WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 13 |

«Посвящается Году российской истории ВОПРОСЫ КАЗАЧЬЕЙ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ Выпуск Майкоп УДК 94(470.6)(082) ББК 63.3(235.7) В 7 Редакторы-составители: кандидат социологических наук М.Е. ...»

-- [ Страница 7 ] --

Взаимосвязи адыгов и русских, адыгов и казаков в музыкальном песенном фольклоре содержат нотные записи известного фольклориста, бывшего регента кубанского казачьего хора Григория Митрофановича Концевича. Песни и инструментальные наигрыши, записанные им в 1931 г. в период проведения экспедиции научно-исследовательского института Адыгоблсовнарпроса, в настоящее время хранятся в архиве АРИГИ [11] и рассматриваются нами как исторический источник. Предваряя изучение некоторых образцов, отметим, что в статье, написанной в Краснодаре 12 марта 1931 г.

, Г.М. Концевич обращал внимание на то, что «обстоятельное изучение народных песен возможно только при непременном условии точной записи мелодии и текста. Кроме того, должен быть выработан строго определенный план, заключающийся, примерно, хотя бы в … анкетной форме» [12. ЛЛ. 1-5]. По мнению собирателя, такой план должен был включать в себя краткое, но всесторонне точное описание автономной области или населенного пункта, его географические и климатические условия; национальность, проживающую на данной территории, ее происхождение; занятие жителей, их быт и семейный уклад; особенности языка и культуры. Среди обязательных пунктов анкеты Г.М. Концевич выделяет дату записи музыкального образца, содержащую год, месяц и число фиксации; фамилию, имя, отчество певца (певицы, сочинителя-творца, музыканта), их возраст, грамотность, тембр исполнения; фотографические снимки типичных представителей; точный адрес. При записи инструментальной народной музыки непременным условием являлось наличие перечня старинных и новейших народных музыкальных инструментов, их название, происхождение; подробное описание, способ исполнения музыкальных произведений; фотография. Содержание каждой песни и мелодию рекомендовалось записывать полностью, а не ограничиваться только первым четверостишием, а также группировать песни по содержанию.

При нотации мелодий следовало руководствоваться общепринятыми правилами теории музыки, но заглавие каждой песни всегда остается за исполнителем. В примечаниях записи одной из песен Г.М. Концевич отмечает: «Чтобы записать не только точно, но хотя бы приблизительно, нотными знаками некоторые песни-сказания, … выразить интонацию (особенности звукового оттенка в пении, в выговоре слов и т.п.), нужно обладать, прежде всего, языком, а вернее – быть черкесом музыкально образованным и с этнографическим опытом» [11. Л. 130]. В своих фольклорных записях Г.М. Концевич строго придерживался этих правил. Вот некоторые примеры записи из его сборника.

Песня «Касей иорэд» (раздел песни-жалобы и сетования) была записана Г.М. Концевичем 18 июля 1931 г. в ауле Понежукай от вдовы Тлибзу Чебахан (23 г.). Песня сочинена в 20-е годы XX в. В ней поется о том, что молодая дочь Туфаноковых из аула Вочепший была продана жестокими братьями за 300 рублей нелюбимому старику из аула Понежукай. Вскоре она умерла от горя, оставив после себя песню, в которой сетует на свою судьбу, невозможность соединить свою жизнь с любимым Касеем. Григорий Митрофанович отмечал, что это была «популярная песня всех черкесов в Адыгее. В этой песне описывалась жалоба девушки на насильную выдачу замуж за нелюба. Основной мотив песни, сочиненный черкешенками, не записан – «утерян». Русские девицы варьировали ее на свой лад;

данная переделанная мелодия понравилась и закреплена» [11. Л. 21].

В ауле Афипсип 25 июня 1931 г. записана шапсугская старинная песня «Тфокотль» – вольный трудящийся хлебороб (помещена в раздел песни-раздумья). Она сочинена неизвестным автором в верховьях реки Абин. Г.М. Концевич отмечал, что поют ее охотно старики и молодежь, в свободные часы, чаще в осенние долгие вечера. «Певцы поют, сидя на стульях, скамейках, покойно и сосредоточенно в головных уборах (шапках, шляпах, картузах) в живописных позах. У окон дома, в которых происходила запись, несколько человек слушателей. Женщин не было. Комната переполнена посетителями» – так описывал собиратель процесс записи песни. Вся группа исполнителей, в которую входили Хатхе Хасан, 67 лет (скрипка), Ачмиз Магомет, 68 лет (сказитель), хористы: Ханэ Ханащхоз, 60 лет, Чухо Ибрагим, 65 лет, Мед Ахмет, 72 года, была запечатлена художником Коваленко И.В. Слова на черкесском языке записаны знатоком фольклора, участником всех научных экспедиций в Адыгее – И.С. Цеем. Кроме того, первые четыре четверостишия переведены собирателем на русский язык в вольном изложении [11. Л. 105].

Среди населенных пунктов, в которых производилась запись песен и инструментальных наигрышей адыгов, Г.М. Концевич особенно выделял аул Панахес. Он отмечал, что певцы и музыканты этого аула отличаются «необычной любовью к музыке и пению. Во время домашних развлечений исполнители настолько увлекаются музыкой, что часто забывают свои служебные и домашние обязанности, не считаясь временем» [11. Л. 98].

Записывая хороводную песню (уджиоред, 28 июля), музыкант делает заметки о том, что камылисты «играют духом» по выражению Коджисавы, который считается одним из лучших игроков во всей Адыгее» [11. Л. 98].

В разделе «Музыка к танцам удж» помещена свадебная плясовая «Туруту-кашу», записанная 30 июня 1931 г. в ауле Понежукай. Ее исполнителями были Каратабан Карагулан, 58 лет (камыль), Коджесав Бирам, 48 лет (пхачич) и хор. Г.М. Концевич предполагает происхождение мелодии этого танца «от польских добровольцев, участвующих в войне против русских вместе с черкесами. Это попарный танец. Танцуют вдвоем: мужчина и девушка. Замужние, а тем более старушки, не принимают участие в танцах. Некоторые из мужчин манерно вдвоем танцевали, обнявши левой рукой стан другого, занимая самую незначительную площадь небольшой комнаты» [11. Л. 123].

В ауле Понежукай 17 июля 1931 г. была записана песня о Бате Хаджебираме (раздел плачевые песни). Г.М. Концевич отмечает, что она сочинена шапсугскими женщинами. В примечаниях к песне дано краткое содержание события: «35 лет тому назад был совершен черкесами грабеж Елизаветинского станичного правления: Батом Хаджебирамом, Пчегатлуковым Цака и др. Внутри правления произошел рукопашный бой казаков с абреками (хаджиретами), ранили одного казака и прострелили портрет Александра III-го. У абреков же казаки порубили шашками шапки, пояс и черкески. Отступившие абреки оставили шапку, по которой долго искали во многих аулах владельца, но не нашли его. В подозрении и на опознание был вызван и Хаджибиек Якуб (певец этой песни).

Фактически ограбление было произведено скрывавшимися в то время от властей абреками:

Чамоко Якуб, Чилесхитен Хут и Меремуко Ибрагим. Повешенные соучастники Бат и Пчехатлуко не выдали их» [11. Л. 137].

