WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 13 |

«Посвящается Году российской истории ВОПРОСЫ КАЗАЧЬЕЙ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ Выпуск Майкоп УДК 94(470.6)(082) ББК 63.3(235.7) В 7 Редакторы-составители: кандидат социологических наук М.Е. ...»

-- [ Страница 6 ] --

Косвенным фактом наличия виноградарства и виноделия на Дону в этот период могут являться и находки больших стационарных сосудов для производства и хранения вина – пифосов. Речь идет о сосудах емкостью более 100 л и высотой 1,5-2,0 м. Шесть таких пифосов были случайно обнаружены при строительстве дома в хут. Крымский Усть-Донецкого района в 1963 г. [4. C. 65]. Анализы, проведенные во Всероссийском институте виноградарства и виноделия им Я.И. Потапенко (г. Новочеркасск), показали, что в этих сосудах находилось вино.

Пифосы были двух типов:

гладкостенные и желобчатые. Фрагменты подобных сосудов встречаются и на других донских памятниках салтово-маяцкой культуры. По мнению А.Л. Якобсона, такие пифосы изготавливались в мастерских Херсонеса [9.

C. 311]. Хотя данные сосуды и относятся к типу тарной керамики, но, в отличие от амфор, они не перевозились и не использовались в торговле.

Это стационарные емкости и их перевозка на значительные расстояния могла происходить только при предполагаемом активном вторичном использовании. Бесспорным доказательством применения наших пифосов в виноделии являются следы винного камня на их стенках. Следует отметить, что пифосы могли быть привезены на Дон лишь после появления виноградников. А фрагменты пифосов обнаружены на памятниках салтово-маяцкой культуры, расположенных в местах, где и были основные казачьи виноградники. Отсутствие находок виноделен на Дону объясняется тем, что здесь применялся деревянный инвентарь; корыта для давки, чаны и бочки для брожения и хранения и т.д. Использование деревянных емкостей для брожения сусла было особенностью и на Западном Кавказе [10. C. 37].

К сожалению, до настоящего времени, на раннесредневековых памятниках Дона не обнаружено семян винограда, что позволило бы определить территорию, а, следовательно, и носителей, откуда был принесен сюда виноград. Упоминание С.А. Плетневой о, якобы, найденных в слоях Саркела-Белой Вежи семенах винограда, не соответствует действительности и является недоразумением [40. S. 77]. Имеющиеся же в настоящее время на Дону сорта винограда не являются определяющими для времени их появления, т.к. они могли попасть сюда гораздо позднее.

Если время появления культуры винограда на Дону более-менее определено, то возникает вопрос о носителях этой культуры. Попробуем разобраться с этим вопросом, опираясь на местную традиционную культуру винограда. Наиболее устойчивым и традиционным моментом виноградной агрикультуры является формировка виноградного куста. Возникшая в результате многолетнего опыта, она, как правило, надолго переживает своего создателя. На Дону существует несколько формировок куста, но основные формы – это «донская чаша» и «цимлянская короткая шпалера».

Все остальные виды формировок – это, как правило, видоизменение вышеуказанных или появившиеся в последнее время в результате современной агротехники винограда. Наибольший интерес для нас представляет «донская чаша», или как ее еще называют, «раздорский куст». Эта формировка является традиционной и уникальной, не имеющей аналогов в современном виноградарстве. «Цимлянская шпалера» довольно широко распространена и не может служить надежным индикатором ни времени, ни места ее заноса на Дон.

Формировка «донская чаша» представляет собой виноградный куст, сформированный в виде перевернутой пирамиды, обращенной основанием вверх. В виноградниках этого типа возделывались сильнорослые сорта, в основном, понтийской экологической группы. Сильный рост кустов обеспечивается уже при закладке виноградников. Формировку куста начинали на третий год. Обрезкой создавали четыре сильно разветвленных рукава (ветви), которые равномерно располагались на опорах в наклонной плоскости. Опорную конструкцию для этой формировки начинали делать непосредственно с началом формирования куста. На расстоянии 1,5 м от головки куста (корня) вкапывались четыре вертикальных жерди высотой 1-1,3 м, называемые сохами. На высоте 1 м сохи соединялись между собой поперечными жердями – слегами. Полученная четырехугольная конструкция называлась постелью, к которой листьями осоки или рогоза подвязывались рукава и побеги. Из-за сильного роста куста уже на 4 или 5 год ставилась вторая «постель», а по мере необходимости – третья. В результате получался куст высотой до 4 м и общей площадью до 25 кв. м. Один такой куст мог дать урожай 200-300 кг винограда и более [11. C. 39; 12. С.

46]. Виноградники с чашевидными формировками состояли из отдельно растущих кустов, не соединенных между собой.

Донские виноградари считали нежелательным соединение кустов, так как, по их мнению, создавалось затемнение соседних кустов, ухудшалась вентиляция и создавались условия для заболевания растений. Осенью рукава отсоединялись от опоры, связывались в пучки (фашины), и тщательно укрывались землей и соломой, что оберегало лозы от вымерзания. Размещались подобные виноградники на прогалинах и полянах склонов холмов, поросших байрачным лесом с буйной растительностью, представленной ивами, тополями, непроходимыми зарослями терновника, огромными кустами шиповника и зарослями тростника. Места для посадки выбирались на нижней части склонов или у подошвы холмов, желательно с южной экспозицией, в местах выхода грунтовых вод – родников. Земля под кустами не вскапывалась, чем достигалось не только сохранение почвенного покрова, а, следовательно, не нарушался режим подпитки куста близкими грунтовыми водами, но и выполнялось маскировочное требование – не привлекать чужого внимания.

Такие отдельно стоящие кусты, особенно если опоры устанавливались наклонно, практически ничем не выделялись от рядом растущих кустов шиповника и других растений. В подобных условиях человек, не знакомый с виноградной культурой, просто не мог выделить их из окружающего ландшафта и заподозрить присутствие виноградаря. Именно подобная агротехника и размещение кустов винограда давали возможность местному донскому населению скрытно заниматься его выращиванием. В таком виде донское виноградарство существовало веками и до недавнего времени бытовало на Дону.

Каким образом и, главное, когда могла появиться на Дону подобная формировка? Известный знаток донского виноградарства А.И. Потапенко считал, что она могла появиться в период раннего средневековья и возникла «эмпирическим путем» из дагестанской таркальной формировки, где лоза подвязывается к рядом стоящим кольям, или от формировки «астраханская галерея», имевшей распространение на Нижней Волге [4. C.

37-41]. Но, внимательно изучив и сравнив вышеуказанные формировки с «донской чашей», можно сделать вывод о несостоятельности данного предположения об их трансформации [13. C. 21]. Но можно согласиться со временем ее появления.

Учитывая консерватизм и традиционализм виноградарей, попробуем поискать прототип «донской чаши» в более ранний период, а именно, обратимся непосредственно к классическому античному виноградарству.

Античные виноградари применяли различные формировки виноградного куста. Для нашей работы наибольший интерес представляет формировка «атрий», она же «комплювий» и «беседка». Варрон в своей книге «Сельское хозяйство» приводит описание опорной конструкции этой формировки: «Переплет для винограда, напоминающий атрий, устраивался так: четыре жердины, расположенные четырехугольником, соединяли вверху четырьмя жердями; с каждого из четырех углов спускали вниз не очень длинные жердочки и нижние концы их соединяли тоже жердочками…» [14. C. 96]. Реконструкция этой формировки очень близка «донской чаше». Основываясь на вышеизложенном, можно говорить о том, что прототипом формировки «донская чаша» является античная формировка «атрий» или «комплювий», приспособленная к местным условиям.

