WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 19 |

«ВИЗАНТИЙСКИЙ ВРЕМЕННИК Том И З Д А Т Е Л Ь С Т В О „НАУКА МОСКВА ISSN 0136— Редколлегия: член-корреспондент АН СССР 3. В. УДАЛЬЦОВА (отв. редактор), действительный член Академии ...»

-- [ Страница 2 ] --

B. В. Бычков в докладе «Концепция образа в византийской эстетике VIII—IX вв.» проследил развитие теории образа в иконоборческий пе­ риод, остановившись на концепциях Иоанна Дамаскина, Феодора Студита, Никифора Константинопольского ж материалах Седьмого Вселен­ ского собора. Развернутая теория образа Иоанна Дамаскина складыва­ ется, как показал докладчик, из трех разделов: общей теории образа в ее онтологическом и гносеологическом аспектах, теории изображения и тео­ рии иконы. Седьмой Вселенский собор высоко оценил изображения, при­ равняв их по значимости к библейским текстам; на одно из первых мест он выдвинул нравственную значимость искусства; собор декларировал, что в изображении должна быть передана духовная сущность архетипа;

на первое место были выдвинуты две функции миметических (подража­ тельных) изображений — психологическая и догматическая. Феодор Сту­ дит, развивая идеи своих предшественников, во многом опирался на кон­ цепции неоплатоников и Псевдо-Дионисия Ареопагита. По Феодору, в изо­ бражении фиксируется визуализированная идея архетипа, или сущность вещи, данная в ее внешнем виде; она, по сути дела, — фотография неиз­ менного «видимого образа» архетипа, его онтологического облика. При этом в изображении «видимый образ» выявляется для зрителя лучше, чем в самом архетипе. У Феодора, по мнению В. В. Бычкова, дано теоретиче­ ское осмысление того, что в византийском искусстве искусствоведы обо­ значают понятием «иконографический тип». Феодор дает наиболее пол­ ное определение «миметического изображения». Никифор Константино­ польский разграничивает понятия описуемости и изобразимости, вводит ъ эстетику новую категорию «отношение изображения» для выявления сущности живописного образа, разрабатывает концепцию «подобия» для" миметического образа, обосновывает его преимущества перед образом сим­ волическим. В целом, заключает В. В. Бычков, в иконоборческий период окончательно сформировалась полная и многоаспектная теория живопис­ ного образа, составившая фундамент византийского и восточнохристианского искусства на многие века.

Л. Б. Милованова выступила с докладом «Некоторые вопросы иконо­ борческого движения по эпистолярным материалам VIII в.». Письма па­ триарха Германа подтверждают, по мнению докладчицы, традиционный вывод о том, что иконоборчество возникло в восточных провинциях Ви­ зантийской империи в 20-е годы VIII в. и отнюдь не представляло собой исключительно константинопольский феномен, как это склонны считать некоторые исследователи (К. Манго, Э. Арвейлер). Аргументация Гер­ мана в защиту икон показывает, что иконоборчество не являлось резуль­ татом чужеродных влияний; сам Герман неоднократно подчеркивает, что заблуждения иконоборцев происходят из ошибочного толкования отдель­ ных мест Священного писания и что, следовательно, разногласия возни­ кали внутри одного учения.

И. С. Чичуров в докладе «Традиция и новаторство в политической мысли Византии конца IX в.» рассмотрел один из интереснейших памят­ ников византийской политической мысли — «Поучительные главы», принадлежащие перу императора Василия I. Автор проанализировал те изменения в идеале императора, которые были им выявлены в выска­ зываниях Василия I по сравнению с более ранними византийскими «зерца­ лами», особенно с «Поучительными главами» Агапита. Докладчик убеди­ тельно показал, что «неизменность» византийских представлений о госу­ дарственной власти и об идеале императора лишь кажущаяся и вызвана весьма спорной молчаливой презумпцией континуитета и стабильности византийской идеологии, которая превалирует в зарубежной историогра­ фии.

Я. Н. Любарский выступил с докладом «Исторический герой в визан­ тийской хронографии IX—X вв.». Проследив эволюцию в характере и ме­ тодах изображения исторического героя в указанный период, докладчик констатировал, что по сравнению с «Хронографией» Феофана, где истори­ ческий герой практически не оказывает влияния на развитие действия, в хронографии X в. роль героя в историографических произведениях зна­ чительно увеличивается, а в сочинениях так называемого Продолжателя Феофана уже обнаруживается тенденция к превращению истории в се­ рию биографий. По убеждению докладчика, в основу научной истории ви­ зантийской историографии следует положить не параллельное развитие двух независимых жанров — истории и хронографии (по К. Крумбахеру), а эволюцию изображения исторического героя, композиции, изобразитель­ ных средств, связанную с развитием представлений о двигательных пру­ жинах истории.

С докладом «Характерные особенности литературы Никейской импе­ рии» выступил П. И. Жаворонков. Кратко охарактеризовав ряд изучен­ ных им разножанровых произведений эпохи Никейской империи, доклад­ чик показал, что при всем жанровом многообразии и различных стилисти­ ческих направлениях (народном и классическом) для литературы эпохи

Никейской империи были характерны прежде всего три особенности:

1) обостренное внимание к событиям общественной и политической жизни, 2) развитие индивидуалистических тенденций, 3) глубокий инте­ рес к античности, реставрация форм, идей и художественного мышления древних.

М. А. Поляковская в докладе «Жизнь и смерть в понимании Димит­ рия Кидониса» проанализировала трактат «О пренебрежении к смерти»

этого византийского писателя XIV в. в целях выявления его философской основы мировосприятия. Докладчица отметила индивидуальный подход Димитрия Кидониса к традиционной для средневековья теме о значимо-I сти для человека жизни и смерти: его трактат не содержит аскетических или эсхатологических настроений; определяя основные параметры челове­ ческой жизни, Кидонис не сводит ее к идеалу монашеского отшельниче­ ства, выделяя город в качестве идеала социума, а творческую деятель­ ность человека как смысл его существования.

В. С. Шандровская выступила с докладом «Применение печатей в ви­ зантийской практике по сообщениям письменных источников». Изучение письменных источников — договора русских с греками 945 г., «Книгп.

эпарха», писем Лиудпранда, «Эклоги», «Прохирона», Новелл Льва VI r «Пиры» и др., а также печатей, хранящихся в Эрмитаже и других кол­ лекциях, позволило докладчице констатировать, что опечатывание офи« циальных документов, частной корреспонденции и товаров имело в Ви­ зантии широкое распространение; наличие печати являлось свидетельст­ вом подлинности источника, придавало ему юридическую силу. В. С. Шанд­ ровская отметила, что печати при документах ведут свое происхождение от товарных пломб, которые использовались при опечатывании товаров в таможнях и на торговых складах; отсутствие в большинстве юридичес­ ких источников терминологических· различий в употреблении слова «пе­ чать» не позволяет уточнить, какие именно печати — прикладные или подвесные — имеются в виду в каждом отдельном случае. Особо останови­ лась докладчица на примерах юридической практики, приведенных в «Пи­ ре», — процедуре вскрытия завещаний, где фигурируют подвесные свин­ цовые печати как свидетелей, так и должностных лиц, связанных с судо­ производством и составляющих ведомство квестора. Перечень последних, подчеркнула В. С. Шандровская, важен для изучения некоторых сущест­ венных сторон юридической практики византийской дипломатики и адми-.

нистративного строя Византии.

Доклад «Знак сокращения как датирующий элемент надписей на ви-.

