WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 13 |

«Посвящается Году российской истории ВОПРОСЫ КАЗАЧЬЕЙ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ Выпуск Майкоп УДК 94(470.6)(082) ББК 63.3(235.7) В 7 Редакторы-составители: кандидат социологических наук М.Е. ...»

-- [ Страница 8 ] --

семей темиргоевцев, до 600 семей бесленеевцев, около 300 семей бжедугов-черченеевцев. К 1864 г. переселилось все абадзехское население между верховьями Псекупса и Пшиша. Продолжали переселяться натухайцы и шапсуги. Всего с Северо-Западного Кавказа (по официальным данным) только за 1863 – 1864 гг. в Турцию ушли 312 тыс. горцев. Тяжёлое положение переселенцев способствовало возникновению движения за возвращение на родину. В 1861 г. около 4,5 тыс. адыгов вернулось на Кавказ. К 1865 г. относится проведение переселенческой реформы в Кабарде, в результате которой из 116 мелких селений было образовано 39 крупных, в т.

ч. 30 (5969 дворов) в Большой Кабарде. К 1866 г. в основном было завершено расселение вдоль левого берега Кубани. Здесь, между устьями Адагума и Лабы, возникли укрупненные, «многоплеменные» адыгейские поселения, имевшие нередко по 2-3 тыс. жителей. К концу 60-х гг. опустела горная полоса Черкесии, предгорья которой были заселены казаками. После ухода горцев в Турцию опустели земли по Черноморскому побережью Кавказа почти до р. Бзыби и далее в Абхазии. В эти районы правительство селило русских, украинцев, армян, греков, эстонцев и др. народы. С конца 1860-х гг. здесь начинают вновь поселяться адыги, в основном шапсуги.

Начиная с незапамятных времен, река Кубань текла по землям Черкесии, являясь самой крупной ее водной артерией. Не случайно, в лексике многих народов, общавшихся с адыгами в разные исторические эпохи, и в литературе, повествующей о них с давних пор, а также в русских архивах легко утвердились географические названия, связанные с жизнью адыгского народа, типа «правобережье Кубани», «Закубанье», «бассейн Кубани», «Кубанские равнины».

Вместе с тем, об адыгах писали как о жителях гор, обитателях Черноморского побережья. Естественно, адыги должны были дать названия своим горам, лесам, рекам.

Кубань привлекала внимание географов, историков, путешественников и просто торговых людей. По первому впечатлению от встречи с ней или по результатам дальнейших наблюдений, давались названия на родном их языке, не сообразуясь со здравым размышлением: а не имеет ли все это уже свое имя, данное местными жителями?

Но, так или иначе, видимо, слово-стрела оказывалось выпущенным, и оно после короткого полета попадало в язык народа, окрестившего его по-новому.

И все же не может быть игнорировано название, услышанное с колыбели. Мысли эти пришли неожиданно, они были связаны со статьей в местной газете «Почему Кубань Кубанью зовут?» от 3 ноября 1990 г. некоего И. Пастухова. Увы, кроме разочарования по поводу броского многообещающего названия заметки и содержания, не отвечающего названию, ничего нельзя было вынести из нее. Риторический вопрос заметки, на который, как уже сказано, автор не дает ответа, диктовался, видимо, современной ролью реки Кубань в крае, который известен всем одноименным названием региона страны. Не все, конечно, знают связь этой древней реки с историей адыгов.

Река Кубань заслуживает того, чтобы знали ее историю и ее роль в жизни древнего народа адыгов. Она самая крупная река в крае и на всем Северном Кавказе. «По реке Кубань проходит северная граница Республики Адыгея. Она берет начало от слияния рек Уллукам и Учкулан, вытекающих из-под ледников, расположенных на склонах горы Эльбрус. В верхнем течении река, прорезая поперечные хребты, прокладывает путь в каньонах и ущельях, суживающихся местами до 50 - 60 м. Речная система Кубани слагается их 14 000 рек, с суммарной длиной 38325 км., при площади водосбора 57900 км. кв. Длина самой Кубани – 870 км, а вместе с Уллукамом – 941 км, из них более 700 км в пределах Краснодарского края, а на протяжении 127 км составляет северную границу республики [1.

C. 36-37].

Кубань – древняя река. Она относится к числу рек, имеющих весьма большое количество названий, в которых отразились, наряду с первыми впечатлениями от встречи с рекой, практически все крупные исторические события, произошедшие в далеком прошлом на нынешней территории края. Здесь перекрещивались различные пути, языки, культуры, немеловажная роль среди которых принадлежала языку, культуре и религии адыгов, о чем убедительно свидетельствют, в том числе, названия рек. Подтверждение этому мы находим в топонимическом словаре доктора филологических наук, профессора К. Меретукова.

В данной статье предпринята попытка объяснения ряда гидронимов или, точнее, потамонимов – названий рек (от греческого потамос – «река» и онома «имя») Закубанья.

Ф. Навозова (1955 г.) пишет: «Западнее Афипса реки левобережья Кубани очень малы, мелки и незначительны... Все эти речки на протяжении 130 км с востока на запад разливаются в низменности левобережья р.

Кубани, создавая небольшие лиманы и плавни, покрытые камышом». В.

Борисов (1978 г.) дополняет: «К Закубанским рекам относятся левобережные притоки Кубани, расположенные западнее р. Афипс и впадающие в Закубанские плавни. Они протянулись до ст. Варениковской».

Протяженность каждой из закубанских рек невелика. Лишь р. Афипс достигает длины 96 км, хотя ее правый приток р. Шебш протянулась почти на 100 км. Из-за их незначительности, они довольно редко упоминаются в краеведческой литературе и большая часть из них зачастую даже не указывается (не обозначается) на картах.

Потамонимы приведены в порядке с запада на восток. Реки в основном имеют общее меридианальное расположение русел (почти с юга на север). Исключение составляют Аушедзы, которые простираются практически вдоль русла р. Кубань, т.е. с востока на запад.

Трудность этимологии закубанских рек имеет ряд объективных причин. Например, некоторые реки имеют несколько названий, зачастую сходных, но не потому. что они их имели на самом деле, а потому, что попали на «бумагу» в искаженном виде. По-видимому, в XIX в. и ранее они были записаны на слух, а затем некоторыми авторами видоизменялись по их усмотрению. И поэтому следует, наверно, говорить не о вариантах названия рек, а о вариантах искажений. Сложность состоит в том, какой из вариантов истинный!

Кроме того, некоторые авторы, используя недостаточно достоверные карты, неправильно указывают месторасположения некоторых рек. Чекон (Шекон) – речка, протяженностью чуть более 12 км. Истоки находятся на высоте около 150 м в районе населенного пункта Фадеево. Сейчас впадает в водоем, используемый под рыбопитомник, в 2-3 км от русла р. Кубань.

Значение гидронима неясно. По-видимому, правильнее Шекон или Шикон. Тогда, возможно, это производное от адыгейского Шыкъэ – Шике, где шы – «конь», къэ – «могила», т.е. «конская могила». Можно предположить и другой вариант от адыгейского Шыкъо – Шико, где шы – «конь», къэ – «долина, речка», т.е. «конская долина».

Чекупс (Чикубс, Чкубс, Чигупс) – протяженность речки около 15 км. Истоки находятся на высоте около 220 м, в 3 км на северо-запад от населенного пункта Школьный. В 2 – 3 км от р. Кубань русло речки зарегулировано системой каналов. Так называемое устье р. Чекубс находилось в 3 – 4 км западнее ст. Варениковской. К наиболее достоверным вариантам перевода можно отнести адыгейское ЧIыгупс – Чигупс, где чIыгу – «земля», пс – «вода». Буквально «грунтовая вода» или «грунтовая река». Можно предположить, что названа так за основной источник питания речки – грунтовой водой.

