WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |

«ДУХОВНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СИБИРИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Материалы конференции ТОМСК 4 октября 2008 г. Томская духовная семинария Томск - 2009 СОДЕРЖАНИЕ Поздравление Святейшего Патриарха ...»

-- [ Страница 17 ] --

В течение всего лета 1858 г. в Томск прибывали назначенные в семинарию лица для выполнения разных обязанностей. Из Иркутска приехал иеромонах Владимир (Петров), до этого трудившийся инспектором Иркутской духовной семинарии. Указом Синода 13 июля 1858 года он был назначен в Томскую семинарию на ту же должность, а также на должность профессора Священного Писания.3 С 22 сентября он преподавал также еврейский язык и временно логику. Глубокая духовная жизнь, образованность, жертвенность в служении Церкви духовно сблизили его с архимандритом Вениамином.

Их знакомство перешло в крепкую дружбу, на всю жизнь они останутся верными друзьями, разделяющими скорби и радости своего служения. Ректор и инспектор жили в одной квартире, имея по одной личной комнате, и общую переднюю и гостиную. Несколько томских священников, воспитанников томской семинарии, между прочим, воспоминая о своих наставниках, говорили что, как на светлых точках, они всегда останавливаются на последних годах своего воспитания «под мудрым руководством и отеческим попечением вечно дорогих ректора Вениамина и инспектора Владимира».4 Должным образом были подготовлены и проведены торжества по случаю открытия семинарии. Учебный процесс состоял, как и в других средних духовных учебных заведениях, из трех двухгодичных курсов. Кроме исполнения основных обязанностей отец Вениамин преподавал Догматическое Богословие и Гомилетику, заботился об устройстве при семинарии домового храма. С благословения владыки Парфения был 314 А. СИДОРОВ организован сбор пожертвований. Храм был освящен в честь святителя Иннокентия Иркутского. Однако Господу было угодно провести архимандрита Вениамина через горнило скорбей и испытаний. В 1860 году в Томск прибыл вместо переведенного на Иркутскую кафедру владыки Парфения назначенный на кафедру епископ Порфирий (Соколовский), отличавшийся от прежнего владыки мнительностью, «приверженностью к формализму и беспокойным характером».5 Поскольку отец Вениамин и отец Владимир при постройке храма и общежития не вели строгой отчетности, то были обвинены в злоупотреблениях. 18 апреля 1861 года они были временно отстранены от дел, а особой комиссии поручено расследование. Владыка Порфирий повел дело с такой горячностью, что по слову митрополита Филарета Московского, «как будто воров ловил и спешил, чтобы не ушли».6 Вскоре после разбирательства дела Святейший Синод признал, что вина ректора и инспектора состоит только в несоблюдении законных форм отчетности, в чем и сами они сознавались. Осенью 1861 года Синод «решил избавить их от дальнейших служебных неприятностей назначением на другие места».7 Иеромонаха Владимира перевели на должность инспектора и экстраординарного профессора Санкт-Петербургской духовной академии с возведением в сан архимандрита и присвоением степени настоятеля 3-классного монастыря, а архимандрита Вениамина на должность ректора Костромской семинарии.

Но относительно отца Вениамина поступило еще два предложения:

епископ Иоанникий, ректор Санкт-Петербургской академии, рекомендовал его в ректора Казанской духовной академии, а преосвященный Парфений Иркутский просил назначить его викарием в новоучрежденное селенгинское викариатство.

Испытание, происшедшее с ними, «закалило их характеры и укрепило их дружбу до такой степени, что о ней знали не только в Сибири, но и в Пекине, и в Петербурге».8 После этого они разъехались на огромные расстояния, но это не нарушило их дружбы, они не прекращали общаться и писали друг другу письма. В этих письмах они делились и радостями, и скорбями, утешали и ободряли друг друга. Один из томских учеников И.В. Солодчин так отзывался о ректоре Вениамине: «Я питомец достопочтенного, достоуважаемого и любимого всеми нами отца Вениамина; а истинные питомцы Вениамина непреклонны, неподкупны и не способны увлекаться прелестями мира. Взявшись за рало, они не любят возвращаться вспять, а идут вперед и вперед, преодолевая на пути все препятствия и трудности».9 Архимандрит Вениамин 20 мая 1862 года в Иркутске был хиротонисан в епископы Селенгинские, затем назначен начальником Забайкальской миссии. Архиепископ Иркутский Парфений (Попов), вручая при хиротонии владыке Вениамину жезл святителя Иннокентия, Иркутского чудотворца, сказал: «Даст ли нам Господь благоуспешно послужить делу спасения наших монголо-бурят? Падем ниц в чувствах Благодарности перед его благостью! Угодно ли Ему устроить иначе? Преклонимся с покорностью и

МИССИОНЕРСКОЕ СЛУЖЕНИЕ АРХИЕПИСКОПА ВЕНИАМИНА

смирением пред неисповедимыми судьбами Того, Кто положил во Своей власти времена народов. Но доколе Господу угодно употребить нас в дело служения, посвятим все силы души и тела служению спасения сидящих во стране и сени смертней… Приими от Самого Бога Спаса нашего жезл, осиянный чудным светом святительства».10 С этого времени открывается новая, миссионерская страница жизни преосвященного Вениамина.

Известно, что в течение длительного периода с 1821 по 1860 годы в Забайкалье на миссионерское дело назначалось лишь несколько священников. Но они были либо приходскими, либо военными батюшками, и поэтому заниматься должным образом миссионерством, конечно же, у них не было возможности. Нужны были серьезные меры, чтобы и в этих землях зазвучало Слово Божие, нужен был живой, активный, деятельный проповедник, который бы не понаслышке знал миссионерское дело.

Недолгое пребывание архимандрита Вениамина в Томске не прошло бесследно, особенно для его миссионерской подготовки. Здесь в Томске все было пропитано миссионерским духом. Была еще жива память об основателе Алтайской миссии - архимандрите Макарии Глухареве, который не так давно покинул Томск (1844). Пребывавший здесь миссионерский дух, настолько охватил архимандрита Вениамина и иеромонаха Владимира, что они пронесли его через всю свою жизнь. Опыт архимандрита Макария по устройству Алтайской миссии использовал архимандрит Вениамин для организации Забайкальской миссии. Поэтому прибыв в Забайкалье, он уже знал с чего надо начинать, и как должна выглядеть приносящая благотворные плоды миссионерская деятельность. Его друг и единомышленник отец Владимир старался оказать всяческую помощь в деле проповеди Слова Божия языческим народам. Несмотря на то, что он пребывал в столице, и, казалось бы, мало чем мог помочь своему другу, находящемуся в глубокой Сибири, он принял деятельное участие в организации миссии. В Париже и в Санкт-Петербурге отец Владимир заказывал иконы и пересылал их преосвященному Вениамину, а «в посольский монастырь послал походную церковь».11 Кроме этого он привлекал новых миссионеров и проповедников. Даже своего брата Андрея (в монашестве Антония) он отправил трудится в Забайкальскую миссию. И не зря: брат оказался очень полезным и ревностным как миссионером, так и иконописцем. Также отец Владимир заботился о награждении жертвователей на миссию, да и вообще, исполнял с любовью разные просьбы своего друга преосвященного Вениамина.