В раздел «мемориальные песни» Г.М. Концевичем включена песня Тфишатльские всадники. Она записана в ауле Афипсип 28 июня 1931 г. от Схаляхо Али, 42 лет. Это военно-историческая песня. В ней повествуется о сражении 15 черкесских всадников с Донскими казаками в долине Хохой между Суворово-Черкесским аулом и станицей Гостагаевской [11. Л.

188].

Разделу «песни жалобы и сетования» принадлежит песня «Карачаевские всадники». Она записана в ауле Понежукай 13 июля 1931 г. По решительному заявлению ее исполнителя И.С. Цея, песня «раньше исполнялась только так». Однако собиратель записывает вариант песни в исполнении народного певца Хахука Салех. А в примечании к записи значится, что эта песня пользовалась «исключительной популярностью среди черкес в 1919

– 20-х годах». Г.М. Концевич отмечал, что «всю дорогу (3-4 часа) до Понежукая наша экспедиция и извозчик – певец-исполнитель Хахука Салех (черкес) увлекались мелодией этой песни, исполняя ее без слов, бесконечно…» [11. Л. 166].

Примечательно, что Г.М. Концевич в своих песенных и инструментальных записях уделял внимание и бытующим в народе исполнительским приемам. Так, в ауле Хатажукай 16 августа 1931 г. от гармониста Паго Хажунок Билимихова (55 лет) была записана песня-танец «Кулацейиоред». Паго – лучший гармонист в Адыгее. Собиратель давал пояснение, что данный вариант – это первая мелодия, сыгранная Паго 30 лет тому назад на свадьбе князя Болотокова Хатджуко. Первые уроки игры на гармонике он получил у девицы-черкешенки Чесебиевой Куляц. А вот увиденный Г.М. Концевичем и документально закрепленный музыкантом прием игры: «Приподнести играющую к лицу гостя гармонику – значит «величать» его» [11. Л. 24].

В записях, выполненных Г.М. Концевичем, отражены многие исторические события разной степени давности. Например, военные действия между шапсугами и бжедугами на реке Бзиюк в 1796 г.

[11. Л. 42], старинная песня про войну сочинена лет 150 тому назад [11. Л. 54] и др. Песня Абатовых, записанная в ауле Панахес 30 июня 1931 г., воспевает фамилию знаменитого черкесского рода. В примечаниях к песне значится, что один из присутствующих почтенных стариков поражался способом записи песен и точности передачи записанного. Другой, кивая головой на собирателя, отвечал: «Наш черкесский старик!». Третий, отвечая на вопрос, обращенный к слушателям и исполнителям о точности записанной песни, констатировал: «официально правильно» [11. Л. 131].

Таким образом, вслед за Г.М. Концевичем мы утверждаем, что народную песню, мелодию всегда следует воспринимать и рассматривать как «высокоценный художественный материал, который не только внесет живую струю в общий поток этнографии, но и по нему можно проследить исторический путь той или иной народности» [13. Л. 23], выявить и укрепить взаимосвязи в различных сферах культурной жизни и быта народа.

Рассматривая проблему культурных взаимосвязей казаков и адыгов в пространстве исторической памяти, обратимся к художественному образцу второй половины XX в. – песне «Адыги» на музыку Заура Тутова, слова Исхака Машбаша в переводе Валентины Твороговой. Стихотворение «Адыги» явилось результатом туристической поездки И. Машбаша в Сирию и Ливан в апреле 1969 г. в составе делегации писателей и поэтов республик Северного Кавказа. Помимо знакомства с культурой и бытом зарубежных стран, представители делегации поставили перед собой задачу поиска потомков мухаджиров, которые волею судьбы оказались на чужбине после окончания русско-кавказской войны (1763-1864 гг.). Один из участников поездки писал, что увиденное и услышанное литераторы принимали очень близко к сердцу. И. Машбаш часами рассказывал зарубежным соотечественникам о Кавказе, о литературе его народов, о жизни простых людей. «Если выпадали свободные минуты, Исхак делал записи в блокнот. Это были черновые наброски его новых стихов» [14. С. 4]. Вернувшись из поездки, Машбаш написал стихотворение, посвященное трагическим страницам истории народа. «В стихотворении «Адыги» слились воедино красота народного обычая, романтическая образность авторского видения и историзм его художественного мышления» [15]. Обратим внимание, что в данном стихотворении и написанном впоследствии романе с одноименным названием, «из сложных переплетений разнохарактерных явлений объективный взгляд писателя выхватывает не только сюжеты из истории сопротивления горцев безжалостному натиску машины имперской военщины, но и яркие эпизоды совместных русско-адыгских действий в самых различных сферах жизни…» [16. С. 18]. Мелодия песни З.

Тутова стала «своеобразным эстрадным гимном» адыгов [17]. Певец и композитор вспоминает: «К большому сожалению, даже тогда, 22 года назад, историю знали не все. Адыги… Кто они? У известного адыгейского поэта Исхака Машбаша мне встретились стихи именно с таким названием.

…Я выбрал именно то, что запало мне в душу, и написал к ним музыку, думая, что хотя бы через песню, тем более она звучит на русском языке, люди будут узнавать, кто такие адыги» [17]. Песня стала популярной и известна не только в Адыгее, на Северном Кавказе и в России, но и во всем мире. Как знать, может быть, спустя десятилетия этот художественный образец так же, как и документы XIX в, может стать историческим источником к познанию мира, культуры и быта казаков и адыгов, их культурному взаимодействию в различных сферах? Ведь слова песни гласят:

Давно не пахнут порохом ущелья, Давно над ними пули не поют.

Бывает жарко только от веселья, Когда невесту замуж выдают.

Живут адыги на земле людей.

Смеются солнцу. Добрых ждут дождей.

Детей растят и собирают в путь, Благословляя: «Человеком будь» [18. С. 236].

Примечания:

1. Флиер А.Я. Культурология для культурологов: учеб. пособие для магистрантов, аспирантов и соискателей. 2-е изд, испр. и доп. М., 2009.

2. Архив Адыгейского республиканского института гуманитарных исследований (далее – АРИГИ). О кавказских песнях // История 44-го Драгунского Его Императорского величества Государя Наследника Цесаревича полка. Т. VIII. Составилъ В.

Потто. С.-Пб., 1895.

3. Павел Христофорович Граббе // Мегаэнциклопедия Кирилла и Мефодия. Режим доступа – http: // www.megabook.ru/Article.asp?AID=626223.

4. Генерал Павел Христофорович Граббе Режим доступа – http:

//ru.wikipedia.org/wiki%C3%F0%E0%EI%\

5. Режим доступа - http://forum.fstanitsa.ru/vientopic.php?&=41=3

6. Из записок П.Х. Граббе. М., 1873.

7. Толстой В.С. Характеристики русских генералов на Кавказе / Публ. [вступ.

ст. и примеч.] В.М. Безотосного // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах. Мю: Студия ТРИТЭ: Рос. Архив, 1996. С. 202-244. Т. VII.

8. Фрейтаг Роберт Карлович // Большая биографическая энциклопедия. Режим доступа – http://dic. academic.ru/dic.nsf/enc_biograpfy/30216/%D0%A4%DI%80%D0.