Ценность же этой формировки заключается в ее очень высокой урожайности. Колумелла отмечал, что один и тот же сорт винограда давал на «ярме» всего 3 урны (39 л), а на «беседке» – 10 амфор (260 л) вина [15.

C. 173].

Встает вопрос, кто же мог быть носителем агрикультуры виноградарства, знакомый со всеми достижениями античных знаний по данному профилю и способный не только слепо применять их, но и творчески решать возникающие проблемы при возделывании виноградной культуры?

Некоторые историки и археологи считают, что для виноградарства или появления культуры достаточны только соответствующие агроклиматические условия, а возделывать виноград может любой земледелец [6. C.

20]. А авторы одной из работ по истории Дона низвели виноградарство с высшей ступени развития агрикультуры до уровня сбора дикорастущих ягод. По их мнению, виноградарством можно заниматься как промысловым видом деятельности: т.е. пришел и собрал урожай. Причем заниматься этим могли беглецы «в молодечество» из Рязанского княжества [16. C.

356]. Конечно, и выходцы из рязанской земли могли освоить виноградарство, но лишь после того, как прошли многолетнее обучение у носителей культуры. Виноградарству, наблюдая только со стороны, не обучишься, нужны учителя. Рассматривать же виноград как промысловую культуру есть верх агрикультурной безграмотности. Есть и другой немаловажный фактор – желание заниматься самой трудоемкой, но отнюдь не являющейся основным продуктом питания культурой, особенно в нестабильном окружающем мире. Этот психологический момент является краеугольным камнем становления виноградаря.

О наличии в Хазарии виноградарства свидетельствуют сообщения арабских источников и переписка царя Иосифа, отмечающие виноградники вокруг Семендера и в окрестностях Итиля [17. C. 5; 18. 102]. При этом подразумевается, что виноград возделывали сами хазары [6. C. 144, 147].

Однако видеть в хазарах виноградарей довольно проблематично. Как отмечал Л.Н. Гумилев, вчерашние кочевники «…каким-то странным образом моментально усвоили сложную культуру земледелия – виноградарство, требующую обычно опыта многих поколений» [19. C. 42]. Несомненно, что хазары могли владеть виноградниками, но возделывать виноград, это большой вопрос.

Из числа предполагаемых носителей виноградной культуры выпадают и представители Восточного Кавказа (Дагестана). Если бы они принесли культуру на Дон, то мы, вероятно, имели бы формировку с опорой на кольях – таркальную, похожую на конусовидную «молдавскую чашу», которая представляет собой многорукавный куст с подвязкой лоз к кольям [20. C. 128]. Дагестанские же сорта винограда, к которым апеллирует А.И.

Потапенко, могли попасть на Дон гораздо позднее [4. C. 47-49].

Принести на Дон формировку «донская чаша», аналог «атрия», могли только виноградари, знакомые с классическим греко-римским виноградарством. Предположить, что это могли быть потомки античных греческих или римских поселенцев из Крыма или с Черноморского побережья Кавказа – сомнительно. Греки и римляне считали климат Северного Причерноморья, даже в районе Пантикапея (Керчи), слишком суровым и постоянно указывали на это [21. C. 168]. Кроме того, существует еще одно «но». Грекам и римлянам потребовалось бы не одно десятилетие для изучения всего комплекса агроклиматических условий Дона для выяснения возможности возделывать здесь виноград, а это возможно только при личном длительном проживании на данной территории. Таким образом, отпадает еще один вариант поиска возможных носителей культуры винограда.

Но на Северном Кавказе есть народ, способный выступать как реальный носитель виноградной культуры, и наверняка обладающий всем классическим опытом и знанием агрикультуры винограда. Это автохтонное население – меоты, предки современных адыгов/черкесов.

Адыги, без сомнения, являются самым земледельческим народом Северного Кавказа. Занимающиеся земледелием с древнейших времен, они стали создателями и носителями одной из самых передовых агрикультур Причерноморья. Их достижения в области горного земледелия и окультуривания многих плодовых растений не имеют себе равных во всем циркумпонтийском регионе. Выдающийся ученый геоботаник П.М. Жуковский очень высоко оценивал достижения адыгов в растениеводстве, и особенно в плодоводстве. Адыги, по его мнению, являются одними из создателей основ селекционной работы. Он писал: «Родина прививок – Кавказ» и ставил достижения адыгов в области селекции культурных растений не ниже уровня эллинской культуры [22. C. 498].

К сожалению, мы не знаем, когда древние адыги начали заниматься виноградарством. Но ряд косвенных признаков дает основания полагать, что они начали вводить виноград в культуру задолго до появления в Северном Причерноморье греческих колонистов. Основания для этого дают высокий уровень развития земледелия и занятия с древнейших времен «прививками и отбором», наверняка, не только плодовых, но и винограда.

Мы не знаем, какую агротехнику выращивания винограда применяли древние адыги. Вероятно, наиболее приемлемой и привычной для них была технология естественного произрастания виноградной лозы, когда в качестве опоры использовалось рядом растущее дерево, т.е. – «арбустум».

Такая формировка фиксируется на Кавказе в XIX в. и сохраняется до настоящего времени. Возможно, имелись и другие типы формировок, не дошедшие до нас.

Первые греческие колонисты вряд ли везли с собой посадочный материал плодовых и винограда. Вначале надо было ознакомиться с агроклиматическими условиями новой территории, а непривычные холодные условия климата Причерноморья вряд ли способствовали разведению теплолюбивых культур. Но постепенное знакомство с высокой агрикультурой местного населения и выращиваемыми им культурами давало грекам все шансы на успех занятий привычным сельским хозяйством. Из различных районов Греции начали завозиться крупноягодные сорта винограда. Безусловно, между колонистами и местными садоводами-виноградарями происходил взаимообмен как посадочными и прививочными материалами, так и агротехническими приемами ведения культуры. К сожалению, мы не знаем, какие из них применяли греко-римские виноградари в Причерноморье. Почему-то существует общепринятое мнение, что античные виноградари применяли на Боспоре формировку «в расстилку» [8. C. 353].

Это мнение возникло после находки изображения виноградного куста в одном из склепов I – II вв. в Пантикапее в 1902 г. [23. C. 151]. Но некоторые детали позволяют говорить, что, скорее всего, художник изобразил символический куст винограда, а не какую-то определенную формировку.

Боспорское виноградарство и, соответственно, виноделие были ориентированы на огромный рынок сбыта продукции – кочевой варварский мир. Постоянный спрос на вино требовал интенсивного развития виноградарства. Естественно, для этого необходимо было использовать наиболее продуктивные формировки, к которым и относился «комплювий» или «атрий». Местные же, садоводы-виноградари всегда стремились достичь наилучшего результата и добиться наивысшей урожайности своих культур. В связи с этим, они вполне могли перенять и усвоить и самую урожайную формировку. Отсутствие подобной в XIX в. отнюдь не отрицает ее существования в прошлом. Ее исчезновение могло произойти по очень многим причинам, но в VIII – X вв. она вполне могла существовать. В 92 описаниях очевидцев XIX в., мы видим только формировку типа «арбустум», где лоза плетется по деревьям. Адыги в качестве опоры использовали ольху, шелковицу, хурму, ясень, яблоню, черешню и др. Эти деревья, формирующие виноградник, часто специально сажались «вдоль ложа рек или в виде опушек вокруг полей и садов с солнечной стороны» [10. C. 35].

