WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 33 |

«РОССИЯ И КИТАЙ: ИСТОРИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОТРУДНИЧЕСТВА Материалы IV международной научно-практической конференции (Благовещенск – Хэйхэ – Харбин, 14-19 мая 2014 г.). Выпуск Благовещенск ...»

-- [ Страница 22 ] --

В организациях (численность работающих более 50 человек) в штатном расписании отсутствует должность специалиста по охране труда и приказом не назначено на эту должность лицо из специалистов, имеющих соответствующую подготовку или опыт работы в этой области. Не проведн инструктаж со всеми работниками по оказанию первой доврачебной помощи пострадавшим при несчастном случае на производстве.

В ходе проверок 4 организаций, осуществляющих строительную деятельность и деятельность ресторанов, установлено, что в нарушение ст. 225 ТК РФ руководители и специалисты предприятий не прошли очередное обучение и проверку знаний требований по охране труда. Не проведена аттестация рабочих мест по условиям труда, не проводится обучение и проверка знаний по охране труда рабочим организации в течение месяца после приема на работу.

Зачастую в штатном расписании отсутствует должность специалиста по охране труда. Согласно Трудовому кодексу РФ, работодатель, осуществляющий производственную деятельность и у которого численность работников превышает 50 человек, обязан создать службу охраны труда или ввести должность специалиста по охране труда (ст. 217 ТК РФ).

Проверки соблюдения трудового законодательства проводятся также совместно со специалистами отдела трудовых отношений и охраны труда Управления труда Министерства внешнеэкономических связей, туризма и предпринимательства и специалистами Управления Федеральной миграционной службы по Амурской области.

В 2011-2013 годах по результатам совместной проверки по соблюдению законодательства о труде и охраны труда в ООО (строительство зданий и сооружений) были выявлены аналогичные нарушения норм трудового законодательства.

Одно из основных нарушений – допуск работников на работу без прохождения в установленном порядке первичного инструктажа на рабочем месте по охране труда (на одном из предприятий не проведены обучение и проверка знаний по охране труда для 100 рабочих КНР). Зачастую работники КНР не получают специальную одежду, специальную обувь и другие средства индивидуальной защиты за счет средств работодателя, личные карточки учета выдачи средств индивидуальной защиты заведены не на всех работников. На многих рабочих местах, где трудятся работники КНР, не обеспечено наличие медицинских аптечек с набором лекарственных средств и препаратов для оказания первой медицинской помощи на рабочих местах (например, в 13 квартале г.

Благовещенска). Иностранные работники, занятые на строительстве в 13 квартале г. Благовещенска, не обеспечены санитарно-бытовыми помещениями, отвечающими требованиям правил охраны труда (гардеробными, сушилками для одежды и обуви, душевыми, помещениями для приема пищи, отдыха и прочее). В строящемся здании в одном из помещений, устроенном под санитарно-бытовые помещения, на 3 этаже объекта 13 квартал г. Благовещенска выполнена временная электропроводка, не отвечающая требованиям безопасности 4. В строительных организациях, использующих труд граждан КНР, отсутствуют инструкции по охране труда для каменщика, обжигальщика изделий строительной керамики, формовщика изделий строительной керамики т.д. (п.

21 ч.2 ст. 212 ТК РФ, п. 5.1,5.9 Методических рекомендаций, утв. Постановлением Минтруда России от 17 декабря 2002 г. № 80). Эти виды работ содержат в себе факторы профессионального риска, и допустить работника иностранного государства, зачастую не владеющего русским языком, к таким работам равно преступлению.

В лесозаготовительной отрасли, где также трудятся граждане КНР, не проводится обучение безопасным методам и примам выполнения работ граждан КНР, работодателями не утверждаются программы вводного инструктажа и инструктажа на рабочем месте. Это потенциально создат угрозу жизни и здоровью работников, которые допущены к работе без знаний о возможном получении травм на рабочем месте. По результатам проведенной проверки было выдано предписание об отстранении от работы лиц (граждане КНР 9 человек), не прошедших обучение, стажировку на рабочем месте и проверку знаний требований охраны труда. На многих предприятиях не разработаны мероприятия по улучшению условий и охраны труда и не проводится аттестация рабочих мест по условиям труда (ст. 212 Трудового кодекса РФ).

Специальная одежда, специальная обувь и другие средства индивидуальной защиты у работников КНР в обществе с ограниченной ответственностью не имели сертификатов соответствия, не заведены карточки учета выдачи средств индивидуальной защиты. Определенная специфика лесозаготовительных работ предполагает обязанности работодателя соблюдать требования, предусмотренные законодательством о труде (пп.

7.8, 7.9 ГОСТ 12.3.015 – 78). Для работников, работающих на открытом воздухе с температурой воздуха на рабочем месте ниже 5 градусов С, работодатель обязан предусмотреть пункты для обогрева и отдыха работающих, а на лесосеках предусмотреть столовые, расположенные не менее в 300 метрах от рабочих мест. Эти обязанности также зачастую не выполняются работодателями.

До начала выполнения основных лесосечных работ подготовительные работы на лесосеках выполняются не в полном объеме – не производится уборка опасных деревьев (гнилые, сухостойные, зависшие, ветровальные, буреломные и сломанные деревья, которые могут упасть от толчка или удара) (п. 3.4. ГОСТ 12.3.015 - 78).

За допущенные нарушения на работодателей налагается административная ответственность по ч. 1 ст.

5.27 КоАП РФ в виде штрафа. Об устранении нарушений законодательства об охране труда выдаются предписания. Являются ли применяемые наказания действенной мерой для работодателей? Видимо, нет. Количество нарушений такого рода с каждым годом возрастает.

Кроме того, существуют специфические проблемы применения труда мигрантов: это, в первую очередь, наличие языкового барьера и незнание российского законодательства. Согласно ФЗ от 25.07.2002 № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», знание языка страны, в которой будут работать граждане иностранного государства – работники строительных и лесозаготовительных отраслей промышленности, не требуется. Законодательство Российской Федерации не предусматривает обязательного перевода инструкций и правил по охране труда на национальный язык работника-мигранта. Не предусмотрен также и перевод журналов по технике безопасности и проведении инструктажей на китайский язык для граждан КНР.

Требуется роспись работника в журнале за то, что он ознакомлен с правилами труда на рабочем месте. На наш взгляд, это является дискриминирующим фактором. Также существует проблема конкретного и однозначного распределения ответственности за обеспечение безопасности работ между работником и работодателем (исполнителем и руководителем работ).

Целями трудового законодательства являются установление государственных гарантий трудовых прав и свобод граждан, создание благоприятных условий труда, защита прав и интересов работников и работодателей (ст. 1 Трудового кодекса РФ). Из этого положения следует, что нормы трудового права должны служить интересам как работника, так и работодателя.

Для выработки эффективных способов решения правовых проблем в области охраны труда работников КНР необходимо ввести в Трудовой кодекс РФ главу «Особенности регулирования труда иностранных работников». В Трудовом кодексе РФ установить обязанность для работодателя переводить на национальный язык нормы и правила в сфере охраны труда для работников иностранных государств.

