WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 26 |

«Русь, Россия: Средневековье и Новое время Выпуск Третьи чтения памяти академика РАН Л.В. Милова Материалы к международной научной конференции Москва, 21-23 ноября 2013 г. Москва УДК ББК ...»

-- [ Страница 16 ] --

Пещуров, совершивший в 1842 г. ревизию этой губернии. По его докладу 10 августа 1843 г. Николай I приказал начать изучение вопроса о пересмотре границ юго-восточных губерний. В результате такого изучения 2 мая 1850 г. последовало повеление приступить к учреждению Самарской губернии9.

4 РГИА. Ф. 381 Оп. 2. Д. 523. Л. 63.

5 ОР РНБ. Ф. 120. Оп. 1. Д. 2477. Л. 3, 8 об.

6 Там же. Ф. 571. Оп. 1. Д. 13. Л. 18 об.

7 Там же. Ф. 608. Оп. 2.Д. 136. Т. 1. Л. 243-321 об.

8 ГАУО. Ф. 156. Оп. 1. Д. 186. Л. 79 об.

9 РГИА. Ф. 383. Оп. 9. Д. 7674. Л. 44.

Ее предполагалось устроить из вышеперечисленных 7 заволжских уездов Симбирской, Саратовской и Оренбургской губерний. Эти уезды рассматривались как многоземельные, и, следовательно, вся губерния рассматривалась как территория массового заселения. Саратовская и Симбирская же губернии, оставшиеся без луговых сторон, из числа многоземельных окончательно выключались. Сокращался объем обязанностей их органов управления за счет упразднения функций по организации переселений. Это позволяло сократить расходы правобережных губерний, а освободившимися суммами компенсировать затраты на содержание новых самарских губернских учреждений.

Освоение заволжских территорий было одной из важнейших задач при принятии решения о создании новой губернии. 10 августа 1850 г. министр внутренних дел Л.А. Перовский сообщил управляющему Министерством госимуществ Н.М. Гамалее, что, ознакомившись именно с мнением его ведомства, Николай I окончательно «повелеть соизволил приступить ныне же к образованию Самарской губернии и привести эту меру в действие, если возможно, с 1 января будущего 1851 года»10.

Важным обстоятельством, ускорившим создание губернии за Волгой, был быстрый рост Самары и подъем ее экономического значения, что обуславливалось, прежде всего, развитием товарного производства зерна в крае и хлебной торговли. Переломным стал 1833 год, отмеченный высоким урожаем при одновременном подъеме цен на хлеб, особенно на твердую экспортную пшеницу – «белотурку»11.

После него началась, по словам современников, «настоящая белотурочная лихорадка»12. В 1835 г. был поднят, а в 1840 г. решен вопрос об изменении плана Самары. На плане, утвержденном в 1804 г., «не существовало еще хлебной пристани, и хлебных амбаров на плане назначено не было». К 1840-м гг. число зерноскладов достигло нескольких сот, и ежегодные закупки хлеба, вывозимого из Самары, простирались до 3-5 млн пудов13.

В 1835 г. император утвердил новые правила сбора в Самаре городских доходов и расходов, а также новые штаты самарской городской администрации, полиции и органов самоуправления14. Это было опять-таки следствием развития хлебной торговли.

РГИА. Ф. 383. Оп. 9. Д. 7674. Л. 73.

–  –  –

Там же. Ф. 1287. Оп. 5. Д. 1018.

Однако уже в 1841 г. срочно понадобилось и было получено высочайшее позволение на изменение этих штатов из-за большого притока людей в город. Официально постоянное население в Самаре за 1830-е гг. выросло в полтора раза, превысив 13 тыс. чел., а к 1851 г.

достигло 15 тыс. жителей15. Однако реальная численность была на порядок выше. С весны до зимы в город и его округу стекалось на заработки около 100 тыс. чел. Даже зимой в Самаре реально проживало не менее 25 тыс. обитателей16.

Через Самарскую пристань в середине XIX в. проходило в стоимостном выражении две трети грузооборота всех пристаней по луговому берегу Волги ниже устья Камы17. Ранг административного центра Заволжья только закреплял реальное положение Самары в крае.

Сроки, назначенные Николаем I для подготовки к открытию губернских учреждений, были выдержаны. 6 декабря 1850 г. он подписал указ об образовании Самарской губернии. Предусмотренная в нем дата 1 января 1851 г. объявлялась днем начала существования новой губернии. Не стал помехой даже страшный пожар 1850 года. В городе с трудом, но нашлись уцелевшие здания, пригодные для найма под размещение присутственных мест.

С открытием губернии в повестку дня встали вопросы унификации органов местной власти и самоуправления, перешедших из разных губерний, по единому образцу, каким становились учреждения Самары [1]. Одновременно велась проверка на соответствие их самих общероссийскому законодательству. При этом насущные потребности могли оказаться важнее даже правовых норм. Так, интересы хлебной торговли в новой губернии привели к упразднению паспортного контроля за пришлыми и фактической отмене сыска беглых [7].

Повышение административного статуса города и территории стимулировало как дальнейшее развитие хозяйства и инфраструктуры края, так и способствовало подъему здесь общественной жизни, образования, культуры [2]. Завершилось превращение лесостепного и степного Заволжья из Дикого поля, каким оно было еще в начале 1730х гг., в одну из коренных российских губерний. За этими превращениями стояли, прежде всего, уже полученные результаты колонизационного процесса на юго-восточных землях России, а также стремление к освоению все новых земель.

15 НА РГО. Раз. 34. Д. 6. Л. 87.

РГИА. Ф. 1152. Оп. 3. 1841 г. Д. 87.

–  –  –

1. Артамонова Л.М. Городское самоуправление уездной Самары в первой половине XIX в. //Самарский земский сборник. Самара, 1995.

2. Артамонова Л.М. Получение Самарой губернского статуса и расширение культурного пространства провинциального города // Городская культура и город в культуре. Ч. 1. Самара, 2012.

3. Милов Л.В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса. М., 1998.

4. Миронов Б.Н. Историческая социология России. СПб., 2009.

5. Самарская летопись. Самара, 1993. Кн. 1.

6. Смирнов Ю.Н. Заселение государственными крестьянами казачьих и калмыцких земель Самарского Заволжья в первой половине XIX в. // Крестьянство и власть Среднего Поволжья. Саранск, 2004.

7. Смирнов Ю.Н. «Юрьев день» губернского масштаба. Отмена проверки паспортов в Самаре в начале 1850-х годов // Центр и периферия. 2012. №1.

–  –  –

Колонизация; юг Российской империи; казенные крестьяне; Волго-Донская переволока; Азовское побережье.

В статье обоснована значимость Волго-Донской переволоки и Азовского побережья как стратегических пунктов военной и гражданской колонизации на юге Российской империи в правление Екатерины II. Определена социальная база переселенцев на указанные земли – казенные крестьяне – согласно правительственным планам освоения южных территорий.

На всем протяжении XVIII в. Россия добивалась закрепления своих позиций в Северном Причерноморье. Важнейшие стратегические пункты жизненно важного для страны продвижения к Черному морю были определены еще в 1695–1696 гг. в Азовских походах Петра I – это Волго-Донская переволока с крепостью Царицын и крепость Азов с прилегающим морским побережьем. Утверждение России на указанных землях давало право полного контроля над Переволокой – месте наибольшего сближения Волги и Дона, над всем течением Нижнего Дона, его устьем и Азовским побережьем а, следовательно, удобной и оперативной доставкой грузов по водной системе река-море.