зантийских моливдовулах IX—X вв.» был прочитан И. В. Соколовой. Ис­ следование печатей VIII—IX вв. привело докладчицу к убеждению, что, одним из наиболее подвижных элементов надписи на них является знак сокращения, причем сравнение изменения его на печатях и монетах того же времени показало, что оно происходит параллельно. Это наблю­ дение позволило И. В. Соколовой попытаться датировать знак сокращения на печатях второй половины IX—X в., сравнивая печати с монетами· того же времени.

В центре доклада К. А. Осиновой «К проблеме условной собственностив Византии» стояла проблема византийской пронии; на основании некото-рых новых документов (фрагментов вновь открытого византийского по-, датного трактата) докладчица предложила более раннюю датировку воз-никновения этого института в Византии (X—XI вв.).

В докладе «Афанасий I и византийское общество: некоторые проблемы, взаимоотношений» Н. Д. Барабанов выступил с опровержением раепрост-раненного в историографии последних лет мнения о полной непопулярно-сти константинопольского патриарха Афанасия I в современном ему об­ ществе и об ожесточенном сопротивлении, которое оказывалось в церкви и в светском обществе его реформам. Детальное изучение данных нарра­ тивных источников и эпистолярного наследия патриарха позволяет, счи-.

тает докладчик, заключить, что база, на которую опирался Афанасий I в период двух своих патриархатов, была весьма значительной, причемнаиболее благоприятным было отношение к патриарху со стороны мона­ шества и народных масс.

В докладе Л. Т. Авюгушкиной сообщалось о том, что в Рукописном от-.

деле Библиотеки АН СССР имеется рукопись (0 № 7), которая датиру-.

ется последней четвертью XVI в. и содержит «Хронику» Михаила Глики, оканчивающуюся 1059 г. Текст этого списка дает довольно значительное разночтение по сравнению с текстом, изданным в 1836 г. И. Беккером в Боннском корпусе, а характер разночтений позволяет говорить о том, что список БАН содержит иную редакцию «Хроники» Михаила Глики.

2 Византийский временник, т. 46 1-7А. С. Козловым (Свердловск) был прочитан доклад «Основные на­ правления современного византиноведения в Австрии». Констатировав по преимуществу филологический и источниковедческий характер изысканий «Венской школы» византинистов, докладчик отметил возрастание там ис­ следований в области вспомогательных дисциплин (кодикология, сигиллография и т. п.); вместе с тем в австрийской византинистике отчетливо проявляются попытки проследить социальный фон зарождения и функцио­ нирования изучаемых памятников.

На заключительном пленарном заседании сессии были заслушаны до­ клады К. В. Хвостовой (Москва) «Современный контент-анализ и поздневизантийские нарративные источники (на материале византийской исто­ риографии XIII в.)», С. П. Карпова (Москва) «Из истории культуры Трапезундской империи. Георгий Амерутци» и И. П. Медведева (Ленин­ град) «К вопросу о солнечном культе в философии Плифона (по матери­ алам изучения плифонских.автографов Марганы)».

К. В. Хвостова рассмотрела некоторые вопросы философии истории у Григоры и Пахимера. В отличие от тех византинистов, которые счи­ тают, будто высказываемый в трудах· Григоры и Пахимера взгляд о воз­ можности предвидения будущего на основе знания о настоящем является всего лишь общим местом мировоззрения византийских историков, К. В. Хвостова полагает, что эти представления отражают сущностные, характерные черты восприятия византийскими историками действитель­ ности. Высказывая идею предвидения будущего, византийские историки, по мнению докладчицы, рассматривают общественное развитие как вероятностно-случайностный процесс. Используя свойственный той эпохе поня­ тийный аппарат, они в своеобразной форме выражают ту мысль, что слу­ чайное событие, с одной стороны, есть результат совпадения многих фак­ торов, а с другой — проявление необходимой тенденции. Но случайное не безгранично, существует поле возможностей, а именно набор добродете­ лей, которым должен располагать правитель (щедрость, благочестие и т. п.). У византийских историков можно обнаружить и идею вероятно­ сти происходящих событий. Это — судьба, вмешательство которой вносит неопределенность в деятельность людей и делает предвидение будущего лишь вероятным. Именно представления византийских историков о вероятностно-случайностном характере общественных явлений, отражая сущ­ ность их исторического мышления, могут быть использованы при нагляд­ ной репрезентации информации в соответствии с требованиями современ­ ной информатики.

С. П. Карпов попытался охарактеризовать некоторые типологические особенности формирования и развития культуры Трапезундской империи в XIII—XV вв. на основе анализа творчества видного трапезундского уче­ ного XV в., философа, математика, географа, поэта, ритора и государст­ венного деятеля Георгия Амерутци. В мировоззрении и политической ори­ ентации Амерутци, как показал докладчик, нашли свое яркое отражение противоречия той-сложной эпохи: отстаивая индивидуалистические кон­ цепции, придавая большое значение опытному знанию, а также глубокому изучению как платоновского, так и аристотелевского философского на­ следия, Амерутци разрабатывал многие проблемы, изучавшиеся итальян­ скими гуманистами тех лет; он прошел путь от латинофильства к анти­ униатству, от участия в создании антиосманской коалиции государств Ближнего Востока во главе с Трапезундской империей к прямому туркофильству. И в творчестве, и в самой личности Амерутци проявился, по мнению С. П. Карпова, кризис традиционной морали византийского об­ щества.

И. П. Медведев, полемизируя с итальянским ученым Э. Гареном и его последователями, привел новые данные, свидетельствующие о том, что нет оснований называть Плифона «пророком и верховным жрецом» соляристской идеологии в эпоху Ренессанса, а его религиозный культ — «платонизирующим солнечным культом». На основе изучения плифонских автографов, хранящихся в библиотеке св. Марка (Венеция), докладчик дришел к выводу, что Георгий Трапезундский, который говорил о пли-.

фонских гимнах солнцу и на свидетельства которого ссылаются Гарен и др., ошибочно приписал Плифону орфические и прокловские гимны к солнцу, переписанные Плифоном без указания источника в его извест­ ной рукописи Marcianus graecus 406. В докладе убедительно показано, что Георгий Трапезундский вполне мог иметь доступ к этой рукописи, когда она находилась в библиотеке кардинала Виссариона в Риме.

Прочитанные и обсужденные на XI сессии византинистов доклады, об­ мен мнениями специалистов по кардинальным и частным вопросам, свя­ занным с историей византийской культуры, ее отношениям с народами и государствами сопредельных стран, бесспорно, сыграют большую и пло­ дотворную роль в последующих исследованиях культуры Византии.

Р. А. Наследова

–  –  –

СТАТЬИ

3. В. УДАЛЬЦОВ!

РОЛЬ ГОРОДОВ И ГОРОДСКОЙ КУЛЬТУРЫ

В КУЛЬТУРНОМ РАЗВИТИИ РАННЕЙ ВИЗАНТИИ

Средневековое общество, как известно, представляло собой единый жи­ вой, развивающийся организм. Все стороны его социально-экономической л культурной жизни были не только тесно связаны между собой, но и взаимно обусловлены. Однако городам, как структурообразующей ячейке средневекового общества, в истории средневековья принадлежит особое, и притом, бесспорно, выдающееся, место.

Изучение истории средневековых городов связано с рассмотрением це­ лого ряда сложных теоретических проблем, таких, как типологические от­ личия городов в различных регионах мира, в частности в Западной Ев­ ропе, странах Средиземноморья, в Византии и на Руси, континуитет или дисконтинуитет в развитии средневековых городов, социальная структура населения городских центров и др.1 В советской и зарубежной византинистике проблема византийского города многие годы вызывает неослабе­ вающий интерес и порождает острую дискуссию2. Вне поля зрения ис­ следователей, однако, остается одна важная проблема — проблема специ­ фики городской культуры и ее роли во всей средневековой культуре в целом и в Византии в частности. В данной статье я коснусь вопроса о городской культуре в Византии на материале ранневизантийской эпохи.

