WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 33 |

«РОССИЯ И КИТАЙ: ИСТОРИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОТРУДНИЧЕСТВА Материалы IV международной научно-практической конференции (Благовещенск – Хэйхэ – Харбин, 14-19 мая 2014 г.). Выпуск Благовещенск ...»

-- [ Страница 18 ] --

В основе роста китайских военных расходов, по словам китайских аналитиков, лежат как внешние, так и внутренние причины. В КНР уверены, что военные расходы должны увеличиваться вместе с ростом ВВП, поскольку это отражает общую тенденцию укрепления мощи страны и не вредит развитию ее народного хозяйства.

На обвинение в том, что военные расходы увеличиваются быстрее роста ВВП и тем самым провоцируют гонку вооружений в регионе, Китай отвечает, что темпы роста военных расходов в КНР до сих пор довольно низкие, если учитывать то, что страна сталкивается с широким спектром угроз, от национал-сепаратизма и раскола страны до терроризма.

Кроме этого существует и ряд внешних угроз – от наличия ядерного оружия у ближайших соседей до острых территориальных споров с Японией в Восточно-Китайском море и рядом стран АСЕАН в Южно-Китайском море. В ответ на критику Китай заявляет, что ведет мирную внешнюю политику, уже более 26 лет не применяя силу, а наращивание военного бюджета необходимо для разблокирования кризисов и противостояния угрозам и вызовам6.

Тем не менее главной претензией к КНР со стороны ее соседей и других мировых держав, остается непрозрачность китайских военных расходов. В 2006 году Министерство обороны США в докладе с обзором американской военной стратегии, указывало, что Китай имеет наибольший потенциал для соперничества с Вашингтоном в военной сфере и со временем может компенсировать традиционные военные преимущества США Китай продолжает вкладывать большие деньги в развитие оружия стратегического назначения. При этом авторы доклада отмечают, что оборонная политика Китая остается секретной и реальная сумма ассигнований превышает опубликованную в официальных документах, это свидетельствует о том, что остальной мир мало знает о мотивах Китая и способах принятия решений его руководством7.

По данным экспертов Международного института стратегических исследований (The International Institute for Strategic Studies, IISS), КНР тратит на военные нужды на 70 процентов больше средств, чем заявлено в официальном оборонном бюджете. За десять лет, с 1996 по 2006 год траты, на военные нужды в Китае выросли на 300 процентов. Если правительство КНР в 2006 году заявило об оборонном бюджете в 35 миллиардов долларов, что составило рост на 14,7 процента по сравнению с предыдущим годом, то исследователи отмечают, что реальный военный бюджет Китая составил 75,5 миллиарда долларов. Согласно их расчетам ежегодный прирост военного бюджета китайской армии составляет более десяти миллиардов долларов. Начиная с 2003 года, расходы на оборону достигли 2,7 процента валового национального продукта (для сравнения: в США – 3,7 процента, в России – 2,6 процента, в Южной Корее – 2,4 процента). По мнению экспертов IISS, многие статьи оборонных расходов не прописаны в военном бюджете КНР. В частности, это касается закупок образцов вооружений за границей, субсидирования оборонно-промышленного комплекса и финансирования научноисследовательских программ военных конструкторских бюро8.

Непрозрачность военных расходов КНР, по мнению экспертов Пентагона, свидетельствовала о стремлении Пекина путем резкого наращивания военной мощи изменить военный баланс в регионе. Так, в докладе «Военная мощь КНР», опубликованном в мае 2006 года, отмечалось, что реформа китайских вооруженных сил имеет своей целью превратить НОАК в современную армию, которую можно было бы успешно использовать в быстрых и интенсивных конфликтах. Таким образом, Китай получит возможность переломить ситуацию вокруг Тайваня.