К сожалению, мы не знаем и количества сортов винограда введенных в культуру адыгами. В «Ампелографии СССР» имеется описание только десяти сортов народной адыгской селекции, дошедших до наших дней. Это сорта: Санеф круглый, Санеф овальный, Санокепль/Санахурай/ кичмайский черный, Санапачах/Мезасан/ овальный, Сгырбю, Бачепль. Скорее всего, сортами адыгской народной селекции являются и сорта Аракеловский, Кубанский черный, Лазаревский белый и черный, названные так по месту их нахождения [24. C. 194-195, 209-210; 25. С. 173, 279; 26. С. 273В основном это технические или универсальные сорта, хотя есть и столовые. Сколько было выведено сортов вообще, сказать трудно, но можно предположить, что их было гораздо больше.

Хазары, расширяя территорию каганата, включили в нее и Подонье.

Принято считать, что основным населением здесь были болгарские племена, оставившие три варианта культуры [6. C. 188]. Несомненно, что вместе с болгарами происходит и массовое переселение адыгов/касогов.

Для этого было достаточно много предпосылок. Прежде всего, Нижний Дон был заселен адыгами/меотами еще с рубежа н.

э., о чем свидетельствуют многочисленные памятники археологии. Западный Кавказ – Дон, всегда были единой этнокультурной территорией. Вероятнее всего, именно они и были основным земледельческим населением каганата, а не вчерашние кочевники – болгары. Конечно, какая-то часть болгар осела на землю, но, вероятнее всего, она была не столь незначительной, как это принято считать. Касоги/адыги, переселяясь на Дон, принесли с собой и те культуры, которые они привыкли возделывать у себя на родине. К ним относится и виноград. Но, в силу агроклиматических условий, выращивать его на деревьях на Дону невозможно, и поэтому здесь касоги применили античную формировку «атрий», т.е. «донскую чашу». Кстати, по урожайности «донская чаша» ненамного уступает адыгскому «арбустуму». Так, И.Н. Клинген приводил пример «сбора 30 пудов винограда с одного ольхового дерева». По его подсчетам «…120 деревьев на одной десятине земли давали в Черкесии такой же сбор винограда, сколько в Мингрелии получается с 6-10 тысяч, а в Имеретии с 15 тысяч лоз» [27]. Стремление адыгов к получению максимальной урожайности вполне могло удовлетворить виноградарей получаемым на Дону на «комплювии»/ «донской чаше» урожаем.

Если в целом посмотреть на старые донские виноградники на склонах холмов, то общая картина напоминает скорее агротехнику гор, а не равнины. Подбор места для посадки кустов, весь комплекс арготехнических мероприятий, органичное вписывание в окружающий ландшафт – все свидетельствует о том, что носителями культуры, скорее всего, были горцы. В связи с этим, можно довольно уверенно говорить о том, что виноградную культуру на Дон принесли выходцы с Северо-Западного Кавказа

– касоги/адыги. И именно они были учителями и наставниками по виноградарству приходящих сюда представителей различных народов, и в первую очередь русских, которые впоследствии стали называться казаками.

Следует отметить, что с момента появления культуры винограда на Дону, т.е. в VIII – X вв., ни разу не было перерыва в его выращивании. Перерыв возделывания винограда даже в одно поколение дал бы виноградную культуру совершенно другого вида, чашевидной формировки типа «донская чаша» просто бы не было. Это, в свою очередь, свидетельствует о непрерывности существования донского населения, т.е. – казачества с конца Х в.

Второй факт участия адыгов в формировании раннего ядра казачества, имеет отношение не только к земледелию, но и мировоззрению казаков. Бывая в казачьих станицах и хуторах, можно заметить одну интересную деталь: очень часто рядом с домом растет груша-дичка. Перед домом или за ним, она обычно самое близкое к дому дерево. Таким образом, дом оказывается в его тени или, можно сказать, под его сенью. Чем может быть вызвана такая любовь и привязанность к, казалось бы, совсем невзрачному дереву? Объяснить это пристрастием к вкусовым качествам мелких диких плодов и объявить вопреки истине их «превосходными и изумительно вкусными»? Это можно было бы допустить, если бы на Дону дичка была единственным видом фруктов. Но это ведь далеко не так, и при существующем здесь изобилии фруктов и их разнообразии это пристрастие необъяснимо. Да и рядом, иногда буквально в трех-пяти метрах от дички растут, действительно превосходные по вкусу и крупные культурные сорта груши. Подобное соседство груши и дома автор фиксировал на всем Дону, включая Хопер и Северский Донец. Встречается оно и во дворах частных домовладений Новочеркасска. Грушевое дерево можно встретить и на месте бывших, давно заброшенных и забытых казачьих поселений. Встречаются как довольно старые, так и сравнительно молодые деревья, которым не более 20 – 30 лет, т.е. можно говорить, что традиция посадки дички возле дома сохраняется. Правда, смысл взаимосвязи «груша – дом», похоже, давно утерян. А на вопрос: «Зачем она растет рядом с домом?», отвечают: «Деды посадили (или отец), ну и пусть растет». Очень интересен ответ: «Так надо!» – для чего и кому? Иногда упоминают об «узваре/взваре» – напитке (компоте) из сушенных диких груш. Но собрать и насушить дичку для «узвара» можно и в «дикой» природе. В донской флоре это обычное дерево и встречается довольно часто, так что нет особого смысла сажать ее из-за этого рядом с домом. В донских же поселениях с пришлым «иногородним» населением груша-дичка практически не встречается. Таким образом, грушу-дичку можно назвать индикатором присутствия именно казачьего, а не какого-то иного населения.

На наш взгляд, подобное пристрастие казаков к груше можно объяснить не вкусовыми качествами плодов, а иными ее свойствами. Для того чтобы понять, почему груша-дичка является почти обязательным атрибутом казачьей усадьбы, следует обратиться к мировоззрению ближайших к Дону соседей – адыгов.

Рассматривая взгляды адыгов на окружающий мир (имеются в виду древние религиозные представления), следует отметить, что главным и единственным Богом у них считался бог Тха (Тхьэ) или Великий Тха (Тхьэшхуэ). Тхашко являлся создателем всего окружающего мира и всего мироздания. Его дух рассеян «во всем Космосе» и он не имеет «видимой формы». Кроме него существуют «несколько низших существ, или святых, которым Великий Дух, Тха, передал власть над такими земными вещами, которые он считает слишком незначительными для его внушающего страх контроля» [28. п. 27]. Это Тлиебс – царь, покровитель кузнецов;

Плерс – бог огня, Мезитха – бог лесов, Зекутха – бог наездников, Шибле – бог молнии, и многие другие. Но, по словам Э. Спенсера: «Самым могущественным среди этих святых является Сеозерес, у которого находятся в подчинении ветры и воды. Его почитают с особым почтением те, кто живет недалеко от берега моря; и также пастухи, так как Сеозерес – защитник стад мелкого и крупного скота. Его праздник отмечают жители каждой деревни или хутора в начале весны, когда его символ, высохшее грушевое дерево, украшают гирляндами цветов и различными другими украшениями, как майское дерево. Огромный творог или сыр прикрепляют к верхушке; и несколько свечей, по числу приглашенных гостей …держат здесь и там, над деревом. Так как чистоплотность считается добродетелью среди черкесов, символ святого прежде, чем украсить, очень заботливо моют в самой чистой весенней воде. Когда все готово, его торжественно вносят в дом одного из старейшин; и так как святой мыслится как великий мореплаватель и путешественник, его символ приветствует овациями вся компания. В его честь приносят в жертву животное; и устраивают народную трапезу; и празднование, и веселье продолжается три дня со случайными просьбами к святому о защите их от злого глаза, который он, как предполагается, может отвратить. Праздник завершается раздачей гостям сыра, который суеверие наделяет свойством излечивать многочисленные болезни. Каждая черкесская семья сохраняет одно из этих священных деревьев в своих домах; святого, тем не менее, совсем не замечают до тех пор, пока его праздник снова не наступит» [28. п. 27].