Владыка Вениамин 2 июня прибыл в Посольский монастырь, с нетерпением он ожидал начала своей миссионерской деятельности. «Преосвященный Вениамин был первый епископ – миссионер по среди монголо-бурятскаго племени и он с первых шагов на этом поприще деятельности всецело отдался своему важному предназначению».12 В своем письме к архимандриту Владимиру он отмечает: «по прибытии в 316 А. СИДОРОВ монастырь я горел желанием поскорее видеться и беседовать с своею непросвещенною верою паствою».13 Вскоре он был приглашен в ближайшее селение Тварогово, которое находилось в 30 верстах от Посольского монастыря. Свою миссию в Забайкалье епископ Вениамин организовывал по примеру Алтайской. Первым его делом по ознакомлении с состоянием Забайкалья было открытие миссионерских станов с назначением туда лиц, которые бы не были связаны приходскими обязанностями.

Так за время правления миссией преосвященным Вениамином было устроено 12 станов:

в 1862 году — Кударинский, Агинский, Ононский; в 1864 году - Селенгинский, Баунтовский, Онинский; в 1866 году - Иргенский, Тунгуйский, Улюнский; в 1867 году

- Цаган-Усунский; еще один стан был открыт в селении Голоустном, которое находится на противоположном берегу Байкала. И двенадцатым станом был сам Посольский монастырь, где жил начальник миссии. Таким образом, Забайкальская миссия была устроена в шестилетний период управления ею Преосвященным Вениамином. Из его отчетов по миссии за 1864-1867 годы видно, что за все это время просвещено святым крещением 1850 человек бурят и тунгусов, 1 китаец, 1 магометанин, а также присоединено к православной церкви 15 римо-католиков и лютеран.

14 Очевидно, что успехи миссии нельзя назвать значительными, но нужно учитывать, что она была недавно создана, и уже успела встретить много препятствии, мешавших делу принятия христианства. Среди таких препятствий как наиболее значимых можно отметить следующие: быт и обычаи местного народа. Об этом епископ Вениамин говорит: «буряты понимали веру гораздо обширнее, относя к ней весь свой быт со всею обстановкою в отличие от быта и образа жизни русских».15 Для бурята крещение означало стать русским, есть хлеб и начать жить в домах, вместо юрт, такое понимание сложилось и вследствие местных обстоятельств. Всякий крещеный бурят выселялся из своего улуса к русским и становился русским не только по вере, но и по образу жизни. Кочевой образ жизни менялся на оседлый, нужно было заниматься хлебопашеством, отказаться от многоженства и так далее. «Вы сделали бы тяжкое оскорбление крещеному буряту, назвавши его бурятом, а не русским»,16 – так комментирует владыка Вениамин. Сами буряты говорили, что если царь велит креститься, и если крестятся их начальники, то и они не откажутся от крещения. И еще: «Дело обращения к христианству стоит за начальниками».17 Поэтому следующим шагом епископа Вениамина было обращение с евангельской проповедью к главам поселений. Преосвященный постоянно хлопотал, чтобы в степных думах были заседатели из христиан, хотя бы по одному для защиты интересов христиан и охранения их от обид и притеснений.

«Но самое важнейшее противодействие христианской проповеди, как и самое важнейшее зло в здешнем крае, составляет ламство».18 Ламы, поставленные самим русским правительством в такое положение, что христианским миссионерам почти не возможно было бороться с ними на равных. В 1853 г. было издано «положение о лам

<

МИССИОНЕРСКОЕ СЛУЖЕНИЕ АРХИЕПИСКОПА ВЕНИАМИНА

ском духовенстве восточной Сибири». Ламам присваивалось значение духовного сословия, правительство закрепило эту организацию подчинением одному Хамбо-ламе

– настоятелю гусиноозерского дацана, а также учреждением штатов и дарованием разных прав и привилегий. В 1853 г. были узаконены 34 дацана с 285 ламами, причем каждому из них отведено 60 десятин, настоятелям дацанов (ширетуям) отводилось по 200 десятин, а Хамбо-ламе 500 десятин. Даже бандям (пономарям) положено было по 30 десятин, а ховаркам (ученикам) по 15 десятин.19 К этому нужно прибавить полную свободу от податей и повинностей и «полную возможность вымогательств с верующих».20 Такое привилегированное положение лам, конечно же, тормозило успехи христианской миссии. Епископ Вениамин не раз обращался с проповедью к ламам. В своем письме он пишет: «в рассуждениях о вере хамбо-лама, как за каменною стеною, стоит за «Положением о ламском духовенстве», знает только, что ламская вера утверждена законом».21 Ламы старались всячески противодействовать просветительской миссии проповедников христианства – путем убеждения, обмана, угроз, насилий. Среди бурят ламы имели огромное влияние, потому что воспринимались еще и в качестве лекарей и знахарей, которые могли прогонять всякую нечистую силу. Ламство не требовало отречения от своих бытовых привычек, не налагало на человеческую природу никаких нравственных обязанностей. Ламство имело значительный успех еще благодаря самому характеру своего идолослужения. В праздничные дни после окончания языческого богослужения ламы устраивали возле своих дацанов игры и забавы, столь любимые бурятами, на которых они являлись главными судьями и распорядителями наград. Для борьбы с ламством Преосвященный Вениамин указывал правительству на чрезмерное, противозаконное размножение лам у бурят за Байкалом. Показывал вредное влияние лам на экономический быт бурят, раскрывал перед правительством недостатки закона о ламах 1853 г. Исходя из принципа христианской веротерпимости, епископ требовал не стеснений для ламаизма, а только того, что бы русское правительство ни оказывало покровительства суеверию и оградило от влияния этого суеверия тех, кто не принадлежит к нему.

В 1865 г. был организован особый комитет по ламскому вопросу, но плодотворных решений этот комитет так и не принял. Тогда преосвященный Вениамин старался осветить ламский вопрос перед обществом и правительством другим путем – путем печати. Несколько писем, посвященных этому вопросу и адресованных архимандриту Владимиру, были напечатаны в периодических изданиях. Потом, когда преосвященный Вениамин занимал уже Иркутскую кафедру (1882), он вернулся к этому вопросу и сам напечатал свою записку.

Вместе с устройством миссионерских станов и устранением препятствий для успешного функционирования миссии преосвященный Вениамин заботился о заведении школ. Христианские школы создавались при станах. Так, при Посольском монасА. СИДОРОВ тыре была устроена центральная школа. Обучение здесь велось сначала на бурятском языке, а затем, по мере ознакомления детей с русским языком, переходило на русский.

В 1867 году здесь обучалось 19 человек. Несколько из них были отправлены в учительскую семинарию для приготовления к учительским должностям миссии. Кроме того из стен этой школы вышло несколько полезных сотрудников миссии, принявших впоследствии сан священства и звание миссионера. Для преосвященного Вениамина вопрос о том, на каком языке нужно проповедовать и преподавать в школах среди новообращённых из коренных народов, решался на основании церковного опыта миссионерства и собственных наблюдений. Преосвященный Вениамин понимал, что буряты и другие инородцы Восточной Сибири,22 «достаточно знают русский язык, чтобы для них можно было совершать богослужение и преподавание не на их родных языках».23 Безусловно, здесь нет противоречий, ибо владыка Вениамин, имея здравое христианское рассуждение, для детей и взрослых, не знавших русского, вводил начальное христианское образование на их языке. Отсутствие необходимости в проповеди на родных языках, вызвано мнением преосвященного Вениамина о том, что именно элемент «обрусения» в христианской проповеди среди этих народов позволит сохранить Истинную веру будущих поколениях детей новообращенных надолго.24 Стараниями епископа Вениамина при Посольском монастыре были устроены богадельни для престарелых и больных новокрещенных бурят, покинутых своими родными – язычниками. Первоначально они помещались при Посольском монастыре или в квартирах миссионеров, либо у частных лиц, которым миссия оплачивала их услуги.