По данным аналитиков, Китай увеличивает число ракет дальнего радиуса действия, создавая угрозу кораблям и подводным лодкам возможного противника на большом расстоянии. Во многом это стало результатом тайваньских кризисов 1995 и 1996 годов, когда США использовали свои авианосцы для оказания давления на Китай9.

Китай наращивает также число ракет ближнего радиуса действия, размещенных в непосредственной близости от Тайваня. По приблизительным подсчетам, в 2005 году число таких ракет могло достигать 730, а в 2006 увеличиться до 790. По мнению представителей Пентагона, баланс сил между Китаем и Тайванем изменяется в сторону Пекина, и задача США в этом случае компенсировать возникшую разницу сил в случае экстренной ситуации10.

Особую озабоченность авторы доклада выразили по поводу информации о дискуссиях в командовании китайской армии относительно возможности применения страной ядерного оружия в случае начала военного конфликта. До сих пор Китай заявлял, что не будет применять ядерное оружие первым, однако недавно высокопоставленные китайские военные начали говорить о том, что в случае массированного нападения на страну Китай может первым нанести ядерный удар. По мнению аналитиков Пентагона, это свидетельствует о том, что амбиции Китая не ограничиваются обеспечением своего контроля над Тайванем.

Подобные оценки перспектив развития военного потенциала КНР, выраженные в открытых источниках, вызвали резкое осуждение в Пекине. МИД Китая выступил с заявлением, что основой американских оценок является предубеждение против политики КНР. По мнению Пекина, в оценках Вашингтона прослеживается влияние категорий холодной войны. К тому же он серьезно нарушает нормы международных отношений и является грубым вмешательством во внутренние дела Китая11.

Практически одновременно с заявлением китайского МИДа появилось сообщение Chicago Tribune о том, что Китай ускоряет темпы модернизации своей армии. Этот вывод был сделан на основе опубликованного плана по развитию высокотехнологичных отраслей промышленности, который был разработан Комиссией по науке, технологии и промышленности КНР и одобрен президентом страны Ху Цзиньтао. Он предусматривал, в частности, развитие технологий, имеющих военное применение 12. Официальные лица США и американская пресса внимательно следят за всеми сведениями о росте военного бюджета КНР, так как оценивают потенциал этой державы как угрожающий интересам США.

Проблема ускоренного наращивания военного бюджета Китая постоянно привлекала внимание официальных лиц США и служила предметом для дискуссии. В 2005 году в ходе ежегодной конференции, посвященной международной безопасности, проводившейся в США, министр обороны Доналд Рамсфелд в своем выступлении критиковал КНР за «чрезмерные» военные расходы. В частности, он указал, что Китай подрывает статус-кво в отношении Тайваня, нацеливая на него «слишком много ракет» 13. По мнению американцев, оборонный бюджет Китая является крупнейшим в Азии и третьим по величине в мире. Рамсфелд выразил сомнения, что есть прямые военные угрозы КНР в современном мире, поэтому не понятно, зачем нужны крупные закупки вооружений.

В ответ на эти упреки глава китайской делегации, министр иностранных дел Цуй Тянькай, поинтересовался у Рамcфелда, считают ли в Вашингтоне, что ни одна страна мира не угрожает Китаю и чувствуют ли Соединенные Штаты угрозу от так называемого «возрождения Китая»? В ответ американский министр ответил, что не знает ни одной страны, угрожающей Китаю, и добавил, что США не ощущают тревоги по поводу возрождения Китая.

Тем не менее Рамсфельд указал, что если ситуация между КНР и Тайванем может быть разрешена мирными методами, о чем неоднократно говорили как в Вашингтоне, так и в Пекине, тогда возникает вопрос о том, зачем необходимо значительное увеличение числа баллистических ракет, нацеленных на Тайвань. По мнению министра обороны США, наращивание военной мощи КНР может увеличить риск военной дестабилизации региона, особенно в отношении Тайваня. При этом он не уточнил, какие военные расходы КНР считаются приемлемыми14.

