WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«Мода в контексте культуры Сборник статей Четвертой научно-практической конференции Выпуск Санкт-Петербург УДК 316. ББК 60.526.2 М Сборник статей «Мода в контексте культуры» издается по ...»

-- [ Страница 2 ] --

Художник отменяет все представления человека о прекрасном, эпатируя публику нелепой одеждой и гротескными сочетаниями разных предметов гардероба. Подобные жесты заставляют зрителя внимательно разглядывать, что же одето на этом существе, «человекоподобном монстре», и этот пытливый взгляд наделяет «объект» тем или иным содержанием. Правда, некоторые смыслы, заложенные художником в эти «живые скульптуры», подсказаны их названиями: «Автопортрет в свадебном наряде райской птицы», «Монпансье в зоопарке», «Спокойствие двух клоунесс», «Я фей, я – фей прекрасный»6 и прочие, не менее образные, имена разного рода движущихся объектов в нелепых одеждах.

Свою внешность Бартенев формирует по принципу коллажа – в буквальном смысле, из найденных материалов. Разгадка притягательности бартеневского маскарада в том, что мы вынуждены прислушиваться к тому, что не несет за собой никакой идеи. Эти маскарадные перформансы – чистое, не тронутое красками интеллекта воображение. Разве не тем же самым являются пророчества и мистические озарения? В сущности, своими действиями Бартенев обнажает первооснову моды – когда не надо было тщательно обдумывать свой выбор, прежде чем одеть ту или иную вещь. Тогда как в наше время карнавальная стихия уступила место продуманной игре.

Наивные спонтанные акции с ряжеными и прочими визуальнохудожественными выдумками в чем-то напоминают архаические ритуалы, нарушающие предсказуемость цивилизации, пронизанной гламуром. Парадокс в том, что эта обрядовая эстетика воссоздана Бартеневым из самых ультрамодных вещей. Так, он, подобно Мамышеву-Монро, наделяет современность чертами времен языческих культов. В данном случае, человек выступает как объект современного искусства, созданный средствами модной индустрии: косметика, одежда, аксессуары, смелая обувь. И вот, это «нечто»

становится желанной моделью для модных глянцевых изданий, появляясь на обложках, участвуя в фото сессиях. Действительно, этот объект, эластичный и гуттаперчевый, можно превратить во что угодно, в зависимости от контекста.

В качестве противоположного отношения к процессу художественного переодевания будет уместным рассмотреть творчество бельгийского балетмейстера, художника и скульптора Жана Фабра, в частности его «Автопортрет в виде джокера». Идея заключалась в том, чтобы зафиксировать момент, когда внутри автора нет «никакого иного существа», и он воплощает собой пустоту, подобно Джокеру. Допустим, в случае Мамышева, Мэрлин интересна не внешним сходством с оригиналом, но важнее именно черты самого художника, проступающие сквозь «звездный камуфляж». Жан Фабр не желает отражаться как в зеркале в своем художественном замысле. Много работающий для театра бельгиец выбирает для своих целей самый верный способ привлечения внимания к персонажу – яркий, причудливый костюм.

Действительно, костюм от Фабра, принадлежащий этому Джокеру, поражает воображение. «Наряд сплетен из нескольких тысяч разноцветных жуков, сияющих словно драгоценности, полностью скрывающих жесткий металлический каркас. Эти скарабеи, по замыслу художника, отсылают к истории знаменитого французского этномолога, написавшего труд «Жизнь насекомых», отрицавшего теорию эволюции Дарвина».7 Фабр, перенимая у автора книги восхищение великолепными творениями природы, показывает, что сам лишен жизненной твердости и определенности жесткокрылых драгоценностей. Существо художника обречено на изменчивость в пустоте.

Таким образом, Фабр, полемизируя с научными выводами француза, предлагает зрителю сфокусировать зрение на отсутствии лица персонажа – изнанка любого зрелища. Богатство созданий природы противопоставляется пустоте превозносимых человеком образов-масок.

В связи с произведением бельгийского художника, возникают ассоциации с «Ноль-объектом», обнаруженным петербургскими художниками Т. Новиковым и И.Сотниковым на выставке ТЭИИ в 1982 году. Заключить пустоту в раму, наделив ее свойствами картины – то же самое, что облечь пустую оболочку в прихотливый наряд, превратив ее в театральный персонаж. И в том, и в другом случае «ничто» порождает иллюзию чего-то значительного, бесподобного. Снимите раму со стены – ничего не останется. Лишите Джокера его одежд – он растворится в пространстве. Художники используют самое элементарное правило карнавала – нарядить можно кого угодно во что угодно (не важно, лист бумаги в золоченое обрамление или чучело во фрак).

Намного важнее то, что останется, если снять мишуру.

В этом и заключается вся суть художественных маскарадов – сначала сделать видимой воображаемую красоту, а потом отказаться от яркого зрелища.

Произведения Бартенева потеряют свою привлекательность без модной подоплеки. Кукольные образы Мамышева-Монро так же не имеют значения, лишенные необходимого для перевоплощений гардероба. Но истинная красота останется, пусть даже маленьким трафаретом Тимура Новикова на кухонной занавеске. В моде этот принцип отразился в феномене маленького черного платья – чтобы выглядеть нарядно, яркие детали не обязательны.

Ги Дебор. Общество спектакля. – М., 2000.- С. 57.

–  –  –

Милле К. Дали и я. – СПб.: Лимбус-пресс., 2008.- С. 123 Андреева Е. Постмодернизм. – СПб.: Азбука-классика,2007.- С. 2 Толстова А. Многоликая Синди Шерман//Citezen K.-2009.- Весна.- С.

136.

http://www.bartenev.ru/performances_rus.html Андреева Е. Постмодернизм. – СПб.: Азбука-классика,-2007.- С. 245.

–  –  –

Из истории ювелирного искусства:

памятные, мемориальные и траурные украшения Когда и где впервые человек решил почтить память ушедшего предка или близкого человека в украшениях? Какие материалы он выбрал для этой цели? Можно предположить, что это произошло уже в эпоху неолита, когда на территории Северной Англии и в Европе начали добывать и обрабатывать черный гагат – спрессованный миллионами лет уголь1.Из него делали бусины для ожерелий, возможно служивших траурным целям, поскольку черный цвет во многих культурах считался знаком смерти и скорби. Римляне резали из гагата траурные камеи и со временем этот камень окончательно станет символом «памяти и скорби», достигнув пика популярности в викторианской Англии. Наряду с гагатом, уже в эпоху античности в памятных украшениях использовали волосы, наделяя их магической силой. Встречаются они и в украшениях позднего средневековья, когда расцветает куртуазная любовь и локоны возлюбленных, переплетаясь в кольцах, брошах, символизируют неразлучную, даже после смерти, любовь. В это же время появляются первые кольца «memento mori» – «помни о смерти», с изображениями черепов, скелетов, декорированных эмалью цитатами из священного писания. Такие кольца дарили на память об ушедшем родственнике или друге, они напоминали о бренности бытия. Их продолжали носить в эпоху Возрождения, но особенно популярными «memento mori» становятся в XVII веке, когда философское осмысление темы Vanitas обретает в ювелирном искусстве наиболее изощренные и сложные формы. Рядом с традиционными «memento mori»

появляются мемориальные кольца в виде многочисленных - до 12 штук, причудливо изогнутых и переплетенных между собой тонких колец, иногда с небольшими бриллиантами. Фортунио Лицето, в опубликованном в 1645 году в Италии манускрипте “De annulis antiguis Librum singularem” утверждает, что каждое кольцо в такой композиции должно было напоминать владельцу о ком - то из ушедших близких.2 В это время особенно модными были перстни

– часы, карманные и настольные часы с изображением черепа или смерти с косой: идея соединения темы смерти с механизмом для отсчета времени нашла в этих вещах своеобразное философское и художественное воплощение.

