WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |

«Individual – Society – Army – War ХХIV Military Science Conference On October, 25rd, 2009 Ekaterinburg Гуманитарный университет Центр военных и военно-исторических исследований ...»

-- [ Страница 6 ] --

Чтобы возвысить их над другими, может быть, не менее знаковыми фигурами, были задействованы едва ли не самые эффективные виды искусства. Например, кино, которое В.И.Ленин не случайно называл «важнейшим из искусств». Синтетический вид, объединяющий в единое целое зрительные, а с 1930-х годов и звуковые образы, создает иллюзию правдоподобия. Недаром «Чапаева»

(1934) И.Сталин считал лучшим фильмом советской кинематографии и посмотрел его более тридцати раз. Впрочем, успех киноленты братьев Васильевых был вполне заслуженным. Американцы в 1935 году назвали «Чапаева» «лучшим фильмом на иностранном языке», а киноведы мира в 1978 году включили его в число ста лучших фильмов всех времен и народов.

Не благодаря роману Д.Фурманова, а фактически благодаря оригинальному шедевру братьев Васильевых и гениальной игре Б.Бабочкина, Василий Иванович и его соратники обрели если и не бессмертие, то долгую жизнь в искусстве, в том числе и народном.

Фильм стал не только источником бесчисленных добродушных анекдотов о легендарном комдиве, но в 1930-е и последующие годы важным инструментом в пропагандистской работе. Чванливому царскому офицеру был противопоставлен командир новой формации. «Я, – говорит кинематографический комдив, – тебе командир в бою, а в остальное время я тебе товарищ. Пришел, видишь, я ем щи, садись и ты ешь, я пью чай, и ты садись пить» (пересказываю по памяти, но суть передаю верно). Знаменитый чапаевский урок военной тактики с картофелинами из чугунка стал для многих едва ли не образным воплощением народной военно-тактической смекалки командиров Красной Армии. Наконец, целым рядом талантливых сцен фильм убедил зрителей в справедливости победы Красной армии в Гражданской войне.

Так, одной из кульминационных сцен кинопроизведения является «психическая атака» каппелевцев. В действительности, как свидетельствуют историки, части Чапаева и В.О.Каппеля в боях не встрачались.

Да и внешний вид кинематографического противника:

черный мундир с аксельбантами, знамя с черепом и костями – все это атрибуты другого участника белого движения, дивизии Маркова. Однако черный цвет в народном символическом языке – цвет смерти, ну а знамя с черепом, которое первым появляется в кадре, исключает возможность иного толкования7.

Оппозиция «красные» – это жизнь, а «белые» (кстати, в символическом языке тоже цвет траура) – это смерть не раз будет звучать и в репликах героев. О хорошей жизни после войны размышляет в разговоре с Петькой В.И.Чапаев, или на вопрос мальчика в эпизоде «Дядь, за что люди на смерть идут?» его собеседник, уральский казак, брата которого запороли до смерти «белые», отвечает: «За что? Ясно за что — за жизнь. Каждому хорошей жизни хочется», и т.д.

Хотя даже современная пресса без каких-либо оговорок вспоминает об оглушительном успехе фильма «Щорс» (1939), признаюсь, я этот фильм вспоминаю с трудом. Фантастического успеха «Чапаева» он не повторил, хотя работали над ним в высшей степени талантливые люди. Сценаристом и режиссером выступил А.Довженко, а роль Н.Щорса после многочисленных проб досталась Е.Самойлову.

Гораздо счастливее сложилась судьба песни о Н.Щорсе «Шел отряд по берегу…» (1936). Стихи к ней написал Михаил Голодный, однако, положенные на музыку композитором Иваном Шишовым, интереса они не вызвали. Тогда поэт предложил свой текст М.Блантеру, в творческом союзе с которым уже написал получившую всенародную известность песню «Матрос Железняк».

Новую работу двух талантливых авторов ждал такой же успех.

Одну из причин его я, фольклорист, вижу в творческом использовании поэтом и композитором традиций маршевых песен времен Гражданской войны. Тогда, в трагические для нашей национальной истории годы, когда политические амбиции и борьба за власть разделили единый народ на враждебные лагеря, группы и группочки, мирным гражданам, оказавшимся в районе боевых действий, жизненно важно было знать, чьи части приближаются к их селу или городку.

«Мы, красные солдаты, // За бедный люд стоим…» – заявляла о себе Красная Армия.

«…А красные отступали, // А белые шли вперед…», – повторяли в рефрене своей песни бойцы Добровольческой армии.

В середине 1930-х годов нужда в таком предупреждении уже отпала и информативная функция превратилась в поэтический прием, словно переносивший слушателя и исполнителя в недавнее прошлое:

«Хлопцы, чьи вы будете, Кто вас в бой ведет?

Кто под красным знаменем Раненый идет?» – «Мы сыны батрацкие, Мы за новый мир.

Щорс идет под знаменем – Красный командир… Авторская по происхождению, эта песня настолько прочно вошла в народный репертуар советской эпохи, что вполне может называться народной, фольклорной, поскольку отражает надежды народа на кардинальные перемены в своем положении, за которые было пролито столько крови на фронтах Гражданской войны.

Что касается народных песен о легендарном начдиве, то исследователи также отмечают их многочисленность. Некоторые, вроде песни «Ах, поля вы, поля…»8 являются перетекстовками популярных действительно народных песен, иные вызывают сомнение в своей народности9.

Полагаю, что появление сомнительных произведений «народного творчества» отражает общую тенденцию тогдашней партии власти поставить все под свой контроль, не считаясь при этом с законами развития искусства. В результате определенное распространение получили антиисторические представления о «расцвете» в новых политико-экономических условиях даже старых традиционных жанров. Особенно наглядно это проявилось в так называемых «новинах», неудачной попытке втиснуть в традиционные формы былевого эпоса новое содержание.

Так, представитель знаменитой династии сказителей Рябининых П.И.Рябинин-Андреев, безусловный знаток традиции и талантливый исполнитель классических произведений русского народного эпоса, сочинил «Былину о Сталине»:

Как из той Москвы да белокаменной, А из-за тех кремлёвских стен высоких Отправляется дородный добрый молодец, Молодой Иосиф да Виссарионович… А куды ему ехать, куды путь держать?

«Если ехать мне да на южную сторонушку, Так надежный у нас там атаманушка, Молодой Клементий да Ефремович Со своей ли он да армией великою… Если ехать мне во западну сторонушку, Так надежный есть у нас там атаманушка, Молодой Семен там с сотней буденовской, Со своей ли он конницей великою… 10

Красноармейский фольклор. № 38. Основой ее является старинная

казачья походная песня, начинающаяся теми же словами (См.: Фольклор семиреченских казаков. Ч. I. № 5; Варавва. № 108; Народное творчество Дона. № 53; Багизбаева М. М. Фольклор семиреченских казаков. Ч. 2.

Алма-Ата: «Бектеп», 1979. № 13).

Так подозрение в своей народности вызывает песня «Хоронили 9.

Щорса» (…Небо затянули великаны-тучи…», впервые опубликованная в мартовском номере «Комсомольской правды» за 1935 год (Красноармейский фольклор. № 40).

