WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 33 |

«РОССИЯ И КИТАЙ: ИСТОРИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОТРУДНИЧЕСТВА Материалы IV международной научно-практической конференции (Благовещенск – Хэйхэ – Харбин, 14-19 мая 2014 г.). Выпуск Благовещенск ...»

-- [ Страница 5 ] --

В августе 1924 г. по настоянию советского особоуполномоченного М. Я. Ракитина (Брауна) в квартире Камчатского епископа был произведен обыск. Архиерей подозревался «в сношениях с заграничными и внутрироссийскими антибольшевистскими организациями монархического характера»9. По слухам, обыск произвел мелкий китайский полицейский чин за взятку от представителя СССР. У епископа были изъяты комплекты газеты «Русский голос» и журнала «Святая Русь». Инцидент с обыском у епископа взволновал эмигрантское общество, которое увидело в нем начало гонений, ожидавших всех несогласных с коммунистическим режимом.

Благоприятные условия для усиления советского влияния в Китае создавала и внутренняя междоусобица, на фоне которой в стране усиливался общенациональный патриотический подъем 10. Для советского руководства было очевидным, что решающим фактором национальной революции в Китае должна стать военная сила, поэтому основное внимание уделялось пропаганде в войсках. В советских директивах по китайским вопросам «главой реакционеров» и «главным оружием в руках империалистов» был назван маршал Чжан Цзолинь, контролировавший Маньчжурию, против которого предлагалось вести «бешеную агитацию», а его армию «разлагать и революционизировать всемерно».

Недовольство Москвы Чжан Цзолинем не могло не вызвать конфликтных ситуаций в Маньчжурии, прежде всего на КВЖД, где продолжалась борьба между советской и китайской стороной за влияние на дороге.

Пытаясь удержаться у власти, Чжан Цзолинь искал свои пути урегулирования отношений.

20 сентября 1924 г. в Мукдене советский консул Н.К.Кузнецов и представители Автономного правительства Трех Восточных Провинций заключили дополнительное соглашение о КВЖД, которая поступала в совместное управление Китая и СССР на паритетных началах. На дороге теперь могли работать только граждане СССР и Китая в равном представительстве. Хотя этот принцип не предусматривал увольнения служащих русской национальности, все они оказались перед выбором – либо принять советское или китайское гражданство, либо оставить работу на КВЖД11.

Под советский контроль перешла также часть учебных заведений, началась всесторонняя коммунистическая пропаганда. Одновременно в просоветских газетах, таких как «Трибуна»12 и «Новости жизни»13, велась агитационная кампания против управляющего КВЖД Б. В. Остроумова, организованная при непосредственном участии советского дипломатического ведомства.

После перехода КВЖД в совместное управление СССР и Китая православное население полосы отчуждения полностью лишилось правовой защиты, которую прежде несло на себе Правление КВЖД. Новый советский управляющий КВЖД А. Н. Иванов единоличной властью отменил дальнейший отпуск ассигнований, выделяемых дорогой «на поддержание религиозного культа»14. Приказом от 30 октября 1924 г. им был упразднен Церковный отдел КВЖД, а в декабре прекратился отпуск средств на содержание церквей и выплату пособий духовенству полосы отчуждения. С 1 января 1925 г. были отменены кредиты на преподавание в школах Закона Божия как необязательного предмета, законоучителям также перестали выплачивать зарплату. Духовенство, лишенное жалованья и квартир, могло теперь существовать только за счет небольшого содержания от приходов, но и такое положение спасало не всех, многие священнослужители фактически оказались без куска хлеба 15.

Так, с 1 ноября 1924 г. лишился материальной поддержки КВЖД Иверский храм, и Приходское собрание постановило обложить прихожан – всех глав семейств и всех имеющих заработок – ежемесячным налогом.

Ухудшение материального положения и внутренние неурядицы привели к расстройству приходской жизни. В марте 1925 г. из Иверского храма ушел регент В. С. Лукша 16, затем и служивший в нем с 1921 г. епископ Нестор, который был приглашен в Софийскую церковь.

Перемены в политической и церковной жизни потребовали от главы Харбинской епархии принять меры для обеспечения юридической защиты православного населения Маньчжурии. Необходимо было добиться от гражданских властей утверждения официального статуса Харбинской епархии. Для этого был составлен особый Устав, за основу которого было принято «Положение о епархии», выработанное Всероссийским Поместным Собором 1917–1918 гг.17 В нем оговаривалось, что «Православная Церковь в Маньчжурии, как часть Русской Православной Церкви, признат своим главой Патриарха Тихона Московского и всея России и сносится с ним через Архиерейский Заграничный Синод» 18. Положение (Устав) было переведено на китайский язык и января 1925 г. передано в Поселковое управление ОРВП. Там оно пролежало недолго и было переправлено в Главное полицейское управление. Ответ на ходатайство об утверждении «Положения» был получен 24 марта.

Текст резолюции № 446 Главного полицейского управления был следующий:

«Харбинскому Обществу Восточной Православной веры. С содержанием прошения и положения я ознакомился. По наведенным справкам, хотя в соорганизовании такого Общества нет ничего политического и партийного, однако сфера предусматриваемой положением компетенции Общества бросается в глаза своею обширностью, отчасти захватывая функции местных китайских административных и судебных учреждений.

Предусмотренное положением открытие разных коммерческих предприятий также предпринято не без корыстной цели и преследуемой Обществом идеи. Кроме того, Общество это, находясь на территории Китая, должно подчиняться законам Китая. Между тем законам Китая противоречит статья 1 положения Общества, в которой говорится, что Общество подчиняется Московскому Патриарху и действующим в настоящее время в России законам.

Возвращая с настоящей резолюцией положение Общества, я предлагаю Обществу детально перередактировать это положение и в переработанном виде представить вновь на соответствующее распоряжение» 19.

Исполняя указание китайских властей, Харбинский Епархиальный совет отредактировал и упростил документ в сторону приспособления к нормам китайского права. Акцент был сделан на «личное начало» – в управлении епархией для епископа и в приходском управлении для настоятеля. Это новое «Положение о епархии и приходе» было вторично представлено на регистрацию. К нему была приложена объяснительная записка, в которой особо указывалось, что все действия епархиальных властей определяются исключительно китайским законодательством, за исключением вопросов веры и внутренних отношений, на которые распространяются только церковные законы. По поводу епархиальных учреждений и предприятий (таких, как свечной завод, попечительство о бедных духовного звания, приюты, богадельни и т. п.) пояснялось, что они преследуют не коммерческие, а главным образом религиозные цели и также отвечают необходимости удовлетворять нужды духовного сословия либо являются внешним выражением христианской благотворительности.

Хлопоты по продвижению документа были возложены на бывшего помощника управляющего КВЖД по гражданской части генерала М. Е. Афанасьева, который имел большие связи в китайской администрации. Афанасьев несколько раз посещал начальника полиции генерала Юань Цзинькая и других должностных лиц, однако «Положение» снова не было утверждено.

Документ был в третий раз переделан и упрощен. Теперь «Положение» направили главноначальствующему ОРВП и 5 октября 1925 г. получили ответ под № 30 с литерой «пи». В резолюции говорилось: «С содержанием обоих прошений и приложения ознакомился. По ним будет объявлено после того, как Главное полицейское управление выяснит и донесет – разрешено ли им было это Общество и в силу каких именно обстоятельств оно в данное время не разрешает проводить сбор пожервований» 20. Так этот совершенно не связанный с содержанием ходатайства ответ поставил точку в длившихся почти год хлопотах по официальной регистрации Харбинской епархии.