Очень остро стоял вопрос о нехватке миссионеров. Епископ Вениамина совместно с преосвященным Парфением составили проект, согласно которому для Забайкальской миссии необходимо было 70 работников. «Но взять их было негде, и прокормить нечем».25 Преосвященный был знаком с проектом архимандрита Макария (Глухарева) об учреждении миссионерского общества, в задачи которого входили бы поиск и подготовка проповедников христианства. Поэтому владыка Вениамин торопил жившего тогда в Петербурге своего друга, архимандрита Владимира, чтобы он как можно скорее организовал миссионерское общество. «Истинно утешило нас известие об утверждении миссионерского общества»,26 — напишет преосвященный, узнав о его открытии. Однако первое миссионерское общество (1865г.) желаемых результатов не принесло. Гораздо большую поддержку оказывал, как всегда, архимандрит Владимир, который лично направлял некоторых людей в Забайкальскую миссию.

Епископ Вениамин делал попытки подготовить миссионеров на месте, отбирая кандидатов из инородцев. Но эти попытки оказались неудачными. В своем письме к Е.С. Бурачку (секретарю миссионерского общества) владыка отмечал, что нужны

МИССИОНЕРСКОЕ СЛУЖЕНИЕ АРХИЕПИСКОПА ВЕНИАМИНА

миссионеры именно из России, даже из светских людей. Достойных миссионеров мог дать только миссионерский институт, или «институт благовестников»,27 программу которого владыка представлял в следующем виде: 2 книжных языка – татарский и монгольский, краткий очерк по истории магометанства и буддизма и медицина.

28 18 марта 1868 года епископ Вениамин был переведен на Камчатскую кафедру и назначен епископом Камчатским, Курильским и Благовещенским. В 1872 году преосвященный посещает Японскую миссию, где встречается с архимандритом Николаем (Касаткиным). Позже в письме он напишет о том, что миссии должны быть возглавляемы епископами: «это придало бы духу самому начальнику, оживило миссию и ободрило христиан – инородцев».29 Перед отъездом из Благовещенска им было написано письмо в Святейший Синод о возведении начальника Японской миссии в сан епископа, с правом на самостоятельность. Мысль его отчасти была осуществлена только в 1880 году, когда архимандрит Николай (Касаткин) был рукоположен с присвоением титула Ревельского епископа, викария Рижской епархии.

31 марта 1873 года епископ Вениамин получает назначение на Иркутскую кафедру. «Со скорбью оставлял я Посольск, со скорбью выехал и из Благовещенска, где меня, по-видимому, все полюбили».30 Здесь он возглавлял кафедру в течение 19 лет.

За этот период его трудами было открыто еще 8 миссионерских станов и обращено в христианство около 40 тысяч коренных жителей. Владыка уделял много внимания просветительской деятельности среди раскольников и сектантов и был рад, когда и в Томске появилась такая миссия (1884г.). «Поздравляю вас с открытием противораскольнической миссии. Нелегкое это дело. Легче сто язычников обратить к вере, чем одного раскольника».31 16 апреля 1878 года епископ Вениамин возведен в сан архиепископа. В 1883 году по благословению архиепископа Вениамина был издан первый том «Трудов православных миссий Восточной Сибири». В 1885 году по его инициативе и под его председательством в Иркутске проходит съезд сибирских архиереев, на котором разбирались вопросы миссионерского характера. В результате съезд обратился к синоду с предложением учредить новые епархии в Сибири, увеличить число храмов, катехизаторских школ. 30 августа 1887 года владыка Вениамин был награжден бриллиантовым крестом на клобук. Скончался архиепископ Вениамин 2 февраля 1892 года и был погребен в усыпальнице в нижнем этаже нового, еще не отстроенного кафедрального собора.

Исследовав жизнь и деятельность преосвященного Вениамина, мы пришли к выводу, что вся жизнь владыки Вениамина была связана с миссией. Его имя можно поставить в один ряд с именами таких миссионеров, как преподобный Макарий (Глухарев), святитель Макарий (Невский), святитель Николай (Касаткин). Личным примером он показал Забайкальцам, что значит носить имя христианина, и явил образ истинного 320 А. СИДОРОВ пастыря. Владыка Вениамин принял живое участие в открытии и работе «Миссионерского общества»; благодаря его трудам была создана система миссионерских школ для народов Забайкалья; так же он выпустил множество ценных трудов для миссионерства вообще и просветительской деятельности Православной Церкви в Сибири. Мы считаем, что нужно поставить вопрос о необходимости дальнейшего более глубокого исследования жизни владыки Вениамина с целью его канонизации. «С жезлом первосвятителя Иркутской паствы святителя Иннокентия в левой, а со Святым Крестом и Евангелием в правой руке, как епископ–миссионер, прошел он, неся в себе и с собою обильные дары Божественной благодати, всю обширную Сибирь – от Иркутска чрез Камчатку до Японии и Сахалина и обратно до Иркутска, где и обрел себе место упокоения, всюду насаждая веру и благочестие и пася каждое вверяемое ему духовное стадо словесных овец, не нуждою, но волею, и нескверными прибытки, но образом являлся верным словом, житием, верою, любовию, чистотою».32 Знаменский П. История Казанской Духовной Академии за первый (дореформенный) период ея существования (1842-1870 годы). Казань, 1891. C.97 Православная энциклопедия. Том VII. Москва, 2004. С.630 Христианское чтение. Часть 1. 1907. С-Петербург. С.363 Христианское чтение. Часть 1. 1907. С-Петербург. С.364 Христианское чтение. 1906. Май. С-Петербург. С.135 Христианское чтение. 1906. Май. С-Петербург. С.135 Христианское чтение. 1906. Май. С-Петербург. С.136 Христианское чтение. Часть 1. 1907. С-Петербург. С.366 Христианское чтение. Часть 1. 1907. С-Петербург. С.366

–  –  –

Христианское чтение. 1909. январь. Санкт-Петербург. С.254.

Русский Паломник. Том 5. Санкт-Петербург. 1889. С. 498 Харлампович К.В. Письма Вениамина, архиепископа Иркутского к Казанскому архиепископу Владимиру 1897г.

С.11 Двадцатипятилетие епископскаго служения Высокопреосвященного Вениамина, архиепископа Иркутского и Нерченского. Иркутск 1888г. С.5 Харлампович К.В. Письма Вениамина, архиепископа Иркутского к Казанскому архиепископу Владимиру 1897г.

С.11

–  –  –

Христианское чтение. 1906. Май. С-Петербург. С.142 Христианское чтение. 1906. Май. С-Петербург. С.142 Харлампович К.В. Письма Вениамина, архиепископа Иркутского к Казанскому архиепископу Владимиру 1897.

МИССИОНЕРСКОЕ СЛУЖЕНИЕ АРХИЕПИСКОПА ВЕНИАМИНА

С.32

–  –  –

Харлампович К.В. Письма Вениамина, архиепископа Иркутского к Казанскому архиепископу Владимиру 1897.

С.133 Христианское чтение. 1906. Май. С-Петербург. С.139 Харлампович К.В. Письма Вениамина, архиепископа Иркутского к Казанскому архиепископу Владимиру 1897.