Шуха (Шухо, Шуго, Шиго, Шыго, Шегуо). Речка протяженностью около 15 км. Истоки располагаются на высоте около 210 м, на северной окраине населенного пункта Школьного. Речка впадает в р. Кубань, протекая по восточной окраине ст. Варениковской. Одноименное название имела и вершина горы Гнилой (163 м), расположенной южнее ст. Варениковской.

Название речки происходит от вышеуказаной вершины, которое поадыгейски произносится Шыго Iуашъхь – Шигоуашх, где шыго – «плоский», Iуашъхь – «курган», т.е. «плоский курган» или «курган плоской вершины». Поэтому и речку правильнее называть Шиго, т.е. «Плоская».

Номинация по видам хозяйственной деятельности отражает территориально организацию жизнедеятельности человека. Данная ЛГС разбита нами на подгруппы, связанные с различными видами человеческой деятельности.

А) Рыбный промысел: Сингили – (название рыбы), Сула – судак (хищная рыба), Дагомыс (тюрк.) – место, где много рыбы. С древних времён велико было рыбохозяйственное значение рек. Реки Краснодарского края служили нерестилищами для таких ценных пород рыб, как осетровые, рыбец, судак, лососевые и др.

Б) Скотоводство: Ачегбас (адыг.) – козлиная река, Чемитоквадже – аул рыжих коров, Ачипсе (адыг.) – козья река, Шидс (адыг.) – конская вода, Овечка, Хулижий (черк.) – аленькое пастбище, Шибик (адыг.) – конский берег реки.

В) Земледелие: Хатыпс (адыг.) – огородная река, Кува (адыг.) – глубокопашущая, (тюрк.) – горная долина, луг, Большой Козьма (ног.) – копать, рыть.

Деятельность племён, населявших Кубань, была связана с разведением скота и освоением земель. Исследователи выделяют два образа жизни предков адыгов: жизнедеятельность чинтов – воинов, у которых искусство строительства воплощено не более как в заборе для охраны скота, и образ жизни испов, где высокая культура земледелия.

Племена селились близ речек, на пологих склонах гор, каждая семья обрабатывала землю. Пахота производилась деревянным плугом, в который впрягали несколько пар волов. Сеяли пшеницу, ячмень, просо. Племена меотов, которые по образу жизни, культуре и занятиям напоминали скифов, вели кочевой образ жизни, разводя огромные табуны лошадей, отары овец, стада крупного рогатого скота, передвигались с места на место в поисках новых пастбищ.

Г) Ремесло: Шебле – сто пчел, Кичмай – кузница, Аше – место, где продавали оружие, Улька (адыг.) – пчелиная семья.

Население Кубани состояло не только из земледельцев и скотоводов, жили в посёлках также и ремесленники. Из ремёсел в гидронимах зафиксировано кузнечное дело. Исследователи адыгской культуры отмечают, что кузнечное ремесло было передано людям богом кузнечного ремесла Тлепшем. С обретением этого ремесла люди обрели силу, что послужило богоборческим мотивам в адыгском эпосе.

Псебепс (Псебебс, Псибепс, Псибебс). Протяженность реки около 40 км. Истоки располагаются на высоте около 370 м, в 3 км севернее поселка Верхнебаканского. Некогда река впадала в лиман Куркуй, располагавшийся на северо-восточной окраине ст. Варениковской. Сейчас она впадает в Варнавинский сбросной канал на северной окраине населенного пункта Адагум.

Буквально с адыгейского переводится как «река с множеством рек»

или «Многоречье», что в целом соответствует действительности, т.к. в отличие от соседних бассейнов, этот водоток имеет много притоков. В Туапсинском районе есть река и аул с похожим названием – Псебе.

Хобза (Хопс, Копс). Протяженность речки около 14 км. Истоки находятся на высоте около 200 м, на северной окраине населенного пункта Аккерманка. В настоящее время впадает в Варнавинский сбросной канал в районе населенного пункта Адагум. В Краснодарском крае встречается ряд речек с похожим названием. Например: небольшая речка Хобза, впадающая в Черное море в Лазаревском районе или речка Кобза – один из истоков р. Каверзе (бассейн р. Псекупс). Многие авторы сводят название Хопс и Копс к адыгейскому Къопс, что означает «Кабанья река». Но в шапсугском диалекте «хъо» означает «красивый», тогда хъопс – «хопс»

будет означать «Красивая река». Но можно пойти дальше, представив:

– Хобза – Хобзы – Хэбзы, что с адыгейского буквально означает «самка животных семейства собачьих»;

– Хобза – Хобзы – Хыбзыу – с адыгейского «чайка»;

– Хобза –Хобзы – Хъобзы – с адыгейского «красивая самка»;

– Кобза – Кобзэ – Къабзэ – с адыгейского как «чистая» или «красивая»;

– Кобза – Кобзы – Къобзы – с адыгейского «долина самок».

Но сравните с адыгейским къопс, означающим «ручку». Таким образом, этот вопрос до конца не решен.

Непиль (Непитль). Протяженность речки около 15 км. Истоки находятся на высотах около 150 м, восточнее населенного пункта Аккерманка. В данное время река впадает в Варнавинский сбросной канал в районе населенного пункта Батарея. Перевод этого названия затруднен. Если гидроним имеет адыгейское происхождение, то можно выстроить следующую логическую последовательность: Непиль – Нефиль – Нэфиль – Нэфылъ, что означает «Заря». Если предположить, что в гидрониме присутствует тюрско-монгольский термин «иль-или», который означает «сверкающий, блестящий», тогда можно выстроить другую последовательность: Непиль – Нефиль – Нэфиль, где Нэф с адыгейского «свет», то буквально получается «свет сверкающий» или «сверкающий на свету». Этот вопрос также до конца не решен.

Чубок – ерик, правый приток р. Непиль, протяженностью около 10 км. Истоки находятся на высоте около 150 м, на восточной окраине населенного пункта Садовый. Это, по-видимому, искаженное адыгейское Цубэкъо, где цу – «вол», бэ – «много» и къо – «балка», т.е. буквально «Воловья балка». Возможен и другой вариант от тюркского Чубук, означающее «деревянный наконечник, на который насаживается табачная трубка», но это представляется бездоказательным.

Псиф – протяженность реки около 20 км, свое начала она берет в районе населенного пункта Даманка на высотеоколо 270 м. Впадает в Варнавинский сбросной канал, который почти от устья р. Псиф до р. Кубань проложен по руслу р. Адагум. Одноименное название имеют река и вершина в верховьях р. Псекупс. А. Твердый (1994 г.) предлагает переводить это название с адыгейского как «Белая вода», но если предположить, что псы – «вода», фы – «чистая», то название реки будет «чистая вода».

Кудако – левый приток р. Адагум. Река берет начало на высоте около 500 м северо-восточнее поселка Верхнебаканского, имеет протяженность около 35 км. Ее название производное от адыгейского Кудэкъо, где Кудэ – «нефть» и къо – «долина», т.е. «Нефтяная долина». Но сравните с тюркским кудук – «колодец». Река Кудако принимает довольно крупный правый приток – речку Русскую (15 км). Ранее на дореволюционных картах она значилась под названием Хаитхъ. Этимология слова затруднена, но можно предположить с адыгейского Хаитхъо, как Хыетха, хые – «невинный» и тха – «бог», т.е. «Невинный бог». Хотя возможны и варианты, т.к. иногда небольшие долины называли по имени главы рода, разместившегося там, а имен, похожих на это название, у адыгов есть несколько, вот, к примеру: Хатит, Хитеху, Хаудж. Возможно и другое адыгейское сочетание в этом названии: Хаитхъ – Хъэитхъ, где Хьэ – «волк, собака», тха

– «бог». Разрешение этого вопроса, по мнению специалистов, также затруднено.