Несмотря на неудачу в установлении формального статуса Русской Православной Церкви в Маньчжурии, архиепископ Мефодий охарактеризовал отношение к Церкви местных китайских властей как «благожелательное». В своем письме главе Зарубежного Синода митрополиту Антонию Храповицкому (от 4 мая 1925 г.) он писал: «Китайцы относятся с большим уважением к православной вере, к епископам и вообще к служителям Церкви*. О китайцах сложилось убеждение, что они индифферентны к религии. Это напрасно. Они только неряшливы и небрежны в делах своей веры, как и во всем прочем. Я видел их самого главного ученого ламу, которому оказывали почет все китайские власти. Грязная одежда, почти точь-в-точь похожая на греческий покрой рясы, и в довершение с заплатами. Китайские власти оказывают большую поддержку Церкви и правым элементам, но, к сожалению, их малокультурность и взяточничество являются причиной, почему они не могут сделать всего, что могли бы сделать для Церкви. Имеет в данном случае большое значение еще примитивный склад мыслей китайца».

Интересна приписка, которую сделал архиерей в своем письме:

* Как на пример уважительного отношения китайцев к христианской вере и христианам можно указать на следующее обстоятельство. В Харбине на вокзале со времени постройки дороги находится икона свят[ителя] Николая. Когда пришли большевики, нашлись иуды-предатели русские, которые, желая выслужиться перед большевиками, предложили Управляющему отдать распоряжение вынести икону. Но за святыню вступились китайцы, категорически заявившие: Эта старика 25 лет стоит, нам работа помогайла, его Ваша касайся не нады, и св[ятая] икона осталась на своем месте»21.

Таким образом, в период распространения советского влияния в Китае, особенно после признания СССР Китаем и установления совместного советско-китайского контроля на КВЖД, положение Русской Православной Церкви в Маньчжурии заметно ухудшилось, начались преследования не только светских, но и церковных деятелей, подозревавшихся в несогласии с новым режимом. Внутренние настроения в Харбинской епархии были вызваны также деятельностью обновленцев, что послужило причиной критического отношения духовенства и паствы к деятельности правящего архиерея. Недовольство главой епархии со стороны большинства православных эмигрантов доходило до предложений о его смещении и назначении другого архиерея. Но, несмотря на такую крайне неблагоприятную обстановку, архиепископ Мефодий усердно совершал свои труды по управлению епархией, искал возможность облегчить положение православных приходов, полностью лишившихся правовой защиты в чужой стране. Однако его заботы по закреплению юридического статуса Харбинской епархии оказались безрезультатны, Русская Православная Церковь в Маньчжурии так и не получила официальной регистрации местных властей.

Декрет Президента Китайской Республики от 23 сентября 1920 г. (см.: Маньчжурия: Краткий историко -географический, торговопромышленный и административный очерк // Весь Харбин на 1923 год. Харбин, 1923. Приложение 4. С. 88).

Правила административного подчинения проживающих в Китае русских граждан (см.: Там же. Приложение 5. С. 89).

См.: Балакшин П. Финал в Китае. Сан-Франциско; Париж; Нью-Йорк, 1958. С. 100.

В 1924 г. в связи с изменением международной обстановки последовало взаимное признание и установление дипломатических отношений между Китаем и СССР. 31 мая 1924 г. Пекинское правительство заключило с СССР «Соглашение об общих принципах урегулирования вопросов между Союзом ССР и Китайской Республикой», которое устанавливало дипломатические отношения между двумя странами и предусматривало отказ СССР от «специальных прав и привилегий», от русской части «боксерской контрибуции», от прав экстерриториальности и консульской юрисдикции. Заключение Пекинского соглашения значительно облегчило различным сов етским легальным и нелегальным организациям вести подрывную работу в Маньчжурии, где был учрежден губернский комитет ВКП(б), подчинявшийся непосредственно ЦК ВКП(б), ее Политбюро и Исполнительному комитету Коминтерна в Москве, осуществлявшего программу «ра звертывания революции» в Китае. (См.: История Китая. М., 2004. С. 450; Мелихов Г. В. Российская эмиграция в международных отношениях на Дальнем Востоке, 1925–1932. М., 2007. С. 13).

Существовавшие тогда в Харбине многочисленные разноименные монархические группы не оказывали серьезного влияния на политическую жизнь эмиграции. (См.: М. К. Дитерихс. Письмо неизвестному адресату // Генерал Дитерихс. М., 2004. С. 545).

«Святая Русь» – двухнедельный церковный вестник, редактор-издатель Н. А. Остроумов.

См.: Пыхалов П. А. Остроумовы // Русская Атлантида. 2010. № 37. С. 3–6.

Весной 1924 г. среди ставших редкими сообщений харбинской прессы о церковной жизни появилась заметка под заголовком «Благода рность чаньчуньских беженцев», в которой Управление по делам русских эмигрантов в Чаньчуне выражало глубокую благодарность Преосвященному Нестору, епископу Камчатскому, за заботу, духовную поддержку и материальную помощь, которую он оказывал эмигрантам (Свет. Харбин, 1924. 1 мая).

См.: Вологодский П. В. Во власти и в изгнании. Рязань, 2006. С. 453.

30 мая 1925 г. китайские милитаристы жестоко подавили забастовку рабочих японских текстильных фабрик в Циндао. Ответом на действия властей стала демонстрация рабочих и студентов в китайской части Шанхая, разгон которой закончился гибелью десяти человек, несколько десятков демонстрантов было ранено и арестовано. Начавшиеся в различных городах Китая акции солидарности с забастов щиками вылились в «движение 30 мая», апогеем которого стала всеобщая забастовка в Шанхае, проходившая 1–2 июня. Все эти события не без успеха были использованы советской стороной для вмешательства в китайские дела.

В такое положение бывшие российские подданные были поставлены после издания новым управляющим дорогой А. Н. Ивановым приказа № 94 от 9 апреля 1925 г. Приказ появился через два дня после вступления Иванова в должность и не был согласован с Правлением КВЖД. Волнения, возникшие среди рабочих и служащих дороги, вызвали настоящий международный конфликт, для разрешения которого были назначены специальные переговоры между советской и китайской стороной. В конце мая 1925 г. приказ был отменен, однако Управление КВЖД все-таки издало особое распоряжение, согласно которому более 200 служащих, не являвшихся китайскими или советскими гражданами, были уволены.

«Трибуна» – ежедневная общественная, литературная, политическая и профессиональная газета, издавалась в Харбине с августа 1922 по апрель 1925 г.

«Новости жизни» – ежедневная газета леводемократического направления, издавалась в Харбине с 1914 по 1929 г.

Вологодский П. В. Во власти и в изгнании. С. 459.

ГА РФ. Ф. Р-6343. Д. 233. Л. 87.

См.: Русское слово. Харбин, 1925. 15 декабря.

См.: Определение Священного Собора Православной Российской Церкви об епархиальном управлении от 1 (14), 7 (20), 9 (22) февраля 1918 года. Глава 1. Об епархии, ее устройстве и учреждениях // Собрание определений и постановлений Священного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. Вып. 1. С. 17–18.