Ему, буквально слово в слово вторит Тэбу де Мариньи: «…Ствол сухого грушевого дерева, на котором остаются только обрубки сучьев, олицетворяет его; в каждой семье есть этот ствол, который держат во дворе дома; никто не дотрагивается до него, кроме дня праздника в его честь, который бывает весной... Едят и пьют в течение трех дней, а в промежутках просят Сеозереса защитить от разрушений, приносимых водой и ветрами» [29. С. 304].

Почти теми же словами пишет об этом святом и И. Бларамберг. «Сеозерес (или Сюзерес), был большим путешественником, которому подчинялись ветры и воды. Это божество – покровитель моряков, и он в особом почитании у тех, кто живет на побережье моря) олицетворен в молодом грушевом деревце, которое черкесы вырубают в лесу и которое, после того как у него обрубают ветви таким образом, что остаются только одни сучья, приносят к себе в дом и почитают как божество. Оно есть почти в каждом доме; к осени, в день праздника Сеозереса, его с большими церемониями вносят внутрь дома под шум различных инструментов и радостные крики обитателей дома, которые приветствуют его по случаю счастливого прибытия.

Оно украшено маленькими свечами, а сверху насажена головка сыра; сидя вокруг него, люди пьют бузу, едят, поют, после чего с ним прощаются и переносят во двор, где оно проводит оставшуюся часть года, прислоненное к стене, без всяких признаков божественного почитания. Сеозерес является покровителем стад» [30. С. 374]. Следует отметить, что Сеозерес (Созыреш, Сэузырэщ) – единственное божество, которое имеет материальное воплощение в дереве, все остальные являются духами и бестелесны.

Интересно, что в религиозных взглядах адыгов есть и более мелкие покровители отдельных стихий. С. Хотко, со ссылкой на Л. Я. Люлье, упоминает Хепегуаш – «деву вод морских»; Псегуашаха – «деву вод речных»; морское божество Кодеса, которому в старину «молились перед рыбной ловлей, прося богатого улова». Он же говорит об основной ипостаси бога Сеозереса – «покровительство хлебопашцев» [31]. Как мы видим, за покровительством высших сил можно было обратиться к божеству, конкретно отвечающему за то, или иное природное явление или ситуацию. Но таких было довольно много, а Сеозерес отвечал одновременно за большинство из них. Кроме того, Сеозерес покровительствовал и воинственной деятельности адыгов. Как пишет А.С. Марзей: «…Бог домашнего очага Созыреш (Сэузерэщ) у адыгов считался покровителем всадников, находящихся в походе и вообще всех путешественников» [32. С. 264].

Причем, имеется в виду не только конный поход, но и морской. Под походами следует понимать набеги, предпринимаемые адыгами для захвата добычи и пленных, а также для приобретения известности и славы. А ведь у всадников имелся и отдельный покровитель – Зекутха. Кроме того, имелись и особые покровители воинов во время сражений и оберегающие попавших в беду путников – это три сестры-богини Тхашерипх [32. С. 264].

Получается, что у адыгов имелось двойное покровительство божественных сил; можно было обратиться за помощью к «мелким» божествам, но лучше всего непосредственно к Сеозересу, который также покровительствовал почти во всех областях жизнедеятельности. Под «путешественниками» же, следует понимать всех участников военных походов, ведь поход, по мнению А.С. Марзея, «это процесс во времени и пространстве»

[32. С. 30]. Это покровительство, вероятно, касалось и тех, кто уходил в наемники. Таким образом, Сеозерес покровительствовал мореходам и рыболовам, воинам в пеших, конных и морских походах-набегах, хлебопашцам и всем земледельцам, скотоводам, путешествующим, отвечал за здоровье и оберегал от «сглаза», был покровителем домашнего очага и благополучия. Столь обширное покровительство, затрагивающее практически все сферы жизнедеятельности, и делало Сеозереса одним из основных персонажей в мировоззрении адыгов.

Несомненно, что адыги/касоги, обосновываясь на Дону в период Хазарского каганата, принесли сюда и его культ. Но, вероятно, в связи с тем, что в донской природе диких грушевых деревьев намного меньше, чем в лесах Кавказа, ежегодная вырубка деревьев была слишком расточительна и нецелесообразна. Поэтому здесь стали просто сажать грушу-дичку возле своего жилья. А, возможно, это начали делать уже славяне, обеспечив, таким образом, себя постоянным покровительством божества. Встает вопрос, когда и каким образом у православных казаков мог закрепиться, пусть даже весьма могущественный, но, все же, чужой языческий божественный символ?

Господству хазар в Северном Причерноморье и конкретно на Дону положил конец поход киевского князя Святослава в 965 г. Скорее всего, именно здесь им были побеждены летописные «ясы и касоги»/адыги. С этого времени на Нижнем Дону начинают фиксироваться славяне [33. С.

89]. Разгром каганата славянами не мог привести к полному исчезновению местного населения. Оно могло численно уменьшиться за счет ухода на старую родину, но полностью покидать освоенные берега Дона не было причин. Для касогов, начиная с рубежа эры, это была земля их предков;

они населяли заросшие байрачными лесами донские берега и балки, занимались мореходством и рыболовством, земледелием и скотоводством.

Они не были конкурентами славянским пришельцам, земли и угодий хватало всем. Возможно, что славяне и касоги первоначально жили просто по соседству, присматриваясь друг к другу. Здесь славяне смогли близко познакомиться с образом жизни последних, их социально-политической системой. Эта система, в глазах славян, была намного привлекательнее, чем своя. Зарождающиеся феодальные отношения не обещали основной массе крестьянского населения русских княжеств ничего хорошего, никаких перспектив, особенно для личностей с пассионарным складом характера.

Адыгское общество, напротив, создавало такие перспективы и давало возможности для самореализации личности. Это, впоследствии, и могло стать основной причиной для ухода на Дон, в «касоги/казаки». Но первыми пришельцами на Дон, скорее всего, могли быть противники принятия христианства. Насаждение христианской религии на Руси начиналось с Киевских земель. Участники похода Святослава на хазар могли знать, что в Хазарском каганате существовала удивительная для того времени веротерпимость, абсолютно не мешавшая уживаться представителям различных религиозных взглядов. Поэтому не желающие креститься язычники могли спокойно идти на Дон. Кстати, этот момент мог надолго закрепиться в народной памяти, что и послужило впоследствии причиной прихода на Дон значительной массы «старообрядцев». Русские пришельцы, находясь в касожской/адыгской среде, перенимают всю совокупность адыгской культуры, т.е. прошли процесс полной аккультурации адыгами.

В результате происходит восприятие и закрепление мировоззренческих взглядов адыгов и поклонение их божествам. Таким образом, русские пришельцы принимают культ Сеозереса, воплощенного в грушевом дереве, и становятся его почитателями. Это, скорее всего, происходит в период христианизации Руси, когда было много противников новой веры и оставались сторонники старых религиозных взглядов – «язычества». Если бы становление ядра казачества происходило позже начального периода христианизации, т.е. после принятия и укрепления христианства, то все перечисленные моменты вряд ли бы были восприняты и сохранялись до наших дней. Те беглецы с Руси, которые позже убегали не только от феодальных притеснений, но и по иным причинам, были убежденными христианами, но, попадая в общество с устоявшимися уже традициями, они были вынуждены их принимать, даже если это не соответствовало их религиозным убеждениям. Обряд поклонения Сеозересу изменяется, но его сущность, воплощенная в обязательной посадке возле дома груши-дички, сохраняется и становится традиционной. Позже, за счет постоянного притока русского населения, происходит вначале частичная, а затем и полная ассимиляция касогов/адыгов уже, в основном, в русской среде. Но роль и участие касогов/адыгов/черкесов в формировании казачества сохранилась в народной памяти казаков. Это и давало право казакам говорить, что они «от Черкес и Горских народов взялися» [34. С. 17].