Но сначала следует определить позицию в отношении спорных теорети­ ческих проблем истории городов в Византийской империи.

Изучая особенности эволюции феодализма в Византии, я уже останав­ ливалась на специфике византийского города и его месте в средневековом обществе. Основные выводы были таковы. В Западной Европе города городская экономика стали играть выдающуюся роль в общественной жизни преимущественно в XI—XV вв., в эпоху второго великого разделе­ ния труда — отделения города от деревни. Рост городов, центров ремесла и торговли, развитие товарно-денежных отношений были качественно но­ выми явлениями в феодальном обществе Западной Европы, оказавшими серьезное воздействие на его экономику, политический строй и духовную жизнь.

В отличие от Западной Европы в Византии кривая социально-эконо­ мической трансформации городов шла от расцвета на заре византийской

Левицкий Я. А. Города городское ремесло в Англии в X—XII вв. М.; Л,, 1960:

Котелъникова Л. А. Итальянское крестьянство и город XI—XIV вв. М.. 1967;

Стаж С. М. Экономическое и социальное развитие раннего города (Тулуза. XI— XIII вв.). Саратов, 1969; Кириллова A.A. Вопросы социальной и классовой борьбы в английских средневековых городах XIV в. М., 1969; Осипова Т. С. Ирландский город и экспансия Англии XII—XV вв. М., 1973; Средневековый город. Саратов, 1968—1983. Вып. I—VII; Корсунский А. Р. История Испании IX—XIII веков. М., 1976, с. 154—181; Сванидзе А. А. Средневековый город и рынок в Швеции (XIII—XV вв.). М., 1980.

О работах советских ученых, посвященных византийскому городу, см.: Удалъцоеа 3. В. Советское византиноведение за 50 лет. М., 1969, с. 195—215; Курба­ тов Г. Л. Ранневизантийский город (Антиохия в IV в.). Л., 1962; История Ви­ зантии. М., 1967, т. 1, с. 101—128.

• истории (IV—середина VII в.) через временное затухание их экономи­ ческой активности в период генезиса феодализма (середина VII—се­ редина IX в.) к новому подъему в IX—XII вв., сменившемуся окончатель­ ным упадком в последние два века существования империи. Подобное своеобразие исторического развития городов, на наш взгляд, является од­ ним из важнейших типологических отличий Византии от стран Западной Европы3. Для понимания городской культуры ранней Византии, естест­ венно, особое значение имеет характеристика специфики социально-эко­ номического развития византийских городов IV—середины VII в. При всей противоречивости и сложности этого развития, на наш взгляд, отли­ чительной его чертой является сохранение в эту эпоху крупных городов и интенсивной городской экономики.

В ранний период Византия изобиловала крупными городскими цент­ рами. Природные условия Византийской империи весьма благоприятст­ вовали процветанию городской экономики. Значительные запасы полез­ ных ископаемых, особенно железа, золота, меди, мрамора, стимулировали развитие горных промыслов, рост производства оружия, орудий труда для ремесла и сельского хозяйства, изготовление стекла, ювелирных изделий л различных предметов роскоши. По запасам полезных ископаемых Ви­ зантия была много богаче соседних стран. Настоящей кладовой золота, серебра, железа и меди были Балканские провинции и Малая Азия. Лишь олово и отчасти серебро в империю ввозились из Британии и Испании.

Египет снабжал Византию важнейшим материалом для письма — папи­ русом. Во многих областях Византии имелся превосходный строительный камень и мрамор, что способствовало расцвету каменного зодчества в го­ родских центрах империи.

В V—VI вв. славились своим богатством, красотой дворцов и храмов, блеском изысканной роскоши, утонченностью образа жизни Александрия в Египте, Антиохия в Сирии, Эдесса в Северной Месопотамии, Тир и Бей­ рут в Финикии. Переживали эпоху расцвета города Малой Азии — Эфес, Смирна, Никея, Никомидия, а в европейской части постепенно росли и богатели Фессалоника, Филиппополь и Коринф. Бурно развивалась и сто­ лица империи Константинополь. В ранневизантипский период Империя ромеев обгоняла Запад по уровню развития городского ремесла и тор­ говли. В это время произведения византийских мастеров оставались недо­ сягаемым эталоном для ремесленников многих стран.

Природные условия и географическое положение Византийской импе­ рии были благоприятны и для развития торговли, преимущественно мор­ ской4. Изрезанность береговой линии, обилие удобных гаваней и остро­ вов, господство над проливами, соединяющими Средиземное и Черное моря, способствовали как нельзя более развитию мореплавания и морской торговли. Все раннее средневековье, вплоть до XII в., Византия остава­ лась великой морской державой5. Ее экономические интересы во многом были связаны с транзитной морской торговлей. Византийские купцы, осо­ бенно сирийцы и египтяне, проникали в отдаленнейшие уголки ойкумены.

На востоке они торговали с такими сказочными в представлении европей­ цев странами, как Цейлон, Индия и Китай. На юге византийцы вели оживленный обмен с Африканским континентом, установив торговые связи с изобиловавшей золотом, слоновой костью и благовониями солнечУдалъцова 3. В., Осипова К. А. Отличительные черты феодальных отношений з Византии (Постановка проблемы). — ВВ, 1974, 36, с. 20—21; Удалъцова 3. В, К вопросу о генезисе феодализма в Византии. — ВО. М., 1971, с. 23—25; Она же.

Византия и Западная Европа: (Типологические наблюдения). — ВО. М., 1977, с. 21—37 (там же см. литературу вопроса).

Lowis A. P. Naval Power and Trade in the Mediterranean A. D. 500—1100. PrinceIon, 1951; Ahrweiler H. Fonctionnaires et bureaux maritimes Byzance. — REB, 1961, 19, p. 239—252; Antoniadis-Bibicou H. Recherches sur les douanes Byzance.

P., 1963.

Ahrweiler H. Byzance et Ja Mer. P., 1966; Antoniadis-Bibicou H. Etudes d'histoire maritime de Byzance. P.. 1966; Boulnois L. La route de la soie. P., 1963; Miller J.

The Spice Trade of the Roman Empire. 29 В. С. t, A. D. — 641. Oxford, 1969.

ной Эфиопией. На севере корабли византийских мореходов достигали островов Британии и берегов Скандинавии. В торговле же с Западом по Средиземному морю, несмотря на опасные нападения пиратских судов, византийцы долго сохраняли свою гегемонию. Фактории византийских купцов появляются в Неаполе, Равенне, Массилии (Марселе), Барселоне.

Возрастает торговля Византии со странами Причерноморья и Кавказа, особую роль при этом играет опорный пункт Византии в Крыму— Херсонес6. Византийские золотые солиды с изображением константино­ польских василевсов имели хождение во всех странах и играли роль между­ народной валюты. Никогда в последующее время византийская тор­ говля не достигала такого огромного размаха, как в период до арабского завоевания и отторжения от империи ее восточных провинций7. В VI в.

Косьма Индикоплов, купец и отважный мореплаватель, красочно описал путешествие в Аравию, Восточную Африку и на Цейлон.

В своей «Хри­ стианской топографии» он нарисовал картину оживленной торговли Ви­ зантии с Эфиопией (Аксум), островом Цейлон (Тапробана), Индией и:

далеким Китаем8. Связи Византии с Китаем подтверждает и другой пи­ сатель VI в. — Феофан Византиец, рассказавший о том, как два несторианских монаха вывезли в своих полых посохах из Китая грены шелко­ вичного червя, чем и положили начало производству шелка в Византии 9.

