WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |

«Individual – Society – Army – War ХХIV Military Science Conference On October, 25rd, 2009 Ekaterinburg Гуманитарный университет Центр военных и военно-исторических исследований ...»

-- [ Страница 5 ] --

Местные милиционеры не считают нужным чему-либо учиться, поскольку знают, что русские сделают работу за них. И в Старопромысловском отделе основной вал бумажной работы выполняют за них наши сотрудники. А если нашим это надоедает и они проявляют недовольство, то местное милицейское руководство, начинает жаловаться, куда надо о том, что, дескать, российские милиционеры отказываются взаимодействовать и оказывать практическую помощь местной милиции, т.е. делать то ради чего мы там и находимся. У руководителей служб в замах, как правило, русские контрактники которые и выполняют за них всю бумажную работу.

Неплохо работается милиционерам и в местном ИВС, в котором имеются всего две камеры, и сидят от 2–3 задержанных. Злодеи, которые содержатся в ИВС в основном задержанные за кражи, грабежи и изнасилования. Иногда бывают и боевики. Положительным на мой взгляд здесь является то, что в отличие от наших родных российских задержанных и просто доставленных в милицию граждан, завывающих и стонущих о грубом нарушении их прав и о том, что милиционеры якобы чуть ли не каждого второго считают своим долгом обязательно подвергнуть какому-либо насилию, их – чеченские задержанные – не имеют привычки высказывать жалоб.

Все всем довольны, а если и не очень довольны, то помалкивают, во всяком случае, книга жалоб в ИВС чиста.

Граждане не имеют привычки пререкаться с сотрудниками милиции. Прав всегда будет представитель власти.

Во время беседы с местными сотрудниками ГАИ, которые привезли на освидетельствование поддатого водителя, качающего права, наши коллеги рассказывают, что такие граждане, качающие права, встречаются крайне редко. Пьяные за рулем в основном попадаются по ночам. Бывают, что еще и лезут драться, в таких случаях, по словам наших чеченских коллег, таких непочтительных к милиции граждан просто укладывают в багажник и увозят в туманную даль для убедительной профилактической беседы о недопустимости такого поведения в дальнейшем.

При этом граждане, которые могут стать невольными очевидцами проводимой беседы, не выказывают сочувствия задерживаемому и дабы не проявлять нелояльности к милиции, не встревают в ее действия. Таким образом, пусть жестко, или даже жестоко, но милиция поддерживает уважительное к себе отношение. Если водитель не останавливается на требование гаишника, то гаишники стреляют в след машине.

В правдивости рассказа чеченских сотрудников, мы имеем возможность несколько раз убедиться в августе во время совместных с чеченскими милиционерами ночных патрулирований города. В случае, если водитель игнорировал требования милиционеров остановиться, чеченские милиционеры стреляли ему вслед из автоматов, после чего гражданин пулей вылетал из машины и, положив руки на капот, спрашивал, чего командир от него хочет. Правда, один раз водитель еще сильней прибавил скорость и растаял в темноте.

Местные милиционеры говорят, что граждане имеют хорошую привычку – не иметь привычки жаловаться на милицию. Что толку писать жалобы в ту же прокуратуру, когда сотрудники милиции с работниками прокуратуры связаны родственными или еще какими либо узами. Хотя в местных отделах повода для жалоб гораздо больше, чем у нас. Задерживают здесь граждан довольно редко.

Поначалу у нас вызывают недоумение рапорта местных милиционеров о том, что задержанный по подозрению в грабеже гражданин такой-то который и не отрицает своей вины, обязан явкой в милицию на завтра и отпущен. Или такой-то гражданин, задержанный за участие в НВФ, обязан явиться на завтра в отдел с явкой с повинной и опять же отпущен. Позднее мы привыкаем к таким местным особенностям работы милиции. Но уж если бандюган попался и доставлен в отдел, то я ему не завидую. Здесь с ними не особенно церемонятся. Проводимую местными операми профилактическую беседу, которую они ведут вдумчиво и серьезно, задержанный запомнит надолго, если выживет, а уж если гражданин раннее убивал или просто стрелял в милиционеров, то он явно не выживет. Его и задерживать не будут, пристрелят сразу. В отличие от нас, чеченские милиционеры могут стрелять сколько душе угодно, не считаясь с количеством патронов. В то время как сотрудникам оперативной группы открывать огонь не рекомендуется, ибо будет нежелательный резонанс Картина работы местных милиционеров была бы идиллической, если бы они частенько не погибали. Упомянутый мной участковый Бислан, он же ст. лейтенант Хатуев погиб в ночь с 4 на 5 мая, когда на фугасе боевики подорвали передвижное КПП с местными милиционерами.

Вместе с Бисланом погибли еще пять чеченских милиционеров. В июле в Ленинском районе г. Грозного, погибли двое участковых, когда во время адресной проверки они постучались в двери и представились, находящийся в квартире бандит дал по ним через дверь очередь из автомата. В августе в помещении Октябрьского отдела задержанный и плохо досмотренный бандит взял в заложники другого задержанного и застрелил милиционера, после чего был сам убит. Взять живым его уже не пытались. Еще в конце февраля, буквально накануне нашего приезда, в Старопромысловском р-не была ликвидирована банда из пяти человек и среди них женщина. Банда специализировалась на том, что из проезжающей машины на ходу обстреливали милицейские посты, как русские, так и чеченские. Их также живыми брать не пытались.

В отличие от нас в чеченском райотделе учебные тревоги играют лишь по два раза в месяц в лучшем случае, в то время как мы делаем это иногда по два раза в день. Один немолодой чеченский капитан, который во время такой тревоги стоит на нашем этаже и условно прикрывает наш коридор, говорит мне в доверительной беседе, что если возникнет реальная опасность, то чеченские милиционеры вот так по плану «крепость» защищать отдел не будут, а просто разбегутся. Ладно, пусть уж лучше бегут, лишь бы в спину не стреляли. Такое тоже вполне возможно.

За примером далеко ходить не приходится. В середине августа, в Ленинском районе у блок поста Ставропольского ОМОНа из маршрутки вышел сотрудник ППС из полка им. Кадырова и с криком «Я иду на встречу с аллахом» открыл по бойцам огонь из пистолета.

Убил одного и был сам убит. Во время совместных патрулирований, особенно в ночное время, местные милиционеры особого служебного рвения не проявляют и норовят «испарится» при удобном случае. А если и не испаряются, то стоят где-то в сторонке, пока наши милиционеры останавливают и проверяют автомашины, подходя только тогда, когда русский милиционер, обнаружив непорядок в документе подзовет кого либо из чеченских милиционеров, а тот, подойдя и поговорив с водителем на своем языке, отпускает его, даже если у водителя не оказывается ни прав, ни документов. Если на блок постах останавливают машину, находящуюся в розыске и вызывают местное ГАИ, то те не приезжают, видимо, чеченские не охотятся за палочными результатами.

Вот так вот и работает героическая чеченская милиция.

«Зарево-111»

Если Вы спросите у любого сотрудника милиции, вернувшегося недавно из последней командировки в Чеченскую республику

– что такое «Зарево-111», то думаю, не ошибусь, что он услышав этот позывной, разразится, самой отборной и нецензурной брань как по отношению этого самого «Зарева» и того кто его придумал и осуществлял. Ибо все, что можно было возненавидеть в этой командировке, весь присущий нынешнему руководству группировки, окопавшейся в Ханкале, маразм и дебилизм все воплощается в этом позывном, едва услышав который люди начинали нервничать и громко матерится в бессильной злобе в адрес командования группировки.