Гечепсин – (Гошепсин – Гочепсин). Протяженность реки около 25 км, берет начало на высоте около 210 м в районе урочища Первомайского и протекает на юго-восточных окраинах населенных пунктов: Молдаванского и Экономического. Впадает в р. Адагум (Варнавинский сбросной канал).

Существует два довольно близких по значению перевода названия:

Гошепсин – «Река княжна» или Гошапсин – «Родник Гуаши» (княжны, хозяйки, госпожи).

Мекерстук (Микерстукъ) – следующая на восток за р. Гечепсин долина. Протяженность этой речки около 18 км, истоки ее находятся на высоте около 170 м, на северной окраине населенного пункта Саук-Дере.

Речка является притоком р. Адагум, возможно, ранее устья рек Мекерстук и Гечепсин сливались. Этимология названия затруднена. Если предположить, что название происходит от адыгейского Мыекуутукъ, где мые – «яблоня», куу – «глубокий», тукъ – «кут», т.е. «Яблоневый глубокий кут».

Возможно, долина этой речки была богата яблонями.

Адагум (Адагим, Адекум, Атакума, Атагум) – река образуется при слиянии рек Бакан (левый исток) и Неберджай (правый исток), протекает через город Крымск, впадает в Варнавинское водохранилище и далее почти на запад несет свои воды вдоль или по Варнавинскому сбросному каналу. Ранее впадала у ст. Варениковской в лиман Куркуй, сейчас непосредственно впадает в р. Кубань. Протяженность реки около 63 км. В основе раннего названия реки Ата-кум тюрское ада – «остров» и кум – «песок», т.е. «Песчаный остров». Других вариантов нет. Хотя у некоторых топонимов первый слог «Ад» схож, к примеру: Адегой, Адегака, Адлер.

Поэтому можно предположить происхождение названия реки от абхазского адагуа – «глухой» и аданга – «руду несущая» или осетинское адаг – «балка, овраг», «сухое русло».

Баканка (Бакан) – один из истоков р. Адагум. Существует несколько версий происхождения этого гидронима.

По одной из них Бакан – личное имя. Предположительно предводителя переселенцев из Крыма – Беслана Бакана, который в этой долине во время сражения был убит. По другой версии «бакан» – собственно бзыбское имя абхазов. Предполагают и о турецком происхождении гидронима от слова балкан, имеющего несколько значений: «болото», «равнина», «низменное место», «место, поросшее густым лесом». При утрате «л» в адыгейском употреблении, это слово могло способствовать ассоциации его с распространенным на Кавказе именем Бакан.

Неберджай – название речки трудно переводимо. В адыгейском ныбэджай в смысле «кровожадный, хищный орел» встречается в фольклоре и современном литературном языке. Река Неберджай в районе одноименного населенного пункта принимает правый приток Богаго (Богого). Л.Я.

Люлье название речки Богого переводит как «слезная», но это вызывает пока дискуссии, хотя других предположений не высказывается.

Псыж – небольшая речка берет начало на высоте около 500 м на северном склоне хребта Свинцовые горы. Название сравнивается с адыгейской формой названия р. Кубань, состоящей из псы – «вода», «река» и жъ /ж/ – суффикс со значением «большой». По-видимому, для рассматриваемой речки окончание «ж» поставлено ошибочно, т.к. не соответствует действительности. На самом деле следовало бы писать Псыжъый, где «жъый» – уменьшительный суффикс, т.е., название переводилось бы как «Речушка», что соответствует действительности.

Шидс (Шипс, Шибс, Шабсъ) – речка берет свое начало в северных отрогах г. Высокий Бугор (579 м) – одна из высших точек хребта Свинцовые горы. Этимология названия затруднена. Но, можно предположить, ее название в виде адыгейского Шыдзэ, где шы – «лошадь, конь» и дзы – «войско, армия», т.е. «конная армия» или «конница». Возможен и другой вариант от адыгейского Шыпс, где пс – «вода», т.е. «Конская вода».

В работах Геродота и Страбона Кубань встречается под названием Гипанис, что означает «Быстротечная река» или же «Широкая река». Во время греческой колонизации Северного Кавказа река Кубань именовалась и по- другому, а именно – Антикитос, что означало «Река, обильная рыбой». В сочинениях Птолемея Кубань упоминается под названием Вардан – «Дождевая река», «Мутная река». В древнерусских летописях Кубань именуется как Бурлик или же – Быстрик. В период Генуэзской колонизации Кубань называлась Копа, что означает «Озеро, поросшее камышом». Современное название реки Кубань, по мнению М. Фасмера, восходит к древнеиндийскому Кубха. Другие ученые связывают его с тюркским словом «кобань», «къобан», означающее «быстрый», «бурливый», «беспокойный»; «Къобан» – Кобань – Кубань. Таким образом, слово Кубань трижды видоизменялось. Но его содержание и смысловое значение сохранилось без изменений. Река Кубань по-адыгски называется Пшыз, многие ученые осмысливают его значение как «Старый князь», «Князь рек», «Старая река», «Грязная вода». Такой перевод значения «Пшыз» не соответствует содержанию самого слова.

В архиве Адыгейского республиканского института гуманитарных исследований сохранилось множество легенд, связанных со значением названия слова «Пшыз». Суть этих преданий заключается в следующем. Однажды перед двумя странствующими наездниками-воинами неожиданно встала до сих пор неизвестная им, огромная, полноводная река. Воды ее неслись бурно, с водоворотами. Витязи долго искали удобное место для переправы. Тогда один из них решил перейти реку вброд и проверить ее глубину. Река оказалась неглубокой. Вода доходила только лишь до плеч воина.

Когда он достиг другого берега, то крикнул своему спутнику:

«Псыр о пщыз!» – «Вода с твоего роста». Легенда заканчивается утверждением, что адыгейское слово «пщыз», означающее «с тебя ростом», легло в основу наименования реки.

Примечания:

1. География Республики Адыгея. Майкоп, 1995.

2. Лайпанов К.Т. Этногенетические взаимосвязи карачаево-балкарцев с другими народами. Черкесск, 2000.

3. Махош Р.И. С верой и надеждой. Майкоп, 2009.

4. Меретуков К.Х. Адыгейский топонимический словарь. М., 1990.

5. О книге «Народы Северо-Западного и Центрального Кавказа: миграции и расселение (60-е гг. XVIII в. – 60-е гг. XIX вв.)». М., 2006.

6. Бородина М.А. К типологии и методике историко-семантических исследований. Л., 1979.

7. Борисов В.И. Реки Кубани. Краснодар, 1978.

Ф.О. Мамчуева Языковая картина мира карачаевцев в поэзии Билала Лайпанова «Есть закон человеческой природы и культуры, в силу которого, всё великое может быть сказано человеком или народом только по-своему и всё гениальное родится именно в лоне национального опыта, духа и уклада»

И.А. Ильин Стремление народов России сохранить свою самобытность, подчеркнуть уникальность психологического склада, особенности этносознания и этнической идентичности актуально и в настоящее время. Планомерное изучение традиционной культуры народов всегда играло большую роль в формировании духовной жизни общества. Взаимодействие с различными этническими сообществами, исторически населяющими Северный Кавказ и Юг России, является характерной особенностью казачества.