9. Генерал Фрейтаг и его боевые товарищи. Три эпизода из истории завоевания Кавказа. 1843. (Из бумаг сенатора, генерал-лейтенанта А.А. Волоцкого). /Сообщение и комментарии А.В. Волоцкого // Русская старина. 1843. Т. 7. №6. С. 815-842. Сетевая версия – М. Бабичев, 2007. Режим доступа – http://www.mwea.ru/texts/Genf/_BT_RS73_7_6.htm.

10. Громова Е. Губернатор – императору // Ставропольская правда. 2009. 14 мая. Режим доступа – http://stavropol.russiaregionpress.ru/archives/550.

11. Архив АРИГИ. Ф. 1. Папка 26. Инв. №1-120.

12. Концевич Г.М. Этнографическая музыка. Народное творчество прошлого и настоящего времени. Краснодар, 1931. 12 марта // Архив АРИГИ. Ф. 1. Папка 27.

Д. 63.

13. Записки профессора Концевича Григория Митрофановича. Архив АНИИ.

Ф. 1. Папка 27-2. Д. 1.

14. Хафицэ М. Духовная вершина великого адыга // Литературная КабардиноБалкария. 2011. №2.

15. Баков Х. Мэтр адыгской поэзии // Советская Адыгея. 2011. № 1. Интернет издание. Режим доступа – http://www.sov-adyg.ru/index.php?=5859.

16. Кауфов Х. И хоть по мне черкеска сшита… // Литературная КабардиноБалкария. 2011. №2.

17. Заур Тутов: встреча с талантом. Режим доступа – http://www.adygapostpredstvo.ru/newarticle22/119-zaurtutov.html.

18 Машбаш И. Адыги // Собр. соч. в 7-ми т. Майкоп, 2001. Т. 1.

О.Д. Макагоренко Народные игры как элемент взаимопроникновения культур и способ обеспечения духовной преемственности поколений «Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно;

не уважать оной есть постыдное малодушие»

А.С. Пушкин Да, прекрасно сказано, но чтобы гордиться славой своих предков, надо знать их историю, культуру, искусство, обычаи и традиции.

Проблема культуры межнациональных отношений всегда стоит остро перед каждой многонациональной страной, а в нашей стране эта проблема стоит сейчас еще острее, чем проблема экономики. За годы, так называемой, «дружбы народов» и «полного интернационализма» в каждом народе подавлялось все национальное, все самое лучшее, мудрое, что складывалось веками и что было присуще только данному народу.

Замечательным плодом народного творчества, игравшим большую роль в духовной жизни народов в XVIII в. и начале XIX в., является богатый и своеобразный фольклор Северного Кавказа, включающий в себя и народные игры.

В течение исторического пути у каждого народа складываются свои самобытные черты национальной культуры. Помочь детям постичь своеобразие, красоту, гармонию культур разных народов призваны народные подвижные игры. В этом заключается большое познавательное и воспитательное значение национальных игр. Более того, совершенно очевидно, что знакомство с культурными традициями совершенствует эстетический вкус у детей.

Национальные игры играют большую роль и в физическом развитии детей. Они воспитывают волю, мужество, стремление к победе.

Национальная культура каждого народа – это форма проявления местной природы. Кубань, в силу особенностей своего исторического развития, является уникальным регионом, где на протяжении двух веков взаимодействовали, взаимопроникали и формировались в одно целое элементы культур южнорусских, восточно-украинских и других местных народов. Поэтому культура каждого народа во многом меняется на протяжении веков. У адыгов и казаков испокон веков вырабатывался свой самобытный нравственный уклад, своя духовная культура. Было много обычаев и традиций, облагораживающих жизнь людей. Они проявлялись и в отношении к народу, и в поэзии земледельческого труда, и в устном народном творчестве, и в удивительных народных ремеслах, и в красоте одежды, и в прославленных законах собственного или национального гостеприимства, и в добрых обычаях хорошего тона и правилах приличия.

Своеобразие происхождения кубанского казачества (от украинского и русского) определило особенности его фольклора. У черноморцев были распространены украинские чумацкие песни и думы, по станицам часто странствовали кобзари (народные певцы). Основу песенного репертуара составляли историко-героические старинные песни. Богатой была и военно-историческая тематика.

Свободное время станичники проводили в «беседах», на «посиделках» и в играх. Особое разнообразие в жизнь казачества вносили праздники и воскресенья; после церковной службы часто устраивались ярмарки, скачки, другие развлечения. Казаки были большими любителями хорового пения, военно-спортивных состязаний и игр.

И у адыгов также большое развитие получили музыкальный фольклор, хореография, а также народные игры и спортивные состязания (борьба, скачки и др.). Разработан народный календарь, хорошо развиты народная медицина и ветеринария. Сохранялись элементы традиционных верований, связанные с культами природы.

Устное народное творчество – это, по преимуществу, дописьменная педагогика, устное педагогическое творчество народа. Оно имеет своей целью сохранение и распространение совокупности целей и задач, путей и средств воспитания и обучения в их взаимной связи, педагогических навыков и приемов, применяемых людьми в целях привития личности качеств, желательных народу [1. С. 59].

В устном народном творчестве адыгов отразились их «убеждения в том, каков должен быть человек». Этот идеальный человек соответствует характеру народа, определяется его общественной жизнью. Как и у других народов, основной целью воспитания адыгов являлось воспроизведение идеала в отдельных личностях. Это находило конкретное проявление в стремлении передать детям физические и душевные качества родителей.

Игры издавна служили средством самопознания, здесь проявляли свои лучшие качества: доброту, благородство, взаимовыручку, самопожертвование ради других. После тяжелого трудового дня взрослые с удовольствием принимали участие в играх детей, обучая их, как надо развлекаться и отдыхать. Чем с большим увлечением и непринужденностью играют дети, тем с большею свободою проявляется национальный характер игры.

Что несет в себе народная игра и как она создается?

С самого раннего детства ребенок знакомится с игрой. Самые обыкновенные игры имеет многовековую историю. Они сохранились и дошли до наших дней из глубокой старины, передавались из поколения в поколение, вбирая в себя лучшие национальные традиции.

В культуру каждого народа входят созданные им игры. В жизни русского народа различного вида игры и игрища с древнейших времен занимали видное место. На протяжении веков эти игры сопутствуют повседневной жизни детей и взрослых, вырабатывают жизненно важные качества: выносливость, силу, ловкость, быстроту, прививают честность, справедливость и достоинство.

Прежде всего, игры служат несомненным доказательством таланта народа.

Игрушки и игры нередко первыми воспитывают нас, давая первый толчок для становления характера. Интерес и чувство удовольствия, радости сопровождают игру.

В национальных играх мы знакомимся с привычками и обычаями местности, семейной жизни, среды, нас окружающей. В игре мы живем;

все творчество проявляется здесь во всей силе; в игре проявляется весь облик играющих с их вкусами, наклонностями, умственным складом и дарованиями. Игра приводит в движение все существо ребенка: как физическое, так и духовное. Начиная играть, мы хотим именно играть, т.е. приятно провести время, и эта приятность игры побуждает нас иногда играть до полного утомления, до тех пор, пока есть у нас какие-нибудь силы для игры. Игры включают в себя элемент борьбы, состязания, и, следовательно, вызывают эмоции радости, опасения и побуждают к осторожности и этим увлекают нас, детей. Но чтобы раскрыть полностью значение народной игры, надо учитывать и национальную особенность, и ее истоки, и местный колорит.