Более конкретный «адрес», персонификацию, мемориальные украшения обретают со второй половины XVII века, особенно после казни в 1649 году английского короля Чарльза I. Вскоре после этого события роялисты, демонстративно или скрытно, начинают носить кольца, спрятанные в потайном отделении, с миниатюрными портретами казненного монарха, выполненные на эмали или пергаменте. Шинка кольца покрывалась черной эмалью и гравировалась обычно изображениями лавра. Вскоре в той же Англии появляются и так называемые «королевские мемориальные кольца», заказываемые самими монархами в память о членах королевской фамилии. Считается, что первое такое кольцо было выполнено по поводу кончины королевы Марии II в 1694 г., а затем все члены английской королевской семьи удостаивались такой чести, вплоть до мемориального кольца с изображением принца Альберта, выполненного по заказу Виктории.

Новый виток в развитии мемориальных украшений начнется со второй половины XVIII в., когда в литературе, искусстве оформляются идеи сентиментализма, формируются «…тенденции мышления, направленные на выявление, усиление, подчеркивание эмоциональной стороны художественного образа, непосредственно воздействующей на чувства человека, вызывающей в нем отклик сострадания, сопереживания, умиления до слез…» 3 В эту эпоху впервые формируются четкие каноны памятных, мемориальных и траурных украшений, и происходит это в Англии, влияние которой на формирование европейских эстетических и художественных предпочтений становится все более заметным. В это время появляются целые коллекции украшений, выполненных согласно завещанию главы семьи, где расписывалась стоимость каждой вещи и кому она предназначалась. На эти цели предусматривались специальные средства, и наследники могли потратить их исключительно по назначению - за исполнением условий завещания следили специальные поверенные. Типы, формы, символика и материалы таких украшений были весьма разнообразны: это кольца, медальоны, подвесы, броши, браслеты, со вставленными миниатюрами на эмали, слоновой кости, пергаменте, переплетенными локонами волос. Вместо традиционных для эпохи барокко скелетов, черепов и гробов, появляются изображения траурных урн, сломанных колонн, надгробных обелисков, перевернутых факелов, плачущих ангелов и т.д. Встречаются также «плакучие» деревья, чаще всего ива, склоненная над надгробным памятником, а также кипарис, лавр. Невероятную популярность обретает язык цветов, что объясняется появлением многочисленных публикаций, посвященных «цветочной» символике. Это бессмертник, гиацинт, плющ, мак, но особенно часто изображают незабудку - символ любви в разлуке. Ее вырезают из черного оникса, выкладывают из бирюзы, половинок жемчужин или бриллиантов на черной эмали. Изображения могли виртуозно делаться из волос, дополняться морским жемчугом – рожденный в соленой воде, он символизировал горестные слезы. Прекрасно сочетался с черной основой и мелкий речной жемчуг.

Самым популярным памятным украшением не случайно становится кольцо - в самой его форме уже заложен символ бесконечности. В Англии появляются первые траурные кольца в виде обруча, разделенного на завитки и декорированного эмалью - белой для детей и тех, кто не успел вступить в брак, черной для людей женатых и замужних. Модными были и кольца с крупным, иногда во всю фалангу основанием – овальным, круглым, реже квадратным, где по фону из цветной фольги или шелка тонкой золотой проволокой, мелким жемчугом, стразами выкладывались памятные инициалы.

Сверху изображение закрывалось хрустальной пластиной или стеклом. Любимыми мотивами памятных колец также становятся символы вечной памяти и любви: змея, кусающая себя за хвост, декорированная черной эмалью, голуби, сплетающие из ветвей «гераклов узел» и т.д. В траурных кольцах высших слоев общества соблюдалось ранжирование: изображались соответствующие рангу знаки отличия - короны графа, барона, маркиза и др. На внутренней стороне шинки кольца гравировались имя, дата жизни и смерти, слова молитвы, цитаты из библии или трогательные надписи вроде - «Никакое время не унесет воспоминание о тебе» или «Ты ушел, чтобы остаться среди нас навсегда». 4 Сохранились и траурные кольца, созданные по поводу кончины русских монархов. В России траурные кольца вручали в день похорон не только близким, но и всем участникам траурной процессии. Пожалуй, самые выразительные из сохранившихся колец мемориального назначения посвящены памяти Александра I. Они выполнялись в форме свернувшейся змеи, с гладкой шинкой, покрытой черной эмалью. В центре, на щитке, помещалось профильное изображение императора, в окружении надписи – «Незабвенный», на внутренней стороне ободка гравировалась известная фраза его вдовы, Елизаветы Алексеевна - «Наш ангел в небе».

Большое распространение получают в эпоху классицизма и памятные кольца, посвященные важным историческим событиям, известным публичным деятелям, выдающимся полководцам.

В Англии в начале XIX в. носили кольца с изображением адмирала Нельсона, победителя при Трафальгаре. В основании кольца размещался гравированный на ониксе профильный портрет Нельсона, окруженный его знаменитой фразы, произнесенной перед решающей битвой - «Англия надеется, что все мужчины страны исполнят свой долг».5. Во Франции же, после смерти Наполеона на острове св. Елены, появились памятные кольца с его изображением, например, миниатюрная фигурка Бонапарта в полной генеральской форме могла прятаться в потайном отделении, выполненном в виде саркофага.

Самой серьезной стандартизации и регламентации мемориальные и траурные украшения подвергнутся во второй половине XIX века в контексте формирования в Европе общего института траура. И опять решающее значение здесь сыграет Англия. После смерти в 1861 году принца консорта Альберта, любимого мужа королевы Виктории, она на долгие годы уходит в глубокий траур, и именно в викторианскую эпоху Англия станет «законодательницей моды» в этом направлении общественной жизни. В это время здесь появляются многочисленные издания с рекомендациями форм костюма, цвета и фактуры материалов, прически, аксессуаров и украшений, приличествующих случаю.

Траурная одежда была черного цвета - как знак отказа от земных радостей и дань уважения ушедшему человеку, при этом сроки траура, используемые материалы разнились в зависимости от близости родства. В период глубокого траура по мужу – обычно это один год и один день, женщина должна была носить исключительно матовые черные ткани - шерсть, креп. Лишь перейдя в полу траур, она могла добавить в костюм черный атлас или сатин, черные кружева, затем белый воротник и манжеты. Мужчинам полагалась черная повязка на рукаве фрака или сюртука.6 Естественно, что в этот период надо было отказаться от ярких камней и блеска бриллиантов. В глубоком трауре рекомендовалось носить камни только черного цвета, прежде всего гагат, причем желательно матовый, неполированный. Английское аббатство Уитби в Йоркшире, богатое месторождениями гагата, становится центром производства траурных украшений из этого материала, вошедшего в историю ювелирного искусство как «гагат из Уитби».