Косвенное доказательство пребывания адыгов на Дону, возможно, имеется в сообщении С. Герберштейна. В своих «Записках о Московии», описывая Дон в районе устья Северского Донца, он, ссылаясь на информаторов, пишет: «Они (информаторы – М.К.) не могут нахвалиться на эту реку за исключительное обилие в ней самых лучших рыб, а также за приятность ее берегов, которые оба, будто они с особым усердием возделаны наподобие сада, усеяны различными травами и весьма сладкими кореньями, а сверх того множеством разнообразных плодовых деревьев» [35. С.

137]. Не исключено, что информаторы могли видеть остатки старых раннесредневековых садов и так называемых «лесо-садов», создание которых было широко распространено у адыгов [36. С. 17]. Подобные «лесо-сады»

создавались путем прививок культурных плодовых сортов к дикорастущим в лесах родственным породам. Вряд ли подобный восторг могли вызвать обычные дикорастущие плодовые деревья, встречающиеся во всех донских лесах. Кстати, именно близ устья Северского Донца находится хут. Крымский, где до настоящего времени сохранились классические виноградные формировки «донская чаша» и почти возле каждого дома растет груша-дичка. В этом же хуторе были обнаружены и пифосы, о чем говорилось выше.

На основании всего вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

– агрикультура винограда и культ Сеозереса в виде дерева грушидички были принесены на Дон касогами/адыгами;

– навыки возделывания винограда и культ Сеозереса могли быть заимствованы пришлым русским населением – казаками от касогов/адыгов на самой ранней стадии формирования, вероятно, с конца X – XIII вв.;

– оседлое население на Дону – казаки, существует с конца X – XIII вв., не прекращаясь и не исчезая ни на одно поколение.

Таким образом, сохранившиеся до настоящего времени донское виноградарство и традиция высаживать дерево груши-дички являются бесспорным доказательством участия касогов/адыгов в формировании донского казачества.

Примечания:

1. Скорик А.П., Тикиджьян Р.Г. и др. Казачий Дон: Очерки истории. Ростов н/Д., 1995. Ч. 1.

2. Ген В. Культурные растения и домашние животные в их переходе из Азии в Грецию и Италию, а также и в остальную Европу. СПб., 1872.

3. Козюменко Е.В. Некоторые этноботанические наблюдения по материалам раскопок курганов Нижнего Подонья (По результатам ксилотомического анализа) // Историко-археологические исследования в Азове и на Нижнем Дону в 1990 г. Азов,

1991. Вып. 10.

4. Потапенко А.И. Старожил земли русской: Очерки о русском винограде. Ростов н/Д., 1976.

5. Крайсветный М.И. О времени появления культуры винограда на Дону // Повышение эффективности производства и улучшение качества винограда и вина. (Труды ВНИИВиВ им. Я.И. Потапенко). Новочеркасск, 1980.

6. Плетнева С.А. От кочевий к городам. М., 1967.

7. Кругликова И.Т. Сельское хозяйство Боспора. М, 1975.

8. Гайдукевич В.Ф. Виноделие на Боспоре. М-Л., 1958. (МИА, № 85).

9. Якобсон А.Л. Раннесредневековый Херсонес. М.-Л., 1959. (МИА, № 63).

10. Половинкина Т.В. Аборигены Кавказского Причерноморья. Культура жизнеобеспечения. Нальчик, 2004.

11. Простосердов Н.Н. Виноградарство и виноделие в Донской области. Пгр., 1915.

12. Пронин Ф.М. Агротехника виноградарства Ростовской области // Донское виноградарство. Ростов н/Д., 1939.

13. Крайсветный М.И. Происхождение донских формировок виноградного куста // Краеведческие записки: Сб. науч. трудов. Новочеркасск, 1994. Вып. 1.

14. Катон, Варрон, Плиний и Колуммела о сельском хозяйстве. М.-Л., 1937.

15. Колумелла. Сельское хозяйство // Ученые земледельцы Древней Италии. Л., 1970.

16. Дулимов Е.И., Цечоев В.К. Происхождение государства и права у народов Дона и Северного Кавказа. Ростов н/Д., 2006.

17. Караулов Н.А. Сведения арабских географов IX – X вв. по РХ. М., 1908.

18. Коковцев П.К. Еврейско-хазарская переписка в Х в. Л., 1932.

19. Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая степь. М., 1989.

20. Пелях М. История виноградарства и виноделия Молдавии. Кишинев, 1970.

21. Страбон. География // Кавказ и Дон в произведениях античных авторов.

Ростов н/Д., 1990.

22. Жуковский П.М. Культурные растения и их сородичи. М., 1964.

23. Шкорпил В.В. Отчет об археологических раскопках в г. Керчи и его окрестностях в 1902 году // ИАК. 1904. № 9.

24. Ампелография СССР. Малораспространенные сорта винограда. М., 1963.

Т. I.

25. Ампелография СССР. Малораспространенные сорта винограда. М, 1965.

Т. II.

26. Ампелография СССР. М., 1970. Справочный том.

27. Агрба Б.С., Хотко С.Х. Островная цивилизация Черкесии. Черты историкокультурной самобытности страны адыгов. URL: www.

apsnyteka.org/a/ostrovnaya_tsivilizatsiya_cherkesii_/index.html.

28. Спенсер Э. Путешествия в Черкесию. Письмо 27. URL: adigasite.com/archives/1901.

29. Мариньи де Т. Путешествие в Черкесию // Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII – XIX вв. Нальчик, 1974.

30. Бларамберг И.Ф. Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа // Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII – XIX вв. Нальчик, 1974.

31. Хотко С. Море в черкесской (адыгской) истории. URL: www.

napress.ru/index.php?newsid=5939.

32. Марзей А.С. Черкесское наездничество – «зекIуэ». Нальчик, 2004.

33. Прокофьев Р.В. Древнерусские поселения Северо-Восточного Приазовья // Проблемы археологии Юго-Восточной Европы: Тезисы докладов VII Донской археологической конференции. Ростов н/Д., 1998.

34. Ригельман А.И. История о донских казаках. Ростов н/Д., 1992.

35. Герберштейн С. Записки о Московии. М., 1988.

36. Хотко С. Агрикультурный облик Черкесии. Сопоставление с европейскими образцами – URL: adigasite.com/archives/4730.

37. Алексиев Й. Находка от оръдия на труда и въоръожение от Царевец // Музеи и памятници на культурата. София, 1976. XVI, № 2.

38. Начев Т.Д. Лозарството по Българските земи от възникването му до началото на ХХ век.: Автореф. канд. дис. Плевен, 1981.

39. White K.D. Agricultural Jmplements of the Roman World. Cambridqe, 1967.

40. Pletnjowa S.A. Die Chasaren. Leipzig, 1978.

Г.Б.

Луганская Песни и инструментальная музыка казаков и адыгов как исторический источник Методологическим основанием для данной статьи послужило одно из определений понятия «культура» известного культуролога А.Я Флиера:

«…культура – это способ выживания и воспроизводства социального человека в истории, а смысл истории мы находим в динамике накопления социального опыта выживания и воспроизводства, то есть в культуре» [1.