Многие игры зародились еще в первобытнообщинном строе. Но сведений об этом почти не осталось. Древние летописцы увлекались больше строем жизни взрослых людей, описанием их войн и характеров предводителей, словом, более политической стороной жизни, детям обыкновенно уделяли слишком мало внимания, а игры их представляли себе, повидимому, как едва ли позволительные детские шалости.

Большинство народных игр уходит корнями в религию. Например, одной из причин появления подвижных игр являются обрядовые игры.

Значительная часть народного русского творчества связана с язычеством.

Языческая романтика придавала особую красочность русской народной культуре.

Верования племен основывались на поклонении солнцу, огню, воде и земле.

Человек ожидал от природы ниспослания земных благ, почитая предков, произнося магические заклинания и принося жертвы духам или богам.

В языческой культуре Древней Руси не существовало обособленной касты жрецов, жертвоприношения и молебны совершались любым человеком у жертвенников и статуй почитаемых тогда богов (Ярило – солнце, Велёс – покровитель скота, Мокошь – богиня воды, дождя, Сварог – бог оружия, неба и небесного огня).

Все это отразилось в играх, которые являлись частью жизни русского народа.

Игрою пронизаны в разной степени практически все области устного народного творчества: от песни, которая «играется», и до свадьбы. Особые формы ритуально-игрового поведения можно найти в календарных обрядах и народных игрищах, устраиваемых на Святки, Масленицу, Троицу, в Купальскую ночь и т.д.

Игра в это время была не просто развлечением, а способом организации хозяйственной, семейной и общественной жизни человека. Игра учила и наставляла. Игра развивала все человеческие способности: сообразительность, наблюдательность, ловкость, выносливость, пластичность, умение общаться так, как этого требуют обстоятельства.

Интересным примером является игра-обряд, во время исполнения которой пелись песни с обязательным упоминанием Лады.

Все народные подвижные игры имеют большое значение, так как требуют активного участия всех сил: с ловким, проворным движением тела соединяется смело задуманный план, быстрота решения, осмотрительность при его выполнении, присутствие духа в непредвиденных случаях, неутомимость и настойчивость в проведении плана к строго намеченной цели.

С древнейших времен до нас дошли сведения об играх с мячом. В древних русских летописях есть упоминание о народной игре – лапте. Да и среди предметов, найденных при раскопках древнего Новгорода, обнаружено немало мячей и сама лапта (палка-бита), давшая название игре.

Значит, более тысячи лет живет эта игра в народе.

Еще во времена Петра I лапта была любимейшей молодецкой забавой. Следует отметить, что лапта – не только русская игра. У разных народов мира есть много родственных игр. Они имеют свои правила и называются по-разному: у англичан – крикет, у американцев – бейсбол, софтбол, у кубинцев – пелота, у румын – ойма, у финнов – песа палло, у немцев – шлагбал. Норвежские археологи при раскопках находят биты для игры в лапту, которая у викингов пользовалась успехом. У адыгов похожая игра на лапту – игра в мяч (Iэгуао).

Игра в мяч (Iэгуао). В этой игре принимали участие все мальчики и девочки. Игроки делились на две группы. Назначали двух ведущих. Участники игры, кроме ведущих, становились парами, и каждая группа выбирала себе определенное имя, одна группа называла себя «дикой кошкой», другая – «домашней кошкой». После этого обе группы возвращались к ведущим со словами: выбирай, старшина «дикую кошку» или «домашнюю кошку». Один из ведущих (старший по возрасту) говорил: «Дикую кошку». Группа с именем «дикой кошки» переходила на его сторону, а другая группа на сторону второго ведущего. После этого начиналась игра в мяч.

На поле намечали два конца, расстояние между которыми составляло от 30 до 50 м. На том и другом концах забивали по столбу. Участники первой группы поочередно изо всех сил бросали мяч вперед. Игрок, бросивший мяч, бежал на другой конец поля. Игроки второй группы старались схватить мяч и ударить им бежавшего игрока. Если мяч не попадал в него, то первая группа опять выбрасывала мяч в поле. В противном случае мяч переходил ко второй группе.

А теперь сравним эту игру с русской лаптой.

Лапта – игра командная. Играют две команды. Каждая команда состоит из 10 игроков. В лапте не нужно забивать голы, забрасывать мячи в корзину, здесь результат определяется количеством удачно проведенных перебежек, за которые команде начисляются очки. Каждая команда старается играть как можно дольше в нападении, ведь только игра в нападении позволяет сделать результативную перебежку. В защите же можно набирать очки за пойманные с лёта мячи. Бег, прыжки, метание мяча, ловля, удары битой и игровая ориентировка составляют основу игры Очень много общего, а самое главное – эта игра воспитывает командный дух, вне зависимости от того, к какому народу она относится.

Народные игры чаще всего задействуют всю семью, так как создавались, чтобы коротать долгие зимние вечера. Они интересны и детям, и взрослым. Эти игры помогают почувствовать семейную сплоченность, дают нам возможность пообщаться со своими родителями в процессе увлекательной игры. А что может быть лучше.

Бирюльки. Это старинная игра. Состоит она из различных деревянных фигурок, уложенных в горшочек, деревянное яблоко, мешочек или другую емкость. Эти фигурки и называются бирюльками. Бирюльки высыпаются на стол, и игроки по очереди вытаскивают по одной фигурке из общей кучи. Вытаскиваются бирюльки с помощью специального крючка на палочке. Главное условие – вытащить бирюльку так, чтобы не пошевелить соседние. Тот, кто нарушает правило, лишается своего хода. Игра оканчивается в тот момент, когда вся кучка разобрана. И победителем является, конечно, тот, кто набрал больше всего фигурок. Есть еще аналогичная игра в палочки-бирюльки, в нее играть гораздо сложнее, так как крупные фигурки заменены там тонкими деревянными палочками, тем самым, она подходит для взрослых и детей постарше.

К настольным играм адыгов относились: гъунд-гъунд-къал (къундкъал) – игра, в которой демонстрировалось военное искусство по взятию крепостей: пхъэкIэн – национальная игра в шашки, акIтен – игра с 5-7 камешками. Настольная игра (гъунд-гъунд-къал) заключалась в том, что на длинную широкую скамью с резьбой наносили план какой-нибудь крепости, например, план Гъунд-гъунд-къал. По обеим сторонам скамьи садились два противника: один – нападающий, другой – обороняющийся, остальные в качестве болельщиков следили за ходом игры. В руках игроков находились специально выстроганные палочки с конусовидным концом (в виде указателя). Игроки вели разведку при помощи этих палочек. Острый конец палочки не выходил за пределы линии (резьбы). Внутри крепости палочки противников шли навстречу одна другой с целью разбить противника на пути. Палочка мастера «военного искусства» могла маневрировать, не встретившись с палочкой командира, оборонявшего войска крепости. Таким образом, крепость могла оказаться в руках противника.

В народных играх много юмора, шуток, соревновательного задора;

движения точны и образны, часто сопровождаются неожиданными веселыми моментами, заманчивыми и любимыми нами считалками, жеребьевками, потешками. Так, например, зачины дают возможность быстро организовать игроков, настроить их на выбор водящего, безоговорочное и точное выполнение правил. Этому способствуют ритмичность, напевность или характерное скандирование считалок, предшествующих игре:

Катился горох по блюду, Ты води, а я не буду.

