WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 33 |

«РОССИЯ И КИТАЙ: ИСТОРИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОТРУДНИЧЕСТВА Материалы IV международной научно-практической конференции (Благовещенск – Хэйхэ – Харбин, 14-19 мая 2014 г.). Выпуск Благовещенск ...»

-- [ Страница 3 ] --

На поселении, площадь которого составляла около 3 000 м, зафиксированы 12 западин жилищ округлой формы8. Благодаря охранным мероприятиям под руководством Ю.В. Кривули памятник был спасен от разрушения карьерными разработками. За годы исследования памятника изучены остатки 6 жилищ и получена уникальная коллекция керамики9.

Керамика поселения Абрамовка-3 имеет достаточно архаичные черты, демонстрирующие явные связи с ольгинской культурой (рис.1). Прежде всего, это проявляется в орнаментации сосудов: наличие грубого, массивного валика под венчиком с орнаментом в виде глубоких вдавлений или защипов (рис.

1:4,5,8,12), выделение орнаментом основания горловины (рис.1:5-7), пальцевые оттиски (рис.1:3), многообразие орнаментальных приемов (рис.1:6,8,9,12). Все сосуды лепные, изготовлены способом кольцевого ленточного налепа. Тесто содержит крупные примеси (до 2-3 мм). Цвет поверхности сосудов варьирует от оранжевого до темно-коричневого и черного. У большинства изделий есть следы постоянного использования в качестве кухонной посуды – пищевой нагар, закопченные пятна. В изломе некоторых емкостей присутствует широкая полоса более темного цвета. На стенках сосудов фиксируются следы выбивки гладким инструментом и заглаживание, лощение отсутствует. В целом поверхность выглядит довольно грубой. На нескольких изделиях присутствуют заметные пальцевые отпечатки под венчиком.

По форме тулова сосуды делятся на горшковидные и вазовидные, в коллекции представлены фрагменты изделий с вырезом и емкости без валика под венчиком (рис.1:7,10). Последние сохраняют пропорции горшковидных емкостей, их отличает только отсутствие валика под венчиком. В Приморье подобные изделия присутствуют на всех поселенииях Лукашевка-5 (Хорольский р-н)10, Михайловка-1, 2 (Михайловский р-н), в гончарных печах в бухте Троицы (Хасанский р-н), а в Приамурье сосуды без валика, но иных пропорций найдены на поселении Благословенное-211.

Чрезвычайно интересной является находка в жилище 1 двух сосудов (рис.1: 1,2) 12. Первый сосуд (рис.1:1), большего размера, имел воронкообразную горловину, «блюдовидный» венчик и орнамент, покрывающий плечики до основания горловины. Изделие серого цвета, со следами кругового вращения. Такой сосуд встречен на памятнике в единственном экземпляре, вышеуказанные признаки существенно отличают его от остальной керамики. Возможно, сосуд не был изготовлен на поселении, для подтверждения этой версии необходимы дальнейшие исследования и проведение серии анализов керамики. На наш взгляд, данный сосуд имеет высокую степень сходства с посудой поселения тунжэнь и могильника Туаньцзе в Китае. Внутри описанного сосуда находился сосуд с налепным валиком, вполне «традиционный» для мохэской культуры: горшковидная емкость с вытянутым туловом, орнаментированным валиком под венчиком (рис.1:2). Эта находка определяет хронологию данного поселения, поскольку сосуды, подобные первому изделию из жилища 1, датируются китайскими исследователями периодом Суй-Тан (1-й период культуры Тунжэнь), т.е. конец VI – VII вв. н.э.13.

Учитывая достаточно архаичные признаки керамики поселения Абрамовка-3, можно предположить, что это один из самых ранних памятников мохэской культуры Приморья. Принимая во внимание находку сосуда типа Тунжэнь, мы приходим к выводу, что он не может быть датирован ранее конца VI в. н.э. С этим вполне согласуются результаты радиоуглеродного датирования: 600 –760 гг. н.э., 610 –760 гг. н.э. и 450–1150 гг. н.э.14.

К близкому времени, вероятно, можно отнести еще два интересных объекта – мохэские жилища, располагавшиеся на северной окраине могильника Чернятино-515. Одно из жилищ прорезали две могильные ямы (погребения № 24 и 34), причем они были вписаны в углы котлована (т.е. прорезали пол, но не стенки сооружения). Этот факт свидетельствует, что при сооружении могил котлован постройки был хорошо виден 16. Керамика из жилищ (рис.2) не имеет таких очевидных ольгинских черт в оформлении венечной части, как керамика поселения Абрамовка-3, но их сближают сходные приемы в орнаментации тулова, присутствие сосудов с орнаментированным краем дна, сосудов с вырезом (рис.2:8,7). Возможны и локальные отличия в керамической традиции. Таким образом, первые захоронения на могильнике Чернятино-5 могли состояться не раньше конца VI в., а скорее всего, позднее.

Следующий этап может быть представлен материалами поселения Кордон-Дровянник, исследованного в 2012 г. отрядом ИИАЭ ДВО РАН под руководством И.Ю. Слепцова17. Поселение располагается в Лазовском районе, в бухте Петрова на территории Лазовского заповедника 18.

На памятнике раскопано одно мохэское жилище, в котором найдено 7 сосудов. Все они лепные, две емкости конструировались на поворотном столике, отпечатки оси которого присутствуют на днищах изделий (рис.3). Обнаружены горшковидные сосуды с вытянутым туловом и сосуды с шаровидным туловом. Орнаментация не отличается разнообразием: аккуратные неглубокие оттиски и налепные «шишечки» на валике под венчиком, тисненый орнамент на тулове. В коллекции есть три сосуда, которые могут считаться своеобразными хронологическими маркерами: это две емкости с отпечатками оси поворотного устройства на донышках и сосуд с декором в виде выпуклых «лепестков» на тулове (рис.3). Именно в таком сочетании мохэская керамика присутствует в погребениях, отнесенных к типу 1 (захоронения в земляных ямах с вертикальными стенами) могильника Чернятино-5. В могилах № 6,7,12 найдены сосуды, аналогичные емкостям из жилища – небольшого размера изделия, с вытянутым туловом и прямоугольными оттисками поворотного столика на дне, а также сосуд с «лепестками» на тулове. Эти погребения датируются 661–681 и 681–715 гг. н.э.19. Таким образом, время существования поселения Кордон-Дровяник предварительно можно определить второй половиной VII – началом VIII вв. н.э..

Еще одним памятником, материалы которого также важны в изучении хронологии мохэской культуры, является поселение Раковка-10. Памятник находится на правом берегу ручья, притока р. Раковки, в 3,5 км к северо-западу от с. Раковки. На поселении обнаружены 14 западин округлой формы, диаметром 4-7 м. В ходе археологических раскопок исследованы три жилища20 площадью 22, 27,5 и 32 м. Как и поселение Абрамовкапамятник отнесен нами к раковской группе мохэской культуры. Керамика этого памятника имеет более поздние хронологические признаки: появляются круговые сосуды, менее разнообразным становится орнамент, тщательнее обрабатывалась поверхность сосудов, изменяется набор форм посуды: присутствуют изделия с шаровидным туловом и вазы с раздутым туловом (по сравнению с предыдущим типом у них менее выпуклые плечики, тулово расширяется к середине своей высоты) (рис.4). При этом сохраняется керамическая традиция, общая для всех памятников раковской группы. Судя по керамическому материалу, Раковка-10 является самым поздним памятником этой группы, что согласуется и с радиоуглеродным датированием (440–870 гг. н.э., 650– 780 гг. н.э.)21. Сосуды с шаровидным туловом и вазы с раздутым туловом находят аналогии в керамике могильника Чернятино-5 (могилы № 49, 60). Причем сосуды, изготовленные на круге, близки как по форме, так и по орнаментации: присутствует прочерченный орнамент в виде горизонтальных и волнистых линий. Могила № датируется не позднее 830 г.н.э., что следует из стратиграфической ситуации, при которой «могила №49….была частично покрыта камнями, соединенными со склепом № 46»22, а склеп № 46 датирован 830 г. н.э.23. По мнению авторов24, керамика могилы №49 находит аналогии в материале пятого строительного горизонта могильника25, датированного VIII в.н.э. Таким образом, поселение Раковка-10 продолжало функционировать и в бохайское время, сосуществуя с памятниками области Шуайбинь.