В последние годы тема Чечни несколько поутихла в наших средствах массовой информации. Сообщения из этого региона, связаны только с информацией о воccтановлении разрушенных войной городов и о том как население возвращается к мирной жизни. Конечно, так оно и есть, но это лишь одна сторона медали.

Ибо боевики не прекращают своей деятельности, направленной на дестабилизацию обстановки в республике. Однако о героических буднях наших милиционеров, несших службу в Ленинском и Старопромысловском районах г. Грозного будет рассказано отдельно в другое время и в другом месте. Сейчас расскажем о том, что наболело и накипело, о том долболюбизме (иначе и не скажешь), который все активнее насаждает командование группировки, долболюбизме, с которым мы столкнулись с первых минут, когда прибыли к месту службы и который сопровождал нас до самого отъезда.

Обстановка в республике и в самом Грозном не смотря на всю ее сложность и напряженность все же уже далеко не та, что была несколько лет назад.

Так, шутейное дело, ну обстреляют 2–3 раза в месяц какой-нибудь милицейский пост, или подорвут фугас на дороге или в каком либо кафе, Так, баловство. Это не сравнить с 2000–2001 гг. Тогда обстрелы ПВД днем были ежечасно, а по ночам не прекращались ни на минуту, когда ежедневно в районе было в среднем по три подрыва автотранспорта. В то время никто бы не дал за Вашу жизнь и ломаного гроша, когда вы покидали территорию ПВД и выходили в город, да и в само расположение залетали пули или выстрелы из подствольного гранатомета.

Сейчас обстановка более спокойная. В связи с этим внезапно осмелело и начало выползать из своей берлоги командование группировки, расположенной в Ханкале, а выползая, оно начинало задалбливать (это еще мягко сказано) временные оперативные группы проверками, непременным атрибутом которых является сигнал «Зарево-111, т.е. сигнал, означающий условное нападение на отдел. Казалось бы, ничего в этом нет удивительного, ибо никто не спорит с тем, что необходимо поддерживать боеспособность подразделения и проверять его готовность к отражению нападения, да и просто бдительно следить за тем, чтобы личный состав не расслаблялся.

Однако, любое благое начинание хорошо тогда, когда оно делается (пардон) не через задницу и когда в любом начинании есть какое-то чувство меры и принимаемые меры не переходят пределы разумного. То с чем нам приходилось сталкиваться на протяжении полугода и то, с чем сейчас сталкиваются сотрудники, прибывшие нам на замену, иначе, как маразмом назвать нельзя. И такие проверки проводятся по нескольку раз в день.

Чем ближе ваше подразделение будет находиться к Ханкале, тем хуже для Вас. Задолбают. Не замучают а именно задолбают ежедневными проверками да еще и не по одному разу. Куда-нибудь в Ведено, где все время случаются боестолкновения и на откомандированных туда мы смотрим как на смертников, трусоватые проверяющие из Ханкалы или из расположенного в Старопромысловском районе Грозного МВД ЧР, предпочитают не ездить или посещают подразделения, расположенные в этом районе крайне редко и не надолго. Зато сполна отрываются на оперативных группах, расположенных в Грозном, ибо они под боком, да и обстановка гораздо спокойнее, чем где-нибудь в отдаленных горных районах республики. В предыдущие годы, когда обстрелы и подрывы в городе были обычным явлением, то с проверками приезжали только «родные»

проверяющие из нашего ГУВД, и их замечания были, что называется, конструктивными и по делу. Ханкалинские тыловые крысы в то время и носа не высовывали за пределы группировки. Никаких учебных тревог типа «Зарева» в ту пору не было и в помине.

Сейчас каждое прибывшее в командировку в г. Грозный подразделение сталкивается с тем, что едва они заезжают в расположение и даже не успевают еще выпрыгнуть из машины и разгрузить вещи, как появляются какой-нибудь чин с генеральскими или как минимум с полковничьими погонами и кричит – «Зарево111!». Что это за сигнал и с чем это «Зарево» едят, милиционеры еще не знают, как и не знают – что это за тип, который раскомандовался, поэтому будут смотреть на него, похлопывая ресницами, не понимая, чего от них хотят. Вот тут-то они и попали! Высокий ханкалинский чин построит их и будет распинаться по поводу того, что подразделение не боеспособно и не готово к тому, чтобы героически вносить свой посильный вклад в дело успешного завершения контртеррористической операции. Отсюда сам собой напрашивается оргвывод – это подразделение надо поставить на особый контроль и чаще проверять и гонять. Вот так прошло прибытие к месту командировки у нас – в Старопромысловской оперативной группе.

Уже в темноте нас привозят на территорию Старопромысловского ПВД, наши предшественники – милиционеры из Удмуртии, стоящие у шлагбаума, после того, как наши машины проезжают через шлагбаум тут же убегают с поста и бегут вслед машинам с воплями, о том, что имели они всю эту Чечню как в естественной, так и в извращенной формах. В расположении нас ожидает некоторое неудобство, поскольку удмурты, которых мы меняем, еще не уехали, и нас впихивают в имеющиеся свободные комнаты по принципу

- вали кулем, потом разберем. Мы только успеваем занести рюкзаки в расположение, пытаясь найти свободное место, как нам дают команду - немедленно строится. По узкому коридору, заваленному рюкзаками, выбегаем на неосвещенный двор в полном вооружении в касках и бронежилетах.

Какой-то генерал из Ханкалы со своей сворой, лично начинает проверку личного состава. Видимо, в Ханкале так много развелось всяких генералов, что заняться им больше не чем, кроме как приехать на ночь глядя, что само по себе является нарушением приказов о порядке передвижения по территории ЧР, и лично в темноте, освещая список фонариком, по фамилиям проверять личный состав какой-то временной оперативной группы. С этой почетной миссией мог бы успешно справиться любой командир взвода, после чего доложить о наличии личного состава. Около двух часов длится эта тупая канитель. Кого-то не могут найти, поскольку сразу по приезду кого-то уже назначили на посты, вместо покинувших их с чистой совестью удмуртских коллег. При этом люди еще друг друга не знают и поэтому понятия не имеют, где находится человек, фамилию которого они слышат впервые.

Выяснив, наконец, где находится каждый боец, генерал долго разоряется на предмет того, что мы здесь делать должны и самое главное – чего мы здесь делать не должны. Затем нас наконец-то нас распускают, но через 10 минут внезапно объявляют построение, ибо этим типам хочется узнать как, и в течение скольких минут мы уложимся по сигналу тревоги. И все это несмотря на то, что мы устали от дороги и от двухчасового стояния в строю и готовы упасть и забыться. Тем не менее, это еще не «Зарево-111», это так называемое «Алое небо», когда все строятся в полном вооружении, в касках и бронежилетах. Вот только магазин с патронами должен, непременно быть отстегнут от автомата. Это правило в диковинку для тех, кто здесь не в первый раз, ибо в предыдущие годы автомат всегда был с пристегнутым рожком, так как мы всегда были готовы к отражению реального нападения. Сейчас же проверяющие не без основания опасаются, что кто-нибудь, у кого не так крепки нервы, влупит по ним очередь.

Генералу кажется, что мы построились недостаточно быстро, и нас несколько раз заставляют строиться, дожидаясь, пока мы не начнем укладываться за две минуты. Наконец, еще через час, нас оставляют в покое. Однако предупреждают, что на утреннюю и вечернюю проверки мы будем строиться в полном вооружении, в бронниках и касках. Первые три дня так и строимся, затем руководство нашей оперативной группы отменяет этот маразм, поскольку мы и так по нескольку раз в день строимся с полной выкладкой для очередных проверок.