С.71

–  –  –

П осле революции Православие в нашей стране было обречено на уничтожение и забвение. Русская Православная Церковь (РПЦ) пережила долгий и мучительный период в своей истории. Разрушались храмы, истреблялось духовенство, закрывались духовные учебные заведения. С 90-х годов ХХ в. началось возрождение РПЦ и появилась возможность восполнить пробел знаний о ее истории: об образовании епархий; об открытии учебных заведений духовного ведомства (семинарий, епархиальных и катехизаторских училищ, церковно-приходских школ); о вкладе духовенства в формирование культуры населения (организации и проведении духовноисторических чтений, открытии библиотек, антиалкогольной борьбе и пр.). У Томска очень богатая и славная история, которую нужно изучать. Возвращение к духовным традициям, возрождение культуры и нравственности в современном обществе — это залог нашего славного будущего.

Уже в ХVII веке среди других городов Сибири Томск занимал такое видное положение, что в 1667 году на Московском соборе восточных и российских иерархов решено было учредить в нем самостоятельную епархию. Однако этот процесс затянулся на долгие годы… 21 апреля 1834 г. Св. Синод издал указ: «открыть в Томске особую епархию через отделение Томской губернии от епархии Тобольской и Енисейской губернии от Иркутской…». Император решение Синода утвердил.1 Образование Томской епархии,

ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКИЙ СОСТАВ ТОМСКОЙ ДУХОВНОЙ СЕМИНАРИИ (1858-1870 гг.)

назначение в Томск епископа качественно изменило духовно-нравственную ситуацию в регионе. В понимании здравомыслящих людей того времени епархия являлась крупным духовно-просветительским центром в государстве. Однако духовенства в епархии не хватало. По этой причине почти сразу был поднят вопрос о создании в Томске духовной семинарии, которая осуществляла бы подготовку священнослужителей для Томской епархии, территория которой охватывала значительную часть Западной Сибири.. Открытие Томской духовной семинарии (ТДС) состоялось 21 сентября 1858 г. Своим открытием семинария обязана третьему по счету Томскому епископу Парфению (Попову). Его ходатайство перед Синодом об открытии семинарии в Томске было утверждено 7 декабря 1857 г.2 Цель данной статьи – представить преподавательский состав ТДС с момента открытия семинарии в 1858 г. по 1870 г. В качестве источников были использованы: ежегодные отчеты ТДС, которые публиковались в официальном журнале РПЦ «Томские епархиальные ведомости» (ТЕВ) и выпускались отдельными изданиями (значимость этих отчетов заключается в том, что по ним можно проследить, как менялась учебная программа ТДС и преподавательский состав); отдельные публикации о деятельности совета и преподавателей семинарии, напечатанные в ТЕВ, а также «Краткий историко-статистический очерк по Томской епархии», составленный протоиереем А.А.

Мисюревым.

22 апреля 1858 г. Св. Синод назначил на должность ректора ТДС профессора Казанской духовной академии (КДА) архимандрита Вениамина.3 Архимандрит Вениамин (Благонравов) происходил из семьи священника Тамбовской епархии. В 1864 г.

он окончил курс семинарии, в 1850 г. КДА, принял монашеский постриг (РПЦ благоприятствовала увеличению православного монашества, в частности и по следующей причине: монахи рассматривались как потенциальные кандидаты на должности епископов, ректоров, инспекторов духовных семинарий и академий, членов консисторий, так как эти духовные саны требовали исключительной привязанности к делам). До прибытия в ТДС архимандрит Вениамин занимал должность профессора в КДА, исполнял и некоторые другие обязанности по управлению академией, цензуре и пр.

Академия предписала ректору открыть правление, временно избрав в инспекторы, какое-нибудь благонадежное лицо из епархиального или учебного ведомства, по усмотрению или соглашению Преосвященного. По благословению епископа Парфения первыми инспекторами ТДС стали: кафедральный протоиерей Германов, эконом-смотритель Томского училища Г. Аврамов. 10 июля 1858 г. состоялось открытие семинарского правления.4 Оно состояло из высокообразованных педагогов, бывших выпускников Санкт-Петербургской, Московской, Киевской, Казанской духовных академий, имеющих ученые степени не меньше кандидата богословия.

Важно сказать, что в первые годы работы семинарии существовали трудности с 324 Н. ТРУХИНА формированием преподавательского состава. В истории семинарии были периоды (например, 1864–1865 гг.), когда вся учебная нагрузка распределялась между тремя, четырьмя наставниками. Из уроженцев Европейской России ни один долго не служил в Томской семинарии. В силу нехватки преподавательских кадров приглашались лица из местных служащих и некоторые члены семинарского правления, например, ректор архимандрит Вениамин, инспектор иеромонах Владимир и учитель Иероним Петрович Домский. Из посторонних лиц были приглашены: кафедральный протоиерей Михаил Германов, смотритель Томского училища Александр Цветков и инспектор смотритель Томского училища Геннадий Аврамов. Так, в 1859 г. из девяти преподавателей всего лишь двое были магистрами богословия: архимандрит Вениамин, профессор богословских наук; иеромонах Владимир, профессор Св. писания, инспектор, он же преподаватель еврейского языка, и семь кандидатов богословия.5 Один из первых наставников семинарии был И.П. Домский, преподаватель по курсу словесности, который исполнял и должность эконома семинарии. 8 октября 1860 г. он принял монашеский постриг с именем Иакова, 10 октября – рукоположен в иеродиакона, 11октября – в иеромонаха, а 21 октября – награжден набедренником.

И.П. Домский был членом семинарского правления. В это же время на просветительском поприще трудился Иван Кузьмич Смирнов – преподаватель церковной истории, кандидат академии, который исполнял еще и обязанности библиотекаря, а впоследствии стал директором Томской классической гимназии. Первым преподавателем математики был Александр Иванович Кикин, кандидат академии. В 1862 г. он подал прошение епископу Порфирию о желании постричься в монашество. Впоследствии монах Тихон исполнял послушание бакалавра в Санкт-Петербургской духовной академии. Членами преподавательской корпорации также состояли: помощник ректора по профессорской должности, кандидат академии, преподаватель немецкого языка Дмитрий Львович Кузнецов; Александр Иванович Нарбеков, преподаватель гражданской истории, французского и греческого языка и др.

В отчете о состоянии семинарии за 1858–1859 учебный год были зафиксированы изменения в преподавательском персонале: бывший помощник ректора Яков Иванович Фортунов был перемещен учителем в Казанскую семинарию, а на его место назначен иеромонах Сергий. С октября 1859 г. по апрель 1860 г. Д.Л. Кузнецов, преподаватель немецкого языка, дополнительно читает курсы по логике, психологии и латинскому языку. Иеромонах Сергий, помощник ректора, к концу первого учебного года изъявил желание безвозмездно исполнять обязанности помощника инспектора, что и было утверждено начальством. Бескорыстие о. Сергия скоро было вознаграждено, так как правление назначило его на должность инспектора.

Перечень предметов, входящих в учебную программу Томской семинарии с сентября 1859 г.:

ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКИЙ СОСТАВ ТОМСКОЙ ДУХОВНОЙ СЕМИНАРИИ (1858-1870 гг.)