18 Перечицкая Светлана Леонидовна, Волгоградская государственная академия повышения квалификации и переподготовки работников образования (РФ, Волгоград); psl38@bk.ru.

В первой трети века был предпринят ряд мер по обустройству Царицынской сторожевой линии, прикрывавшей Переволоку от нападений калмыков и ногайцев и просуществовавшей до 1777 г., строились планы соединения двух рек каналом с целью увеличения пропускной способности судов в междуречье, создавалось Волжское казачье войско. В результате при Анне Иоанновне на Переволоке рядом с Царицыным в 1734 г. появилась Дубовка, определенная указом как главное селение волжских казаков. Проведенные мероприятия на десятилетия обеспечили охрану самой сторожевой линии и казенных грузов, переправляемых в Северное Причерноморье и Земли донских казаков.

Победа в русско-турецкой войне (1768–1774) позволила Российской империи утвердиться на новых рубежах от Моздока до Азова и оставить Царицынскую линию в 1777 г., ставшую внутренней частью страны19. Перевод волжского казачества с Царицынской на Моздокскую линию и заселение на освободившихся в округе Дубовки землях великороссийских экономических крестьян в 1776–1778 г. положили начало регулируемой правительством военной и гражданской колонизации края. Еще в 1776 г. правительство запланировало перевести 2 тыс. душ малоземельных экономических крестьян из центральных губерний России на земли бывшего Волжского войска. При непосредственном контроле Коллегии Экономии и общем контроле Сената на указанных землях в 1778–1779 гг. оказалось 1854 души экономических крестьян [3].

Организация миграционных потоков входила в комплекс государственных задач, стоявших на тот момент перед правителем южных земель Г.А. Потемкиным: укрепление рубежей, стабилизация внутриполитической ситуации на территориях, не так давно охваченных крестьянскими волнениями, создание социальной опоры власти на огромных и малозаселенных степных просторах, удаленных от центра, закрепление России в Северном Причерноморье и степном Предкавказье, заселение края и его хозяйственное освоение.

Первоначально переселения разных категорий государственных крестьян теснейшим образом были связаны с потребностями содержания Астраханского почтового тракта (Москва – Кизляр) и проводились на наиболее значимых направлениях от прежних пограничных крепостей к вновь возводимым20. Уже в начале 1778 г. Военная коллеРГАДА. Ф. 248. Оп. 70. Д. 6183. Л. 181, 182 об, 192 об.

20 Указ Сената 17.10.1776 О переселении малоземельных экономических крестьян по Астраханской дороге на земли, бывшие во владении волжских казаков. См.: ПСЗ. Т. 20. С. 435, № 14521.

гия поставила перед Главной провиантской канцелярией вопрос о государственном содержании «почтовой гоньбы казачьей команды» (в том числе Царицынской дистанции) на новой линии от Моздока до Азова [1, с. 153; 3, с. 272-273].

Основной социальной базой гражданской колонизации на важнейших стратегических местах юга империи, какими в конце XVIII в.

являлись Волго-Донская переволока и Азовское побережье, последнее было оставлено в ведении центральной власти после Крестьянской войны под руководством Е. Пугачева [2, с. 70], стало экономическое (казенное) крестьянство. Выбор правительства был обусловлен в первую очередь требованиями, предъявляемыми к новопоселенцам – законопослушность, управляемость, лояльность к власти, большая степень свободы по сравнению с крепостными крестьянами. Правительство делало ставку на казенных людей не случайно, оно добивалось изменения социально-психологического климата на Нижней Волге и в Приазовье. Переселенцы изначально не должны были нести ростков социального взрыва. Сыграли свою роль и климатические условия – для российского помещика низкая плодородность земель степной зоны была малопривлекательна.

В начале 1780-х гг. вопрос гражданской колонизации ВолгоДонской переволоки и Азовского побережья вновь встал перед правительством. На это указывает следующий документ РГАДА «Дело по предложению Генерал-поручика и Воронежского Наместничества Правителя об осмотре для поселения на пустопорожней земле Воронежского наместничества Бобровской округи поверенных экономических крестьян Захару Жукову и Фоме Шавкову»21. В документе нашло отражение непосредственное исполнение именного императорского указа от 25 июня 1781 г., по которому предписывалось укрепить наиболее важные стратегические земли юга империи, переведя до 24 тыс. душ российских экономических крестьян на основе принципа добровольности в Новороссийскую и Азовскую губернии, от 20 до 25 тыс. душ по разным источникам на Переволоку22. Показательно, что центральная власть подняла вопрос о массовом переводе гражданского населения между русско-турецкими войнами 1768–1774 и 1787– 1791 гг.

Анализ документа позволил установить характер взаимоотношений, складывавшийся между правительственными структурами и экономическим крестьянством в ходе исполнения именного импера

<

РГАДА. Ф. 600. Оп. 1. Д. 116.22 Государственный архив Волгоградской области. Ф. 331. Оп. 1. Д. 192. Л. 22,29, 30.

торского указа в отношении переселения экономических крестьян в Царицынскую округу.

Процесс контролировали губернаторы или наместники как отправляемой, так и принимаемой стороны, на месте руководство осуществлял отъезжий эконом Государственной Коллегии Экономии.

Для осмотра предлагаемых земель от экономических крестьян Центральной России прибывали поверенные. Как правило, они представляли экономические вотчины всего уезда.

Выбор свой поверенные сообщали чиновнику до отъезда, обусловливая его так: «А более нигде впредь быть не желают», «никаких других мест на оных волгских казачьих землях к поселению не избрали», высказывали сомнение – будут ли желающие крестьяне к переселению. По возвращении на родину поверенные на общем сходе докладывали крестьянскому обществу об увиденном, предоставляя право односельчанам принимать решение о переезде самостоятельно23.

Изученные архивные материалы не содержат информации о дальнейших событиях, связанных с переселением экономических крестьян в 1780-е гг., однако позволяют отметить – при переводе крестьян не использовались методы принуждения и насилия. При переселении было важно соблюдение паритета интересов всех сторон ради исключения ситуаций будущих социальных взрывов, память о которых у правительства была еще очень сильна.

История заселения экономическими крестьянами земель бывшего Волжского войска в конце XVIII в. отличалась от стихийной народной колонизации донских земель в XVI–XVII вв. и Нижней Волги в XVIII в. В первом случае это было организованное переселение законопослушных граждан, во втором акт протеста, бегство.

Бежавшие на Волгу в XVIII в., как явствует из документов Царицынской нижней расправы, большей частью были владельческими, помещичьими крестьянами. Они выпадали из социальной структуры, становились маргинальными, асоциальными элементами, на время потерянными для общества и для себя, в бегах многие из них скрывались под чужими именами.

Экономические крестьяне при переселении оставались встроенными в общественную структуру и сохраняли чувство сопричастности с происходящими в государстве событиями. В местах нового проживания сообщество экономических крестьян показало себя достаточно

23 РГАДА. Ф. 600. Оп. 1. Д. 116.

