WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

«Мода в контексте культуры Сборник статей Четвертой научно-практической конференции Выпуск Санкт-Петербург УДК 316. ББК 60.526.2 М Сборник статей «Мода в контексте культуры» издается по ...»

-- [ Страница 3 ] --

Однако упадок нравов в среде «золотой молодёжи» преподносится как результат не только чрезмерной родительской опёки, но и родительского равнодушия. Так, сатирик адресует наставление в стихах воображаемой «интелигентной» паре. Его герои – высокопоставленные чиновники, обладатели «Москвича» и дачи в Подмосковье. Их благополучие нарушается только поведением сына, пятнадцатилетнего стиляги. Автор открыто обвиняет родителей в деградации юноши: «... Из общего запаса/ Ваших функций на больших постах/ Уделить вы сыну даже часа/ Не могли за совесть и за страх!»18 Отсюда следует, что корень неправильного воспитания молодёжи сатирик находит в подмене духовных ценностей материальными, к которым советская идеология относит и западную моду.

Таким образом, стиляжничество трактуется нет только как классовая, но и как педагогическая проблема. Две эти характеристики логически взаимосвязаны: номенклатурные работники, оторванные от ценностей народа, не могут привить своим детям патриотизм и уважение к труду. В свете данных рассуждений аргумент историка культуры Д.Фельдмана о борьбе со стилягами как части сталинского удара по высшему партийному руководству представляется вполне убедительным.19 Как показывает анализ карикатур, редакторы и авторы «Крокодила»

преследовали цель сформировать общественное мнение о стилягах как об элитарной группе, противопоставившей себя массе рабочей молодёжи через индивидуальный стиль – одежды, языка, поведения. Иначе говоря, официальная сатира свела обширный феномен нонконформистской молодёжи к шаблонному термину «стиляга», к некой элитарной группе, чуждой советскому обществу. Различия в социальном происхождении и умственых способностях «стиляг» были при этом проигнорированы. Соответственно, карикатуристы отразили лишь наиболее заметные, эксцентричные проявления нестандартной молодёжной культуры вообще и моды в частности. С другой стороны, исследование более глубоких процессов не входило в их задачу и даже противоречило ей. Тем не менее, во многом благодаря «Крокодилу»

стиляги оставили заметный след в истории советской моды.

Вопрос о том, являлись ли стиляги молодёжной субкультурой, учитывая их классовую неоднородность. достаточно спорный, Тем не менее, автор склонен считать стиляг именно субкультурой, ориентируясь на определение канадского социолога М. Брэйка; как любая субкультура, стиляги имеют свой стиль, включающий дресс-код, поведение и арго. См. Brake M.

Comparative Youth Culture. The Sociology of Youth Culture and Youth Subcultures in America, Britain and Canada. – London - New York: Routedge&Kegan Paul, 1985. 11.

См. Аксёнов В. В поисках грустного беби. – N. Y: Liberty Press House, 1987; Козлов А. Джаз, рок и медные трубы. – М.: Эксмо, 2006; Славкин В.

Памятник Неизвестному стиляге. – М.: Артист, Режиссёр, Театр, 1996.

Рот-Ай К. Кто на пьедестале, а кто в толпе: Стиляги и идея советской «молодежной культуры» в эпоху «оттепели» // Неприкосновенный запас. – 2004. - № 4 (36).

Славкин В. Памятник неивестному стиляге. – М.: Артист. Режиссёр.

Театр, 1996 http://www.paco.net/odessa/media/word/242/sn220b.htm Cohen S. Folk Devils and Moral Panics: The creation of the Mods and Rockers. - London : Routledge, 2002.

О происхождении термина «стиляга» см. Козлов, С. 82; Вартаньян Э. Путешествие в слово. – М.: Просвещение, 1982 http://www.knigashop.ru/ book/953/?poisk=true

–  –  –

Согласно П. Вайлю и А. Генису, Хрущёв сказал по поводу абстрактных картин «Осёл хвостом машет лучше». Вайль П., Генис А. 60-е: Мир советского человека. – М.: Новое Литературное обозрение, 1996, с. 190.

–  –  –

С некоторыми оговорками, можно провести аналогию с традицией православной иконы, где святые изображались неподвижными как столпы, а черти и грешники, напротив, в резком движении.

–  –  –

Pilkington H. Russia’s Youth and its Culture: A Nation’s Constructors and Constructed. – London-New York: Routedge, 1994.- С. 35.

В данном случае «советская элита» - объединяющий термин для высших слоёв советского общества: партаппаратчиков, дипломатов, высокопоставленных чиновников, крупных деятелей науки и искусства.

–  –  –

Тольц В. Lingua Sovetica – Советский язык. Радио Свобода (запись программы от 19.10.03.). http://www.svoboda.org/programs/TD/2003/TD.101903.

asp

–  –  –

Винтаж в контексте глобализации современной моды Глобализация общества является одной из доминирующих тенденций развития цивилизации XXI века. Она оказывает воздействие не только на экономические и геополитические аспекты развития практически всех стран мира, но также влияет на аспекты социального и культурологического плана, духовные ценности, культуру, искусство и моду.

Под воздействием глобализации в моде резко возрастают темпы производства, распространения и потребления модных образцов, а циклы их жизнеспособности, напротив, сокращаются. Информатизация общества приводит к стремительному увеличению объема информации о меняющихся разнонаправленных течениях, тенденциях. Глобализация открывает новые, неосвоенные рынки для международной модной торговли, способствует появлению многочисленных модных корпораций - конгломератов роскоши, развитию массовой и «быстрой» моды, формируя в итоге общую, более единую и цельную глобальную модную культуру.

Однако, в настоящее время в процессе глобализации моды наблюдается и ряд деструктивных факторов. Положительная тенденция развития производства нивелируется кризисом неограниченного потребления и экологическими проблемами. Оптимизирующая «вариабельность» массовой моды и стремительно меняющиеся тренды, оборачиваются потерей индивидуальности, что впоследствии приводит к эскапизму. Экономическая экспансия включает в себя также культурологическую экспансию, когда страна-лидер навязывает свою моду, культуру, систему духовных ценностей, зачастую находящихся в противоречии с традиционными ценностями национальных культур других стран.1 Факторы (экономические, технологические, информационные, экологические), которыми обусловлен процесс глобализации, проявляют себя сегодня в различных сферах культуры, искусства и моды, поэтому их анализ, а также прогнозирование возможных последствий, как положительных, так и отрицательных, представляется весьма актуальным.

В обществе потребления наиболее значимым для формирования системы моды и определения путей ее развития становится экономический фактор.

Глобализация открыла рынки для международной модной торговли, что с одной стороны, помогло многим странам осуществить гораздо более быстрый экономический рост, чем это могло бы быть в ином случае, с другой

- привело нас к общей мировой моде. Стиль одежды стал более однородным, не подразумевающим сильных национальных и культурных различий, и важнейшей характеристикой процесса глобализации моды стало движение к ее «международной интеграции», всемирному масштабу, что предполагает объединение общества в единый модный организм, зависимость его от общих тенденций, единых модных стандартов, глобального рынка.