Обсуждение полученных результатов Одним из самых ранних памятников мохэской культуры является поселение Абрамовка-3. В керамике этого памятника отчетливо проявляется влияние ольгинской культуры, выражавшейся в особенностях орнаментации сосудов и оформлении венечной части. Находка сосуда, имеющего высокую степень сходства с керамикой могильника Туанцзе, наличие трех датировок по С14 жилища 1 позволяют датировать памятник не ранее чем конец VI в. н.э. Судя по керамическому материалу, близким временем могут датироваться мохэские памятники прибрежной группы (юго-восточная часть залива Петра Великого). Радиоуглеродные даты получены только с памятника Барабаш-5 и относятся к концу VI – началу VIII вв. н.э.

Материалы памятников типа Раковка-10 свидетельствуют об их существовании в бохайское время.

Это поселение и близкие по материалу поселения Михайловка-1,2 расположены между бохайскими памятниками среднего течения р. Суйфун (Чернятино-2,5, Константиновское селище и др.) и городищами бассейна р. Илистой (Николаевка-1,2, Горбатка) (рис.5). Первые входили в область Шуайбинь Бохая, вторые были присоединены к Бохаю после учреждения области Шуайбинь 26, но не позднее конца VIII–IХ вв.27. Причем мохэская керамика, присутствующая в комплексах городищ бассейна р. Илистой, существенно отличается от керамики памятников раковской группы: преимущественно это банковидные сосуды, с гладким налепным валиком под венчиком, покрытые ячеистой выбивкой. Можно предположить, что мохэское население поселений типа Раковка-10 продолжало существовать и во время учреждения области Шуайбинь, поддерживая контакты с бохайским населением, что, безусловно, не могло не проявиться в материальной культуре. С приходом нового населения и появлением бохайских городищ в бассейне р. Илистой эти поселения, вероятно, прекратили свое существование. Возможно, именно с этими событиями связан тот факт, что жилища поселения Раковка-10 были спешно оставлены населением и погибли в результате пожара. В жилищах сохранилась утварь – керамические сосуды, каменные орудия28. Стратиграфически смена одного населения другим прослежена лишь на поселении Абрамовка-3. В верхней части культурных отложений раскопаны остатки сооружения в виде ряда камней. Керамика, обнаруженная рядом с ними, аналогична мохэской керамике городищ бассейна р. Илистой 29. Этот факт, очевидно, свидетельствует о том, что до появления бохайцев поселение было совершенно заброшено значительный отрезок времени. С бохайским же временем мы склонны соотносить и поселение Кордон-Дровянник.

Заключение Самым ранним памятником мохэской культуры Приморья на сегодняшний день является поселение Абрамовка-3. В керамике памятника явно проявляются черты ольгинской культуры. По керамическому материалу и данным радиоуглеродного анализа памятник может быть датирован концом VI – началом VII вв. н.э.

Другие поселения приханкайской низменности (Раковка-10, Михайловка-2), некоторые поселения восточного побережья (Кордон-Дровяник) сосуществовали с бохайскими памятниками среднего течения р. Суйфун, что фиксируется по материалу и согласуется с радиоуглеродным датированием.

Дьякова О.В. Раннесредневековая керамика Дальнего Востока СССР как исторический источник IV–X вв. М. : Наука, 1984. С.31.

Дьякова О.В. Мохэские памятники Приморья. Владивосток: Дальнаука, 1998. С.28; Нестеров С.В. Народы Приамурья в эпоху раннего средневековья. Новосибирск: Изд–во ИАЭ СО РАН, 1998. С.53; Деревянко А.П., Богданов Е.С., Нестеров С.П. Могильник Найфельд. Новосибирск : Изд-во ИАЭ СО РАН, 1999. С.31.

Дьякова О.В. Раннесредневековая керамика Дальнего Востока СССР как исторический источник IV–X вв. М. : Наука, 1984. С.118.

Дьякова О.В. Мохэские памятники Приморья. Владивосток: Дальнаука, 1998. С.28.

Нестеров С.В. Народы Приамурья в эпоху раннего средневековья. Новосибирск: Изд–во ИАЭ СО РАН, 1998. С.53.

Окладников А.П. Советский Дальний Восток в свете новейших достижений в археологии // Вестник истории. 1964. №1. С. 44 -57.

Автор выражает благодарность сотрудникам Института археологии и этнографии СО РАН за предоставленную возможность работы с коллекцией памятника.

Кривуля Ю.В. Археологические исследования на памятнике Абрамовка-3 в Приморье // Первая Дальневосточная конференция молодых историков. Владивосток: ДВО РАН, 1991. С. 28-29.

Автор выражает благодарность Ю.В. Кривуле за предоставленную возможность работы с коллекцией памятника. Коллекция хранится в музее ДВФУ.

Клюев Н.А., Ким Дон Хун, Гарковик А.В., Дорофеева Н.А., Кривуля Ю.В., Морева О.Л., Слепцов И.Ю. Археологические памятники эпохи палеометалла и раннего средневековья Приморья (по материалам исследований 2008–2009 годов). Тэджон, 2010. С.278-279.

Дьякова О.В. Раннесредневековая керамика Дальнего Востока СССР как исторический источник IV–X вв. М.: Наука, 1984. С.178.

Кривуля Ю.В. Отчет по археологическим разведкам в Михайловском и Хорольском районах (Приморский край), 1989 г. // Архив ИА РАН. Р. 1, № 13464. С.27.

Цзоу Лан. Хэйлунцзян хэган дицюй гудай вэньхуа ицунь (Памятники древних культур в районе Хэган Хэйлунцзяна). Харбин: Хэйлунцзян жэнбминь чубаньшэ, 2006. 149 с. Перевод А.Л. Ивлиева.

Кузьмин Я.В., Коломиец С.А., Орлова Л.А. и др. Хронология культур палеометалла и средневековья Приморья (Дальний Восток Росси и) // Археология и социокультурная антропология Дальнего Востока и сопредельных территорий. Благовещенск: Изд -во БГПУ, 2003. С.162.

Никитин Ю.Г., Чжун Сук-Бэ. Археологические исследования на могильнике Чернятино-5 в Приморье в 2003-2004 годах. Пу Е: Корейский национальный университет культурного наследия, 2005.185 с.; Никитин Ю.Г., Чжун Сук -Бэ. Археологические исследования на могильнике Чернятино-5 в Приморье в 2005 году. Пу Е: Корейский национальный университет культурного наследия, 2006. 372 с.

Никитин Ю.Г., Чжун Сук-Бэ, Пискарева Я.Е. Археологические исследования на могильнике Чернятино-5 в Приморье в 2006 году. Пу Е:

Корейский национальный университет культурного наследия, 2007. С.350-362.

Слепцов И.Ю., Пискарева Я.Е., Гридасова И.Е. Поселение Кордон-Дровянник в Лазовском районе Приморского края: результаты раскопок мохэского жилища // Россия и АТР. 2013. №2. С.173-186.

Там же. С.174.

Никитин Ю.Г., Гельман Е.И. Некоторые результаты исследования раннесредневекового могильника Чернятино-5 в бассейне р. Суйфун // Археология и культурная антропология Дальнего Востока. Владивосток: ДВО РАН, 2002. С. 206.

Кривуля Ю.В. Археологические исследования на поселении Раковка-10 // Археология и культурная антропология Дальнего Востока.