Ценнейшие описания экзотических стран Востока и Африки оставил для:

потомков ранневизантийский церковный писатель Филосторгий10.

В защите Византии от внешних врагов первостепенную роль сыграл военный флот. Строительство военных и торговых кораблей велось в круп­ ных прибрежных городах империи. Боевые галеры византийцев благодаря· техническим усовершенствованиям значительно превосходили военные' суда многих других средневековых государств. Разумеется, в жизни ранневизантийского города можно было наблюдать также черты упадка, яв­ ления, связанные с кризисом античного полиса и муниципальной собст­ венности11, но в целом экономическое развитие городов все еще шло по восходящей линии.

Итак, в то время как в Западной Европе многие античные городскиецентры в IV—VI вв.

приходили в упадок (исключение в известной мере составляли лишь отдельные области Италии, Южной Галлии и Восточной:

Испании), Византия на заре своей истории по праву могла называться· страной городов 12. Упадок городов в Византии, да и то временный, на­ ступает позже, на наш взгляд, с середины VII в. А этот вопрос, как из­ вестно, связан с не затухающей по сей день дискуссией о континуитете или дисконтинуитете в история византийского города. И в наше время во многих странах имеются как сторонники, так и противники обеих этих;

Якобсон А. Л. Раннесредневековый Херсонес. М.; Л., 1959".

Roug J. Recherches sur l'organisation du commerce maritime en Mditerrane sous l'Empire Romain. P., 1966; Jones A. H. M. The Later Roman Empire (284—602).

L., 1964, II.

The Cristian Topography of Cosmas Indicopleustes / Ed. E. 0. Winstedt. Cambridge, 1909; Пигулевская H. В. Византия на путях в Индию. M.; Л., 1951, с. 129—156;

Wolska W. La Topographie chrthienne de Cosmas Indicopleustes. P., 1962; Удальцова 3. В. Страничка из истории византийской культуры. Косьма Индикоплевст и его «Христианская топография». — ВДИ, 1977, № 1, с. 206—212; Кобищанов Ю. М, Северо-Восточная Африка в раняесредневековом мире. М., 1980.

Dindorf L. Historici Graeci Minores. Lipsiae, 1870, I, p. 446—449.

Philo storglus. Kirchengeschichte. 2 Aufl./Ed. I. Bidez. В., 1972; Удальцова 3. В.

Филосторгий — представитель еретической церковной историографии. — ВВ, 1983, 44, с. 3—17.

Курбатов Г. Л. Основные проблемы внутреннего развития византийского города в IV—VII вв. Л., 1971; Грохова В. Место Византии в типологии европейского феодализма. — ВВ, 1979, 40, с. 3—8.

Удальцова 3. В. Генезис и типология феодализма. — Средние века, 1971, 34, с. 13—38; Гутнова Е. В., Удальцова 3. В. Генезис феодализма в странах Ев­ ропы. — В кн.: XIII Международный конгресс исторических наук: Доклады кон­ гресса. М., 1973, т. 1, ч. 4, с. 5 и след.

теории 13. Византинисты и сегодня ведут споры о том, имел ли место в Ви· зантии континуитет позднеантичного и средневекового города, или между ними существовала цезура.

Иными словами, речь идет о том, был ли ви­ зантийский город прямым наследником и продолжателем традиций позд­ неантичного города или новым общественным организмом. Я являюсь сто­ ронницей теории дисконтинуитета византийского города и признаю нали­ чие цезуры в VII—середине IX в. между ранневизантийским и средневе­ ковым городом в империи. В решении этого спорного вопроса, однако, на мой взгляд, надо воздержаться от крайностей: не следует как преувели­ чивать степень упадка византийских городов в указанный период, так и отрицать его. Упадок византийских городов в эти столетия нашел выра­ жение в ухудшении техники массового ремесленного производства, осо­ бенно керамического, в сокращении монетного обращения и тесаврации золотой и серебряной монеты, в изменении организации ремесла и тор­ говли, развитии поместного ремесла и в замене крупных эргастириев мел­ ким ремесленным производством и.

Однако в Византии эти процессы, связанные с общей натурализацией хозяйства в период генезиса феодализма, имели специфические особенно­ сти. Прежде всего все более углубляется существенное различие в соци­ ально-экономическом и культурном развитии прибрежных городских цент­ ров и городов-крепостей, расположенных во внутренних областях империи.

Разумеется, резкий контраст в уровне развития прибрежных и внут­ ренних городов отнюдь не является спецификой экономической жизни Ви­ зантии, но имеет достаточно наглядные аналогии в судьбах городов Ита­ лии, Южной Франции и Восточной Испании15. Но сохранение античного наследия в крупных эллинизированных и романизированных морских пор­ тах Византии, естественно, имеет значительно большие масштабы и более длительную устойчивость, чем в каких-либо других европейских странах средневекового мира. В Византии той эпохи, бесспорно, сохранялись круп­ ные городские центры, унаследованные от позднеантичного времени, но наряду с ними росли и новые, средневековые города. Они возникали или на месте разрушенных и захиревших античных городов, или на вновь освоенных территориях, чаще — на морском побережье, реже — внутри страны. В VIII—X вв. постепенно менялся и внешний облик византий­ ского города. При сохранении в основном его стройной планировки, с пря­ мыми улицами, открытыми портиками, богатыми общественными здани­ ями, домами античного типа в два и три этажа, появляются и замкнутые, укрепленные жилища горожан, а архитектурной доминантой города все чаще становится христианская базилика16. Новейшие археологические от­ крытия в византийских городах, в частности в Херсонесе в Крыму, по­ зволяют проследить медленную трансформацию в планировке и застройке средневекового города по сравнению с античным 17.

Однако следует признать, что континуитет в развитии городов в Ви­ зантии обнаруживается более явно, чем в большинстве регионов Запад­ ной Европы. Даже в сравненнп с Италией, Южной Францией и ВосточСторонниками непрерывного развития городов в Византии являются: Ostrogorsky G. Byzantine Cities in the Early Middle Ages. — DOP, 1959, 13, p. 47—66;

Velkov V. Das Schicksal der antiken Stdte der Ostbalkanlnder. В., 1963; Сюзюмов M. Я. Византийский город (середина VII—середина IX в.). — ВВ, 1967, XXVII, с. 38—70; Он же. Роль городов-эмпориев в истории Византии. — ВВ, 1956,

VIII, с. 26—46 и др. Противниками теории континуитета городов выступают:

Kirsten. Die byzantinische Stadt. — In: Berichte zum XI. Intern. Byzant.-Kongress.

Mnchen, 1958, S. 19—48; Zakythinos D. Le despotat grec de More. P., 1932, vol. II, p. 169 sq. и др. Дискуссия по этой проблеме в советской историографии освещена в кн.: Удалъцова 3. В. Советское византиноведение за 50 лет, с. 200—215.

История Византии. М., 1967, т. 2, с. 23—33.

Корсунский А. Р. История Испании IX—XIII веков, с. 154—181.

!

Crisis Greek Town Building. Athens, 1965.

Романчук А. И. Слои VII—VIII вв. в портовом районе Херсонеса. — АДСВ, 1975, 11, с. 3—29; Сводный отчет о раскопках в Херсонесе см.: АДСВ, 1971, 7, с. 5—126.

ной Испанией позднеантичные города Византии доказали свою большую жизнеспособность как в сфере экономики, так и в сфере культуры. Дез­ урбанизация, происходившая в VII—середине IX в., ощущалась в Ви­ зантии слабее, чем на Западе; более того, византийские города, пережие известный упадок, раньше, чем города Западной Европы, вступили в по­ лосу экономического процветания. Новый подъем византийских городов^ начавшийся в X в., достиг своего апогея в XI—XII вв., причем охватил не только столицу, но и некоторые провинциальные городские центры18.