Сумароков Е. Н. ХХ лет Харбинской епархии, 1922–1942. Харбин, 1942. С. 29.

–  –  –

ГА РФ. Ф. Р-6343. Д. 233. Л. 101.

Благодер Юлия Гариевна, канд. ист. наук, доцент Кафедра истории, политологии и социальных коммуникаций Кубанский государственный технологический университет blagoder_1@mail.ru

ОБРАЗ КИТАЯ В РОССИЙСКИХ ПЕЧАТНЫХ ПЕРИОДИЧЕСКИХ ИЗДАНИЯХ ШИРОКОГО

ТЕМАТИЧЕСКОГО ПРОФИЛЯ (1850-1890 ГГ.) УДК 94 (510) (0.032) Аннотация. Статья содержит анализ образа Китая, который складывался в 1850–1890 гг. на страницах российских периодических изданий, ориентирующихся на широкую читательскую аудиторию. В статьях, затрагивающих «китайскую тему», получили отражение характерные взгляды на портрет азиатского государства: его историческое прошлое, культурное наследие, трансформацию политических, социальных и экономических процессов. Большое внимание уделено выявлению тематической направленности статей, выделению различных подходов в освещении китаеведческого материала, характеристике позиций российских авторов.

Ключевые слова и фразы: китаеведение, российская периодическая печать, российско-китайские отношения, российско-китайское социокультурное взаимодействие.

Blagoder Yuliya Garievna, Ph.D. in History, Associate Professor Department of History, Political Science and Social connections Kuban State Technological University blagoder_1@mail.ru THE IMAGE OF CHINA IN RUSSIAN WIDE PROFILE THEMATIC PERIODICAL EDITION (1850-1890)

Abstract. The article contains the image of China formed in 1850–1890 on pages of Russian periodical editions designed for wide range audience. Publications on «Chinese Theme» held typical views on the image of this Asiatic state:

its history; cultural heritage; changes in political, social and economic processes. The author of this article has paid attention to stressing thematic tendencies of the publications, showing different approaches in treatment of sinology materials and giving characteristics to Russian authors views.

Key words and phrases: China studies; Russian periodic press; Russian – Chinese relations, Russian – Chinese social

– cultural interaction.

Несмотря на то что проблема отношения к дальневосточной истории не была ключевой в сознании российского общества, объектом исторического и философско-культурологического анализа она все же становилась неоднократно. Не только политики, но и широкие интеллектуальные круги были заинтригованы событиями на Дальнем Востоке. Во второй половине XIX в. все активнее заявлял о себе такой канал распространения информации о Китае, как литературные и литературно-политические журналы. На примере статей китаеведческой направленности можно наблюдать проникновение публицистики в ткань научных изысканий. Стремление откликнуться на социально-политические события эпохи вызвало желание не столько подвергнуть анализу историческое прошлое Китая, философские основы его религиозных форм, сколько проследить характер их трансформации в современную эпоху. В статьях, затрагивающих «китайскую тему», получили отражение характерные взгляды на портрет азиатского государства. Анализ информации, попадавшей на страницы российских периодических изданий, позволяет определить, какой образ жителей Цинской империи она формировала.

В связи с этим обращение к отдельным известным в изучаемый период изданиям является актуальным.

Данное исследование не ставит цели перечислить все публикации о Китае, увидевшие свет в изучаемый период. Главным является выделение различных подходов в освещении китаеведческого материала, характеристика разных позиций и оценок, данных подданными Российской империи, побывавшими на Востоке, выявление тематической направленности публикуемого материала. Это имеет существенное значение в изучении особенностей формирования представлений о Китае, оказавших влияние на русско-китайское социокультурное взаимодействие.

Серия наиболее ранних публикаций китайских произведений связана с общественно-политическим журналом «Вестник Европы», который ориентировался на широкие круги читателей как содержанием, так и кратким и выразительным изложением материала. На его страницах появляются переводы с французского языка китайских произведений. Здесь публиковались философские рассуждения о специфике развития китайской цивилизации, разворачивалась полемика ученых и дипломатов, в той или иной степени знавших Китай. Единомыслие по ряду аспектов характеристики Востока сближало российского историка С.М. Соловьева с известным географом Н.М. Пржевальским, не видевшим у Китая перспективы догнать Европу в силу «закостенения в своей полудикости: …нововведения чужды духу китайца… Для пересадки европейской культуры и цивилизации нужна будет всеобщая ломка, которую едва ли выдержать уже отжившему свое китайскому народу» 1. С утверждением авторитетного в научной среде путешественника о том, что «дикий азиатец инстинктивно осознает, что для его грубой натуры свобода была бы гибелью, ибо у народов, не подготовленных к высокой государственной жизни, общественные вольности легко могут превратиться в анархию», категорически не соглашался проживший десять лет в Китае французский консул Симон.

Оппонируя многим исследователям, он отмечал:

«Мы настолько слепы, что не в состоянии даже подозревать существования у других того, чего у нас нет... Могущественное и правильное дыхание объемистых легких китайского народа, оживляющее все его органы, энергическая и здравая мысль, которая вносит всюду одухотворяющее сознание, кажутся нам какими-то непонятными, таинственными влияниями, какой-то загадочной силой, которой должно опасаться» 2.

Очерки многих военных востоковедов подвергались критике российских ученых А.М. Позднеева, С.М.

Георгиевского в силу того, что, изучая подвластные земли окраин Цинской империи, где китайская культура полностью не утвердилась, не посещая собственно Китая, опираясь на частные сведения и компиляцию нередко устаревших фактов, добытых из газет, журналов и различного рода донесений, они делали ошибочные выводы о целом государстве. Кроме того, не вся информация находила место на страницах журнальной продукции. К примеру, Н.М. Пржевальский обвинял азиатов в том, что они тормозили развитие русской торговли, умалчивая при этом об отсутствии на границе отечественных фабрик, малом притоке российских капиталов, плохих путях сообщения, слабой инициативе живущих в приграничных землях россиян. С.М. Георгиевский, напротив, видел Китай наиболее цивилизованным государством, «большой семьей, условиями существования которой являются нравственные принципы свободы, взаимной солидарности и равенства», порождающие благоденствие, комфорт, счастье и уверенность в будущем. Он с готовностью ставил Поднебесную в пример Европе, которая чрезмерно хвалилась развитием у себя математических и «позитивных наук», влияющих на бытовую культуру.

Знакомство русской публики с Китаем было поверхностным и вследствие того, что на страницах российских периодических изданий начинающие публицисты (востоковеды-любители) безаппеляционно называли китайских судей «продажными», религию – «сплошным суеверием». Они не обладали знаниями китайской истории, философии, культуры, не владели восточным языками, которые позволили бы лично общаться с местными жителями и научиться понимать принципы организации их жизни, образ мышления, специфику восприятия мира. В их журнальных очерках образ китайцев сложен и противоречив: вежливы, покорны, гостеприимны, прилежны, выносливы, терпеливы, нетребовательны, почитают родителей и старцев, вместе с тем скрытны, лживы, жестоки, льстивы, неблагодарны и скупы.