Не менее важной проблемой является незнание работниками-мигрантами российского трудового законодательства. В связи с этим целесообразно проводить обучающие семинары для иностранных работников в целях ознакомления их с основами трудового законодательства. Ведь несчастные случаи не происходят без причины, они могут произойти как с российскими, так и с иностранными гражданами. Задача государства – правовыми средствами предотвратить трагические случаи и дать возможность каждому работнику вернуться домой живым и невредимым, независимо от того, где находится его дом – в России или в Китае. Труд каждого работника в каждой стране должен быть здоровым и безопасным!

http://www.consultant.ru/popular/tkrf/14_1.html#p70 / © КонсультантПлюс, 1992-2014 1

–  –  –

www.ilo.org/public/english/protection/safework/wdcongrs17/index.htm Система ГАРАНТ: http://base.garant.ru/12125268/34/#block_1034#ixzz2xR48K8Lc 3 Государственная инспекция труда в Амурской области / http://git28.rostrud.ru/ 4 Руднева Лариса Николаевна, д-р экон. наук, профессор Кафедра экономики, организации и управления производством Тюменский государственный нефтегазовый университет ln.rudneva@mail.ru Радченко Алена Сергеевна, студентка Тюменский государственный нефтегазовый университет alena22292@mail.ru Будник Анна Валерьевна, a.budnikk@gmail.com

ЭКОНОМИКА РОССИИ И КИТАЯ: ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ

УДК 339.97 Аннотация. В статье рассмотрены основные аспекты социально-экономических отношений между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой, а также современное состояние и тенденции развития экономик данных стран. Представлена сравнительная оценка уровня экономического развития России и Китая в разрезе трех подсистем: экономической, социальной и экологической. Сделан вывод о том, что России для достижения более высоких показателей экономического развития необходимо использовать положительный опыт преобразования экономики Китая.

Ключевые слова и фразы: экономические отношения России и Китая, оценка уровня развития социальноэкономической системы, тенденции развития экономики, экономический показатель, социальный показатель, экологический показатель.

Rudneva Larisa Nikolaevna, PhD in Economics, Professor Department of Economics, organization and management Tyumen State Oil and Gas University ln.rudneva@mail.ru Radchenko Alena Sergeevna, Student Tyumen State Oil and Gas University alena22292@mail.ru Budnik Anna Valerievna a.budnikk@gmail.com

ECONOMY OF RUSSIA AND CHINA: DEVELOPMENT TRENDS

Abstract. The article examines the main aspects of social-economic relations, the current status and trends in economic development between the Russian Federation and the People's Republic of China. Of particular interest is a comparative evaluation of the level of economic development of Russia and China in the context of three subsystems: the economic, social and environmental. The author concludes Russia should use the positive experience the transformation of China's economy to achieve higher levels of economic development.

Key words and phrases: economic relations between Russia and China, estimation of quality level of social-economic system, economic trends, economic indicators, social indicators, environmental indicators.

–  –  –

Как видно из таблицы, Россия опережает Китай только в трех мировых рейтингах: ИЧР, разм ер ВНД на душу на селения и индекс сетевой готовности. В остальных рейтингах Россия уступает Китаю, особенно существенна разница по индексам счастья, вовлеченности в мировую торговлю и восприятия коррупции.

Сравнение уровня экономического развития России и Китая согласно методологии Комиссии ООН 3 по устойчивому развитию произведено в разрезе трех подсистем: экономической, социальной и экологической.

Для оценки развития экономической системы сравниваемых стран использованы показатели: размер реального ВВП, размер ВВП по паритету покупательной способности, размер ВВП на душу населения, объем промышленного производства, валовые инвестиции, доля валовых инвестиций в ВВП, объем экспорта, объем импорта, сальдо внешнеторгового оборота, государственный долг, инфляция, уровень безработицы. Рассмотрим некоторых из них.

Темп роста ВВП Китая за период 2006-2010 гг. составил 216,7% при среднегодовом темпе прироста 53,6%. В России аналогичные показатели составили соответственно 149,5% и 32,4%. При этом по размеру ВВП на душу населения Китай уступает России: в 2010 г. ВВП Китая на душу населения составил 4515 долл. США, а в России – 10409 долл. США. Данные представлены на рисунке 1.

–  –  –

Рост промышленного производства в России и Китае в 2006-2008 гг. происходил примерно одинаковыми темпами. Снижение объема промышленного производства в России в 2009 г. обусловило превышение темпа роста данного показателя Китая в целом за исследуемый период на 71,0%.

На рисунке 2 видно, что доля валовых инвестиций в ВВП России составляет в среднем около 20%, что в 2 раза меньше доли инвестиций в ВВП Китая.

60

–  –  –

0 Рис. 2. Доля валовых инвестиций в ВВП России и Китая, % Уровень инфляция в России за период 2006-2010 гг. значительно превышал показатель Китая. Инфляция в Китае не превышала 6 %, в то время как в России в 2008 г. она составила 14%. В 2010 г. уровень инфляции в России составил 6,9%, в Китае – 3,2%.

Уровень безработицы в Китае в течение 2006-2010 гг. оставался практически на одном уровне – 4%.

Данный показатель в России изменялся в диапазоне от 6,1 % до 8,4%.

Сравнение социальной подсистемы России и Китая осуществлено по показателям: численность населения, коэффициент рождаемости/смертности на 1000 чел. населения, естественный прирост (убыль) населения на 1000 чел. населения, суммарный коэффициент рождаемости, среднегодовая численность занятых в экономике, среднемесячная номинальная заработная плата наемных работников, численность населения на 1 врача и на 1 больничную койку, численность студентов на 1000 чел. населения, число телефонных линий на 100 чел., число абонентов сотовой связи и число пользователей сети Интернет на 100 чел.

Демографическая политика России и Китая разнонаправленна: Россия стремится к росту рождаемости населения, Китай проводит политику сдерживания рождаемости. В России в 2006-2010 гг. наблюдался рост рождаемости и снижение смертности населения. Несмотря на это, показатель естественного прироста населения оставался отрицательным. В Китае рождаемость снижается, смертность практически не меняется, естественный прирост положительный. Ожидаемая продолжительность жизни, по данным ООН, в 2010 г. в Китае составила 73,3 года, в России – 68,9 года.

Более высокий уровень медицинского обслуживания в России подтверждается тем, что показатель численности населения на 1 врача более чем в 3 раза ниже, чем в Китае, а численность населения на 1 больничную койку – более чем в 4 раза.

В России за рассматриваемый период наблюдается устойчивая тенденция роста среднемесячной номинальной заработной платы наемных работников. В Китае этот показатель также растет, но более медленными темпами. Данные представлены на рисунке 3.

–  –  –

Рис. 3. Динамика среднемесячной номинальной заработной платы наемных работников в России и Китае, % О более высоком образовательном уровне населения России свидетельствует тот факт, что численность студентов на 1000 человек населения превышает показатель Китая более чем в 3 раза.

В условиях информатизации общества к числу социальных показателей стали относить показатели доступности населения к средствам стационарной и сотовой связи, а также сети Интернет. Рост этих показателей говорит о повышении качества жизни населения. Так, в России число пользователей сотовой связи на 100 чел.