Всевозможные мероприятия как-то патрулирования улиц и окрестностей района, охрана объектов, охрана миссий ООН и т.д. у нас началась только спустя две недели после прибытия. Первые две недели по указанию дуболомов (виноват, руководителей из Ханкалы и так называемых кураторов из МВД ЧР) занимаемся всякой хренотенью. Называя то, чем мы здесь занимаемся хренотенью, я еще демонстрирую верх политкорректности.

На самом деле есть более точные, но не очень литературные выражения. Кому сказать, чем сотрудники милиции по указанию командования в настоящее время занимаются в Чечне! А занимаются они тем, что всем отделом стоят в строю и то повзводно, то по одиночке повторяют в слух звания, должности и фамилии с именами и отчествами наших командиров оперативной группы, а также ФИО начальника группировки и всех его замов, руководителей, так называемых наших кураторов из МВД ЧР. Каждому милиционеру для этого выдана соответствующая шпаргалка с указание этих данных. Заучивать их заставляют в строю, ибо, как известно, стоя в строю, милиционер воспринимает и перерабатывает информацию в два раза быстрее.

Это началось после того, как однажды в один из первых дней нашего там пребывания, один или двое милиционеров не смогли назвать проверяющим фамилию командира нашей оперативной группы.

В этом нет ничего удивительного, так как командировка еще только началась, мы все собрались из разных мест и друг друга не знаем, данные руководителей еще запомнили не все, а к начальнику можно обращаться и по званию, ведь именно для этого и существуют специальные звания. Но генералы из этого делают трагедию вселенского масштаба и вопят о том, какой бардак творится в Старопромысловском отделе, где подчиненные не знают своих командиров. И теперь после того, как наш замполит или сам начальник временной оперативной группы по Старопромысловскому району, очередной раз напомнит перед строем, данные руководителей, командиры взводов ходят вдоль строя и любого спрашивают, как зовут того или иного зама. Думаете, что заучили и все? Нет, друзья мои!

Через три месяца, замы у начальника группировки меняются и учить кто есть кто из новых замов нас заставляют заново. Приезжающие ежедневно с проверками ханкалинские замы считают своим долгом остановить милиционера и спросить кто в Ханкале начфин или зампотыл. Этот маразм инициируется не нашим руководством, к счастью, оно само не в восторге от этой лабуды, а гениальными командующими группировкой. Большинство из командиров группировки – это бывшие военные, о чем они в каждый свой приезд нам перед строем с гордостью напоминают. Однако военный военному рознь. На мой взгляд, следует отличать военного от просто тупорылого солдафона. Видимо, эти командующие из числа тех горе-вояк, кто драпанул из армии в середине девяностых в тяжелый для нее период или кого поперли оттуда. Ведь даже в армии есть определенный лимит на дураков, которые, уйдя из Вооруженных сил, ломанулись в милицию, не зная ничего, кроме ать-два и принесли в милицию свой тяжелый казарменный кирзово-портяночный дух.

Теперь эти солдафоны для чего-то заставляют нас зубрить некоторые положения из воинских уставов с последующим принятием зачетов, хотя ни один из этих уставов не является нормативным актом для милиции. Командование так же дает команду заучивать ФИО местных руководителей из чеченского отдела, а так же все руководство района, вплоть до фамилий директоров школ. Генералы лично ежедневно приезжают с проверками из Ханкалы по нескольку раз на дню и загружают нас по самые гланды всякой…, не в печатном издании будет сказано чем. Уже на второй день, точнее утро, нашего здесь пребывания, на построении очень умный генерал объявляет, что все должны здесь конспектировать всевозможные приказы, а руководители должны принимать зачеты по их знанию.

Раньше такого в этих краях не водилось.

Для людей, которые приезжают сюда уже не в первый раз, и которые привыкли, по опыту, что здесь им придется главным образом воевать – такая поставленная задача – вершина человеческого разума и вызывает, мягко говоря, недоумение и непонимание. По знанию фамилий командования у нас так же принимают зачеты, и бланки о принятии этих зачетов отвозятся в Ханкалу. Чего, впрочем, ждать от этих бывших армейских дуболомов.

И самая мерзость – ежедневно нам по нескольку раз в день объявляют учебную тревогу. Это и есть «Зарево-111». Объявляют в лучшем случае наше руководство. В худшем – проверяющие которые с секундомерами смотрят – за сколько минут мы успеваем занять места по боевому расписанию, предварительно напялив на себя бронежилет и остальную амуницию. Когда-то в 2001-м нам просто сказали, кто и где должен находиться в случае отражения нападения и на протяжении всей командировки никаких учебных тревог не проводилось, ибо ежедневные, точнее еженочные перестрелки были реальны. Теперь учебные тревоги возведены в культ и являются основным показателем работы. По требованию проверяющих, что бы успевать занять оборону за две минуты, мы должны приготовится к выполнению этой команды едва машина с проверяющими, будь-то Ханкала или МВД ЧР подъезжают к КПП. О визите начальников часовыми по рации подается команда - «три пятерки».

Услышав эту команду все, где бы они не находились, будь-то баня или туалет, должны бежать в свои кубрики, напялить на себя каску, подсумок с патронами, бронежилет и ждать с автоматом в руках, когда подадут команду «Зарево» А ее непременно подадут, как только проверяющие въедут на территорию ПВД. Затем по одному и тому же сценарию, дают вводную, что на таком-то посту убитый или раненый и его должны вынести.

Нашими скудными умишками не понять – зачем надо уносить убитого, пока идет бой и зачем подносчиков боеприпасов или санитаров, которые бегут по внутреннему двору должно сопровождать огневое прикрытие, числом больше того, кого они прикрывают, но, тем не менее, условного убиенного или раненого выносят, другая группа подтаскивает пустой ящик, изображая поднос боеприпасов.

Сценарий всегда один и тот же.

Фантазия у генералов скудноватая. И всегда гении тактической мысли остаются недовольны. Спрашивается, какой смысл в такой вот отработке действий? Если будет реальное нападение, то вряд ли бандиты предупредят об этом часовых на посту, и будут давать время для подготовки к отражению. И эта дребедень, бывает, повторяется по нескольку раз на дню. Поскольку поначалу бегать с носилками или с ящиками для патронов должны были только бойцы огневой группы, и поскольку мое боевое место находится в моем же кубрике то особых неудобств, в отличие от большинства моих коллег, я, опять же поначалу, не испытываю. Считая себя самым хитрым, напялив на себя всю эту сбрую в виде бронежилета, каски и разгрузки, спокойно сижу, играя автоматом, на своей кровати, вскакивая лишь тогда, когда в комнату заходит проверяющий, и, приняв, стоя у окна воинственную позу, изображаю, что держу оборону.

Кстати, вскоре нам дают указание, что при появлении проверяющего, надо не только принять воинственную позу, но и, держа на вскидку автомат, направленный, из окна в белый свет, заученно докладывать, что, дескать, «тов. генерал, веду наблюдение на посту номер такой-то, ориентиры такие-то, имею при себе автомат (серия и номер такие-то, столько-то боекомплекта, докладывает такойто» (ладно еще не докладываем, на каком заводе автомат был изготовлен и фамилию мастера). В каком-то ОМОНе однажды показали проверяющим такую форму доклада и теперь Ханкала его внедряет повсеместно. Шпаргалку с этим тестом вешаем у каждого окна, С уходом проверяющих, вновь плюхаюсь на кровать. Можно и включить тихонько телевизор. Успокаиваешь себя мыслью, что, взял автомат и сиди – скучай у окна, срок командировки идет. В принципе, для такого патологического лодыря вроде меня такая служба даже была бы в радость, если бы на этом все и кончалось. Щас! Наивный глупец!