О малоизученности Китая, его традиций и истории свидетельствует тот факт, что в немногочисленных статьях, к примеру, литературно-художественного и общественно-политического журнала «Русская речь», он представал государством с «исключительной, изолированной и подозрительной политикой, постоянно мешающей установлению прочной связи, основанной на взаимном знакомстве и обоюдной помощи» 3. Незыблемость порядка в Поднебесной поддерживалась многовековыми традициями, самодержавием, хорошо организованной деятельностью образованных чиновников, строгостью суда, пытками и тяжелыми наказаниями. Покорившись силе русского оружия, китайское правительство не могло забыть уступки Амурского края и пользовалось всяким случаем выражения своего недоброжелательства и недоверия. В характере китайцев подчеркивались ненависть и презрение ко всему иностранному, появившиеся не в силу их религиозного фанатизма, а «преувеличенного понятия о своем могуществе над варварами»4.

Выпускник кяхтинского училища, управляющий чайными фабриками А.И. Журавлев в одной из статей, опубликованной в журнале «Русская речь», составил весьма непривлекательный и противоречивый психологический портрет китайцев: флегматичны, трусливы, вспыльчивы. Несмотря на то что в Китае считались недостойными богохульство, святотатство, непочтение к родителям, убийство, спекуляция хлебом и неустанно демонстрировались гостеприимство, трудолюбие, стремление соблюдать приличия, терпение, любовь к детям и уважение к старикам, некоторые авторы сделали выводы о «дикости и черствости нравов»5 народа. Отсутствие заводов, суеверия, не изменяющиеся столетиями форма мебели и покрой одежды, необычные обряды жертвоприношений, свадеб, похорон и ритуалы, совершаемые при рождении ребенка, в дни поминовения усопших, торжества Нового года, праздника фонарей или звезд в глазах российских и европейских публицистов являлись свидетельством низкого уровня культурного развития народа.

Зарисовки уединенных буддийских храмов и монастырей, пробуждавших любопытство непривычными глазу стилями архитектуры и живописи, а также незаурядным образом жизни послушников, контрастировали с вызывающими отвращение описаниями многолюдия, тесноты и нечистот китайских городов.

Описания Китая присутствовали и в обзорах социально-экономического положения богатых дальневосточных земель, на активном заселении и развитии которых настаивала прогрессивная российская общественность6. По ее мнению, существенно облегчило бы достижение этой цели определение точных границ с Цинской империей и расширение межгосударственной торговли. «Употребление военной силы» позволило бы вовлечь Китай в сферу влияния России и превратить его в «рынок сбыта наших произведений» 7. Последнее утверждение явно свидетельствовало о нежелании признавать дальневосточного соседа равным партнером.

Газеты пестрили сообщениями о том, что Китай усиленно вооружается. Что делать России в этой ситуации? Мнения представителей просвещенной интеллигенции расходятся. Так, на страницах «Вестника Европы»

Н.М. Пржевальский убеждал соотечественников, что китайцы непременно начнут наступление, и «волейневолей нам придется свести здесь давние счеты и доказать своему заносчивому соседу, что русский дух и русская отвага равносильны как в сердце великой России, так и на далеком востоке Азии»8. Н.Г. Матюнин нашего соседа на Дальнем Востоке хотел бы видеть не противником, а союзником, предполагая, что «в будущем этому народу предопределено играть более блистательную роль». Он пишет, что «рано или поздно «желтый вопрос»

может сделаться грозным для белого человека. Прочный мир с Китаем возможен для нас на основании взаимного доверия и обоюдного сознания силы, непреклонности в вопросах чести, строгого выделения наших интересов от торгово-европейских и решительного отказа от дальнейших территориальных приобретений» 9. Эта позиция поддерживалась и российскими востоковедами, хорошо знавшими, насколько китайцы ценят блага мира. По их мнению, в мелких придирках пограничных чиновников не следует видеть намеренное нарушение трактатов, и уверенность российских политиков в слабости китайской армии и несомненной победе России иллюзорна, так как не было известно истинное положение китайских войск и социально-экономические возможности государства.

Журналы «Отечественные записки» и «Русская мысль» поддерживали инициативу опубликования статей, затрагивающих отдельные злободневные вопросы современных международных отношений. В социальнополитических очерках нашли отражение интересы европейца – литератора, солдата, политика, предпринимателя, защищающего позицию «сильной Европы … громом пушек и страхом заставить китайцев уважать святость трактатов»10. Отношение Запада к восточным народам во все времена представляло собой много интересного и поучительного. Для большинства европейцев «восточное» – символ дикого, варварского, требующего контроля с помощью торговли, миссионерства и силы. Гордые европейцы не хотели мириться с требованиями китайского церемониала, а также самодостаточностью народа, находящего в пределах собственных границ все необходимое для себя11. Они не признавали в китайской культуре самобытный образец высокой цивилизации и, рассуждая о благе, пытались воздействовать силой. Демонстрируя «европейское искусство разрушения» 12, объясняли свое поведение желанием цивилизовать народы. Впрочем, «китайские мандарины, затоптанные с незапамятных времен европейцами в грязь, быстро осознали их желание увеличить торговлю для собственного обогащения... Этот церемонный народ что-то плохо верил в чистоту бескорыстных, гуманных стараний европейцев познакомиться поближе» 13. Отсюда – сопротивление неравноправным договорам и неприязнь к иностранцам.

На примере «Отечественных записок» можно увидеть, насколько обрывочной, бессвязной подавалась на страницах периодических изданий информация о Китае. В период с 1849 по 1861 гг. здесь были опубликованы 42 статьи о Китае. Прочитав их, Срединную империю можно было представить страной, переживающей тяжелый политический кризис, причиной которого явились деспотизм монарха и пороки напыщенного чиновничьего аппарата, препятствующие реформации строя по европейскому образцу 14. Образ разноликой утонченной китайской культуры был представлен лишь в пяти статьях, которые рассказывали о музыке, гончарном искусстве, изготовлении бронзовых ваз и романе, как одном из литературных жанров 15. Представления о религиозных традициях на основе двух статей о буддийских храмах можно было бы признать ущербными, если бы не существовала единственная, но глубокая по содержанию публикация В.П. Васильева о догматах, истории и литературе буддизма16. Об иных религиозных и философских учениях Китая, как, впрочем, и широком спектре направлений живописи, архитектуры, декоративно-прикладного искусства, «Отечественные записки» умалчивали. Загадочному Тибету была посвящена одна статья европейских авторов, фрагменты которой увидели свет в пяти номерах17. Отдельно можно выделить публикации, позволяющие российскому читателю увидеть жизнь своих соотечественников (членов Духовной Миссии, ученых, предпринимателей) в Китае или приграничных с ним землях18. Жизненные ситуации, в которых были отражены способы взаимодействия носителей различных традиций и языков, особенности взаимного культурного влияния, давали читателю, имеющему неявственное представление о Сибири и Дальнем Востоке, пищу для размышления. Отдельные статьи, тематически не связанные друг с другом, представляли набор фактов о народонаселении Поднебесной, китайском обеде, традиционных медицинских средствах, конопле, опиуме, чае, китайских мигрантах в Калифорнии и Борнео 19. Смена маловыразительных образов, лиц и событий, безусловно, не могла способствовать формированию полного и адекватного представления россиян о Китае.