При этом в докладе имели место попытки дифференцировать американо-китайские отношения. С одной стороны, США выражая обеспокоенность ядерной программой КНДР, называют Китай той силой, которая может убедить Северную Корею вернуться к шестисторонним переговорам. С другой стороны, указывалось, что Пентагон собирается укрепить военные отношения с другой развивающейся страной азиатского региона – Индией, направление развития которой в общем понятно для США, в отличие от Китая. Подобные заявления должны были дать почувствовать китайскому руководству, что для США есть альтернативы среди развивающихся держав Азии. Выбор Индии не случаен. Это крупнейшая демократия на планете, а значит, близка по идеологическим компонентам США. У Индии и КНР есть существенные противоречия по различным вопросам, а значит, Вашингтон может их использовать для руководства региональной ситуацией.

В 2008 году в очередном докладе Пентагона прозвучали те же проблемы в отношении военной политики КНР. По оценкам США, Китай в 2007 году потратил на военные нужды 139 миллиардов долларов – в 3 раза больше, чем было заявлено официально. Значительная часть этой суммы была направлена на приобретение новых вооружений: ракет, способных нести ядерный заряд и поражать цели на территории США, современных баллистических ракет среднего и дальнего радиуса действия, эсминцев и подводных лодок, способных нести баллистические ракеты, самолетов и мобильных комплексов ПВО. Основным поставщиком вооружений в Китай является Россия. КНР получает от нее современные системы наведения, военные самолеты и эсминцы. Россия также оказывает Китаю содействие в развитии космической программы.

В докладе указывалось, что военная программа Китая по-прежнему «лишена прозрачности», что ведет к росту напряженности как в регионе, так и в мире в целом. Как отмечали авторы доклада, Китай стремится играть все более значительную роль на мировой арене, поэтому крайне важно, чтобы мировое сообщество четко понимало цели оборонной программы этой страны.

При этом эксперты Пентагона вновь выдвигали предположение, что одной из стратегических задач, поставленных перед вооруженными силами КНР, является подготовка к военному конфликту с Тайванем. В докладе говорилось, что Китай рассматривает и сценарий конфликта, в ходе которого Тайваню будет оказана военная помощь со стороны США. Эксперты Пентагона считали, что Китай может попытаться применить военную силу не только в ситуации конфликта с Тайванем, который КНР считает своей территорией, но и в других территориальных спорах, а также конфликтах, связанных с доступом к ресурсам.

В докладе прозвучала обеспокоенность возможным отношением Китая к «кибератакам» на государственные и военные ресурсы США. Хотя прямых доказательств причастности КНР этим незаконным проникновениям нет, американские специалисты уверены, что характер действий хакеров и скоординированность их атак позволяют говорить об отработке методов кибервойны 15. Последний момент указывает на то, что США считают Китай серьезной силой не только в обычных вооружениях, но и в средствах ведения войн будущего.

В то же время официальной стратегией китайской армии считается «активная оборона». В опубликованном китайским правительством в 2009 году докладе, где определены перспективы развития национальной обороны, утверждалось, что Пекин не планирует использовать практику так называемых превентивных ударов, не будет использовать первым ядерное оружие, а также не станет ввязываться в ядерную гонку вооружений с другими странами16.

В докладе говорится о намерениях Пекина провести модернизацию Народно-освободительной армии до 2020 года. Основной упор правительство планирует сделать на информатизацию и механизацию силовых структур государства. Китайские специалисты должны наладить разработку и производство нового высокотехнологичного вооружения и военной техники в интересах армии, а обучение военных специалистов планируется осуществлять с учетом условий информационного противоборства в мире. Помимо этого, в китайской армии должна быть создана новая, более современная система тылового обеспечения.