Владивосток: ДВО РАН, 2002. С. 174-175.

Там же.С.162.

Никитин Ю.Г., Чжун Сук-Бэ. Археологические исследования на могильнике Чернятино-5 в Приморье в 2003-2004 годах. Пу Е: Корейский национальный университет культурного наследия, 2005. С.49.

Там же. С.46.

–  –  –

Никитин Ю.Г., Гельман Е.И. Некоторые результаты исследования раннесредневекового могильника Чернятино-5 в бассейне р. Суйфун // Археология и культурная антропология Дальнего Востока. Владивосток: ДВО РАН, 2002. С. 206.

Гельман Е.И., Никитин Ю.Г., Болдин В.И., Ивлиев А.Л. Исследования на городище Горбатка // Россия и АТР. Владивосток: Дальнаука, 2001. №1. С.19.

Раков В.А., Гельман Е.И. Малакофауна бохайского городища Горбатка // Археология и культурная антропология Дальнего Востока. Владивосток: ДВО РАН, 2002. С. 127.

Кривуля Ю.В. Археологические исследования на поселении Раковка-10 // Археология и культурная антропология Дальнего Востока.

Владивосток: ДВО РАН, 2002. С. 174-180.

Кривуля Ю.В. Отчет об археологических раскопках на памятнике Абрамовка-3 (Приморский край), 1990 г. // Архив ИА РАН. Р.-1, №

16060. С.15-16.

Рис. 1. Керамика поселения АбрамовкаРис. 2. Керамика могильника Чернятинопо: Никитин и др., 2006, 2007] Рис. 3. Керамика поселения Кордон-Дровяник и могильника Чернятинопо: Слепцов и др., 2013; 4 по: Никитин, Гельман, 2002] Рис. 4. Керамика поселения РаковкаРис. 5. Карта Приморского края Смертин Юрий Григорьевич, д-р ист.наук, профессор Кафедра зарубежного регионоведения и дипломатии Кубанский государственный университет usmer@hotmail.com

–  –  –

УДК 94.

Аннотация. В статье рассматриваются вопросы, связанные с культурным и политическим влиянием средневековой китайской цивилизации в регионах, которые в Новое время станут местом пересечения стратегических интересов России и Поднебесной империи. Делается вывод о многостороннем влиянии Китая на социальную жизнь народов Приамурья и Приморья, которое варьировалось от культурных заимствований до политического подчинения.

Ключевые слова и фразы: Приамурье, Приморье, Китай, чжурчжэни, монголы, маньчжуры, политика, культура.

Smertin Yuri Grigorievich, Doctor in History, Professor Department of Foreign Regional Studies and Diplomacy Kuban State University usmer@hotmail.com

CHINESE MILLENNIUM IN PRIAMURYE AND PRIMORYE (VII–XVII CENTURIES)

Abstract. The author considers the problems associated with the cultural and political influence of medieval Chinese civilization in the region, which in Modern history will become a place where the strategic interests of Russia and Celestial Empire cross. A conclusion is made about the comprehensive impact of China on the social life of the peoples of Priamurye and Primorye, which ranged from cultural borrowings until the political subordination.

Key words and phrases: Priamurye, Primorye, China, Jurchens, Mongols, Manchus, politics, culture.

Китайцы были осведомлены об аборигенных народах Северо-Восточной Азии задолго до включения Приамурья и Приморья в зону своего влияния. Упоминания о туземных народах бассейна Амура обнаруживаются в хрониках Восточного Чжоу (770–250 гг. до н.э.). В хрониках династии Хань (206 г. до н.э.–220 г. н.э.) упоминаются «рыбьекожие» племена (нанайцы), «волосатые люди» (возможно айны) и илоу, которые умывались мочой1.

В I-II вв. н.э. Приамурье, Приморье, Маньчжурия и Корея представляли собой в основном единое культурное пространство. Важные перемены начались в III в., когда в бассейнах рек Тумэнь и Суйфун (Суйфэнь, ныне Раздольная) появились китайские и корейские переселенцы, принесшие бронзовые орудия труда. В течение IV и V вв. культура похоронных курганов, подобных тем, что сооружались на Корейском полуострове, распространилась на север до р. Уссури. В VI в. корейское государство Когур, испытывавшее китайское культурное влияние, продвинулось на Приханкайскую равнину2.

После объединения Китая под властью династий Суй (589–617 гг.) и Тан (618–907 гг.) правящая элита, в жилах которой текло немало варварской крови, стала осуществлять широкую внешнюю экспансию. В 630-х гг.

танские войска появились на р. Сунгари, была создана сторожевая застава на Амуре, собиралась дань с местных вождей, власть которых, в обмен на это, подтверждалась Сыном Неба. Посольства с данью приходили даже с Сахалина3. Около 660 г. танские войска пересекли Приханкайскую равнину и построили укрепленную базу в Сучане (нынешний Партизанск).

После падения Когур в 668 г. корейские беженцы перешли р. Тумэнь и двинулись на север, где в 698 г.

они вместе с тунгусскими племенами мохэ создали королевство Бохай, столицей которого стал населенный пункт, ныне называющийся Муданьцзян (находится в 381 км к северо-западу от современного Владивостока).

Корейские колонисты заселили Южное Приморье и Восточную Маньчжурию до р. Сунгари. Бохайская администрация в Приморье, находившаяся в Шуайбиньфу (неподалеку от нынешнего Уссурийска), сохраняла даннические отношения с танским Китаем.

Бохай не надолго пережил падение династии Тан. В 926 г. государство было завоевано киданями, монголоязычным народом, который создал собственное государство Ляо, включив в него захваченные к 947 г. земли большей части Северного Китая. Контроль Ляо охватывал весь Сихотэ-Алинь, а также правый берег Амура, вверх по течению от нынешнего Хабаровска4.

Ляо, в свою очередь, пало жертвой тунгусоязычного народа чжурчжэней, который создал в 1115 г. государство Цзинь. Административным центром провинции Сюйбинь (Приморье) стал г. Шуанчэнцзы (Уссурийск).

Процесс китаизации в Цзинь пошел дальше, чем в Ляо, судя по большому числу китайских артефактов (монеты, буддийские статуэтки, кровельные черепицы, огромные каменные черепахи и каменные столбы с китайскими текстами, найденные в ходе археологических раскопок в Приморье)5. К XIII в. долина р. Суйфун и Приханкайская равнина представляли собой густонаселенные земледельческие районы с развитой инфраструктурой, управлявшиеся китайской бюрократией.

В 1213 г. монгольские племена под командованием Чингисхана атаковали Приморье из Маньчжурии и разорили страну. Выжившие чжурчжэни и китайцы бежали в тайгу. После того, как монголы захватили Китай и основали династию Юань в 1271 г., они консолидировали свои владения на северо-востоке. Крепости, поселения и дороги в Приморье были разрушены. В бассейн р. Суйфун были переселены корейские крестьяне, они были призваны играть роль буфера в случае возможных японских атак.

Привлекая на свою сторону ханьцев, монголы основали гарнизонные посты вдоль Амура и Уссури и создали в 1263 г. «Ставку командующего восточными походами» в поселке Тыр, в нижнем течении Амура (ныне Хабаровский край). Затем они пересекли Татарский пролив и в течение 40 лет покоряли сахалинских гиляков (нивхов) и айнов. Около 1320 г. монголы покинули Сахалин и Приморье, но сохраняли военный контроль над этими территориями до падения династии Юань в 1386 г.