Ежемесячный исторический журнал «Русский архив» обращал взор читателей в прошлое российскокитайского дипломатического и культурного взаимодействия20. Используя труды отечественных и иностранных путешественников прошедших столетий, китайские и монгольские дела архива МИД, обсуждение этой темы поддерживал и «Исторический вестник» 21. Анонсируя новые книги, это издание предлагало «отправиться в путешествие» вместе с буддийским священником и европейскими завоевателями, чтобы увидеть Восток в оценках представителей различных культур и мировоззрения, познакомиться с бытом и нравами китайцев, правилами их обрядовой и семейной жизни. Описания знаменательных страниц истории страны, биографий ее выдающихся деятелей, мира конфуцианской культуры разъясняли российским обывателям принципы развития Срединной империи22, а переводы статей шанхайской прессы знакомили с китайскими легендами и литературными произведениями23.

В газетах и журналах «Русский инвалид», «Морской сборник», «Современный листок», «Всемирный путешественник», «Живописное обозрение» своими впечатлениями о поездке по маньчжурским землям делились Венюков, Максимов, Усольцев и другие путешественники 24. Российские печатные издания информировали общественность не только об успешно завершившихся проектах, но и о планирующихся на будущее, призывая принять участие в их организации. К примеру, о подготовке экспедиции Н.М. Пржевальского свидетельствуют материалы январского выпуска «Новостей» за 1884 г., где особо подчеркивалась роль благотворительной помощи в просветительской деятельности.

Выпуск газет и журналов с течением времени становится в России коммерческим предприятием, главной задачей которого было не только информировать публику, но и извлекать прибыль из своего дела. Даже в серьезных академических изданиях для увеличения читательского спроса среди мещан, купечества и других слоев населения публиковались произведения с простыми, занимательными сюжетами.

Это постепенно усиливало внимание к рассказам о восточных странах и в среде непривилегированных сословий. Простому обывателю рассуждения, касающиеся глубоких основ восприятия цивилизационных особенностей различных народов, были малопонятны. Этим объясняется предпочтение, которое некоторые редакторы отдавали непритязательным повествованиям о бытовом укладе азиатских народов и описаниям характерных черт их представителей, рассчитанным на широкую читательскую аудиторию.

В сравнении с иными периодическими изданиями в исследуемый период иллюстрированный литературно-политический журнал «Нива» размещал наибольшее число разнообразных по жанровой композиции и содержанию публикаций китаеведческой тематики. Российская общественность получала возможность увидеть с высоты Великой китайской стены необъятные просторы Поднебесной, пройтись по улицам Пекина, Кашгара, Кульджи и Ханькоу25, познакомиться с имеющими многовековую историю народными промыслами, печатным делом, медициной, астрономией, а также местными обычаями и обрядами26. Авторское повествование пробуждало в читателе уважение к верности китайцев мудрым заветам Конфуция, восхищение их добродушием и учтивостью, красотой созданных ими произведений искусства, утонченностью поэтического наследия 27. Подданные Сына Неба не предстают безликой массой: здесь можно найти множество лиц, характеров, историй из жизни, как высокопоставленных особ, так и простолюдинов: строителей железной дороги и солдат, ловцов капусты и пиратов, рабочих рудников, заводов и городских нищих 28. Китай второй половины XIX в. виделся не только «странным миром», как его часто называли в то время, но и империей, вставшей на путь серьезных преобразований в промышленности, армии, флоте, внедрения достижений европейской цивилизации (к примеру, телеграфной связи и железнодорожного сообщения, оснащения армии новым вооружением и т.д.)29.

Издававшийся с 1861 по 1868 гг. петербургской типографией М.О. Вольфа журнал «Вокруг света» предложил несколько любопытных статей о Китае. Перелистывая страницы, российский читатель XIX в. мог отправиться в путь вместе с известными путешественниками на водам Амура и Уссури, дорогам Маньчжурии, окунуться в бурный поток жизни Пекина, посетить дома русских купцов Кяхты 30. Информативные очерки давали возможность представить общую картину жизни империи: масштабность территорий и их географические характеристики, занятия населения, государственное устройство, и размывали контуры уже сложившегося за предшествующие десятилетия образа страны. Противоречивость оценок событий, происходящих в этой стране, могла ввести в заблуждение читателя. В то же время играла позитивную роль, подчеркивая истинное нестабильное положение дел в китайской политике и экономике. В данном печатном издании Китай – это огромная территория, которая заселена народом, уважающим земледелие, развивающим торговлю и судоходство. Китай

– это страна, где все вращается вокруг единой оси – власти императора над его подданными. Китай – это идеальный образчик социальной справедливости, в котором развитие народа находится на высокой ступени, а чиновники получают должности за знания и не требуют привилегий. В то же время авторы отмечали, что «благонамеренные законы» попирались жадностью, безнравственностью этого хитрого, корыстолюбивого народа и злоупотреблениями служащих. Искоренить пороки и суеверия не могло даже высоконравственное конфуцианское учение. «Китайцы, подавленные тяготами их варварского положения, склонны к материальному... Во всех лучших произведениях поэзии проглядывает посредственность, которая господствует в этом царстве смирения». Китай – это «страна страшного ослепления и уединения от всего мира»31. Авторы не были оригинальны:

они воспроизводили весьма распространенный в умах своих соотечественников образ жителей Поднебесной.

То, что китайцы считали великим благом империи, европейцами серьезнейшим образом критиковалось.

Немногие миссионеры и дипломаты, имевшие возможность посетить Китай в XVIII – начале XIX вв.

, описывали жизнь сильных мира сего: императора, членов его семьи, представителей знатных родов и высшего чиновничества. Одних они видели на аудиенциях, с другими обсуждали вопросы дипломатического протокола или согласовывали положения торговых и политических трактатов. Во второй половине XIX в. в Китай попадают не только официальные представители российского самодержца, но и ученые, путешественники, предприниматели, люди творческих профессий. Для большинства из них ворота Запретного города был закрыты. В свои дневники они заносили взволновавшую их информацию о носильщиках, мелких торговцах магазинов и лавок, лодочниках, прислуге, фотографах и живописцах, музыкантах и ремесленниках, с которыми им приходилось общаться.

Любого иностранца, попавшего в Китай, всюду сопровождала местная символика. Среди всем хорошо понятных знаков, отображающих атрибут профессионального рода занятий, были и образцы, достаточно сложные для понимания непосвященных. Один из даосских символов школы инь-ян стал очень популярным среди россиян и европейцев, привносивших в трактовку значения сочетания белого и черного цветов привычные для себя представления о добре и зле, счастье и несчастье, бедности и богатстве, которые часто соседствуют друг с другом. Неудивительно, что на страницах российских периодических изданий описания жизнерадостных колоритных образов сменяют мрачные картины горя и бедствий. Отрывки из воспоминаний путешественников иллюстрируют это утверждение. К примеру, английский исследователь Д. Томпсон, предоставивший свои дневниковые записи журналу «Всемирный путешественник», наблюдал за жизнью рикш, среди которых встречал разорившихся торговцев, обедневших крестьян, безработных мастеровых, даже бывших учителей, доведенных до отчаяния нищетой и голодом. Экономя каждую монету и приобретая дешевую еду, продающуюся на латках и уличных прилавках, большинство из этих несчастных влачили жалкое существование: не имея постоянных квартир, они «вынуждены проводить ночь на открытом воздухе, чтобы с рассветом уже быть готовыми предложить свои услуги рано вышедшим из дома лицам»32. Живущий в кантонской провинции негоциант Сунь Син, напротив, являл собой образчик успеха и благополучия: «вся его фигура дышала важностью и непринужденностью, отличающих зажиточного китайца... Он продавал самую простую игрушку своей лавки с таким удовольствием и вежливостью, с какой бы получил громадный заказ на вышитые шелковые материи» 33. Этот человек пользовался уважением как в кругу соотечественников, так и среди европейцев не столько за знание английского языка и иноземных обычаев, сколько за проявление щепетильной честности во всех делах и уважительное отношение к каждому посетителю. Текст еще одной журнальной страницы погружает читателя в атмосферу небольшого храма, посвященного богине сострадания Гуаньинь, куда всегда приходит множество людей: на его гранитных ступенях просят милостыню нищие, на полу, покрытом циновками, стоят на коленях верующие и молят послать исцеление дорогим им людям. «Вот несчастная старуха, у которой, как выяснилось позже, сын был при смерти. Ее полные слез глаза были прикованы к двум бамбуковым выпуклым палочкам, брошенным наверх». Падая на землю, положением своим они должны показать, исполнится ли ее желание. Жертвуя все, что имела с собой, она гадала таким образом много раз, пока не вышло благоприятное предсказание.