1. Догматика, гомилетика – преподаватель: архимандрит Вениамин;

2. Св. писание (в высшем и среднем отделении), логика – преподаватель: инспектор семинарии, иеромонах Владимир;

3. Нравственное богословие, латинский язык (в низшем и среднем отделении)

– преподаватель: протоиерей Михаил Германов;

4. Церковная история, библейская история, греческий язык – преподаватель:

А. Цветков;

5. Математика, физика – преподаватель: Г. Аврамов;

6. Словесность, общая гражданская история, русская гражданская история – преподаватель: Иероним Домский;

7. Немецкий язык – преподаватель: Д.Л. Кузнецов;

8. Иконописание – преподаватель: Алексей Петров;

9. Медицина – преподаватель: акушер Флориан Залукевич.6 В ТЕВ за 1900 г. содержаться сведения о том, что в ТДС «Жалование преподавателям было назначено Высочайше утвержденным штатом. На долю ректора предназначалось 321 р. 75 к., преподавателю иконописи – 200 р., инспектору прибавочных 171 р. 60 к., библиотекарю 100 р. 10 к., лекарю 143 р.».7 При освоении содержания преподаваемых в ТДС дисциплин использовались учебники: Солярского по Нравственному богословию; Смолодовича по Литургике;

Чистовича по Психологии и др. Однако фонды семинарской библиотеки в то время были крайне скудны. Поэтому нередко изучение того или иного предмета осложнялось из-за отсутствия должного учебно-методического обеспечения. Так, преподаватели богословских наук были поставлены в весьма затруднительное положение, т.к.

в библиотеке не было «даже и тех пособий на иностранном языке, которые указаны учебным комитетом».8 Вместе с тем преподаватели не ограничивались рамками учебного предмета, стараясь сформировать у учащихся более глубокие представления об изучаемых явлениях. В материалах ТЕВ сохранились темы сочинений, которые не были включены в учебную программу. По Св. писанию Ветхого Завета ученики выполняли сочинение на тему: «Предъизображение благодатного царства Христова по пророку Исаии, заключающегося во второй главе от 1-6 стиха». По Истории христианской церкви предлагалась тема: «Чему обязано было западное монашество своими громадными успехами в распространении христианства в Западной Европе в V–Х столетиях?»; по Психологии: «Какую пользу может принести знание психологии пастырю Церкви?»;

по курсу Церковной истории: «Что способствовало мирному и быстрому распространению христианства у Руссов при Великом Князе Владимире?». В семинарии проводились и практические занятия. Для практического ознакомления с богослужением и практического изучения дидактики использовалась воскресная семинарская школа;

326 Н. ТРУХИНА при изучении физики производились опыты, «насколько давал к тому средств физический кабинет».9 С 1862 г. на посту ректора ТДС трудился, имеющий степень настоятеля второклассного монастыря, кандидат архим. Моисей (Рыбальский); обязанности инспектора исполнял кандидат и соборный иером. Нарксисс. В июле 1862 г. ректор семинарии архм. Моисей поднял вопрос о награждении инспектора семинарии иером. Нарксисса саном архимандрита. 7 июня он представил правлению записку следующего содержания: «обращая внимание на свыше девятилетнюю весьма усердную духовно-училищную службу отца инспектора, соборного иером. Нарксисса, сопровождавшуюся исполнением сверх прямых обязанностей, многих других поручений начальства, в особенности же на отлично радостное и весьма полезное прохождение им инспекторской и учительской должностей в Томской семинарии, долгом поставляю предложить правлению семинарии представить сии заслуги отца инспектора на усмотрение Его Преосвященства и просить Его об исходатайствовании отцу инспектору у Св.

Синода сана архимандрита с присвоением ему лично степени настоятеля третьеклассного монастыря». Епископ Порфирий, просмотрев формуляр инспектора, отклонил прошение, написав следующую резолюцию: «Из формуляра отца инспектора видно, что он звание соборного иеромонаха, равняющееся в белом духовенстве протоиерейскому сану, получил только за полтора года перед сим; настоящую должность проходит только шесть месяцев здесь, в Томске. При таких показаниях нахожу нерезонным предложение отца ректора правлению семинарии, данное по сему делу и представление с моей стороны Св. Синоду о награждении отца инспектора саном архимандрита по недавней его службе в здешней семинарии».10

Перечень предметов, входящих в учебную программу ТДС с сентября 1862г.:

Богословский класс.

1. Догматика – преподаватель: ректор архм. Моисей;

2. Св. писание, гомилетика – преподаватель: инспектор иером. Нарксисс;

3. Греческий язык, литургика – преподаватель: А.И. Нарбеков (временно);

4. Учение о расколе – преподаватель: Е.А. Шавров;

5. Церковная история – преподаватель: И.К. Смирнов;

6. Медицина – преподаватель: А.И. Рожков;

Философский класс.

1. Св. писание, герменевтика – преподаватель: инспектор иером. Нарксисс;

2. Русская история, патрология – преподаватель: А.И. Нарбеков (временно);

3. Логика, психология, латинский язык – преподаватель: Е.А. Шавров;

4. Библейская история – преподаватель: И.К. Смирнов;

Класс словесности.

1. Св. писание, латинский язык – преподаватель: инспектор иером. Нарксисс

ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКИЙ СОСТАВ ТОМСКОЙ ДУХОВНОЙ СЕМИНАРИИ (1858-1870 гг.)

(временно);

2. Словесность – преподаватель: Е.А. Шавров (временно);

3. Всеобщая гражданская история, греческий язык – преподаватель:

А.И. Нарбеков;

4. Математика – преподаватель: А.И. Кикин.11 Следует указать на факты относительно постановки учебно-воспитательного дела в семинарии в 1862 г. В апреле членом семинарского правления стал ректор Моисей, от которого сразу в правление поступила записка: «дознано мною, что перед началом уроков, кроме класса по догматике, не бывает чтения предварительно из Слова Божьего; потому я нахожу нужным поставить в непременную обязанность всем наставникам заставлять учеников по очереди в низшем отделении прочитывать из Библии и исторических книг по одной главе; в среднем – из книг учительских и пророческих, а в высшем – из Евангелия и Апостола с тем, чтобы разное чтение из Ветхого и Нового Завета было обозначено в каждом уроке классных журналов; о чем предлагаю правлению семинарии сделать зависящее от него распоряжение».12 16 апреля 1862 г. в семинарии был открыт класс татарского языка. Такая возможность представилась благодаря новоприбывшему наставнику семинарии Егору Шаврову. О ходе преподавания татарского языка семинарское правление отсылало ежегодно ведомости в академию. В 1864–1865 учебном году, со словесного дозволения ректора, в преподавании татарского языка кроме Е. А. Шаврова участвовал особо приглашенный татарин, который упражнял воспитанников в разговорном татарском языке. Для занятий татарским языком было выделено два урока в неделю (одновременно для всех отделений). Во время урока воспитанники занимались: 1) изучением грамматических форм и правил татарского языка; 2) разговором на татарском языке; 3) переводом, заучиванием молитв на татарском языке.13 В 1866 г.

были изменены учебные планы для семинарий: отменено преподавание медицины, сельского хозяйства и естественной истории, но введена педагогика. В ТДС сельское хозяйство и естественная история не преподавались вовсе (за неимением преподавателей), класс медицины был закрыт, а его преподаватель, врач Воронов, был рассчитан по 1 августа. Преподавать педагогику было поручено учителю Промптову, за которым оставили и чтение физико-математических наук, до приезда нового наставника по этому предмету. Правлением семинарии было решено выписать учебники и журналы по новому предмету. Так, 6 августа были выписаны у Вольфа журналы: «Педагогический Вестник», «Учитель», «Wegweiser zur Bilding», «Diesterrweg» и др.