Вскоре из офицеров так же создают группу для подноса условных боеприпасов и приходится группе на протяжении всего «Зарева», под хихиканье чеченских милиционеров, торчать в коридоре, в ожидании какой-либо очередной глупой вводной. После отбоя «Зареву-111», умники из Ханкалы не успокаиваются и по нескольку раз строят всех во дворе чаще по команде «Алое небо» - когда все должны строиться в бронежилетах, касках и с автоматами количеством боеприпасов в 120 патронов. Реже строят по команде «Голубое небо» - когда просто строятся налегке.

Прочитав длинную и неинтересную мораль о том, что мы все лодыри и не укладываемся в нормативы, начинают проверять наличие личного состава. Все, даже те, кто отстоял сутки на постах и должен по идее отдыхать после суточного наряда, должны стоять в строю и лицезреть господ генералов которые заняты важным делом – они лично проверяют наличие у нас удостоверений, жетонов командировочных удостоверений. Доходит до абсурда. После того, как им пару раз объяснили, что командировочные удостоверения у нас отсутствуют, поскольку мы их по прибытию сдали в отдел кадров, то умники дают команду, что бы кадровики изготовили и раздали всем ксерокопии командировочных удостоверений – видимо, чтобы было, что проверять и к чему цепляться. Особенно тяжело становится переносить эти тупые построения летом. Мало приятного торчать на 40-45-градусной жаре, обливаясь потом в полном вооружении, с касками на головах, в бронежилетах, пока эти умники проходят вдоль строя, проверяя у каждого чистоту автомата.

Затем следом идет другой проверяющий и проверяет наличие жетонов и ксерокопий командировочного удостоверений, содержание которых они внимательно сравнивают с содержанием служебных удостоверений. Поскольку это происходит каждый день, то очень непонятно какие изменения могут произойти за сутки в тексте документов. Правда, как объяснил наш начштаба, они, проверяя жетоны, которые, как правило, висят у нас на шеях, заодно обнюхивают сотрудника, вынюхивая – а нет ли запаха алкоголя? Затем еще кто-нибудь, проходя вдоль строя, проверяет, не вытащили ли хитрые милиционеры металлические пластины из бронежилетов?

Четвертый идет следом и спрашивает то знание ст.15 закона «О милиции» или о чем тот или иной приказ. В разгар лета, когда стоит нестерпимая жара, проверяющие начинают приезжать поздно вечером, когда жара немного спадает и проверяют тексты в удостоверениях при свете фонариков. Что именно они хотят там вычитать непонятно. Видимо, медаль им дадут, если они обнаружат отсутствие запятой.

Однажды вечером людей по очереди вызывают в кабинет к шефу, где сидят проверяющие, которые, сидя за столом как экзаменаторы на госэкзамене спрашивают у вызванного в кабинет милиционера фамилию того или иного руководителя нашей группы.

С этих пор каждый раз проверяющие – будь-то Ханкала или МВД по ЧР, построив во дворе весь личный состав, начинают выяснять содержание того или иного приказа, или содержание ст.15 или 16 Закона «О милиции», но их главный вопрос – как зовут того или иного руководителя. Им точно нечем заняться – приезжать из Ханкалы, для того, что бы спросить как зовут начальника. Правда один генерал, (как потом оказалось, это был самый тупой и трусливый генерал – начштаба группировки Денисов, к которому применима фраза Пушкина: «он чином от ума избавлен») идет еще дальше.

У одного милиционера он спрашивает – кто написал «Капитанскую дочку», и когда выяснилось, что тот не знает, загружает его и остальных стоящих в строю милиционеров вопросами типа - кто написал «Мцыри», кто такой Брежнев, что такое СССР, а так же какую книжку ты прочитал в последний раз и о чем она?

Молодежь в ответ на такие вопросы только смотрит на него беременными глазами «как в афишу коза». В общем, после этого он делает вывод, что все здесь балбесы, а руководство с нами не работает и что наше подразделение полностью небоеспособно. Кроме этого другой генерал днем ранее у кого-то обнаруживает так называемые остаточные явления или в простонародье выхлоп. Рождается соответствующий поклеп, что весь личный состав алкоголики (врет гад!

на самом только половина личного состава), которые вместо того, чтобы в свободное время изучать приказы группировки, устав караульной службы или зубрить формы доклада проверяющему, предается всевозможным порокам при полном попустительстве руководства оперативной группы.

И вот теперь мы по нескольку раз в день, стоя в строю, отвечаем на вопросы – как зовут начальника или какого-либо зама. Некоторые милиционеры, когда им задают такой вопрос, уже молчат просто из упрямства или говорят, что ничего не помнят. Это пассивная форма протеста против этого долболюбизма, который нам тут демонстрирует высшее командование. Милиционеры ответы на вопросы знают, но все происходящее здесь и никому не нужные построения, и дурацкие вопросы по возведенным в культ дурацким темам уже начинают воспринимать как унижение. Конечно, я не против проверок и в разумных пределах они даже нужны. И замечания полезны, когда они делаются по существу и полезны для дела.

Но то, что происходит здесь – это полный идиотизм!

Так и хочется спросить – почему вы, гениальные стратеги, не наезжали с проверками, к примеру в 2001 г., когда мы засыпали под раскаты пулеметных очередей и просыпались от тишины – не стреляют - значит подозрительно и тревожно, когда дня не проходило, чтобы в районе пару-тройку раз в день, что-то где-то не взлетело на фугасе.

В мою прошлую командировку в 2001 г. Ханкала нас не проверяла ни разу! Начальник штаба говорит, что и в 2004 г. они так же не докучали своими проверками. Я уже не говорю про 2000-й, когда вообще в городе еще шли бои, вот тогда бы приехать этим умникам, да оказать с автоматом в руках практическую помощь. Сейчас, пока не шибко стреляют и относительно редко взрывают, их сердца стали переполняться отвагой, они осмелели и катаются к нам по несколько раз на дню. Смешно, когда у нас еще сидят проверяющие из МВД ЧР, а еще и приезжает Ханкала и начинает проверять то же самое, что проверяли кураторы из МВД ЧР. Бывает, что новых проверяющих не устраивает то, что только час назад устраивало других проверяющих (сначала бы между собой договорились).

Впервые сбой в отлаженной машине регулярного приезда проверяющих проиcходит 21 марта, когда среди бела дня в Грозном обстреляли автомашину Астраханского СОМ и был ранен водитель.

Зато после этого впервые полтора суток вообще не было проверяющих. Затем приехали только из МВД ЧР. То ли они такие смельчаки, а может просто потому, что они, к сожалению, дислоцируются неподалеку от нас - в том же Старопромысловском районе. И снова со шпаргалкой в руках, они ходили вдоль строя и спрашивая, как фамилии того или иного руководителя служб, заглядывали в шпаргалку, проверяя правильность ответа. Меня уже начинает разбирать смех от глупости всего происходящего.

Будучи шутником, я, посмотрев в штабе данные наших командиров, когда меня спрашивают, как зовут командира или какого-либо зама, отвечаю не только имя, отчество и фамилию, но и год рождения, образование, состав семьи, добавив, что характер у него скверный. Шутка не проходит. У них вообще плохо с юмором.

В первый месяц на глаза проверяющим попалась стенгазета в Ленинской оперативной группе, где те в бессильной злобе написали, что Ханкала – это ставка Гитлера, или что-то в этом роде. Газету изымают, увозят ее на показ в Ханкалу, после чего ставят ленинцев на особый контроль и проверяют вдвое чаще, чем нас.