Гагат здесь добывали уже в античности - римляне резали из него траурные камеи, охранные амулеты. Его широкому использованию способствовали легкость и мягкость материала - всего 2-4 единицы по шкале Мооса, 7 что позволяло делать вещи массивными, рельефными - символ скорби и печали должен был сразу же заметен на одежде. Из гагата делали бусы, цепи, подвесы, броши, браслеты, серьги, четки. Излюбленными мотивами декора становятся крест, якорь, сердце - Вера, Надежда, Любовь, изображения виноградной лозы, папоротника, ландыша. Режутся имитации античных камей, более всего с аллегорическим изображениями «Ночи». Основной черный фон траурных вещей мог дополняться речным жемчугом или его имитацией, деталями из кости, чаще всего слоновой, но исключительно в вещах, посвященных детям и молодым людям, не вступавшим в брак, своим цветом символизируя их чистоту и непорочность. Украшения из гагата были достаточно дорогими, поэтому для массового производства использовали более дешевый «французский гагат» - граненое черное стекло, вулканическую лаву, эбеновое дерево или любые другие породы окрашенного в черный цвет дерева, папье-маше, сплав меди и цинка. В конце XIX в. веке к ним добавились пластмасса - популярный бэйкилит и эбонит. Из камней для траурных украшений, помимо гагата, чаще всего использовали аметист, воплощающий преданность, высокую нравственность, обращенность к богу и поэтому особенно почитаемый церковью. Его фиолетовый цвет также считался цветом траура. Интересно, что в России аметисту особенно благоволила вдовствующая императрица Мария Федоровна, имевшая в своей коллекции много украшений с этим «траурным, вдовьим» камнем. 8 Много используют в траурных украшениях викторианской эпохи и волосы.

Издаются пособия для работы с ними, в модных журналах публикуются статьи, объясняющие символику волос, отращивание и продажа волос даже становятся бизнесом, так как такие изделия начинают выпускаться в массовом количестве. Однако уже в конце восьмидесятых годов в прессе появляются публикации о не гигиеничности использования в украшениях волос, тем более, чужих, и в Европе они постепенно выходят из моды. А после 1887 года, когда королева Виктория, наконец, снимет глубокий траур и начнет носить украшения из серебра, значительно уменьшается и производство изделий из гагата. Им на смену, не только в Англии, но и во всей Европе, приходят серебряные броши, браслеты, медальоны. В это время уже существует фотография, и она постепенно вытеснит из памятных украшений более сложные техники росписи по эмали, слоновой кости, пергаменту.

В двадцатом веке традиция ношения траурных украшений уже не будет иметь столь важного значения в жизни общества. За исключением королевских дворов и государственных лиц это становится частным делом каждого человека. В начале века еще делаются специальные памятные украшения, связанные с событиями, потрясшими общество как, например, гибель «Титаника»: фирма Картье, откликнулась на эту трагедию кольцом, декорированным ониксом и жемчугом и напоминающим по форме корабль. От Первой Мировой войны сохранились памятные медальоны, с вложенными фотографическими портретами героев, обручальные кольца с черной эмалью, недорогие безделушки с траурной символикой как знак скорби и памяти. Но постепенно и эти знаки памяти останутся в прошлом… Гагат – разновидность угля, образовавшегося в результате прессования в земле деревьев особых хвойных пород. Помимо Англии богатые месторождения гагата есть в Армении, отсюда еще одно название этого материала – гешири - ночь (арм.) The Jewel - Sign and Symbol. – Antwerpen, 1995.- C. 30. Власов В.Г. Стили в искусстве. - СПб., 1995.- Т. 1.- С. 516 D. Scarisbrick. Symbol of wealth, power and affection. - London, 1993. C.117 <

–  –  –

Brett M. Fashionable Mourning Jewelry, Clothing & Customs. - London, 2006. –С. 1 По шкале Мооса высшим баллом твердости в 10 единиц обладает лишь алмаз.

Забозлаева Т. Драгоценности в русской культуре XVIII-XX веков. – СПб., 2003.- С.

–  –  –

Мода и Интернет-пространство в ситуации мирового кризиса Многие экономисты справедливо утверждают, что сегодняшний кризис является одним из следствий глобализации и «виртуализации» мирового рынка, при этом его причины, как и пути выхода, опять же не лежат только в области экономики. Если рассматривать проблемы виртуализации и глобализации современной культуры, то в данном контексте интересно проследить структуру взаимоотношений моды и коммуникативного пространства Интернета. Мода – отражение ценностей определенной социальной группы, воплощенных в конкретных модных объектах, кроме того, мода изначально имела вненациональный характер, то же можно сказать и об Интернете.

Сегодня Интернет – виртуальное пространство, в котором не только презентуются определенные культурные, субкультурные и личностные ценности, но и формируется особая культура, основанная на не линейном, клиповом мышлении.

Интернет визуализирует не только саму информацию, но и предлагает визуальные стратегии ее подачи (интуитивно понятный интерфейс). Webдизайн создает ландшафт виртуального пространства. Если вспомнить роман В. Пелевина «Шлем Ужаса», этот ландшафт не только фон, но и активный инструмент продвижения определенных продуктов, направляющий выбор Интернет-амфибий в требуемом направлении. Мода через визуальные образы демонстрирует социокультурные коды, а современные принципы маркетинга часто также основаны на продвижении модных стандартов, через иллюзию демократичности выбора.

Если рассмотреть подробнее, то можно выделить ряд общих черт данных феноменов. Во-первых – мода и Интернет обладают общими качествами, как глобальный характер, наличие «модных арен» – если для моды это СМИ, улицы городов, общественные места, где любой может продемонстрировать себя реального или желаемого, то Интернет априори предполагает бытиепод-взлядом.

Иначе, зачем вывешивать собственные фото, писать комментарии к новостям, сочинять себе аватары. Если в реальности наши возможности по реализации «желаемого я» ограничены финансовыми возможностями и законами физики, то виртуальный мир дает полную свободу. Модное платье, внешность «под звезду», жабры и хвост – вот не полный спектр возможностей формирований «Интернет-я». Реальность или не реальность «виртуального я» проверить зачастую достаточно сложно, что придает виртуальному 32 миру элемент игры. Игровой характер моды давно описан многими теоретиками (Д. Тангейт, Гофман, Петров и др.). Правда, если в Интернете «виртуальный модник», приписывающий себе не имеющиеся в наличии черты

– игрок, то в реальности возможно клиент правовых органов.

Наглядность - следующее качество, объединяющее это два локуса.

Модный-или-не модный образ прочитывается мгновенно. При использовании Интернет-ресурсов могут быть использованы два основных вида подачи информации, рассчитанных на визуальное и аудиальное восприятие, что, в свою очередь, предоставляет возможность лучше усваивать информацию за счет конкретных образов, а не абстрактных слов и понятий. Также использование иллюстративного материала Интернет-ресурсов подходит как средство для постановки проблемных ситуаций. Использование Интернет-ресурсов предоставляет возможность создания на их основе своих наглядных пособий, образцов для подражания. Проблема авторского права, проистекающего из подобной свободы, активно обсуждается в Интернет-сообществе. В модной индустрии ситуация похожа – только модный объект попадает на игровую площадку, модную арену, он становится максимально доступен для копирования или использования. Современные законы так же достаточно неоднозначны и защищают не автора, а правообладателя.