Данный процесс усилился, с наметившейся в девяностых годах тенденции появления транснациональных модных корпораций: Tommy Hilger, Nike, Gap или мощных конгломератов роскоши, объединяющих Дома моды или нескольких дизайнеров под одним крупным брендом, концерном, вроде LVMH Бернара Арно или PPR Франсуа-Анри Пино. Модные конгломераты схожи по своей идее с транснациональными промышленными корпорациями, такими как Microsoft, De Beers, Sony, контролирующими не только отдельные отрасли, а целые сектора экономики в различных странах, что ведет к глобализации производственных связей, сбыту готовой продукции, формированию унифицированной производственной культуры общества и глобального рынка. Не случайно глобализацию интерпретируют как современную форму монополизации, концентрации капитала и как тотальную вестернизацию. Все это можно отнести и к характеристикам развития экономики глобальной моды.

В своей автобиографии дизайнер Том Форд, возглавлявший модные Дома Gucci & Yves Saint Laurent, рассуждая о глобализации культуры и моды, пишет: «Мир наводнен McDonalds, одинаковыми аэропортами, бутиками Gucci и Prada, он пьет кока-колу, смотрит одни и те же фильмы, слушает одинаковую музыку, выбирает одни и те же бренды, демократизирующие моду, ориентирующие ее на усредненность, «кричащие» о социальном статусе и умалчивающие об индивидуальности».

2 Однако, как и в других сферах культуры, в моде существует движение антиглобализма. Любое насилие содержит в себе идею сопротивления - чем больше «власти» у международных марок или представителей так называемой fast-fashion («быстрой моды»), таких как Zara или H&M, которые делают доступные вещи в сотрудничестве с большими художниками (Victor&Rolf, Roberto Cavalli, Matthew Williamson) или занимаются копированием подиумных тенденций и их массовым тиражированием, тем очевиднее мысль, что должна существовать альтернатива. Мощь промышленных корпораций и гигантских модных конгломератов, индустриализация и китайские подделки с одной стороны, усугубили положение, с другой - выявили подлинную ценность вещей винтаж, единичных, созданных вручную и не утративших свою «ауру»3 при репродуцировании и тиражировании. Сегодня многие аналитики, социологи и культурологи моды рассматривают винтаж как оппозицию глобальной моде.

Как уже было сказано, глобализация не могла бы утвердиться как особый феномен, если бы не целая совокупность факторов, обусловивших ее появление. Среди основных факторов, воздействующих на процесс развития единой и цельной глобальной модной культуры, следует выделить информационный фактор. По мнению известного американского аналитика Фрэнсиса Фукуямы, одно из важнейших культурологических последствий развития процесса глобальной информатизации общества заключается в глобализации индивидуального и общественного сознания. Сегодня ни одна страна мира не может оградить себя от влияния глобальных средств массовой информации и коммуникации. Новая идея, тенденция сразу же доступна в любой точке земного шара, поэтому сознание людей XXI века формируется не только под воздействием ситуации в своей стране, но также в значительной степени под воздействием информации внешнего мира, что является принципиально новой ситуацией.

Развитие интернета, спутникового телевидения и новых информационных технологий привели к переходу ряда стран от постиндустриального к информационному обществу и превратили казавшийся таким необъятным мир в «глобальную деревню» («Global village»)4, как еще в 1960-х предрек канадский теоретик в области коммуникаций Маршал МакЛухан. Мировая коммуникационная сеть интернет, Fashion TV, «сжигающие» пространство и время авиалинии, позволяют непрерывно, без привязки к какому-либо месту или времени транслировать, выбирать стили и образы в режиме on-line. Любая тренд –информация доступна на профессиональных информационных порталах5, где можно посмотреть дизайнерские коллекции через несколько часов после их показа в одной из столиц моды, найти пресс-релиз, свежие рецензии, анонсы выставок костюма и репортажи об уличной моде, обновляемые каждый день.

В начале ХХI века интернет - символ и синоним глобализации, стал важным экономическим и социальным фактором, пространством коммуникации и формирования идентичности пользователей. Примером может служить, созданная Карим Рашидом концепция бутика Джорджо Армани, в котором абсолютно не было одежды. Армани попросил дизайнера создать что-то в духе XXI века, а в XXI веке мы все покупаем по Интернету, и поэтому концепция Рашида была следующей: клиента сканируют, его образ передается на экран, где на него виртуально примеряют понравившуюся одежду. Человек видит себя на экране в различной одежде, даже не надевая ее, что очень удобно и главное объективно, ведь в зеркале ты не можешь увидеть себя целиком.

С приходом цифровой эры, осознав преимущества и возможности виртуального мира перед материальным, более скучным и предсказуемым, художники и дизайнеры стали творить в новом измерении – цифровом, Однако оценки влияния информатизации на процессы, протекающие в современной моде диаметрально противоположны. К примеру, социолог Дэвид Бойл в своей книге «Authenticity: Brands, Fakes, Spin and the Lust for real Life»

утверждает, что увлечение «древностями» неосознанно является важной чертой сознания современного общества эпохи глобализации и виртуальных услуг. Протестуя, люди, хотят уникальности, рукотворности, подлинности и только старинные вещи создают такие ощущения. Называя это «мечтой о новом реализме», Бойл подчеркивает, что винтаж - является воплощением этой мечты, и мода, чувствуя, что общество ХХI века ностальгирует, каждый сезон отвечает этой потребности.

Следующим фактором глобализации модной индустрии стало развитие новых технологий производства, эффективность которых доказали максимальная скорость, снижение стоимости модной продукции за счет снижения ее качества, сокращение затрат природных ресурсов, энергии и социального времени. Данная стратегия развития производства обеспечила возможность США и стран Европы продолжать дальнейший курс экономического роста, основанный на принципе неограниченного потребления. Прогнозы свидетельствуют, что в ближайшие десятилетия тенденция господства массового производства и сегмента рынка «быстрой» моды будет только усиливаться, что неминуемо ведет нас к кризису неограниченного потребления, всецело определяющего наши потребности, интересы и ценности.

Стремительно увеличивающиеся объемы производства одежды приводят к ее огромным излишкам на европейском и американском рынках. «Ежегодно Соединенные Штаты экспортируют приблизительно пятьдесят миллионов тонн подержанной одежды, в качестве благотворительных пожертвований странам третьего мира»6. Страны-лидеры «глобальной» торговли подержанной одеждой, к которым помимо США, относятся Северо-Западная Европа и Япония цивилизованно наладили сбыт «излишков» потребления. В Европе подержанная одежда помимо символических денег может гарантировать различные скидки и льготы от государства, а в США, на сумму стоимости принятой одежды в пунктах при магазинах сети Salvation Army USA (Армия спасения) предоставляется налоговый вычет. Однако, экспорт западных и американских модных образцов, как отмечают многие экономисты и социологи, не только умаляет значение любой местной традиционной культуры и ведет к понижению статуса национальной моды, но и приводит к упадку любой локальной промышленности.