Примерно тоже самое в июне происходит в Старопромысловской группе, когда один из прибывших ханкалинских крупных чинов, свежим взглядом усматривает в юмористической стенгазете намеки на ханкалинское руководство, изымает стенгазету. Изъятие происходит после того, как газета уже месяц висела и никого из проверяющих не волновала. После изучения в Ханкале реквизированных стенгазет поступает указание сначала все стенгазеты и боевые листки везти в Ханкалу в отдел собственной безопасности и только после соответствующего утверждения вешать на стены.

В период с апреля по середину июня у командования группировки очередной бзик – кроме всего прочего спрашивать наизусть содержание указания о, том, что в чеченские края едет из-за рубежа банда в 14 человек, которая в ближайшие майские – июньские праздники собирается устраивать теракты в отношении высших военных чинов группировки. Поскольку мы уже начинаем испытывать очень большую неприязнь к высшему военному руководству группировки, то помогай Аллах тем, кто против них что-то совершит.

Три фамилии бандитов известны. Мы должны непременно выучить эти три фамилии – Низаф, Зизавиев и Исламиев. При этом никаких примет кроме фамилий не дают. Нас, и не только нас, но и всех милиционеров, находящихся в республике заставляют зубрить эти фамилии и название лагерей, а также тех арабских стран, из которых они едут. И по знанию этой филькиной грамоты у нас принимают зачеты. Длится все это до середины июня. Засланные воины Ислама не оправдали оказанного им высокого доверия, и все руководители группировки в Ханкале после указанного срока, к сожалению, остаются целы.

Правда, после того, как в ночь с 4 на 5 мая, когда в Старопромысловском районе погибли, подорвавшись на фугасе пять чеченских милиционеров и в ту же ночь на въезде в группировку в результате обстрела погиб водитель, генералы и особенно отважный генерал Денисов перестают к нам приезжать, видимо у них нашлись важные дела в группировке, но отправляют к нам шнырей чинами пониже.

Если в начале мая от нас более-менее отвязались, на короткое время то начали терзать и задалбливать по нескольку раз в день учебными тревогами вновь прибывших омоновцев Республики Коми, находящихся в нашем районе. За сутки, что я с ними простоял на их КПП-23 (бывший блокпост на Старопромысловском шоссе) в период усиления, «Зарево» у них играли раза четыре.

Омоновцы в ожидании проверки, вернувшись с караула, вместо отдыха, лихорадочно зубрили статьи закона «О милиции» и упомянутое мной указание, стараясь выучить фамилии тех троих типов, которые якобы должны прибыть в республику и совершить теракт в отношении высших военных чинов группировки. Омоновцы, так же как и мы искренне желают бандитам успеха в этом полезном начинании.

В мае ОМОН Республики Коми переводят из нашего района и снова начинают терзать нас.

В самой Ханкале, (в которой, кстати, закрывают по восемь дней боевых в месяц, в то время как нам только по два) там, по словам очевидцев, так же по два раза в день застраивают личный состав и проверяют по два раза в день жетоны и удостоверения.

А кроме этого по указанию Денисова проверяют, все ли патроны в рожках одной серии? Но в Ханкале понятно, от праздности у них крыша едет. Но дело в том, что нам-то в отделах заняться всегда есть чем.

Но по команде «три пятерки» все сотрудники, вынуждены бросать повседневную текущую работу и начиная от повара и заканчивая начштаба заниматься игрой в солдатики. Поэтому масса народу каждый день правдами и неправдами стремятся уйти в патрули, уехать в сопровождение или под каким иным предлогом покинуть территорию ПВД, лишь бы не видеть «зарев» и симпатичных лиц проверяющих.

В конце июня инициативой масс и с одобрения командиров создается патруль из одних офицеров, которые ежедневно большую часть светлого времени суток проводят в патрулировании улиц и окрестностей. В патруле и есть возможность пощекотать себе нервы, ибо фигурировать на грозненских улицах с нашими славянскими физиономиями даже в настоящее время не так уж безопасно, а главное это возможность не нарваться на очередную проверку.

Если, находясь в патруле, мы слышим сигнал «три пятерки», то домой не торопимся, нарезаем круги на улицах, в ожидании, когда они уедут. Но после двух недель такого патрулирования, так называемый куратор из МВД ЧР полковник Чреватенко (такой же бронезадый тупорыл, что и генерал Денисов) запрещает эти патрули, поскольку ему не интересно приезжая в наше расположение при проведении построений видеть личный состав не в полном составе.

Вследствие регулярных «Зарев» у какого-то майора в Ленинской оперативной группе в мае «поехала крыша». Он голый бегал по расположению и кричал, что он «двухсотый», искал свою фамилию на памятнике со списками погибших, сжег свою одежду на вечном огне. Самое интересное, что он был абсолютно не пьющий. Видимо взбесился от однообразия и бесконечных проверок и учебных - тревог. Его увезли во Владикавказ, где он начал застраивать соседа по палате, крича; «Зарево-111» Сосед выломился из палаты и обещал закодироваться и забыть вкус и запах водки и стать физкультурником, лишь бы его убрали от этого взбесившегося мента.

Ничего удивительного, от бесконечных «Зарев» взбесится кто угодно.

С июня в Ханкале происходит пересменка командного состава и к нам с новыми силами зачастили новые проверяющие. Они, так сказать, знакомятся с обстановкой и входят в курс. Снова проверяют по два раза в день. Постоянно объявляют «Зарево». Смотрят, насколько чисто в расположении и особенно любят проверять, а побриты ли сотрудники. То, что с начала командировки не разу не было учебных стрельб, а что такое боевые стрельбы некоторые и не знают, а иные сотрудники, не служившие в армии не разу из автомата не стреляли и не знают, а будет ли его автомат вообще стрелять, это никого не волнует, ибо по мнению Ханкалинского руководства, боеспособность подразделения проявляется в бритости и опрятном внешнем виде.

Как только приезжает проверка из Ханкалы, имеет обыкновение приезжать наш куратор полковник Чреватенко. Он любит фигурировать и демонстрировать, что все положительное, что у нас есть – это благодаря его чуткому руководству, а что плохо, то вопреки таковому.

Новые ханкалинские проверяющие еще новички. Видимо, у большинства из них это первая командировка. Сами ни черта не знают. Обходя посты и задавая милиционерам вопросы, они открыто смотрят правильный ответ в шпаргалку. Сидя в курилке, мы со смехом и злорадством смотрим, как они пугаются, когда где-то неподалеку слышатся автоматные очереди. Это мы знаем, что поскольку сегодня воскресение, а стало быть, у местных проводятся свадьбы, во время которых по местным обычаям при следовании свадебных кортежей стреляют в воздух, и чем круче жених, тем больше пальбы. Но трусоватые проверяющие этого не знают и, услышав автоматные очереди, начинают торопиться домой.

После того, как прицепиться не к чему, так как устранены все недостатки, которые только можно устранить, а выявлять недостатки надо, ибо руководству необходимо показывать бурную деятельность по поддержанию боеготовности, какой-то умник из Ханкалы выражает недовольство отсутствием на пожарных щитах табличек на предметах. Далее поступает приказ повесить таблички на ведра, поясняющие, что это именно ведро, а не что-либо еще, что это багор, это топор и т.д.