В то же время и Интернет, и мода желают иметь автора как некий бренд, ориентир. Платье от Шанель, пальто от Пиросмани, блог В. Путина или Касперского – алфавит особого языка, построенного на гипертрофии авторства как точки ландшафта. Активное использование различных социокультурных кодов и символов – основа, как языка моды, так и идентификации в Интернет мире. Мода нуждается в культурной памяти, как вечном источнике вдохновения. Интернет как же называют мировым хранилищем информации. Информационное поле является и инструментом, и особым пространством, где происходит ризоматическое (Ж. Делез, Ф. Гваттари) взаимодействие «всего со всем», диалог различий, встреча и идентификация различаний (Ж. Деррида). Информационная перенасыщенность видится причиной личностных кризисов («шока будущего» по Э. Тоффлеру) и одной из виновниц унификационных процессов («систематизация жизненного мира» по Ю. Хабермасу).

Как отмечают М.Басин и И.Шилович, «старая наук

а, которая привела к технической и информационной революции, сделала уже больше, чем может переварить общество».1 На субкультурном уровне виртуальная реальность оказывается хорошей почвой, для создания и существования большого количества, формальных и неформальных объединений, которые часто самоорганизуются параллельно и независимо от официальных институций и активно формируют собственные модные стандарты. Неограниченные возможности общения, поиска «собратьев по разуму», не скованные возрастными или пространственными пределами, приводят к формированию сложного транкультурного и транснационального пространства. С другой стороны, человек сможет конструировать такие виртуальные миры, в которых сможет удовлетворять свои желания, исполнение которых в реальной жизни невозможно в силу действия социальных законов, посредством их реализуя тягу к агрессивности, перверсивные сексуальные наклонности и ряд других маргинальных интенций.

Многие считают конструирование подобных реальностей недопустимым и полагают, что в целом технологии виртуального погружения могут принести огромный вред обществу и культуре. Как серьезное восприятие модных стандартов приводит к психологическим травмам, анорексии, агрессии.

Происходит ранжирование в той или иной мере других людей в Интернете (по представленным наборам текстов). Так же как и в жизни, внешний вид, манера поведения позволяют относить персонаж к определенному сообществу, ориентироваться, где свои, где чужие. Делая это, каждый человек строит свой фрагмент социальной виртуальной реальности, причем строит – разумеется, не задаваясь такой целью – в форме гипертекста: отображающие конкретных людей наборы текстов разнесены в воображаемом пространстве и соединены между собой значимыми отношениями. Эти отношения – параметры классификации текстов – столь же разнообразны, сколь причудлива человеческая субъективность. На практике получается, что именно здесь оказывается востребованным творчество как цель бытия человека, способ его самореализации.

Демократичность – качество, которое является основой этих двух феноменов, именно за счет этого происходит развитие, смена парадигм, обновление модных стандартов и движение внутри виртуальной среды. Демократичность как доступность: чтобы быть модным или актуальным в интернет-сообществе есть два пути – материальные вложения (даже сетевые он-лайн игры имеют открытие или незаконные опции покупки продвинутого, в том числе и в области виртуального костюма персонажа, места в Интернетрейтингах так же доступны для покупки). Другой путь – быть действительно интересным, ярким, проявить свою индивидуальность и талант. В моде данный феномен известен еще с века девятнадцатого, когда денди, манерой общения, индивидуальностью в костюме, противостояли буржуазному шику бидермайера. Самый простой путь – говорить о навязывании стандартов, но сегодня, это предмет выбора каждого – следовать трендам и создавать их, копировать или трудиться над собой. Отвечать за свой выбор или следовать стандартам.

34 С другой стороны, как мода вдохновляется Интернет-средой (кибер панк и биороботы на подиумах), так же Интернет считается одним из самых демократических инструментов продвижения модных стандартов, демонстрации модных образов, реализации символического капитала. Сегодня уже можно выделить направления реализации моды в Интернет-пространстве. Многие реальные СМИ-ресурсы имеют соответствующие сайты в Интернете, модные журналы, программы не только своего региона доступны для изучения в Интернете (интересно сравнивать версии того же ELLE для различных стран).

Обычно такие сайты дополняются дополнительными интерактивными сервисами – форумы, тематические мини-ash игры, конкурсы. Существуют отдельные электронные СМИ (lady.mail.ru, modnye.spb и др.). Такие сайты позволяют выявить точки самоорганизации в области дизайна костюма, дать возможность самореализации творческим личностям в том числе, к сожалению, у нас в стране меньше, предоставить широкую целевую аудиторию новым трендам. Shoystodio фотографа Ника Найта презентуется как модная креативная среда, где перспективный дизайн, эксперименты в области моды, сочетаются с высоким профессионализмом. Кроме молодых и неизвестных здесь присутствуют такие персоны как Гальяно, Маккуин, Бьерк.

Отдельное направление Интернет-сообщества субкультур, которые большое значение уделяют внешней репрезентации. Так на форумах сайтов эмо идут активные дискуссии, как должен смотреться тру-эмо. Исторические реконструкторы выкладывают интересные материалы по истории костюма.

Интернет-группы, интересующиеся историей и теорией моды, имеют свои группы в социальных сетях (В контакте). В качестве примера можно привести группу в контакте сообщества ДЕЛАРУК – авангардного дизайна костюма, использующей Интернет как средство найти, собрать и проинформировать единомышленников.

Сайты имеют ряд модных магазинов. Это либо Интернет-витрина, либо Интернет-буклет, либо информационный портал. Для определенных групп товаров, предназначенных различным целевым аудиториям, существуют Интернет-магазины.

В данных сайтах форумы обычно более внимательно модерируются, чем у модных СМИ. На форуме ELLE, например, можно встретить темы, посвященные качеству продуктов, на сайтах-магазинах – максимум может присутствовать сопутствующая историческая информации по сходной тематике, предложения потребителей по улучшению сервисов. В ситуации кризиса заметно усиление внимания «форумчан» к качеству продуктов, обслуживания, и, естественно, обсуждение кризисных трендов моды (винтаж, аристократичный шик, минимализм и т.д.).

Интернет видится удобным полем для маркетинговых исследований, но проблемы здесь очевидны – сложно доверять достоверности информации, предоставляемой пользователем, что является основой любого социологического исследования. Основной целевой аудиторией, кроме молодежи, у Интернет-магазинов были так называемый «офисный планктон» и домохозяйки. Опять же, если говорить о нашей стране. По сравнению со многими другими государствами, наш потребитель более консервативен, больше доверяет реальным вещам, а не Интернет-продажам. Молодежь в основном потребляет недорогой сектор одежды, музыкальных и видеодисков, товары для спорта, геджеты. Для сегмента работающих взрослых Интернет, – скорее источник информации о модных новинках или возможность заказа желаемой вещи. Мужская стратегия потребления – техника, аксессуары, гэджеты (Игрушки для занятых людей) или Интернет-аукционы (винтажное потребление), женская – товары для дома, детей, одежда. По статистике даже в России актуальны западные Интернет-каталоги (Ив Роше, Ля редут).