Возрожденная в 1368 г. китайская государственность демонстрировала пассионарность и стремление к созданию форпостов своей цивилизации в дальних и ближних странах, что наиболее ярко выразилось в семи морских экспедициях евнуха Чжэн Хэ в страны Южных морей, Индию, Восточную Африку и Аравию (1405– 1433 гг.). Императоры династии Мин (1368–1644 гг.) не забыли и Северо-Восточную Азию. В 1409 г. евнуху Ишиха было поручено подготовить экспедицию к нижнему течению Амура, чтобы продемонстрировать местному населению мощь империи и установить официальные контакты. В 1411 г. он отплыл на 25 кораблях с 1000 человек на борту. Демонстрируя императорскую щедрость, Ишиха раздал чжурчжэням бусы, посуду, буддийские статуэтки и одарил племенных вождей парчой, знаменами, именными печатями и бумажными деньгами. В районе Тыра Ишиха построил т.н. Нургальский форпост; это место называлось по-китайски Тэлинь. Данническая система была возрождена вдоль Амура и Уссури, вожди местных племен получали в Пекине инвеституру. Здесь было создано генерал-губернаторство с центром в Нургане (Тэлине), охватывающее Приморье, нижнее течение Амура и Сахалин6. В 1413–1414 гг. Ишиха организовал вторую амурскую экспедицию, включавшую строителей, писцов, скульпторов, плотников и каменщиков. Для умиротворения людей и отвращения болезней он на Тырском утесе построил храм Юнинсы, посвященный буддийской богине милосердия Гуаньинь,. Здесь же была установлена каменная стела с надписями на китайском, монгольском и чжуржэньском языках, в которых излагались цели экспедиции, славился император Чжу Ди и описывалось местное население.

Согласно этим текстам, «[Основное] занятие жителей [этих мест] – ловля рыбы, которой они питаются, а одеваются в [рыбьи] кожи. Искусны они в стрельбе из лука. Трудности, [испытываемые ими] при добыче пищи и одежды, трудно выразить словами»7.

Всего, как полагают, Ишиха совершил 9 экспедиций в низовья Амура, напоминая вождям местных племен о необходимости присылать дань пекинскому двору. Последняя состоялась в 1432 г., когда евнух привез нового вождя «нургальских чжуржэней», проживавшего до этого в Пекине, возвел новый храм и поставил возле него новую стелу8.

В то время как минская династия шла к своему концу, на северо-востоке набирали силу ее будущие могильщики – маньчжуры. Это были потомки чжурчжэней, жившие на территориях современных китайских провинций Хэйлунцзян и Цзилинь. После разгрома в 1234 г. они двинулись на север, в район р. Сунгари, но в конце династии Мин они вновь оказались у границ Китая и Кореи. Мины рассматривали их как ближних варваров, которые должны защищать их от других, менее цивилизованных варваров. Поэтому их вождям раздавались почетные титулы, а их купцам торговые привилегии.

К концу XVI в. чжурчжэни не были едиными в цивилизационном развитии. Часть из них оставалась в районе Сунгари и занималась в основном рыбной ловлей и охотой. Другие обосновались на северных границах Кореи, где сочетали охоту с сельским хозяйством. Некоторые племена переселились на плодородные земли к востоку от р. Ляо; они смешивались с китайскими эмигрантами и занимались пахотным земледелием или торговлей мехами и лошадьми. Многие из них подверглись влиянию китайской цивилизации и жили в городах (Фушунь, Шэньян).

В конце XVI в. племена чжурчжэней в Маньчжурии возглавил вождь Нурхаци. Будучи молодым человеком, он приезжал в Пекин, чтобы выразить традиционное уважение минским правителям, за что получил почетный титул. Но в 1610 г. он порвал связи с Поднебесной. В следующие 10 лет Нурхаци постоянно усиливал свою власть над соседними чжурчжэньскими и монгольскими племенами, подчиняя их как силой, так и посредством брачных связей. К 1616 г. Нурхаци провозгласил себя ханом, захватил китайские укрепленные пункты вдоль рек Уссури и Суйфун и установил контроль над Сихотэ-Алинем. Получая большой доход от продажи женьшеня и привлекая на свою сторону лояльных китайцев, он создал грозную военную машину. В 1621 г.

Нурхаци захватил Ляодун и Шэньян, сделав последний своей столицей. Вскоре все территории к востоку от р.

Ляо и некоторые к западу от нее были под его властью.

После смерти Нурхаци в 1626 г. ханом был избран его восьмой сын Абахай. Через 10 лет он дал своей династии и государству название Цин, а его народ стал называться маньчжурами (манчу). «Манчу», предположительно, означало в буддийской терминологии «великое счастье», что демонстрировало универсалистские амбиции цинского государства9. В 1644 г. маньчжуры без труда захватили Пекин и объявили о начале правления династии Цин в Китае. В это же время русские появились в районе Амура. К середине XVII в. они достигли Охотского моря, перешли Амур и преодолели пролив, отделявший Азию от Америки. В результате Россия приобрела постоянный выход к Тихому океану. Но это уже другая история.

Итак, можно сделать вывод, что народы Приамурья и Приморья длительное время находились под влиянием китайской цивилизации, хотя и испытали его в разной степени. В результате мирных и насильственных контактов с Поднебесной некоторые из них переходили на более высокий уровень цивилизационного развития, предполагавший серьезную коррекцию традиционного хозяйственно-культурного типа и даже создание институтов государственности. Отношение местного населения к китайцам варьировалось от сопротивления до добровольного сотрудничества. Ко времени прихода русских в XVII в. у народов Приамурья и Приморья сохранялись определенные духовные и политические связи с Китаем, хотя они не были определяющими в их социальном поведении.

Kюнер Н.В. Китайские известия о народах Южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока. М., 1961. С..218.

Okladnikov A.P. The Soviet Far East in Antiquity: An Arhaeological and Historical Study of the Maritime Region of the U.S.S.R. Toronto, 1965. Р.

148, 151, 157.

Сюэ Хун. Куедао цзай лишишан дэ цзючжу вэньти (Проблема суверенитета Сахалина в свете истории) // Лиши яньцзю. 1981. № 5. С. 179.

Stephan J.J. The Russian Far East. A History. Stanford, 1994. P. 15-16.

Российский Дальний Восток в древности и средневековье: открытия, проблемы, гипотезы. Владивосток, 2005. С. 542-590.

Crossley P.K. Translucent Mirror: History and Identity in Qing Imperial Ideology. Berkeley, 2002. P. 58, 158.

В память о строительстве по высочайшему повелению кумирню Юннинсы в Нургане в 11-м г. [периода правления] Юнлэ [династии] Мин (1413) // http://www.vostlit.info/Texts/Documenty/China/XV/1400-1420/Stela1410/text.htm Okladnikov A.P. The Soviet Far East in Antiquity: An Arhaeological and Historical Study of the Maritime Region of the U.S.S.R. Toronto, 1965. Р.

5.

Spence J.D. The Search for Modern China. N.-Y., 1991. P. 31.

Соболева Анастасия Сергеевна, научный сотрудник Отдел экспериментальной археологии КГБ НУК ХКМ им. Н.И. Гродекова anastasiya.soboleva1989@mail.ru

МОХЭССКИЕ ПАМЯТНИКИ НА СЕВЕРЕ КИТАЯ (ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ ОБЗОР)

УДК 90 Аннотация. В статье дан историографический обзор исследования памятников мохэсской культуры на равнине Саньцзян в 70-90-х гг. XX в.

Ключевые слова и фразы: китайская археология, мохэ.

Soboleva Anastasia Sergeevna, Researcher Department of Experimental Archaeology Regional Museum of the N.I. Grodekov anastasiya.soboleva1989@mail.ru

MOKHE MONUMENTS OF THE NORTHERN CHINA (THE HISTORIOGRAPHIC REVIEW)

Abstract. The article gives an overview of historiographical research monuments mokhe culture in Sanjiang Plain, 70XX centuries.

Key words and phrases: Chinese archeology, Mokhe.

Изучая историю мохэсских племен Приамурья, нельзя выпускать из внимания успехи китайских археологов. В средние века оба берега Амура населяли родственные племена, что уже не одно десятилетие подтверждают многочисленные археологические находки. Ниже представлены археологические памятники, исследованные на территории приграничной провинции Хэйлунцзян в 1970-1990 гг.