Вольф выслал книг на 80 р. 5 к. В октябре Духовно-училищное управление направило список книг по педагогике, особенно рекомендуя некоторые из них. Правление решило выписать два сочинения из числа особенно рекомендованных. Вскоре была прислана и программа для преподавания нового предмета, один экземпляр который 328 Н. ТРУХИНА был передан преподавателю.14

Служебный персонал в 1865–1866 уч. г. состоял из следующих лиц:

1. Ректор и учитель – архм. Моисей;

2. Инспектор, библиотекарь, учитель и кандидат – Константин Григорьевич Дубров;

3. Эконом, священник – Семен Дмитриевич Соколов;

4. Секретарь, учитель, кандидат – Егор Алексеевич Шавров;

5. Учитель А.И. Нарбеков;

6. Учитель, уволенный из ТДС в Томскую губернскую гимназию, но занимавший должность учителя словесных наук при семинарии до прибытия нового наставника, старший учитель гимназии – Иван Александрович Аристовский;

7. Учитель (еще не утвержденный в ученой степени), студент КДА – Константин Николаевич Евтропов;

8. Инспектором значился Е.А. Шавров, помощником ректора по профессиональной должности – К.Г. Дубров, помощником инспектора – С. И. Промптов; затем значится учитель Николай Яковлевич Виноградов и преподаватель иконописи учитель гимназии Павел Михайлович Кошаров. Е.А. Шавров, вероятно, сразу же после инспекторства иером. Нарксисса, был назначен исправителем должности инспектора, затем был уволен по собственному прошению, но вновь назначен инспектором по распоряжению Святейшего Синода.15 В рапорте от 29 марта 1867 г. находим уже некоторые изменения в списке служащих ТДС: экономом здесь значится учитель Н.Я. Виноградов; секретарем профессорской должности – С.И. Промптов; преподавателем Св. Писания в богословском и философском классах, герменевтики в философском и Св. Писания с православным исповедованием в классе словесности – вновь поступивший в состав корпорации учитель (тогда еще не утвержденный в ученой степени) Михаил Иванович Соловьев, сын священника села Кутькова Лихвинского уезда Калужской епархии. В формулярных списках того же года Соловьев уже значится преподавателем физики и патрологии в среднем отделении, математики в низшем и французского языка во всех отделениях.

По окончании в 1863 г. курса наук в ТДС он поступил по назначению семинарского правления в КДА, а в 1867 г. бы определен преподавателем в Томск, где временно обучал студентов греческому языку, а также исправлял должность помощника инспектора и смотрителя Томского духовного училища.

В 1867 г. был решен вопрос относительно организации столярной мастерской при семинарии, инициатива принадлежала архим. Моисею. При классе живописи завели резную мастерскую, в которой сами воспитанники занимались изготовлением столярных предметов, учителем этого дела был Комаров. Таким образом, преподаватели были небезразличны к делу духовного и общеобразовательного просвещения

ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКИЙ СОСТАВ ТОМСКОЙ ДУХОВНОЙ СЕМИНАРИИ (1858-1870 гг.)

своих учеников; даже свое свободное время они проводили в этих нелегких трудах, зачастую безвозмездно.

Месячное жалование по штату составляло: для ректора - 26 р. 81 к., профессора

– 26 р. 81 к.

Штатное жалование являлось тем минимумом, ниже которого содержание начальника и профессора семинарии не должно было опускаться. На такие деньги можно было едва сводить концы с концами даже человеку, привыкшему ограничивать себя во всем. Поэтому почти каждый преподаватель, даже ректор и инспектор совмещали две три должности, положенной по штату семинарии. Следует так же упомянуть, что некоторые преподаватели получали «классные оклады», присвоенные за ученую степень магистра богословия и кандидата богословия. По документам видно, что оклад по степени кандидата в размере 5 р. 95 к. в месяц получали ректор, инспектор, трое учителей, а один преподаватель К.Н. Евтропов получал оклад по степени магистра в размере 8 р. 34 к. в месяц.16 В описываемый период (1858–1870 гг.) бытовые условия и материальное обеспечение преподавателей не способствовали привлечению и удержанию их в ТДС. За восьмилетний период (с 1858 г.) сменилось более десяти наставников. Многие сотрудники семинарии для облегчения материального положения искали дополнительные заработки. В 1867 г. возбудилось дело о правах и преимуществах служащих по духовно-училищному ведомству в Сибири. Инициатива принадлежала ректору семинарии архим. Моисею, который представил в семинарское правление записку следующего содержания: «С водворением русского господства в Сибири, дабы организовать православную организацию во внутреннем устройстве и управлении малонаселенного, неустроенного и полудикого края. Правительство необходимым нашло предоставить поступающим в Сибирь на службу чиновникам некоторые права и преимущества взамен препятствий, нужд и лишений разного рода. Не входя в рассмотрение прав чиновников гражданского ведомства … хочу обратить внимание Правления на два преимущества лиц, служащих в Сибири, по министерству народного просвещения, коих не имеют по духовно-училищному ведомству, несмотря, с одной стороны, на равноправность того и другого ведомства, какая предоставлена им государственными узаконениями, как вытекающая из самых основ обоих ведомств, а с другой – гораздо лучшее материальное обеспечение на службе по министерству народного просвещения, а также двадцатипятилетний срок службы сокращен до двадцати лет».17 Корпорация ТДС в 1869–1870 гг., кроме ректора и инспектора, состояла всего из четырех лиц, так как преподаватели огулом бежали из Томска, в силу указанных выше причин. «Правление семинарии долгом считает просить Ваше Высокопреосвященство ходить перед Св. Синодом о скорейшем назначении кандидатов на праздные учительские вакансии и для обеспечения семинарии на будущее время наставниками, особенно при преобразовании семинарии, когда их требуется больше. Об изыскании мер 330 Н. ТРУХИНА к привлечению, оканчивающих курс в академиях, на службу в Сибирь и удержании их на оной. К сему Правление семинарии честь имеет присовокупить, что недостаток наставников по многим предметам и отказы от службы при здешней семинарии явление неновое».18 Так, в разное время, в течение 10 лет, еще при старом порядке замещения учительских вакансий, воспитанники МДА: С. Смирнов, Н. Крылов, Озерецкий отказались от поездки в Томск на семинарскую службу. Приехавшие же на службу по прошествии незначительного времени находили более выгодным служить в центральной России. Например, на службу в российские семинарии перевелись А. Нарбеков в 1864 г. и К. Дубров в 1869 г. Привлекаемые выгодными преимуществами сибирской службы по другим ведомствам, оставляли вовсе духовно-училищную службу и поступали на службу в другие ведомства. Например, И. Смирнов, Д.Л. Кузнецов и И.А. Аристовский перевелись на службу в гимназию.19 Вследствие перехода или перевода наставников на службу в российские семинарии или перехода на службу в другие ведомства, отсутствие трех, четырех наставников стало в ТДС обычным явлением. Вся тяжесть воспитания и образования воспитанников лежала на четырех пяти наличных преподавателях, включая в то число и начальников заведения. Учительские вакансии при томской семинарии замещались не вдруг, до замещения проходило от года до трех лет.
Наличные наставники, большей частью только со скамейки «поступившие», не успев специально ознакомиться с прямыми предметами своего преподавания, должны были преподавать в тоже время и посторонние предметы отсутствующих наставников. Предметы преподавания часто менялись. Каждому из наличных наставников приходилось в течение пятилетнего своего служения преподавать почти каждый предмет семинарского курса, за исключением догматического богословия. Больше пяти лет никто при семинарии не служил.