Важная часть Интернет-продаж – товары для коллекционеров, от марок до виниловых пластинок или Интернета. По большому счету непривязанность Интернет-магазина к определенным часам торговли, экономия на аренде и оформлении торговых площадей, географическая доступность, делают Интернет удобным инструментом торговли. Сегодня бум прошел, и на одних амбициях бизнес в Интернете не сделать, опять же нужны либо капиталовложения, либо креатив. Основные проблемы – качество товара, доставка, соответствие визуальной репрезентации реальному виду вещи, невозможность проверить удобство использования. Хотя сети net-a-porte существуют с 2000 года.

Отдельный вопрос Luxury-сектор. Luxury-сектор, как в целом и вся мода, основан на сакрализации процесса потребления - люкс-упаковка, обслуживание, индивидуальный подход. На западе Luxury потребление в Интернетсреде более развито – экономия времени деловых людей, при индивидуальном подходе к клиенту.

Сайты известных брендов – скорее часть идеологии, паблисити, а не прямой инструмент продаж. Актуальными являются продажа в Интернете брендовых аксессуаров, и виртуальные распродажи. Но здесь речь скорее о целевой аудитории, желающей быть Luxury, а не являющейся ею.

Ануш Гаспарян, коммерческий директор Фешн консалтинг групп, в интервью каналу РБК, сказала, что оборот российского сектора Luxury равняется 32 миллиардам долларов. Кризис не сильно затронул данную целевую аудиторию. Снижение рынка произошло в области товаров для групп, использующих Luxury для иллюзии принадлежности к данной социальной группе, менеджеров, детских элитных товаров (группы Даниел, Нежный возраст). Детские конверты из шиншиллы перестали раскупаться, на первое место вышло качество и эргономичности детских товаров, а не престижность.

В целом компании стараются сохранить свой портфель. Как и в массмаркет, где сети ретейла, более завязанные на виртуальных кредитных деньгах, оказались под ударом первыми, так же и в Luxury секторе. Здесь бонусы остались у старых игроков (Джамилько, Меркурии, Подиум, Фешн групп, если говорить о Москве). В целом сетевые компании в связи с кризом хоть и потеряли обороты, но стратегии расширения не меняли, так как здесь остановка равна смерти (например, французская сеть Camure). То есть агрессивный маркетинг продвижения в области одежды сегодня соответствует и более агрессивному тону модных коллекций.

Отношение к Интернету осталось у наших потребителей Luxury настороженным, но некий подъем и в реальных и в виртуальных точках продаж есть. В частности, в секторах аксессуаров и обуви, ювелирных украшений, при снижениях в секторе одежды и белья. Мир продолжает смотреть на Россию как оазис роскоши, поэтому западные бренды и корпорации расширяют свое присутствие на российском рынке. Показательны результаты выставки SPM в Москве (март 2009 года), на которой активное желание и стратегии презентации на российском рынке продемонстрировали новые зарубежные марки в поисках новых рынков. Основные стратегии – активный, в том числе и виртуальный маркетинг, увеличение техники сервисов, в том числе за счет Интернет ресурсов.

Снижение рынка Luxury в России на 15%, определенное аналитиками, при уменьшении целевой аудитории на 20% не видится странным, так как у нас нет традиций Luxury-потребления, как на западе, наши капиталы сравнительно молоды, а нарождающийся класс менеджеров пострадал первым.

Данная прослойка наиболее активно была ориентирована на виртуальное потребление, не только в сети, но и реальности.

С. Глазьев выделил три главные причины кризиса: бесконтрольная эмиссия квазиденег; функционирование в течение последних 30 лет финансовой системы США как эмитента резервной валюты, по принципу финансовой пирамиды; исчерпание возможностей экономического роста на старой технологической структуре. Основной причиной кризиса, Глазьевым как многими мировыми деятелями, в частности В. Баффетом, Ю. Амосовым и другими, видится однолинейность. Мода и Интернет сегодня развиваются, в отличие от мировой экономики, по более сложному, поливариантному сценарию, допускающему работу по многим направлением одновременно. Таким образом, как в предыдущий этап модные стандарты и Интернет-маркетинг продвигали виртуальное потребление, для определенной целевой аудитории, достаточно успешно, то на сегодня оба этих института имеют достаточный ресурс для презентации новых стратегий для определенной целевой аудитории.

Как отметил С. Минаев в романе «Раб», перенос виртуальных стратегий в реальный мир приводит к катастрофе, особо в страте офисного планктона, менеджеров. Ведь в реальности нельзя перезагрузиться, воспользоваться волшебным артефактом, а ориентация достаточно большого сектора экономики на «виртуальное потребление и производство» видится сегодня одной из причин кризиса. Кризис виртуального потребления, вынуждает индивида начать поиски новых ориентиров, определиться с собственными позициями и найти свой вариант авторепрезентации, в противном случае его голос будет потерян и не услышан.

Анализ взаимодействия Интернета и моды может продемонстрировать не только причины кризиса, но и найти пути выхода из него. Маркетинговые стратегии, используя данные ресурсы, могут на короткое время переориентировать стратегии потребления с виртуального-желаемого на реальное. Тем более, что тренды экологический, винтажный и так достаточно раскручены.

Если говорить о Европе, куда кризис пришел раньше, агрессивные стратегии продвижения остаются более перспективными.

Интернет-среда делает культурные различания более выпуклыми, креативность более видимой, что позволит в кризисной ситуации, как в точке бифуркации разглядеть зоны роста нового, и через их стимулирование найти пути решения проблем. Ведь, как говорит человеческая история, насильно навязывать рецепты, не соответствующие реальности, – вещь бесперспективная, можно вспомнить соответствующие примеры из развития моды. В то же время, несмотря на то, что кризис трагически сказывается на большом количестве людей, для экономики и культуры в целом кризис может стать причиной обновления.

Таким образом, можно говорить, что инструментарий, который предлагает взаимодействие моды и Интернета видится перспективным для использования в ситуации мирового кризиса как для презентации новой экономической идеологии, для выживания отдельных компаний и развития творческих личностей.

Басин М.А., Шилович И.И. Синергетика и Internet. – СПб.: Наука, 1999.

– С. 7.

–  –  –

Молодёжная мода в официальной советской сатире на примере журнала «Крокодил»

В последние десятилетия феномен «стиляжничества» привлекает внимание как отечественных, так и зарубежных исследователей в различных областях – культурологии, истории моды, искусствоведения, социологии, культурной антропологии. Представители молодёжной субкультуры1, называемые стилягами, часто интерпретируются как пионеры советской молодёжной моды, творчески мыслящие люди и даже первые советские диссиденты. Последнее мнение особенно характерно для мемуаров бывших стиляг.2 Однако данные источники необходимо воспринимать критически. Мемуары всегда искажают реальность, поскольку, по словам историка Кристин РотАй, «мало того, что принципиально важные подробности ускользают из памяти; воспоминание еще и по самой своей природе есть акт творческий и глубоко политический».3 Поэтому представляестся важным посмотреть на явление с другой точки зрения – через официальный дискурс.