Мы не успеваем выполнить этого распоряжения, потому как получившие такое же указание питерские омоновцы выполняют его с точностью, что приводит проверяющего в бешенство, поскольку приехав в их расположение, он видит на каждом шагу на каждом предмете табличку с указанием что это такое, даже, пардон, в сортире висят таблички «очко для того-то». Кроме того скотчем на животных, обитающих в их расположении были примотаны таблички «кот Васька», «сука Жучка». Этот проверяющий жаловался начальнику группировки, что омоновцы издеваются над ним, но тот только посмеялся, поскольку они в точности выполнили его же тупое указание. У нас в расположении, только накануне отъезда, полковник Чреватенко вновь дает указание на каждую обитающую в расположении дворнягу повесить ошейник с указанием клички этой дворняги.

Какие-то приехавшие с проверкой москвичи идут еще дальше, ну нечего уже исправлять! И они дают команду всем сдать оружие в оружейную комнату и получать его в случае тревоги или при заступлении в наряд. Дальше некуда. Даже ханкалинские тупицы понимают абсурдность этого решения, и оружие остается при нас.

Речь даже не идет о реальном нападении, если сдать оружие, то мы не сможем своевременно, в две минуты занимать оборону по «Зареву».

Под конец командировки мы уже устали ругаться и материться по поводу тупости высшего командования группировки, поэтому уже только открыто над ними смеемся, когда они пропагандируют очередной бред сивой кобылы, что приводит их в ярость.

Начиная с августа, едва машины с приезжающими в Ханкалу по делам офицерами и их сопровождением появлялись на стоянке, к ним подходил комендантский патруль и проверял форму одежды.

Если кто-то оказывался в бандане или масхалате и (или), Боже упаси, в кроссовках, его записывали, и катали телегу руководителям группировки. После этого нас ждали новые проверки, во время которых вновь проверяли боеспособность, представлявшейся в виде нацепленных на масхалаты знаков различия и шевронов, чего ранее не делалось.

Наши милиционеры уже начинают чуть ли не демонстративно саботировать дубовые вводные руководства, и умышленно «включать узбека» когда им задают вопросы о содержании того или иного приказа и его датировке. Конечно же, проверяющие оставались недовольны и вопили о резком снижении боеспособности в нашем ПВД.

Вечером, когда наш начальник и начштаба на построении делали разбор полетов, народ уже просто начинал истерично смеяться.

Конечно, нам очень жаль наше руководство, которому предстоит иметь в Ханкале бледный вид по факту утери боеспособности, но всему личному составу до того осточертел этот дебилизм, что нам до лампочки боеспособность в том виде, как ее представляют проверяющие из Ханкалы, а они каждый раз представляют ее по-разному. И мы все новые идеи проверяющих чуть ли не демонстративно игнорируем.

Когда уже не к чему прицепиться нас заставляют зубрить ТТХ пистолета, кстати, во всем ПВД ни у кого пистолета нет, ибо в Чечне это самое бесполезное оружие. Кроме того, кричат о необходимости изучать ТТХ БМП и БТР, которых у нас не то, что в отделе, но и в комендатуре района нет в принципе.

Однако, поскольку командование группировки состоит в большинстве своем из бывших армейских дуболомов, то ничего иного от них ждать не приходится. В последние дни, проверяющим становится не интересно докучать нам указаниями, именно потому, что мы уже игнорируем их указания, накануне отъезда мы можем себе это позволить, не оставят же нас здесь на второй срок за неисполнение идиотских указаний.

В Ханкале, потирая руки, ждут, когда приедет наша смена, открыто говоря, что на первых порах они задолбают наших заменщиков проверками. Так что руководящая роль Ханкалы сводится сейчас к принципу – «мне не нужна твоя работа, мне надо, что бы ты помучался!». Именно поэтому, покидая прекрасный и гостеприимный город Грозный мы в первую очередь радуемся даже не сколько предстоящей встрече с родными, сколько тому, что уходим от этого идиотизма, порожденного тупостью высшего командования. И эта командировка будет у нас ассоциироваться в первую очередь с той нервотрепкой тем мандражом, который возникал после вопля дневального – «Зарево-111!».

И, напоследок, если когда-нибудь Вам встретиться человек, который, позвякивая медалями, будет рассказывать о своих подвигах, но при этом скажет, что служил в Ханкале – то плюньте ему в физиономию.

1. Дмитрий Кулаков и чеченский милиционер Бислан Некдаров за работой.

Источник: Коллекция Дмитрия Кулакова

–  –  –

М ежду двумя войнами, Гражданской и Великой Отечественной, страна пережила поистине судьбоносный период, который приведет ее и к великим бедам, и к великим победам.

Уже в 1920-е годы борьба за власть из «горячей фазы» Гражданской войны перешла в борьбу внутрипартийную, фракционную.

В результате умело организованных интриг сталинскому окружению удалось сначала одержать над своими оппонентами победу политическую и моральную, а впоследствии вообще физически уничтожить многих из них.

На внешнеполитическом фронте страну также ждали серьезные испытания. Романтическая мечта о скорой мировой революции растворилась раньше, нежели забылись воспевавшие ее революционные песни. Стало ясно, что Республике Советов нужно рассчитывать только на себя, свои силы, свои ресурсы, свой энтузиазм и волю к победе.

Однако конкретные этапы движения, впрочем, как и конечная цель, даже в трудах классиков марксизма выглядели весьма неопределенно, и, как покажет практика, в условиях современной России построение социализма в отдельно взятой стране окажется долговременной авантюрой. Поэтому люди скорее инстинктивно готовы были положиться на разум, волю и провидческий талант лидера, наделив его практически неограниченными полномочиями. Веря в конечную победу, толпа готова была не просто обожать – обожествить того, кто займет эту нишу, готова была вынести любые трудности и испытания, на которые вождь и его соратники призовут соотечественников.

«…Вдруг появляются Каганович, Ворошилов, Андреев, Жданов и Сталин. Что сделалось с залом! А ОН стоял немного утомленный, задумчивый и величавый. Чувствовалась огромная привычка к власти, сила… Я оглянулся: у всех были влюбленные, нежные, одухотворенные и смеющиеся лица. Видеть его – просто видеть – для всех нас было просто счастьем… Каждый его жест воспринимался с благоговением».

Эти не предназначавшиеся для печати строки принадлежат * Владислав Александрович Липатов – кандидат филологических наук, доцент Уральского государственного университета и Гуманитарного университета, Екатеринбург.

Цит. по: Новейшая отечественная история. ХХ век: В 2 кн. М., 2004.

С. 427.

© В.А.Липатов, 2009 перу К.Чуковского1, художника, безусловно, не обласканного властью. Тем больше доверия к искренности его слов и чувств.

Прозорливым и критичным легко быть сейчас, а тогда даже неподцензурный фольклор готов был славословить вождя, словно бога:

Сталин – солнце золотое наше, Для врагов смертельно слово «Сталин», Грозовые тучи разогнавши, Ты открыл нам солнечные дали…2 Конечно, следует сделать поправку на своеобразие панегирической восточной поэзии3, однако и в русском поэтическом творчестве, как профессиональном, так и народном, не только зримый образ, но само имя «Сталин» сакрализовались4, а в его высказываниях видели особую мудрость. Например, в Политическом отчете ЦК XVI съезду ВКП(б) (июнь–июль 1930 г.) генеральный секретарь в частности произнес: «Ни одной пяди чужой земли не хотим.

Но и своей земли, ни одного вершка своей земли не отдадим»5.

И вот уже в «Марше танкистов» (1939) Б.Ласкина и братьев Покрасс мы встречаем почти точную цитату:

…Пусть помнит враг, укрывшийся в засаде:

Мы начеку, мы за врагом следим, Песню безвестного кабардинского ашуга сначала привела газета.