Глобализация привела к «перенасыщению», «синдрому изобилия» рынка моды, что спровоцировало появление в модной индустрии, как и в других сферах культуры, движения антиглобализма. Винтажная мода стала одной из главных составляющих антикорпоративного движения. «Необходимое, а не избыточное» – девиз существующей на Западе организации «Добровольной умеренности», пропагандирующей стиль жизни нового аскетизма и минимализма. Увеличивающееся число сторонников отказа от излишеств и потребительского образа жизни учатся удовлетворению своих настоящих потребностей вместо «ложных, навязанных рекламодателями»7.

Канадская журналистка, представитель движения антиглобализма, Наоми Кляйн в своей книге «No Logo», которую газета «The New York Times»

окрестила «Евангелие антикорпоративного движения» предлагает несколько стратегий сокращения избыточного количества продуктов дизайна и формирования новой структуры потребления. Одна из них - развитие традиционных старинных способов производства взамен тиражирования «одноразовой моды» и восстановление вещей, возвращение к долговечной одежде, продление ее жизни, путем переделки, перекраивания. Сегодня, многие дизайнеры, следуя курсу противостояния концепции «одноразовой» моды, используют вещи винтаж, или их отдельные элементы в своих коллекциях.

Коллекции линии Laboratoria Антонио Марраса на одну треть состоят из вещей – винтаж. Мишель и Оливье Шатне (дуэт E2), потрясают Париж своими показами-выставками, приуроченными к Неделям высокой моды. Они перешивают именные винтажные вещи, соединяя порой в одном платье блузу и юбку разных модных Домов под своим логотипом, например, в основу коллекции «Chatenet» легли платья 1930-х годов, платья Guy Laroche 1970-х годов и блузки 1970-х годов от Yves Saint Laurent Rive Gauche. С переделывания вещей, добытых на «блошиных» рынках и в магазинах Армии спасения, начинала культовая марка Imitation of Christ, основанная Тарой Субкофф и Мэттом Дэмхейвом.

Создавая новую одежду из винтажных предметов одежды и стилизуя элементы старинного костюма, нью-йоркская марка стала «классиком» направления customizing8 и эстетики DIY9, убедив всех, что перекроенное платье-винтаж может стоить 2500 долларов. Изабель Маран еще в детстве тайком перешивала родительские вещи, а в 16 лет успешно продала свою первую коллекцию на блошином рынке и до сих пор обращается за вдохновением к винтажным нарядам.

Следует отметить, однако, что коллекционеры винтажа против таких изысканий, считая, что тем самым дизайнеры безжалостно искажают костюм, портят рынок и обесценивают труд собирателя. Для истинных ценителей разрастающаяся винтажная мода становится реальной проблемой, так как на рынок приходит много новых людей, которые не относятся к нему, как к истории моды. Несмотря на это, винтажная одежда и ее повторное использование превратились в Европе в хорошо организованную модную индустрию.

В столицах моды открываются экологические бутики, где продается отремонтированная или перешитая винтажная одежда или наряды, созданные современными дизайнерами из тканей, найденных на «блошиных» рынках.

«Go green, shop vintage to help environment!» - лозунг подтверждающий, что винтаж не только напрямую связан с решением проблем общества потребления, но и стал частью «зеленой» моды, отвечая всем ее требованиям.

Неумеренное потребление, по мнению экологов, является, одной из основных причин загрязнения окружающей среды: следовательно, процесс антиглобализма в моде, помимо сопротивления «вещизму», также обращает внимание на так, называемые «до потребительские» ценности, такие как экология».10 Известно, что самым мощным фактором дальнейшей глобализации станет консолидация мирового сообщества перед лицом единой для всего мира глобальной проблемы – экологической катастрофы. Объединение усилий для борьбы с глобальными угрозами экологического характера, наблюдается и в мире моды. Крупные бренды, такие как Mark Jacobs, Stella McCartney, Donna Karan, Ralph Laurent, H&M, Victoria’s Secret выпускают линии одежды, состоящей из экологически чистых материалов (органического хлопка, конопли, бамбука, сои, шелковой пеньки). Затраты на производство экологической одежды выше обычного; следовательно «этические» вещи не обладают низкой стоимостью, что прекрасно согласуется с основополагающим принципом новой экологической моды – умеренным потреблением.

В XXI веке эконаправление стало не просто модой, оно превратилось в целую философию. Важнейшими направлениями развития экообщества стали: экологизация производства (безвредные, безотходные технологии) и экологизация потребления, означающая его разумное сокращение и возврат к вещам длительного пользования, так называемая Slow Fashion («медленная мода») или Sustainable Design11 («продолжительный», «рациональный») - модное направление, которое стремительно набирает популярность на Западе. В русском языке для этой концепции пока нет четкого термина.

«Sustainability» можно определить как дизайн, ориентированный на устойчивый результат в долговременном смысле, с учетом будущих потребностей людей, подразумевающий соединение экологической и социально-этической ответственности, т.е. сохранение окружающей среды и социальную справедливость: в идеале это должно привести к правильному экономическому развитию. Как вариант, рассматриваются замкнутые экоциклы, предусматривающие безотходные технологии и вторичную переработку, поскольку «мусорный кризис» стал наиболее ощутимым признаком нерационального использования сырья. Повторное использование ресурсов является сегодня самым популярным способом решения проблемы загрязнения окружающей среды и модная индустрия, в свою очередь, предлагает винтаж, как наиболее удобное и выгодное решение.

См. работы Сейлы Бенхабиб, одной из наиболее авторитетных исследовательниц феномена мультикультурализма.

Ford Т. Rizzoli International Publications.- NY, 2004. – С. 213.

Беньямин В. Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости. Избранные эссе. М.,1996.

Valerie A. May. Survey 2000. Charting Communities and change//National Geographic. - 1999. - Vol. 196. Н№ 6.- C WGSN, TrendStop – профессиональный интернет-портал в области моды.

Palmer A. Clark H. Old clothes, New looks: Second hand Fashion. - Berg Publishers, 2005. - C.157.

Andrews C. The Circle Of Simplicity. - HarperCollins, 1997. - С. 134.

Сustomizing - собственноручное креативное переделывание вещей.

Do it yourself (англ. сделай сам) - движение за ручной труд против «обезличивающей» индустриализации и символического принуждения к потреблению. Помимо собственно рукоделия предполагает продление жизни вещей, порой за счет изменения их функции.

Кляйн Н. No Logo. Люди против брэндов. - Добрая книга, 2005. - С.

325.

См. Sustainable Style Foundation (SSF).

–  –  –

«Подиумное сознание» в эпоху культуры различия История культуры предстает перед исследователем как смена культурных парадигм. От социологов, которые впервые увидели в истории культуры последовательно развивающуюся историю идей, и философов, выделивших доминирующие в культуре идеи, формирующие поле заинтересованности (ценностной напряженности) и действия, можно принять деление истории европейской культуры на периоды, в которые определенным образом функционировало общественное сознание и воображение. В таком случае с особой остротой встает вопрос о современности.