На основе этого делается вывод о необходимости увеличения военных расходов, хотя конкретных цифр авторы доклада не называют. В документе утверждается, что затраты других сверхдержав на содержание своих армий существенно больше. Так, китайский оборонный бюджет составляет примерно 7,5 процента от американского и 62,4 – от британского. Главная угроза национальной безопасности, по видению правительства Китая, исходит от вооруженных формирований так называемых сепаратистских регионов, к которым Пекин относит Тайвань, Тибет и Синьцзян. В то же время в докладе подчеркивается, что в последнее время в отношениях с Тайванем Китаю удалось достичь позитивных сдвигов.

В марте того же года на очередной сессии ВСНП было заявлено о росте военного бюджета КНР на 14,9 процента.

Это около 70,2 миллиарда долларов. По мнению китайских официальных лиц, такой рост является умеренным, а военную мощь Китая планируется использоваться исключительно в целях защиты суверенитета и территориальной целостности страны. По показателю размеров военного бюджета относительно валового внутреннего продукта оборонные расходы Пекина также остаются достаточно скромными, по сравнению с другими странами. В 2009 году они составляли 1,4 процента от ВВП, тогда как аналогичные затраты США находились на уровне 4 процентов, а Великобритании и Франции – 2 процентов от ВВП17.

В марте 2010 года КНР объявил об очередном увеличении военного бюджета на 7,5 процента по сравнению с 2009 годом, они составят почти 78 миллиардов долларов. При этом снова декларировалось, что дополнительные затраты пойдут на модернизацию армии и улучшение условий службы китайских солдат. Главная задача армии, по словам официальных лиц, заключается в защите суверенитета Китая и сохранении территориальной целостности страны18. Как отмечалось выше, такая тенденция сохраняется и в последующие годы. Реакция со стороны США и других держав АТР не могла не последовать, что привело к развитию нового витка гонки вооружений.

Многие страны, в особенности Япония, Индия, Тайвань и США, высказывали опасение, что рост оборонных расходов Китая может представлять угрозу их безопасности. В начале 2011 года министр обороны США объявил о возобновлении программы создания дальнего бомбардировщика нового поколения. По его словам, это вызвано быстрым военно-техническим развитием Китая. Министр также заявил о необходимости дальнейшей разработки новых радаров и систем радиоэлектронного подавления для ВМС, а также палубных истребителей F-35C Lightning II.

Опасаясь угрозы со стороны Китая, Тайвань в 2011 году стал настаивать на возобновлении переговоров с США по поставке истребителей F-16C/D Block 52 Fighting Falcon. В свою очередь, Индия, имеющая с Китаем территориальные споры, решила увеличить финансирование военного бюджета. Особое опасение государств вызывает начало испытаний перспективного китайского истребителя-бомбардировщика пятого поколения J-20, а также формирование баз, вооруженных противокорабельными баллистическими ракетами DF-21D.

Таким образом, данные о росте военного бюджета КНР и модернизации НОАК являются поводом для развития региональной гонки вооружений. При этом со стороны США явно прослеживается стремление сохранить отрыв в количестве и качестве вооружений от КНР. Оправданием этого служит тот факт, что США выступают гарантом суверенитета Тайваня и Японии, с которыми у КНР есть серьезные противоречия. Учитывая поступательный рост экономики КНР в последние годы и прогнозы о его продолжении, можно предположить, что данная проблема превратится в постоянный фактор региональной и мировой системы межгосударственных отношений.

1 China's Xi ramps up military spending in face of worried region. http://www.reuters.com/article/2014/03/05/us-china-parliament-defenceidUSBREA2403L20140305 См.: Стокгольмский институт исследования проблем мира. http://milexdata.sipri.org/result.php4 2 Военные расходы Китая превысят 170 миллиардов долларов. http://lenta.ru/news/2012/07/16/billions/ 3 Китай потратит на оборону 114 миллиардов долларов. http://lenta.ru/news/2013/03/05/china/ 4 5 The Chinese Defence Industry Expenditure to Reach $174.9 billion By 2017. http://www.prnewswire.com/news-releases/the-chinese-defenceindustry-expenditure-to-reach-1749-billion-by-2017-162205345.html Wang Yiwei. Peace policy means more than army budget. «Global Times». 06.03.2014.