Я куплю себе дуду И по улице пойду,

Громче, дудочка, дуди:

Мы играем, ты води.

Помимо считалок, существуют и жеребьевки, которые также создают эмоциональное настроение и увлекают самим процессом игры. Они применяются в тех случаях, когда детям необходимо разделиться на команды. Например, игроки выбирают путем считалки сначала двух детей, а они, договорившись, кто из них как будет называться, встают в пару и, подняв вверх соединенные руки, образуют воротца. Остальные играющие друг за другом проходят или пробегают в эти воротца [2. С. 224].

Последнего ворота задерживают, игроки опускают руки и тихо спрашивают:

Конь вороной остался под горой.

Выбираешь какого коня:

Сивого или златогривого?

Спортивная борьба (бэнэн). Она являлась одним из любимых народных видов спорта и занимала одно из почетнейших мест в физическом воспитании народа как важное средство всестороннего физического развития. Простейшие приемы народной борьбы возникали в глубокой древности и широко применялись для защиты и нападения. Приемы борьбы имели целью захватить и бросить противника на землю.

Искусство борьбы как вид физических упражнений и развлечений развивалось народом, но борьбой занимались и господствующие классы.

В сборнике древнерусских стихотворений описана борьба при дворе Ивана Грозного между его шурином Мастрюком Темрюковичем и борцами царя:

Изошел он семь городов, поборол он семьдесят борцов И по себе борца нашел, – И только он думает ему вера поборотная есть у царя в каменной Москве.

С борцами сходится Мастрюк Темрюкович:

Борьба его учёная, борьба черкесская, Колесом он бороться пошел… Адыги боролись, состязались преимущественно в силе, но по договоренности борцов и с разрешения судейской комиссии допускались захваты ногами (подножка). В такой борьбе победителем считался тот, кто захватит и перегнет противника в поясничном и грудных отделах позвоночника назад до такого положения, при котором тот коснется земли лопатками, а у некоторых племен, когда противник коснется земли затылком. Разрешалось проводить броски в сторону с предварительным подниманием противника на себя.

В борьбе соблюдались неписанные правила:

нельзя было брать противника за шею, за голову, за руки, за ноги, наносить удары.

Народной борьбе начинали обучать с раннего возраста. Сначала обучал детей отец, а когда они подрастали, ими занимался народный борец аула, который в совершенстве владел техникой приемов борьбы и всеми ее тонкостями, да и сами соревнования являлись хорошей школой.

Местом для борьбы служила обычно аульная площадь (пчэгу). По народной адыгейской борьбе часто устраивались состязания. Весовых категорий не было, но участников подбирали обычно по их силе и опытности.

Костюмом борцов служили шаровары из плотной, но мягкой ткани, рубашка из тонкого холста (парусины) с засученными рукавами, адыгейский башлык или парусиновое полотенце, кожаные мягкие адыгейские чувяки.

Для соревнований на аульской площади вычерчивался круг диаметром 6м, а иногда такой круг образовывался зрителями. К участию в соревнованиях допускались отдельно юноши и мужчины. Начало борьбы происходило по вызову судьи в круг, и борьба шла до полной победы одного из борцов.

Для руководства состязаниями избиралась судейская коллегия из почетных стариков, которые в молодости сами участвовали в такой борьбе, знали все ее тонкости и неписанные правила.

Среди молодежи в дни народных праздников устраивались состязания на первенство аула.

Таким образом, адыгейскому народу издревле были известные многочисленные физические упражнения и игры. Особенно развиты были джигитовка, стрельба из лука, единоборства, поднятие тяжестей, фехтование. На народных праздниках адыгов устраивались состязания по верховой езде, борьбе, бегу, метанию копья, камня, стрельбе из лука, демонстрировались конное и пешее единоборство. Кроме того, на таких праздниках устраивались конные и пешие народные игры. На эти игры и состязания съезжались целые племена.

Большинство из них проводилось на свежем воздухе во все времена года. Наиболее распространенными были игры, связанные с прыжками, бегом, борьбой. Много было игр, связанных с трудовой и бытовой деятельностью, были военные игры, и, наконец, игры, связанные с культовыми обрядами. Эти игры способствовали физической закалке адыгейской молодежи, выработке у нее сноровки и других ценных физических качеств.

Таким образом, проанализировав историю возникновения национальных игр, сравнив их, можно прийти к выводу:

– многие игры зародились еще в первобытнообщинном строе и одной из причин появления игр являются обрядовые игры;

– игра была не просто развлечением, а способом организации хозяйственной, семейной и общественной жизни человека, она учила и наставляла, развивала все человеческие способности: сообразительность, наблюдательность, ловкость, выносливость.

Интерес и чувство удовольствия, радости сопровождают игру. В национальных играх мы приобретаем знакомство с привычками и обычаями местности, семейной жизни, известной среды, нас окружающей картины автора можно назвать добрыми, так как приносят людям радость.

Народные игры казаков и адыгов имеют много общих черт и несут в себе большой воспитательный потенциал.

Следует отметить, что на всех этапах истории Кавказа, народные игры, праздники и обряды многих народов оформляли наиболее памятные события общественной жизни, содействовали удовлетворению духовных потребностей людей и культурному развитию личности. Праздники и игры являются специфической формой выражения образа жизни и передачи духовных ценностей, способом обеспечения духовной преемственности поколений и показателем взаимопроникновения культур.

Кино, телевидение, компьютеры и прочие технические блага цивилизации при всех своих достоинствах обладают одним значительным минусом – они отдаляют людей друг от друга, принося развлечения, за которыми не надо выходить из дома, встречаться и общаться с другими людьми. Но народные игрища и гуляния продолжают объединять людей и попрежнему выводят народ на улицы, позволяют вспомнить полузабытые традиции. Остается пожелать, чтобы обычаи не угасали, не вырождались, а сохранялись для наших детей и внуков, чтобы связь времен и народов не прерывалась.

Примечания:

1. Гамзатов Р. Мой Дагестан. Махачкала, 1974.

2. Детские народные подвижные игры: Кн. для воспитателей дет. сада и родителей. Сост. А.В. Кенеман, Т.И. Осокина М., 1995.

В.Н. Мальцев В.А. Потто о формировании государственного административного управления казачьими войсками на Северном Кавказе В XIX – начале XIX вв. формируется историография казачества Северного Кавказа. Одним из первых авторов, систематизировавших исторические сведения о поселении казаков на Северном Кавказе, различных сторонах их жизни, общественном устройстве и военном быте являлся Василий Александрович Потто (1836 – 1911 гг.), известный военный историк того времени. Потомственный военный, он участвовал в Крымской войне (на её Кавказском фронте, при взятии турецкой крепости Карс) и подавлении польского восстания 1863 – 1864 гг. В 60 – 70-е гг. В.А. Потто преподавал в Николаевском кавалерийском и Оренбургском казачьем юнкерском военных училищах. С 1870 по 1881 гг. он являлся начальником Оренбургского казачьего юнкерского военного училища. В 1887 г. полковник В.А. Потто был направлен в войска Кавказского военного округа.

В 1896 г. он был назначен начальником военно-исторического отдела при штабе Кавказского военного округа и вскоре произведён в генералмайоры. С 1907 г. В.А. Потто – генерал-лейтенант. Именно в эти годы раскрылись способности В.А. Потто как военного историка и, в том числе, как историка кавказского казачества.