Уезд Суйбинь находится на равнине Саньцзян, на северо-западе аллювиальной равнины, где протекают и далее сливаются три реки – Амур, Сунгари, Уссури. На западе располагается хребет Малый Хинган. Памятник Тунжэнь находится на расстоянии 5 км от деревни Тунжэнь и в 45 км от центрального города уезда1.

Сам памятник находится на возвышенной платформе недалеко от берега среднего течения р. Амур. Амур протекает с северо-запада на юго-восток, формируя огромное количество извилистых проток. В связи с этим памятник располагается на высоте 15 м над уровнем реки.

Летом 1973 г. исторический отдел музея провинции Хэйлунцзян с целью выяснить и понять наличие либо отсутствие памятников археологии впервые провел археологическую разведку вдоль берега Амура и обнаружил памятник Тунжэнь. Памятник имеет длину 800 м, ширину 30 м, общая площадь – 24 тыс. кв. м. Осенью того же года Институтом археологии Академии общественных наук КНР была сформирована команда археологов для раскопок. В областях, прилегающих к р.Амур, были проведены раскопки памятника.

Сохранность памятника сравнительно хорошая. Культурный слой имеет толщину 0,8-1,7 м. Для раскопок были выбраны юго-западная и северо-западная области памятника. Всего в процессе раскопок было вскрыто 320 кв.м. Раскопаны два жилища эпохи Тан и Северная Сун и 4 хозяйственные ямы, одно жилище эпохи Южная Сун и 3 хозяйственные ямы. В процессе исследования памятника жилища получили условное наименование F1, F2, F3. Жилища F2, F3 представляли собой полуземлянки, а на месте F1 имеется зольник2. F3 было датировано VII веком (599-684 гг.).

–  –  –

В жилище были обнаружены остатки керамики нескольких типов, из которых был выделен т.н. тип керамики первого периода, образцы которого представлены ниже (рис. 2, рис. 3).

–  –  –

Обнаружены также изделия из кости, представленные наконечниками стрел и другими предметами.

На основании проведенных раскопок археологами были выделены два культурных слоя, которые относятся к средневековью. На основе этого китайскими исследователями были выделены две археологические культуры – культура Тунжэнь 1 (первого периода) – VI–VII вв., и культура Тунжэнь 2 (второго периода) – IXXIII вв. Культура Тунжэнь 1 была соотнесена с известными по письменным источникам племенами мохэ.

Другим немаловажным памятником является могильник Туаньцзе уезда Лобэй провинции Хэйлунцзян (рис. 4).

Рис. 4. Схема погребений памятника Туаньцзе.

Уезд Лобэй находится на северо-востоке провинции Хэйлунцзян, в самой западной области равнины Саньцзян. Захоронение расположено в верхней части одной из сопок, которая находится в западной области кирпичного завода Туаньцзе. Сама сопка имеет овальную форму, с севера на юг имеет протяженность примерно 50 метров, с запада на восток – 35 м. Сам памятник находится всего в полукилометре от деревни Туаньцзе.

В начале августа 1982 г. рабочие кирпичного завода во время проведения земляных работ обнаружили данное место захоронения3. 4 августа исследователь Ли Ин Куэй отправился к обнаруженному памятнику с целью выяснения обстановки и предварительного обследования памятника. В процессе поездки был собран поверхностный подъемный материал. После было принято решение о проведении полноценной археологической разведки. Разведка продолжалась с 5 по 8 августа 1982 г., было обнаружено три погребения, из которых два подверглись сильному разрушению. Общее количество собранных предметов материальной культуры – более

100. Среди них целых керамических изделий – 19, изделий из железа – 7.

В дальнейшем было зафиксировано 15 погребений, из которых было раскопано 3 вышеупомянутых в центральной части памятника. В расположении погребений прослеживается определенная закономерность. Они находятся на расстоянии 2 м друг от друга. Захоронения ориентированы с запада на восток и имеют прямоугольную форму. Из погребального инвентаря имеются керамические изделия и изделия из железа (ножи, наконечники копий).

В целом, с этим комплексом материальной культуры, найденным в процессе раскопок, можно провести параллель с культурой Тунжэнь 1. Фактически же, по мнению китайских исследователей, это один и тот же культурный тип. Таким образом, найденные захоронения исследователи отождествляют с хэйшуй мохэ летописных источников.

В сентябре 1983 г. раскопки были продолжены командой археологов института археологии и материальной культуры пров. Хэйлунцзян. Ими была вскрыта площадь в 425 кв.м и раскопано 10 погребений4. Особый интерес представляет изогнутый железный меч, украшенный золотой гравировкой (рис. 5).

Рис. 5. Изогнутый железный меч, украшенный золотой гравировкой, из погребения Туаньцзе.

В 1978 г. еще одной командой археологов провинции Хэйлунцзян были проведена археологическая разведка в уезде Суйбинь. Был обнаружен памятник Сышилянь5. Общая площадь памятника составляет 15, 5 тыс.

кв. м. Затем были проведены археологические раскопки. Общая площадь раскопок составила 200 кв.м. Обнаруженны и раскопаны три жилища. В процессе дальнейшего исследования полученных материалов было установлена идентичность найденных предметов материальной культуры с материалами памятником Тунжэнь и культурой Тунжэнь-1.

Таким образом, переводы исследований китайских археологов и результаты археологических экспедиций мохэсских памятников приграничных районов позволят пролить свет на многие имеющиеся сегодня «темные» и спорные эпизоды мохэсской истории, а также будут способствовать введению в научный оборот новых данных. Это привело бы к быстрому накоплению фактического материала и способствовало бы увеличению числа обобщающих работ, изучающих живших когда-то на общей территории родственных племен.

–  –  –

Ян Ху, Тань Инцзе, Линь Сю Чжень. Доклад о раскопках памятника Тунжэнь уезда Суйбинь провинции Хэйлунцзян // Каогу сюэбао.

Январь 2006. С. 115.

Ян Ху, Тань Инцзе, Линь Сю Чжень. Доклад о раскопках памятника Тунжэнь уезда Суйбинь провинции Хэйлунцзян // Каогу сюэбао.

Январь 2006. С. 131.

Ли Ин Куэй. Доклад о раскопках могильника Туаньцзе уезда Лобэй провинции Хэйлунцзян // Бэйфанвэньу. Апрель 1989. С. 15.

Раскопки могильника Туаньцзе уезда Лобэй пров.Хэйлунцзян…С. 719.

Тань Вэй.Доклад о раскопках памятника Сышилянь уезда Суйбинь провинции Хэйлунцзян //Бэйфанвэньу. С. 24.

Хоменкер Варвара Руслановна, художник-реставратор Фонд «Петропавловск»

parmijano@mail.ru Черкасов Андрей Николаевич, ученый секретарь Фонд «Петропавловск»

ppamur@gmail.com

СЕЛАДОНОВАЯ КЕРАМИКА ИЗ РАСКОПОК АЛБАЗИНСКОЙ АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ

ЭКСПЕДИЦИИ

УДК 902.0 Аннотация. В статье рассматриваются находки селадоновой керамики, происходящие из Китая, обнаруженные в ходе работ Албазинской археологической экспедиции как в культурном слое Албазинского острога, так и результате археологических разведок в округе крепости.

Ключевые слова и фразы: Китай, Россия, Албазинская археологическая экспедиция, Албазинский острог, селадоновая керамика, фарфор, торгово-экономические связи Ghomenker Varvara Ruslanovna, Restorer Fund "Petropavlovsk" parmijano@mail.ru Cherkasov Andrey Nikolaevich, Scientific Secretary Fund "Petropavlovsk" ppamur@gmail.com

CELADON CERAMICS FROM THE EXCAVATIONS OF ALBAZIAN ARCHEOLOGICAL EXPEDITION

Abstract. The article examines finds of Chinese celadon ceramics, discovered by Albazian archeological expedition as inside of Albazian fortress as in region near the fortress.