В виду такого ненормального положения, Правлению пришлось прибегнуть к особым мерам, указанным высшим начальством. В марте 1870 г. в правление поступили прошения от трех студентов Казанской академии о зачислении их кандидатами на учительские должности при семинарии.

Наставники ТДС занимались не только преподаванием учебных дисциплин. Свое свободное время они посвящали научным трудам, которые публиковались в ТЕВ. Так, имеются сведения, которые были затребованы КДА для обер-прокурорского отчета 1860 г. От 8 августа 1860 г., относительно ректора семинарии архм. Вениамина. В рапорте сообщалось, что он «нес сверх должные труды по преподаванию некоторых наук, а затем в продолжение шести месяцев, читал воспитанникам воскресные лекции, которые происходили в одном из классов перед началом Богослужения».20 Инспектор Владимир проявлял действительно живую и многообразную ученую деятельность.

Он описал Брянский Свейский монастырь; подготовил к печати описание некоторых упраздненных монастырей Орловской епархии; составил план описания Томской

ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКИЙ СОСТАВ ТОМСКОЙ ДУХОВНОЙ СЕМИНАРИИ (1858-1870 гг.)

епархии в церковно-историческом и статистическомаспектах; занимался разработкой вопроса об истории распространения христианства в Сибири; разбирал древние документы по истории Сибири, заимствуя данные из архивов разных присутственных мест Томска. Помощник ректора иером. Сергий написал историческое исследование о служении РПЦ делу народного образования в древней и новой России. Учитель Обличения раскола Д.Л. Кузнецов, по поручению правления, занимался разбором раскольнических книг, а также архива Томского Алексеевского монастыря. Учитель церковной истории И.К. Смирнов «в видах» изучения Сибирского края, с целью ближайшего ознакомления с положением алтайской миссии, совершил летом 1860 г. поездку на Алтай. Учитель словесности Иероним Домский (иеромонах Иаков) к декабрю 1860 г. приготовил к печати систему словесности. Профессор физико-математических наук И.К. Смирнов трудился над составлением «записок» по алгебре и «обрабатывал» записки по физике. Прочие преподаватели, предметы которых не имели учебно-методического обеспечения, занимались составлением записок, учебных пособий. Возможность для реализации научной деятельности преподавателей открыло учреждение комитета по описанию Томской епархии в церковно-исторических отношениях. Все наставники изъявили желание быть членами комитета, председателем которого был назначен ректор семинарии, и принимать деятельное участие в его трудах. Кроме того, все преподаватели занимались проповедью.21 Таким образом, изучив сведения о преподавательском составе ТДС в период с 1858 г. по 1870 г., становится очевидной проблема текучести кадров в семинарии и все связанные с ней последствия. Тем не менее, именно в этот период формировались традиции Томской семинарии, закладывался фундамент качественного церковного образования и воспитания. Благодаря этой основе преподаватели и выпускники семинарии высказали мужество и приверженность Православной вере в годы репрессий и гонений на РПЦ, проводимых советской властью.

Исаков С.А., Дмитриенко Н.М. Томские архиереи: Биографический словарь 1834–2002. Томск: Изд-во Том. ун-та,

2002. C. 3.

Мисюрев А.А., протоиерей. Краткий историко-статистический очерк Томской епархии. Томск, 1897. С.

–  –  –

ЖИЗНЬ И НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

ПРОФЕССОРА КАЗАНСКОЙ ДУХОВНОЙ АКАДЕМИИ

Н.Я. БЕЛЯЕВА О тмечая 150-летний юбилей Томской духовной семинарии, нельзя не вспомнить о профессоре Казанской духовной академии Николае Яковлевиче Беляеве, чье богословское образование началось в стенах Томской семинарии.

Среди немногочисленных публикаций, представляющих жизнеописание Николая Яковлевича Беляева, можно выделить некролог, написанный близким другом Н.Я.

Беляева, проф. А. Гусевым. В нем раскрываются основные вехи биографии Н.Я. Беляева - рождение, учеба, преподавательская и научная деятельность, а также дается характеристика и оценивается значимость его научных трудов как для российской, так и для мировой богословской науки. Кроме этого, в некрологе описывается, как близкие, друзья и ученики провожали Н.Я. Беляева в последний путь. Некролог помещен в 41 и 42 номерах «Церковного вестника» за 1884 г., издаваемого при Санкт–Петербургской духовной академии. В № 40 «Церковного вестника» поместил собственный некролог, где более подробно описываются этапы научной и преподавательской деятельности Н.Я. Беляева.



Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |

Похожие работы:

«ISSN 2412-970 НОВАЯ НАУКА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 04 декабря 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 7 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ: Международное научное периодическое издание...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА ФИЛИАЛ МГУ В ГОРОДЕ СЕВАСТОПОЛЕ _ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ ИСТОРИЯ, ПОЛИТИКА, КУЛЬТУРА ВЫПУСК XV (V) СЕРИЯ В. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ИЗБРАННЫЕ МАТЕРИАЛЫ XI МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ «ЛАЗАРЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ» К 15 ЛЕ Т И Ю С О Д Н Я О С Н О В АН И Я Ф И Л И А Л А М Г У В Г О Р О Д Е С Е В АС Т О П О Л Е МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА ФИЛИАЛ МГУ В ГОРОДЕ СЕВАСТОПОЛЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ ИСТОРИЯ, ПОЛИТИКА, КУЛЬТУРА ВЫПУСК...»

«АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН ИНСТИТУТ ТАТАРСКОЙ ЭНЦИКЛОПЕДИИ ИСТОРИЯ РОССИИ И ТАТАРСТАНА: ПРОБЛЕМЫ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИХ И НАУКОВЕДЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Сборник статей итоговой научно-практической конференции научных сотрудников Института Татарской энциклопедии АН РТ (Казань, ГУ «ИТЭ АН РТ», 3–4 июня 2013 г.) Казань–20 УДК 94 (47) ББК 63.3 (2) И Рекомендовано к изданию Ученым советом Института Татарской энциклопедии АН РТ Редакционная коллегия: докт. ист. наук, проф. Р.М. Валеев; докт. ист....»

«Коллектив авторов Великая Отечественная – известная и неизвестная: историческая память и современность http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=12117892 Великая Отечественная – известная и неизвестная: историческая память и современность: ИРИ РАН; Москва; 2015 ISBN 978-5-8055-0281-2 Аннотация В сборнике представлены материалы международной научной конференции, приуроченной к 70-летию Великой Победы, в работе которой приняли участие ученыеисторики из России, Китая, США, Республики Корея и...»

«T.G. Shevchenko Pridnestrovian State University Scientic and Research Laboratory «Nasledie» Pridnestrovian Branch of the Russian Academy of Natural Sciences THE GREAT PATRIOTIC WAR OF 1941–1945 IN THE HISTORICAL MEMORY OF PRIDNESTROVIE Tiraspol, Приднестровский государственный университет им. Т.Г. Шевченко Научно-исследовательская лаборатория «Наследие» Приднестровское отделение Российской академии естественных наук ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941–1945 гг. В ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ ПРИДНЕСТРОВЬЯ...»

«НАУЧНАЯ ДИСКУССИЯ: ВОПРОСЫ СОЦИОЛОГИИ, ПОЛИТОЛОГИИ, ФИЛОСОФИИ, ИСТОРИИ Сборник статей по материалам XLIV международной заочной научно-практической конференции № 11 (39) Ноябрь 2015 г. Издается с мая 2012 года Москва УДК 3 ББК 6/8 Н34 Ответственный редактор: Бутакова Е.Ю. Н34 Научная дискуссия: вопросы социологии, политологии, философии, истории. сб. ст. по материалам XLIV междунар. заочной науч.-практ. конф. – № 11 (39). – М., Изд. «Интернаука», 2015. – 114 с. Сборник статей «Научная дискуссия:...»