6 http://www.globaltimes.cn/content/846634.shtml#.Uxm6ThCJqZT 7 Quadrennial Defense Review Report. February 6, 2006. The Secretary of Defense. 1000 Defense Pentagon. Washington DC 20301-1000.

http://www.defense.gov/qdr/report/Report20060203.pdf 8 The Asian Conventional Military Balance in 2006: Overview of major Asian Powers. Center for Strategic and International Studies. Working Draft for Review and Comment Revised, June 26, 2006. http://csis.org/files/media/csis/pubs/060626_asia_balance_powers.pdf ANNUAL REPORT TO CONGRESS Military Power of the People‘s Republic of China 2006. Office of Secretary of Defense/ Military Power of 9 the People‘s Republic of China A Report to Congress Pursuant to the National Defense Authorization Act Fiscal Year 2000.

http://www.defense.gov/pubs/pdfs/China%20Report%202006.pdf Pentagon Finds China Fortifying Its Long-Range Military Arsenal. The Washington Post/ http://www.washingtonpost.com/wpdyn/content/article/2006/05/23/AR2006052301552.html?nav=rss_world China rebuffs Pentagon‘s Cold War thinking‘. FT.com, 26 мая 2006 Китаю не понравился доклад Пентагона о его военной мощи. http://lenta.ru/news/2006/05/26/china/ China's buildup puts military balance in region at risk: Rumsfeld. AFP, 04 июня 2005. http://www.afp.com/en/ Доналд Рамсфелд: Китаю незачем наращивать свою военную мощь. http://lenta.ru/news/2005/06/04/china/ Пентагон оценил военную мощь Китая. http://lenta.ru/news/2008/03/04/china Китай обновил программу модернизации армии. http://lenta.ru/news/2009/01/20/china1/ Китай объявил об увеличении военного бюджета. http://lenta.ru/news/2009/03/04/chinamil/ Китай потратит на армию 78 миллиардов долларов. http://lenta.ru/news/2010/03/04/budget/ 18 Козюк Виктор Валерьевич, д-р экон. наук, профессор, Кафедра экономической теории, Тернопольский национальный экономический университет, Украина victorkozyuk@rambler.ru Длугопольский Александр Владимирович, д.э.н., доцент, Кафедра экономической теории, Тернопольский национальный экономический университет, Украина dlugopolsky@mail.ru

ГОСУДАРСТВО (ВСЕОБЩЕГО) БЛАГОСОСТОЯНИЯ: КИТАЙСКИЙ ВАРИАНТУДК 338.45.01

Аннотация. В статье рассматриваются ключевые направления формирования государства всеобщего благоденствия, в историческом контексте анализируется экономическая политика Китая в направлении формирования государства благосостояния с выделением основных социальных инициатив, дается характеристика ключевых проблем на пути построения государства всеобщего благосостояния, анализируются основные макроэкономические и институциональные характеристики развития страны в сравнении с европейскими государствами, делаются выводы о необходимости перехода от перераспределительных к институциональным критериям оценки государства благосостояния.

Ключевые слова и фразы: государство всеобщего благосостояния, общественные блага, социализм, общественный сектор экономики, социальная политика, городское и сельское население, неравенство.

Koziuk Viktor Valerievich Doctor in Economics, Professor Department of Economic Theory Ternopil National Economic University, Ukraine victorkozyuk@rambler.ru Dluhopolskiy Aleksandr Vladimirovich, Doctor in Economics, Associate Professor Department of Economic Theory Ternopil National Economic University, Ukraine dlugopolsky@mail.ru

WELFARE (UNIVERSAL) STATE: CHINESE VERSION

Abstract. The article examines the key directions of welfare state formation, in the historical context the Chinas economic policy is analyzed in the direction of welfare state development with the release of the major social initiatives, the key challenges to the construction of welfare state in China are describes, the main macroeconomic and institutional characteristics of China in comparison with European countries are analyses, the recommendations about necessity of moving from redistribution to institutional evaluation criteria of the welfare state are proposed.