«Большевистская сталь», затем – антология «Кабардинский фольклор»

(Academia, 1936. С. 555), далее мемориальный сборник «Любимый Серго» (Молодая гвардия», 1937. С. 7) и, наконец, сборник В.Сидельникова «Красноармейский фольклор» (М., 1938. № 107). Цитируемый фрагмент невольно напомнил строки поэта-силлабика XVII века Симеона Полоцкого, подтверждающие фактически религиозный характер почитания коммунистического лидера:

…Подобно действо имат молитва святая На змия ветха из уст наших пущенная;

В ней же имя «Иисус» яко бисер сияет, Демона лукавого в силе умерщвляет… Когда группа поэтов приехала в Дагестан, то из уст Сулеймана Стальского, «Гомера наших дней», как называл народного сказителя М.Горький, они услышали такие строчки:

О, Сталин, ты падишах падишахов, Ты – султан султанов, Ты – царь царей, Ты выше белого царя… Русскоязычные мастера культуры, познакомившись с подстрочником, решили перевести слова знаменитого народного поэта более сдержанно:

О, Сталин, ты солнце народов, Ты вершина гор… и т.д.

Например, если в годы Гражданской войны «вождем» могли назвать и командира подразделения, то теперь так величали только генерального секретаря партии.

Сталин И.В. Вопросы ленинизма. М., 1933. С. 502.

–  –  –

А это та же цитата уже в народной интерпретации:

Не хотим врагу мы дать ни одну земную пядь.

Красный флот непобедим, себя в обиду не дадим.

Мы отныне зорким глазом за границею следим.

Нам чужой земли не надо, и своей не отдадим6.

Таким образом, истинный культ личности рождается не только в верхних эшелонах власти, он, как и революция, зреет и в окружении лидера, и внизу. Происходит это в тот исторический период, когда верхи не хотят, а низы, как им кажется, не могут жить без «сильной руки». Рождается первоначально как проявление высокой степени уважения толпы к своему руководителю на волне необычайного духовного подъема масс, их восторженного увлечения идеей, вербализованной лидером и его соратниками. Такого лидера называют харизматичным. В свою полную противоположность культ личности превращается тогда, когда воодушевление масс лидер употребляет им во вред.

В «коммунистической религии», построенной на вере в светлое будущее, обожествляемого вождя должен окружать пантеон соратников. Лучше всего на эту роль подходили знаковые герои Гражданской войны.

Несмотря на то, что в эту войну в Красной Армии до 75% должностей командующих фронтами, 100% начальников штабов фронтов, 82% командующих армиями и т.д. были заняты бывшими генералами и старшими офицерами старой армии, среди которых был, например, едва ли не самый известный полководец Первой мировой А.А.Брусилов, в советские герои они не попали. Напротив, после окончания Гражданской войны значительная часть так называемых «военспецов» из армии была уволена, а рубеж 1920-х – 30-х годов оказался омрачен массовыми репрессиями против кадровых офицеров старой армии. Тех же, кто уцелел в этой кровавой чистке, уничтожат в ходе репрессий 1936–1937 годов. Выживут и смогут принести ощутимую пользу во время Великой Отечественной войны немногие.

Однако, помимо смерти физической, существует еще и забвение. Она, эта смерть-забвение, практически не пощадила никого из тех, кто принимал стратегические решения на самом высшем уровне. А народными героями стали командиры хотя и первого, но не высшего командного эшелона: командир Первой Конной армии С.Буденный, «первый красный офицер» К.Ворошилов, комбриг Г.Котовский, комдив В.Чапаев, начдив Н.Щорс. Действительно поКрасноармейский фольклор. № 120, 114.

пулярные в народе военачальники никакой опасности для режима не представляли, либо потому, что были уже мертвы, либо оказались хорошо прикормлены властью, входили в «ближний круг».



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |

Похожие работы:

«ПЯТЫЕ ОТКРЫТЫЕ СЛУШАНИЯ «ИНСТИТУТА ПЕТЕРБУРГА». ЕЖЕГОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ПРОБЛЕМАМ ПЕТЕРБУРГОВЕДЕНИЯ. 10– 11 ЯНВАРЯ 1998 ГОДА. А. В. Холоденко ПЕТЕРБУРГСКИЙ АДРЕС В ЛИТЕРАТУРНОМ И ЭПИСТОЛЯРНОМ НАСЛЕДИИ Н. В. ГОГОЛЯ Эти заметки возникли в результате работы над темой «Петербургский адрес как часть петербургской культуры», в которой рассматриваются история возникновения, развитие структуры, а также культура написания и устного описания петербургского адреса. Факту недавнего открытия памятника...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра истории медицины ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ МЕДИЦИНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941–1945 гг. МАТЕРИАЛЫ VIII Всероссийской конференции (с международным участием) Москва – 20 УДК 616.31.000.93(092) ББК 56.6 + 74.58 Материалы VIII Всероссийской конференции с международным 22 участием «Исторический опыт медицины в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.» – М. : МГМСУ, 2012. – 304 с. Сопредседатели оргкомитета...»

«Сервис виртуальных конференций Pax Grid ИП Синяев Дмитрий Николаевич Химическая наука: современные достижения и историческая перспектива III Всероссийская научная Интернет-конференция с международным участием Казань, 31 марта 2015 года Материалы конференции Казань ИП Синяев Д. Н. УДК 54(082) ББК 24(2) X46 X46 Химическая наука: современные достижения и историческая перспектива.[Текст] : III Всероссийская научная Интернетконференция с международным участием : материалы конф. (Казань, 31 марта...»

«С.П. Капица Сколько людей жило, живет и будет жить на земле. Очерк теории роста человечества. Москва Эта книга посвящается Тане, нашим детям Феде, Маше и Варе, и внукам Вере, Андрею, Сергею и Саше Предисловие Глава 1 Введение Предисловие Человечество впервые за миллионы лет переживает эпоху крутого перехода к новому типу развития, при котором взрывной численный рост прекращается и население мира стабилизируется. Эта глобальная демографическая революция, затрагивающая все стороны жизни, требует...»

«СБОРНИК РАБОТ 68-ой НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ СТУДЕНТОВ И АСПИРАНТОВ БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 16–19 мая 2011 г., Минск В ТРЕХ ЧАСТЯХ ЧАСТЬ III БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СБОРНИК РАБОТ 68-ой НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ СТУДЕНТОВ И АСПИРАНТОВ БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 16–19 мая 2011 г., Минск В ТРЕХ ЧАСТЯХ ЧАСТЬ III МИНСК ГУМАНИТАРНЫЙ ФАКУЛЬТЕТ ПРОЯВЛЕНИЕ ЛЮБВИ И СИМПАТИИ У ПАР ЮНОШЕСКОГО ВОЗРАСТА В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ТРЕВОЖНОСТИ Е. А. Авлосевич В настоящее время...»

«Оргкомитет конференции приглашает принять участие в работе в ежегодной Научной конференции «Ломоносовские чтения» и Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов – 2015». Конференции пройдут 21-23 апреля 2015 года в рамках празднования 260-летия образования Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. Открытие конференции состоится 22 апреля 2015 года в Филиале МГУ имени М.В. Ломоносова (улица Героев Севастополя, 7). Организационный...»

«ТЕОРИИ И МЕТОДЫ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ (ПО ИТОГАМ КОНФЕРЕНЦИИ) ВОЙЦЕХ ВЖОСЕК КЛАССИЧЕСКАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ КАК НОСИТЕЛЬ НАЦИОНАЛЬНОЙ (НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКОЙ) ИДЕИ В нижеследующих размышлениях мы будем искать ответ на вопрос, почему национальный взгляд на мир (его прошлое, настоящее и будущее) служит столь прочным фундаментом нашего современного мышления, и не только исторического. Ответ мы находим в характерных чертах исторического мышления, которое в определенной степени несет за это ответственность....»