населения за рассматриваемый период увеличилось на 58,4%, в Китае – на 82,6%.

Увеличение числа пользователей Интернет свидетельствует о доступности этого ресурса. В России число пользователей на 100 человек выше, чем в Китае. Так, в 2010 г. в России на 100 человек населения приходилось 43 пользователя сети Интернет, в Китае – 34,3.

Обеспечение устойчивого развития неразрывно связано с экологизацией экономики. В России наблюдается тенденция снижения выбросов в атмосферу двуокиси углерода. Противоположная тенденция характерна для Китая: за период 2006-2010 гг. прирост данного показателя составил 32,8%.

150%

–  –  –

0% Рис. 4. Динамика выбросов СО2 в России и Китае, % Снижение темпов роста выбросов СО2 в атмосферу в России происходит на фоне увеличения темпов роста ВВП. В Китае такая тенденция не прослеживается. Следовательно, промышленная политика России в большей степени отвечает требованиям экологической безопасности.

Показатель энергоемкости ВВП Китая ниже, чем в России и имеет тенденцию к снижению. В России снижение данного показателя в 2006-2008 гг. сменилось его последующим ростом, что и продемонстрировано на рисунке 5.

0,390

–  –  –

0,240 Рис. 5. Динамика энергоемкости ВВП Китая в тоннах нефтяного эквивалента на 1000 долл. США Значимым экологическим показателем развития страны является доля населения, использующего улучшенные источники питьевой воды.

В России доля населения, использующего улучшенные источники питьевой воды, в 2010 г. осталась на уровне 2006 г. и составила 97,0%. В Китае данный показатель за исследуемый период увеличился на 4,6% и достиг уровня 91,0%.

Комплексная оценка развития экономики России и Китая в разрезе выделенных подсистем, выполненная балльным методом, представлена в таблице 2.

Результаты проведенной оценки позволяют констатировать, что в период 2006-2010 гг. экономика Китая характеризовалась более высоким уровнем устойчивого развития: комплексный показатель оценки развития экономики Китая составил 137,9 балла, России – 125,5 балла. Разница между показателями в абсолютном выражении составила 12,4 балла, в относительном – 9,9%.

В разрезе подсистем сопоставление развития экономики сравниваемых стран выглядит следующим образом:

– частный показатель развития экономической подсистемы Китая составил 72,1 балла. В России данный показатель ниже на 6,9 балла или на 10,6%;

– частный показатель развития социальной подсистемы Китая составил 41,3 балла против 33,7 в России.

Разница между показателями в абсолютном выражении составила 7,6 балла, в относительном – 22,6%;

– частный показатель экологической подсистемы России составил 26,6 против 24,5 в Китае. Превышение составило 2,1 балла или 8,6%.

На основе динамики исследуемых показателей развития экономики Росcии и Китая методом экстраполяции были построены прогнозные модели и выполнен расчет прогнозного значения комплексного показателя на конец 2013 г. Прогнозная оценка свидетельствует о том, что при сохранении существующих тенденций развития экономики сравниваемых стран Китай по-прежнему останется лидером по отношению к России, хотя разница в значении комплексного показателя сократится с 12,4 балла до 10,5 балла.

Таким образом, рассмотрев современное состояние и тенденции развития экономики России и Китая, следует сделать вывод, что России для достижения более высоких показателей экономического развития в условиях модернизации экономики и вступления в ВТО4 необходимо изучать и по возможности использовать положительный опыт преобразования экономики Китая5 Таблица 2 Комплексная оценка уровня развития экономики России и Китая Продолжение таблицы 2 Доклад о выполнении плана экономического и социального развития КНР за 2009 г. и проекте плана на 2010 г. Китайский информационный Интерент-центр. 2010.: http://russia.china.org.cn/china/archieve(дата обращения 22.04.2013 г.).

Международная база данных CIA World Factbook: https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/ (дата обращения 22.04.20 2 г.).

Статистическая база данных ООН: http://unstats.un.org/unsd/databases.htm (дата обращения 22.04.2013 г.).

3 Панкратова Л.А., Чжао Синь. Внешняя торговля КНР после вступления в ВТО: Современное состояние и тенденции на перспективу // 4 Налоги. Инвестиции. Капитал. 2012. №1-3.

Статистическая база данных ВТО: http://stat.wto.org (дата обращения 22.04.2013 г.) 5 Савченко Анатолий Евгеньевич, канд. ист. наук, научный сотрудник Институт Истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН savich21@mail.ru

ПОЧЕМУ ПРОГРАММЫ РАЗВИТИЯ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА НЕ РАБОТАЮТ?5

УДК 947.088 (571.63) Аннотация. В статье рассматриваются проблемы реализации программ развития Дальнего Востока в 1987 – 2013 гг. Выделяются экономические и политические факторы динамики дальневосточной политики.

Ключевые слова и фразы: Дальний Восток, программа развития, центр, регион.

Savchenko Anatoly Evgenievich, Ph.D. in History, Senior Researcher Institute of History, Archeology and Etnography of the Peoples of the Far East, FEB RAS savich21@mail.ru

–  –  –

Abstract. The article examines the problem of realization programs of development of Far East in 1987 – 2013. The economical and political factors of dynamic of far-eastern policy is highlighted.

Key words and phrases: Far East, program of development, center, region.

24 октября 2013 г. в Комсомольске-на-Амуре Председатель правительства России Дмитрий Медведев открыто признал то, что, в общем-то, никогда не являлось секретом для всех, кто имеет какое-либо отношение к Дальнему Востоку, – дальневосточная политика государства не приносит ожидаемого от не эффекта, не решает задач развития этой территории. Это действительно так.

В 2002 г. доля Дальнего Востока в доходах консолидированного бюджета составила 4,3%. И вот 11 лет спустя вновь явилась на свет цифра в 4,5 %, но уже как желанная перспектива к 2025 г., которая может быть достигнута при условии бюджетного финансирования в размере 3,8 трлн руб. При этом дальневосточная политика в последние десять лет вовсе не являлась набором парадных деклараций и пустых обещаний, напротив, она была наполнена беспрецедентным в новейшей истории вниманием Москвы к этому региону, подкреплнным мега-проектами и финансовыми вложениями.

Более того, если мы расширим временной горизонт, то увидим, что Дальний Восток традиционно является объектом приложения особых усилий государства. И хотя усилия эти проявлялись «время от времени», а политика Москвы часто была непоследовательной, сама эта традиционность дат веский повод для размышлений1: не то проблемы региона неразрешимы, не то государство отличается здесь неспособностью ставить верные цели и выбирать адекватный способ их достижения. Внести ясность в эту дилемму мы попытаемся с помощью анализа государственных программ развития Дальнего Востока. Всего таких программ было три – первая была принята в 1987 г., последняя в 2013.

1. 1987 г. «Долговременная государственная программа комплексного развития производительных сил Дальневосточного экономического района, Бурятской АССР и Читинской области на период до 2000 года»

Основные цели, заложенные в этом документе, были на удивление современны: 1. Обеспечить опережающее развитие восточных районов на основе роста эффективности созданного промышленного потенциала; 2.