Картины из жизни Цинской империи, в которых запечатлены люди различного уровня достатка, социального положения и образования, помогали российскому читателю отрешиться от стилизованных художественных китайских образов, изображенных на лаковых панелях, фарфоровых вазах, шелковых обоях и свитках XVIII в., и представить «живой» многоликий Китай.

Фрагменты статей, приведенных выше, были в достаточной степени привлекательными для нетребовательного обывателя. Серьезный читатель уже не был удовлетворен таким положением дел. Его ожидание увидеть более глубокий анализ научных фактов оправдывали такие издания, как, к примеру, «Современник», развернувший полемику на вызывавшую жаркие споры в интеллектуальных кругах тему объективной характеристики Китая и китайской культуры в отечественной и зарубежной литературе. На страницах этого издания Н.

Березин безаппеляционно заявлял, что для «уразумения Китая нужно знакомство с этой страной» 34. Нельзя мириться с тем, что в силу территориальной удаленности Цинской империи и замкнутости ее политики, Россия «должна ограничиться изучением лишь сведений, сообщаемых ей или самими китайцами, или европейцами, имевшими случай видеть Китай» 35.

Публицистическая деятельность становится ареной для обсуждения насущных проблем. Наиболее прогрессивные повествователи стремились объективно осветить происходящие события, воссоздать на бумаге правдивую картину жизни Цинской империи, дать справедливые оценки и показать реальные перспективы. На страницах периодических изданий сталкивались два диаметрально противоположных подхода: если величие китайской цивилизации восхищало российских ученых, а многие члены Русской Духовной миссии благоговели перед китайской цивилизацией, то российская политическая и военная элита, а также публицисты-западники, как и многие их европейские коллеги, отзывались о Срединной империи невыгодно. Идеалом российских либералов было утверждение свободы личности во всех сферах общественного развития. Оценивая наследие китайской цивилизации достаточно высоко, они видели будущее своей страны в приобщении к системе ценностей Европы, ее политическим и социальным институтам. В то же время акцентировали внимание на относительной самоценности духовных основ восточных культур. В контексте сказанного уместно упомянуть, что в январе 1861 г. в журнале «Современник» появилась статья В.А. Обручева «Китай и Европа», в которой он выступал в защиту права каждого народа на сохранение собственной индивидуальности: «Китай имеет столько же права смеяться над нашей вилкой, как и мы над его палочками, над нашими бородами, как и мы над их косой. Как ни пошлы китайские любезности, но ведь каждому мало-мальски воспитанному человеку близко известно, что они не могут превзойти пошлость наших комплиментов. Форма их странна, но вспомним, что комплимент в английском вкусе, по крайней мере, разнится с комплиментом французским, насколько английский парк отличается от подстриженного французского сада»36.

Многие авторы не упускали возможность отметить непохожесть каких-либо китайских традиций и предметов. Так, приветствуя окружающих, следует совершать глубокие поклоны и сжимать руки в кулак; получая подарки, – долго отказываться от них; делая комплименты, – «не принимать учтивость за чистую монету» 37.

Особенное внимание многие периодические издания уделяли церемонии заваривания чая38. Культура приготовления напитка, множество приспособлений и инструментов, функциональное назначение которых было неизвестно европейцам, способы заваривания листьев существенно разнились с принятым в России чаепитием.

Приведенные факты малозначимы, но, безусловно, любопытны. Сообщения, подобные этим, использовались для того, чтобы в очередной раз убедить российского обывателя в беспримерном своеобразии Востока.

Далеко не каждое издание видело необходимость заинтересовывать публику очерками о Китае. Ученолитературный журнал «Историческая библиотека», в основном содержащий исторические произведения и беллетристику, не опубликовал ни одной статьи о Китае. Такую же позицию занимал и литературный журнал «Мысль». Не отличались активностью в пропаганде востоковедческих знаний и издания, ориентированные на проповедь православного мировоззрения («Душеполезное чтение» и другие). Комментарии основ различных религиозных форм и учений не отвечали требованиям консервативной политики редакционных коллегий.

Несмотря на множество издаваемых газет и журналов, а также возможность оформлять на них подписку и получать в различных городах России, интерес к ним широких слоев провинциального населения был невелик. В землях, отдаленных от российско-китайской границы и передовых отечественных научных центров, где проживало в большей степени малообразованное население, внимание к китайской проблематике было слабым39.

Поскольку интерес к Китаю в широких слоях российского общества был поверхностным, в неспециализированных журналах статьи, посвященные Китаю, появлялись лишь время от времени. Описания, представленные там, не были связаны одной общей идеей и их тематика существенно разнилась. Это приводило к тому, что любознательный обыватель второй половины XIX в., даже при весьма тщательном изучении всей поступающей информации в выбранное им по определенному критерию40 издание, не мог составить целостный образ Китая. Тем не менее с помощью периодических изданий информация об азиатском государстве, более разнообразная и объективная, чем ранее, выйдя за пределы интеллектуальной элиты, стала находить заинтересованного читателя и в лице скучающего обывателя.

Во второй половине XIX в. желание представить всесторонний образ страны можно было осуществить, лишь разрушив сформированный ранее образ идеального восточного мира, не соответствующего действительности. Усилиями российских ученых, дипломатов, путешественников (профессионалов и повествователейлюбителей) образ Поднебесной существенно изменился. В журналах представлялась информация разной степени занимательности и уровня сложности восприятия. Больше внимания уделялось описанию культурного наследия и социально-экономических условий жизни народов Цинской империи. В отзывах встречались противоречивые характеристики. Одни давали описания яркой, самобытной и утонченной культуры. Другие подчеркивали проявления грубого невежества, выставляли напоказ смешные, на их взгляд, стороны характера и быта китайцев, так как поведение, разрешенное европейской культурой, не соответствовало китайскому. В изучаемый период со страниц периодических изданий впервые зазвучали предостережения о возможном приближении «желтой опасности». Вне зависимости от содержательной направленности и стилистических особенностей большинство исследователей не избежало влияния европоцентристского подхода в освещении событий, происходивших в Цинской империи. Многие авторы не только не могли продемонстрировать умение встать на позиции Китая, но и в большинстве случаев не хотели «говорить» с этой страной на понятном ей языке.