Генетические корни казаков и горцев очень тесно переплетаются, они просматриваются в мифологии, быту и др. сферах. Веками вырабатывались уникальные традиции и обычаи: гостеприимство, аталычество, куначество, побратимство. Обмениваясь духовными и материальными ценностями, эти народы имели дружественные связи, с большим уважением относились друг другу, что способствовало формированию уникального биогенетического феномена, развитию менталитета горских этносов.

Каждая национальная литература имеет свою систему устойчивых мотивов, характеризующих ее эстетическое своеобразие. Образная система складывается из национального мироощущения, воспроизведения и поэтического изображения окружающей природы, материальной и духовной культуры народа. Мифологические и философские воззрения, представленные в фольклоре, своеобразие менталитета определяются национальными чертами литературы. Это отражено в творчестве самобытного карачаевского поэта-лирика Билала Лайпанова. От сборника к сборнику («Бусакъла» (Тополя) (1986), «Камень и дерево» (1988), «Дунияны сейирлиги» (Удивительный мир) (1990), «Радуга над пропастью» (1992), «Джуртубузда джангыз терек» (Одинокое дерево на родине) (1992), поэтический трехтомник «Пространство моего голоса» (1993-1996), «Собрание сочинений в 10-ти томах» (1993-1998)) проявлялась яркая творческая индивидуальность поэта.

В литературный текст Б. Лайпанова включаются различные фольклорные элементы и этнографические реалии, которые придают ему национальный колорит, участвуют в передаче настроения, чувств лирического героя, в раскрытии художественных образов. В лирике Билала Лайпанова своеобразная система национальных образов, употребление лексики, обозначающей быт, традиции народа. Но заметим, что такую информацию несут не отдельные слова и выражения, а национальная, языковая 128 картина мира. Так, в книге «Национальные образы мира» Г.

Гачев пишет:

«Естественные национальные языки трактуются как голоса местной природы в человеке. У звуков языка – прямая связь с пространством естественной акустики, которая в горах иная, чем в лесах иль степи. И как тела людей разных рас и народов адекватны местной природе..., так и звуки, что образуют плоть языка, в резонансе находятся со складом национальной Прародины» [1. С. 431].

Язык во все времена оставался наиболее яркой идентифицирующей характеристикой этноса, еще Пифагор «для познания нравов какого ни есть народа» советовал, прежде всего, изучить его язык. Еще Гердер писал: «... всякий разум, всякое искусство человека начинается с языка: ибо лишь благодаря языку человек царит над самим собою и властен раздумывать и выбирать...» [2. С. 98]. В этом ключе рассматривается лирика карачаевского поэта и переводчика Билала Лайпанова. Творчество Билала Лайпанова самобытное явление в литературе Северного Кавказа XX в.

Наряду с зачинателями карачаевской художественной словесности К.

Кочкаровым, И. Семеновым, И. Каракотовым, А. Уртеновым, О. Хубиевым, Х. Байрамуковой, А. Суюнчевым, Билал Лайпанов вошел в национальную литературу как яркий художник слова нового направления, обогатив ее новой содержательностью, жанрово-стилевыми образнотематическими открытиями, новой концепцией личности. Он, сын карачаевского народа, поэт, переводчик, сыграл выдающуюся роль в становлении и развитии карачаевского языка, литературы и культуры.

«Модель мира», «картина мира», «образы мира», поэтический космос, являются общепринятыми понятиями в литературоведении. «В самом общем виде модель мира определяется как сокращенное и упрощенное отображение всей суммы представлений о мире в данной традиции, взятых в их системном и операционном аспекте. Понятие «мир» понимается как человек и среда в их взаимодействии, или как результат переработки информации о среде и о человеке. В содержательном плане архетипическая модель мира ориентирована на описание основных параметров вселенной – пространственно-временных, причинных, этических, количественных, семантических, персонажных» [3. С. 5]. Пространство национальной жизни и время в его эпическом и реально-историческом выражении – образ мира Билала Лайпанова. Символы, метафоры, индивидуальноавторские образы – средства создания национальной картины мира Б.

Лайпанова. Поэтические тексты в творчестве Б. Лайпанова создают единую сферу, индивидуальную картину мира: «Дуния сейирлиги» («Чудо мира»), «Пространство моего голоса», «Седьмое небо», «Джан Джурт»

(«Отечество души»). Итак, обратимся к одному из двух структурных центров поэзии Лайпанова, к образу человека, предстающего в текстах и как поэт, и как «Я», как безымянный, но при этом индивидуально обозначенный представитель национального сообщества, и как некий фольклорномифологический или фольклорно-исторический персонаж. Это, по существу, взаимодополняющие сущности: обобщённо-абстрактный человек, творческая индивидуальность, то есть личность самого поэта, и некая национальная идея. Поиск духовных истоков национального бытия связан с обращением писателя к историческому и фольклорному прошлому: Къадау Таш, Джангыз Терек, являющимися национальными святынями в народе; обращением к легендарным первопредкам, к эпическим и фольклорным героям – Карча, Трам, Науруз, Адурхай, Боташ, Сосруко, Ерюзмек, Бийнегер, Татаркан.

Бу тилде селешгендиле: Къарча, Боташ, Адурхай,Трам, Науруз, Будиян… Менда бу тилде джазама назму – Къарачай сауду, кереди дуния Суусуз да къалдыкъ джай чилледе, Джалан къалыргъа да тюшдю сууукъда.

Алай а биз халкъбыз, бизге ёлюм джокъ Ана тилибиз саулукъда На этом языке говорили: Къарча, Боташ, Адурхай, Трам, Науруз Будиян… Я пишу стихи тоже на этом языке – Видит мир, Карачай жив, И без воды оставались в летний зной, Раздетыми пришлось в холода, остаться Тем не менее, мы народ, нам смерти нет, Родной язык пока живет [4. С. 21].

Лирика Б. Лайпанова национальна, самобытна, так как национальные особенности мышления ярко отражены в духовном мире поэта. «…И когда речь идет о национальном укладе того или другого народа, мы, прежде всего, обращаем внимание на психологию его мышления и умственного творчества и стараемся себе уяснить его особенности по произведениям мыслителей, учёных и поэтов. Это совершенно правильно, но только не следует забывать, что национальных отличий мысли нужно искать не в её содержании, не в положительных результатах умственного творчества, а исключительно в психологии процессов мысли, не в логике, не в методах и приемах, а в психологической «подоплеке» логики, методов и приемов. Но беда в том, что эту «подоплеку» чрезвычайно трудно уловить и сформулировать: она не поддается точному определению, протокольному описанию («по пунктам») и требует тонкого психологического анализа, в своём роде «микроскопического». Последнее удается преимущественно художникам слова, которые располагают всею роскошью красок речи и образных приемов творчества. Они умеют воспроизводить национальные типы, и эти художественные образы являются необходимым материалом, по которому мы имеем возможность изучать психологию национальных укладов, наряду с тем, какой представляет нам сама жизнь в лице выдающихся представителей так называемого национального гения» [5. С. 4].

Система категорий, представления человека о происхождении, составе, способностях и состоянии, о его месте и роли в осмысленной структуре мироздания с учетом специфики исторического времени его существования, мировоззрения, национальной ментальности и есть антропологическая модель. Образ человека предстает, другими словами, через рассмотрение «человека в мире», осуществляется анализ «образа мира» поэта.

Не прикоснуться, А войти в природу,

–  –  –

Представления о далеких легендарных предках (Трам, Карча, Адурхай, Боташ, Науруз), формулирование нравственных законов, воплощенных в конкретных личностях, чаще всего эпических героях – национальные образы мира лирики Билала Лайпанова.