Есть в ней и такие слова:

…Задрожало поле, загремели пушки… Хоронили Щорса на лесной опушке… Вряд ли бойцы-богунцы не знали, что любимого командира по неизвестной до сих пор причине похоронили не на Украине, где он родился, жил и сражался, а далеко на Волге, в городе Самаре.

Былины П.И.Рябинина. Петрозаводск, 1940. С. 109.

Между тем, там, куда новая власть действительно вкладывала и силы, и средства, новые мотивы и сюжеты рождались сами собой.

Так, безусловным вниманием партии и правительства в 1930 годы пользовались силовые структуры. В кинематографе тех лет лучшие российские актеры Е.Самойлов, К.Симонов и др.

создали привлекательные образы офицеров Красной Армии, а бывший луганский слесарь К.Ворошилов, сменивший на посту военного министра М.В.Фрунзе, благодаря удачной пропагандистской работе вообще превратился в секс-символ 1930-х годов:

Моя милая подруга, посмотри на милого:

Брови черные густые, как у Ворошилова.

У моего дорогого, у моего милого Рубаха бела, чуб налево, как у Ворошилова! 11 Большое внимание в центре и на местах уделялось просветительской работе в войсках12.

Армия тех лет, действительно, открывала перед молодым человеком определенные перспективы не только в образовании, но и в карьерном росте, поэтому служить молодые люди тех лет в большинстве своем шли охотно:

Не за веру и царя воевать охочи мы – За свободу, за поля, за крестьян с рабочими.

–  –  –

Высокий престиж Красной Армии признавался и теми, кто оставался ждать дома призванных в нее юношей:

Поиграй, милый, в гитару, струночки крученые.

Из Красной Армии приходят грамотны, ученые.

Я не буду любить забракованного, Я солдата буду ждать образованного.

Уезжает мой речистый – Выхожу на речку.

Провожаю трактористом – Лейтенантом встречу13 Частушки в записи советского времени. М.- Л., 1965. № 6903, 7858 (Памятники русского фольклора).

Жарков В.В. Культурно-просветительная работа в Красной Армии в межвоенный период // http://vestnik.yspu.org/releases/novye_ Issledovaniy/32_4/ Красноармейский песенник. Харьков, 1923. С. 4; Красноармейский фольклор; Частушки в записях советского времени.

Однако, эти изменения народного духа казались власти слишком медленными и непредсказуемыми. Ведь наряду с позитивными произведениями коллективное бессознательное могло породить тексты с критическим отношением к современным событиям. Репрессивные меры здесь были малоэффективны. Фольклор неподцензурен в самой своей сути. Недаром говорят: на каждый роток не накинешь платок. Решение опять подсказал опыт Гражданской войны.

Тогда, в трудное для Советской Республики время власть постаралась максимально мобилизовать творческий потенциал масс, в том числе и поэтический. Присылайте «все песни, поющиеся в частях, русские и украинские, оригинальные или являющиеся переделкой старых песен, маршевые (походные), хоровые, плясовые».

«…Ни одно присланное в редакцию стихотворение не останется без просмотра, и ни одно сопровождающее стихи письмо не останется без ответа…»14. Однако, чем ближе 1930-е годы, тем самодеятельных песен в красноармейских песенниках становится все меньше и, наконец, в десятилетие, предшествующее Великой Отечественной войне, для исполнения военнослужащим рекомендуются почти исключительно авторские песни.

Самих авторов, поэтов и музыкантов, тоже поставили под контроль. Постановлением ЦК ВКП(б) от 23 апреля 1932 года были учреждены, а вскоре и реально организованы Союзы писателей, композиторов, художников и представителей иных творческих профессий. Главная задача этих организаций – осуществлять партийно-государственный контроль в той области искусства, которую представлял данный союз. Усилиями подконтрольных своим союзам творческих работников в недрах профессионального искусства рождается советская массовая песня, которая, в том числе, должна была вытеснить из народного репертуара самодеятельные произведения.

Для пропаганды музыкально-поэтических произведений военно-патриотической тематики в 1928 году А.Александровым организуется музыкальный ансамбль Красной Армии. В 1935 году газета «Правда» объявляет конкурс на лучшую советскую песню. Участниками конкурса были и уже упомянутые мною песни «Партизан Железняк», «Песня о Щорсе», однако решением жюри, опубликованным в «Правде» (29.03.1936), победителями были названы не они, а «Часовой» Ф.Сабо, «Красноармейская» З.Левиной, «Конноармейская» Н.Леви, «Песня былых походов» З.Компанейца.

Однако коллективное бессознательное с мнением авторитетного жюри не согласилось, и в народный репертуар вошли совершенно другие произведения: «Партизан Железняк», «Песня о Каховке»

Правила для товарищей поэтов // Красная газета, орган Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, 22 февр. 1918 г.; Красное знамя, орган Реввоенсовета 14 армии, 12 авг., 1920 г.

М.Светлова и И.Дунаевского, «Орленок» Я.Шведова и В.Белого, «Полюшко-поле» В.Гусева и Л.Книппера, «Три танкиста» Б.Ласкина и братьев Покрасс, «Тачанка» М.Рудермана и К.Листова, «Катюша»

М.Исаковского и М.Блантера, «Любимый город» Е.Долматовского и Н.Богословского. Эти и многие другие произведения составили золотой фонд массовой советской песни 1930-х годов.

К рубежу 1920-х – 30-х годов исследователи готовы отнести и появление так называемых «оборонных» песен15. Конечно, при желании можно отнести к этой подгруппе массовых советских песен и сочиненный еще в далеком 1920-м году П.Германом и Ю.Хайтом «Авиамарш» («Все выше…»), и знаменитую до сих пор песню о трех танкистах, и другие. Но все же историю «оборонных» песен я начал бы со встречи К.Ворошилова с братьями Покрасс и В.ЛебедевымКумачом в начале 1938 года, когда военный нарком прямо спросил авторов: «А если завтра война, что у нас есть на этот случай?»16.

Авторы откликнулись на «соцзаказ» наркома песней «Если завтра война…», где не столько от своего имени, сколько от имени власти и армии утверждали, что «…мы к походу сегодня готовы».

Песня эта, при определенных эстетических достоинствах, прежде всего, носила пропагандистский характер и именно в этом качестве, в первую очередь, использовалась. Уже 6 февраля 1938 года ее разучивали по радио, была выпущена пластинка с исполнением этой песни ансамблем А.Александрова, текст песни, а также ноты миллионными тиражами печатались в виде листовок и включались в сборники. Наконец, песня прозвучала в фильме с тем же названием, который вышел все в том же 1938 году.

Массированная атака на слушателя возымела свое действие.

«Не было мальчугана, который бы ее не знал, не было дома, в котором ее не пели бы…», – писал исследователь творчества В.ЛебедеваКумача М.Чарский. Произведение стало классикой жанра, а сама разновидность этих массовых советских песен получила достаточно широкое распространение. Их сочиняли достаточно известные поэты17 и совсем неизвестные авторы, создавали в столице и провинции18, на русском языке и языках других народов огромной России19, по «соцзаказу» и по зову сердца.

Очерки русского народно-поэтического творчества Советской эпохи. М., Л. 1952. С. 172–173.

Цит. по кн.: Бирюков Ю.Е. Всегда на страже: Рассказы о песнях. М.,

1988. С. 98.