Достичь превышающего средний по стране уровня социального развития; 3. В максимально возможной степени освоить природные ресурсы региона (прежде всего в зоне БАМа), развить глубокую их переработку, а также достичь полного удовлетворения собственных энергетических потребностей; 4. Провести модернизацию машиностроительного комплекса, обеспечив рост объема машиностроительной продукции в 3,9 раза; 5. Максимально задействовать потенциал экспорта в страны Азиатско-Тихоокеанского региона, увеличив экспорт к 2000 г. в 3,2 раза.

За 15 лет на Дальнем Востоке планировалось создать экономический потенциал, примерно равный тому, что был накоплен здесь за все годы советской власти, а общий экономический рост должен был составить 250%1.

Тем временем уже в самом Постановлении ЦК КПСС и Совета министров СССР об утверждении Программы просматривались контуры будущих политических расколов. Назывались беспрецедентные цифры государственных вложений в регион, но упор делался на уже созданный здесь экономический потенциал, который, до того времени использовался «недостаточно»2.

Трудности с реализацией программы начались практически сразу. Их общая причина, которая выявляется при анализе переписки центральных и региональных органов власти, – это нехватка ресурсов для воплощения такого масштабного проекта вследствие неспособности государства эти ресурсы концентрировать и перераспределить3. Хотя здесь вс не так просто.

Нехватка средств – это скорее следствие иных факторов, чем сама причина провала. Недостающие средства можно было попытаться найти путм корректировки целей и региональных приоритетов. Если и это не решало проблему, то СССР во второй половине 1980-х гг. находился отнюдь не в изоляции и ему были доступны иностранные займы, которыми он и так будет активно пользоваться.

Если программа теряла шансы на реализацию, то оттого что, так и не смогла консолидировать различные уровни управления, способствуя скорее обострению, чем сглаживанию противоречий. На дефицит ресурсов и рост взаимных претензий между центром и регионами высшее политическое руководство ответило попыткой снять с себя ответственность за их перераспределение.

Экономические реформы сняли ответственность с центра за обеспечение регионов всеми необходимыми ресурсами, но вместе с тем и лишили его способности выделять приоритеты в региональной политике. Более того, эти реформы, на фоне общего ослабления государства, привели к формированию многочисленных серых зон в экономике, в которых государственные ресурсы превращались в частные. Возможности государства влиять на предприятия, направляя их деятельность на реализацию программных установок, сошли на нет.

К этому остается добавить, что за период реализации Программы средний темп прироста промышленного производства в регионе составил 3%, что было даже меньше наихудшей за предшествующие 15 лет пятилетки 1981–1985 гг.4

2. Президентская программа «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья на 1996 - 2005 гг.»

Процесс принятия этой программы подчинялся больше политической, чем экономической логике. Несмотря на то, что Президент уже в 1992 г. признал необходимость новой программы, утверждена она была лишь четыре года спустя, став политической уступкой Б. Н. Ельцина дальневосточным губернаторам накануне президентских выборов.

В отличие от Программы 1987 г. в новом документе мы не найдм амбиций сделать исторический рывок в развитии Дальнего Востока. На первое место вышло стремление стабилизировать экономику на основе разработки и экспорта природных ресурсов.

На реализацию запланированных мероприятий, рассчитанных до 2005 г., требовался 371 трлн руб. (в ценах 1995 г.), что представлялось малореальным. Но в раскладе по годам, начиная с 1997 г., выходило не так уж и много – 41 трлн руб., или около 8 млрд долл.5. (В реальности было вложено 14,4 млрд долл. с 1996 по 2001 г.)6 Любопытен тот факт, что объм дополнительных средств, в итоговой сумме, составлял всего 114 трлн руб., тогда как оставшиеся 257 трлн руб. (69%) – это затраты на реализацию раннее принятых федеральных программ на территории Дальнего Востока и Забайкалья. Губернаторы «упаковали» в этот проект многие решения, которые давно были приняты, но не исполнялись – главным образом по поводу тарифов, урегулирования неплатежей, юридического упорядочивания отношений межу Центром и регионами. В очередной раз она являлась результатом не совместного поиска решений региональных проблем, но удовлетворением запросов нижестоящих уровней власти.

Предполагалось, что в итоге исполнения Программы темпы роста ВРП Дальнего Востока будут опережать общероссийские7. (В реальности валовой региональный продукт с 1996 по 2002 г. сократился на 12,3%.)8 Основных причин трудностей было три. Во-первых, у страны не было средств даже на важнейшие социальные расходы. Через год после принятия Программы е федеральное финансирование составило около 2-3 % от запланированного уровня 9. Во-вторых, дефицит ресурсов если не порождал конфронтационные отношения между различными уровнями (по оси Москва–регионы) и ветвями власти, которые лишали государство способности как концентрировать усилия на определнных территориях, так и обеспечивать благоприятные и стабильные «правила игры» для потенциальных инвесторов в дальневосточный регион. И, наконец, в-третьих, нам ничего не остатся как признать, что Российское государство в 1990-е гг. фактически утратило суверенитет над своей экономической, а значит, и региональной политикой.

Это предельно ясно выразил заместитель председателя Правительства РФ В. В. Каданников как раз в день утверждения программы – 23 апреля 1996 г., на совещании по проблемам Дальнего Востока. В ответ на реплику В. И. Ишаева по поводу того, что «борьба с инфляцией стала самоцелью», прозвучал железный аргумент: «Если только мы инфляцию отпустим, немедленно государственные и казначейские обязательства будут предъявлены к оплате. Потому что они сегодня держатся за счт высокой доходности… А дальше нам немедленно откажут в кредите по линии Международного валютного фонда, и дальше откажет в кредитах Мировой банк развития»10. Задачи стабилизации экономики, можно сказать, прямо противостояли задачам территориального развития.

Программа 1996 г. неоднократно продлевалась и изменялась (в 2005 г. она даже лишилась статуса «президентской»), обрастала подпрограммами, поэтому чткую границу е завершения обозначить вряд ли возможно.

3. Перелом Ярко выраженный дальневосточный акцент государственная региональная политика приобрела с 2006 года. С этого времени кардинально меняются принципы реализации дальневосточных программ. Возрастает не только сумма вложений (например: в 2008 г. это 93,5 млрд руб., в 2010 г. – 325,5 млрд руб. в 2011 г. - 378,3 млрд руб.), принципиально меняется расклад сил. Теперь до 80-90% инвестиций приходится на две статьи – средства федерального бюджета и внебюджетные источники 11. В последнем случае это, как правило, крупнейшие сырьевые корпорации, подконтрольные государству: «Газпром», «Росснефть», «Транснефть».

2006 г. стал знаковым по многим причинам. Во-первых, у государства появились деньги. Именно в этом году завершились две дорогостоящие программы социально-экономического развития республики Татарстан и Башкортостан, которые фактически являлись платой за их вхождение в правовое пространство России. Кроме того, на этот же год приходится и досрочная выплата внешнего долга Парижскому клубу в размере 22,5 млрд долл. Кроме этого, у государства появились дополнительные инструменты финансирования проектов – подконтрольные сырьевые корпорации-гиганты.