организованным, в каждом селении имелся староста, в волости – волостное экономическое правление, большую роль играл сход.

Проведенный анализ документов показал, что в крепостном государстве с его ограничением в передвижении и в выборе занятий значительной части крестьянства при решении жизненно важных вопросов страны, правительство шло навстречу пожеланиям такой категории крестьян, как экономические (казенные), и учитывало их интересы и право добровольного выбора места жительства в предлагаемых условиях.

Таким образом, Волго-Донская переволока и Азовское побережье, имевшие в силу своего географического положения важное стратегическое значение, самым теснейшим образом оказались вовлечены в проводимую правительством политику военного и гражданского освоения вновь присоединенных в конце XVIII в. земель. Уже в начале 1780-х гг. до завершения войны с Турцией указанные земли были определены для расселения гражданского населения на юге империи.

1. Белоусов С.С. Государственная политика заселения Царицынского и Кизлярского трактов во второй половине XVIII в. // Вопросы истории.

2011. № 3.

2. Дон и степное Предкавказье XVIII – первая половина XIX в.: Заселение и хозяйство / Отв. ред. А.П. Пронштейн. Ростов н / Д, 1977.

3. Курышев, А.В. Волжское казачье войско (1730–1804 гг.): создание, развитие и преобразование в линейные казачьи полки. Дисс. … канд. ист.

наук. Волгоград, 2007.

–  –  –

Духовенство; черноморские казаки; православная церковь.

Земли, присоединенные к России в конце XVIII в., подвергались интенсивному не только военно-политическому, экономическому, но и церковно-религиозному освоению. На Кубани, территория которой была пожалована Черноморскому казачьему войску, за нескольких лет была создана достаточно многочисленная и своеобразная группа духовенства.

1 Иванов Владимир Иванович, Южный филиал Российского института культурологии Министерства культуры РФ (РФ, Краснодар), д.и.н.; ivanovst@mail.ru.

Войско черноморских казаков начало формироваться по инициативе князя Г.А. Потемкина в 1787 г. Основу его составили бывшие запорожцы. Первоначально оно называлось войско «верных» Черноморских казаков, в отличие от запорожцев, ушедших в Турцию и образовавших там Задунайскую Сечь. Черноморские казаки принимали участие в основных операциях русско-турецкой войны 1787-1791 гг. В первые годы своего существования они имели только одного попа, получавшего 100 руб в год [1, с.161; 5, с. 38]2. Жалованная грамота императрицы Екатерины II от 30 июня 1792 г. передавала им в вечное владение «остров Фанагорию со всею землею», т.е. Таманский полуостров с территорией, лежащей на правом берегу р. Кубани от ее устья до Усть-Лабинского редута. По росписи, которая была дана им вместе с грамотой, на государевом жалованье должны были состоять в войске – один протопоп, один поп, дьякон и причетники. Войсковой протоиерей, по размеру жалованья (200 руб. в год), стоял пятым в войсковой иерархии после кошевого атамана, войскового судьи, писаря и есаула, которые получали от 1000 до 500 руб. Попу полагалось 100 руб в год, диякону – 80 руб., а всем вместе причетникам – 120 руб.

Следует сказать для сравнения, что куренным атаманам назначалось по 40 руб. [7, с. 26] По давно устоявшемуся мнению, высказанному еще крупнейшим дореволюционным исследователем Ф.А. Щербиной, черноморцы переселились на Кубань без духовенства, а иеромонах Антоний, служивший при походной церкви в течении войны с турками, отказался из-за старости и плохого состояния здоровья переселяться [8, с. 271].

Однако известно, что монах Антоний (Донашевский), рукоположенный в священники к «храму святой Живоначальной Троицы в войско Верных Черноморских козаков» 24 февраля 1790 г. [1, c. 169-171], получил 5 августа 1793 г. подписанный атаманом З. Чепегой уже на Кубани «в Карасунском куте» аттестат о своей службе в войске, а 7 августа – «пашпорт» на проезд в разные российские монастыри3. Нет оснований думать, что эти документы он получил заочно, оставаясь в Приднестровье.

Источники свидетельствуют о том, что кроме попа при войсковой походной Свято-Троицкой церкви, которая находилась в Коше (главной квартире, ставке), священник (обычно из монахов) находился и при гребной флотилии. 2 июня 1792 г. иеромонах Феопемпт обратился к архиепископу Екатеринославскому Амвросию с просьбой осЗа сентябрьскую треть 1789 г. назначено 33 руб 33 1/4 коп. У И.В. Сапожникова ошибочно указано 105 руб.

3 ГАКК. Ф. 249. Оп. 1. Д. 208. Л. 27. Здесь его фамилия пишет «Данишевский».

вободить его от службы в этом войске «по старости и слабости его здоровья» и отправить на прежнее место в Поляно-Воронский монастырь.4 По прошению войскового иеромонаха Антония на его место июня 1792 г. был назначен иеромонах Герасим5. Скорее всего, именно он первым из духовных лиц прибыл на Кубань с гребной флотилией, а 12 сентября 1792 г. отслужил на Тамане благодарственный молебен «пры часовне» по поводу получения двух «милостивых грамот», росписи о жалованье и хлеба с солью, присланных императрицею6. В письме от 10 октября 1792 г., адресованном премьер-майору С. Белому, сообщается о присылке на Тамань корпусного иеромонаха – отца Феодосия, который должен был обслуживать не только батальон регулярных войск, но и казаков7.

24 февраля 1793 г. полковой старшина Павел Демешко, еще находясь за Бугом, был рукоположен митрополитом Кириллом в священники и отправлял, по словам войскового судьи А.А. Головатого, «свою должность с усердием» [3, с. 217]8. По рапорту войскового судьи от 21 июля 1793 г. из междуречья Буга и Днестра на Кубань («в остров Фанагорию») под его командованием отправилось 7062 чел.

(из них 1087 служащих и 5975 чел. членов семей), включая состоящих на службе в войске одного попа, одного дьякона и двух «церковников» (очевидно, дьячков или пономарей), с семьями общая численность войскового духовенства составила 12 человек [1, c. 655].

Кошевой атаман З.А. Чепега будучи уже на Кубани 4 ноября 1793 г. сообщал епископу Феодосийскому Иову, что при походной церкви у них служил «выпрошенный из города Черкасска» священник Петр Степанов (очевидно, после увольнения иеромонаха Антония).

После возвращения Степанова домой им прислали иеромонаха Варнаву, который 3 ноября скончался и никаких других священников у них в это время не осталось [1, с. 694]. Ф.А. Щербина сообщает о том, что в 1793 г. по просьбе войскового судьи А.А. Головатого Феодосийский епископ Иов прислал в войско иеромонаха Исайю, а 8 октября некий иерей Солоневский вместе с письмом атаману З.А. Чепеге прислал священника, выразив надежду, что он «не окажется отвратителен» [8, с.271]. В последнем случае речь шла, вероятно, именно о 4 ГАКК. Ф. 249. Оп.1. Д.189. Л.4. Письмо было получено в войске согласно помете уже 8 июня.

5 Там же. Л. 6. Сообщение было получено в Коше 25 июня 1792 г.

6 Там же. Д. 190. Л. 60.

7 Там же. Л. 106.

8 Письмо А. Головатого атаману З. Чепеге датируется 14 марта 1793 г. В это время войсковой судья находился еще в Слободзее [6, с. 32].