Так достаточно известный в довоенные и военные годы поэт Иосиф Уткин (1903–1944) вместе с московскими композиторами написал целый альбом оборонных песен.

Оборонные песни: Сб. архангельских композиторов. Архангельск,

1941. 30 с.

В 1938 г. в Чебоксарах был объявлен конкурс на лучшую оборонную песню на стихи чувашских поэтов. Сразу две награды на нем получил молодой композитор Федор Васильев, однако популярности его произведения не приобрели.

Отношение к этим в значительной степени агитационным произведениям, стремившимся вселить уверенность в превосходстве Красной Армии, было неоднозначным. «Это было между финской войной и Отечественной, – вспоминал бывший студент ИФЛИ В.Кардин. – Мы учились в Институте истории, философии и литературы. Допоздна спорили в общежитии... Да и поводов хватало.

С Карельского перешейка пришли не все. А тех, что пришли – с почерневшими от стужи лицами, с шершавыми пятнами обморожeния, – расспрашивали часами. Их рассказы осели памятью о ранней смерти, отваге, о войне, такой далекой от лирико-оборонных песен, распиравших репродyкторы»20. Однако полагаю, без этих мало кому теперь известных произведений, «распиравших тогда репродукторы», не было бы и гениальной «Священной войны».

Между тем, оборонная тематика оказывала влияние и на смежные жанры.

Так куплеты мирного «Спортивного марша» из популярного фильма «Вратарь» (1936) (В.Лебедев-Кумач и И.Дунаевский) иногда просто насыщены военной терминологией:

Эй, вратарь, готовься к бою, Часовым ты поставлен у ворот.

Ты представь, что за тобою Полоса пограничная идет… …Физкульт-ура!

Физкульт-ура-ура-ура! Будь готов!

Когда настанет час бить врагов, От всех границ ты их отбивай!

Левый край! Правый край! Не зевай!

И, действительно, кульминационный момент фильма, поединок сборной СССР с «Черными буйволами» – у меня, послевоенного подростка, всегда вызывал ассоциацию с грядущими битвами Великой войны. Кстати, в массовых сценах этого эпизода приняли участие настоящие футболисты киевского «Динамо». Спустя несколько лет их, не успевших эвакуироваться, заставят участвовать в пропагандистском «матче смерти» со сборной «Люфтваффе», а после победы в этом пропагандистском «матче смерти» расстреляют.

«Оборонные» мотивы есть даже в фильме для подростков «Тимур и его команда» (1940). Помимо хорошо известного всем сюжета финал этого культового произведения по сценарию А.Гайдара словно подталкивает юных зрителей к мысли: готовьтесь к грядущей войне, она неизбежна. Там в финале герои фильма, выстроившись в колонну, дружно маршируют под песню, слова к которой

В.Маяковский написал еще в 1927 году:

Кардин В. «…Человек твоего поколения» // (http://poezosfera.ru/ 20.

?tag=%D1%81%D0%B5%D0%BC%D1%91%D0%BD-%D0%B3%D1%83%D0%B4 %D0%B7%D0%B5%D0%BD%D0%BA%D0%BE)

–  –  –

Казалось бы, чего еще желать: все слои населения, все возрасты готовятся не только к труду, но и к обороне. Об этом позаботились не только массовые и оборонные песни, но и учрежденные в 1931-м и 1934 годах комплексы ГТО и БГТО. Тем не менее, начальник Главного управления политической пропаганды РККА А.Запорожец выразил крайнюю озабоченность состоянием военной пропаганды среди населения. На стол главного идеолога страны А.Жданова легла Докладная записка с грифом «Совершенно секретно», где, в частности, отмечалось: не только среди граждан, но и у пропагандистов преобладают «…настроения «ура-патриотизма» и «шапкозакидательства». Часто в докладах и статьях без всякого чувства меры сыплются приторные эпитеты: «великая и непобедимая», «всесокрушающая сила», «самая сознательная», «самая дисциплинированная», «армия героев» и т. д., …которые порождают лишь зазнайство и самоуспокоенность». «Глубоко укоренился вредный предрассудок, что будто бы в случае войны население воюющих с нами стран обязательно и чуть ли не поголовно восстанет против своей буржуазии, а на долю Красной Армии останется пройтись по стране противника триумфальным маршем и установить Советскую власть».

Немало внимания уделено в этой «записке» и песням. «В стране мало распевается массовых патриотических песен, – отмечал А.Запорожец. Союзы писателей и композиторов слабо работают в этом направлении. Музгиз ничего не сделал, чтобы дать стране военные песни. Распространителем песен является только кино.

Маяковский Владимир. Собр. соч. В 12 т. Т. 6. М., 1978. С. 230–231.

В школах разучивание песен не организовано… Клубная самодеятельность строится под эстраду, нет современной песни… Кроме армии, нигде не демонстрируются фильмы-песни, которые помогают разучивать военную песню».

Помимо замечаний по организации пропагандистской работы, есть в Докладной записке начальника ГУППа и серьезные претензии к нашей военно-политической доктрине. Например, о том, что в будущей войне нечего рассчитывать на всемерную поддержку международного рабочего класса, или заявление, что пресловутый «интернациональный долг» совсем не является первостепенной задачей Красной Армии, а наши Вооруженные Силы, в первую очередь, должны защитить свое Отечество.

Общий вывод «записки» неутешительный: «Воспитание воинского духа у молодежи не поставлено в стране на соответствующую высоту». Поэтому остается лишь сожалеть, что этот серьезный документ датируется уже январем 1941 года22.

1941 год. Документы // Известия ЦК КПСС. 1990. № 5. С. 191–196.

–  –  –

И стория образования Североатлантического союза, более привычного для нас по названию под аббревиатурой НАТО, хорошо известна. В марте 1948 года пять европейских стран – Бельгия, Великобритания, Люксембург, Нидерланды и Франция – заключили так называемый Брюссельский пакт с целью создания совместной системы обороны и упрочения своих связей для противостояния военным, политическим и идеологическим угрозам со стороны СССР и подконтрольных ему государств.

Затем последовали переговоры с США и Канадой о создании единого Североатлантического союза как оборонительной организации стран Европы и Северной Америки. Чуть позже государства, входившие в Брюссельский пакт, предложили Дании, Исландии, Италии, Норвегии и Португалии стать участниками этого процесса.

Переговоры завершились в апреле 1949 года в Вашингтоне подписанием между упомянутыми странами Североатлантического договора, что, собственно, и положило начало существованию НАТО

– Организации Североатлантического договора (North Atlantic Treaty Organisation).

В 1952 году этот договор подписали также Греция и Турция.

В 1955 году к Североатлантическому договору присоединилась Федеративная Республика Германия.

Вчитываясь в тот первоначальный список стран-участниц НАТО, невольно возникает вопрос: как же так случилось, что среди государств, связанных, несмотря на противоречивость взаимного существования, особенно в первой половине XX века, общими европейскими цивилизационными корнями, историей и культурой, оказалась одна-единственная поистине восточная страна с присущими ей явно неевропейскими политическими традициями и обычаями, представлениями о праве и демократии? Кто или что подтолкнуло восточную Турцию стать военно-политическим партнером стран Запада?