Джарлы тилим, бай тилим, Джулдуз тилим, Ай тилим, Дуния тилим, Трам тилим, Науруз,Адурхай тилим Къарча тилим, Боташ тилим, Тау тилим, таш тилим, Кюн тилим, гюл тилим, Къарачай тилим, ана тилим.

Бедный мой язык, богатый мой язык, Звездный мой язык, Лунный мой язык, Мира язык мой, Трама язык, Науруза, Адурхая язык, Къарчи, Боташа язык мой, Горный мой язык, каменный язык, Солнца язык, цветка язык, Карачаевский язык, родной мой язык [8. С. 175].

Национальная обозначенность, национальная самоидентификация Билала Лайпанова связана с его представлениями о человеке в современном мире. Как представитель своего народа и своей национальной культуры, входящей в общий мир, поэт осознает и свою личность, и вообще ценность любой человеческой личности именно в этой системе координат.

Находясь в постоянных поисках незыблемых основ жизни и собственной личности, поэт создает свой мир в категориях индивидуального и национального сознания.

Система «Я», «МИР» представлена обобщенными когнитивными стратегиями: Человек, Поэт, Народ. Так как этой системе свойственно множество граней, она представляет следующую схему лирического отражения жизни»: «Я» – «Я родная земля, Я» – дерево, «Я» – небо», «Я» – трава. Данные стратегии определяют основные параметры взаимодействия субъекта и той среды, в которой он существует, и представляют различное освоение мира. Поэтический мир формируется именно в рамках перечисленных когнитивных стратегий. Идентификация образа человека связана с личностью художника, творца. В идеальном воплощении Билала Лайпанова, Человек – личность самого поэта с его представлениями о далеких легендарных предках, так как центром и сутью поэтического мира является творческая личность, человек-творец. Именно в этом образе человека отражен национальный дух, национальный характер, национальное бытие, так как обращение поэта к мифологическому или историческому прошлому воссоздает картины недавних трагических событий в жизни народа. Поэтому Человек для Б. Лайпанова – гражданин своей Отчизны, он

– символ национального духа и хранитель национальных святынь горячо любимого народа, его защитник, в нем – правда и справедливость.

«В конце ХХ века карачаевский поэт, прошедший вместе с веком трагический путь от богоборчества к покаянию, испытавший разрушение самих основ жизни, артикулирует вопрос из суры Корана – «Поэты»: «Ко

–  –  –

Оцепененье древних мифов Стряхнув, подняв траву и снег, Выходят кони гуннов, скифов, Прервав столетний свой ночлег.

Ахалтекинская порода И карачаевский скакун.

Здесь кони каждого народа, И ноги их стройнее струн [6. С. 14].

Образ родины для поэта – это не только попытка осознать себя в этом мире, но и ощущение сопричастности судьбе отчизны, это обретение через образы родины, труда гражданских идеалов, основанных на традициях, карачаевского этикета и фольклора.

Мой народ – это ветвь В мощной кроне могучего дерева, Это хрупкий побег На огромном стволе Наш язык – это голос, Что вместе с другими слагает Звучанье напева И звенит много лет на земле [6. С. 108].

Его герой, возвращаясь из далекой западной страны, молит Всевышнего, чтобы не привел он ему «жить там, остаться там». Будто «из слякоти в чистую горную реку» входит герой в просторы родины своей.

Находясь в разлуке, вдали от Родины, поэт чувствует упадок сил, уныние, поэтому, образность поэтической речи Б. Лайпанова рождает искренность чувств, Родина дает веру в себя, наполняет его жизнь смыслом жизни.

И, действительно, Билал Лайпанов строит свой Космос национальный, создаёт свой образ мира. Карачай – пространство поэзии Б. Лайпанова, в нем индивидуальное мироощущение поэта, своя концепция мира и человека, свой поэтический код, своеобразная лирическая система. Поэзия

Б. Лайпанова символична и сакральна. Поэт вырабатывает особую систему символов, сакральных знаков: «Къадау Таш», «Джуртда Джангыз Терек» («Священное Дерево Родины»):

Семь букв в названии твоем, Семь крыльев у мечты.

О Карачай, родной мой дом, Седьмое небо – ты!

Ты словно семь цветов огня, О мой волшебный край!

Семь этих знаков для меня – Священный Карачай! [7. С. 8].

Через призму давно значимых предметов, «вещей» и явлений окружающей действительности познается поэтический мир Билала Лайпанова.

Слова-образы, сохраняющие в поэтическом тексте свои исконные названия, но при этом обладающие обширным семантическим полем. Гора, Камень, Остров, Птица, Река, Птица – слова-образы в поэзии Б. Лайпанова.

Стилевой доминантой у Б. Лайпанова является внешняя простота видения мира посредством одних и тех же образов, но скрытая в них смысловая многозначность. Посредством разнообразных образов Б. Лайпанов создает свою поэтическую модель мира. Горы, функционируя в системе важнейших силовых компонентов поэтического языка Б. Лайпанова, вбирают в себя неоднозначные пласты мировидения. Горы – это символ малой родины: посредники между Небом и человеком; воплощение родного пространства; воплощение вечности.

Вершины Эльбруса – Мачты моего корабля Каждую ночь Возвращаюсь Из кругосветного Путешествия [6. С. 107].

Лирический герой, открытый миру, полон жажды его познания, не боится ничего, потому что «кольчуга родной земли защищает его», «острее меча родной язык» дает ему силу перед коварным врагом, и герой вернется из «кругосветного путешествия» и «развяжет свой дорожный мешок» у родного очага.

Граница мира у Б. Лайпанова вертикальная, что характерно для менталитета горца, так как горы располагаются по вертикальной линии. Гора, вершина, вертикаль, являясь посредниками между небом и землей, в художественном пространстве отражают духовные ценности и ориентиры мира. «Такая вертикальность пространства подразумевает разомкнутость вверх. Замыкающая пространство по периметру цепь гор определяет замкнутость пространства по горизонтали». Свой мир – внутри гор: «Но знали мы – Родина за горой». Она (замкнутость) не означает тюрьму, несвободу, и не противопоставляется разомкнутому пространству. Это место замкнуто в себе и не отгорожено от мира, «имеется в виду такое смысловое наполнение текстов, когда их смысл – это сосредоточение на небольшом пространстве». Мысли, идеи, этические нормы связаны с горами. Б.

Лайпанов изображает национальное изнутри. Зависимость жизни горцев от окружающей среды определили общность горского характера, выраженного в особой эмоциональности, экспрессивности. Выносливость, стойкость, трудолюбие, мужество – таков национальный портрет горца.

Поэт находит жанрово-повествовательные пути и формы, чтобы показать движение национальной жизни, сложный духовный мир горца. Через них поэт выражает горский принцип изображения – общее представление о мире горца, это часть его, формирующее все представления об окружающей действительности. Поэтический комплекс, связанный с образами гор, вершин, скал, высот – это и есть образ мира у Б. Лайпанова.

Таким образом, у Билала Лайпанова мы наблюдаем смысловую поливалентность образа «гор». Другой образ – камень, обладает семантической функцией совмещения функций «горы». В некоторых случаях эти образы взаимозаменяемы. Так как камень, как и горы – символ малой родины в поэзии Лайпанова, этому образу (камню) присуща роль святости, гармонии и совершенства. Чем обусловлена семантическая связь между образами горы и камня? Камень – символ постоянства, силы и целостности. Особое почитание камня еще обусловлено и представлениями отдельных народностей о камнях как о костях Матери-Земли, как вечный символ жизненных сил. Поэтому Б. Лайпанов на всем протяжении творчества свои лирические строки посвящает природе, людям родной земли.