На фоне усиления финансовой мощи страны региональная конкуренция за централизованные ресурсы если не снизилась, то была максимально зарегулирована политическими реформами. Превратив губернаторов из самостоятельных политиков в назначенцев Кремля, Центр административно окреп настолько, что смог выбирать территориальные приоритеты – отдавая предпочтение одним регионам и отказывая другим. И, главное, теперь это предпочтение отдавалось не по узкополитическим, но по стратегическим соображениям. Более того, Центр в 2012 г. пошел на то, чего не допускал никогда ранее, – создание в структуре правительства специального органа, консолидированно представляющего интересы региона, – «Министерства по развитию Дальнего Востока».

4. 2013 г.

С такими итогами мы подошли к 2013 г., когда была утверждена, а затем тихо списана со счетов Государственная программа Российской Федерации «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона», отправлен в отставку министр по развитию Дальнего Востока, а после и прозвучали те слова председателя Правительства, с которых началась наша статья.

В чем же собственно была проблема Программы 2013 г.? Многое встанет на свои места, если мы е поместим в тот исторический опыт, панораму которого мы попытались развернуть на этих страницах. Трудно не заметить, что за 26 лет дальневосточная политика описала круговую траекторию, поставив государственное руководство перед узлом тех же проблем, что и в далком 1987 г.

Как и тогда, в стране усиливается риторика модернизации, роста эффективности и ускорения экономического развития. Как и тогда, программе предшествовал период массированных государственных вложений в Дальний Восток. Как и тогда, это не принесло желаемого эффекта. С 2002 по 2012 гг. государственные инвестиции на Дальний Восток испытали головокружительный взлт, увеличившись в 13,3 раза. При этом задача, поставленная Президентом в 2002 г. – удвоить ВРП к 2010 г., осталась невыполненной – данный показатель составил лишь 168%. В 2013 г., когда настало время подводить итоги ФЦП по развитию Дальнего Востока и Забайкалья до 2013 г., выяснилось, что за пять лет полностью реализовано лишь 37% предусмотренных мероприятий.

Дальше – больше: Министерство по развитию Дальнего Востока выходит в Правительство с проектом государственной программы до 2025 г., предполагающей гигантское финансирование из федерального бюджета

– 3,8 трлн рублей. И программа получает одобрение несмотря на то, что эта цифра в разы превосходит все прочие государственные программы территориального развития, вместе взятые, и в 14 раз превышает долгосрочные расчтные возможности бюджета.

Как и 26 лет назад, авторы Программы попытались охватить все сферы регионального развития и в течение следующих 12 лет переломить основные негативные тенденции, совместив противоречивые задачи: обеспечить благоприятный инвестиционный климат, опережающий рост экономики и доходов населения, снижение транспортных и энергетических тарифов, преодоление структурных диспропорций в экономике, добиться роста населения. Никого не смутило поразительное совпадение целей новой программы с документом образца 1987 г.

Данная Программа – это ни что иное, как попытка сохранить очень комфортные условия государственного патронажа, которые пришлись на период нефтяного изобилия второй половины 2000-х гг. Только теперь вместо риторики спасения Дальнего Востока на первый план выходит «реализация потенциала». Однако (опять здесь велик соблазн провести параллель с концом 1980-х гг.) ситуация в стране уже не та – рост экономики замедлился, а нефтяные доходы поглощаются возросшими социальными обязательствами. Реализовывать программу предстояло в условиях жсткой конкуренции целей, так как она была одной из 42-х прочих государственных программ.

Контуры основных противоречий проявились уже на самом обсуждении Программы в Правительстве, по линиям: центр – регионы, Министерство по развитию Дальнего Востока – Министерство финансов. Добавим сюда разворачивающийся процесс возвращения к выборности губернаторов, которые смогут более открыто предъявлять претензии к Москве, и мы увидим, какой конфликтный потенциал несла в себе эта программа.

Вспоминая позднесоветский опыт трудно не признать, что на этот раз от не отказались вовремя.

5. Заключение Какие выводы можно сделать из анализа истории программного развития региона? Что дат нам исторический опыт для выработки реалистичной линии действий?

Во-первых, понимание фундаментальности задачи развития этой гигантской неосвоенной территории.

Дальний Восток – это, с одной стороны, периферийная территория, застрявшая на этапе освоения (со всеми вытекающими последствиями: необустроенностью, незначительным нестабильным населением, низким мультипликативным эффектом от инвестиций, громадными необжитыми пространствами в которых теряются даже значительные государственные вложения). С другой же стороны, эта территория благодаря своему геополитическому положению наделена несоразмерно большим символическим капиталом. В силу этого региональная элита имманентно стремится выиграть в конкуренции с иными регионами и преодолеть свою периферийность, заполучив особый статус в региональной политике Центра. По этой причине дальневосточные программы почти никогда не выступали собственно «политикой Москвы», но большей частью являлись уступкой Центра претензиям региональных элит.

Во-вторых, из опыта программного развития региона видно, что дальневосточные проблемы неотделимы от широкого, общенационального контекста. В каждый из рассматриваемых нами периодов достижение программных целей было невозможным без решения проблем, многие из которых носили «внешний» по отношению к данному региону характер, являясь следствием системных сбоев в функционировании государства.

В конце 1980-х гг. такой проблемой была низкая производительность труда, во второй половине 1990-х – неблагоприятный инвестиционный климат и недееспособное государство, в 2013 г. – обе составляющих, за исключением недееспособности государства, оказались одинаково актуальны. В таких условиях дальневосточная программа всякий раз заведомо больше, чем «дальневосточная» и выходит далеко за рамки задач регионального развития. Возможности и перспективы е реализации резко ограничены этими системными проблемами, и вместе с тем по мере решения этих общегосударственных задач будет улучшаться ситуация и на Дальнем Востоке.

В-третьих, проблема Дальнего Востока – долговременна и более структурна, чем конъюнктурна. Она вряд ли может быть решена с помощью какой бы то ни было программы – в некий отведнный период времени, путм сверхнапряжения ресурсов. Шансы на успех в дальневосточной политике состоят прежде всего в преодолении инерции гигантских проектов и отказе от стереотипов, в ориентации на возможное, а не на желаемое.

Пошаговая стратегия, свободная от необоснованных амбиций, но нацеленная на то, чтобы каждый шаг расширял пространство возможного, – вот та формула развития Дальнего Востока, которая выводится из анализа его новейшей истории.

Минакир А.П. Экономика регионов. Дальний Восток. М.: Экономика, 2006. С. 193.

1 Документ доступен: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?base=ESU&n=8315&req=doc 2

–  –  –

Минакир А.П. Экономика регионов. Дальний Восток. М.: Экономика, 2006.С. 195.

4 Федеральная целевая программа экономического и социального развития Дальнего Востока и Забайкалья на 1996 – 2005 годы. Хабаровск, 5

1996. С. 5.

Стенографический отчт о совещании по проблемам социально-экономического развития Дальневосточного федерального округа. 23 6 августа 2002 г. URL: http://archive.kremlin.ru/appears/2002/08/23/1620_type63378type63381_29304.shtml Федеральная целевая программа экономического и социального развития Дальнего Востока и Забайкалья на 1996 – 2005 годы. Хабаровск, 7

1996. С. 40-41.