священнике Петре Степанове. Иеромонах Исайя мог быть прислан до него, а Варнава – после его отъезда.

Еще в сентябре 1793 г. по приказу кошевого атамана З. Чепеги казаки в разных селениях начали выбирать из своей среды кандидатов для поставления в священники9. В скором времени семь человек для посвящения шестерых во священники, и седьмого – в диаконы были отправлены в Крым к епископу Феодосийскому и Мариупольскому Иову. Однако самостоятельно решить проблему недостатка священнослужителей в войске архиерей побоялся, сначала необходимо было получить разрешение Синода. Текст прошения в Синод с просьбой предоставить Феодосийскому епископу право разрешать строительство церквей и рукополагать священнослужителей, был им уже составлен и войсковому правительству предлагалось только подписать его, а кроме того епископ обещал содействие своего приятеля в решении этого вопроса в Синоде. В своем письме от 4 ноября 1793 г. епископ Иов советовал З. Чепеге пока нет синодского указа скрытно, не называя имен, прислать к нему двух «честных человек, знающих церковный устав» для рукоположения одного в священники, а другого в дьяконы, чтобы потом под видом своих штатных служителей он мог отправить их якобы временно, в силу острой нужды на Кубань [4, с. 157, 29]. Этот план, судя по всему, был реализован, так как в начале декабря из штата феодосийского архиерейского дома епископ Иов отправил в распоряжение Черноморского войскового правительства священника Василия Дьячевского и диакона Филиппа Стояновского [4, с.

158].

Через месяц, 12 января следующего 1794 г. Синод издал указ о причислении Черноморского войска к Феодосийской епархии, так как кафедра ее была ближайшей (менее ста верст) от земель казаков. Указ требовал неукоснительного соблюдения правил отбора кандидатов в духовное звание и их обеспечения, в частности непременно строить или выделять «выгодные домы» для священников новых церквей. На каждую церковь должно было приходиться не менее 100 дворов, считая по четыре души мужского пола на двор, с обязательным выделением земли на саму церковь и не менее 33 десятин на содержание притча [4, с. 27-32].

Осенью того же 1794 г. войсковое правительство послало в Крым двух новых кандидатов – указных дьячков Ивана Андреевского и Кондрата Белаго для рукоположения во священники, однако ука

<

9 ГАКК. Ф. 249. Оп. 1. Д. 253. Л. 1-8.10 Там же. Л. 3-8.

занные лица также были признаны консисторией плохо подготовленными к несению священнической должности, кроме того совсем слабо разбиравшимися в уставе церковных служб. Предлагалось сначала провести их обучение, результаты которого должен был засвидетельствовать войсковой протоиерей Роман Порохня (назначен 2 марта 1794 г.) [4, с. 33], оформить выбор их прихожанами и представление войсковых властей. Впредь посылать кандидатов на священно-церковнослужительские звания должны были только через войскового протоиерея [4, с. 162]11.

Если в начале 1796 г. на землях Черноморского войска было четыре храма: соборная Троицкая церковь в Екатеринодаре, Преображенская на р. Ея, Архангело-Михаиловская в Копыле и первая каменная Покровская в Тамани, то к концу года действовало уже семь (прибавились Воздвиженская в селении Березанском, Рождества Богородицы в Кисляковском и Никольская в Роговском) [2, с. 11]. В рапорте войскового правительства от 1 июня 1797 г. говорится о наличии в войске всего 4 попов и 2 дьяконов [1, с. 768-769], хотя по данным метрических книг за 1796 г. на войсковой земле служили один протоиерей, семь священников, один диякон и один пономарь [2, с. 76, 88, 93, 98, 115].

Через два года, к началу 1799 г. в Черномории действовали уже 25 церквей. Строительство девяти из них еще не было завершено, но только в одной из них Сретения Господня в селении Ивонивском отсутствовал священник с причетниками. В двух в куренных селениях

– Уманском и Каневском, несмотря на указы духовной консистории храмы заложены не были из-за отсутствия материалов. Кроме войскового протоиерея Романа Порохни, в области Черноморского казачьего войска служили в это время 25 священников. Один из них Максим Зубыцкий12 был прислан преосвященным из Феодосии и временно исполнял обязанности, отрешенного от должности джерилиевского священника Михаила Барвенского, находившегося под следствием.

Среди войскового духовенства был один диякон при войсковой походной Свято-Троицкой церкви в Екатеринодаре (Сергей Савич).

Его предшественник Филипп Стояновский к этому времени стал священником. Церковнослужители – пономари (15 чел.), дьячки ( чел.) и псаломщики (4 чел.), были в основном исполняющими должность уволенными, а иногда и не уволенными, казаками. Только трое причетников уже прошли обряд хиротесии и были приписаны к дуВ 1799 г. эти церкви значились приходскими в селениях Джерилиевском и Щербиновском [4, с. 171].

Скорее всего фамилия должна читаться – Дубыцкий.

ховному званию (стихарные пономари при екатеринодарской Троицкой церкви Петр Письменный и Прокопий Крамаренко, роговской Николаевской церкви – Николай Перетятко). Ктиторы церквей, так называли церковных старост, избирались прихожанами без согласования и утверждения со стороны войскового протоиерея [4, с. 171-174].

Таковым был состав духовенства и церковных служителей Черноморского казачьего войска к концу XVIII в., всего через семь лет после переселения на Кубань. Приведенные выше факты дают право говорить о том, что практически все священники первого поколения кубанского духовенства вышли из среды черноморских казаков.

1. Дмитренко И.И. Сборник исторических материалов по истории Кубанского казачьего войска.Т. 3. Войско верных черноморских казаков:

1787-1795 гг. СПб., 1896.

2. Древнейшие метрические книги Кубани. Краснодар, 2010.

3. Кубанский сборник. Екатеринодар, 1905. Т. 11.

4. Православная церковь на Кубани (конец XVIII – начало ХХ в.). Сборник документов. Краснодар, 2001.

5. Сапожников И.В. Священники Черноморского казачьего войска докубанского периода // Культурная жизнь Юга России (Краснодар). 2002.

№1.

6. Фролов Б.Е. Переселение Черноморского казачьего войска на Кубань // Historia Caucasica: Региональный исторический сборник научных статей. Вып. 4. Краснодар, 2005.

7. Хрестоматия по истории Кубани. Документы и материалы. Краснодар, 1975.

8. Щербина Ф.А. Происхождение казачьего выборного духовенства в Черномории // На Кавказе. 1910. №7-8.

–  –  –

Пашня; материалы Генерального межевания; писцовые книги; ГИС; модельный подход; модель освоенность земли.

В статье проводится анализ принципов реконструкции освоенности земельных угодий на основании ретроспективного подхода. В качестве основы подобного 1 Степанова Лилия Геннадьевна, Академия маркетинга и социально-информационных технологий (РФ, Краснодар), к.и.н.; liliya_stepanova@list.ru.

подхода берется пашня, сведения о которой по-разному отражены в материалах Генерального межевания и писцовых книгах.

Пашня, которая обрабатывается крестьянами, является объективным показателем освоенности земельных угодий. Долгое время под пашней подразумевалась вспаханная когда-либо земля, которая могла использоваться в различных системах земледелия: классическом трехполье, двуполье, перелоге, подсеке. По мнению Л.В.