Key words and phrases: Chine, Russia, Albazian archeological expedition, Albazian fortress, celadon ceramics, porcelain, trade relations.

Одной из любопытных серий находок, найденных во время работы Албазинской археологической экспедиции, являются фрагменты сосудов, покрытых селадоновой глазурью. В 2012 году такие находки были сделаны в культурном слое Албазинского острога, в 2013 году были найдены при археологических разведках к югу от села Албазино.

Селадоновая керамика получила свое название благодаря особому типу глазури бледно-сероватозеленоватого оттенка, называемому селадоном. Селадоновая глазурь относится к семейству прозрачных глазурей с трещинками, имеет широкое разнообразие цветов, обычно применяется при производстве фарфора или керамической глиняной посуды.

Селадоновая глазурь может обладать различными цветами, в том числе, белым, серым, голубым и жлтым, что зависит от толщины слоя и материала глины, на которую она наносится. Самые известные оттенки лежат в диапазоне от бледно-бледно зелного до насыщенного тмно-зелного, повторяющего часто зелные оттенки нефрита.

Цвет получается путм проникновения оксида железа в глазурь или в глину. Селадон является продуктом окислительно-восстановительных реакций при обжиге в печи. Как и в большинстве глазурей, в ней могут образовываться трещинки (дефекты глазури).

Местом первоначального производства селадоновой керамки является Чжэцзян, провинция на юговосточном побережье Китая к югу от дельты Янцзы. Впоследствии в Южном Китае были изобретены печи для обжига и усовершенствованы технологии изготовления селадона. Особенно большой известностью пользовались печи для обжига в Лунцюане. XIII-XV век – время массового экспорта лунцюаньского селадона в ЮгоВосточную Азию и на Ближний Восток.

Другим регионом, в котором изготавливались сосуды, покрытые селадоновой глазурью, является Корея.

Корейский селадон обычно бледно-зелно-серо-голубого цвета, он выпускался в X-XI веках и имитировал великолепный селадон Северного Суна. Корейский селадон достиг апогея в XII - начале XIII веков, однако, монгольское вторжение в Корею в XIII веке и преследование буддизма правящей династией Ли уничтожили это ремесло. Традиционный корейский селадон имеет отличительные декоративные элементы. Наиболее характерным является наличие выступающих декоративных глазированных деталей на контрастном глиняном корпусе.

Инкрустация, известная в Корее как «саггам», представляет собой маленькие кусочки цветной глины, вставленные в корпус. Проявление цвета в слоях глины происходит в процессе обжига.

В 2012 году в слое Албазинского острога было обнаружено 18 фрагментов селадоновой керамики. Последующая атрибутация показала, что они относятся к семи разным сосудам. Из них четыре – это керамические сосуды, три – фарфоровые (рис. 1).

Сосуд «А». Представлен двумя фрагментами керамического сосуда (толщина: 0,2-0,4 см и 0,3-0,4 см).

Плотное зернистое тесто, серого цвета. Подглазурная роспись синего цвета (кобальт). Селадоновая глазурь, бледно-зеленого цвета. Китай. Предположительная дата 16-17 век.

Сосуд «Б». Представлен четырьмя фрагментами тонкостенного фарфорового сосуда (0,2-0,4 см; 0,3 см;

0,3-0,4 см; 0,2 см). Спекшийся стекловидный излом черепка, хорошо просвечивает на свет. Подглазурная двусторонняя роспись синего цвета (кобальт). Травный орнамент. Цветовая палитра росписи варьируется от темносинего до светло-голубого оттенка. Селадоновая глазурь, бледно-голубого цвета. Китай. Предположительная дата 16-17 век.

Сосуд «В». Представлен венчиком и двумя фрагментами стенки тонкостенного фарфорового сосуда (0,1см; 0,2-0,3 см; 0,2 см). Однородное плотное тесто белого цвета. Спекшийся стекловидный излом черепка, просвечивает на свет. Надглазурная роспись красного, зеленого и черного цвета. Травный орнамент. Селадоновая глазурь, бледно-зеленого цвета. Китай. Предположительная дата 16-17 век.

Сосуд «Г». Представлен венчиком и пятью фрагментами стенок толстостенного керамического сосуда (0,2-0,3 см; 0,3 см; 0,4 см; 0,3-0,4 см; 0,3-0,5 см; 0,4-0,5 см). Зернистое тесто, серого цвета с добавлением глазури. Роспись отсутствует. Селадоновая глазурь, бледно-зеленого цвета. Китай. Дата (?) Сосуд «Д». Представлен фрагментом стенки фарфорового сосуда (0,2-0,4 см). Однородное плотное тесто белого цвета. Спекшийся стекловидный излом черепка, просвечивает на свет. Прозрачная белая глазурь.

Надглазурная полихромная роспись. Травный орнамент. Китай, 17 век.

Сосуд «Е». Представлен фрагментом стенки толстостенного керамического сосуда (0,3-0,5 см). Плотное зернистое тесто серого цвета. Подглазурная двухсторонняя роспись синего цвета (кобальт). Селадоновая глазурь, бледно-зеленого цвета. На поверхности глазури трещины. Китай. Дата (?) Сосуд «Ж». Представлен фрагментом донца толстостенного керамического сосуда (0,4-0,7 см). Плотное зернистое тесто серого цвета. Подглазурная двухсторонняя роспись синего цвета (кобальт). Селадоновая глазурь, бледно-голубого цвета. На внешней стороне глазурь мутная, густая, с вкраплениями. Есть следы технологического брака. Китай. Дата (?) В 2013 году в полукилометре к югу от села Албазино в ходе археологических разведок было найдено три фрагмента селадоновой керамики (рис. 2).

Керамика № 1 – фрагмент донца керамического сосуда. Зернистое тесто, серого цвета с добавлением глазури. Подглазурная роспись синего цвета (кобальт). Селадоновая глазурь, бледно-зеленого цвета. Китай.

Предположительная дата 16-17 век.

Керамика № 2 – фрагмент венчика тонкостенного керамического сосуда (0,2-0,4 см). Подглазурная роспись синего цвета (кобальт). Линия вдоль края венчика и травный орнамент. Селадоновая глазурь, серозеленого цвета. Корея.

Керамика № 3 - фрагмент стенки фарфорового сосуда (0,2 см). Спекшийся стекловидный излом черепка, который хорошо просвечивает на свет. Подглазурная роспись синего цвета (кобальт). Прозрачная белая глазурь. Китай. Предположительная дата 16-17 век.

В месте обнаружения селадоновой керамики было сделано два шурфа, однако культурного слоя, из которого они могли бы происходить, обнаружено не было. Очевидно, они оказались здесь в результате смыва с небольших релок, находящихся восточнее.

Обнаружение фарфоровых и керамических сосудов с селадоновой глазурью в слое Албазинского острога могут отражать определенные торгово-экономические связи между русским населением крепости и окружающими племенами, и даже, возможно, Китаем. Дальнейшее изучение китайских импортов из Албазинского острога позволит более полно раскрыть устанавливающиеся на тот момент отношения между российским и китайским государствами.

Находки же селадоновой керамики к югу от острога, возможно, являются свидетельством нахождения здесь лагеря маньчжурских войск во время военных действия 1685-1689 годов. Любопытна находка фрагмента селадонового сосуда, определенного как корейского. Это в определенной степени коррелирует с известиями об участии корейских войск в походах маньчжур на Амур, описанное в дневнике корейского генерала Син Ню1.

Так или иначе, все эти находки свидетельствуют о тесных отношениях между двумя государствами, не смотря на то, что иногда они омрачались военными столкновениями. Их дальнейшее изучение будет способствовать развитию гармоничных научных и культурных связей между двумя народами.