Key words and phrases: welfare state, public goods, socialism, public sector, social policy, urban, rural, inequality В многочисленных исследованиях по теории общественного благосостояния выделяются два фундаментальных подхода, по-разному объясняющих формирование государства всеобщего благоденствия (Welfare State): экономическая гипотеза1, акцентирующая внимание на экономических причинах усиления активности государства в общественной жизни (как реакция на безработицу, бедность, урбанизацию, необходимость финансирования масштабных инфраструктурных проектов, образования и медицинского обеспечения) – подход Г.

Виленски; политическая гипотеза2, обращающая внимание на развитие государства благосостояния как феномена властных (политико-правовых) отношений – подход В. Корпи. И если в странах с классически сильным общественным сектором и развитым гражданским обществом формирование Welfare State объясняется преимущественно политическим подходом, то в странах с формирующимися рынками именно экономические проблемы и объективная неспособность их решить рыночными механизмами актуализировали генезис государства благосостояния.

Классические работы по теории благосостояния (Р. Титмусс, Дж. Эспинг-Андерсен) выделяют несколько типов социальных государств: либеральная (остаточная); консервативная (корпоративная); социалдемократическая (универсальная) и рудиментарная модели – табл. 1. В основу этой классификации преимущественно заложен принцип величины государственных расходов в ВВП. Однако на сегодня такой подход является устаревшим, поскольку модели государств благосостояния рассматриваются в статике (без учета качественных изменений, произошедших за последние 40 лет), охватывают слишком узкий круг стран, а критерии, заложенные в основу классификации, игнорируют гендерную и семейную политики 3, не учитывают фактор неравенства в первичном распределении доходов 4. Поэтому многие экономисты 5 предлагают расширенные версии государств благосостояния, включая в их перечень страны Южной и Восточной Европы, Азии, Латинской Америки и даже Африки.

Таблица 1 Типология государств благосостояния 6 № Модели Характеристика Примеры стран Либеральная Базируется на принципах «страховой сетки» и социальной патоло- США, Канада, 1.

гии, согласно которым под социальную защиту попадают лишь те Великобритания, категории населения, которые не способны самостоятельно обес- Новая Зеландия, печить свое благополучие (социально-незащищенные), а также Австралия дуализме государства и рынка в социальном страховании, обеспечении жильем, образовании, медицинском обслуживании, благотворительности и т.д.

Консерватив- Базируется на принципах субсидиарности (участие различных Германия, Авная секторов экономики в сфере социальной защиты) и солидарности стрия, Швейцария, (возможность институциям низшего уровня обратиться за помо- Франция, Бельгия, щью к институциям высшего уровня без угрозы потери контроля Люксембург над своей деятельностью), а также необходимости обеспечения равновесия патерналистского инструментария власти с адресными программами поддержки различных групп населения, как по профессиональному, так и имущественному критериям.

Социал- Базируется на универсальной системе социальной защиты, при Швеция, Норведемократиче- которой государственные усилия направляются на минимизацию гия, Дания, Финская социальных проблем и максимизацию государственных доходов ляндия, Нидерчерез систему прогрессивного налогообложения. ланды Рудиментар- Социальное обеспечение не развито, юридические права на соци- Греция, Испания, 4.

ная альную защиту являются минимальными либо практически отсут- Португалия, Итаствуют, а функции социальной защиты возложены на волонтер- лия ское движение или неформальный сектор экономики.