Милова, становление классической трехпольной системы земледелия в XIV-XV вв. протекало достаточно сложно и в российской историографии ее темпы преувеличены [3, с. 23-24]. С точки зрения исследователя, в XVI-XVII вв. паровое трехполье не только соседствовало с двупольем и перелогом, но и, соединяясь с этими архаическими системами, образовывало комбинированные системы земледелия, для которых было свойственно периодическое забрасывание, а затем и введение в севооборот ранее распаханной земли [3, с. 24].

Такой механизм использования пашни помогал бороться с проблемой истощения плодородия почвы. Несомненно, решить эту проблему помогало и расширение производственных площадей за счет вовлечения в сельскохозяйственный оборот новых земельных угодий.

Несмотря на наблюдавшийся консерватизм и приверженность русского крестьянина к старым, «дедовским» способам обработки земли, с течением веков совершенствовались сельскохозяйственные орудия труда, медленно менялись традиционные приемы земледелия, технологии. Подобный «прогресс агротехники и агрикультуры делал возможным на том или ином этапе развития вовлечение в производство земель, совсем еще недавно полностью не пригодных для этого» [3, с. 35]. С одной стороны, это приводило к увеличению площади распаханных земель, но, с другой стороны, без должных вложений земля быстро выпахивалась и выводилась из севооборота. Этот характерный постоянный процесс, связанный с регулярным забрасыванием старых, выпаханных земель и освоения новых, был с точки зрения Л.В. Милова, широко распространен в XVIII столетии в пределах исторического ядра Русского государства [3, с. 35].

Однако земли, периодически запускаемые и выводимые из севооборота, по своему статусу продолжали числиться пашней. А резервы новых земель на территории исторического ядра государства к этому времени практически были исчерпаны. Проведенное Л.В. Миловым исследование «Экономических примечаний к Генеральному межеванию» свидетельствует о том, что даже в XVIII в. трехпольная система земледелия не была классической, поскольку пашня постоянно обновлялась за счет имеющегося резерва пустующих земель в виде внеочередных паров, росчистей, залежей, перелогов [4, с. 169-175]. О том, что пашня в материалах Генерального межевания могла включать и перелог, Л.В. Милов писал и в своей работе «О роли переложных земель в русском земледелии второй половины XVIII в.» [5].

При реконструкции освоенности земель на основании данных Генерального межевания и писцовых книг встает вопрос, насколько ретроспективный подход, основанный на использовании данных предыдущих столетий, оказывается правомерным для восстановления картины разработанных крестьянами земель в более ранние века.

Несомненно, каждый вид источника имеет свои особенности в описании освоенной земли. В частности Материалы Генерального межевания позволяют современным исследователям проследить хозяйственное освоение конкретного региона, получить разностороннюю информацию о воздействии человека на природную среду. Содержащие в них сведения о земельных и лесных угодьях позволяют определить их степень включенности в хозяйственный оборот [1, с 111, 114].

В то же время писцовые книги не содержат сведения, точно описывающие земельные угодья. В данном источнике границы часто определялись по известной формуле «куда топор и соха и коса ходила». Выбирая место для нового поселения, крестьяне исходили из характера местности, учитывали наличие удобных сельскохозяйственных угодий, в том числе пашни и сенокосов, рыбных и охотничьих угодий. Эта исторически сложившаяся система крестьянского землепользования при определенном пределе вместимости территории являлась основой для устойчивости границ земельных угодий.

По мнению Л.В. Милова, исторически сложившаяся система крестьянского землепользования имела большое значение для методов проведения Генерального межевания [4, с. 21]. Современные исследования, основанные на подробном изучении исторических ландшафтов, позволяют подтвердить эту точку зрения. Так, с точки зрения С.З. Чернова, реликтовую систему землеустройства XIV-XVI вв., связанную с существовавшей в то время рассредоточенной системой расселения малодворными деревнями, зафиксировали уездные планы Генерального межевания, изображающие земельные «дачи» лишенные селений (пустоши) [13, с. 61]. По сведениям Д.А. Хитрова в писцовых и межевых материалах в районах старого расселения, где прослеживается относительная устойчивость старых границ между владениями, наблюдается сопоставимость ряда данных об угодьях [11, с. 101]. Как полагает А.А. Фролов, в материалах Генерального межевания исторически сложившуюся систему землевладения фиксировала служащая их границей межа, конфигурация которой нередко совпадала с межевыми описаниями XV-XVII вв. [6, с. 363].

Исследования показывают, что земельный участок, разработанный людьми и ставший пашней, несмотря на превращение в пустошь, через какое-то время мог вернуться в свое первоначальное состояние.

Пашенная земля по сравнению с целиной на протяжении столетий всегда имела большую сельскохозяйственную ценность, поскольку требовала меньших вложений в себя тяжелого крестьянского труда, чем при разработке новых участков [14, с. 30-31]. Поэтому на протяжении столетий деревня как селение могла пройти несколько стадий развития. Сначала она зарождалась в виде починка, где земля только начинала разрабатываться. Затем она могла обрести крепкую земледельческую базу, а потом превратиться в пустошь, сохраняя некогда разработанную пашню, но потеряв все жилые и хозяйственные постройки. С точки зрения оценки наличия потенциальных земельных ресурсов пустошь имела большое значение в качестве резерва пашни, которую всегда можно было ввести в сельскохозяйственный оборот.

Локализовать пашенные угодья на карте конкретной местности позволяют уездные планы последней четверти XVIII в., зафиксировавшие результаты межевания. Поскольку карты этого времени еще далеки от совершенства и имеют неточности, связанные как с субъективным фактором, зависящим от опыта и знаний землемеров, так и с объективными факторами, связанными с полуинструментальными методами измерения земельных угодий, а также с тем, что в разные годы они могли выполнять различные функции. В частности, из года в год могла меняться площадь пашни, перелога, сенокосов, но потенциал этих земельных угодий в силу особенностей ландшафта на территориях старого освоения оставался неизменным.

В материалах Генерального межевания мы встречаем как отдельно обмежеванные пустоши, так и большие дачи, включавшие в себя несколько поселений и пустошей и обведенные одной межой.

Проведенный Д.А. Черненко анализ данных Генерального межевания показывает, что в отличие от сведений писцовых книг многие пустоши в них оказываются в составе крупных неразмежеванных владений и просто не упоминаются [12, с. 76-79]. Поскольку пустошь – незаселенная на данный момент людьми ранее разработанная пашня, она может быть заброшенной, невозделываемой, поросшей кустарником, травами, даже лесом, а может пахаться наездом, нерегулярно. В любом случае пашня на ней находится в деградации, но ее потенциал возможно восстановить.

Несмотря на то, что данные о границах разработанных участков земли в источниках могут быть в силу целого ряда причин приблизительными, тем не менее, они позволяют нам решить конкретную историческую задачу.

В данном случае речь идет, несомненно, только о «контурном» приближении к историческим реальностям, поскольку отсутствует точное соответствие между картой и реальной житейской действительностью [2, с. 17-19]. Но благодаря ретроспективному подходу в условиях отсутствия других сведений при использовании метода пространственного моделирования возможно выяснить, как закладывались основы землепользования, каким образом шло освоение новых земель, расселение населения и дальнейшее хозяйственное освоение территории [10].