Каковы же были причины столь своеобразного развития городов в Ви­ зантии? Рождение средневекового города в империи происходило в иных, чем на Западе, условиях. Феодальные общественные отношения в визан* тийских городах складывались в обстановке более длительного изживания традиций античного полиса. Это имело свои как положительные, так и отрицательные последствия. Античное наследие, которое получила Визан­ тия от Поздней Римской империи, сперва послужило мощным стимулом расцвета городов и помогало в раннее средневековье сохранению их эко­ номического превосходства над городами Западной Европы. Воспринятые от поздней античности и в какой-то мере сохраненные в Византии тради­ ции ремесленного производства и его высокая техника, секреты и навыки мастерства ремесленников в этот период давали византийскому городу немаловажные преимущества по сравнению с городами других стран Ев­ ропы. Тормозящее же воздействие на развитие новых производственных отношений в городах оказывал применявшийся в значительно больших масштабах, чем на Западе, рабский труд19.

Другим важным фактором, оказавшим влияние на формирование сред­ невекового города в Византии, была государственная регламентация го­ родского ремесла и торговли. Это явление, столь характерное именно для средневековой Византии, сохранившей свою государственную централи­ зацию, имело позитивные и негативные стороны. Возникнув еще в ран­ ней Византии, оно достигло расцвета в X—XII вв. Покровительство торгово-ремесленным корпорациям со стороны сильного государства стимули­ ровало временный расцвет городского ремесла. Государственная под­ держка обеспечивала торговую монополию цехов, защиту ремесленных корпораций от конкуренции внецехового ремесла, обилие заказов импе­ раторского двора, армии, константинопольской знати, безопасность на до­ рогах и в городах империи20.

Государственная помощь, однако, покупалась дорогой ценой: цехи те­ ряли свою самостоятельность и попадали под строгий контроль централь­ ной власти.

До поры до времени выгоды, извлекаемые торгово-ремесленными корпорациями из подобного привилегированного положения, превы­ шали ущерб, наносимый их деятельности постоянной государственной ре­ гламентацией. Более того, эти привилегии даже давали византийским корпорациям немаловажные преимущества в сравнении с условиями, в ко­ торых рождались ремесленные цехи и купеческие гильдии других стран Европы.

East W. G. The Destruction of Cities in the Mediterranean Land. Oxford, 1971;

Гутнова. В., Удалъцова 3. В. К вопросу о типологии развитого феодализма в Западной Европе. — В кн.: Проблемы социально-экономических формаций. М., 1975, с. 107—123; Удалъцова 3. В. Проблемы типологии феодализма в Византии. — Там же, с. 144—152.

Hahn J. Freie Arbeit und Sklavenarbeit in der sptantiken Stadt. — Annales Universitatis Scientiarum Budapestinensis de Rolando Etvs nominale, Sectio Histo­ rien 1961, III, p. 37 sq.

Формы и методы государственной регламентации и внутренняя организация кор­ пораций подробно описаны в «Книге эпарха» (X в.). См.: Византийская «Книга эпарха» / Вступ. ст. и коммент. М. Я. Сюзюмова. М., 1962; Сюзюмов №. Я. Ремесло и торговля в Константинополе в начале X в. — ВВ, 1951. IV, с. И—41; Он же.

Предпринимательство в византийском городе. — АДСВ, 1966, 4, с. 2—30; История Византии, т. 2, с. 134—154; Иаследова Р. А. Ремесло и торговля Фессалоникиконца IX—начала X в. — ВВ, 1956, VIII, с. 77 и след.; ntoniadis-Bibicou ff.

Recherches sur les douanes Byzance; Guillou A. La civilisation byzantine. P..p. 243—316, bibliographie, p. 602—603.

Все же в раннее средневековье экономическое превосходство Византии над другими европейскими странами было бесспорным. Коренной перелом в поступательном экономическом развитии Византии наступил в XII в.

С конца этого столетия экономическое превосходство переходит, и притом окончательно, к государствам Западной Европы. И пожалуй, решающую роль в этом сыграли различия в судьбах византийских и западноев­ ропейских городов. Именно в XII в. пути общественного развития горо­ дов Византийской империи и Западной Европы окончательно разош­ лись21.

Другой важной типологической особенностью общественного развития Византии была совершенно исключительная роль столицы в экономичес­ кой, политической и культурной жизни империи. Византия была страной, где среди всех городов постепенно стал полностью доминировать самый могущественный и богатейший городской центр, столица государства Кон­ стантинополь 22. Возвышение Константинополя началось в ранней Визан­ тии и достигло своего апогея в VI в. в правление Юстиниана. Именно в это время Константинополь украсился великолепными дворцами и хра­ мами, а гавань Золотого Рога стала крупнейшим портом Средиземно­ морья 23. Столица империи оставалась очагом античной культуры, но и приобрела новые, религиозные функции, став резиденцией Константино­ польской патриархии, все более и более претендующей на главенство среди других патриархий православного мира. В ранней Византии Кон­ стантинополь представлял собой огромный хорошо укрепленный город с многочисленным населением (доходившим порой до 500 тыс. чел.) 24.

Особый политический и идеологический престиж столице империи прида­ вало и то, что она всегда оставалась местом пребывания имперского пра­ вительства, резиденцией императора и его двора, центром администра­ тивного управления византийским государством. Здесь сосредоточивались все ведомства центральной администрации с огромным штатом чиновни­ ков, притом высших рангов. И естественно, все это влекло за собой пре­ вращение Константинополя в главный идеологический центр империи, где формировалась политическая доктрина византийской государственности, вынашивались стратегические планы внешней и внутренней политики Ви­ зантии25. Разумеется, при этих условиях Константинополь не мог не стать, и действительно стал, главным средоточием византийской культуры и образованности, постепенно оттеснив на второй план другие города им­ перии.

Однако этот процесс был достаточно длительным, и в ранней Ви­ зантии в культурной жизни с Константинополем соперничали такие очаги древней культуры, как Александрия26, Антиохия27, Бейрут, Эфес, Смирна, Никея, Фессалоника, Коринф и Афины. Лишь в последующие столетия п История Византии, т. 2, с. 153—154; Удалъцова 3. В. Византия и Западная Ев­ ропа. — ВО. М., 1977, с. 31—33; Медведев И. П. Проблема мануфактуры в трудах классиков марксизма-ленинизма и вопрос о так называемой византийской ману­ фактуре. — В кн.: В. И. Ленин и проблемы истории. Л., 1970, с. 391—408.

Dagron G. Naissance d'une capitale. Constantinople et ses institutions de 330 451.

P., 1974.

Schnitze V. Altchristliche Stdte und Landschaften. I. Konstantinopel. Leipzig, 1913;

Uearsey J. The City of Constantine (324—1453) L., 1963; Talbot-Rice D. Constanti­ nople. From Byzantium to Istanbul. L., 1965; Maclagan M. The City of Constanti­ nople. L., 1968; Jacoby D. Constantinople. City on the Golden Horn. N. Y., 1969.

Janin R. Constantinople byzantine. P., 1965; Beck H.-G. Konstintinopel. Zur sozialgeschichte einer frhmittelalterlichen Hauptstadt. — BZ, 1965, 58, S. 11—45. О чис­ ленности населения Константинополя см.: Jacoby D. La population de Constanti­ nople l'poque byzantine. — BZ, 1961, 31; Jones A. H. M. Op. cit., II, p. 695 sq.;

Gnilland R. Etudes de topographie de Constantinople byzantine. Berlin; Amsterdam, 1969, I—IL Beck H.-G. Grostadt-Problem. Konstantinopel vom 4—6. Jahrhundert. — In: Studien zur Frhgeschichte Konstantinopels. Mnchen, 1973.