Симбирцева Т.М. Дневник генерала Син Ню 1658 г. // Проблемы истории, филологии и культуры. М; Магнитогорск, 2003. Вып. 13. С.

338-341.

Рис. 1. Селадоновая керамика из культурного слоя Албазинского острога.

Рис. 2. Селадоновая керамика, обнаруженная в ходе археологических раскопок.

Черкасов Андрей Николаевич, ученый секретарь Фонд «Петропавловск»

ppamur@gmail.com

РАБОТА АЛБАЗИНСКОЙ АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ. ПЕРСПЕКТИВЫ РОССИЙСКОКИТАЙСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА

УДК 902/90 Аннотация. В статье представлены результаты работы Албазинской археологической экспедиции за последние несколько лет по изучению памятников различных эпох, в том числе Албазинского острога Нового времени и многослойного поселения Ульдугичи-I. Обнаруженные артефакты свидетельствуют о необходимости привлечения археологических и архивных материалов с территории КНР для их более глубокого изучения и сотрудничества с китайскими учеными. Это касается материалов как с Албазинского острога, так и из слоев эпохи неолита и средневековья на поселении Ульдугичи-I.

Ключевые слова и фразы: Албазинская археологическая экспедиция, Албазинский острог, Ульдугичи-I, неолит, средневековье, Китайская Народная Республика, сотрудничество.

Cherkasov Andrey Nikolaevich, Scientific Secretary Fund "Petropavlovsk" ppamur@gmail.com

–  –  –

Abstract. The article presents the results of the research of Albazian archeological expedition in study of the such archeological sites as Albazian fortress and multilayer settlement Uldugichi-I, which includes finds of neolithic and medieval periods. Finds from this sites are very interesting and demand calling in archeological and archival information from Peoples Republic of China and cooperation with Chine scientists.

Key words and phrases: Albazian archeological expedition, Albazian fortressб Uldugichi-I, neolithic, medieval period, Peoples Republic of China, cooperation.

Албазинская археологическая экспедиция была создана Фондом «Петропавловск» и Центром по сохранению историко-культурного наследия Амурской области в 2011 году. Она исследует Албазинский острог, в китайской традиции известный как Якса, и продолжает работы, проводившиеся предыдущими исследователями в 1970-2000-е годы. Экспедиция является комплексной и ставит перед собой задачу привлечения различных специалистов – археологов, историков, антропологов, а также применения широкого спектра современных технологий – дендрохронологии, геофизических технологий, споро-пыльцевого анализа, рентгено-спектрального анализа. Албазинская экспедиция сотрудничает со многими образовательными и научными учреждениями как непосредственно Амурской области, так и всей России: БГПУ, АмГУ, Амурским областным краеведческим музеем имени Г.С.Новикова-Даурского, Курским государственным университетом, Институтом археологии РАН, Сибирским отделением РАН, ГИМ, РГАДА. В экспедиции работают специалисты из Благовещенска, Хабаровска, Новосибирска, Курска, Москвы.

В полевых исследованиях Албазинская экспедиция реализует несколько направлений, прежде всего исследуется сам Албазинский острог. Помимо этого проводятся активные археологические разведки с целью поиска и изучения посада вокруг Албазинского острога, поиска остатков православного Спасского монастыря, а также изучение археологического наследия более древних эпох. В ходе археологических разведок нами обнаружены четыре поселения с материалами неолита, палеометалла и средневековья. На одном из них были начаты археологические раскопки – на Ульдугичи-I, слой которого содержал находки осиноозерской археологической культуры эпохи неолита, палеометалла, троицкой группы Мохэ эпохи средневековья. На поселении были вскрыты землянка, относящаяся к троицкой группе Мохэ, и жилище с каном, идентификация которого еще не завершена1.

Таким образом, перед экспедицией стоят достаточно серьезные задачи, выполнение которых требует широкого кругозора и обращения к разнообразным специалистам.

При изучении Албазинского острога-Яксы и проведения археологических разведок мы все чаще сталкиваемся с находками, имеющими маньчжурское и, говоря шире, китайское происхождение, – фрагменты фарфоровой и селадоновой посуды, китайские монеты, металлические изделия. Любопытно, что в 2013 году нами даже был обнаружен фрагмент корейской селадоновой посуды.

Очевидно, что эти находки отражают имеющиеся здесь во второй половине XVII века торговые и бытовые отношения между Китаем, на тот момент Цинской империей, и русским Албазинским острогом. Сделано достаточно много находок, относящихся к военному противостоянию русских и маньчжурских войск в 1685-1689 гг., – стрелы, ядра. Свидетельством тех событий являются сохранившиеся оборонительные укрепления цинской армии.

Исследователями уже ранее отмечалась необходимость изучения остатков лагеря маньчжурских войск для получения наиболее полной картины событий той эпохи. Сотрудникам Албазинской экспедиции эта задача представляется все более насущной и актуальной. При этом ясно, что важно найти и изучить следы присутствия маньчжурских войск не только на левом берегу Амура, но и на правом – на территории современного Китая. Очевидно, что выполнить эту задачу без помощи китайских коллег невозможно.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 33 |

Похожие работы:

«Пюхтицкий Успенский ставропигиальный женский монастырь Четвертые Пюхтицкие чтения ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ И ДУХОВНОЕ НАСЛЕДИЕ: ТРАДИЦИИ И СОВРЕМЕННОСТЬ Материалы международной научно-практической конференции 11-13 декабря 2015 г. Международная конференция проводится по благословению Его Святейшества КИРИЛЛА, патриарха Московского и всея Руси Посвящается памяти схиигумении Варвары (Трофимовой) 1930-20 Куремяэ, Эстония По благословению Патриарха Московского и всея Руси КИРИЛЛА Посвящается памяти...»

«Анализ Владимир Орлов ЕСТЬ ЛИ БУДЩЕЕ У ДНЯО. ЗАМЕТКИ В ПРЕДДВЕРИИ ОБЗОРНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 2015 Г. 27 апреля 2015 г. начнет свою работу очередная Обзорная конференция (ОК) по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), девятая по счету с момента вступления ДНЯО в действие в 1970 г. и четвертая после его бессрочного продления в 1995 г. Мне довелось участвовать и в эпохальной конференции 1995 г., в ходе которой ДНЯО столь элегантно, без голосования и практически...»

«* Отзыв научного руководителя на диссертацию Чернова М.С. на тему «Индустриализация Австрии во второй половине XIX начале XX вв.: особенности и основные направления», выполненную на соискание ученой степени кандидата исторических наук по специальности 07.00.03 всеобщая история (новая и новейшая история) Представленная работа выполнена на актуальную и малоизученную в отечественной историографии тему. Австро-Венгрия, как и Россия не принадлежали к числу лидеров мировой экономики XIX начала XX вв....»

«ISSN 2412-9704 НОВАЯ НАУКА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 04 ноября 2015 г. Часть 1 СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ: Международное научное периодическое...»

«А. Подмазов СТАРОВЕРИЮ ЛАТВИИ – 350 ЛЕТ Первое десятилетие XXI века в истории латвийского староверия отмечено рядом знаменательных дат – юбилеем некоторых общин, в том числе 250-летие знаменитой Рижской Гребенщиковской общины (2010 г.), столетие «Старообрядческого общества Латвии» (2008 г.), 350-летием начала распространения староверия на территории Латвии (2009 г.) и 350-летием строительства первого молитвенного храма (2010 г.). Изучение истории и культуры староверия в Латвии проводилось с...»

«Национальный исследовательский Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского Экономический факультет Философский факультет Институт истории и международных отношений, Институт рисков Институт филологии и журналистики Институт искусств Юридический факультет Факультет психолого-педагогического и специального образования Социологический факультет Факультет психологии Факультет иностранных языков и лингводидактики Институт физической культуры и спорта Сборник материалов III...»