В материалах Генерального межевания устоявшиеся комплексы земельных угодий фиксировались землемерами по факту освоенности земли. Использовавшийся при межевании ландшафтно-хозяйственный подход при описании земельных угодий, картографические данные помогает выявить формы оптимального землепользования, сложившиеся в регионах старого заселения в предыдущие века. Подобная методика применена при работе с данными писцовых книг первой половины XVI в. и материалами Генерального межевания XVIII в. [9].

В качестве основы для построения модели взят ГИС Деревской пятины Новгородской земли, разработанный А.А. Фроловым и Н.В.

Пиотух. [7; 8]. Данные ГИС, новгородских писцовых книг первой половины XVI вв., сопоставленные с материалами Генерального межевания XVIII в., позволяют ответить на вопрос, были ли перенаселены изучаемые территории в первой половине XVI в., имелись ли здесь резервы для вовлечения в оборот новой пашни, а также оценить пространственную динамику использования земель. Это, в свою очередь, позволяет определить сущность и направленность многих процессов на Северо-Западе России, выявить закономерности в историческом развитии данной территории.

1. Канищев В.В. Источниковая база историко-геоэкологических исследований российского аграрного социума конца XVIII – начала XX вв. на локальном уровне // IV Международная конференция «Глобальные и региональные проблемы исторической географии». Санкт-Петербург, 2011.

2. Канищев В.В., Кончаков Р.Б. Костовска С.К. Пространственное моделирование экологических процессов в истории // FRACTAL SIMULATION, 2011, № 1.

3. Милов Л.В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса. М., 1998.

4. Милов Л.В. Исследование об «Экономических примечаниях» к Генеральному межеванию (К истории русского крестьянства и сельского хозяйства второй половины XVIII в.). М., 1965.

5. Милов Л.В. О роли переложных земель в русском земледелии второй половины XVIII в. // Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы 1961. Рига, 1963.

6. Фролов А.А. Дополнительные возможности использования материалов Генерального межевания для изучения исторических ландшафтов русского Средневековья // Сельская Русь в IX-XVI веках. Москва, 2008.

7. Фролов А.А., Пиотух Н.В. Исторический атлас Деревской пятины Новгородской земли (по писцовым книгам письма 1495–1496 гг.). Т.2.

Атлас и справочные материалы. М.; СПб., 2008.

8. Фролов А.А., Пиотух Н.В. Исторический атлас Деревской пятины Новгородской земли (по писцовым книгам письма 1495–1496 гг.). Т.3.

Уездные планы последней четверти XVIII века. М.; СПб., 2008.

9. Степанова Л.Г. Картографический метод и модельный подход при работе с писцовыми книгами XV-XVI вв. и материалами Генерального межевания XVIII в. // Актуальные проблемы аграрной истории Восточной Европы X-XXI вв.: источники и методы исследования. Материалы XXXII сессии симпозиума по аграрной истории Восточной Европы. Рязань, 2012.

10. Степанова Л.Г. Опыт создания модели освоенности земельных угодий на основании данных писцовых книг конца XV-XVI вв. и материалов Генерального межевания XVIII в. // Научный диалог, 2013. № 1 (13) «История. Социология. Этнография».

11. Хитров Д.А. К вопросу об эволюции феодального владения в Центральном Нечерноземье в XVII-XVIII вв. // Вестник МГУ. Серия 8. История.

2004. № 1.

12. Черненко Д.А. Землевладение и хозяйственно-демографические процессы в Центральной России XVII-XVIII вв. (опыт региональной типологии). Вологда, 2009.

13. Чернов С.З. Рекомендуемые формы исторических карт земельных дач средневековой России XIII-XVII вв. (по материалам древнего Радонежа) // Актуальные проблемы аграрной истории Восточной Европы XXXI вв.: источники и методы исследования. Материалы XXXII сессии симпозиума по аграрной истории Восточной Европы. Рязань, 2012.

14. Швейковская Е.Н. Государство и крестьяне в России: Поморье в XVII в.

М., 1997.

–  –  –

Аграрная история средневековой Руси; поземельное обложение; древнейшие писцовые описания.

Статья излагает возможные способы проверки гипотезы, высказанной Л.В.

Миловым относительно особенностей обежного поземельного обложения в Новгородской земле.

Вопрос об основах домосковского (до 1478 г.) поземельного налогообложения в Новгородских землях – давнишний вопрос отечественной историографии. Возможности традиционного решения вопроса по существу давно исчерпаны. Во многих исследованиях изучены фрагментарные свидетельства ранних источников, предпринят статистический анализ сведений древнейших новгородских писцовых книг, предложены различные интерпретации происхождения базовой единицы новгородского поземельного налогообложения – «обжи».

Современное состояние проблемы определяется исследованиями Л.В. Милова. В совместной статье с Н.А. Горской в журнале «История СССР» [1] было предложено оригинальное объяснение обежного счета, воспроизведенное позднее в монографии Л.В. Милова [3, с.

21-24]. В отличие от своих предшественников, которые обжу трактовали как меру площади, как оснащенность крестьянского хозяйства скотом и т.п., Милов считал, что обжа – это форма архаичной системы «одабривания» земли. К этому выводу исследователь пришел в результате анализа статистики новгородских писцовых книг рубежа XV–XVI вв. Он показал, что тяжесть налогообложения крестьянского двора обратно пропорциональна норме высева ржи, приходящейся на одну обжу. Милов высказал предположение, что на соотношение размера запашки и обежного оклада решающее влияние оказывало качество земли. Чем хуже было качество обрабатываемой земли, тем большую площадь приходилось распахивать и засевать крестьянину (в новгородских писцовых книгах не идет речь о площади пашни, а 1 Фролов Алексей Анатольевич, Институт всеобщей истории РАН (РФ, Москва), к.и.н.; npkfrolov@rambler.ru.

Трапезникова Ольга Николаевна, Институт геоэкологи РАН (РФ, Москва), к.геогр.н.; ontolga@gmail.com.

2 Работа написана при поддержке РГНФ, проект №13-01-00122.

только о количестве высеваемой ржи, измеряемом в «коробьях»), чтобы собрать урожай, достаточный хотя бы для выживания. Соответственно, в одну обжу могло быть оценено хозяйство, где высев был как большим (на худой земле большей площади), так и маленьким (на доброй земле меньшей площади). В этом отношении, по мнению Милова, новгородский земельный кадастр был принципиально схож с системой одабривания «сошного письма», введенной в России в середине XVI в.

Большинство специалистов по аграрной истории России согласны в том, что применительно к XV в. речь может идти только о естественном плодородии почв, поскольку приемы интенсивной агротехники (в первую очередь, унавоживание пашни) получили распространение позднее. Такая интерпретация данных писцовых книг имеет далеко идущие последствия для социально-экономической истории России. В то время как авторы фундаментального четырехтомного исследования «Аграрная история Северо-Запада России», изданного в 1970-е гг., рассматривали дворы с относительно большой запашкой как наиболее зажиточные (отсюда вывод о значительной имущественной дифференциации новгородского крестьянства как предпосылке сложения капиталистических отношений в деревне), Милов, отталкиваясь от своей гипотезы об обже, писал о чрезвычайно слабой степени расслоения крестьянства, существовании его основной массы на грани выживания в постоянной борьбе за урожай.