С. 32]. Как правомерно отмечает ученый, каждому новому поколению приходится «с большей или меньшей радикальностью переосмысливать, обновлять, развивать или, по крайней мере, творчески реинтерпретировать … «культурные тексты» (в религии, философии, искусстве, общественном сознании) и реализовывать их в уже новых исторических условиях существования, переводить их на новые более актуальные языки и коды культуры и транслировать следующим поколениям в постоянно обновляемом виде. А главное – производить все эти трансформации, сохраняя более или менее выраженную лояльность к историческому опыту и традициям своих предков» [1. С. 19].

Обратимся к архивным документам, являющимся историческими источниками для изучения славяно-адыгских культурных связей и охватывающим хронологические рамки – вторая половина XIX – конец XX вв.

В архиве АРИГИ сохранился седьмой том Истории 44-го Драгунского Его Императорского величества Государя Наследника Цесаревича полка, составленный Василием Александровичем Потто и изданный в С.Петербурге в 1895 г. В нем опубликована статья «О кавказских песнях» [2.

С. 163-171]. Своего рода историческою эпопеею, памятником Кавказской войны В.А. Потто называет цикл боевых песен, по которым можно было бы проследить всю историю минувшей войны. К сожалению, песни не были собраны в сборник, «между тем значение военной песни, как элемента, способствующего к развитию в полках боевого направления, не подлежит сомнению». И далее: «Песня, запечатленная патриотические чувства, проникнутая любовью к Царю и славе родного оружия – легче всего знакомит солдата с прошедшими славными походами, сохраняет в рядах его память о достославных победах и тех вождях, которые покрыли 100 русское имя неувядаемою славою» [2.

С. 163]. В.А. Потто отмечает, что не часто в полках можно услышать настоящие боевые песни: их вытеснили, их заменили другие, чуждые и духу и быту солдата, а те, которые еще и сохранились, не будучи закреплены печатью, исказились до того, что лишились смысла, а, следовательно, и значения. С этой точки зрения, полагает он, восстановить в памяти молодого поколения те песни, которые назывались Нижегородцами в старые годы, и так или иначе, касавшиеся их походов, будет далеко не бесполезным. «Эти песни мы заимствуем из рукописного сборника, доставшегося нам также от старого Нижегородца (теперь уже умершего) генерал-майора Карла Карловича Шульца» [2].

В.А. Потто приводит пример песни, которую пели в Царских Колодцах в 1841 г., когда один дивизион Нижегородского полка готовился выступить в Чеченский поход, под начальством известных генералов Граббе и Фрейтага.

Вот ее текст:

Весна, ребята, настает, Трепещет враг лукавый, – Ведь Граббе сам нас поведет Искать побед и славы.

Ура, ура – летучий наш отряд!

Ведь Граббе сам нас поведет И Фрейтаг будет съ нами!

…Один укажет путь побед, С другим нам бой забава, – Где Фрейтаг – там уж страха нет, И неизбежна слава.

Ура, ура – летучий наш отряд!

Ведь Граббе сам нас поведет И Фрейтаг будет съ нами!

Для нас поход Чеченский – пир, Мы в нем не сыщем злата,

За то нам скажет командир:

«Спасибо вам, ребята!»

Ура, ура – летучий наш отряд!

Ведь Граббе сам нас поведет И Фрейтаг будет съ нами!

Эта песня была заимствована драгунами от Куринского егерского полка.

Павел Христофорович Граббе (1789-1875 гг.) – граф, российский государственный и военный деятель [3] начал военную службу на Кавказе 18 апреля 1838 г. в качестве командующего войсками на Кавказской линии и в Черноморской области. Во время Кавказской войны 1839-1842 гг.

П.Х. Граббе был произведен в генерал-адъютанты. Когда в 1839 г. возникли военные действия против Шамиля, П.Х. Граббе был вверен отряд войска, расположенного в Северном Дагестане и в Чечне, известный под названием Чеченского отряда русской армии на Кавказе. Чеченскому отряду указана была только общая цель действий; сами же средства для достижения ее, распределение сил, выбор путей должны были определиться по указанию местных обстоятельств и по ближайшему усмотрению П.Х.

Граббе. В распоряжении командующего были даны все военные средства не только Кавказской линии, но и Северного Дагестана. Общие силы, бывшие под командой генерала, состояли из 10 батальонов, 5 сотен казаков, 6 легких и 8 горных орудий и 4 орудий казачьей артиллерии [4]. Первоначально Павел Христофорович направил военные силы в Чечню, чтобы нанести поражение союзнику Шамиля, а потом двинуться против самого Шамиля. Выступление отряда было назначено на 9 мая. Перед выступлением Граббе отдал по отряду приказ, в котором призывал солдат к храбрости, строго приказал щадить женщин и детей, и выражал уверенность в успехе русского оружия [4]. Центром сил Шамиля служила крепость Ахульго. Овладение П.Х. Граббе почти неприступной твердыней стало «блистательнейшим из его кавказских подвигов» [5]. Действия командующего на Кавказе в течение трех лет были удачными, за исключением Ичкерийской экспедиции. В 1843 г. П.Х. Граббе покинул Кавказ, будучи отставлен от своего звания командующего войсками Северного Кавказа с оставлением в чине генерал-адъютанта, вследствие Высочайшего воспрещения совершать впредь эскпедиции внутрь Кавказа … [6]. Песня же, исполняемая солдатами Чеченского отряда, очевидно, была результатом (помимо всех других достоинств – Г.Л.) редкого дара Граббе, описываемого в работе «Характеристики русских генералов на Кавказе: «…в обществе, в салоне, в кабинете, во всякой беседе он имел дар редкого очарователя, его речь, составленная из избранных приличных и благозвучных слов постоянно выражала рыцарские, благородные, высоко нравственные, честные чувства, просто очаровывала…» [7].

Вторым персонажем боевой походной солдатской песни был Роберт Карлович Фрейтаг (1802-1851 гг.) – генерал-лейтенант, сподвижник кавказских войн [8]. В 1838 г. Фрейтаг был переведен на Кавказ с назначением старшим адъютантом отдельного кавказского корпуса. В 1840 г. он получил в командование Куринский пехотный полк, прославившийся подвигами в борьбе против горцев. В 1841 г. Фрейтаг вместе с Куринским полком находился в экспедиции отряда генерал-адъютанта Граббе [8]. Памяти генерал-лейтенанта Р.К. Фрейтага и «всем боевым его товарищам, уже отшедшим и оставшимся еще в живых. 1843», посвятил документальные материалы Александр Алексеевич Волоцкой [9]. Он происходил из дворян Вологодской губернии. Окончил Императорский Московский университет, затем школу гвардейских прапорщиков. Крестным отцом его сына был император Николай I. С 7 июня 1847 г. являлся гражданским губернатором Ставрополья. Свое участие в Кавказской войне отразил в очерке «Генерал Фрейтаг и его боевые товарищи, три эпизода из истории завоевания Кавказа», опубликованном в 1873 г. в «Русской старине» [10].

А.А. Волоцкой пишет, что в №7 «Русского Вестника» 1872 г. помещена статья г. Ильина «Из событий на Кавказе. Набеги Шамиля в 1843 году». «Но г. Ильину, по нахождению его в Дагестанском отряде, не были известны действия, состоявшего под начальством генерала Фрейтага, чеченского отряда, до казанищинского боя; и потому, припомнив, что между бумагами моими сохраняются записки, относящиеся до этой замечательной в Кавказской войне эпохи, я отыскал их и считаю обязанностью препроводить оные к вам, для напечатания, как достояние русской старины, с тою целию, чтобы, во-первых, пополнить пробелы в ст. г. Ильина, а вовторых, восстановить истину относительно казанищинского боя и отдать при этом должную справедливость моим товарищам» [9. С. 815].