В этой статье мы предложим читателю свою, возможно, не исчерпывающую версию тех событий, для чего обратимся к истории советско-турецких отношений. Впрочем, все по порядку… * Сергей Вячеславович Мошкин – доктор политических наук, главный научный сотрудник Института философии и права Уральского отделения РАН, действительный член (академик) Академии военно-исторических наук, Екатеринбург.

© С.В.Мошкин, 2009 Как известно, Турция вступила во Вторую мировую войну в качестве дружественной державы для обеих противоборствующих сторон. В мае и июне 1939 года она подписала с Англией и Францией соответственно соглашения о взаимопомощи в случае агрессии в районе Средиземноморья, а 18 июня 1941 года Договор о дружбе и ненападении с гитлеровской Германией. 25 июня 1941 года, на третий день после нападения Германии на СССР, Турция объявила о своем нейтралитете.

В ходе самой войны Турция сотрудничала как с Германией, поставляя ей необходимые материалы и сырье для военной промышленности рейха в обмен германские кредиты, так и со странами антигитлеровской коалиции. К примеру, только от США за годы войны Турция получила различного оружия на сумму 90 млн. долларов1.

Иными словами, в период самого ожесточенного вооруженного столкновения за всю историю человечества Турция сумела удержаться от вовлечения в войну, поддерживала отношения со всеми и получала помощь от всех, усердно развивая собственную экономику и оснащая армию новейшими вооружениями. Это была политика, соответствующая формуле Ататюрка: «Турция превыше всего».

Поначалу Москву вполне устраивал нейтралитет Турции.

В совместном Заявлении Советского Союза и Великобритании от 10 августа 1941 года специально оговаривалось, что обе державы берут на себя обязательства уважать территориальную целостность Турции и готовы оказать ей помощь, если Турция окажется жертвой агрессии. А в декабре 1941 года, после успеха в битве под Москвой, в ходе переговоров с британским министром иностранных дел А.Иденом И.Сталин предложил даже вознаградить Турцию за соблюдение нейтралитета. И, наконец, накануне подписания 26 мая 1942 года в Лондоне союзного Договора между СССР и Великобританией в совместном Заявлении двух стран вновь подчеркивалось уважение суверенитета Турции и понимание стремления ее руководства избежать вовлечения в войну2.

Однако в 1943 году позиция Москвы в отношении Турции стала меняться. Теперь ее политика нейтралитета воспринималась сталинским руководством как фактор, выгодный одной лишь гитлеровской Германии. В разговоре с Иденом в рамках Московской конференции министров иностранных дел стран антигитлеровской коалиции в октябре 1943 года Сталин прямо заявил: «В настоящее же время турецкий нейтралитет, который был в свое время полезен союзникам, полезен Гитлеру, ибо он прикрывает его фланг на Балканах». При этом добавил, что если Турция претендует на участие в послевоенной конференции стран-победительниц, «нужно, чтобы См.: Мустафа-заде Р.С. Две республики. Азербайджано-российские отношения в 1918–1922 гг. М., 2006. С. 320.

Там же.

она внесла свой вклад в дело победы и заслужила участие на мирной конференции»3.

Откровенно говоря, советское руководство вовсе не рассчитывало, что Турция легко расстанется со статусом нейтрального государства и откажется от сотрудничества с Германией. Как показали последующие события, лишь 2 августа 1944 года Турция разорвала дипломатические отношения с Германией, а 23 февраля 1945 года символически объявила ей войну. Но тогда, в 1943-м, у Москвы появились свои резоны усиления дипломатического давления на Турцию. Суть их весьма точно выразил посол СССР в Анкаре С.Виноградов, считавший, что даже отказ Турции вступить в войну на стороне антигитлеровской коалиции «не был бы “бесполезен” для нас, так как увеличил бы счет наших претензий к Турции, который мы в свое время сможем ей предъявить»4.

О какого рода претензиях к турецкой стороне говорил советский посол в 1943 году, стало понятно довольно быстро: в советском МИДе начали готовить аналитические и справочные материалы о территориальных претензиях к Турции со стороны СССР. Конкретно, речь шла о возвращении бывших территорий Российской империи, переданных Советской Россией правительству камалистской Турции в соответствии с Договором о дружбе и братстве, заключенным между двумя странами в 1921 году. Тогда, стремясь выйти из международной изоляции и расширить свое политическое и идеологическое влияние на Восток, большевики добровольно уступили туркам в Закавказье районы Карса, Ардагана и Артвина и признали новую северо-восточную границу Турции. Теперь же, на исходе Второй мировой войны, советское руководство посчитало, что настал удобный момент для возвращения назад некогда переданных территорий. Москва перешла в открытое дипломатическое наступление, используя тему утраченных территорий как средство давления на Анкару. 19 марта 1945 года нарком иностранных дел СССР В.Молотов заявил турецкому послу в Москве С.Сарперу о необходимости денонсации советско-турецкого договора как утратившего свое значение и нуждающегося в серьезных изменениях5.

Внешнеполитическая активность Кремля на турецком направлении была в известном смысле предсказуемой. Победа над гитлеровской Германией привела к небывалому росту военного и политического влияния СССР в мире и давала Сталину уникальную возможность для закрепления советского присутствия в сопредельных странах. По сути, это был шанс на реализацию излюбленной большевистской мечты о мировой революции. В отношении же Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны, 1941–1945 гг. Сборник документов: В 6 т. М.,

1984. Т. 1. С. 123.

Цит. по: Мустафа-заде Р.С. Указ. соч. С. 100.

Дипломатический словарь: В 3 т. М., 1960. Т. 3. С. 275.

Турции эта тема приобретала особую актуальность, поскольку на всем протяжении от Балтийского до Черного морей Турция оставалась единственным государством, не попавшим в сферу влияния Кремля.

«Турецкий вопрос», за которым фактически скрывался вопрос о территориальных претензиях Москвы к Анкаре, стал одним из важнейших в повестке дня Потсдамской конференции трех союзных держав-победительниц в июле-августе 1945 года. Именно здесь советские лидеры впервые после 1921 года официально поставили вопрос об «исправлении» советско-турецкой государственной границы. «В 1921 году турки воспользовались слабостью Советского государства и отняли у него часть Советской Армении. Армяне в Советском Союзе чувствуют себя обиженными», – заявил наркоминдел СССР Молотов своему коллеге из Великобритании Идену и продолжил, – «В силу этих причин Советское правительство и подняло вопрос о возвращении законно принадлежащих Советскому Союзу территорий». Далее Молотов привел следующий довод:

«Всего в Советской Армении живет около 1 млн. армян, а вне территории Советской Армении, за границей, проживает свыше 1 млн.

армян. Когда территория армян расширится, многие армяне, проживающие за границей, будут стремиться возвратиться на родину.

Армяне – очень способные и энергичные люди, особенно в хозяйственных вопросах. Пусть турки отдадут Советскому Союзу армян, это будет справедливо»6.