Стенографический отчт о совещании по проблемам социально-экономического развития Дальневосточного федерального округа. 23 8 августа 2002 г. URL: http://archive.kremlin.ru/appears/2002/08/23/1620_type63378type63381_29304.shtml Государственный архив Приморского края. Ф. Р-1694. Оп. 1. Д. 625. Л. 162, 170.

9 ГАХК. Ф. Р – 2061. Оп. 1. Д. 362. Л. 36.

10 Информация взята с официального сайта Межрегиональной ассоциации экономического взаимодействия Дальний Восток и Забайкалье.

Доступно: http://www.assoc.fareast.ru/fe.nsf/pages/realizac.htm Смыковский Артур Викторович, канд. ист.

наук, доцент Кафедра истории, философии и культурологии Благовещенский государственный педагогический университет asmikovsky@yahoo.com

РОССИЙСКО-КИТАЙСКОЕ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО:

ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

УДК 94(4/9) Аннотация. В центре внимания автора – российско-китайское сотрудничество в сфере энергетики на современном этапе. Энергетическое сотрудничество между Россией и Китаем рассматривается в качестве одного из ведущих элементов двусторонних отношений, оказывающих существенное влияние на социальноэкономическое развитие обеих стран. Значение России как ведущего экспортера энергоресурсов и Китая как обширного и стабильного сырьевого рынка является залогом длительного и взаимовыгодного межгосударственного партнерства в области энергетики и стратегического партнерства в целом. В статье представлена характеристика основных этапов российско-китайских контактов в сфере энергетики, обозначены основные тенденции и долгосрочные перспективы российско-китайского энергетического сотрудничества, в рамках которого дан анализ эффективности крупнейших международных проектов разработки и сбыта продуктов нефтегазовой и угольной отраслей, электро- и атомной энергетики, а также освоения альтернативных источников энергии. Помимо этого, отмечены основные проблемы энергетического сотрудничества России и Китая: приоритетная направленность российского сырьевого рынка на ЕС и страны СНГ, проблема транспортировки энергоресурсов на территорию КНР, расхождения российской и китайской сторон в ценовой политике на энергоносители и др.

Ключевые слова и фразы: Китайская Народная Республика, Российская Федерация, энергетическое сотрудничество, топливно-энергетическая стратегия.

Smikovsky Artur Viktorovich, Ph.D. in History, Associate Professor Department of History, Philosophy and Culturology Blagoveshchensk State Pedagogical University asmikovsky@yahoo.com

RUSSIAN-CHINESE ENERGY COOPERATION: PROBLEMS AND PROSPECTS

Abstract. The author focuses on Russian - Chinese cooperation in the energy sphere on the modern stage. Energy cooperation between Russia and China is considering her as one of the leading elements of the bilateral relations, providing real-significant impact on the socio-economic development in both countries. The importance of Russia as a ve-leading energy exporter, and China as an extensive and stable commodity market that is the key to a long and mutually beneficial interstate partnership in divergent energy and strategic partnership in General. The article presents characterized stick main stages of the Russian-Chinese contacts in the energy sphere, marked fixed trends and long-term prospects of the Russian-Chinese energy cooperation, within which the analysis of the effectiveness of the largest international projects development and marketing of products of oil and gas and coal industries, electrical and atomic energy as well as development of alternative energy sources. In addition, mark the main problems of energy cooperation between Russia and China: a priority health orientation of the Russian commodity market for the EU and the CIS countries, the problem of transport to the export of energy resources to China, differences between Russian and Chinese parties in the pricing policy for energy carriers and other.

Key words and phrases: Peoples Republic of China, Russian Federation, energy cooperation, the fuel and energy strategy.

Сотрудничество в области энергетики является важнейшей составляющей торгово-экономических отношений двух стран. Исходя из геополитических и экономических интересов, наиболее значимой точкой соприкосновения экономик России и Китая является стыковка их энергетических стратегий. Россия заинтересована в переориентации части потоков нефти и газа с европейского рынка на емкие и динамично развивающиеся азиатско-тихоокеанские рынки (прежде всего, китайский рынок). Китаю, в свою очередь, необходимо для обеспечения безопасности, надежности энергоснабжения и стабильного развития национальной экономики расширять импорт нефти и природного газа из России.

Современная китайская экономика является одной из крупнейших и наиболее динамично развивающихся. На территории КНР проживает более 21% населения планеты. На долю Китая приходится свыше 15% мирового роста ВВП. Золотовалютные резервы страны в 2008 г. превысили 2 трлн долл., достигнув рекордной отметки. Благоприятный инвестиционный климат способствует привлечению прямых иностранных инвестиций в размере, превышающем 110 млрд долл. (2010 г.). Помимо этого, КНР прочно удерживает лидирующие позиции по объму годового торгового оборота (2 трлн долл.). Следует отметить, что подобные показатели были достигнуты в том числе за счт колоссальных энергетических затрат. По подсчтам Я.Ю. Селецкиса, расход энергетических ресурсов на один доллар ВВП в Китае в 4,3 раза больше, чем в США, в 7,7 раза – чем в Германии и Франции, в 11,5 раза – чем в Японии, что дат основания определять экономику КНР как энергомкую. Поэтому отмечаемые всеми экспертами китайская товарная экспансия, технологический прорыв, строительный и инвестиционный бум сопровождаются острой нехваткой топливно-энергетических ресурсов и сырья, что, в свою очередь, провоцирует существенную зависимость Китая от внешних источников 1.

Одним из основных направлений российско-китайского экономического сотрудничества является поставка в КНР углеводородов. Заинтересованность России в приоритетном развитии данного вектора двустороннего взаимодействия объясняется возможностью более интенсивного развития экономики Восточной Сибири и Дальнего Востока. В свою очередь, стремительно растущая китайская экономика требует все больше энергоносителей, а поскольку природные нефтегазовые ресурсы Китая довольно незначительны, то их во все возрастающих количествах приходится завозить из-за рубежа. Так, в 2006 г. спрос на нефть в Китае вырос на 10%, до 370 млн т, причм около половины этого объема составил импорт. По прогнозам специалистов к 2020 г. импорт нефти в Китай достигнет 450 млн т, и по этому показателю КНР выйдет на первое место в мире. Более того, в ближайшие два года страна превратится в нетто-импортера газа.

В настоящее время основными поставщиками энергоресурсов в Китай выступают страны Персидского залива. Однако маршрут доставки нефти из этого региона достаточно длинный и включает несколько проливов, контролируемых другими государствами. Кроме того, за исключением Ирана, Персидский залив контролируется США – стратегическим конкурентом Китая. Поэтому китайским компаниям трудно получить здесь права на добычу. Выход из данной ситуации может быть найден за счет Восточной Сибири, которая территориально намного ближе, чем арабские государства. Кроме того, в России сохраняется относительная политическая стабильность. Эти обстоятельства делают Россию стратегически важным поставщиком углеводородов, который в будущем поможет диверсифицировать структуру поставок. Для России же китайское направление имеет большое значение ещ и потому, что сейчас российский углеводородный экспорт идет в основном в западном направлении. ЕС потребляет более 85% российских нефти и газа. При этом европейское направление не самое привлекательное – медленный рост потребления энергоносителей, жесткая рыночная конкуренция, менее выгодные цены по сравнению с Азиатско-Тихоокеанским регионом. К тому же в условиях возникшей недавно острой политической конфронтации между Россией и рядом западных стран возросла вероятность давления на наших поставщиков со стороны консолидирующихся европейских потребителей и транзитных держав.