«Министерство здравоохранения Республики Беларусь 12-я МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ИСТОРИИ МЕДИЦИНЫ И ФАРМАЦИИ Сборник материалов Гродно ГрГМУ ~1~ УДК 61 (091) + 615.1 + 614.253.5] : 005.745 (06) ББК 5 г я 431 +52.8 я 431 + 51.1 (2 Бел) п я 431 Д 23 Рекомендовано к изданию Редакционно-издательским советом УО «ГрГМУ» (протокол №11 от 18.06.2012). Редакционная коллегия: Э.А.Вальчук (отв. ред.), В.И.Иванова, Т.Г.Светлович, В.Ф.Сосонкина, Е.М.Тищенко (отв. ред.), В.А. Филонюк....»

«Материалы международной конференции Москва, 8–10 апреля 2010 г. МОСКВА ОЛМА Медиа Групп УДК 94(47+57)„1941/45“ ББК 63.3(2)621 П 41 Редакционный совет: академик Чубарьян А. О., д.и.н. Шубин А. В., к.и.н. Ищенко В. В., к.и.н. Липкин М. А., Зверева С. Н., Яковлев М. С. (составитель) Издание осуществлено при поддержке Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ П 41   Победа  над  фашизмом  в  1945  году:  ее  значение  для  народов ...»

«СДЕЛАТЬ ДОРОГИ БЕЗОПАСНЫМИ ДЕСЯТИЛЕТИЕ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ БЕЗОПАСНОСТИ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ Commission for Исполнительное Global Road Safety резюме Предисловие: Дезмонд Туту Предисловие: ДЕЗМОНД ТУТУ Время от времени в истории человечества происходит смертоносная эпидемия, которая не распознается должным образом, и не встречает необходимого сопротивления до тех пор, пока не становится слишком поздно. ВИЧ/СПИД, которые уничтожают Африку к югу от Сахары, являют собой один из таких примеров....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ УРАЛЬСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ Б. Н. ЕЛЬЦИНА МИР ИСТОРИИ: НОВЫЕ ГОРИЗОНТЫ. ОТ ИСТОЧНИКА К ИССЛЕДОВАНИЮ Материалы докладов VI Всероссийской (с международным участием) научной конференции студентов, аспирантов и соискателей Екатеринбург, 30 ноября – 1 декабря 2013 г. Екатеринбург Издательство Уральского университета УДК 94(0) ББК T3(O)я43 М 63 Редакционная коллегия: Н. Б. Городецкая, К. Р. Капсалыкова, А. М....»

«Электронное научное издание «Международный электронный журнал. Устойчивое развитие: наука и практика» вып. 1 (12), 2014, ст. 17 www.yrazvitie.ru Выпуск подготовлен по итогам региональной научно-практической конференции «Проблемы образования-2014» (21–23 марта 2014 г.) УДК 378, 316.СОЦИАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СОВРЕМЕННЫЙ ПЕРИОД Старовойтова Лариса Ивановна, доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой теории и методологии социальной работы факультета социальной работы, педагогики и...»

«Не стыдно говорить о русских поморах © Лукин Ю.Ф., доктор исторических наук, профессор «Мы должны уделять внимание нашей многонациональной культуре, но, вне всякого сомнения, особое внимание должно уделяться русской культуре. Это основа, это костяк развития всей нашей многонациональной культуры. Это нормально, и об этом должно быть не стыдно говорить». Д.А.Медведев, из выступления на встрече с руководством Федерального Собрания 17 января 2011 года Губернатор Архангельской области И.Ф.Михальчук...»

«АГЕНТСТВО ПЕРСПЕКТИВНЫХ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ (АПНИ) СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ НАУКИ И ТЕХНОЛОГИЙ Сборник научных трудов по материалам II Международной научно-практической конференции г. Белгород, 31 мая 2015 г. В семи частях Часть III Белгород УДК 001 ББК 72 C 56 Современные тенденции развития науки и технологий : сборник научных трудов по материалам II Международной научноC 56 практической конференции 31 мая 2015 г.: в 7 ч. / Под общ. ред. Е.П. Ткачевой. – Белгород : ИП Ткачева Е.П.,...»

«2я Международная конференция «Межбиблиотечный абонемент и доставка документов – важное средство сохранения и развития единого информационного и культурного пространства государств-участников СНГ» Москва 23-25 ноября 2011 г Паклин Алексей Геннадьевич заведующий отделом электронной доставки и абонементного обслуживания Государственная публичная историческая библиотека России, Москва Роль информационно-поисковых ресурсов Государственной публичной исторической библиотеки России в работе электронной...»

«Новый филологический вестник. 2015. №1(32). Материалы конференции «Мандельштам и его время» Proceedings of the Conference “Mandelstam and His Time” ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО К ПУБЛИКАЦИИ В начале 2014 г. при Институте филологии и истории РГГУ было создано новое структурное подразделение: учебно-научная лаборатория мандельштамоведения. Ее основной задачей стало объединение усилий ученых и преподавателей вузов, занимающихся изучением биографии и творчества Осипа Эмильевича Мандельштама, а также...»

«ISSN 2412-9712 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 09 октября 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ: Международное...»

«Управление культуры Минобороны России Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военноисторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Шестой Международной научнопрактической конференции 13–15 мая 2015 года Часть III СанктПетербург ВИМАИВиВС Печатается по решению Ученого совета ВИМАИВиВС Научный редактор – С.В. Ефимов Организационный комитет конференции «Война и оружие. Новые исследования и материалы»: В.М. Крылов,...»

«ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ АССОЦИАЦИИ ИСТОРИЯ И КОМПЬЮТЕР ИНФОРМАЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ, ТЕХНОЛОГИИ И МОДЕЛИ РЕКОНСТРУКЦИИ ИСТОРИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ И ЯВЛЕНИЙ СПЕЦИАЛЬНЫЙ ВЫПУСК МАТЕРИАЛЫ XII КОНФЕРЕНЦИИ АССОЦИАЦИИ ИСТОРИЯ И КОМПЬЮТЕР МОСКВА, 2224 ОКТЯБРЯ 2010 г. Издательство Московского университета ББК 63ф1я И665 Издание осуществлено при поддержке гранта РФФИ, проект №10-06-06184-г Редакционный совет: к.и.н. В.Ю. Афиани (Москва), к.и.н. С.А. Баканов (Челябинск), ст.преп. Е.Н. Балыкина (Минск), д.и.н....»

«УДК 08 ББК 79.1 Е-361 Редакционная коллегия В.А. Москвин, Н.Ф. Гриценко, М.А. Васильева, О.А. Коростелев, Т.В. Марченко, М.Ю. Сорокина Ответственный редактор Н.Ф. Гриценко Художник И.И. Антонова Ежегодник Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына, Е-361 2011 / [отв. ред. Н.Ф. Гриценко]. — М. : Дом русского зарубежья имени Александра Солженицына, 2011. — 720 с. : ил. ISBN 978-5-98854-041-0 Очередной выпуск «Ежегодника Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына» содержит...»

«ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ИНСТИТУТ ИЗУЧЕНИЯ ИЗРАИЛЯ И БЛИЖНЕГО ВОСТОКА АРАБСКИЕ СТРАНЫ ЗАПАДНОЙ АЗИИ И СЕВЕРНОЙ АФРИКИ (НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ, ЭКОНОМИКА И ПОЛИТИКА) Выпуск 3 Москва Лицензия ЛР № 030697 от 29.07.1996 г. НАУЧНОЕ ИЗДАНИЕ АРАБСКИЕ СТРАНЫ ЗАПАДНОЙ АЗИИ И СЕВЕРНОЙ АФРИКИ (НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ, ЭКОНОМИКА И ПОЛИТИКА) Выпуск 3 Подписано в печать 27.11.1998 г. Формат 60х90/16. Печать офсетная. Бумага офсетная №1 Объем 22,1 уч. изд. л. Тираж 800 экз. Тип. Зак. № 425...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.