Модель государства благосостояния в странах Азии принято называть конфуцианской (Южная Корея, Китай, Тайвань, Сингапур). Основными характеристиками ее можно считать7: сильное (властное) государство;

экономическое развитие как высшая цель государственной политики; борьба с бедностью как стратегия социально-экономической политики; подотчетность социальной политики экономической; достаточно низкий уровень социальных расходов в ВВП; сильная зависимость благосостояния и безопасности индивидов от семейных ценностей; ориентация на качественные институты и либеральную государственную политику; делегирование части полномочий в сфере социальной защиты организациям общественного сектора.

Азиатский банк развития классифицировал экономику Китая как консервативный режим благосостояния (conservative welfare regime)8. Говоря о государстве благосостояния, следует отметить, что речь, прежде всего, идет об особенностях социальной политики, которую Т. Аина определяет как «систематическое и преднамеренное вмешательство в общественную жизнь страны для обеспечения удовлетворения основных потребностей и благополучия большинства граждан»9. Социальная политика выражает общественно значимые цели развития в рамках законодательства той или иной страны, существующих институтов, административных норм и сложившейся практики, и поэтому является более комплексным и широким понятием, нежели социальное обеспечение и социальная работа.

Обращаясь к истории развития китайской экономики, отметим, что после образования КНР в 1949 г.

началось активное создание социалистической системы с определенной политикой занятости (пожизненного найма) 10. Все трудоспособное население было организовано в своеобразные производственные бригады (danweis), через которые и обеспечивалось благосостояние работников государственных предприятий, служащих органов государственного управления, а также иных организаций госсектора. Danwei-система функционировала в виде «мини государства благосостояния», базирующегося на трех элементах11: срок пребывания на работе («iron rice bowl»), эгалитарная зарплата («big rice pot») и пакет благосостояния. До экономической реформы 1978 г., связанной с масштабной приватизацией и введением системы ответственности домашних хозяйств за свое благополучие, более 80% трудоспособного населения городов работали по системе danwei12, тогда как в сельских районах фермеры были организованы в коммуны, основанные на коллективной собственности на землю. Именно коммуны в селах и danwei в городах стали гарантом обеспечения благосостояния. Для тех же жителей Китая, которые не были охвачены этими системами гарантий занятости, были установлены программы социальной помощи для обеспечения их базовых потребностей на минимальном уровне (как в селах, так и в городах)13.

Однако «Культурная революция» 1966-1976 гг. привела к ликвидации такой системы обеспечения благосостояния рядовых граждан, широкомасштабным репрессиям против интеллигенции, разгрому общественных организаций, колоссальному урону в науке и образовании, уничтожению памятников культуры и т.д. В ходе новой политической кампании распределение по труду, право на приусадебные участки, товарно-денежные отношения объявлялись «буржуазным правом», которое необходимо «ограничивать» (вводить уравниловку).

Под прикрытием новой кампании на многих промышленных предприятиях и в коммунах ущемлялись экономические интересы трудящихся: в ряде случаев отменялись меры материального поощрения, практиковалась работа в сверхурочные часы 14. С 1986 г. политика пожизненного найма была заменена на систему индивидуальных контрактов с освобождением предприятий от обязанности социального обеспечения трудящихся. Образование, медицинское обеспечение и решение жилищной проблемы стали неподъемным бременем для подавляющего большинства граждан КНР, что приводило к социальной напряженности и массовым акциям протеста конца 1980-х – начала 1990-х гг.

Первым этапом социальных реформ стало воскрешение комплексных мер социальной поддержки традиционно привилегированных групп (государственных чиновников и работников городского формального сектора), для которых медицинское страхование, пенсионное обеспечение были введены уже к концу 1990-х гг. Новая Конституция (1982 г.), Закон о труде (1994 г.), Закон о защите прав пожилых граждан (1996 г.), Закон об усыновлении (1999 г.), Закон о защите инвалидов (2007 г.)15 стали фундаментом кардинальных социальных реформ в Китае. В начале 2000-х гг. были успешно проведены эксперименты с пенсионным страхованием в сельских районах КНР. С 2007 г. была введена система обязательного начального образования детей по всей стране, а также были даны гарантии жителям сельских районов относительно обеспечения их прожиточным минимумом (Minimum Subsistence Guarantee) 16.