Так, карикатуры сатирического журнала «Крокодил» являются ярким свидетельством феномена стиляжничества и практически единственным источником визуальной информации о моде стиляг. Как заметил писатель Виктор Славкин, «если бы не кровожадность «Крокодила», негде было бы посмотреть, как одевались молодые люди пятидесятых (что в гротескном виде, но все-таки отражалось в карикатурах), как они говорили (что с перебором, но давалось в фельетонах)».4 Естественно, что художники «Крокодила»

субъективны не менее чем авторы мемуаров. Но если сместить акцент с поиска объективной картины к исследованию общественного мнения, сатирическая пресса открывает большие возможности для анализа. Следует отметить, что мода вообще является излюбленной темой карикатуры. Но карикатуры на стиляг не просто высмеивают моду, они несут идеологический посыл. В этом отношении мода предстаёт как индикатор моральной характеристики человека, и за гротеском в изображении внешнего облика можно увидеть серьёзную дискуссию о проблеме «аномалии» в молодёжной среде.

Подобное явление замечено британским социологом С. Коэном, предложившим понятие labelling («маркировка», или «навешивание ярлыков»). В своём исследовании лондонских субкультур 1960-х годов Коэн обращается к деятельности масс-медиа, целью которой было создать в обществе «моральную панику» вокруг нестандартного поведения молодёжи.

Масштаб конфликта субкультур «модов» и «рокеров» был намеренно преувеличен. Более того, разнородная группа молодёжи была подведена под стереотип о потенциальных и реальных преступниках.5 Представляется вероятным, что советские идеологи также умело использовали термин «стиляга» как ярлык для обозначения всех молодых людей с нестандартным стилем одежды и поведением.

Широко известно, что слово «стиляга» стало популярным благодаря Д.Беляеву, чей фельетон «Типы, уходящие в прошлое» был опубликован в «Крокодиле» в 1949 году. Был ли этот термин изобретением самого Беляева или реинтерпретацией молодёжного сленга, установить сложно, хотя вторая версия представляется более вероятной.6 Так или иначе, 1949 год представляется началом идеологической кампании против стиляг в сатирической прессе.

В данном дискурсе можно выделить три аспекта:

приёмы высмеивания, восприятие гендерных ролей в обществе стиляг и, наконец, социальная характеристика данной субкультуры.

Во-первых, карикатуристы разработали иконографию стиляги, прежде всего, в мужском варианте. Благодаря этому сложился «классический» имидж, описанный во многих исследованиях. Стиляга — развязный молодой человек в пиджаке с широкими плечами, галстуке расцветки «пожар в джунглях», укороченных брюках-дудочках, пёстрых носках, ботинках на микропорой подошве, с непременным коком на голове, иногда также с усикамимерзавчиками». Часто он изображается с бутылкой алкоголя, рюмкой или бокалом в руке и с сигаретой в зубах. Набор ситуаций стандартен: стиляга на танцах, стиляга в ресторане, стиляга в школе/университете, стиляга с родителями (реакция которых варьируется в зависимости от идеи рисунка).

Этот персонаж должен вызывать если не отвращение, то по крайней мере жалость – как к неполноценному существу.

Не случайно художники часто прибегают к зоологическим и ботаническим метафорам. Так, например, стиляг нередко сравнивают с попугаями и обезьянами, указывая на пёстрый колорит их костюма и стремление подражать западным образцам одежды и танца. Рок-н-ролл, проникший в СССР благодаря VI Международному Фестивалю Молодёжи и Студентов, немедленно подвергся официальной критике именно как «обезьяний танец».

Художник А. Баженов в карикатуре «Подражатели» изобразил танцующих стиляг с обезьяньими лицами.

Стихотворение, сопровождающее рисунок, объясняет идею автора:

Мы спорить с Дарвином не будем, В его ученье нет изъяна, Он прав: в далёком прошлом люди Произошли от обезьяны.

Всё было б так, как шло от века, Но рок-н-ролл сместил все планы, И в этом танце человека Не отличишь от обезьяны.7 На рисунке А. Каневского парочка стиляг в пёстрых костюмах представлена как экземпляр ботанического атласа, «семейство сложноцветных». Мотив сорняка и плевела достаточно популярен у художников и фельетонистов «Крокодила» 1950-х годов.8 Так, в 1953 году Б.Тимофеев «посвятил» сатирические стихи персонажу Гарри, - лодырю, невеже, рабски копирующему западную моду. В заключительных строках сатирик ставит ярлык: «Кто же этот франт – сорняк в нашем огороде!».9 В 1960-м году Кукрыниксы доводят идею стиляги-паразита до логического завершения, недвусмысленно представив танцующих стиляг в виде поганок.10 Данные примеры показательны в том смысле, что, во-первых, одежда и, во-вторых, манера танца стиляг воспринимались как основание для сравнений с флорой и фауной. В свою очередь, данное сравнение характерно для карикатуры и, шире, выступает как выигрышный приём идеологической борьбы. Объявить врага растением или животным – значит продемонстрировать его низшее положение и морально победить (к примеру, Хрущёв подобным образом использует зоологическую метафору по отношению к художникамабстракционистам на московской выставке 1962 года).11 Возможно, идеологи также руководствовались целью продемонстрировать стилягам их собственное убожество и тем обратить на верный путь.

Образ стиляги казажется ещё более жалким в противопоставлении образу комсомольского активиста. Последний, как правило, изображался в стиле официального плаката или идеологической листовки: аскетический костюм, целеустремлённость в глазах. Как замечают культурологи Пётр Вайль и Александр Генис, «облик карикатурных стиляг поражал неудобством... Иным был облик правильного человека».12 Комсомолец, в отличие от кривляющегося стиляги, чаще всего статичен, даже если изображён в движении.13 Таким образом, язык карикатуристов, изображающих нестандартную молодёжь, построен на бинарных оппозициях: строгое – вычурное, ясное – замысловатое, приглушённое – яркое, скромное – вызывающее, сбалансированное – резкое, то есть, в конечном счёте, нормальное – ненормальное. Стиляга обречён на осмеяние как человек, отклоняющийся от нормы – в индивидуальном стиле одежды и в общественном поведении.

Во-вторых, несмотря на доминирующий образ стиляги-юноши, девушки также подверглись нападкам карикатуристов. Следует отметить, что девушки-стиляги изображались реже, и для них не было создано чёткой иконографии. Поэтому здесь фантазия авторов развернулась ещё шире. Наряд карикатурного молодого человека всё-таки ещё напоминает официальный мужской костюм (в отношении деталей: пиджак, пусть с ватными плечами, брюки, пусть и узкие, галстук, хотя и с экзотическим рисунком). Подруги же стиляг изображены совершенно абсурдными, украшенными как новогодние ёлки. Объяснением может служить традиционно консервативное отношение к девушке и женщине в сталинский период и последующие годы.

Участие в компании стиляг автоматически ставило девушку в положение общественного презрения, соответственно, немногие отваживались стать подругами стиляг. Поскольку девушка-стиляга – это нонсенс, то она подлежит ещё большему осмеянию, отсюда и усиление гротеска в её изображении: пёстрые платья, обилие бижутерии, чулки со стрелками, высокие каблуки или платформы. Женскими атрибутами стиляжничества являются, чаще всего, помада и зеркальце.