Не подлежит сомнению, что парадигма культуры, господствовавшая, с конца XIX – начала ХХ столетия до эпохи постмодернизма, исчерпала свое существование, породив некую новую когнитивную реальность, картину мира и мировоззрение. Идеи З. Фрейда, Ф. Ницше и А. Шопенгауэра, послужившие предтечей формирования экзистенциальной парадигмы, задали ту теоретическую «вилку» понимания природы и свободы человека и его места в мире, которая сформировала платформу философских рассуждений в рамках экзистенциальной парадигмы. С другой стороны, развитие машинной цивилизации определило социальную реальность, в которой самоопределялся человек, совершенствуя свою природу и ограничивая свободу. В экзистенциальном поле индустриального общества господствовали самодисциплина, рациональность, сублимация психической энергии и отсрочка вознаграждения1.

Превращение цивилизации техники в цивилизацию информации приводит к разрушению теоретического поля, равно как и к изменению повседневности. Культура от вербальной переходит к визуальной среде, слова, идеи и понятия заменяют звуки, символы, знаки и иконки. Современная культура становится культурой медиальной трансляции. При этом медиа утрачивают свою первоначальную служебную функцию, поглощая пространство и время, трансформируя картину мира. В это же время происходит и формирование нового типа цивилизации. Постиндустриальная модель рождает культуру общества потребления, в которой изменяется картина мира и господствует человеческий «психотип В», гибкий, подвижный, легко находящий немедленное удовлетворение своих потребностей, живущий в кредит2. Место материальных ценностей занимают ценности символические, формируется новое чувство жизни, множественность поведенческих моделей сменяют унифицированную модель, идентичность становится полифонической, а единство опыта распадается. Главным ресурсом становится информация, которая «сжимает» пространство и «ускоряет» время (Д. Харвей, Э.Гидденс), создает «поток ситуаций» и ускоряет темп жизни (Э. Тоффлер).

Современность характеризуется не только глобализацией экономики, культурой потребления и эпохой информации. Характерной чертой современной эпохи оказывается сложность. В ней властвует различие, а ключевым требованием к человеку оказывается требование обретения индивидуальности. Новая парадигма культуры есть парадигма многообразия, тотальной свободы, неопределенности и ответственности в противостоянии хаосу. Метафизически она может быть определена как парадигма различения – difference – поскольку главный нерв современности есть умение различать3.

Культура различия оказывается питательной средой и полем действия моды – как социального механизма, который выходит за рамки регуляции поведения и становится механизмом культурным.

Мы рассматриваем моду как феномен социального воображения, полагаем, что благодаря моде человек обретает собственную идентичность как субъект культуры. Мода сегодня оказывается предметом исследований разных наук, в каждой из которых существует свое определение и свои методы исследования. Представляется, что в изучении этого феномена с позиций культурологии наиболее значимы два аспекта: социальное функционирование моды и ее роль в процессе формирования идентичности человека. Сущность идентичности, вслед за Э. Гуссерлем и Б.Вальденфельсом4, видим в оппозиции Собственного и Чуждого, где идентичность человека как субъекта культуры осуществляется в культурных формах присвоения Чуждого. В современной культуре, согласно нашей точке зрения, одной из таких форм и выступает мода.

Мода, как фэшн-объект и фэшн-процесс, и как специфический тип социального поведения, очевидно, оказывает существенное влияние на становление образов мира и Я. Это влияние может быть прослежено на внешнем уровне самопрезентации: от имиджа, включая одежду, прическу, поведение, до жизненных стратегий, включая выбор профессии, образование, социальные связи. Также это влияние может быть обнаружено на уровне самоидентификации, включая идентификацию гендерную, этническую, языковую, профессиональную и т.д. В глобальную эпоху идентичность становится полифоничной, и мода – один из «настройщиков» голосов этой полифонии.

В современной культуре мода не случайно становится одним из доминирующих механизмов идентификации. Всего за полтора столетия из явления узкоспециального (одежда и имидж), мода превратилась в тотальное явление, пронизывающее все слои культуры. Моде сегодня подвержено практически все – не только одежда и имидж, как принято считать, но также житейские суждения, привычки, еда, а также творческие приемы и темы, и сами теоретические идеи. Изучение моды также становится модным, о чем свидетельствуют и ежегодные конференции, и появление теоретических журналов, и увеличение числа образовательных учреждений, выращивающих профессионалов в сфере моды.

Идентичность становится полифоничной, благодаря изменению соотношения образов Собственного и Чуждого в сознании. В условиях глобализации и относительности, полифоничности культуры самоидентификация индивида характеризуется взаимной обратимостью внутреннего и внешнего образов Я, пластичностью границ между Собственным и Чуждым5.

Чуждое требует от сознания респонисивности, в отличие от объекта познания (интенционального объекта), оно требует деятельного, телесного ответа, присвоения – которое осуществляется в культурных формах. Механизмом сознания, который осуществляет деятельность присвоения, является воображение, если речь идет о социокультурной деятельности – социальное воображение. Мы вводим понятие социального воображения для описания механизма взаимодействия человека с миром культуры и настаиваем на философском рассмотрении проблемы воображения, которое обладает антропологическими структурами и социокультурным полем действия.

Чуждое в эпоху информационной цивилизации теряет свой трансцендентальный характер, становится достижимым культурным опытом – стало быть, становится возможным примерить чужую идентичность, посмотреть на себя, как на другого. Одной из техник испытания процессов глобализации идентичности становится мода.

В социально значимом масштабе мода возникает в европейском обществе в конце XIX века. Мода становится системой, обретает свои социальные функции и начинает оказывать существенное влияние на культуру в целом.

Первоначально мода играла в культуре роль «недосягаемой высоты», она была феноменом элитарной культуры, уделом немногих, затем она прочно укоренилась в культуре повседневности, как один из механизмов социальной регуляции, маркирующий социальную идентичность человека. С самого начала ее характеристиками были новизна и свобода (игра), а также универсальность, ибо мода имеет тенденцию распространяться, проникая сквозь сословные перегородки и подчиняя себе умы, привычки и образ действий.

Мода завоевывает культурное пространство и начинает господствовать над воображением людей. Как феномен повседневности мода динамична и парадоксальна: как только мода становится общедоступной, элита отказывается от нее и изобретает нечто новое; чем ближе различные социальные слои, тем быстрее происходит экспансия моды, что, в свою очередь, вызывает ускорение смены моды. Высоко ценится все, что создает барьер недоступности, но вместе с тем мода сама создает образец массового поведения.

Изменения, произошедшие в обществе и культуре, начиная с промышленных революций XIX века, привели к становлению нового феномена — массовой культуры, которая сделала моду частью своей инфраструктуры.

Мода начинает тиражировать образы культуры, возобновляя тот самый парадокс:

как только мода становится общепринятой, она перестает быть модой. Таким образом, мода занимает еще одну культурную нишу и теперь пронизывает все уровни культуры – от культуры элитарной через повседневность к массовой. Она выполняет функцию приобщения к культурному опыту, что и становится залогом ее повсеместного распространения. В современности мода становится универсальным механизмом трансляции культурного опыта: она транслирует ценности6, нормы и образцы7. Таким образом, она проявляет себя в культуре на уровне остенсивных, императивных и аксиологических форм трансляции опыта8.