В ходе Потсдамской конференции к вопросу о советско-турецкой границе возвращались не раз. Так, разъясняя для У. Черчилля позицию советской стороны, Молотов, по поручению Сталина, заявил: «В некоторых частях мы считаем границу между СССР и Турцией неправильной. Действительно, в 1921 году от Советской Армении и Советской Грузии Турцией была отторгнута территория

– это известная территория областей Карса, Артвина и Ардагана… Поэтому мною было заявлено, что следует урегулировать вопрос об отторгнутой от Грузии и Армении территории, вернуть им эту территорию обратно». В качестве другого важного вопроса Молотов проинформировал союзников о желании СССР внести изменения в правовой режим Черноморских проливов и создать в зоне Проливов советские военные базы7. Затем вопрос «О Турции» обсуждался в Потсдаме 23 июля 1945 года, когда Сталин недвусмысленно заявил своим союзникам о намерении СССР вернуться к границам царской России, существовавшим до Первой мировой войны8.

Однако США и Великобритания уклонились от принятия какого-либо решения по этому вопросу на Потсдамской конференции, Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны, 1941–1945 гг. Сборник документов: В 6 т. М.,

1984. Т. 6. С. 39–41.

Там же. С. 143–146.

–  –  –

сославшись, что тема «исправления» границы касается исключительно двухсторонних отношений СССР и Турции и должна быть решена между ними самостоятельно. На деле это означало, что союзники не поддержали требований СССР и выступили против попыток Сталина добиться расширения советской территории за счет территории Турции.

Тем не менее, сразу же после заявления Молотова от 19 марта 1945 года о денонсации Советско-турецкого договора Москва инициировала многочисленные обращения в адрес руководителей СССР как от советских армян, так и от представителей зарубежной армянской диаспоры, где слово в слово с официальной позицией советских дипломатов обосновывались территориальные претензии к Турции. В них содержались одинаковые просьбы к советскому руководству – обеспечить возвращение зарубежных армян в Советскую Армению и присоединить в этих целях к СССР северовосточные земли Турции9.

Как откровенно писала выходящая в США армянская газета «Айреник», объясняя причины масштабной антитурецкой кампании армянской диаспоры, «вся наша работа в Америке, направленная на пользу армянского дела, служит одной цели: в один прекрасный день советское правительство захочет осуществить наши требования, и вот тогда понадобится политическое обоснование территориального расширения Армении, которое готовим мы»10.

В августе 1945 года Народный комиссариат иностранных дел СССР подготовил для высшего руководства страны аналитическую справку «К советско-турецким отношениям», второй раздел которой был красноречиво озаглавлен – «Вопрос о территории, отторгнутой Турцией от Закавказских Советских республик».

В этом документе, наряду с констатацией возросшей тяги зарубежных армян к возвращению на свою историческую родину – в Советскую Армению, подчеркивалось, что «теперешняя Советская Армения располагает крайне ограниченными возможностями для размещения зарубежных армян».

В связи с этим делался недвусмысленный вывод о том, что «нет никаких разумных доводов против возвращения этих (турецких

– прим. авт.) территорий их законным владельцам – армянским и грузинским народам».

Согласно подсчетам советской стороны, Турция должна была вернуть территории общей площадью 26 тысяч квадратных километров. Из них 20,5 тысяч квадратных километров предполагалось отдать Армении, а 5,5 тысяч – Грузии.

«Этого требуют, – говорилось в документе, – законные права народов Закавказья, внесших вместе со всеми народами СоветскоСм. подробнее: Гансалы Дж. Указ. соч. С. 154–157, 187–189.

–  –  –

го Союза немалую лепту в дело спасения европейской цивилизации от фашистского варварства»11.

Одновременно руководство Советской Армении обратилось в Политбюро ЦК ВКП(б) с просьбой рассмотреть вопрос о переселении зарубежных армян, увязывая эту инициативу с необходимостью возвращения утраченных территорий. Обращение Армянской ССР было поддержано на заседании Политбюро 21 ноября 1945 года, а 22 февраля 1946 года Политбюро утвердило подготовленное правительством постановление «О практических мероприятиях по переселению армян из-за границы в Советскую Армению». По линии НКИД СССР, а также других советских ведомств началась работа по обеспечению процесса переселения. При Правительстве Армянской ССР был создан Комитет по приему и размещению репатриированных армян12.

Очевидно, что с советской стороны это был явно демонстративный шаг, рассчитанный на западную дипломатию и мировое общественное мнение. Кремль хотел предъявить скептикам и политическим оппонентам фактические доказательства доброжелательности своих намерений по воссоединению армян как единого народа на территории СССР, для чего, якобы, Советскому Союзу и требовались дополнительные территории. Переселив в Армению 350–400 тысяч армян из-за рубежа, а именно на такое количество репатриантов рассчитывало сталинское руководство, оно должно было заявить потом всему миру, что армяне, мол, вернулись на свою родину, но им негде жить, что им нужны турецкие земли.

Вышедший победителем из войны Советский Союз был настолько уверен, что получит от Турции некогда переданные территории, что Политбюро утвердило некоего А. Кочиняна в должности секретаря Карсского областного комитета Компартии Армении13.

Однако, несмотря на то, что после войны СССР находился в зените своего могущества, советскому руководству так и не удалось добиться от Турции территориальных уступок. Напротив, бескомпромиссная позиция «с позиции силы» и жесткие дипломатические демарши с советской стороны привели к противоположному результату: США и страны Западной Европы оказали Анкаре политическое покровительство и стали ее защитниками от территориальных претензий страны Советов.

«Турецкий вопрос» превратился в фактор «пробуждения» Запада, смены приоритетов в его ближне- и средневосточной стратегии. Давление СССР на Турцию было воспринято вчерашними союзниками не только как стремление включить ее в сферу совет

–  –  –

История армянского народа. Ереван, 1980. С. 365.

Депортация азербайджанцев из Армянской ССР, первый этап:1947–

1953. URL: http://www.ksam.org/forum/index.php?showtopic=4137 (дата обращения 02.082009). этап: 1947 ского влияния, но и как попытку Кремля расширить с помощью «турецкого плацдарма» свое военное и политическое влияние в Средиземноморье, в регионе Ближнего и Среднего Востока. В устах политической элиты Запада все чаще стала звучать озабоченность по поводу усилившихся великодержавных тенденций Москвы и даже призывы к политике сдерживания экспансионистских устремлений Советского Союза.

22 февраля 1946 года посол США в СССР Дж.Кеннан в своей телеграмме призвал правительство Соединенных Штатов оказать противодействие растущей экспансии СССР и рассматривать его не как союзника, а как соперника14. А Черчилль в своей знаменитой Фултонской речи 5 марта 1946 года прямо заявил, что Советская Россия «хочет сорвать плоды победы и, безраздельно пользуясь своей силой, широко распространять свои теории…»15.

В марте 1946 года посол США в Турции Е.Вильсон, объясняя причины кризиса, возникшего между Москвой и Анкарой, отмечал:

«В созданной СССР зоне безопасности от Балтийского до Черного морей Турция создает большую пустоту. Турция ведет независимую внешнюю политику, а за советами и помощью обращается к западным демократиям. Советский Союз не хочет закрывать на это глаза. Поэтому и ставится цель – развалить нынешнее независимое турецкое правительство и создать вассальное или «дружественное»

правительство, тем самым завершить цепь безопасности из зависимых стран на западных и южных границах СССР, а также положить конец западному влиянию в Турции»16.

В июле 1946 года ЦРУ подготовило секретный доклад «Внешняя и военная политика СССР», в котором делался вывод, что регион Среднего Востока является для СССР крайне притягательным с точки зрения расширения границ и представляет для него интерес даже больший, чем Восточная Европа, так как здесь находится жизненно важная для него бакинская нефть – возможный объект воздушного нападения в потенциальной войне»17.