Боевые действия на Кавказе в 1843 г. были особенно тяжелыми. Начальник левого фланга Кавказской линии, генерал-майор Фрейтаг, про которого … генерал-адъютант Граббе говорил, что «Фрейтаг для войны на Кавказе необходим, как порох и пушки», – явился здесь истинным героем этой эпохи. Приводим комментарии А. Волоцкого одного из военных маневров того времени.

Получив сведения, что Низовое укрепление, в котором по случаю восстания всего окрестного народонаселения, укрылся транспорт молоканов, следовавших на Кавказ, и где весь гарнизон состоял из двух слабых рот пехоты, обложено громадным скопищем акушинцев и других горцев и едва держится, он быстро сдвинулся со своим отрядом к названной крепостце и на рассвете, 19-го ноября, подошел так осторожно, что горцы сначала его совсем не заметили. Пользуясь высотами, генерал-майор Фрейтаг стянул главные свои силы к морю, выставив против скопища кавалерию и цепь стрелков, и подал сигнал о приближении помощи гарнизону тремя выстрелами из орудия. Неприятель, видя перед собою небольшое число наших войск, обратил значительную часть своего сборища против них и завел с ними жаркую перестрелку, не подозревая того, что главные наши силы стянутся на левый фланг и могут легко ударить его сбоку. Так и случилось. Между тем, как горцы усиливались остановить рассыпанных против них стрелков, колонны пехоты, а за ними и кавалерия, двигаясь по берегу моря, скоро очутились на высоте главного скопища, и генерал Фрейтаг приказал кавалерии атаковать неприятеля. Линейные казаки Кубанского, Волгского, Моздокского и Кизлярского линейных полков дружно устремились против неприятеля, – и ошеломленные горцы бежали стремглав к горам, так что в самое короткое время на всем пространстве, против Низового укрепления лежащем, не осталось ни одного врага. Гарнизон отворил ворота и мы, вошедши в крепостцу, были свидетелями самого трогательного зрелища: женщины, дети, молоканы, со слезами молились за Фрейтага и целовали ему ноги и стремена [9. С. 816-817]. В данном фрагменте речь идет о «разбитии скопища Акушинцев и Тавлинцев при Низовом укреплении». Кроме этого, автор очерка приводит «Журнал военных происшествий, случившихся на левом фланге Кавказской линии с 14-го по 23-е ноября 1843 г.», собственноручно самим генералом Фрейтагом написанный. В нем детально освещены Кавалерийский бой под селением Большие Казанищи в Дагестане и Дело под Миатлами на реке Судаке [9.

С. 825-838]. А.А. Волоцкой отмечает, что блистательный подвиг кавалерии отряда генерал-майора Фрейтага под Казанищами в свое время не оценен по справедливости. Между тем, заслуга его отряда была громадная. Доказательством этому является случайно сохранившийся рапорт генерал-лейтенанта Гурко командиру отдельного кавказского корпуса генерал-адъютанту Нейдгарту от 15-го ноября 1843 г. за №258, в котором показано, «в каком положении была вся страна, какой общий упадок духа последовал за неимоверными успехами Шамиля и каких страшных последствий можно было бы ожидать, если бы кавалерия Фрейтага была опрокинута…» [9. С.834].

Таким образом, опубликованная В.А. Потто боевая походная солдатская песня, содержащая незамысловатый текст, посвященная конкретному историческому событию и рассказывающая о конкретных личностях, является для нас ценным историческим источником. Понимая важность морального фактора, отмечаем, что в походе и боевой жизни войска именно песня составляет основу нравственной поддержки и духа солдата. Вместе с тем, боевая походная песня является отражением веры простых русских солдат в несокрушимость Отечества, армии и будущее народа.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 13 |

Похожие работы:

«Научно-издательский центр «Социосфера» Бакинский государственный университет Сургутский государственный университет Пензенская государственная технологическая академия ГЛОБАЛИЗАЦИЯ КАК ЭТАП РАЗВИТИЯ МИРОВОГО СООБЩЕСТВА Материалы международной научно-практической конференции 25–26 сентября 2011 года Пенза – Сургут – Баку УДК 3 ББК 65.5 Г 54 Глобализация как этап развития мирового сообщества: материалы международной научно-практической конференции 25–26 сентября 2011 года. – Пенза – Сургут –...»

«ЦЕРКОВЬ БОГОСЛОВИЕ ИСТОРИЯ Материалы III Международной научно-богословской конференции (Екатеринбург, 6–7 февраля 2015 г.) Екатеринбургская митрополия Православная религиозная организация — учреждение высшего профессионального религиозного образования Русской Православной Церкви «Екатеринбургская духовная семинария» Уральский федеральный университет им. первого Президента России Б. Н. Ельцина Институт гуманитарных наук и искусств Лаборатория археографических исследований ЦЕРКОВЬ БОГОСЛОВИЕ...»

«МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра истории Институт фундаментальных и прикладных исследований Центр исторических исследований РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ Кафедра психологии и педагогики НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ БИЗНЕСА ЭЛИТА РОССИИ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ: СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И ИСТОРИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ Сборник научных статей Выпуск 2 Москва УДК 316.344.42 ББК 60.541.1 Э 46 Редакционная коллегия: А.А. Королев, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ...»

«ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ АССОЦИАЦИИ ИСТОРИЯ И КОМПЬЮТЕР ИНФОРМАЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ, ТЕХНОЛОГИИ И МОДЕЛИ РЕКОНСТРУКЦИИ ИСТОРИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ И ЯВЛЕНИЙ СПЕЦИАЛЬНЫЙ ВЫПУСК МАТЕРИАЛЫ XII КОНФЕРЕНЦИИ АССОЦИАЦИИ ИСТОРИЯ И КОМПЬЮТЕР МОСКВА, 2224 ОКТЯБРЯ 2010 г. Издательство Московского университета ББК 63ф1я И665 Издание осуществлено при поддержке гранта РФФИ, проект №10-06-06184-г Редакционный совет: к.и.н. В.Ю. Афиани (Москва), к.и.н. С.А. Баканов (Челябинск), ст.преп. Е.Н. Балыкина (Минск), д.и.н....»

«Национальный заповедник «Херсонес Таврический» III Международный Нумизматический Симпозиум «ПриPONTийский меняла: деньги местного рынка» Севастополь, Национальный заповедник «Херсонес Таврический» 29 августа 2 сентября 2014 г. ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ И СООБЩЕНИЙ Севастополь «ПриPONTийский меняла: деньги местного рынка» // Тезисы докладов и сообщений III Международного Нумизматического Симпозиума (Севастополь 29.08. – 2.09. 2014) Издаются по решению Ученого Совета заповедника «Херсонес Таврический»...»

«История и основные результаты деятельности ГосНИИ ГА. Научное обоснование перспектив развития воздушного транспорта России д.т.н., профессор В.С. Шапкин, генеральный директор ГосНИИ ГА (доклад на научной конференции «Становление и развитие отраслевой науки и образования на российском воздушном транспорте», посвященной 90-летию со дня создания гражданской авиации. 7 февраля 2013 г., Москва, Международный выставочный центр «Крокус Экспо») 1. История и основные результаты деятельности ГосНИИ ГА...»