Образ Китая в сознании российской общественности являлся в большей или меньшей степени отражением культурного стереотипа автора, излагавшего «свою» историю, и читателя, домысливающего то, что он не имел возможности увидеть собственными глазами. Вследствие влияния европоцентристских взглядов авторитетных ученых, недостаточного знания истории и культуры Китая, непонимания принципов мировоззрения восточных народов многие социокультурные характеристики Цинской империи не были объективными. В результате образ государства, складывавшийся в 1850–1890 гг. на страницах российских периодических изданий, не отражал в полной мере реально существующую картину.

Цит. по: Георгиевский. Два исследования Китайской империи // Вестник Европы. 1887. № 8. С. 779; Соловьев С.М. Наблюдения за исторической жизнью народов. Китай // Вестник Европы. 1868. № 12. С. 676-708.

Цит. по: Георгиевский. Два исследования Китайской империи // Вестник Европы. 1887. № 8. С. 782.

В.П. Политическая хроника: Россия и Китай // Русская речь. 1879. № 4. С. 31.

–  –  –

Китай // Русская речь. 1881. № 8. С. 175-203, № 9. С. 128-147, № 10. С. 51-87, № 11. С. 50-78, № 12. С. 59-75.

О Приморском крае // Русская речь. 1879. № 6. С. 1-10; О заселении Уссурийского края // Русская речь. 1879. № 6. С. 10-20; Заселение Уссурийского края // Русская речь. 1881. № 7; В.П. Политическая хроника: Россия и Китай // Русская речь. 1879. № 4. С. 30.

В.П. Политическая хроника: Россия и Китай // Русская речь. 1879. № 4. С. 32.

Георгиевский. Два исследования Китайской империи // Вестник Европы. 1887. № 8. С. 778.

Матюнин Н.Г. Наши соседи на Крайнем Востоке // Вестник Европы. 1887. № 7. С. 76.

Политическое обозрение: англо-французская экспедиция в Китай // Отечественные записки. 1861. № 12. С. 72-73; Критические обзор:

Безе Е. Путеводитель по Центральной Азии // Русская мысль. 1882. Кн. VII. С. 299; Военков А.И. Европейские интересы на Дальнем Востоке и азиатская железная дорога // Русская мысль. 1884. Кн. II; Лесевич В.В. Новейшие достижения в Буддизме, придерживаемые и распространенные европейцами // Русская мысль. 1887. Кн. VIII.

Подр. см.: Англо-китайская война по китайским документам // Отечественные записки. 1853. LXXXIX. С. 34; Новейшие сведения о торговле Европы и Северной Америки с Китаем // Отечественные записки. 1849. LXII. С. 48; Проекты новых путей сообщения с Востоком Азии // Отечественные записки. 1849. LXII. С. 103; Хмелевский. Отношение Европы к Китаю // Отечественные записки. 1861. № 4. С. 445С. 297-351.

Хмелевский. Отношение Европы к Китаю // Отечественные записки. 1861. № 4. С. 474.

Хмелевский. Отношение Европы к Китаю // Отечественные записки. 1861. № 6. С. 297-351.

Китай в 1849–1850-х гг. (из путевых заметок Е.П. Ковалевского) // Отечественные записки. 1853. LXXXVII. С. 1, 71, LXXXVIII. С. 1; Есчь. Последние годы Китайской империи // Отечественные записки. 1858.CXVII. С. 187-220.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 33 |

Похожие работы:

«УДК 39 ББК 63.5 Н3 Издание осуществляется при поддержке Министерства иностранных дел Германии Gefrdert durch das Auswrtige Amt der Bundesrepublik Deutschland Под редакцией доц., к.им. И.Р. Плеве, доц., к.им. Т.Н. Черновой Отв. составитель Т.Н. Чернова Издательство «ГОТИКА» Корректор Л. Р. Богданова Компьютерная верстка Д. Лисин Уважаемые коллеги! Редколлегия Научно-информационного бюллетеня обращается к Вам с просьбой о поддержке в дополнение текущей библиографии. Ждем от Вас также следующую...»

«Пресс-конференция на тему «Первый аукцион «Газпрома» на поставку газа в Европу» 14 сентября 2015 года ВЕДУЩИЙ: Добрый день, друзья. Спасибо, что пришли сегодня к нам. Напоминаю, сегодня у нас пресс-конференция, посвященная результатам первого аукциона «Газпрома» по продаже газа в страны Западной и Центральной Европы. Перед вами сегодня выступит заместитель Председателя Правления ПАО «Газпром» Александр Иванович Медведев и начальник Департамента экспорта газа в страны Северной и Юго-Западной...»

«Управление культуры Минобороны России Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военноисторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Шестой Международной научнопрактической конференции 13–15 мая 2015 года Часть III СанктПетербург ВИМАИВиВС Печатается по решению Ученого совета ВИМАИВиВС Научный редактор – С.В. Ефимов Организационный комитет конференции «Война и оружие. Новые исследования и материалы»: В.М. Крылов,...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Чувашский государственный университет имени И.Н.Ульянова» Центр научного сотрудничества «Интерактив плюс»Воспитание и обучение: теория, методика и практика Сборник статей Всероссийской научно-практической конференции Чебоксары 2014 УДК 37 ББК 74+74.200 В77 Рецензенты: Рябинина Элина Николаевна, канд. экон. наук, профессор, декан экономического факультета Мужжавлева Татьяна Викторовна, д-р....»

«Санкт-Петербургский государственный университет Государственный Эрмитаж Санкт-Петербургский государственный музей-институт семьи Рерихов Музей истории гимназии К. И. Мая (Санкт-Петербург) при поддержке и участии Комитета по культуре Санкт-Петербурга Всемирного клуба петербуржцев Международного благотворительного фонда «Рериховское наследие» (Санкт-Петербург) Благотворительного фонда сохранения и развития культурных ценностей «Дельфис» (Москва) Санкт-Петербургского государственного института...»

«Министерство иностранных дел Донецкой Народной Республики Донецкий Республиканский краеведческий музей Сборник материалов Первой научной конференции историков ДНР История Донбасса: анализ и перспективы Донецк 2015 Сборник материалов Первой научной конференции историков ДНР «История Донбасса: анализ и перспективы». – Донецк, 2015 – 76 с. Сборник содержит тезисы докладов и доклады, посвященные актуальным проблемам истории Донбасса в период обретения Донецкой Народной Республикой независимости. На...»

«Наука в современном информационном обществе Science in the modern information society VII Vol. spc Academic CreateSpace 4900 LaCross Road, North Charleston, SC, USA 2940 Материалы VII международной научно-практической конференции Наука в современном информационном обществе 9-10 ноября 2015 г. North Charleston, USA Том УДК 4+37+51+53+54+55+57+91+61+159.9+316+62+101+330 ББК ISBN: 978-1519466693 В сборнике опубликованы материалы докладов VII международной научно-практической конференции Наука в...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ЮРИСПРУДЕНЦИИ Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (12 марта 2015г.) г. Екатеринбург 2015 г. УДК 34(06) ББК 67я Актуальные вопросы юриспруденции / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. Екатеринбург, 2015. 60 с. Редакционная коллегия: гранд доктор философии, профессор,...»