В августе 1946 года заместитель госсекретаря США Д.Ачесон предостерегал в одной из своих телеграмм, что «если Советский Союз добьется контроля над Турцией, то будет трудно помешать Советам взять под контроль Грецию, весь Ближний и Средний Восток». Из опыта мы знаем, подчеркивал Ачесон, что если уже Советский Союз возьмет верховенство на какой-либо территории, то там немедленно сходят на нет американское да и в целом западное влияние. Анализируя возникшие для США угрозы, он утверждал, что «для Америки жизненно важно предотвращение любых советских

–  –  –

Фултонская речь Черчилля. URL: http://www.coldwar.ru/churchill/ fulton.php (дата обращения 02.08.2009) Гансалы Дж. Указ. соч. С. 314.

–  –  –

планов силой или угрозой применить силу добиться своего в отношении Дарданелл и Турции»18.

В октябре 1946 года глава Управления Ближнего Востока и Африки Госдепартамента США Хендерсон в своем секретном меморандуме также указывал на то, что политические последствия установления военного контроля СССР над Турцией приведут к крайне болезненным последствиям для США в Средиземном море, регионах Ближнего и Среднего Востока. Он считал необходимым в связи с этим оказать Турции дипломатическую, моральную, экономическую и военную помощь19.

Так Турция, не в последнюю очередь благодаря «усердию» Сталина и Молотова, превратилась для западной дипломатии в важнейший элемент сдерживания наступательной внешней политики победившего в войне Советского Союза.

В свою очередь, СССР, выдвинув неприемлемые для Анкары территориальные требования, добился обратного – турецкое правительство стало более энергично искать поддержки у стран Запада, что, в конечном счете, определило вектор дальнейшей эволюции внешней политики Турции и заметно ускорило ее движение в сторону НАТО.

В мае 1951 года США с целью укрепления юго-восточного фланга НАТО и усиления своих позиций на Ближнем и Среднем Востоке заявили о поддержке приема Турции в НАТО. На сессии Совета НАТО в Оттаве в сентябре того же года вопрос о приеме Турции был рассмотрен и в принципе решен, а 17 октября в Лондоне страны – члены Североатлантического договора официально пригласили Турцию присоединиться к нему. 18 февраля 1952 года турецкий парламент принял закон о вступлении в НАТО.

Лишь после смерти Сталина Советский Союз начал выстраивать более реалистичную политику в отношении Турции и отказался от территориальных требований к стране, которая к этому времени уже была полноценным членом НАТО.

30 мая 1953 года советское правительство в своей ноте правительству Турции заявило о своем окончательном отказе от требований по пересмотру советско-турецкой границы. «Во имя сохранения добрососедских отношений и укрепления мира и безопасности,

– отмечалось в документе, – правительство Армении и Грузии сочли возможным отказаться от своих территориальных претензий к Турции.

Что же касается вопроса о Проливах, то Советское правительство пересмотрело свое прежнее мнение по этому вопросу и считает возможным обеспечение безопасности СССР со стороны Проливов на условиях, одинаково приемлемых как для СССР, так

–  –  –

и для Турции. Таким образом, Советское правительство заявляет, что Советский Союз не имеет никаких территориальных претензий к Турции»20.

Весьма эмоциональную оценку сталинской дипломатии в отношении Турции дал Н.С.Хрущев, выступая в свойственной для него манере на июньском 1957 года Пленуме ЦК КПСС: «Разбили немцев. Голова пошла кругом. Турки, товарищи, друзья. Нет, давайте напишем ноту, и сразу Дарданеллы отдадут. Таких дураков нет.

Дарданеллы – не Турция, там сидит узел государств. Нет, взяли ноту специальную написали, что мы расторгаем договор о дружбе, и плюнули в морду туркам… Это глупо. Однако мы потеряли дружескую Турцию и теперь имеем американские базы на юге, которые держат под обстрелом наш юг…»21. Точнее не скажешь.

По прошествии десятилетий трудно предположить, присоединилась бы Турция столь стремительно к Североатлантическому союзу, если бы СССР в те годы не оказал на нее беспрецедентное политико-дипломатическое давление, угрожая суверенитету и целостности турецкого государства. Очевидно одно: экспансионистская политика СССР после Второй мировой войны вынудила западно-европейские страны искать новые решения по обеспечению европейской безопасности. Североатлантический союз, объединивший в себе вчерашних врагов и друзей, как раз и стал одним из таких решений, а некогда дружественная к СССР Турция заняла в НАТО свое достойное место, получив на долгие годы в Советском Союзе статус потенциального противника.

Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны, 1941–1945 гг. Сборник документов: В 6 т. М.,

1984. Т.6. С. 514.

Цит. по: Гансалы Дж. Указ. соч. С. 509.

–  –  –

Некоторые аспекты Войны за независимость Словении: военные действия на Люблянском направлении и их уроки В российской историографии тема распада СФРЮ освещена на вид довольно основательно. Однако же традиционно внимание уделяется, в основном, политическим аспектам проблемы распада СФРЮ, а вместе с тем существует еще и военный аспект, который традиционно остается малоосвещенным. Однако же ЮНА («югославская народная армия») оставалась к 1991 году последним инструментом федерального руководства. От нее зависело в решающий момент многое, и имело бы смысл проанализировать события, приведшие югославские вооруженные силы от статуса «защитников народа» к бесславным и крайне разрушительным для имиджа югославизма кампаниям в Хорватии и Боснии. На этом пути можно выделить несколько этапов, и первым из них будет военная кампания в Словении, которую у нас в России постоянно обходят вниманием. Между тем, именно в этом военном противостоянии, отмечающем начало конца ЮНА, уже заметны многие явления, которые продиктуют логику дальнейших событий.

Югославская армия традиционно рассматривалась как инструмент защиты государства от внешних посягательств, о чем говорят и схема боевого порядка ее воинских подразделений, и структура оборонной промышленности, которая размещалась в труднодоступной для внешнего агрессора гористой Боснии. Со временем претерпевали изменения только отдельные ее аспекты. Наиболее важным представляется то, что по итогам событий 1968 года в Восточной Европе ясно стало: внезапность, быстрота, массивность вторжения и подавляющее превосходство потенциальных агрессоров, будь то блок НАТО или Варшавский договор, оставляют мало надежд относительно небольшой ЮНА на победу конвенционными способами. Поэтому доктрина теперь была ориентирована на продолжительное, неконвенционное сопротивление оккупантам со стороны всего населения страны, для чего созданы отряды Территориальной обороны (сокращенно ТО). Насколько можно судить по доступным источникам, предполагалось, что существование ТО в случае войны увеличит глубину оборонительных порядков и ее отряды будут оказывать поддержку в военных акциях. Участие в оборонительных мероприятиях максимально возможного количесВладимир Александрович Носов – студент 5-го курса исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета, СанктПетербург.

