ Тезисы докладов Международной научной конференции Москва 24–25 февраля 2015 Москва 2015 УДК 902/903 ББК 63. У91 Утверждено к печати Ученым советом ИА РАН Ответственные редакторы: д.и.н., чл.-корр. РАН П.Г. Гайдуков, д.и.н. И.В. Тункина Составители: к.и.н. С.В. Кузьминых, д.и.н. А.С. Смирнов, к.и.н. И.А. Сорокина Ученые и идеи: страницы истории археологического знания. ТезиУ91 сы докладов...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.