Мода, таким образом, оказывается одним из парадигмообразующих механизмов в новой культурной реальности. Она способствует формированию нового типа сознания, которое может быть названо «подиумным сознанием», его сущностной характеристикой является презентация. Оно идентифицирует себя в тех формах, которые задает мода. Это модные инновации, ориентация на настоящее или «презентизм», полисемия, «фасцинация», принадлежность, престиж. Это сознание, которое существует в культуре как способность различать9, оно формирует новый тип идентичности, названный исследователями полифоничной. Полифоническая идентичность, или множественное, оно же клиповое сознание оказывается сознанием, созидающим новую культурную реальность. Оно оказывается различающим и интерпретирующим сознанием, которое демонстрирует, являет миру свою различенность и утверждает свою интерпретацию.

Тенденцией современности является усиление ценности индивидуальной интерпретации модных стандартов. «Процесс создания современной моды заключается в виртуальном представлении о модных тенденциях, когда модным становится не конкретный элемент костюма, а абстрактный образ, представление о котором неоднозначно, а значит, имеет множество интерпретаций»10. В современной моде во главу угла ставится понятие 56 «стильности», а не «модности», как в предшествующие эпохи. Подражание даже высоко оцененному образцу, слепое следование модным стандартам более неинтересно, они не отвечают потребностям индивидуальности.

Реагирует на новую тенденцию и модная индустрия: дизайнеры предлагают не моду, а стиль жизни. Модно становится путешествовать – и дизайнеры строят так называемые бутик-отели, изюминкой и главным козырем которых становится необычный интерьер, соблюдающий единство стиля и претендующий на индивидуальность. Процветает концепция complemental look, каждый уважающий себя модный дом выпускает не только одежду и аксессуары, но и парфюмерию, косметику, товары для дома и офиса под собственным именем. При этом в круге потребления царит негативное отношение к total look – стильность подразумевает свободное маневрирование в пространстве модных идей и их индивидуальное компилирование. В моду входит винтаж (вещи с прошлым), ценится культурологическая «подкованность» и цитирование, вполне в духе постмодернизма, с обязательным указанием на автора.

Коды моды (уже двойные!) дополнительно кодируются «стильностью» и «гламуром». Возник феномен «гламурной жизни» - промежуточной между частной и публичной: «… понятие моды расширилось до границ образа жизни и пересеклось с понятием стиля, светскости и “гламурности”. Популярные модные журналы (Vogue, Harper’s Bazaar, L’Ofciel, Apriori) репрезентируют особый жизненный стандарт, а язык моды становится языком жизнеописания для человека эпохи потребления»11.

Мода, таким образом, оказывается адекватной формой идентификации для культуры потребления. Она вырастает в дизайн, и не только удовлетворяет, но и формирует потребности людей. Выступая формой присвоения Чуждого в изменяющейся культуре, мода формирует новый тип сознания – «подиумное сознание», порождает такой феномен культуры как престижное потребление, фокусирует внимание на настоящем и подчеркивает значимость утверждения различия. Она оказывается одним из симптомов и парадигмообразующих механизмов новой культурной эпохи – эпохи культуры различия.

Под воздействием социокультурных процессов первой половины ХХ столетия сформировался своеобразный психотип человека, названный А.

Этциони «типом А». А. Этциони особенно подчеркивает рациональность поведения этого психотипа, цель которого достигнуть «отсроченного вознаграждения через рациональное поведение, усердие, бережливость». См.

Этциони А. Масштабная повестка дня. Перестраивая Америку до XXI века // Новая технократическая волна на Западе. М.: Прогресс, 1986. - С. 298.

–  –  –

См. Конева А.В. Век XXI: глобальный мир и культура различия / Философия. Образование. Культура. – Самара, 2007.

См.: Вальденфельс Б. Вызов чужого / Silentium, вып. 3, - СПб., 1996;

Жало Чуждого / Метафизические исследования– СПб., 1998.- № 5. Гуссерль Э. Феноменология внутреннего сознания времени. Собр.соч. Т.1. – М., 1994.

См. Сурова Е.Э. Глобальная эпоха: полифония идентичности. – СПб., 2005.

О структуре внутренних (атрибутивных) и внешних (денотативных) ценностей моды см.: Гофман А.Б. Мода и люди. Новая теория модного поведения. – СПб.: Питер, 2004. – 208 с. А.Б. Гофман строит теоретическую модель моды, выделяя ее внутренние ценности: современность, универсальность, демонстративность и игру, а также, вслед за Р. Бартом, рассматривает моду как механизм коммуникации, как двойную знаковую структуру, в которой внутренние ценности дублируются полифонией внешних.

Л.Г. Березовая отмечает в своем докладе на Межвузовском семинаре «Коммуникативные процессы в контексте современной теории моды»:

«Культура повседневности транслирует норму, принятую в данном социуме, а массовая культура, к которой принадлежит и мода, диктует образец». См.: Коммуникативные процессы в контексте современной теории моды». – М.: РГГУ, 2005. – С. 102.

См.: Конев В.А. Культура, человек, образование. - Самара, СамГУ, 1999– С. 108.

Концепцию сознания как различия разрабатывает В.И. Молчанов. См.:

Молчанов В. Парадигмы сознания и структуры опыта // Логос.- 1992.- № 3; Предпосылки и беспредпосылочность феноменологической философии // Логос, 1999, № 10; Предпосылки тождества и аналитики различия // Логос 1999 № 11-12.

Козлова Т.В., Ильичева Е.В. Стиль в костюме ХХ века. – М.: МГТУ им.

А.Н. Косыгина, 2003 С. 25.

Рогинская О.О. Мода и современные модели жизнеописания // Коммуникативные процессы в контексте современной теории моды. С. 118.

–  –  –

Методологические особенности изучения костюма Основным вопросом теории искусств является проблема соотношения формы и содержания. Применительно к костюму актуальны не только вопросы первостепенности или взаимозависимости этих элементов системы, но и сама четкость определений, а также ответ на существенный для теории костюма вопрос: что является формой, и что – содержанием костюма?

Особый интерес для формирования понятийного аппарата исследования представляют собой определения, предложенные П.А. Флоренским в работе «Анализ пространственности и времени в художественно-изобразительных произведениях». По мнению П.А. Флоренского «художественному произведению обязательно присущи как композиция, так и конструкция; при гармоничности произведения оба эти начала, композиционное и конструктивное, уравновешены... Художественное произведение есть нечто само по себе, как организованное единство его изобразительных средств. Это единство имеет и основную схему своего строения; ее-то и называют композицией. Но, кроме того, произведение имеет некоторый смысл, организованное единство всех сред служит выражению этого смысла… То, что говорит о себе через произведение самая действительность, есть конструкция в произведении; а то, что говорит об этой действительности художник, есть композиция произведения. Тут было сказано «конструкция в произведении» и «композиция произведения», потому что конструкции подчинено не произведение, а действительность, произведением изображаемая, композиции же подчинено самое произведение. Самые разные конструкции действительности выражаются произведениями композиций почти тождественных; как известно, авторство устанавливается композицией не менее, чем прямой подписью художника… Напротив, один и тот же предмет и сюжет, сам в себе имея свою определенную конструкцию, изображается разными художниками в композициях вполне разных. Таким образом, композиция вполне равнодушна к смыслу обсуждаемого художественного произведения и имеет дело лишь с внешними изобразительными средствами; конструкция же, напротив, направлена на смысл и равнодушна к изобразительным средствам как таковым».1 Составляющая произведения, которую П.А. Флоренский называет «конструкцией», вошла в современное искусствознание в несколько измененном виде под термином «структура».