© В.А.Носов, 2009 тва людей существенно увеличивало ущерб агрессору и требовало от него больших ресурсов – материальных и человеческих. Таким образом, теоретически доктрина ЮНА предполагала оборонительные действия против интервентов при поддержке массового народного движения. Даже и на последних крупных армейских учениях в истории Югославии «Окоп’91», которые проводились уже в самый канун Гражданской войны, отрабатывались все же вопросы оборонительных операций против вторжения из сопредельных стран и конкретно отражение наземного наступления оппонентов на территории СФРЮ с последующим переходом югославской армии в наступление1. На практике систему эту пришлось опробовать лишь один раз – в 1972 году, при ликвидации группы воинствующих хорватских эмигрантов, пытавшейся затеять партизанскую войну в Боснии2, и результаты были продемонстрированы вполне достойные, но в силу специфики инцидента сложно сказать, были ли они продиктованы высоким качеством тактической подготовки и личной выучки военных и вспомогательных сил или же просто слабостью инсургентов и любительским характером их деятельности.

Однако же, будучи подготовлена именно для действий в таком духе, в ходе конфликтов в Словении, Хорватии и Боснии ЮНА выполняла совершенно ей не присущие функции – вместо предпринимаемых при поддержке населения оборонительных мероприятий против интервентов ей пришлось, опираясь на сеть плохо защищенных и мало подготовленных к таким ситуациям военных объектов, проводить наступательные операции против ведущих войну на грани партизанщины формирований, и по иронии судьбы именно формирования ТО, предназначенные для повышения обороноспособности страны, стали одним из инструментов ее уничтожения, поскольку именно на их базисе были созданы Вооруженные силы сперва Словении, потом Хорватии и боснийских мусульман.

Первым противником ЮНА в ходе конфликта стали словенские формирования самообороны. В столкновении этом отчетливо выявились все негативные тенденции и недостатки подготовки ЮНА к той модели поведению, которой ей пришлось придерживаться. Небезынтересно в связи с этим рассмотреть, как на такую ситуацию реагировали военные, на примере самом ярком: боевых действиях, имевших целью постановку под контроль словенской столицы Любляны – во-первых, поскольку на повестке дня оказалось само функционирование новопровозглашенной республики, которое было бы чрезвычайно затруднительно, если бы вся ее администрация была арестована и экономический центр республики поставлен под контроль: во-вторых, поскольку именно в ходе событий на шоссе Любляна-Загреб, федеральной трассе стратегиVV Okop’91 // Vojna v Sloveniji. Ljubljana, 1992. P. 108–119.

См. подробнее: Andjelic N. Bosnia-Herzegovina: The End of a Legacy.

Routledge, 2003. Р. 40–41.

ческого значения, были наиболее выпукло продемонстрированы все недостатки ЮНА в операциях такого рода, какие ей пришлось осуществлять.

Провозглашение независимости Словении состоялось по тактическим соображениям на день раньше, чем предполагалось:

не 26 июня, а 25 июня вечером, поскольку руководство республики ожидало проведения военной операции и предпочло упредить возможные меры со стороны ЮНА, перенеся церемонию на сутки вперед. На следующее утро начался процесс замены пограничных знаков на государственных границах СФРЮ, создания таможенных пунктов на границе республик Хорватия и Словения, замены персонала на существующих пунктах пересечения границы, изоляции представительств и структур сохранявших присутствие на территории республики федеральных институтов. Контрмеры военные предприняли, в свою очередь, тогда, когда и собирались в ночь с 26 на 27 июня.

Основным оппонентом югославской армии стала структура, являющаяся прямым потомком ТО. На базисе общеюгославской системы, ее административной структуры и отчасти ее кадров, словенское руководство создало свою собственную структуру, но уже не подчиненную центральной администрации, известную как МСНЗ («маневренная структура народной самообороны»)3, однако ее все равно именовали ТО, чему есть резон последовать и в настоящей статье.

Всего в боеготовности к началу конфликта было около 20 тыс. чел., и все эти силы размещались на площади около 20 тыс. квадратных километров, в гористой местности, и, стало быть, концентрация сил на потенциальных угрожаемых участков была довольно высока. Численность и качество отрядов на местах сильно разнилась, но некоторые общие тенденции очень показательны.

К примеру, с 1983-го по 1992 год в рядах призываемых на сборы кадров ТО проводилось анкетирование на тему: какой образ командира представляется наиболее подходящим. Образцовым вышел гражданин хладнокровный, дисциплинированный, способный самостоятельно принимать решения, а потом их исполнять; наименее потребными командиру качествами признаны политическая лояльность, авторитарность и послушность вышестоящему начальству4. Именно командиров, удовлетворяющих первому набору качеств постарались подобрать. В процессе подготовки ТО к боевым действиям в рамках учений и особенно маневров «Премик»



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |

Похожие работы:

«Брянская областная научная универсальная библиотека им. Ф.И. Тютчева Отдел краеведческой литературы В.В. Крашенинников Очерки по истории Брянской земли Сборник научных статей Брянск 2008 ББК 63.3(2 Рос – 4 Бря) К 78 Крашенинников, Владимир Викторович. Очерки по истории Брянской земли : сб. науч. статей / В.В. Крашенинников ; Брян. обл. науч. универс. б-ка им. Ф.И. Тютчева, отд. краевед. литературы. – Брянск : БОНУБ, 2008. с. В издание включены научные статьи по истории Брянского края из...»

«ISSN 2412-9704 НОВАЯ НАУКА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 04 октября 2015 г. СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ: Международное научное периодическое издание по...»

«События 2014 года Круглый год Римини Fluxus (Флуксус) 2014-2021 Двухтысячелетие моста Тиберия (Ponte di Tiberio) Он существует уже около двух тысячелетий и является одним из тех “кусочков истории”, которые лучше всего характеризуют Римини. Речь идёт об одном из мостов римской эпохи, хорошо сохранившемся и одном из наиболее значительных. Символ города мост Тиберия это стратегическая точка, от которой берут начало дороги на север, к консулатам Эмилия и Попилия, городам Пьяченца и Равенна, в...»

«Тематический мониторинг российских СМИ Московский дом национальностей 9 октября 2015 Содержание выпуска: Московский дом национальностей Московская правда, 08.10.2015 Во имя единства московского сообщества В этом году в состав Совета по делам национальностей войдут представители Московского дома национальностей. Тверская 13, 08.10.2015 Формула согласия В этом году в состав Совета по делам национальностей войдут представители Московского дома национальностей. espanarusa.com, 09.10.2015 Дети...»

«Генеральная конференция 37 C 37-я сессия, Париж 2013 г. 37 C/19 7 ноября 2013 г. Оригинал: английский Пункт 5.5 повестки дня Выводы Молодежного форума АННОТАЦИЯ Источник: Резолюция 35 C/99 (II). История вопроса: В резолюции 35 C/99 (II) Генеральная конференция предложила Генеральному директору и Исполнительному совету при подготовке будущих сессий Генеральной конференции включать вопрос о результатах Молодежного форума в повестку дня Генеральной конференции. Цель: Генеральный директор доводит...»

«ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ ОРГАН ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СТАТИСТИКИ ПО КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТИ (КОСТРОМАСТАТ) ФГБОУ ВПО КОСТРОМСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ (КГТУ) КОСТРОМСКАЯ РЕГИОНАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ВОЛЬНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА РОССИИ (ВЭО) РОЛЬ СТАТИСТИКИ В РАЗВИТИИ ОБЩЕСТВА. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ. ДОСТИЖЕНИЯ. ПЕРСПЕКТИВЫ (К 180-ЛЕТИЮ ОБРАЗОВАНИЯ ОРГАНА ГОСУДАРСТВЕННОЙ СТАТИСТИКИ В КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТИ) Сборник материалов межрегиональной научно-практической конференции 21...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ АРХИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ТОМСКОЙ ОБЛАСТИ ДОКУМЕНТ: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ, ПРАКТИКА Сборник материалов V Всероссийской научно-практической конференции с международным участием (г. Томск, 27–28 октября 2011 г.) Издательство Томского университета УДК ББК Д 63 Редакционная коллегия: О.В. Зоркова д.и.н., проф. Н.С. Ларьков; д.и.н., проф. С.Ф. Фоминых; д.и.н., проф. О.А. Харусь (отв. ред.); д.и.н., проф. А.С. Шевляков...»

«ISSN 2412-971 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 09 декабря 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.2 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ: Международное...»

«Перечень докладов на Всероссийской студенческой научно-практической конференции XIV конференции студенческого научного общества «Современные исследования в геологии» 10-12 апреля 2015 года Секция 1: Динамическая и историческая геология, Палеонтология, Литология, Полезные ископаемые ГИПОТЕЗЫ МИКРОБИАЛЬНОГО ПРОИСХОЖЕНИЯ КОНКРЕЦИЙ В 9 ВЕНД-КЕМБРИЙСКОЙ ТОЛЩЕ ЗИМБЕРЕЖНЕГО РАЙОНА АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ Айдыбаева Яна Эдуардовна ЛИТОЛОГО-ГЕОХИМИЧЕСКАЯ И ПАЛЕОЭКОЛОГИЧЕСКАЯ 11 ХАРАКТЕРИСТИКА УСЛОВИЙ...»

«ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ (РОСПАТЕНТ) _ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ ПРОМЫШЛЕННОЙ СОБСТВЕННОСТИ» (ФИПС) МЕЖДУНАРОДНАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ТОВАРОВ И УСЛУГ для регистрации знаков ДЕСЯТАЯ РЕДАКЦИЯ (Издание 5-е) МКТУ (10-2016) ВВЕДЕНИЕ Москва 2015 Перевод под общей редакцией В.А. Климовой Б.П. Наумова Перевод и редактирование О.М. Блинкова Д.Д. Ганин О.В. Дронова Е.В. Маслова А.В. Силенкова Ответственный за выпуск Б.П. Наумов Редакторы...»

«Печатается по постановлению Ученого совета ИВР РАН Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга Труды участников научной конференции Составители: Т. В. Ермакова, Е. П. Островская Научный редактор и автор предисловия: Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга М. И. Воробьева Десятовская Рецензенты: доктор исторических наук, проф. Е. И. Кычанов доктор культурологии, проф. О. И. Даниленко © Институт восточных рукописей РАН, 2012 ©Авторы публикаций, 2012 М.И. Воробьева Десятовская...»

«ISSN 2412-9747 НОВАЯ НАУКА: ОПЫТ, ТРАДИЦИИ, ИННОВАЦИИ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 24 октября 2015 г. Часть 2 СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ОПЫТ, ТРАДИЦИИ, ИННОВАЦИИ: Международное научное периодическое...»

«НП «СИБИРСКАЯ АССОЦИАЦИЯ КОНСУЛЬТАНТОВ»  http://sibac.info ИЗ ИСТОРИИ СТАНОВЛЕНИЯ ВЫСШЕГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ США Усенко Е.В. аспирант НТГСПА, г. Нижний Тагил E-mail: YEV12@yandex.ru В Соединенных Штатах Америки система высшего педагогического образования прошла долгий и сложный путь исторического развития. Как известно, содержание и характер образования всегда определяется требованиями общества, развитием экономики, а также состоянием и потребностями прогресса. В соответствии с этим...»

«Национальный заповедник «Херсонес Таврический» Крымское отделение Института востоковедения НАН Украины IV Международный Византийский семинар : «империя» и «полис» Севастополь, Национальный заповедник «Херсонес Таврический» 31 мая – 5 июня 2012 г. ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ И СООБЩЕНИЙ Севастополь : «империя» и «полис» // Тезисы докладов и сообщений IV Международного Византийского Семинара (Севастополь 31.05. – 05.06.2012) Издаются по решению Ученого Совета Национального заповедника «Херсонес Таврический»...»

«1. Цели освоения дисциплины Целями освоения дисциплины «Искусство театра» является освоение студентами истории, основных закономерностей и форм становления и развития театрального искусства.Задачами освоения дисциплины «Искусство театра» являются: Овладение представлениями о происхождении театра, историческом развитии театральных форм, взаимоотношениях театра с различными видами искусств. Знакомство с основными эстетическими, этическими и воспитательными идеями театра, основными его...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра истории медицины ИСТОРИЯ СТОМАТОЛОГИИ III Всероссийская конференция (с международным участием) Доклады и тезисы МГМСУ Москва — 2009 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 История стоматологии. III Всероссийская конференция «История стоматологии». Доклады и тезисы.с международным участием /под редакцией К. А. Пашкова/. — М.: МГМСУ, 2009. — 176 с. Кафедра истории медицины Московского государственного...»

«В поисках забытой войны: Первая мировая война в российской исторической политике и памяти Эмилия Кустова Записка Аналитического центра Обсерво, №7, октябрь 201 В поисках забытой войны: Первая мировая война в российской исторической политике и памяти Автор Эмилия Кустова (PhD, доцент) преподает историю России и Советского Союза на кафедре славистики Страсбургского университета. Член исследовательской группы GEO (Страсбургский университет) и научного центра Cercec (Ehess/Cnrs). Автор публикаций...»

«МОСКОВСКИЙ ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2008, № 3 СОВРЕМЕННАЯ ХРИСТИАНСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ И АНТРОПОЛОГИЯ В РОССИИ ИСТОРИЯ И БИБЛИОГРАФИЯ Ю.М.ЗЕНЬКО* В работе дается описание основных событий, конференций, семинаров и других мероприятий последних лет, связанных с развитием отечествен ной христианской психологии и антропологии. Приводятся сведения об ос новных участниках этого процесса и их публикациях (с аннотацией со держания и подробным библиографическим описанием). Делается вывод о реальном...»

«ВЕСТНИК РОИИ Информационное издание Межрегиональной общественной организации содействия научно-исследовательской и преподавательской деятельности «Общество интеллектуальной истории» № 30, 2015 Электронную версию всех номеров «Вестника РОИИ» можно найти на сайте РОИИ по адресу: http://roii.ru Умер Борис Георгиевич Могильницкий. Не стало Ученого, для которого несуетное служение Истории было главным делом жизни. Он посвятил свое научное творчество сложнейшим проблемам методологии и историографии...»

«Научно-издательский центр «Социосфера» Пензенский государственный университет Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарёва Новый болгарский университет РАЗВИТИЕ ТВОРЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА ЛИЧНОСТИ И ОБЩЕСТВА Материалы международной научно-практической конференции 17–18 января 2013 года Прага Развитие творческого потенциала личности и общества: материалы международной научно-практической конференции 17–18 января 2013 года. – Прага: Vdecko vydavatelsk centrum «Sociosfra-CZ», 2013 – 150 с....»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.