«Рекламно-информационный бюллетень (РИБ) Декабрь 2015-январь 2016 г. История создания Центра научной мысли Центр научной мысли создан 1 марта 2010 года по инициативе ряда ученых г. Таганрога. Основная деятельность Центра сегодня направлена на проведение Международных научно-практических конференций по различным отраслям науки, издание монографий, учебных пособий, проведение конкурсов и олимпиад. Все принимаемые материалы проходят предварительную экспертизу, сотрудниками Центра производится...»

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Историко-архивный институт Высшая школа источниковедения, вспомогательных и специальных исторических дисциплин XXVII международная научная конференция К 85-летию Историко-архивного института К 75-летию кафедры вспомогательных исторических дисциплин ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ДИСЦИПЛИНЫ И ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ: СОВРЕМЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Москва,...»

«МЕЖДУНАРОДНАЯ МОЛОДЕЖНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ТЮМЕНСКАЯ МОДЕЛЬ ООН VI школьная сессия СОВЕТ БЕЗОПАСНОСТИ ДОКЛАД ЭКСПЕРТА «ЗАЩИТА ГРАЖДАНСКИХ ЛИЦ В ВООРУЖЕННЫХ КОНФЛИКТАХ» Талгат ДИСЕНБАЕВ Ассистент кафедры новой истории и международных отношений. Тюменский государственный университет. Анжелика ОЗНЕЦЯН Направление «Международные отношения» Тюменский государственный университет Октябрь 25 27, Please recycle СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ИСТОРИЯ КОНФЛИКТА НЕДАВНИЕ ИЗМЕНЕНИЯ ПОЗИЦИИ СТРАН ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПИСОК ИСТОЧНИКОВ...»

«ВЕСТНИК РОИИ Информационное издание Межрегиональной общественной организации содействия научно-исследовательской и преподавательской деятельности «Общество интеллектуальной истории» № 30, 2015 Электронную версию всех номеров «Вестника РОИИ» можно найти на сайте РОИИ по адресу: http://roii.ru Умер Борис Георгиевич Могильницкий. Не стало Ученого, для которого несуетное служение Истории было главным делом жизни. Он посвятил свое научное творчество сложнейшим проблемам методологии и историографии...»

«Вестник ГЕРОНТОЛОГИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА Российской Академии наук Информационный бюллетень № 1-2 (137138) январь-февраль 2010 г. В номере: Наши поздравления История геронтологии ПРЕЗИДИУМ Научные встречи Рецензия на книгу ПРАВЛЕНИЯ ГЕРОНТОЛОГИЧЕСКОГО Предстоящие конференции Книжная полка ОБ ЩЕСТ ВА п р и РАН Диссертации по геронтологии и гериатрии Пpезидент: В.Н. АНИСИМОВ ПРЕМИИ ГЕРОНТОЛОГИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА МОЛОДЫМ УЧЕНЫМ пpофессор, д.м.н., Подведены итоги конкурса на лучшую работу по геронтологии...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования «Мозырский государственный педагогический университет имени И. П. Шамякина»Этнопедагогика: история и современность Материалы Международной научно-практической конференции Мозырь, 17-18 октября 2013 г. Мозырь МГПУ им. И. П. Шамякина УДК 37 ББК 74.6 Э91 Редакционная коллегия: В. С. Болбас, кандидат педагогических наук, доцент; И. С. Сычева, кандидат педагогических наук; Л. В. Журавская, кандидат филологических наук, доцент; В. С....»

«Генеральная конференция General Conference 34 C 34-я сессия, Париж 2007 г. 34th session, Paris 2007 Confrence gnrale 34e session, Paris 2007 Conferencia General 34a reunin, Pars 2007 2007 34 C/40 Part I 22 августа 2007 г. Оригинал: английский Пункт 5.6 предварительной повестки дня Создание центров категории 2 под эгидой ЮНЕСКО Часть I Предлагаемое создание в Триполи (Ливийская Арабская Джамахирия) Регионального центра по управлению ресурсами трансграничных водоносных горизонтов в качестве...»

«СПИСОК ОСНОВНЫХ ПЕЧАТНЫХ РАБОТ ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК Е. В. РЕВУНЕНКОВОЙ «Седжарах Мелаю» (Малайская история) — исторический и литературный памятник Средневековья // Тез. конф. по истории, языкам и культуре ЮгоВосточной Азии. Л. С. 15–17. Сюжетные связи в «Седжарах Мелаю» // Филология и история стран зарубежной Азии и Африки: Тез. науч. конф. Вост. ф-т ЛГУ. Л. С. 36–37. Индонезия // Все о балете: Словарь-справочник / Сост. Е. Я. Суриц; под ред. Ю. И. Слонимского. М.; Л. С. 43–45. Культурная...»

«Издано в алтгу Неверовские чтения : материалы III Всероссийской (с международным участием) конференции, посвященной 80-летию со дня рождения профессора В.И. Неверова : в 2 т. Т. I: Актуальные проблемы политических наук / под ред. П.К. Дашковского, Ю.Ф. Кирюшина. – Барнаул : Изд-во Алт. ун-та, 2010. – 231 с. ISBN 978-5-7904-1007-9 Представлены материалы Всероссийской (с международным участием) конференции «Неверовские чтения», посвященной 80-летию со дня рождения профессора, заслуженного...»

«Б.Д. К О 3 Е Н К О ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (Новая и новейшая история. 2001. №3. С.3–27) Первая мировая война одно из самых грандиозных и трагических событий в истории человечества, которое до сих пор привлекает к себе внимание. Над ее историей работали и работают ученые многих стран. Несмотря на прошедшие десятилетия и другие грозные катаклизмы XX в., интерес к войне 1914-1918 гг. не иссякает, а в ряде стран, например в России, даже растет. Расширяется и отечественная...»

«Институт языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской академии наук Петрозаводский государственный университет МАТЕРИАЛЫ научной конференции «Бубриховские чтения: гуманитарные науки на Европейском Севере» Петрозаводск 1-2 октября 2015 г.Редколлегия: Н. Г. Зайцева, Е. В. Захарова, И. Ю. Винокурова, О. П. Илюха, С. И. Кочкуркина, И. И. Муллонен, Е. Г. Сойни Рецензенты: д.ф.н. А. В. Пигин, к.ф.н. Т. В. Пашкова Материалы научной конференции «Бубриховские чтения: гуманитарные...»

«Материалы международной конференции Москва, 8–10 апреля 2010 г. МОСКВА ОЛМА Медиа Групп УДК 94(47+57)„1941/45“ ББК 63.3(2)621 П 41 Редакционный совет: академик Чубарьян А. О., д.и.н. Шубин А. В., к.и.н. Ищенко В. В., к.и.н. Липкин М. А., Зверева С. Н., Яковлев М. С. (составитель) Издание осуществлено при поддержке Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ П 41   Победа  над  фашизмом  в  1945  году:  ее  значение  для  народов ...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РФ ГОУ ВПО «Пермский государственный университет» Студенческое научное общество историко-политологического факультета РОССИЯ И МИР XIX – НАЧАЛЕ XX ВЕКА В КОНЦЕ II Материалы Второй Всероссийской научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов (Пермь, Пермский государственный университет, 5 – 9 февраля 2009 г.) Пермь УДК 94(47) “18” “19”: 94(100) ББК 63.3(2)5:63.3(0) Р 76 Россия и мир в конце XIX – начале XX века: II: материалы Всерос. науч. Р 76...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.