Парадоксально, но гипотеза авторитетного историка, высказанная в 1982 г., больше двадцати лет не была востребована в науке. Она не была подвергнута апробации, исследователи не пытались каким-то образом ее проверить, развить или хотя бы учесть. Только в 2004 г.

году вышла монография Л.Г. Степановой [5], исследовательская часть которой базируется на гипотезе Л.В. Милова. Впрочем, работа Степановой не вышла за рамки статистического анализа сгруппированных особым образом данных. Ее можно характеризовать как дальнейшее развитие гипотезы Милова, но никак не проверку этой гипотезы. Между тем, вопрос о принципах обежного налогообложения слишком важен для различного рода исследовательских тем (древнейшая история русского земельного кадастра, история писцового делопроизводства, аграрная история, генезис капиталистических отношений в деревне и т.д.), чтобы гипотеза Л.В. Милова могла быть принята без проверки. В то же время, она слишком изящна и интересна, чтобы от нее можно было с легкостью отказаться. Безусловно, необходима серьезная проверка гипотезы, требующая применения новых подходов.

Один из путей – сопоставление данных о количестве коробей высева на обжу в конкретных селениях с древнейшей писцовой оценкой качества почвы в тех же селениях из писцовых книг сер. XVI в.

Нами проделана такая работа на материалах описаний Деревской пятины. Около 900 наблюдении писцов сер. XVI в. были сопоставлены с размером высева на обжу в соответствующих селениях кон.

XV в. Результат оказался неожиданным (диаграмма). Качество почвы по оценке сер. XVI в. никаким образом не коррелирует с размером высева на обжу конца XV в. Гораздо более выражено тяготение размеров высева на обжу к натуральным цифрам или простым дробям (1/2). Это свидетельствует, конечно, об оценочном характере данных, помещенных в книге кон. XV в. Но единственное, о чем можно уже говорить определенно на основании этих предварительных результатов, – это то, что никакой связи между предполагаемой обежной системой «одабривания» пашни и приемами оценки качества земли в середине XVI в. не было. Если система одабривания земли в обежном счете действительно существовала, то она имела какие-то иные основания, нежели система «сошного письма» середины XVI в.

Приведенные предварительные наблюдения делают особенно актуальной проверку гипотезы Л.В. Милова. Как нам представляется, она может быть выполнена только одним способом. Нужно установить, насколько тесно размеры высева на обжу по данным писцовых книг рубежа XV–XVI вв. коррелируют с естественным плодородием почв при тех же крестьянских хозяйствах. Конечно, определенное значение имеет и общее представление о географии норм высева на карте почв различного качества. Однако, решающее значение должно иметь историко-географическое исследование, где конкретные хозяйственные показатели конкретных исторических поселений будут сопоставлены с данными о естественном плодородии почвы в соответствующей местности.

Зная с достаточной точностью местоположение древних поселений, мы можем локализовать и древние пахотные угодья, которые располагаются в непосредственной округе и приурочены к определенным морфологическим единицам ландшафта, обладающим наиболее высоким плодородием почв, благоприятными микроклиматическими условиями и доступностью для обработки на основе соответствующих агротехнологий. Для определения расположения древней пашни предлагается использовать метод детального ландшафтного картографирования. На первом этапе на базе аэро- и космических снимков и тематических карт (геологической, лесохозяйственной и др.) по методике, подробно разработанной в ландшафтоведении, должна быть составлена карта восстановленного ландшафта (профиль) с выделением наиболее пригодных для распашки земель. Характеристика восстановленных ландшафтов включает данные по рельефу, микроклимату, почвам, в т.ч. оценку режима увлажнения и трофности (по методу Л.Г. Раменского) [4].

–  –  –

1,25 1,50 1,67 1,75 1,83 2,17 2,25 2,33 2,63 2,67 2,75 3,33 3,67 2,4 2,5 3,5

–  –  –

При изучении почв следует разделять природные и агрогенные процессы почвообразования. Зная закономерности развития почвы, можно по ее современному состоянию дать ее оценку в предыдущие эпохи.

Почвы обладают тем, что образно называется "память почв":

они способны фиксировать коротко- или долгопериодические воздействия факторов почвообразования в виде конкретных почвенных свойств или самого генетического облика данной почвы [2; 6].



Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 26 |

Похожие работы:

«СБОРНИК РАБОТ 65-ой НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ СТУДЕНТОВ И АСПИРАНТОВ БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 13–16 мая 2008 г., Минск В ТРЕХ ЧАСТЯХ ЧАСТЬ III БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СБОРНИК РАБОТ 65-ой НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ СТУДЕНТОВ И АСПИРАНТОВ БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 13–16 мая 2008 г., Минск В ТРЕХ ЧАСТЯХ ЧАСТЬ III МИНСК УДК 082. ББК 94я С2 Рецензенты: кандидат географических наук, доцент Н. В. Гагина кандидат юридических наук, доцент В. В. Шпак; кандидат...»

«Опыты междисциплинарного мышления. СИНГУЛЯРНАЯ ТОЧКА ИСТОРИИ Автор: А. Д. ПАНОВ Все чаще современные ученые чувствуют ограниченность дисциплинарных рамок исследования, причем даже в случае, когда речь идет о дисциплине в широком смысле слова. Привычными стали работы на стыках наук. Но по-прежнему весьма редки случаи, когда ученый в одинаковой степени владеет методами далеких друг от друга областей познания, например истории и математики, физики и лингвистики и т.п. В этом и ряде последующих...»

«Часть IV. Наука и инновации в современном мире и изменения социальных ценностей ЧАСТЬ IV. НАУКА И ИННОВАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ И ИЗМЕНЕНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ЦЕННОСТЕЙ Скобликова Татьяна Владимировна Скриплева Елена Викторовна НАУЧНО-МЕТОДИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КУРСКОГО ОБЛАСТНОГО СОВЕТА СДСО «БУРЕВЕСТНИК» Ключевые слова: научно-методические конференции, физическое воспитание, спорт, научно-методические разработки, СДСО «Буревестник». Монография посвящена истории СДСО «Буревестник» Курской области. В ней...»

«Посысаев О.Б., Савченко Н.В. Опыт внедрения элементов дистанционного обучения в практику преподавания истории в средней школе, IV Международная научнометодическая конференция Новые образовательные технологии в вузе г. Екатеринбург, 5-8 февраля 2007 года, Новые образовательные технологии в вузе, Научное издание, Сборник материалов, Издательство УМЦ-УПИ, 2007.-422 с., С.114-119 ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОУ ВПО «Уральский государственный технический университет – УПИ» Новые...»

«Майкл Коул Культурно-историческая психология – наука будущего Текст предоставлен литагентом http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=179998 Культурно-историческая психология: наука будущего: Когито-Центр, Издательство «Институт психологии РАН»; Москва; 1997 ISBN 0-674-17951-X, 5-201-02241-3, 5-201-02243-X Аннотация В этой книге в соответствии с ее названием исследуется происхождение и возможное будущее культурной психологии – дисциплины, изучающей роль культуры в психической жизни человека....»