Об Александрии см.: Davis H. T. Alexandria, the Golden City. Evanson, 1957, I—II;

Schabart W. Alexandria. — RAC, I, S. 271—283; Johnson., West L. Byzantine Egypt.

Economic Studies. Princeton, 1949.

Об Антиохпп см.: Downey G. History of Antioch. Princeton, 1961.

культурное превосходство Константинополя стало неоспоримым, что на­ шло выражение в различных сферах культуры.

Современники прекрасно сознавали выдающуюся роль Константино­ поля в политической и культурной жизни Византийской империи. Неда­ ром его прославляли ранневизантийские риторы Гимерий и Фемистий,, а поэты Павел Силенциарий и Агафий воспевали красоту его храмов и дворцов. Действительно, этот «великий город» по своей роли в истории Византии и по своему значению в международной политике средневековья мог сравниться лишь с Римом28. И конечно, не с тем захолустным Ри­ мом, каким стал «Вечный город» в эпоху раннего средневековья, а с им­ ператорским Римом времен его расцвета. Ведь недаром до последних своих дней Константинополь сохранил гордое название «Нового Рима» 29.В Западной Европе не было в средние века города, подобного Константи­ нополю, — средневековые Париж, Лондон или Барселона не могли сопер­ ничать с ним.

Такое гипертрофированное развитие столицы империи, обусловленное сохранением в Византии централизованного государства, имело свои как положительные, так и отрицательные последствия для экономической, по­ литической и культурной жизни страны30. В сфере экономики, с одной стороны, оно стимулировало развитие ремесла и торговли (особенно тран­ зитной) в самом Константинополе 31 и его пригородах, но с другой — тор­ мозило экономический рост провинциальных центров. В сфере политики, идеологии и культуры оно давало мощные стимулы для блестящего подъ­ ема византийской цивилизации, но унифицировало и идейно подавляло культурное развитие провинциальных городов. Однако, повторяем, этот процесс был длительным и сложным, и, пожалуй, в сфере культуры со­ противление провинциальных центров нивелирующему воздействию куль­ турного влияния Константинополя в ранний период было особенно сильным.

В социальной структуре населения византийских городов также на­ блюдались существенные типологические отличия от стран Западной Ев­ ропы. На Западе, как известно, в эпоху классического средневековья кар­ динальным отличием социальной стратификации являлся сословно-корпоративный характер общества. В жизни средневековой Европы все большее значение приобретали сословные привилегии, в городах широкое рас­ пространение получили цеховые корпоративные организации.

В Византии на состав и характер господствующего класса оказали ре­ шающее влияние три основные типологические особенности социальноэкономического и политического развития общества. Важнейшая из них — наличие сильной государственной власти и гипертрофированная роль сто­ лицы империи. Это предопределяло чрезвычайно большое место, которое занимали константинопольская знать и высшее чиновничество в струк­ туре господствующего класса32. Вторая типологическая особенность — выдающаяся роль в жизни империи городов и товарно-денежных отношеDlger F. Die frhbyzantinische und byzantinisch beeinflusste Stadt (V—VIII.

Jh.). — 3, 1961, S. 107—139; Mayer R. Byzantion—Konstantinopolis—Istan­ bul. — Denkschriften der Akad. d. Wiss. Wien, Phil.-hist. Klasse, 1943, 73,3; Dow­ ney G. Constantinople in the age of Justinien. Oklahoma, 1960; О численности на­ селения Александрии, Антиохии и Константинополя см.: Beck H.-G. Konstantino­ pel, vom 4—6. Jahrhundert, S. 11—12.

Dolger F. Rom in der Gedankenwelt der Byzantiner. — In: Byzanz und die Euro­ pische Staatenwelt. Ettal, 1953, S. 70—115; Beck H.-G. Konstantinopel das neue Rom. — Gymnasium, 1964, 71, S. 166—174; Hunger H. Reich der Neuen Mitte. Graz, 1965; Ahrweiler H. Constantinople Second Rome. — In: Da Roma alla terza Roma.

Atti del I seminario internazionale di studi storici 21—23 april. 1981, p. 307—315.

Barker 1. Justinian and the Later Roman Empire.

Madison, 1966; Franzius Z. Hi­ story of Byzantine Empire..., 1967.

Gren E. Kleinasien und Ostbalkanen in der wirtschaftlichen Entwicklung der rmi­ schen Kaiserzeit. Uppsala; Leipzig, 1941, S. 161 f.

Beck H.-G. Das byzantinische Jahrtausend. Mnchen, 1978, S. 11—86; Karajannopulos J. Das Finanzwesen des frhbyzantinischen Staates. Mnchen, 1958.

ний — привела к тому, что Торгово-ремесленная верхушка византийских городов, в первую очередь Константинополя, также стала важной состав­ ной частью господствующего класса Византийской империи33. Купцы, вла­ дельцы ремесленных мастерских, навклеры (владельцы торговых кораб­ лей), однако, не играли первенствующей роли в управлении городов и находились в орбите политического влияния сената, высшей аристократии и чиновничества 34. Третья типологическая особенность — незавершенность развития вотчинно-сеньориального строя — обусловила относительную слабость византийской землевладельческой провинциальной знати35.

Еще одна характерная особенность господствующего класса в им­ перии — его нестабильность, отсутствие замкнутости византийской элиты.

В ряды константинопольской знати, да и знати других крупных город­ ских центров, нередко вливались выходцы из торгово-ремесленных кру­ гов и средних слоев общества. Разбогатевшие купцы, ростовщики, вла­ дельцы кораблей могли приобретать важные государственные должности.

Иными словами, в империи не существовало непроходимых сословных перегородок и наблюдалась постоянная динамика в составе господствую­ щего класса 36. Особенно изменчиво и нестабильно было население сто­ лицы — Константинополя, а оно, по словам Бека, как бы олицетворяло население всей империи 37.

Для нашей темы особенно большое значение имеет определение места образованной интеллигенции, духовной элиты в социальной стратификации византийского города. В ранней Византии духовная элита — получившие прекрасное классическое образование юристы, знатоки права и юриспру­ денции, врачи, писатели, грамматики и риторы, преподаватели высших и средних школ, поэты, историки, художники, архитекторы, — бесспорно, играла выдающуюся роль в культурной жизни городов, и особенно Кон­ стантинополя. Прокопий, рассказывая о населении столицы, перечисляет различные социальные группировки в определенном порядке, отводя им то место, какое они, по его мнению, занимали в обществе: сенаторы, ду­ ховенство, чиновничество, военные, риторы, философы, адвокаты, учи­ теля, торговцы, ремесленники, городская беднота, актеры 38.

Изучению социальной структуры Константинополя в ранневизантийский период уделяется много внимания в научной литературе, где, как мы увидим, не существует единства мнений. Г. Г. Бек делит население столицы на три больших социальных слоя: аристократия, средние слои и народные массы 39. Интеллигенция у него попадает в средние слои, к ко­ торым он относит владельцев эргастириев, средних землевладельцев, вра­ чей, преподавателей. Ж. Дагрон ограничивается делением населения только на две большие социальные группы — сенат и народ 40. Ф. Тиннефельд дает более дробное деление населения Константинополя, на 12 соBeck H.-G. Konstantinopel, S. 21—23; Lopez R. S, Silk Industry in the Byzantine Empire. — Speculum, 1945, XX, 1, p. 1—42; Idem. An Aristocracy of Money in the Early Middle Ages. — Speculum, 1953, XXVIII, 1, p. 1—43; Platon G. Les banquiers dans la lgislation de Justinien. P., 1912.