Пейзажная лирика поэта насыщена особым мироощущением, свойственным ему как представителю карачаевского народа и не лишена медитативности. Он рисует горы, которые величественно спокойны и вдохновляют его как поэта. Образы гор, камня и дерева – центральные символы в творчестве поэта, так как столь же значимы они в жизни его народа. Обожествление деревьев – древнейшая традиция, уходящая корнями в мифологическое прошлое карачаевцев, балкарцев и других тюркских народов.

Дерево для человека – символ плодородия, источник неиссякаемых жизненных сил, мудрости (орешник), исцеления (сосна), могущества (чинара), женской любви (кизил). Дерево – смысложизненная ценность народа, основополагающий символ художественного творчества, олицетворяющий основы, жизненные опоры народа. Еще одним таким символом признан камень (Къадау Таш), символ незыблемости, укорененности, стойкости человека, народа. Камень, примиряющий кровников, камень красоты, ватный камень, излечивающий людей, священный ореол издревле окружал его. В нартском эпосе навсегда закрепилась вера народа в одушевленность камня и она была абсолютной. Позднее Б. Лайпанов напишет о камне («Камень Карчи»), как о символе стойкости народа в бурях истории, о каменной горе Эльбрусе, как о мачте корабля его лирического героя в скитаниях по миру. Обращение к историческому и мифологическому прошлому, философские раздумья зрелого человека о сути жизни человека, его предназначении, о смерти, истории и судьбе своей Родины и его сородичей – таковы мотивы поздней лирики Б. Лайпанова. Национальный колорит, глубокий психологизм и традиционность звучания, обращение образно-притчевому мышлению поэта находится именно в глубинах национального народного мышления, в выразительных образных картинах и притчах, сопутствовавших жизни, традициям народа, в них ментальный источник творчества Билала Лайпанова («Кровь как лава кипит», «Камень и дерево», «Раздумья дерева», «Слова матери»).

Жизнь: Чтобы насытиться жизнью, надо умирать от любви; Открой свое сердце, Свет изгоняет тьму; Падшая красота: Обломки неба в грязных лужах; Последний миг: Падая, срубленное дерево пытается ухватиться за звезды; Осень: В опустевшем гнезде ласточки поселилась печаль;

Слово раба: Я очень похож на своего хозяина, когда тот молчит; Трава:

Как тяжело жить, зная, что когда-нибудь вместо волос, трава прорастет из твоего черепа.

Зато умирать будет легче, зная об этом; Пути к спасению:

Можно спастись, зарывшись в землю, а можно научиться летать; Часть жизни: Каждая смерть уносит с собой часть жизни… Часть жизни, оставленная людям – Это уже бессмертье!

Нарт сез – традиционный и популярный жанр, используемый карачаевцами и балкарцами. В них – ценная философия жизни. Национальная художественная традиция, литературная, фольклорно-эпическая и мифологическая сокровищница – основные её составляющие, участвующие в воссоздании самобытности национального искусства и являющиеся почвой для укрепления ее идентичности. Расширяя национальную жанровую систему, нарт сез, стихи-манифестации, стихи-концепты, суфийские притчи и жанр дефтерле, обогатили лирику Б. Лайпанова.

«Билял Лайпанов – поэт и гражданин Земли и Небес. Его поэзия национальна и общечеловечна. Его свободные, крылатые, светоносные стихи – явление в современной поэзии. Поэтому так высоко ценили его творчество виднейшие мастера художественного слова Кайсын Кулиев, Лев Ошанин, Сергей Михалков, Валентин Сорокин. А Чингиз Айтматов и Олжас Сулейманов, читающие карачаевского поэта в оригинале, выступили инициаторами выдвижения Биляла Лайпанова на Нобелевскую премию. Я полностью разделяю мнение своих коллег и думаю, что наш институт так же поддержит это выдвижение» [11].

Таким образом, многожанровая лирика Билала Лайпанова характеризуется поэтическими новациями. Свободное оперирование метонимическими и метафорическими тропами – неотъемлемые свойства его творческой индивидуальности. Венок сонетов, философская притча, миниатюра, сонет, верлибр позволили отразить некоторые субстанции творческих мыслей поэта. Поэтический мир Билала Лайпанова характеризуется многогранностью, философичностью, психологичностью, медитативностью, простотой, жанровым многообразием, богатством поэтической палитры, содержательной глубиной. В ней нет иллюстративности, декларативности, конъюнктурности мышления. Исследуя глубинные основы нравственности, открывающие корневую связь между философским постижением мира и нормами отношения человека со своим народом и всем человечеством, Билал Лайпанов ориентируется на национальные культурные традиции. В реальном материале жизни поэт видит символы вечного и неизменного. Эти образы в творчестве Б. Лайпанова становятся воплощением коллективно-бессознательного, в них актуализируется связь с мифоэпическими традициями, отражающим систему рационально невыраженных, но интуитивно принятых идеалов, в течение веков определявших нравственно-эстетические принципы народной жизни.

Примечания:

1. Гачев Г. Национальные образы мира. М., 1988.

2. Гердер И.Г. Идеи к философии истории человечества. М., 1977.

3. Цивьян Т.В. Лингвистические основы балканской модели мира. М., 1990.

4.Лайпанов Б.А. Дуния сейирлиги (Чудо Вселенной). Черкесск, 1990.

5. Овсянико-Куликовский Д.Н. Психология национальности. Пб., 1922.

6. Лайпанов Б.А. Пространство моего голоса: Стихи в пер. рус. поэтов: В 3-х т.

М., 1993.

7. Лайпанов Б.А. Камень и дерево. Книга стихов. М,. 1990.

8. Лайпанов Б.А. Люблю я Кавказ. М., 1988.

9. Урусбиева Ф.А. Билал Лайпанов – старая юность тюркской поэзии // Кумыкский мир. Культура. История. Современность. Режим доступа – http:

//www.kumukia.ru/forum/vientopic.php?f=118&=721.

10. Лайпанов Б.А. Чыгъармаларыны 10-томлугъу. (Соч. в 10-ти т.). М., 1993-98.

(на карач.-балкар. яз.).

11. Ганиев В. – литературовед, тюрколог, старший научный сотрудник Института мировой литературы РАН, исследователь творчества Биляла Лайпанова.

Н.Н. Мозговая Гирянская Пословицы – зеркало казачьих и адыгских традиций и обычаев Пословицы – едва ли не первое блистательное проявление творчества народа. В них, как в зеркале, отражаются все виды деятельности каждой национальной культуры. Все великие люди благоговели перед мудростью и красотой, живописной изобразительной силой пословиц. Выдержавшие испытания временем верования, убеждения, обычаи и традиции в различные периоды истории использовались нашими предками в качестве наставлений и назиданий. Являясь обобщенным художественным выражением жизни, быта, повседневных забот, трудовой деятельности, борьбы, мечты и чаяний, взглядов и мировоззрений людей, эти сжатые и лаконичные формы, глубокие и ёмкие по смыслу мысли как плод поэтического творчества целого народа, подобны зеркалу мудрости. В этом зеркале – пословицах, представляющих собой оригинальный эпический жанр и адыгейского, и казачьего фольклора, во всем своем многообразии и пестроте, со всеми достижениями, недостатками и противоречиями отражена многовековая социально-историческая и многосторонняя жизненная практика людей. Выражаясь словами выдающегося русского писателя А.М. Горького, «в простоте слова – самая великая мудрость, пословицы и песни всегда кратки, а ума и чувства вложено в них на целые книги» [1. С.