«ИНСТИТУТ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ РАН ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМЕНИ М.В.ЛОМОНОСОВА ИНСТИТУТ ГУМАНИТАРНЫХ НАУК МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ГУМАНИТАРНЫХ НАУК Российская ассоциация историков Первой мировой войны При финансовой поддержке: Грант РГНФ № 14-01-14022/14 «Первая мировая война – пролог XX века» Проект №33.1543.2014/К «Первая мировая война как социально-политический феномен» (Минобрнауки...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УПРАВЛЕНИЯ» АССОЦИАЦИЯ МОСКОВСКИХ ВУЗОВ МАТЕРИАЛЫ Всероссийской научно-практической конференции «ГОСУДАРСТВО, ВЛАСТЬ, УПРАВЛЕНИЕ И ПРАВО: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ» 2 ноября 2010 г. Москва 20 Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования...»

«Направление 3 ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ И ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ИСТОРИИ, СТАНОВЛЕНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РОССИИ Античный полис, местное население и мировые империи на юге России в древности (рук. чл.-корр. Иванчик А.И., ИВИ РАН) Работа исследовательского коллектива в рамках проекта позволила пролить свет на формирование контактов циркумпонтийской зоны с империями Передней Азии на рубеже II–I тыс. до н.э., в значительной степени пересмотреть источниковую базу по истории одного из важнейших...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ СОВРЕМЕННЫЙ СПОРТИВНЫЙ БАЛЬНЫЙ ТАНЕЦ ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ, СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ II Межвузовская научно-практическая конференция 28 февраля 2014 года Рекомендовано к публикации редакционно-издательским советом СПбГУП Санкт-Петербург ББК 71 С56 Ответственный редактор Р. Е. Воронин, заместитель заведующего кафедрой хореографического искусства СПбГУП по научно-исследовательской работе, кандидат искусствоведения, доцент...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. А.И. ЕВДОКИМОВА Кафедра истории медицины ЗУБОВРАЧЕВАНИЕ В РОССИИ: МЕДИЦИНА И ОБЩЕСТВО Чтения, посвященные 90-летию со дня рождения Г.Н. Троянского Материалы конференции МГМСУ Москва – 20 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 П2 Материалы чтений, посвященных 90-летию со дня рождения П22 Г.Н. Троянского «Зубоврачевание в России: медицина и общество» М.: МГМСУ, 2014, 100 с. Кафедра истории медицины Московского государственного...»

«Районная научно-практическая конференция Муниципальное общеобразовательное учреждение «Ключевская средняя общеобразовательная школа №2» Ключевского района Алтайского края Греческий след на ключевской земле (жизнь Харитона Гаврииловича Попова) Научно-исследовательская работа Выполнила: Лебедева-Рыбалко Анастасия Владимировна ученица 8 «А» класса МБОУ «Ключевская СОШ № 2»Научный руководитель: Гуков Борис Павлович учитель истории МБОУ «Ключевская СОШ № 2» c. Ключи 2010 г. Оглавление Введение.....»

«Lomonosov Moscow State University St. Petersburg State University Actual Problems of Theory and History of Art II Collection of articles St. Petersburg Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова Санкт-Петербургский государственный университет Актуальные проблемы теории и истории искусства II Сборник научных статей Санкт-Петербург УДК 7.061 ББК 85.03 А43 Редакционная коллегия: И.И. Тучков (председатель редколлегии), М.М. Алленов, А.В. Захарова (отв. ред. выпуска), А.А. Карев,...»

«Генеральная конференция U 33 C 33-я сессия, Париж, 2005 г. 33 С/ 28 июня 2005 г. Оригинал: французский Пункт 1.6 предварительной повестки дня Организация работы сессии АННОТАЦИЯ Источник: Правила процедуры Генеральной конференции; решение 171 ЕХ/31. История вопроса: На своей 171-й сессии Исполнительный совет рассмотрел предложения Генерального директора относительно организации работы 33-й сессии Генеральной конференции (документ 171 ЕХ/23). Настоящий документ подготовлен на основе выводов...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ Вопросы истории, международных отношений и документоведения Выпуск 7 Сборник материалов Российской молодежной научной конференции Издательство Томского университета УДК 93/99 + 327(082) ББК63 + 66 А Научный редактор: доцент П.П. Румянцев Рецензенты: доцент В.П. Румянцев доцент А.В. Литвинов Редакционная коллегия: профессор В.П. Зиновьев, профессор С.Ф. Фоминых, доцент О.В. Хазанов, доцент П.П....»

«ISSN 2412-9739 НОВАЯ НАУКА: СТРАТЕГИИ И ВЕКТОР РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 19 декабря 2015 г. Часть 3 СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СТРАТЕГИИ И ВЕКТОР РАЗВИТИЯ: Международное научное...»

«Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт Европы Российской академии наук ИТАЛЬЯНСКАЯ РЕСПУБЛИКА В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ Доклады Института Европы № Москва УДК 321/327(450))062.552) ББК 66.3(4Ита)я431+66.4(4Ита)я4 И Редакционный совет: Ал.А. Громыко (председатель), Е.В. Ананьева, Ю.А. Борко, В.В. Журкин, М.Г. Носов, В.П. Фёдоров Под редакцией А.А. Язьковой Рецензенты: Зонова Татьяна Владимировна, доктор политических наук, Плевако Наталья Сергеевна, кандидат исторических наук...»

«С.Г. КАРПЮК    КЛИМАТ И ГЕОГРАФИЯ   В ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ    РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ С.Г. Карпюк КЛИМАТ И ГЕОГРАФИЯ В ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ (архаическая и классическая Греция) Москва УДКББК 63.3 К – 21 Рецензенты: доктор исторических наук, профессор О.В. Сидорович, кандидат исторических наук А.Б. Ванькова Обложка А.С. Карпюк Карпюк С.Г. Климат и география в человеческом измерении (архаическая и классическая Греция). М.: ИВИ РАН, 2010. – 224 С. В книге С.Г. Карпюка...»

«ЦЕНТР НАУЧНОГО ЗНАНИЯ «ЛОГОС» СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ I Международной научно-практической конференции МОДЕРНИЗАЦИЯ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА: ПРОБЛЕМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ часть I СТАВРОПОЛЬ УДК 303.425.2 ББК 65.02 М 74 Редакционная коллегия: Красина И.Б., д-р. тех. наук, профессор, ГОУ ВПО «Кубанский  государственный технологический университет» (г.Краснодар). Титаренко И.Н., д-р филос. наук, доцент, профессор, Технологический ...»

«Общество востоковедов России Казанское отделение Российского исторического общества Институт Татарской энциклопедии и регионоведения Академии наук Республики Татарстан Казанский (Приволжский) федеральный университет Институт международных отношений, истории и востоковедения Казанский государственный университет культуры и искусств Восточный факультет Санкт-Петербургского государственного университета Всероссийский Азербайджанский конгресс Всемирный Азербайджанский форум Национальный архив...»

«Тематический мониторинг российских СМИ Московский дом национальностей 9 октября 2015 Содержание выпуска: Московский дом национальностей Московская правда, 08.10.2015 Во имя единства московского сообщества В этом году в состав Совета по делам национальностей войдут представители Московского дома национальностей. Тверская 13, 08.10.2015 Формула согласия В этом году в состав Совета по делам национальностей войдут представители Московского дома национальностей. espanarusa.com, 09.10.2015 Дети...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.