По определению Советского энциклопедического словаря:

«Конструкция» – (лат. construction - составление, построение) устройство, взаимное расположение частей, состав какого-либо строения, механизма и т.п. (Конструкция в современном языкознании – целое, результат объединения в речи языковых единиц, сочетающихся по правилам, обусловленным наличием у них определенных грамматических свойств).

«Структура» – (лат. structura – строение, расположение, порядок) совокупность устойчивых связей объекта, обеспечивающих его целостность и тождественность самому себе, то есть сохранение основных свойств при различных внешних и внутренних изменениях.2 Из этих определений следует близкое родство приведенных понятий и одновременно, большая точность в применении к художественному произведению понятия «структура». Еще раз обращаем внимание на то, что это понятие в искусствознании не совпадает с одноименным понятием в структурализме.

Ю. М. Лотман в своем труде «Структура художественного текста» развивает мысль о взаимосвязи формы и содержания, указывая на целостность этих составляющих в системе художественного произведения. «План – идея архитектора. Структура здания – ее реализация. Идейное содержание произведения – структура. Идея в искусстве – всегда модель, ибо она воссоздает образ действительности. Следовательно, вне структуры художественная идея немыслима. Дуализм формы и содержания должен быть заменен понятием идеи, реализующей себя в адекватной структуре и не существующей вне этой структуры. Измененная структура донесет до читателя или зрителя иную идею…Художественный текст – сложно построенный смысл. Все его элементы суть элементы смысловые».3 Эта же мысль выражена М.И. Цветаевой в свойственной для поэзии краткой и емкой формуле – «рифмы – это созвучие смыслов».

Таким образом, два элемента системы художественного произведения – форма и содержание – не могут существовать отдельно друг от друга, но признаются различными явлениями со своими составляющими и функциями. При этом форма, а точнее – композиция художественного произведения, взятого вообще, имеет универсальный внесмысловой характер. Содержание, продиктованное действительностью, более конкретно, но приобретает законченность художественного произведения только будучи облеченным в индивидуальную, ему соответствующую форму. Структура – это наполненная содержанием форма. Композиция - это способ соединения частей структуры.

Создание образа, которое является основной смысловой задачей художника-модельера, происходит путем создания цельной и художественновыразительной структуры, вызывающей в воображении зрителя определенные ассоциации и мысли, максимально соответствующие передаваемому сообщению. Иными словами, структура художественного произведения необходима для передачи информации и является самым прямым и верным путем к сознанию зрителя.

Композиция и структура костюма в традиционном понимании.

Если мы говорим о моделировании костюма как о виде художественного творчества, и признаем костюм художественным произведением, то перед нами встает вопрос о форме и содержании, как его основных составляющих.

Традиционно этот вопрос решался следующим образом: композиция костюма представляла собой единственно возможный тип организации конкретного художественного объекта – его форму, и подчинялась художественной системе определенного господствующего стиля. Социальное, культурное и просто бытовое предназначение костюма определяли его содержание. Костюм традиционных цивилизаций представлял собой «идеальную модель действительности», воплощал представление об устройстве Вселенной. Например, вышитые с четырех сторон на подоле китайского парадного халата горы символизировали землю, круг подола – небо, облачные и волнообразные мотивы – непрестанное движение и взаимодействие Инь и Ян, вся композиция уподоблялась картине мироздания, центром которой был император.

«Композиция» в таком понимании - построение художественного произведения, обусловленное его содержанием, характером и назначением, во многом определяющее его восприятие. Композиция – важнейший организующий элемент художественной формы, придающий произведению единство и цельность, соподчиняющий его элементы друг другу и целому. Композиция часто отождествлялась как с сюжетом, системой образов, так и со структурой художественного произведения (тогда синонимами служили слова «архитектоника», «построение», «конструкция»). Обобщение понятий «композиция»

и «структура» связано с тем, что культурная и социальная ситуация вплоть до последней трети ХХ века не предполагала многовариантности стилевых и композиционных решений костюма в одном историческом отрезке.

Во второй половине ХХ века в отечественной науке о костюме (в рамках московской школы) возобладал структурный подход к моделированию и проектированию костюма. Это было связано с внедрением ЭВМ в производственные процессы. Согласно учебнику «Моделирование и художественное оформление женской и детской одежды» Т.В. Козловой, Л.Б. Рытвинской, З.Н. Тимашевой, «композиция» – это «значимое соотношение частей художественного произведения… Композиция конкретного костюма – это характер, особенности организации его отдельных объемов, деталей и элементов, обеспечивающие художественно-образную выразительность человека в костюме».4 В учебнике «Основы теории проектирования костюма»

под редакцией Т.В. Козловой «пространственная структура костюма, лишенная материальных свойств, представляется набором геометрических знаков, расположенных в определенной последовательности и обладающих своим характером связей».5 В этом случае структура костюма выступает как его количественная характеристика, что связано с прикладной задачей «понять качественное изменение признаков костюма, определить сдвиг этого изменения и заложить информацию об этом в ЭВМ, чтобы уловить, существенно или несущественно изменилась модная форма». Однако остается неясным, как можно понять качественные изменения признаков костюма, если сравнивать совпадающие геометрические элементы форм моделей различных стилей? Таким образом, при структурном подходе из поля зрения выпадает смысловая составляющая костюма – стиль и образ.

Композиция и структура костюма в современных условиях.

Главной характерной чертой современного костюма является его стилистическая и композиционная неустойчивость. В начале ХХI века мы наблюдаем в моделировании костюма ситуацию, описанную П.А. Флоренским в начале ХХ века применительно к художественно-изобразительному искусству:

различное содержание может быть выражено посредством одинаковых композиционных приемов и построений. Одновременно сосуществуют несколько стилевых течений, схожие формы и пропорции могут быть использованы для создания моделей различных по стилю и назначению. С другой стороны, выражение определенного стиля находится в разных формах, пропорциях и композиционных решениях. Мы наблюдаем усложнение системы «формасодержание» в современном костюме, развитие составляющих композиции и стиля, как двух неделимых, но разнофункциональных элементов. Художественное решение в современной среде обусловлено не только требованиями эстетики, но и многими социальными, экономическими и национальными факторами. Над художественной выразительностью костюма начинает преобладать его семантическая функция. Именно через нее приходит смысловое наполнение костюма. Подобная ситуация вызвана не поисками нового, не потребностью сменить одну художественную форму на другую, как это происходило в начале ХХ века, а скорее таким проявлением глобализации, как многообразие соседствующих во времени и пространстве культур, идеологий и художественных систем. Такое многообразие стилевых решений привело к появлению нового направления деятельности, изучающего и координирующего эту сферу художественного, социального и промышленного творчества

- стилизма. Стилизм выходит за рамки чисто художественного творчества и превращается в вид социальной и индустриальной деятельности. Содержательной частью стилизма является не только системность художественных построений, но и семантика различных стилеобразующих элементов. Композиция же возвращается к своему первоначальному значению – соединения частей целого в единый ансамбль.