237]. Они касаются всех предметов, проникают во все области человеческого бытия, людских надежд, помыслов, оценок ближних – родных, соседей, властей, житейских обычаев, течения жизни, души человека, его здоровья, нрава, характера, причин и следствий его разнообразных действий. Однако тематическая многоликость пословиц не главное, хотя и важное их достоинство. Много существеннее – как они воспроизводят жизнь, какую оценку ей дают.

Пословицы переходили из века в век и отражали многовековую историю национальной культуры каждого народа, и, в отличие от других жанров народного творчества, имели самую тесную связь с языком, с речью и речевой деятельностью человека, являясь своеобразной формой выражения мысли. При соприкосновении языков происходило взаимопроникновение пословиц и поговорок из родного языка в чужой. Такое взаимообогащение не могло не проникнуть и в культуру казаков и адыгов, двух народов, на протяжении многих веков живущих рядом [3].

У кубанских пословиц и поговорок есть свои особенности, потому что в них отразилась поэтическая история народа. Селились на Кубани и казаки- запорожцы, и казаки-линейцы, и крестьяне-переселенцы из центральных губерний России. Пословицы, поговорки так и сыпались из уст каждого взрослого казака. Казаки – известные острословы, и именно слово – тот «груз, который в пути не тянет и плеч не набивает, а душу согревает, а то и спасает», так говорит казачье присловье [4].

Адыги всегда активно общались с многими народами – с греками, итальянцами, французами, немцами, русскими, англичанами, арабами, турками и др. Следствием чего явились взаимообмен, взаимообогащение культур всех этих народов. При этих условиях любой народ воспринимает и переносит на свою почву лишь только то, что ему импонирует, что подходит его психологии [2].

И казаки, и адыги с большим уважением относились к старшим. В семьях адыгов и казаков обычно главой являлся отец, он пользовался непререкаемым авторитетом, его слово было законом для всей семьи. При нем дети не садились, громко не говорили, не курили, не пили алкогольных напитков, без его согласия не решалась ни одна проблема. Кроме того, младшие подчинялись старшим.

Об этом свидетельствуют пословицы:

Уижъ бгьашIомэ, цIыфмэ шIу уалъэгъун – Будешь уважать старших, люди тебя полюбят; Шъхьэр къихьэмэ, пкъыр фэIэт – Когда голова появится, приподними свое тело, поприветствуй; Зинахьыжъ едэIурэм иIоф мэкIуатэ – Хорошо идут дела у того, кто слушается старших; Уянэ къыуиIорэм едэIу, уятэ къыуиIорэр шIэ – Слушай материнское наставление, выполняй отцовское поручение [2]; а казаки говорили: «Старших и в Орде почитают (а в казачестве, дескать, тем более)»; Родительское благословение в воде не тонет и в огне не горит (т.е. пребывает с детьми вовеки); От совета старых людей голова не болит; Век прожить – всякое пережить, старый умен, хотя и не силен [5].

Казаки и адыги издавна с особой теплотой и уважением относятся к женщине. Уважительное отношение к женщине: матери, жене, сестре – обуславливало понятие чести казачки: чести дочери, сестры, жены. По чести и поведению женщины мерилось достоинство мужчины [5].

Отношение к женщине, к матери, к жене, их положительные и отрицательные стороны отразились очень ярко и в адыгейских пословицах и поговорках. Казаки говорили: «Мать праведна – ограда камена; Без отца полсироты, а без матери и вся сирота; При солнышке тепло, при матушке добро; Сердце матери лучше солнца греет». А адыги отмечали: «Бзылъфыгьэм жъыгъо раты – За женщиной оставляют старшинство; Бзылъфыгъэм щымыукIытэрэм напэ иIэп – Кто не уступает женщине, у того нет совести; Бзылъфыгьэр зыдэщы – сым сэр щырахырэп – Где женщина, там из ножны саблю не вынимают; Бзылъфыгъэм шы ихьылъэ лъэханэ – Ради женщины переносят большие трудности; Ным ибынхэр изэфэдэх – Для матери все дети одинаково любимы; Ным ишэныр пхъум ишапхъ – Привычка матери – выкройка для дочери; Ным сыдигъуи илъфыгъэ са-быеу къыщэхъу

– Для матери ее дети всегда малолетки» [2].

С безмерным уважением относились казаки к гостю, это обуславливалось тем, что гость считался посланцем Божьим. Самым дорогим и желанным гостем считался не знакомый из дальних мест, нуждающийся в приюте, отдыхе и опеке. Заслуженно подвергался презрению тот, кто не оказывал уважения гостю. Независимо от возраста гостя, ему отводилось лучшее место за трапезой и на отдыхе. Считалось неприличным в течение 3 суток спрашивать гостя, откуда он и какова цель его прибытия [6].

У казаков считалось за правило: куда бы ни ехал – по делам ли, в гости ли – никогда не брать еды ни для себя, ни для коня. В любом хуторе, станице обязательно найдется дальний или близкий родственник, кум, сват, деверь или сослуживец, а то и просто житель, который встретит его как гостя, накормит и его, и коня. Накормить и угостить своим вином прохожего считалось священным долгом каждого казака.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 13 |

Похожие работы:

«XVII Международная студенческая конференция ЕВРОПА-2015. ЭФФЕКТ ПЕРЕСТРОЙКИ: РЕЖИМЫ И РИСКИ МНОГОГОЛОСОГО ЗНАНИЯ 15–16 мая 2015 г. Литва, Вильнюс, ул. Валакупю, 5 Учебный корпус ЕГУ Web: www.ehu.lt e-mail: studentconference@ehu.lt В 2015 году исполняется 30 лет с начала преобразований, получивших название перестройки, четверть века независимости Литвы и 10 лет существования ЕГУ в Вильнюсе. Организаторы ежегодной студенческой конференции Европейского гуманитарного университета используют этот...»

«Крымская конференция 1945 г. актуальные вопросы истории, права, политологии, культурологи, философии Yalta Conference, actual issues of history, law studies, political science, culture studies and philosophy Крымская конференция 1945 г.: актуальные вопросы истории, права, социологии, политологии, культурологи, философии / материалы международной научной конференции Ялта-45/13 (Симферополь, Украина 23апреля 2013г.) / под общей редакцией Шевченко О.К. – Симферополь: электронное издательство...»

«ОТКРЫТОЕ АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО «АТОМНЫЙ ЭНЕРГОПРОМЫШЛЕННЫЙ КОМПЛЕКС» Негосударственное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования «ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ ГОСКОРПОРАЦИИ «РОСАТОМ» (НОУ ДПО «ЦИПК Росатома») УТВЕРЖДАЮ Ректор, к.э.н. Ю.Н. Селезнёв Отчет о самообследовании Негосударственного образовательного учреждения дополнительного профессионального образования «Центральный институт повышения квалификации Госкорпорации «Росатом» за 2014 год Обнинск...»

«ОБЩЕСТВО «ЗНАНИЕ» САНКТ-ПЕТЕРБУРГА И ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ИНСТИТУТ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ, ЭКОНОМИКИ И ПРАВА САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ АКАДЕМИИ ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК 1943 — ГОД ВЕЛИКИХ ПОБЕД МАТЕРИАЛЫ МЕЖРЕГИОНАЛЬНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ С МЕЖДУНАРОДНЫМ УЧАСТИЕМ 19 февраля 2013 г. СА НКТ-ПЕТЕРБУРГ ББК 63.3(2)622 Т 93 Редкол легия: С. М. К л и м о в (председатель), М. В. Ежов, Ю. А. Денисов, И. А. Кольцов ISBN 978–5–7320–1248–4 © СПбИВЭСЭП, 2013 В. М....»

«МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ ДЛЯ XXI ВЕКА IХ Международная научная конференция Москва, 15–17 ноября 2012 г. Доклады и материалы Секция 7 ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ Москва Издательство Московского гуманитарного университета В93 Высшее образование для XXI века : IX Международная научная конференция. Москва, 15–17 ноября 2012 г. : Доклады и материалы. Секция 7. «Проблемы исторического образования» / отв. ред. В. К. Криворученко — М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та,...»

«Научно-издательский центр «Социосфера» Семипалатинский государственный университет им. Шакарима Пензенская государственная технологическая академия СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И КАЧЕСТВО ЖИЗНИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Материалы II международной научно-практической конференции 15–16 марта 2012 года Пенза–Семей УДК 316.42+338.1 ББК 60.5 С 69 С 69 Социально-экономическое развитие и качество жизни: история и современность: материалы II международной научно-практической конференции 15–16 марта...»

«НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС В ОБНОВЛЯЮЩЕМСЯ ОБЩЕСТВЕ Национализм в СССР и Восточной Европе Тофик ИСЛАМОВ, Алексей МИЛЛЕР В мае 1990 г. в США прошли три конференции, анализировавшие национально-политическую ситуацию в Советском Союзе и странах Восточной Европы. С советской стороны в них приняли участие: директор Института этнологии и этнической антропологии АН СССР, доктор исторических наук В. Тишков и сотрудники Института славяноведения и балканистики АН СССР, кандидаты исторических наук К. Никифоров,...»

««Первая мировая война и судьбы европейской цивилизации» №1 (2014) Коллективная монография «Первая мировая война и судьбы европейской цивилизации» Первая мировая война и судьбы европейской цивилизации / Под ред. Л.С. Белоусова, А.С. Маныкина. – М.: Издательство Московского университета, 2014. – 816 с. Аннотация. Коллективная монография «Первая мировая война и судьбы европейской цивилизации» была подготовлена преподавателями исторического факультета МГУ при сотрудничестве со специалистами из...»

«• № 50 (297) • Финансы «Дизайн денег должен отражать ту реальность, которая наступила, тот исторический багаж, с которым идем, и то будущее, к которому стремимся» Мендыбай Алин представитель штучной профессии. Он дизайнер Национального банка. Пришел в профессию из художников лет 20 тому назад. Как смеется сам, думал, что этот «эксперимент с рисованием денег» закончится через год-два. Но длится эта история уже 20 лет. Алевтина ДОНСКИХ, специально для «Делового Казахстана» И с тех пор он ни...»

«VVVVVVVVVVVVVVVVVVVVVVV Владимир Иванович Кадеев: жизнь и творчество 25 ноября 2012 года ушел из жизни признанный ученый-антиковед и археолог, заведующий кафедрой истории древнего мира и средних веков Харьковского национального университета имени В. Н. Каразина, замечательный педагог, доктор исторических наук, профессор В. И. Кадеев. Путь Владимира Ивановича в науку был непростым, хотя интерес к изучению истории у него проявился еще в 5 классе. Однако получить полноценное среднее образование В....»

«наШи аВТорЫ ДАнДАмАевА загида эфендиевна. Zagida E. Dandamaeva. Дагестанский государственный университет. Dagestan State University. E-mail: zagida1979@mail. ru Кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры истории России XX– XXI вв. Основные направления научных исследований: музейное дело, история и культура Дагестана.Важнейшие публикации: • Исторические и правовые аспекты реформирования органов государственной власти Республики Дагестан в 1990–2000 гг. / Научные труды. Российская...»

«НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ПРАВИТЕЛЬСТВО НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ МАТЕРИАЛЫ 52-Й МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ СТУДЕНЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ МНСК–201 11–18 апреля 2014 г. ЭКОНОМИКА Новосибирск УДК 3 ББК У Конференция проводится при поддержке Сибирского отделения Российской Академии наук, Российского фонда фундаментальных исследований, Правительства Новосибирской области, инновационных компаний России и мира, Фонда «Эндаумент НГУ» Материалы 52-й...»

«ГЛ А В Н О Е В О Е Н Н О М Е Д И Ц И Н С К О Е У П РА ВЛ Е Н И Е МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГУ «ГЛАВНЫЙ ВОЕННЫЙ КЛИНИЧЕСКИЙ ГОСПИТАЛЬ ИМЕНИ АКАДЕМИКА Н.Н. БУРДЕНКО МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» Роль Московской гошпитали в становлении и развитии отечественного государственного больничного дела, медицинского образования и науки Материалы научно-исторической конференции, посвященной 300-летию со дня открытия ГВКГ им. Н.Н. Бурденко 7 декабря 2007 г. Москва ГВКГ им. Н.Н....»

«Издано в алтгу Неверовские чтения : материалы III Всероссийской (с международным участием) конференции, посвященной 80-летию со дня рождения профессора В.И. Неверова : в 2 т. Т. I: Актуальные проблемы политических наук / под ред. П.К. Дашковского, Ю.Ф. Кирюшина. – Барнаул : Изд-во Алт. ун-та, 2010. – 231 с. ISBN 978-5-7904-1007-9 Представлены материалы Всероссийской (с международным участием) конференции «Неверовские чтения», посвященной 80-летию со дня рождения профессора, заслуженного...»

«Международная ассамблея «Русский Крым: историко-цивилизационные корни» 12-13 мая 2014 г. Дайджест СМИ Международная Ассамблея «Русский Крым: историкоцивилизационные корни» Пост-релиз 12–13 мая 2014 года в Крыму по инициативе Института стран СНГ состоялась Международная Ассамблея «Русский Крым: историко-цивилизационные корни». Идея проведения Ассамблеи прямым образом связана с историческим фактом воссоединения Крыма с Россией и была поддержана руководителями Республики Крым и города Севастополя,...»

«ISSN 2412-9704 НОВАЯ НАУКА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 04 ноября 2015 г. Часть 1 СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ: Международное научное периодическое...»

«Обязательный экземпляр документов Архангельской области. Новые поступления октябрь декабрь 2013 года ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ ТЕХНИКА СЕЛЬСКОЕ И ЛЕСНОЕ ХОЗЯЙСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЕ. МЕДИЦИНСКИЕ НАУКИ. ФИЗКУЛЬТУРА И СПОРТ ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ. СОЦИОЛОГИЯ. ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ЭКОНОМИКА ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ. ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО. 10 Сборники законодательных актов региональных органов власти и управления КУЛЬТУРА. НАУКА ОБРАЗОВАНИЕ ИСКУССТВО ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ....»

«Российская академия наук Институт восточных рукописей Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга Труды участников научной конференции Санкт Петербург Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга Печатается по постановлению Ученого совета ИВР РАН Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга Труды участников научной конференции Составители: Т. В. Ермакова, Е. П. Островская Научный редактор и автор предисловия: Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга М. И. Воробьева...»

«Этнические взаимодействия на Южном Урале VI Всероссийская научная конференция г. Челябинск 28 сентября — 2 октября 2015 года Южно-Уральский государственный университет (национальный исследовательский университет) Южно-Уральский филиал Института истории и археологии Уральского отделения Российской академии наук Челябинский государственный университет Челябинский государственный педагогический университет Челябинский государственный историко-культурный заповедник «Аркаим» Министерство культуры...»

«Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза Материалы Всероссийской научной конференции (Москва, 3 апреля 2012 г.) Москва Научный эксперт УДК 001.89:009(063) ББК 72.4(2)в7 Г-9 Редакционно-издательская группа: С.С. Сулакшин (руководитель), М.В. Вилисов, C.Г. Кара-Мурза, Е.С. Сазонова, Е.Э.Буянова, И.Ю. Колесник, Г.Г. Каримова, М.В. Деева, Ю.А. Зачесова Г-94 Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза....»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.