Beck H.-G. Senat und Volk von Konstantinopel: Problem der byzantinischen Ver­ fassungsgeschichte. — Bayer. Akademie der Wissensch., Pbil.-hist. Masse, Sit­ zungsberichte, 1966; Moss H. St. L. В. Byzanz, Geschichte und Kultur des ostr­ mischen Reiches. Mnchen, 1964; Guilland R. La noblesse byzantine. Remarques. — REB, 1966, XXIV; Seidler G. Soziale Ideen in Byzanz. В., 1960; Чекалова А..

Сенаторская аристократия Константинополя в первой половине VI в. — ВВ, 1972, 33.

Удалъцова 3. В. Византия и Западная Европа. — ВО. М., 1977, с. 38—46; Удальцова 3. В., Осипова К. А. Отличительные черты феодальных отношений в Визан­ тии. — ВВ, 1974, 36, с. 26—28; Вернер Э.

Византийский город в эпоху феодализма:

Типология и специфика. — ВВ, 1976, 37, с. 8—12.

Удалъцова 3. В. Проблемы типологии феодализма в Византии, с. 154—155.

Beck H.-G. Konstantinopel, S. 12.

–  –  –

Beck H.-G. Konstantinopel, S. 19—21.

Dagron G. Naissance d'une capitale, p. 119—205, 297—366.

циальных категорий: 1) сенаторская аристократия, 2) чиновники, 3) во­ енные, 4) клирики, 5) ученые, 6) врачи, 7) адвокаты, 8) архитекторы,

9) торговцы, 10) ремесленники, 11) лица без определенных занятий,

12) рабы41. Согласно новейшему исследованию советской византинистки Г. Е. Лебедевой, в ранневизантийском обществе можно наметить такие социальные слои: сенаторская аристократия, плебс, городские рабы 42.

Широкого деления придерживается также А. Джонс (сенаторы, торговоремесленные слои, представители свободных профессий) 43.

Большой интерес представляет попытка некоторых ученых выяснить материальное положение интеллигенции Константинополя. При наличии различных мнений исследователи единодушны в признании значительного имущественного расслоения внутри этого социального слоя. Среди кон­ стантинопольской интеллигенции, безусловно, были привилегированные группировки. К ним, в частности, принадлежали придворные врачи, близ­ кие ко двору, лечившие императора и его семью: это были богатые люди, которым был открыт доступ к высшим государственным чинам. Они не только освобождались от налогов, получали содержание от государства, но и брали плату за лечение 44. Архитекторы, строители, инженеры, стро­ ившие дворцы и храмы столицы, тоже были достаточно богаты. Врачи, архитекторы, ученые, по сведениям византийских авторов VI в., жили в отдельных домах 45. При этом, по подсчетам некоторых исследователей, частных домов в Константинополе было больше, чем в Риме, что, быть может, указывает на многочисленность состоятельных чиновников и ин­ теллигентов в новой столице империи46.

Весьма влиятельной прослойкой:

византийской интеллигенции были юристы, адвокаты, знатоки юриспру­ денции. Некоторые из них, по словам Прокопия, получали столь высокие гонорары, что располагали средствами для роскошной ЖИЗНИ 47. Препода­ ватели высших школ получали жалованье от государства и были осво­ бождены от налогов, муниципальных повинностей, военной службы и постоя солдат48. Им был открыт доступ в ряды чиновной аристократии.

Профессора университетов носили особую почетную одежду 49. Высшее об­ разование стоило дорого, и получить его могли лишь дети достаточно со­ стоятельных родителей.

Вместе с тем в Константинополе среди интеллигенции было немало лиц среднего и даже низкого достатка. Преподаватели начальных школ не имели жалованья от государства и жили на вознаграждение, полученное от родителей учеников; иногда их заработок не превышал заработка ря­ дового ремесленника 50. В городах, в частности и в Константинополе, было немало врачей, живших на скудные средства от частной врачебной прак­ тики. Эти социальные различия в среде византийской интеллигенции ка­ сались, видимо, всех свободных профессий51. То же, кстати сказать, ка­ сается и византийского духовенства. Низший клир по материальному по­ ложению приближался к бедным слоям населения. Но среди духовенства были л лица среднего и высшего достатка, которых сравнивают со сред­ ними слоями, динатами и архонтами52. При нестабильности византийской Tinnefeld F. Die frhbvzantinische Gesellschaft. Struktur — Gegenstze — Spannun­ gen. Mnchen, 1977, S. 23.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 19 |

Похожие работы:

«Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УПРАВЛЕНИЯ» АССОЦИАЦИЯ МОСКОВСКИХ ВУЗОВ МАТЕРИАЛЫ Всероссийской научно-практической конференции «ГОСУДАРСТВО, ВЛАСТЬ, УПРАВЛЕНИЕ И ПРАВО: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ» 2 ноября 2010 г. Посвящена 15-летию Института государственного управления и права ГУУ Москва 20 УДК 172(06) Г Редакционная коллегия Доктор исторических наук, профессор Н.А....»

«ЖУРНАЛ КОРПОРАТИВНЫЕ ФИНАНСЫ №4 2007 94 Обзор докладов Второй Международной конференции «Корпоративное управление и устойчивое развитие бизнеса: стратегические роли советов директоров». Блок «Корпоративная социальная ответственность» Алекс Сеттлз Десять лет назад нельзя было предположить, что популярность проблематики корпоративного управления достигнет в России сегодняшнего уровня. Академические исследователи и профессионалы-практики регулярно собираются за одним столом, чтобы обсудить...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Государственный Эрмитаж Санкт-Петербургский государственный музей-институт семьи Рерихов Музей истории гимназии К. И. Мая (Санкт-Петербург) при поддержке и участии Комитета по культуре Санкт-Петербурга Всемирного клуба петербуржцев Международного благотворительного фонда «Рериховское наследие» (Санкт-Петербург) Благотворительного фонда сохранения и развития культурных ценностей «Дельфис» (Москва) Санкт-Петербургского государственного института...»

«СТАВРОПОЛЬСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ДУХОВНАЯ СЕМИНАРИЯ А ктуальные вопросы истории христианства на Северном Кавказе Материалы V Международных Свято-Игнатиевских чтений г. Ставрополь, 14 мая 2013 г. Издательский центр СтПДС УДК 27-9 ББК -3*63.3(235.7) А43 Издано по благословению Высокопреосвященнейшего Кирилла, митрополита Ставропольского и Невинномысского Редколлегия: игумен Алексий (Смирнов), кандидат философских наук, проректор по учебной работе Ставропольской Православной Духовной Семинарии;...»

«© Лига событий, 2012г. История компании «Лига событий» Уникальность организации Агентство «Лига событий» до 2011 года входило в состав компании «Наша Лига» и являлось организатором всех самых значимых и масштабных проектов компании. С 2011 года компания «Лига событий» существует как самостоятельная бизнес единица и юридическое лицо. Агентство «Лига событий» объединило в себе опыт и навыки профессиональных менеджеров и руководителей, позволяя делать более качественные и знаковые мероприятия. За...»