Для развития этой мысли обратимся к разделению понятий и функций композиции и структуры произведения в литературоведении. Считаем его вполне применимым к области моделирования костюма, поскольку такое разделение помогает избежать слияния стилеобразующих факторов в костюме (его содержания) и композиционных законов, единых не только для всего моделирования, но для построения любой художественной системы (его формы). В данной работе мы будем прибегать к уточнению основных понятий в рамках исследования, направленного на область искусства костюма.

Вопросы стилистического решения костюма являются индивидуальными для модели, ассортимента, эпохи, социального предназначения, целевой направленности костюма. Стилистическая идея во всей совокупности признаков или «структура» костюма является его художественным содержанием или смыслом и выступает во взаимосвязи с его композиционным решением.

В структуре костюма заключена информация, которая подлежит «дешифровке» адресатом.

Основным значением понятия «композиция», если вернуться к латинскому происхождению этого слова, является связывание, соединение. Композиция костюма не является информацией сама по себе и служит только средством или способом передачи информации стилистической, содержательной. Принципы композиции костюма являются общими для всех типов костюмов любой эпохи, национальной принадлежности, социального предназначения, ассортиментной группы и не имеют сами по себе семантической нагрузки. Следовательно, композиция может выступать в качестве «настройки» на нужную волну или в качестве «шума», мешающего информацию воспринимать. Во избежание эффекта «семантического шума» выбор средств композиции, способов соединения частей целого, должен соответствовать стилистическому содержанию модели.

Итак, композиция не имеет собственного содержания, содержательны ее элементы, но они являются уже частями структуры. Однако мы не можем считать композиционные средства полностью лишенными семантической нагрузки. Семантика композиционных построений возникает в результате того, что различные композиционные приемы зарекомендовали себя в неразрывной связи с определенными стилями. Если знаковые элементы информационно непротиворечивы, взяты в нужном количестве и соединены между собой таким способом, который не находится во внутреннем противоречии со смыслом соединяемых элементов, это позволяет говорить о стилевом и композиционном единстве ансамбля.

Составляющие композиции и структуры костюма.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

Похожие работы:

«С. В. Дьячков, С. И. Посохов Харьковскому областному историко-археологическому обществу 20 лет В октябре 1992 г. в Харькове и Старом Салтове прошла крупная научная конференция, посвященная 90-летию XII Археологического съезда. На пленарных заседаниях, а также в кулуарах конференции ученые Украины и России с тревогой фиксировали, накопившиеся к тому времени, негативные тенденции в развитии всех отраслей исторической науки. В жарких дискуссиях о путях преодоления углублявшегося кризиса возникла...»

«ДНЕВНИК АЛТАЙСКОЙ ШКОЛЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ №27. Сентябрь 2011 г.Современная Россия и мир: альтернативы развития (Разрешение межгосударственных конфликтов: актуальный опыт истории и современность) Сборник научных статей ББК 66.4(0), 302 я43 Д 54 Редакционная коллегия: доктор исторических наук, профессор Ю.Г. Чернышов (отв. редактор); кандидат исторических наук, доцент О.А. Аршинцева; кандидат исторических наук, доцент А.М. Бетмакаев; С.Н. Исакова (отв. секретарь); кандидат исторических...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования «Витебский государственный университет имени П.М. Машерова» Государственное научное учреждение «Институт истории Национальной академии наук Беларуси»ПОБЕДА – ОДНА НА ВСЕХ Материалы международной научно-практической конференции Витебск, 24 апреля 2014 г. Витебск ВГУ имени П.М. Машерова УДК 94(100)1939/1945+94(470)1941/19 ББК 63.3(2)622я4 П41 Печатается по решению научно-методического совета учреждения образования «Витебский...»

«Cеминар-встреча, посвященный международному дню «Девушки в ИКТ» и 150-летию МСЭ История создания Международного союза электросвязи (МСЭ) Место в структуре Организации Объединённых Наций (ООН) Основные цели и задачи МСЭ Орозобек Кайыков Руководитель Зонального отделения МСЭ для стран СНГ Эл.почта :orozobek.kaiykov@itu.int Александр Васильевич Васильев Сотрудник секретариата МСЭ в 1989-2010 годах. Эл. почта: alexandre.vassiliev@ties.itu.int 23 апреля 2015, Москва, Россия. ЗО МСЭ для стран СНГ....»

«УТВЕРЖДЕН Учредительной Конференцией 9 октября 2004 года, с изменениями и дополнениями, внесенными на Конференции 24 апреля 2015 года УСТАВ ОБЩЕРОССИЙСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ «КОМИТЕТ ПОДДЕРЖКИ РЕФОРМ ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ» г.Москва 1. Общие положения 1.1. Общероссийская общественная организация «Комитет поддержки реформ Президента России», (именуемая далее «Организация»), является добровольным, самоуправляемым, открытым, общероссийским объединением граждан и юридических лиц общественных...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА ФИЛИАЛ МГУ В ГОРОДЕ СЕВАСТОПОЛЕ _ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ ИСТОРИЯ, ПОЛИТИКА, КУЛЬТУРА ВЫПУСК XV (V) СЕРИЯ В. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ИЗБРАННЫЕ МАТЕРИАЛЫ XI МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ «ЛАЗАРЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ» К 15 ЛЕ Т И Ю С О Д Н Я О С Н О В АН И Я Ф И Л И А Л А М Г У В Г О Р О Д Е С Е В АС Т О П О Л Е МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА ФИЛИАЛ МГУ В ГОРОДЕ СЕВАСТОПОЛЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ ИСТОРИЯ, ПОЛИТИКА, КУЛЬТУРА ВЫПУСК...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE Общественные науки в современном мире Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (10 сентября 2015г.) г. Уфа 2015 г. УДК 3(06) ББК 60я43 Общественные науки в современном мире / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. Уфа, 2015. 60 с. Редакционная коллегия: кандидат исторических наук Арефьева Ирина...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ Крымский федеральный университет имени В.И.Вернадского Таврическая академия (структурное подразделение) Кафедра документоведения и архивоведения ДОКУМЕНТ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ Материалы I межрегиональной научно-практической конференции учащихся общеобразовательных организаций и студентов среднего профессионального и высшего образования 11 ноября 2015 года СИМФЕРОПОЛЬ 20 УДК –...»

«ПРИГЛАШЕНИЕ К ДИСКУССИИ М. П. ЛАПТЕВА МОЖЕТ ЛИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ ФЕНОМЕН БЫТЬ ЕДИНЫМ? В издательстве Пермского государственного национального исследовательского университета вышла монография доцента кафедры древней и новой истории России К.И. Шнейдера «Между свободой и самодержавием: история раннего русского либерализма»1. Анализировать эту книгу можно в разных контекстах: в историографическом пространстве отечественной истории; в контексте истории либерализма и в более общем интеллектуальном...»