«ЦЕНТР ГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ «СОЦИУМ» СБОРНИК НАУЧНЫХ ПУБЛИКАЦИЙ МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «XXVIIІ МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПОСВЯЩЕННАЯ ПРОБЛЕМАМ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК» (30 января 2015 г.) г. Москва – 2015 © Центр гуманитарных исследований «Социум» УДК 3 ББК ISSN: 0869Сборник публикаций Центра гуманитарных исследований «Социум»: «XXVIIІ международная конференция посвященная проблемам общественных наук»: сборник со статьями (уровень стандарта, академический уровень). – М. :...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ УРАЛЬСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ Б. Н. ЕЛЬЦИНА МИР ИСТОРИИ: НОВЫЕ ГОРИЗОНТЫ. ОТ ИСТОЧНИКА К ИССЛЕДОВАНИЮ Материалы докладов VII Всероссийской научной конференции студентов, аспирантов и соискателей Екатеринбург, 29–30 ноября 2014 г. Екатеринбург Издательство Уральского университета УДК 94(0) ББК T3(O)я43 М 63 Редакционная коллегия: Н. Б. Городецкая, К. Р. Капсалыкова, А. М. Кюсснер, Н. А. Павлюкова, У. Е....»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ЮРИСПРУДЕНЦИИ Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (12 марта 2015г.) г. Екатеринбург 2015 г. УДК 34(06) ББК 67я Актуальные вопросы юриспруденции / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. Екатеринбург, 2015. 60 с. Редакционная коллегия: гранд доктор философии, профессор,...»

«ISSN 2412-9712 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 09 января 2016 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ: Международное...»

«Научно исследовательский институт истории и этнографии Южного Урала Оренбургского государственного университета Денисов Д. Н., Моргунов К. А. ЕВРЕИ В ОРЕНБУРГСКОМ КРАЕ: РЕЛИГИЯ И КУЛЬТУРА Оренбург – 201 Денисов Д. Н., Моргунов К. А. ЕВРЕИ В ОРЕНБУРГСКОМ КРАЕ: РЕЛИГИЯ И КУЛЬТУРА УДК 323.1:3 ББК 63.521(=611.215)(2Рос 4Оре) Д3 Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ и Правительством Оренбургской области научного проекта № 15 11 56002 а(р). Д33 Денисов Д. Н., Моргунов К. А. Евреи в...»

«УДК 378 М.Р. Фаттахова, г. Шадринск Организация и функционирование пресс-службы ФГБОУ ВПО «ШГПИ» как явление саморекламы вуза Статья посвящена истории создания пресс-службы в ШГПИ. Рассматривается процесс ее становления и развития с сентября 2007г. по настоящее время. Пресс-служба образовательного учреждения, ШГПИ. M.R.Fattahova, Shadrinsk Organization and functioning of the press-service ФГБОУ VPO «ШГПИ» as a phenomenon of self-promotion of the University The article is devoted to the history...»

«Национальный исследовательский Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского Экономический факультет Философский факультет Институт истории и международных отношений, Институт рисков Институт филологии и журналистики Институт искусств Юридический факультет Факультет психолого-педагогического и специального образования Социологический факультет Факультет психологии Факультет иностранных языков и лингводидактики Институт физической культуры и спорта Сборник материалов III...»

«НАУЧНАЯ ХРОНИКА НАУЧНАЯ ХРОНИКА КОНФЕРЕНЦИИ I Чтения памяти нижегородского археолога Виталия Федоровича Черникова (17 апреля 2003 г.) Первые чтения памяти нижегородского археолога, активно исследовавщего памятники области и нанесшего на карту боле сотни новых археологических памятников, Виталия Федоровича Черникова приурочены к 80-летию этого замечательного человека и ученого. Работа конференции проходила в музее исторического факультета университета. Работала одна секция «Археология Поочья и...»

«Azrbaycan MEA-nn Xbrlri. ctimai elmlr seriyas, 2015, №2 8 UOT 94 (479.24) ОЛЕГ КУЗНЕЦОВ (Высшая школа социально-управленческого консалтинга (Россия, Москва)) О РОЛИ БЕЙБУДА ШАХТАХТИНСКОГО В МОСКОВСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 1921 ГОДА И ОБРЕТЕНИИ НАХИЧЕВАНЬЮ СТАТУСА АВТОНОМИИ В СОСТАВЕ АЗЕРБАЙДЖАНА Ключевые слова: Бехбуд Шахтахтинский, Азербайджан, Россия, Турция, Нахичеванская автономия, Московская конференция 1921 года, Московский договор о дружбе и братстве 1921 года, протекторат Переговоры между...»

«Сборник материалов всероссийской научной конференции (2014) УДК 94(470) Ведерников Виталий Валерьевич, доктор исторических наук, Алтайский институт экономики, филиал Санкт Петербургского университета управления и экономики, vedernikov75@mail.ru К вопросу о сверхэксплуатации мастеровых на Алтае в период феодализма Аннотация: В статье ставится под сомнение тезис советской историографии о сверхэксплуатации мастеровых в горнозаводском производстве Алтая в означенный период. Опровергаются...»

«Шумейко М.Ф. Архивное источниковедение: объект и предмет исследования / М.Ф. Шумейко // Крыніцазнаўства і спецыяльныя гістарычныя дысцыпліны : навук. зб. Вып. 6 / рэдкал. : С. М. Ходзін (адк. рэд.) [і інш.]. — Мінск : БДУ, 2011. — C. 68–74. М. Ф. ШУМЕЙКО АРХИВНОЕ ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ: ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ ИССЛЕДОВАНИЯ В предыдущей статье о терминологических аспектах применительно к «архивному источниковедению» [16, c. 96—98], ссылаясь на работы современных российских историков — С. О. Шмидта и Е. В....»

«К Л А Й П Е Д С К И Й К РА Й П О С Л Е О К О Н Ч А Н И Я ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ Геннадий Кретинин Ольга Фёдорова ABSTRACT Analysis of the contemporary Lithuanian historiography indicates a lack of research by historians of the socio-economic aspects of Klaipda‘s post-war history. Methods of settling the rural territory of Klaipda region and the Klaipda-city are examined. The specics of involving specialists from various sectors in the reconstruction and the activities of the Soviet Lithuanian...»

«наШи аВТорЫ ДАнДАмАевА загида эфендиевна. Zagida E. Dandamaeva. Дагестанский государственный университет. Dagestan State University. E-mail: zagida1979@mail. ru Кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры истории России XX– XXI вв. Основные направления научных исследований: музейное дело, история и культура Дагестана.Важнейшие публикации: • Исторические и правовые аспекты реформирования органов государственной власти Республики Дагестан в 1990–2000 гг. / Научные труды. Российская...»

«Российский государственный гуманитарный университет Факультет истории искусства Кафедра музеологии IV научно-практическая конференция студентов и аспирантов «Музей и национальное наследие: история и современность» Сборник докладов 2011 г. Содержание Шокурова Ирина Савельевна, студентка 5 курса кафедры музеологии факультета истории искусства РГГУ Сохранение фотографического наследия в музеях Швеции с. Кудрявцева Наталья Сергеевна, соискатель кафедры философии и социологии Санкт-Петербургского...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.