На Дальнем Востоке ситуация прямо противоположная. Важно и то, что российские ВосточноСибирский и Дальневосточный регионы сейчас одни из самых слаборазвитых в стране. Суровый климат этих территорий приводит к быстрому оттоку населения в европейскую часть России. Экономические связи этих регионов с другими частями страны заметно ослабли. Чтобы сохранить российский суверенитет на востоке страны, улучшить ситуацию в этой части государства, чрезвычайно важно стимулировать экономический рост в регионе и создавать инфраструктуру, которая связывает восток и запад России. Именно освоение Восточной Сибири было обозначено как первый российский национальный проект. Основной его составляющей должно стать развитие добычи углеводородов. Следует отметить, что Китай прежде всего заинтересован в приобретении сырья. Российская продукция первой стадии нефтегазовой переработки (бензин и т.д.) на китайском рынке практически не представлена2.

В настоящее время действует пакет различных соглашений и двусторонних инициатив в сфере сотрудничества между российскими энергетическими компаниями и китайскими государственными компаниями, а также правительственными структурами. Так, например, ещ в октябре 2004 г. было подписано соглашение о стратегическом партнерстве между ОАО «Газпром» и Китайской национальной нефтяной компанией (China National Petroleum Corporation, CNPC); в июле 2005 г. – соглашение о долгосрочном сотрудничестве между Государственной электросетевой корпорацией Китая и ОАО РАО «ЕЭС России»; в марте 2006 г. – протокол исследования по вопросу о проектировании и строительстве нефтепровода Сковородино – Дацин, а также соглашение между РАО «ЕЭС России» и Государственной электросетевой корпорацией Китая об условиях контракта на поставку электроэнергии из России в Китай3.

В рамках первого этапа данного российско-китайского энергопроекта, реализация которого началась в 2008 г., РФ экспортировала в КНР 3,6-4,3 млрд кВт/ч электроэнергии ежегодно. Реализация второго этапа началась в 2010 г.; третий планируется запустить в 2015 г. В итоге объем экспорта электроэнергии с Дальнего Востока и Восточной Сибири в северо-восточные регионы Китая планируется довести до 60 млрд кВт/ч в год4. Также в феврале 2009 г. было достигнуто соглашение между ОАО «НК «Роснефть», АК «Транснефть», Китайской национальной нефтяной компанией и Банком развития Китая о кредитах российским компаниям суммой 25 млрд долл. в обмен на контракт о поставках нефти из России в КНР сроком на 20 лет. Эти стратегические инициативы отражают высокую динамику в развитии российскокитайского энергетического сотрудничества, которое в настоящее время концентрируется на трех секторах – нефтяном, газовом и электроэнергетическом 5.

В 2010–2013 гг. в энергетическом сотрудничестве России и Китая был достигнут значительный прогресс в деле стратегического партнерства, составной частью которого явилась сдача в эксплуатацию 1 января 2011 г.



Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 33 |

Похожие работы:

«Крымская конференция 1945 г. актуальные вопросы истории, права, политологии, культурологи, философии Yalta Conference, actual issues of history, law studies, political science, culture studies and philosophy Крымская конференция 1945 г.: актуальные вопросы истории, права, социологии, политологии, культурологи, философии / материалы международной научной конференции Ялта-45/13 (Симферополь, Украина 23апреля 2013г.) / под общей редакцией Шевченко О.К. – Симферополь: электронное издательство...»

«СОДЕРЖАНИЕ ЧАСТЬ I Стр. Предисловие. 10 лет работы Конференции в целях сохранения здоровья Нации. Раздел I. РУССКИЙ ЧЕЛОВЕК И РУССКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ А.В. Петров ОТЕЧЕСТВО — ПОНЯТИЕ СВЯЩЕННОЕ. НЕКОТОРЫЕ КЛЮЧЕВЫЕ ФИГУРЫ РУССКОЙ ИСТОРИИ.. 13 Раздел II. НАСУЩНЫЕ ВОПРОСЫ ДЕМОГРАФИИ И СОЦИОЛОГИИ А.В. Воронцов ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ. 22 С.В. Рищук РЕПРОДУКТИВНАЯ МЕДИЦИНА СЕГОДНЯ КАК УГРОЗА НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ.. 27 Г.М. Цинченко, Е.С. Шабан СОЦИАЛЬНАЯ СЕМЕЙНАЯ...»

«Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации Администрация Владимирской области Департамент социальной защиты населения ПУТИ ПРЕОДОЛЕНИЯ ПОСЛЕДСТВИЙ СТАРЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В КОНТЕКСТЕ РЕАЛИЗАЦИИ МАДРИДСКОГО ПЛАНА ДЕЙСТВИЙ ПО ПРОБЛЕМАМ СТАРЕНИЯ МАТЕРИАЛЫ ОКРУЖНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 27 сентября 2012 года Суздаль 201 2 Мартынов Сергей Алексеевич Заместитель Губернатора Владимирской области Мы рады приветствовать вас на древней Владимирской земле, которая славится многими...»

«ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ВЫПУСК Уфа ГОСУДАРСТВЕННОЕ СОБРАНИЕ – КУРУЛТАЙ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН МАТЕРИАЛЫ республиканской научно-практической конференции «Парламентаризм Башкортостана: история и перспективы развития», посвященной 20-летию Государственного Собрания – Курултая Республики Башкортостан г. Уфа, 26 марта 2015 года ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО Председателя Государственного Собрания – Курултая Республики Башкортостан К. Б. ТОЛКАЧЕВА Добрый день, уважаемые коллеги! Я рад приветствовать вас...»

«Новый филологический вестник. 2015. №1(32). Материалы конференции «Мандельштам и его время» Proceedings of the Conference “Mandelstam and His Time” ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО К ПУБЛИКАЦИИ В начале 2014 г. при Институте филологии и истории РГГУ было создано новое структурное подразделение: учебно-научная лаборатория мандельштамоведения. Ее основной задачей стало объединение усилий ученых и преподавателей вузов, занимающихся изучением биографии и творчества Осипа Эмильевича Мандельштама, а также...»

«НАУЧНАЯ ХРОНИКА А. Н. Домановский, М. Е. Домановская ОБЗОР ДИССЕРТАЦИОННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ПО ВИЗАНТИНИСТИКЕ, ЗАЩИЩЕННЫХ В УКРАИНЕ В 2009–2011 гг. г В ажной задачей современной украинской византинистики остается создание общего информационного и институционального поля, профессиональной среды, которое бы объединяло специалистов-византиноведов из разных регионов Украины, определенным образом интегрировало их научные исследования, посвященные, несмотря на дисциплинарное и тематическое разнообразие,...»