Стиляги и их подруги изображаются вместе в двух вариантах: в сцене танцев или прогулки по «Броду». В то же время на страницах «Крокодила»

встречаются самостоятельные изображения девушек, не обязательно стиляг, но просто «жертв моды». Интересно, что иногда их облик вполне элегантен, например, платье в стиле нью-лук в сочетании с перчатками и аккуратной высокой причёской и маленькой сумочкой не выглядит вызывающим.14 В данном случае осуждается не характер костюма, а сам факт увлечения модой в ущерб учёбе или работе.

Ещё одна парадигма представления женского образа в «Крокодиле» - девушка как жертва стиляжничества. На основе карикатур можно сделать вывод, что стиляга не способен на серьёзные чувства, легкомыслен и вероломен. Он меняет свои симпатии с немыслимой скоростью и, соответственно, в его биографии несколько браков и разводов. Например, художник Е. Горохов передаёт сцену, где работник ЗАГСа отказывается поздравлять жениха с очередным бракосочетаниям. Неудивительно, что этот непостоянный тип изображён в «классическом стиляжьем» костюме. В то же время одежда и причёска невесты вполне соответствуют официальным стандартам; это тип хорошей девушки, обманутой ввиду наивности.15 Семейная жизнь стиляги также изображается в фельетонах и рисунках в чёрных тонах. Он обходится с женой несправедливо: тратит её деньги в ресторанах, не помогает в домашнем хозяйстве и даже доходит до рукоприкладства. Очевидная цель таких устрашающих картин - упрёк стилягам и предупреждение потенциальным жертвам. Таким образом, «Крокодил»

предлагает два варианта гендерных отношений в субкультуре стиляг: либо стиляги обманывают и заставляют страдать «правильных» девушек, либо под их влиянием девушки сами становятся дерзкими и легкомысленными, что, возможно, воспринимается даже большим злом.

Отсюда вытекает третий важный аспект рассматриваемого дискурса стиляга как социальная проблема. Для решения проблемы следует знать её истоки, поэтому советское общество заинтересовано в причинах появления «безродных космополитов». Очевидная причина — вторжение западной культуры с её «буржуазными» модой, музыкой и танцами. В этом отношении стиляги воспринимаются не столько как идеологические преступники, сколько как «жертвы западного влияния».16 И в допущении этого влияния обвиняются родители. Карикатуристы ясно дают понять, что стиляги, прежде всего – «золотая молодёжь», то есть дети советской элиты.17 Родители потакают им с детства, закрывают глаза на прогулы и плохие отметки в школе и щедро спонсируют в финансовом плане. Стиляги поступают в университет «по блату», но и там не желают учиться серьёзно, демонстрируя удивительно низкие умственные способности.

Зато танцы подходят им как нельзя лучше:

когда голова пуста, ноги работают легко. Не случайно мотив подмены – университета/школы на ресторан, лекций на танцы, табеля на ресторанный счёт

– часто встречается в карикатурах. Кроме того, стиляги отличаются грубыми манерами, не говоря уже о пристрастии к курению и алкоголю с ранних лет.

Данная малоприятная характеристика – не что иное, как ярлык, отмечающий принадлежность стиляг к определённому классу, или, скорее, социальному слою. Наиболее ярко это выражено через отношение стиляг к заводскому труду. Естественно, высокопоставленные родители не допускают и мысли о том, что их чада могут работать. Более того, сами стиляги страдают «заводобоязнью». Образ молодого пижона, убегающего ярким пятном на фоне серого здания завода или массива стройки, встречается в «Крокодиле»

по меньшей мере дважды за 1950-е годы. В то же время желание родителей устроить детей в высшие учебные заведения передано в таких впечатляющих сценах как «штурм» университета или «атака» декана факультета.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

Похожие работы:

«Всероссийская научная школа-конференция по фундаментальным проблемам дистанционного зондирования Земли из космоса: первые десять лет   С.А. Барталев, О.Ю. Лаврова, Е.А. Лупян Институт космических исследований РАН Москва 117997, Россия E-mail: bartalev@iki.rssi.ru   Статья посвящена обзору основных задач и истории проведения Всероссийской научной школыконференции по фундаментальным проблемам дистанционного зондирования Земли из космоса. Эта школа традиционно с 2005 года проводится в рамках...»

«Администрация городского округа «Город Дербент» Махачкалинская и Грозненская епархия Филиал ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный университет» в г. Дербент 1700-летие принятия христианства в Дербенте как государственной религии Кавказской Албании Материалы Всероссийской научно-практической конференции (г. Дербент, 14-15 ноября 2013 г.) Махачкала 20 УДК 27(470.67-13)«0»-9 ББК 86.37 Т-9 1700-летие принятия христианства в Дербенте как государственной религии Кавказской Албании: Материалы...»

«Генеральная конференция 38 C 38-я сессия, Париж 2015 г. 38 C/20 3 ноября 2015 г. Оригинал: английский Пункт 4.6 повестки дня Управление институтами категории 1 в области образования АННОТАЦИЯ История вопроса: В своей резолюции 37 С/14 Генеральная конференция просила Генерального директора представить Исполнительному совету обновленную информацию об управлении институтами категории в области образования с целью передачи на рассмотрение Генеральной конференции на ее 38-й сессии соответствующих...»

«Сборник материалов Всероссийской дистанционной научно-исследовательской конференции для учащихся «Познать неизвестное» (Россия, г. Самара, 10 сентября 2014г.) Сборник материалов Всероссийской дистанционной научно-исследовательской конференции для учащихся «Познать неизвестное» г. Самара 10 сентября – 10 ноября 2014 г. Самара С 10 сентября 2014 года по 10 ноября 2014 года на педагогическом портале http://ped-znanie.ru прошла Всероссийская дистанционная научно-исследовательская конференция для...»

«Назарова Галина Ивановна учитель истории и обществознания Муниципальное бюджетное образовательное учреждение «Шенкурская средняя общеобразовательная школа» г. Шенкурск Архангельской области МЕТОДИЧЕСКАЯ РАЗРАБОТКА УРОКА ИСТОРИИ В 5 КЛАССЕ «НАШЕСТВИЕ ПЕРСИДСКИХ ВОЙСК НА ЭЛЛАДУ» Назарова Галина Ивановна ФИО учителя История Древнего мира Предмет Класс 5 Раздел III. Древняя Греция (урок №7 Тема 2. Полисы Греции и их борьба с персидским нашествием) Номер урока Урок; тип – комбинированный; вид –...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ УРАЛЬСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ Б. Н. ЕЛЬЦИНА МИР ИСТОРИИ: НОВЫЕ ГОРИЗОНТЫ. ОТ ИСТОЧНИКА К ИССЛЕДОВАНИЮ Материалы докладов VII Всероссийской научной конференции студентов, аспирантов и соискателей Екатеринбург, 29–30 ноября 2014 г. Екатеринбург Издательство Уральского университета УДК 94(0) ББК T3(O)я43 М 63 Редакционная коллегия: Н. Б. Городецкая, К. Р. Капсалыкова, А. М. Кюсснер, Н. А. Павлюкова, У. Е....»