«ГОДОВОЙ ОТЧЕТ ОТкрыТОГО акциОнЕрнОГО ОбщЕсТВа «ДальнЕВОсТОЧнОЕ мОрскОЕ парОхОДсТВО» пО иТОГам рабОТы за 2010 ГОД Оглавление 1. ОснОВныЕ сВЕДЕниЯ Об ОбщЕсТВЕ 1.1. История создания и развития Общества 1.2. Основные события Общества в 2010 году 1.3. Данные о фирменном наименовании и государственной регистрации Общества.1.4. Филиалы Общества 1.5. Дочерние, зависимые и иные общества, в уставных капиталах которых участвует ОАО «ДВМП» 1.6. Положение Общества в отрасли 1.7. Конкурентное окружение 1.8....»

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Историко-архивный институт Высшая школа источниковедения, вспомогательных и специальных исторических дисциплин XXVII международная научная конференция К 85-летию Историко-архивного института К 75-летию кафедры вспомогательных исторических дисциплин ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ДИСЦИПЛИНЫ И ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ: СОВРЕМЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Москва,...»

«Сергей Егорович Михеенков Армия, которую предали. Трагедия 33й армии генерала М. Г. Ефремова. 1941–1942 Серия «На линии фронта. Правда о войне» Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=604525 Армия, которую предали. Трагедия 33-й армии генерала М. Г. Ефремова. 1941–1942: Центрполиграф; Москва; 2010 ISBN 978-5-9524-4865-0 Аннотация Трагедия 33-й армии все еще покрыта завесой мрачных тайн и недомолвок. Командарм М. Г. Ефремов не стал маршалом Победы, он погиб...»

«Государственное управление. Электронный вестник Выпуск № 49. Апрель 2015 г. Р е це нз и и, р е фе р а т ы, о б з о р ы Лагно А.Р. Обзор XIX Международной конференции «SCIENCE ONLINE: электронные информационные ресурсы для науки и образования» Лагно Анна Романовна — кандидат исторических наук, ответственный редактор сетевого научного журнала «Государственное управление. Электронный вестник», факультет государственного управления, МГУ имени М.В. Ломоносова, Москва, РФ. E-mail: Lagno@spa.msu.ru...»

«АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН ИНСТИТУТ ТАТАРСКОЙ ЭНЦИКЛОПЕДИИ ИСТОРИЯ РОССИИ И ТАТАРСТАНА: ПРОБЛЕМЫ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИХ И НАУКОВЕДЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Сборник статей итоговой научно-практической конференции научных сотрудников Института Татарской энциклопедии АН РТ (Казань, ГУ «ИТЭ АН РТ», 3–4 июня 2013 г.) Казань–20 УДК 94 (47) ББК 63.3 (2) И Рекомендовано к изданию Ученым советом Института Татарской энциклопедии АН РТ Редакционная коллегия: докт. ист. наук, проф. Р.М. Валеев; докт. ист....»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. М. В. ЛОМОНОСОВА ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ II Международная конференция молодых исследователей «Текстология и историколитературный процесс» Сборник статей Москва ОТ РЕДАКТОРОВ Второй выпуск сборника «Текстология и историко-литературный процесс» составлен из статей участников одноименной конференции, прошедшей на филологическом факультете МГУ им. М. В. Ломоносова 21—22 марта 2013 г. Тематически сборник посвящен главным образом вопросам истории и...»

«Часть IV. Наука и инновации в современном мире и изменения социальных ценностей ЧАСТЬ IV. НАУКА И ИННОВАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ И ИЗМЕНЕНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ЦЕННОСТЕЙ Скобликова Татьяна Владимировна Скриплева Елена Викторовна НАУЧНО-МЕТОДИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КУРСКОГО ОБЛАСТНОГО СОВЕТА СДСО «БУРЕВЕСТНИК» Ключевые слова: научно-методические конференции, физическое воспитание, спорт, научно-методические разработки, СДСО «Буревестник». Монография посвящена истории СДСО «Буревестник» Курской области. В ней...»

««Исижзия пзедджв всегда любжпыина для ижгж, диж джсижин иееиь Оиечесивж». Н. Кар а м з и н. О ВОЙНЕ НАПИСАНО НЕ ВСЕ. Материалы историко-краеведческой конференции Центральная городская библиотека Вилючинск 2005 год – юбилейный. Это год 60-летия Победы нашего народа в Великой Отечественной войне и 60-летия окончания Второй мировой войны, последней операцией которой был Курильский десант. 26 октября 2005 года в Центральной городской библиотеке г. Вилючинска состоялась историко-краеведческая...»

«ISSN 2412-9712 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 09 ноября 2015 г. СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ: Международное...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ФГБОУ ВПО Московский государственный университет технологий и управления имени К.Г. Разумовского Студенческое научное сообщество Московский студенческий центр СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ Четвертой студенческой научно-практической конференции «Молодежь, наука, стратегия 2020» Всероссийского форума молодых ученых и студентов «Дни студенческой науки» г. Москва 2012 г. Сборник научных статей / Материалы четвертой студенческой научно-практической конференции «Молодежь,...»

«АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО «TRAMWAYS D` ASTRAKAHAN» (ОБЩЕСТВО АСТРАХАНСКИХ РЕЛЬСОВЫХ ПУТЕЙ) 1896-1918 гг. Е.С. БЕЛЯЕВА АОГУ «Государственный архив Астраханской области», г. Астрахань, Ведущий архивист отдела научной информации и обслуживания пользователей АФ РФ и обеспечения работы НСБ АОГУ «ГААО» Статья опубликована в сборнике материалов первой межрегиональной историко-архивной научной конференции «Солосинские чтения» (Беляева Е.С. Акционерное общество TRAMWAYS D` (Общество Астраханских ASTRAKAHAN...»

«7.2. ИСТОРИя СТАНОВЛЕНИя ПРИРОДООХРАННЫХ ОРгАНОВ ТАТАРСТАНА: 25 ЛЕТ НА СЛУЖБЕ ОХРАНЫ ПРИРОДЫ ТАТАРСТАНА Глобальное создание общенациональных государственных структур (агентств, министерств, советов и т.п.) в развитых странах характерно для 70-80-х гг. ХХ в. Толчком для этого послужили первые международные усилия в области охраны окружающей среды. В результирующих документах Первой международной конференции по окружающей среде и развитию, созванной Организацией Объединенных Наций в Стокгольме...»

«Библиография научных печатных работ А.Е. Коньшина 1990 год Коньшин А.Е. Некоторые проблемы комизации школы 1. государственных учреждений в 1920-30-е годы // Проблемы функционирования коми-пермяцкого языка в современных условиях.Материалы научно-практической конференции в г. Кудымкаре. Кудымкар: Коми-Перм. кн. изд., 1990. С. 22-37.2. Коньшин А.Е. Мероприятия окружной партийной организации по становлению системы народного образования в Пермяцком крае в первые годы Советской власти // Коми...»

«Святец Ю.А. Исторический источник: современная научная категория или архаизм / Ю.А. Святец // Крыніцазнаўства і спецыяльныя гістарычныя дысцыпліны : навук. зб. Вып. 6 / рэдкал. : С. М. Ходзін (адк. рэд.) [і інш.]. — Мінск : БДУ, 2011. — C. 41–55. Ю. А. СВЯТЕЦ ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК: СОВРЕМЕННАЯ НАУЧНАЯ КАТЕГОРИЯ ИЛИ АРХАИЗМ? Постановка данного вопроса является результатом наблюдений за современными исследованиями в истории, когда наряду с произведениями, в которых культ исторических источников...»

«Современные тенденции в антропологических исследованиях Рубрика «Форум» — Тема первого «Форума» — основные тенденцентральная в нашем ции в антропологических исследованиях журнале, поскольку его последнего времени. Ее выбор обусловлен главной целью является тем, что в последние десятилетия социобмен идеями между представителями разных альные науки переживают существенные научных дисциплин: изменения. Меняется исследовательское антропологами, историками, пространство, тематика исследований,...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.