«Информация о размещении сведений о председателе диссертационного совета Д 212.104.04; об оппонентах, давших отзыв на эту диссертацию; о лице, утвердившем отзыв ведущей организации; о научном консультанте; лице, утвердившем заключение организации, где подготавливалась диссертация; о членах комиссии диссертационного совета, подписавших заключение о приеме диссертации к защите Кононовой Татьяны Леонидовны.Председатель диссертационного совета Д 212.104.04: Яценко Константин Владимирович, доктор...»

«Памятка к ходатайству о приеме еврейских иммигрантов Уважаемый заявитель, Вы хотите переехать в Федеративную Республику Германии в качестве еврейского иммигранта. В настоящей памятке нами изложены все правила процедуры приема. Здесь Вы найдете информацию о принципах и ходе процедуры приема иммигрантов, а также о формулярах заявления, которые Вам надлежит заполнить. Если у Вас возникнут вопросы, то Вы можете в любое время обратиться за разъяснением к коллегам зарубежных представительств...»

«ДЕВЯТЫЕ ЯМБУРГСКИЕ ЧТЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ДОМИНАНТЫ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ Санкт-Петербург АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ЛЕНИНГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ А.С. ПУШКИНА» КИНГИСЕППСКИЙ ФИЛИАЛ ДЕВЯТЫЕ ЯМБУРГСКИЕ ЧТЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ДОМИНАНТЫ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ г....»

«Ретроспектива и перспектива системной динамики. Анализ динамики развития. Н.Н. Лычкина Международное сообщество отметило в 2007 году 50-летие системной динамики, прошла юбилейная конференция Международного общества системной динамики (systemdynamics.org), выпущены юбилейные выпуски ежегодно издаваемого журнала System Dynamics Review [2], с обзорными статьями пионеров, апологетов и активных популяризаторов системной динамики Дж. Форрестера, Донеллы Медоуз (история и выводы «Пределов роста») и...»

«Б.В. Бирюков, З.А. Кузичева ЗАРУБЕЖНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ В ФИЛОСОФИИ МАТЕМАТИКИ И ИХ ПРЕЛОМЛЕНИЕ В ФИЛОСОФСКО-ЛОГИЧЕСКОЙ И ИСТОРИКО-МАТЕМАТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ РОССИИ XVIII – НАЧАЛА ХХ ВЕКОВ* 1. Развитие русской математической и философско-логической мысли. Эйлер и его логика «круглых фигур» В XVIII столетии в России жил и творил великий математик Леонард Эйлер, занимавшийся также логикой и ее преподаванием. Относительный спад в области науки, в немалой мере вызванный его кончиной, был преодолен в первой...»

«Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт Европы Российской академии наук ИТАЛЬЯНСКАЯ РЕСПУБЛИКА В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ Доклады Института Европы № Москва УДК 321/327(450))062.552) ББК 66.3(4Ита)я431+66.4(4Ита)я4 И Редакционный совет: Ал.А. Громыко (председатель), Е.В. Ананьева, Ю.А. Борко, В.В. Журкин, М.Г. Носов, В.П. Фёдоров Под редакцией А.А. Язьковой Рецензенты: Зонова Татьяна Владимировна, доктор политических наук, Плевако Наталья Сергеевна, кандидат исторических наук...»

«ЦЕНТР НАУЧНОГО ЗНАНИЯ «ЛОГОС» СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ I Международной научно-практической конференции МОДЕРНИЗАЦИЯ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА: ПРОБЛЕМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ часть I СТАВРОПОЛЬ УДК 303.425.2 ББК 65.02 М 74 Редакционная коллегия: Красина И.Б., д-р. тех. наук, профессор, ГОУ ВПО «Кубанский  государственный технологический университет» (г.Краснодар). Титаренко И.Н., д-р филос. наук, доцент, профессор, Технологический ...»

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Историко-архивный институт Высшая школа источниковедения, вспомогательных и специальных исторических дисциплин XXVII международная научная конференция К 85-летию Историко-архивного института К 75-летию кафедры вспомогательных исторических дисциплин ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ДИСЦИПЛИНЫ И ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ: СОВРЕМЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Москва,...»

«17 Всемирный Трансперсональный Конгресс: Революция сознания: трансперсональные открытия которые меняют мир www.ita2010.com Москва, 23 – 27 июня, 2010 Миссия Конгресса Осветить фундаментальную роль сознания во всех аспектах человеческой жизни и важность для человечества расширения наших представлений о сознании и мире. Дать обзор того, какую роль эти расширенные представления играли в человеческой истории, начиная с древнейших времен до современных исследований сознания, трансперсональной...»

«XII международная научная конференция Международной ассоциации исследователей истории и культуры российских немцев «ЭТНИЧЕСКИЕ НЕМЦЫ РОССИИ: ИСТОРИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН “НАРОДА В ПУТИ”» ЗАЯВКИ НА УЧАСТИЕ В КОНФЕРЕНЦИИ 1. Барбашина Э.Р. (Новосибирск) Исторический феномен «народа в пути»: новые вопросы и контексты – новые ответы.2. Шадт А. А.(Новосибирск). Российские немцы: этнополитический и этносоциальный дискурс 3. Зейферт Е.И. (Караганда). Литература «народа в пути» в контексте конгцепции Ю. Лотмана...»

«378 XVIII ЕЖЕГОДНАЯ БОГОСЛОВСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ Л. О. Башелеишвили, к. ф. н., (ИСАА МГУ) РАСПАД ГРУЗИНО-АРМЯНСКОГО ВЕРОУЧИТЕЛЬНОГО ЕДИНСТВА В VI в. Статья посвящена анализу культурно-исторических и богословских вопросов, возникших в Древних Грузинской и Армянской Церквах после Халкидонского собора. Распад грузино-армянского вероучительного единства привел к возникновению спектра обстоятельств для формирования нового лагеря «халкидонитов». В 506 г. на первом региональном соборе в Двине (или в...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УПРАВЛЕНИЯ» МАТЕРИАЛЫ 4-й Всероссийской научно-практической конференции «ГОСУДАРСТВО, ВЛАСТЬ, УПРАВЛЕНИЕ И ПРАВО: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ» 28 ноября 2013 г. Москва 20 Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального...»

«Раздел III ИНФОРМАЦИЯ О КОНФЕРЕНЦИИ 2012 ГОДА Международная интернет-конференция «Интеллигенция, духовность и гражданское общество в условиях глобализации мира» состоялась 12 апреля 2012 года на базе Таврического национального университета имени В.И. Вернадского. Участники конференции поставили «диагноз» по заявленным проблемам и приняли Резолюцию о том, что в условиях постсоветского пространства социальная жизнь трансформировалась в «недожизнь». Люди не живут, а выживают в условиях...»

«Марийское региональное отделение РОИА: итоги работы и перспективы деятельности В этом году исполнилось двадцать лет нашему региональному отделению историков-архивистов. Марийское региональное отделение Общероссийской общественной организации «Российское общество историков-архивистов» было основано 22 марта 1994 года. На Учредительной конференции присутствовали 69 делегатов. У его истоков стояли как историки, так архивисты и краеведы. Среди них добрым словом следует назвать сотрудников архивной...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.