Предметом изучения в настоящей статье стали подходы В.А. Потто к процессам формирования государственного административного управления казаками Северного Кавказа, изложенные им в работе «Два века терского казачества (1577 – 1801)». Этот труд военного историка, создававшийся им в 1903 – 1911 гг. и оставшийся незавершённым, занимает особое место в его историческом наследии ввиду полноты описания истории терских казаков с включением её в историю Северного Кавказа и разработкой проблематики по истории казачества Кавказа. Одной из таких проблем являлись вопросы взаимоотношения казачества и Российского государства в сфере административного управления казачьими войсками.

В.А. Потто установил различия между жизнью и службой казаков до XVIII в. и с этого столетия, отметив, что «на самой заре XVIII века начинается новая история России и новая эра в истории нашего казачества», сущность которой состояла в том, что казачество «отныне должно было войти в общий состав вооружённых сил России» [1. С. 149]. Отправной точкой административного переустройства кавказских казачьих войск он считал начало XVIII в. Первые реформы управления казачьими войсками В.А. Потто относил ко времени Петра Великого. Реализацию этих изменений он увязывал с указом царя Правительствующему Сенату от 3 марта 1721 г., согласно которому Гребенское войско «было изъято из ведения Московского посольского приказа и для лучшего устройства подчинено военной коллегии, под ближайшее наблюдение Астраханского губернатора». Тогда же казаки получили государственное довольствие: « … определено было впервые Гребенским казакам постоянное денежное и хлебное жалованье по строевому составу в 500 человек» [1. С. 164]. По выводу историка, «с этих пор Гребенские казаки начинают жить общею жизнью с государством, принимающим на себя заботы об их материальных и нравственных нуждах» [1. С. 165].

Наряду с Гребенским, В.А. Потто рассмотрел и проанализировал этапы создания и размещения государством на Кавказе других казачьих войск, описал организацию их управления. Он сообщал о преобразовании Терского и Аграханского казачьих войск. В 1735 г. комендант Кизляра Левашев остатки Терского войска и более пятидесяти выходцев из кавказских народов («татарских мурз», «охочен» (местных кавказцев, проживавших в районе Кизляра, возможно, кумыков или чеченцев) и «новокрещенцев», принявших православие выходцев из кавказских народов, «соединил … в одно Терско-Кизлярское войско и создал новое положение»

[1. С. 192] для управления ими. Уже тогда был определён штат военной администрации, состоявшей при терских казаках ротмистр, есаул, сотник, хорунжий, писарь и восемь дворян. В.А. Потто обратил внимание на «многочисленность … чиновников» поставленных государством в этом «миниатюрном» войске [1. С. 193]. В то же время историк характеризовал Терско-Кизлярское войско как «разноплеменное и разноязычное». Он выделил такой важный момент, менявший статус терцев, как появление новой подчинённости войка: Терско-Кизлярское войско поселено рядом с Кизляром «и подчинено на правах войскового атамана полковнику ЭльМурзе Бековичу Черкасскому…».

Подробно исследовал В.А. Потто историю аграханских казаков, из которых также «был составлен новый штат, названный … ТерскоСемейным» [1. С. 193]. Изменения среди гребенских казаков, отмеченные В.А. Потто, выразились в том, что «они остались при старых штатах, но подчинялись уже во всём Кизлярскому коменданту» [1. С. 193].

Историк рассмотрел вопрос о переводе в 1745 г. кизлярским комендантом князем Оболенским «в состав Гребенского войска всех ТерскоСемейных казаков» [1. С. 207] из-за малочисленности последних. В.А.

Потто указал на непродуманность этого решения императрицы Елизаветы Петровны, т.к. при таком реформировании обоих войск «упущено было из виду, что между Гребенцами, стародавними обитателями Кавказа, и Аграханцами, незадолго перед тем переселёнными с Дона, не было никакой внутренней связи ни по характеру, ни по духу самого населении, а потому и мера эта, быть может вполне целесообразная, не принесла тех результатов, которые от неё ожидали». Он констатировал, что «войска соединились … механически», но каждое «продолжало жить своею особливою жизнию, хотя и носили общее имя Гребенского войска» [1. С. 207]. Результатом такого «механического соединения» стала организация управления Гребенским войском, которое имело следующие черты и особенности: «… при общем собрании обоих войск» и «при посредстве Кизлярского коменданта» казаки «сделали взаимные уступки и разделили между собой власть полюбовно: из среды коренных гребенских казаков был выбран войсковой атаман… и один старшина…, а от Терцев старшин было двое» [1. С. 207]. Потто подробно охарактеризовал и такое важное нововведение в управлении Гребенского войска, как создание по высочайшему повелению 24 мая 1748 г. войсковой канцелярии, состоявшей «из атамана, одного старшины и дьяка» с целью «внутренние дела и расправу чинить по древнему казачьему обычаю в кругу и только те дела, которые в кругу решать невозможно, предоставлять коменданту, а в важных случаях прямо в военную коллегию» [1. С. 207]. Неэффективность введённого в Гребенском войске управления В.А. Потто видел в том, что «войсковое правительство тянуло в разные стороны, и войсковой круг постоянно волновался раздорами». Результатом этих разногласий стало ходатайство кизлярского коменданта Фрауендорфа о разъединении терско-семейных и аграханских казаков. В 1754 г. своим Указом императрица Елизавета «повелела разъединить оба войска и каждому из них быть попрежнему самостоятельному» [1. С. 207] Одним из первых В.А. Потто описал организацию административного управления Волжским казачьим войском. Часть этого войска, c 1734 г.

располагавшегося на Царицынской линии, в 1770 г. была переведена на Кавказ. Вначале волжские казаки «в административном управлении … подчинялись Царицынскому коменданту, а затем Астраханскому губернатору, под главным управлением Военной коллегии» [1. С. 242]. Поселённые на Кавказе между землями Гребенского войска и крепостью Моздок в пяти станицах (Галюгаевской, Ищерской, Наурской, Мекенской и Калиновской), они составили Моздокский полк и сохранили «внутренний уряд и общественное управление своей метрополии – Волжского войска», но, подчёркивал историк, во главе полка «поставлен был вместо атамана полковой командир» [1. С. 244]. В.А. Потто обратил внимание на то, что государственная власть поменяла свои первоначальные установки в отношении волжских казаков: «При переселении на новую линию войску обещано было сохранение старого внутреннего уряда и тех привилегии, какими оно пользовалось на Волге», однако «старого наименования своего оно не удержало и было названо Волжским казачьим полком» [1. С. 280].

Для управления казаками Волжского полка был определён штат в следующем составе: «командир полка полковник – 1, пять станичных атаманов и в каждой станице по одному есаулу, сотнику и хорунжему; квартирмейстер – 1, полковой писарь 1 и казаков 514» [1. С. 280].

Наряду с изучением отдельных казачьих войск В.А. Потто рассмотрел направления государственной политики по отношению к казакам, поселённым на Кавказе. В этом отношении интерес представляет анализ В.А. Потто «подробного и весьма обстоятельного» доклада Астраханского губернатора Кречетникова о положении подчинённых ему казачьих войск на имя Г.А Потёмкина в 1775 г. По выводу В.А. Потто, из доклада Кречетникова «умело и ярко обрисовавшего как внутренний строй, так и духовные силы каждого казачьего войска» [1.