«II. НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ А. А. Туренко УДК 94(469).066 Сведения об авторе Туренко Александр Александрович бакалавр 4 курса, кафедра истории Нового и новейшего времени, Институт истории, Санкт-Петербургский государственный университет. Научный руководитель кандидат исторических наук, доцент А. А. Петрова. E-mail: turenko24@mail.ru ВОПРОС О ПРИЗНАНИИ ПРАВ ПОРТУГАЛИИ НА УСТЬЕ КОНГО В АНГЛО-ПОРТУГАЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЯХ Резюме В статье рассматриваются основные этапы спора за права Португалии на устье реки...»

«Декабристское кольцо Вестник Иркутского музея декабристов Выпуск 1 Иркутск Иркутский музей декабристов УДК 947.073 ББК 63.3(2)521-425 C 34 Редакционная коллегия: О.А.Акулич (отв. редактор), А.Н.Гаращенко, А.В.Глюк, Е.А.Добрынина Декабристское кольцо: Вестник Иркутского музея декабристов. C 34 Сборник статей. Вып. 1. – Иркутск: Оттиск, 2011. – 270 с.: ил. ISBN 978-5-905847-05-9 Сборник объединяет работы участников двух научно-практических конференций «Декабристские чтения памяти С.Ф.Коваля»...»

«Министерство образования и науки РФ Федеральное агентство по образованию Югорский государственный университет Научная библиотека Черноморец Семен Аркадьевич. Библиографический список литературы г. Ханты-Мансийск 2008г. ОТ СОСТАВИТЕЛЯ Библиографический список литературы посвящен 70 летнему юбилею Семена Аркадьевича Черноморца, профессора, доктора юридических наук, заслуженного юриста Российской Федерации, декана юридического факультета. Семен Аркадьевич родился 24 февраля 1938 года в г. Баре...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УПРАВЛЕНИЯ» АССОЦИАЦИЯ МОСКОВСКИХ ВУЗОВ МАТЕРИАЛЫ Всероссийской научно-практической конференции «ГОСУДАРСТВО, ВЛАСТЬ, УПРАВЛЕНИЕ И ПРАВО: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ» 2 ноября 2010 г. Москва 20 Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования...»

«НОВЫЕ ПОСТУПЛЕНИЯ В БИБЛИОТЕКУ (апрель сентябрь, 2011 г.) 41-й не померкнет никогда : страницы истории / авт.-сост. И. Е. Макеева. С 65 Гродно : Гродненская типография, 2006. 254 с Экземпляры: всего:1 ЧЗ(1). ALMA MATER: Гродненский государственный аграрный университет : традиции, история, современность. 60 лет / сост. В. В. Голубович [и др.] ; под общ. A39 ред. В. К. Пестиса. Гродно : Гродненская типография, 2011. 127 с Экземпляры: всего:1 ЧЗ(1). XIV международная научно-практическая...»

«Обязательный экземпляр документов Архангельской области. Новые поступления октябрь декабрь 2013 года ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ ТЕХНИКА СЕЛЬСКОЕ И ЛЕСНОЕ ХОЗЯЙСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЕ. МЕДИЦИНСКИЕ НАУКИ. ФИЗКУЛЬТУРА И СПОРТ ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ. СОЦИОЛОГИЯ. ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ЭКОНОМИКА ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ. ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО. 10 Сборники законодательных актов региональных органов власти и управления КУЛЬТУРА. НАУКА ОБРАЗОВАНИЕ ИСКУССТВО ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ....»

«Генеральная конференция General Conference 34 C 34-я сессия, Париж 2007 г. 34th session, Paris 2007 Confrence gnrale 34e session, Paris 2007 Conferencia General 34a reunin, Pars 2007 2007 34 C/40 Part I 22 августа 2007 г. Оригинал: английский Пункт 5.6 предварительной повестки дня Создание центров категории 2 под эгидой ЮНЕСКО Часть I Предлагаемое создание в Триполи (Ливийская Арабская Джамахирия) Регионального центра по управлению ресурсами трансграничных водоносных горизонтов в качестве...»

«ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ ОРГАН ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СТАТИСТИКИ ПО КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТИ (КОСТРОМАСТАТ) ФГБОУ ВПО КОСТРОМСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ (КГТУ) КОСТРОМСКАЯ РЕГИОНАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ВОЛЬНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА РОССИИ (ВЭО) РОЛЬ СТАТИСТИКИ В РАЗВИТИИ ОБЩЕСТВА. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ. ДОСТИЖЕНИЯ. ПЕРСПЕКТИВЫ (К 180-ЛЕТИЮ ОБРАЗОВАНИЯ ОРГАНА ГОСУДАРСТВЕННОЙ СТАТИСТИКИ В КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТИ) Сборник материалов межрегиональной научно-практической конференции 21...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «СИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ГЕОСИСТЕМ И ТЕХНОЛОГИЙ» (СГУГиТ) XI Международные научный конгресс и выставка ИНТЕРЭКСПО ГЕО-СИБИРЬ-2015 Международная научная конференция ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ В РЕГИОНАЛЬНОМ ИЗМЕРЕНИИ: ОПЫТ ИСТОРИИ И СОВРЕМЕННОСТЬ Т. 2 Сборник материалов Новосибирск СГУГиТ УДК 3 С26 Ответственные за выпуск: Доктор исторических наук,...»

«В двух книгах этого тома печатаются статьи и документальные публикации, под­ готовленные в свяэи с пятидесятилетием смерти Толстого. Читатели найдут здесь «Слово о Толстом» Леонида Леонова, доклад В. В. Ермилова «Толстой-художник», прочитанный на Меж­ дународной конференции в Венеции, очерк мировоззрения Толстого, написанный В. Ф. Асмусом, статьи о значении художе­ ственных открытий Толстого для русской и мировой литературы, обзоры основных ито­ гов изучения Толстого в советское время. В...»

«ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ АССОЦИАЦИИ ИСТОРИЯ И КОМПЬЮТЕР ИНФОРМАЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ, ТЕХНОЛОГИИ И МОДЕЛИ РЕКОНСТРУКЦИИ ИСТОРИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ И ЯВЛЕНИЙ СПЕЦИАЛЬНЫЙ ВЫПУСК МАТЕРИАЛЫ XII КОНФЕРЕНЦИИ АССОЦИАЦИИ ИСТОРИЯ И КОМПЬЮТЕР МОСКВА, 2224 ОКТЯБРЯ 2010 г. Издательство Московского университета ББК 63ф1я И665 Издание осуществлено при поддержке гранта РФФИ, проект №10-06-06184-г Редакционный совет: к.и.н. В.Ю. Афиани (Москва), к.и.н. С.А. Баканов (Челябинск), ст.преп. Е.Н. Балыкина (Минск), д.и.н....»

«УТВЕРЖДЕН Учредительной Конференцией 9 октября 2004 года, с изменениями и дополнениями, внесенными на Конференции 24 апреля 2015 года УСТАВ ОБЩЕРОССИЙСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ «КОМИТЕТ ПОДДЕРЖКИ РЕФОРМ ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ» г.Москва 1. Общие положения 1.1. Общероссийская общественная организация «Комитет поддержки реформ Президента России», (именуемая далее «Организация»), является добровольным, самоуправляемым, открытым, общероссийским объединением граждан и юридических лиц общественных...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.