«_ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ И ПРАВО: ВОПРОСЫ ИСТОРИИ, ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ Материалы Всероссийской научно-практической конференции студентов, аспирантов, магистрантов и соискателей 16-17 декабря 2014 года Великий Новгород _ Новгородский государственный университет имени Ярослава Мудрого Новгородский филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации Общероссийская общественная организация «Ассоциация юристов России» ГОСУДАРСТВЕННОЕ...»

«Министерство культуры Российской Федерации Правительство Нижегородской области НП «Росрегионреставрация» IV Всероссийская конференция «Сохранение и возрождение малых исторических городов и сельских поселений: проблемы и перспективы» г. Нижний Новгород 30 – 31 октября 2013 Сборник докладов конференции В Сборник вошли только те доклады, которые были предоставлены участниками. Организаторы конференции не несут ответственности за содержание публикуемых ниже материалов. СОДЕРЖАНИЕ 1. Приветственное...»

«Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования От СССР к РФ: 20 лет — итоги и уроки Материалы Всероссийской научной конференции (Москва, 25 ноября 2011 г.) Москва Научный эксперт УДК 94(47+57)+94(47)“451.20” ББК 63.3(2)634-3 ОРедакционно-издательская группа: С.С. Сулакшин (руководитель), М.В. Вилисов, C.Г. Кара-Мурза, В.Н. Лексин, Ю.А. Зачесова О-80 От СССР к РФ: 20 лет — итоги и уроки. Материалы Всеросс. науч. конф., 25 ноября. 2011 г., Москва [текст + электронный...»

«БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ И. В. ПАСЮКЕВИЧ ХУДОЖЕСТВЕННОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ИСТОРИЧЕСКИХ РОМАНОВ ТОМАСА КЕНИЛЛИ Минск БГУ УДК 821 Утверждено на заседании кафедры английского языка и речевой коммуникации Института журналистики БГУ Рецензенты: кандидат филологических наук О. А. Судленкова; кандидат филологических наук В. Г. Минина Пасюкевич, И. В. Художественное своеобразие исторических романов Томаса Кенилли [Электронный ресурс] / И. В. Пасюкевич. – Минск : БГУ, 2013. ISBN...»

«УТВЕРЖДЕН Учредительной Конференцией 9 октября 2004 года, с изменениями и дополнениями, внесенными на Конференции 24 апреля 2015 года УСТАВ ОБЩЕРОССИЙСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ «КОМИТЕТ ПОДДЕРЖКИ РЕФОРМ ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ» г.Москва 1. Общие положения 1.1. Общероссийская общественная организация «Комитет поддержки реформ Президента России», (именуемая далее «Организация»), является добровольным, самоуправляемым, открытым, общероссийским объединением граждан и юридических лиц общественных...»

«УДК 321.74 ББК 66.1(2)61 К65 При поддержке Германского исторического института в Москве К65 Конструируя «советское»? Политическое сознание, повсе­ дневные практики, новые идентичности : материалы научной конференции студентов и аспирантов (19–20 апреля 2013 года, Санкт-Петербург). — СПб. : Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2013. — 192 с. ISBN 978-5-94380-152-5 Издание представляет собой сборник материалов седьмой конференции «Конструируя „советское“?», состоявшейся...»

«Министерство образования и науки РФ ФГБОУ ВПО «Московский государственный гуманитарный университет им. М.А. Шолохова» МАТЕРИАЛЫ Третьей Международной научно-практической конференции «Социальный компьютинг: основы, технологии развития, социально-гуманитарные эффекты» (ISC-14) Сборник статей и тезисов (18–19 сентября 2014 года) Москва, 2014 г. ББК 60.52 УДК 316.2 С 69 Материалы Третьей Международной научно-практической конференции «Социальный компьютинг: основы, технологии развития,...»

«ISSN 2412-9739 НОВАЯ НАУКА: СТРАТЕГИИ И ВЕКТОР РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 19 декабря 2015 г. Часть 3 СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СТРАТЕГИИ И ВЕКТОР РАЗВИТИЯ: Международное научное...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ФГБОУ ВПО Московский государственный университет технологий и управления имени К.Г. Разумовского Студенческое научное сообщество Московский студенческий центр СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ Четвертой студенческой научно-практической конференции «Молодежь, наука, стратегия 2020» Всероссийского форума молодых ученых и студентов «Дни студенческой науки» г. Москва 2012 г. Сборник научных статей / Материалы четвертой студенческой научно-практической конференции «Молодежь,...»

«ПРИЛОЖЕНИЕ БЮЛ ЛЕ ТЕНЬ Издаётся с 1995 года Выходит 4 раза в год 2 (79) СОДЕРЖАНИЕ Перечень проектов РГНФ, финансируемых в 2015 году ОСНОВНОЙ КОНКУРС Исторические науки Продолжающиеся научно-исследовательские проекты 2013–2014 гг. Научно-исследовательские проекты 2015 г. Проекты экспедиций, других полевых исследований, экспериментально-лабораторных и научно-реставрационных работ 2015 г.. 27 Проекты по организации научных мероприятий (конференций, семинаров и т.д.) 2015 г. Проекты конкурса для...»

«Тематический мониторинг российских СМИ Московский дом национальностей 9 октября 2015 Содержание выпуска: Московский дом национальностей Московская правда, 08.10.2015 Во имя единства московского сообщества В этом году в состав Совета по делам национальностей войдут представители Московского дома национальностей. Тверская 13, 08.10.2015 Формула согласия В этом году в состав Совета по делам национальностей войдут представители Московского дома национальностей. espanarusa.com, 09.10.2015 Дети...»

«Опыты междисциплинарного мышления. СИНГУЛЯРНАЯ ТОЧКА ИСТОРИИ Автор: А. Д. ПАНОВ Все чаще современные ученые чувствуют ограниченность дисциплинарных рамок исследования, причем даже в случае, когда речь идет о дисциплине в широком смысле слова. Привычными стали работы на стыках наук. Но по-прежнему весьма редки случаи, когда ученый в одинаковой степени владеет методами далеких друг от друга областей познания, например истории и математики, физики и лингвистики и т.п. В этом и ряде последующих...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE Перспективы развития современных общественных наук Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (8 декабря 2015г.) г. Воронеж 2015 г. УДК 3(06) ББК 60я Перспективы развития современных общественных наук, / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. г.Воронеж, 2015. 45 с. Редакционная коллегия: кандидат...»

«1    ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА СТУДЕНТОВ 6 КУРСА ЗАОЧНОГО ОТДЕЛЕНИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА БГУ СОДЕРЖАНИЕ I. ОСНОВНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ К ОРГАНИЗАЦИИ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПРАКТИКИ. ФОРМИРОВАНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ПСИХОЛОГОПЕДАГОГИЧЕСКИХ УМЕНИЙ. 1.1. Конструктивные умения. 1.2. Коммуникативные умения. 1.3. Организаторские умения. 1.4. Исследовательские умения. Функции методиста по педагогике и психологии. II. ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ, МЕТОДЫ, ФОРМЫ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПРАКТИКИ. 2.1. Участие в работе...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.