С. 271], Г.А. Потёмкин «мог вынести только убеждение, … что казачьи войска, кроме переселённых по Тереку, требуют коренных реформ…» [1. С. 276]. Включение тезисов губернаторского доклада в содержание книги показывает интерес В.А. Потто к оценке российскими администраторами роли и места казачества в проведении политики на окраинах и мерам, которые, как им виделось, должны были усилить казачьи войска.

В.А. Потто показал воздействие распространявшейся на Северном Кавказе российской административной системы на процесс управления казачьими войсками. Сущность произошедших в последней трети XVIII в.

изменений в общественной жизни и военно-административной организации казаков В.А. Потто усматривал в том, что «с учреждением наместничества явилась впервые двойственная подчинённость казаков военной и государственной власти». Нововведения в управлении, по его мнению, состояли в том, что «до этих пор войсковые атаманы или полковые командиры были полными хозяевами своих частей, а теперь всё, что относилось к внутреннему быту станиц, все отставные или неслужащие казаки, женщины или малолетки казаки изъяты были из их подчинённости и ведались уже общими губернскими или уездными учреждениями» [1. С. 312], т.е.

переходили под надзор государства. В результате такой государственной политики, направленной на ограничение, а затем ликвидацию прежних казачьих вольностей, «за войсковыми атаманами остался только служилый состав полка, ….очередные наряды на военную службу да военные действия», а «сами войсковые атаманы очутились в некоторой зависимости от гражданских властей, и губернское правление давало им предписания, а они относились к нему рапортами и донесениями» [1. С. 312]. Вывод В.А.

Потто состоял в том, что «при таких условиях защищать общие казачьи интересы уже было некому», а «их нужно было защищать и отстаивать от посягательства гражданских властей»[1. С. 312]. Он весьма критично оценивал политику государства середины – второй половины XVIII в. по отношению к казачеству и считал, что «в этот период времени не казачество жило за счёт правительства, а само правительство, не желая расходовать казны, жило за счёт казачества, бесцеремонно распоряжаясь его достоянием»[1. С. 314].

Анализ подходов В.А. Потто к административным реформам, проводившихся Российским государством в XVIII в. в казачьих войсках, поселённых на Северном Кавказе, даёт основания сделать вывод о том, что характер, направленность этих реформ при положительном к ним в общем отношении воспринимались историком не столь однозначно из-за их недостаточной продуманности и воплощения, а также из-за негативных последствий для старого казачьего быта. Но, в то же время, необходимость реформирования всего строя общественного и военного управления казаков, укрепление их связей с российской государственной системой В.А.

Потто не подвергал сомнению.

Примечания:

1. Потто В.А. Два века терского казачества (1577 – 1801). Владикавказ, 1912.

[Репринт: Ставрополь, 1991]. Т. 2.

А.Б. Мамсирова Гидронимы Кубани Кубань – наименование части Северного Кавказа, включает в себя территории, прилегающие к реке Кубань, которые до российской колонизации принадлежали Черкесии и Крымскому ханству. После Кавказской войны эти территории стали частью Российской империи.

Русские власти стали называть указанную территорию Кубанью ещё до полного завоевания, можно сказать – «территория Кубани росла по мере её завоевания». Эти земли заселялись казаками, что ставило их на охрану южных рубежей. Земли были переданы в дар казакам по Указу Екатерины II и входили в состав Черномории.

Кавказская война и последовавшие за ней реформы во многом изменили этническую и демографическую ситуацию. Еще до ее окончания царская администрация на Северо-Западном Кавказе начала переселение адыгов-горцев на равнину. Вдоль левого берега Кубани были поселены бжедуги, хатукаевцы, адамиевцы; их поселения были укрупнены. В 1849 г. за р. Лабу ушли бесленеевцы, темиргоевцы, егерукаевцы, хатукаевцы.

Обратно возвратились лишь темиргоевцы и частично хатукаевцы. Основные изменения в этническую ситуацию многих районов Северного Кавказа внесло махаджирство – переселение горцев в Османскую империю. Отдельные переселения имели место еще в 1840 – 1850-х гг. С разной силой интенсивности этот процесс продолжался до Первой мировой войны. Непосредственной причиной махаджирства послужил отказ западных адыгов переселиться из горных селений на равнину, в места, определенные царской администрацией. В случае отказа адыгам предлагалось уйти в Турцию, давшую согласие принять горцев. В 1860 – 1861 гг. в Турцию ушли 10,3 тыс. кабардинцев, в основном представители феодальной верхушки с семьями и крепостными.

В 1861 – 1863 гг. переселились около 4 тыс. натухайцев, до 2 тыс.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 13 |

Похожие работы:

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИЛНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н. Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО НОВЫЙ ВЕК: ИСТОРИЯ ГЛАЗАМИ МОЛОДЫХ Сборник научных трудов ОСНОВАН В 2003 ГОДУ ВЫПУСК 11 Под редакцией Л. Н. Черновой Издательство Саратовского университета УДК 9(100)(082) ББК 63.3(0)я43 Н72 Новый век: история глазами молодых: Межвуз. сб. науч. тр. молодых ученых, аспирантов и студентов. Вып. 11 / под ред. Л. Н. Черновой. –...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. А.И. ЕВДОКИМОВА Кафедра истории медицины ЗУБОВРАЧЕВАНИЕ В РОССИИ: МЕДИЦИНА И ОБЩЕСТВО Чтения, посвященные 90-летию со дня рождения Г.Н. Троянского Материалы конференции МГМСУ Москва – 20 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 П2 Материалы чтений, посвященных 90-летию со дня рождения П22 Г.Н. Троянского «Зубоврачевание в России: медицина и общество» М.: МГМСУ, 2014, 100 с. Кафедра истории медицины Московского государственного...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ И ПРАВА ЭТНИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В ГЛОБАЛЬНОМ МИРЕ МАТЕРИАЛЫ ЕЖЕГОДНОЙ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГ ББК 63.3(2) Редакционная коллегия: В. Б. Александров, заведующий кафедрой философии и социологии СПИУиП, доктор философских наук, профессор И. В. Земцова, заведующая кафедрой гуманитарных и социальноэкономических дисциплин СПИУиП, кандидат искусствоведения А. С. Минин, доцент кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин...»

«ОТ РЕДАКТОРА © 2015 Г.С. Розенберг Институт экологии Волжского бассейна РАН, Тольятти FROM EDITOR Gennady S. Rozenberg Institute of Ecology of the Volga River Basin of the RAS, Togliatti e-mail: genarozenberg@yandex.ru Ровно 25 лет тому назад, 2-3 апреля 1990 г. в нашем Институте совместно с Институтом философии АН СССР, Институтом истории естествознания и техники АН СССР и Ульяновским государственным педагогическим институтом им. И.Н. Ульянова была проведена первая Всесоюзная конференция...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации» СИБИРСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ ОБЩЕСТВО И ЭТНОПОЛИТИКА Материалы Шестой Международной научно-практической Интернет-конференции 1 мая — 1 июля 2013 г. Под научной редакцией кандидата политических наук Л. В. Савинова НОВОСИБИРСК ББК 66.3(2)5,я431 О-285 Издается в соответствии с планом научной...»