«Гаврильева Людмила Николаевна преподаватель якутского языка, литературы Капитонова Майя Валериевна преподаватель русского языка, литературы Сивцева Алла Капитоновна библиотекарь Государственное бюджетное образовательное учреждение Республики Саха (Якутия) «Республиканское среднее специальное училище Олимпийского резерва имени Романа Михайловича Дмитриева» г. Якутск, Республика Саха (Якутия) СЦЕНАРИЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ИГРЫ «ДУМАЙ, ИГРАЙ, ПОБЕЖДАЙ!», ПОСВЯЩЕННЫЙ XXII ЗИМНИМ ОЛИМПИЙСКИМ ИГРАМ В...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ Кафедра археологии, этнографии и источниковедения РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ Лаборатория археологии и этнографии Южной Сибири СЕВЕРНАЯ ЕВРАЗИЯ В ЭПОХУ БРОНЗЫ: ПРОСТРАНСТВО, ВРЕМЯ, КУЛЬТУРА Сборник научных трудов Барнаул – 2002 ББК 63.4(051)26я4 УДК 930.26«637» С 28 Ответственные редакторы: доктор исторических наук Ю.Ф. Кирюшин кандидат...»

«№3(27) 2013 год Научный востоковедческий журнал : СОДЕРЖАНИЕ ( ) От главного редактора : ИСТОРИЯ И ФИЛОСОФИЯ.. (Казахстан).. (Казахстан) Д-р ‘Абд ал-Хусайн Зарринкуб, Иран.. (Казахстан) Ценность суфийского наследия (продолжение, наТатарстан) чало в №4 (24) за 2012 г., №1(25) за 2013 г., № 2 (26). (Азербайджан) за 2013 г.). (Армения) Д-р ‘Али Амининежад, Иран.. (Казахстан) Онтология исламского мистицизма (продолжение,. (Узбекистан) начало в № 1(25) за 2013 г., № 2(26) за 2013 г.).63...»

«АГЕНТСТВО ПЕРСПЕКТИВНЫХ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ (АПНИ) ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННОЙ НАУКИ Сборник научных трудов по материалам V Международной научно-практической конференции г. Белгород, 30 ноября 2014 г. В шести частях Часть IV Белгород УДК 00 ББК 7 Т 33 Теоретические и прикладные аспекты современной науки : Т 33 сборник научных трудов по материалам V Международной научнопрактической конференции 30 ноября 2014 г.: в 6 ч. / Под общ. ред. М.Г. Петровой. – Белгород : ИП Петрова...»

«К ЮБИЛЕЮ М. П. ЛАПТЕВА ЛИЧНОСТЬ И ИДЕИ Т. Н. ГРАНОВСКОГО В ВОСПРИЯТИИ ИСТОРИКОВ РАЗНЫХ ПОКОЛЕНИЙ В статье рассматривается эволюция восприятия личности и взглядов выдающегося русского историка Т.Н. Грановского представителями разных поколений одной научной школы. Автор исследует проблему социокультурных влияний на историографические оценки. Ключевые слова: исторические взгляды, личность историка, поколения научной школы, эволюция восприятий. Каждое поколение приступает к истории со своими...»

«Перечень докладов на Всероссийской студенческой научно-практической конференции XIV конференции студенческого научного общества «Современные исследования в геологии» 10-12 апреля 2015 года Секция 1: Динамическая и историческая геология, Палеонтология, Литология, Полезные ископаемые ГИПОТЕЗЫ МИКРОБИАЛЬНОГО ПРОИСХОЖЕНИЯ КОНКРЕЦИЙ В 9 ВЕНД-КЕМБРИЙСКОЙ ТОЛЩЕ ЗИМБЕРЕЖНЕГО РАЙОНА АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ Айдыбаева Яна Эдуардовна ЛИТОЛОГО-ГЕОХИМИЧЕСКАЯ И ПАЛЕОЭКОЛОГИЧЕСКАЯ 11 ХАРАКТЕРИСТИКА УСЛОВИЙ...»

«Сибирский филиал Российского института культурологии Институт истории Сибирского отделения Российской академии наук Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского Омский филиал Института археологии и этнографии Сибирского отделения Российской академии наук КУЛЬТУРА ГОРОДСКОГО ПРОСТРАНСТВА: ВЛАСТЬ, БИЗНЕС И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО В СОХРАНЕНИИ И ПРИУМНОЖЕНИИ КУЛЬТУРНЫХ ТРАДИЦИЙ РОССИИ Материалы Всероссийской научно-практической конференции (Омск, 12–13 ноября 2013 года) Омск УДК...»

«СБОРНИК РАБОТ 69-ой НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ СТУДЕНТОВ И АСПИРАНТОВ БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 14–17 мая 2012 г., Минск В ТРЕХ ЧАСТЯХ ЧАСТЬ III ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ И СОЦИАЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ ПРОБЛЕМЫ УНИФИКАЦИИ НАЛОГОВЫХ СИСТЕМ БЕЛАРУСИ, РОССИИ И КАЗАХСТАНА В РАМКАХ ТАМОЖЕННОГО СОЮЗА А. А. Агарок Формирование Таможенного союза предусматривает создание единой таможенной территории, в пределах которой не применяются таможенные пошлины и ограничения экономического...»

«МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ ДЛЯ XXI ВЕКА IХ Международная научная конференция Москва, 15–17 ноября 2012 г. Доклады и материалы Секция 7 ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ Москва Издательство Московского гуманитарного университета В93 Высшее образование для XXI века : IX Международная научная конференция. Москва, 15–17 ноября 2012 г. : Доклады и материалы. Секция 7. «Проблемы исторического образования» / отв. ред. В. К. Криворученко — М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та,...»

«Министерство культуры Российской Федерации Правительство Нижегородской области НП «Росрегионреставрация» IV Всероссийская конференция «Сохранение и возрождение малых исторических городов и сельских поселений: проблемы и перспективы» г. Нижний Новгород 30 – 31 октября 2013 Сборник докладов конференции В Сборник вошли только те доклады, которые были предоставлены участниками. Организаторы конференции не несут ответственности за содержание публикуемых ниже материалов. СОДЕРЖАНИЕ 1. Приветственное...»

«Заповедник «Херсонес Таврический» Институт религиоведения Ягеллонского университета Международный проект «МАТЕРИАЛЬНАЯ И ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА В МИРОВОМ ИСТОРИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ» ХVI Международная конференция по истории религии и религиоведению Севастополь 26-31 мая 2014 г. ВЕЛИКАЯ СХИЗМА. РЕЛИГИИ МИРА ДО И ПОСЛЕ РАЗДЕЛЕНИЯ ЦЕРКВЕЙ ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ И СООБЩЕНИЙ Севастополь Великая схизма. Религии мира до и после разделения церквей // Тезисы докладов и сообщений ХVI Международной конференции по истории...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.