«Назарова Галина Ивановна учитель истории и обществознания Муниципальное бюджетное образовательное учреждение «Шенкурская средняя общеобразовательная школа» г. Шенкурск Архангельской области МЕТОДИЧЕСКАЯ РАЗРАБОТКА УРОКА ИСТОРИИ В 5 КЛАССЕ «НАШЕСТВИЕ ПЕРСИДСКИХ ВОЙСК НА ЭЛЛАДУ» Назарова Галина Ивановна ФИО учителя История Древнего мира Предмет Класс 5 Раздел III. Древняя Греция (урок №7 Тема 2. Полисы Греции и их борьба с персидским нашествием) Номер урока Урок; тип – комбинированный; вид –...»

«ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЕ МУЗИЦИРОВАНИЕ В ШКОЛЕ: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «КУРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЕ МУЗИЦИРОВАНИЕ В ШКОЛЕ: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА материалы ВСЕРОССИЙСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ Курск, 28–30 мая 2015 года КУРСК 20 УДК 37;78 ББК 74+85. И И72 Инструментальное музицирование в школе: история, теория и...»

«С.Г. КАРПЮК    КЛИМАТ И ГЕОГРАФИЯ   В ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ    РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ С.Г. Карпюк КЛИМАТ И ГЕОГРАФИЯ В ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ (архаическая и классическая Греция) Москва УДКББК 63.3 К – 21 Рецензенты: доктор исторических наук, профессор О.В. Сидорович, кандидат исторических наук А.Б. Ванькова Обложка А.С. Карпюк Карпюк С.Г. Климат и география в человеческом измерении (архаическая и классическая Греция). М.: ИВИ РАН, 2010. – 224 С. В книге С.Г. Карпюка...»

«http://tsisa.ru/history/ ************************************ Из истории теории систем и системного анализа Предисловие Общеизвестен ряд фактов о становлении системных исследований, которые излагаются в учебниках и учебных пособиях: основоположником теории систем считается Л. фон Берталанфи, который в 30-е гг. XX века предложил концепцию открытой системы; до Берталанфи, в начале XIX века наш соотечественник А. А. Богданов начал развивать системное направление в управлении; однако в силу...»

«ОТКРЫТЫЕ СЛУШАНИЯ «ИНСТИТУТА ПЕТЕРБУРГА». ЕЖЕГОДНЫЕ КОНФЕРЕНЦИИ ПО ПРОБЛЕМАМ ПЕТЕРБУРГОВЕДЕНИЯ. 2007 – 2010 ГГ. Л. Ю. Сапрыкина МНОГОЕ О. МАЛОМ ПРОСПЕКТЕ ПЕТРОГРАДСКОЙ СТОРОНЫ Малый проспект Петроградской стороны – одна из старейших улиц нашего города. Совсем не малый, более двух километров, неодинаковый на разных отрезках, необычный, удивительный, но, к сожалению, обойденный вниманием, Малый проспект проходит от Ждановской набережной до пересечения Левашовского и Каменноостровского проспектов....»

«ISSN 2412-9704 НОВАЯ НАУКА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 04 ноября 2015 г. Часть 1 СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ: Международное научное периодическое...»

«© Лига событий, 2012г. История компании «Лига событий» Уникальность организации Агентство «Лига событий» до 2011 года входило в состав компании «Наша Лига» и являлось организатором всех самых значимых и масштабных проектов компании. С 2011 года компания «Лига событий» существует как самостоятельная бизнес единица и юридическое лицо. Агентство «Лига событий» объединило в себе опыт и навыки профессиональных менеджеров и руководителей, позволяя делать более качественные и знаковые мероприятия. За...»

«Гаврильева Людмила Николаевна преподаватель якутского языка, литературы Капитонова Майя Валериевна преподаватель русского языка, литературы Сивцева Алла Капитоновна библиотекарь Государственное бюджетное образовательное учреждение Республики Саха (Якутия) «Республиканское среднее специальное училище Олимпийского резерва имени Романа Михайловича Дмитриева» г. Якутск, Республика Саха (Якутия) СЦЕНАРИЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ИГРЫ «ДУМАЙ, ИГРАЙ, ПОБЕЖДАЙ!», ПОСВЯЩЕННЫЙ XXII ЗИМНИМ ОЛИМПИЙСКИМ ИГРАМ В...»

«12 марта (четверг) 12.00–13.30 Официальное открытие форума «Мусульманский Мир-2015». Сцена, павильон 1 Осмотр экспозиции. 13.30-14.30 Обед для специально приглашенных гостей. 14.30-16.30 Научно-практическая конференция Конгресс-холл, «Проблемы и перспективы развития мусульманской общины России» павильон 2, 1 этаж Ведущий:Ведущий: Мейер Михаил Серафимович, д.и.н., профессор, президент Института стран Азии и Африки, заведующий кафедрой истории Ближнего и Среднего Востока ИСАА МГУ. Выступления:...»

«Федеральное агентство по образованию Департамент образования и науки Ханты-Мансийского автономного округа — Югры Нижневартовский государственный гуманитарный университет Гуманитарный факультет Нижневартовское отделение Российского общества интеллектуальной истории Кафедра документоведения и всеобщей истории ИСТОРИЯ ИДЕЙ И ИСТОРИЯ ОБЩЕСТВА Материалы VIII Всероссийской научной конференции г.Нижневартовск, 15—16 апреля 2010 года Издательство Нижневартовского государственного гуманитарного...»

«Сборник материалов всероссийской научной конференции (2014) УДК 929 Дегальцева Екатерина Александровна, д-р ист. наук, проф. Бийский технологический институт АлтГТУ, katerina3310@yandex.ru А.Н. Пепеляев: становление биографии на фронтах Первой мировой войны Аннотация: В статье рассматривается становление биографии генерала А.Н. Пепеляева в период Первой мировой войны в русле военно-исторической антропологии. С привлечением разноплановых источников прослеживается формирование офицерской...»

«СПИСОК ОСНОВНЫХ ПЕЧАТНЫХ РАБОТ ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК Е. В. РЕВУНЕНКОВОЙ «Седжарах Мелаю» (Малайская история) — исторический и литературный памятник Средневековья // Тез. конф. по истории, языкам и культуре ЮгоВосточной Азии. Л. С. 15–17. Сюжетные связи в «Седжарах Мелаю» // Филология и история стран зарубежной Азии и Африки: Тез. науч. конф. Вост. ф-т ЛГУ. Л. С. 36–37. Индонезия // Все о балете: Словарь-справочник / Сост. Е. Я. Суриц; под ред. Ю. И. Слонимского. М.; Л. С. 43–45. Культурная...»

«* Отзыв научного руководителя на диссертацию Чернова М.С. на тему «Индустриализация Австрии во второй половине XIX начале XX вв.: особенности и основные направления», выполненную на соискание ученой степени кандидата исторических наук по специальности 07.00.03 всеобщая история (новая и новейшая история) Представленная работа выполнена на актуальную и малоизученную в отечественной историографии тему. Австро-Венгрия, как и Россия не принадлежали к числу лидеров мировой экономики XIX начала XX вв....»

«Российский Союз Евангельских христиан-баптистов Московская богословская семинария ЕХБ Центр изучения религий РГГУ Российская национальная комиссия Международной комиссии по сравнительной истории церквей (Comission internationale d’histoire ecclsiastique compare) Институт теологии и истории Боннской библейской семинарии (Bonn) Материалы международной научно-практической конференции 105 лет легализации русского баптизма 5–7 апреля 2011 года Москва 2011 ISBN 5-902917-03-4 Материалы международной...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.