«Московский гуманитарный университет Иван Сидоров Курсовая работа по истории: компетентно и уверенно! (в авторской редакции) В подготовке брошюры использованы материалы мастер-классов доктора исторических наук, профессора Васильева Ю.А, а также записи бесед с профессором Степановым А.И., Чрезвычайным и Полномочным Послом. Уважаемые, дорогие наши Учителя! Низкий поклон Вам за бесценные знания и опыт, которыми вы делитесь с нами! Москва 2014 Содержание 1. Несколько слов от автора 2.Зачем нужны...»

«Библиография научных печатных работ А.Е. Коньшина 1990 год Коньшин А.Е. Некоторые проблемы комизации школы 1. государственных учреждений в 1920-30-е годы // Проблемы функционирования коми-пермяцкого языка в современных условиях.Материалы научно-практической конференции в г. Кудымкаре. Кудымкар: Коми-Перм. кн. изд., 1990. С. 22-37.2. Коньшин А.Е. Мероприятия окружной партийной организации по становлению системы народного образования в Пермяцком крае в первые годы Советской власти // Коми...»

««Вода» в славянской фразеологии и паремиологии. Материалы конференции. Будапешт, 2013. 125–130 Магические и ритуально-обрядовые свойства воды в хорватской и русской фразеологии ХРНЯК Анита Загреб, Хорватия E-mail: ahrnjak@ffzg.hr Вода является одним из основных условий жизни, веществом, с которым человек находится в неразрывном единстве и без которого не может существовать. Поэтому с самой зари человечества люди воде придавали особое значение и наделяли е богатой символикой и чудотворными,...»

«Направление 5 ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ В ЯЗЫКАХ, ЛИТЕРАТУРАХ И ФОЛЬКЛОРЕ НАРОДОВ РОССИИ Очерки истории российского академического кавказоведения XIX — начала XX вв. Вклад российских ученых (рук. д.филол.н. А.И. Алиева, ИМЛИ РАН) Важнейший научный результат работы по проекту — первое исследование кавказоведческого наследия академика Императорской Петербургской академии наук А.М.Шёгрена на основании всей совокупности его никогда не публиковавшихся трудов, хранящихся в трех архивах в...»

«Марийское региональное отделение РОИА: итоги работы и перспективы деятельности В этом году исполнилось двадцать лет нашему региональному отделению историков-архивистов. Марийское региональное отделение Общероссийской общественной организации «Российское общество историков-архивистов» было основано 22 марта 1994 года. На Учредительной конференции присутствовали 69 делегатов. У его истоков стояли как историки, так архивисты и краеведы. Среди них добрым словом следует назвать сотрудников архивной...»

«ISSN 2412-9720 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 14 января 2016 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД: Международное...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ «БАРАНОВИЧСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Кафедра социально-гуманитарных дисциплин ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИЕ И СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СОХРАНЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ БЕЛОРУССКОГО ОБЩЕСТВА (Дню Победы советского народа в Великой Отечественной войне посвящается) МАТЕРИАЛЫ РЕСПУБЛИКАНСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 17 апреля 2015 г. г. Барановичи Республика Беларусь Барановичи РИО БарГУ УДК 00 ББК 72 С57...»

«Правительство Оренбургской области Научно исследовательский институт истории и этнографии Южного Урала Оренбургского государственного университета Франко российский центр гуманитарных и общественных наук в Москве РОССИЯ – ФРАНЦИЯ. ГОСУДАРСТВЕННАЯ КОНФЕССИОНАЛЬНАЯ И МИГРАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА: ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ, ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И ПРАКТИКА РЕАЛИЗАЦИИ Материалы Международной научной конференции Оренбург Россия – Франция. Государственная конфессиональная и миграционная политика УДК 327.3(063) ББК...»

«МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ ДЛЯ XXI ВЕКА IХ Международная научная конференция Москва, 15–17 ноября 2012 г. Доклады и материалы Секция 7 ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ Москва Издательство Московского гуманитарного университета В93 Высшее образование для XXI века : IX Международная научная конференция. Москва, 15–17 ноября 2012 г. : Доклады и материалы. Секция 7. «Проблемы исторического образования» / отв. ред. В. К. Криворученко — М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та,...»

«КАЗАНСКИЙ (ПРИВОЛЖСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Высшая школа государственного и муниципального управления КФУ Институт управления и территориального развития КФУ Институт истории КФУ Высшая школа информационных технологий и информационных систем КФУ Филиал КФУ в г. Набережные Челны Филиал КФУ в г. Елабуга СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ Международной научно-практической конференции ЭФФЕКТИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ УСТОЙЧИВЫМ РАЗВИТИЕМ ТЕРРИТОРИИ ТОМ I Казань 4 июня 2013 г. KAZAN (VOLGA REGION) FEDERAL UNIVERSITY...»

«ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ВЫПУСК Уфа ГОСУДАРСТВЕННОЕ СОБРАНИЕ – КУРУЛТАЙ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН МАТЕРИАЛЫ республиканской научно-практической конференции «Парламентаризм Башкортостана: история и перспективы развития», посвященной 20-летию Государственного Собрания – Курултая Республики Башкортостан г. Уфа, 26 марта 2015 года ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО Председателя Государственного Собрания – Курултая Республики Башкортостан К. Б. ТОЛКАЧЕВА Добрый день, уважаемые коллеги! Я рад приветствовать вас...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» XLV НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ СТУДЕНТОВ 2–6 апреля 2014 года, Самара, Россия Тезисы докладов Часть II Самара Издательство «Самарский университет» УДК 06 ББК 94 Н 34 Н 34 ХLV научная конференция студентов (2–6 апреля 2014 года, Самара, Россия) : тез. докл. Ч. II / отв. за выпуск Н. С. Комарова, Л. А....»

«СПИСОК ОСНОВНЫХ ПЕЧАТНЫХ РАБОТ ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК Е. В. РЕВУНЕНКОВОЙ «Седжарах Мелаю» (Малайская история) — исторический и литературный памятник Средневековья // Тез. конф. по истории, языкам и культуре ЮгоВосточной Азии. Л. С. 15–17. Сюжетные связи в «Седжарах Мелаю» // Филология и история стран зарубежной Азии и Африки: Тез. науч. конф. Вост. ф-т ЛГУ. Л. С. 36–37. Индонезия // Все о балете: Словарь-справочник / Сост. Е. Я. Суриц; под ред. Ю. И. Слонимского. М.; Л. С. 43–45. Культурная...»

«НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ПРАВИТЕЛЬСТВО НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ МАТЕРИАЛЫ 52-Й МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ СТУДЕНЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ МНСК–201 11–18 апреля 2014 г. ЭКОНОМИКА Новосибирск УДК 3 ББК У Конференция проводится при поддержке Сибирского отделения Российской Академии наук, Российского фонда фундаментальных исследований, Правительства Новосибирской области, инновационных компаний России и мира, Фонда «Эндаумент НГУ» Материалы 52-й...»

«К Л А Й П Е Д С К И Й К РА Й П О С Л Е О К О Н Ч А Н И Я ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ Геннадий Кретинин Ольга Фёдорова ABSTRACT Analysis of the contemporary Lithuanian historiography indicates a lack of research by historians of the socio-economic aspects of Klaipda‘s post-war history. Methods of settling the rural territory of Klaipda region and the Klaipda-city are examined. The specics of involving specialists from various sectors in the reconstruction and the activities of the Soviet Lithuanian...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.