В 2007 г. была утверждена программа социального развития КНР («social construction»), в которой признавалось право граждан на образование, медицинское обслуживание, занятость, пенсионное обеспечение в старости (в 2012 г. она была значительно расширена). Согласно данным официальной статистики, если в 2003 г. медицинскую страховку имели лишь 3% сельских жителей, имеющих на нее право, то на сегодня – почти 98%17. Также немало внимания стало уделяться внутренней миграции – в 2006 г. создан Объединенный комитет по миграции сельского населения (Joint Committee on Rural Migration), а с середины 2000-х гг. стало развиваться профессиональное образование в сфере социальной работы. Основные инициативы социальной политики Китая приведены в табл. 2.

Таблица 2 Социальные инициативы Китая18 Схема Год Цель Масштаб охвата Гарантированное минимальное 23 млн.

Di Bao Urban 1999 обеспечение наибеднейших домохозяйств в городе Гарантированное минимальное 52 млн.

Di Bao Rural 2006 обеспечение наибеднейших домохозяйств в сельской местности Возмещение расходов на медицин- Почти 100% покрыNew Cooperative Medical 2003 ское обеспечение для сельского тия Scheme (NCMC, rural) населения 2002 urban (для Субсидии для пенсионеров 361 млн. сельского и Social Pension Insurance городского насе- городского населения ления), 2009 rural (для сельского населения) Как справедливо отмечают Г. Женг, С. Кук, Н. Кабир, Г. Суваннарат19, в Китае реформы социального обеспечения явились адекватной реакцией на необходимость абсорбции шоков потери работы (коллапса занятости) и предупреждения краткосрочных проблем на рынке труда и в социальной сфере. Таким образом, современная система обеспечения благосостояния КНР строится на нескольких «китах»: 1) социальная помощь в виде пособия по бедности, которое выплачивается на основе прожиточного минимума для городских жителей с 1999 г., для сельских – с 2008 г. (чрезвычайно зависит от местной практики) 20; 2) государственное социальное страхование (пенсионное, медицинское, по безработице, по беременности и родам, от производственной травмы); 3) услуги по уходу за стариками, сиротами и инвалидами (достаточно избирательны). Однако, несмотря на такое разнообразие инструментов социальной поддержки населения, в Китае о государстве благосостояния следует говорить с огромными оговорками, поскольку, во-первых, многое из заявленного инструментария носит скорее рекомендационный характер и находится в состоянии постоянной корректировки в зависимости от реальной социально-экономической ситуации в стране и ее отдельных регионах; во-вторых, коррупционная составляющая не позволяет в полном объеме финансировать даже те статьи социальных расходов, на которые официально выделяются средства; в-третьих, остается нерешенным вопрос про комплексную интеграцию мигрантов, поскольку система бытовой регистрации hukou предполагает наличие социальных прав мигрантов исключительно по месту их регистрации, а не работы, и мигранты чаще всего считаются людьми «второго сорта»

и дискриминируются независимо от наличия тех или иных прав и свобод; в-четвертых, для самозанятых и нерегулярных работников участие в системе социального страхования является исключительно добровольной, однако дорогой процедурой, поскольку все предусмотренные взносы выплачиваются ими индивидуально; впятых, утвержденные нормативы финансирования далеки от того, чтобы действительно защищать от бедности, а услуги по социальному обеспечению – минимальны; в-шестых, в стране существуют многочисленные привилегированные группы (военные, госслужащие, работники партийного аппарата) с точки зрения пенсионного обеспечения, здравоохранения, социальной защиты; в-седьмых, неразрешенной остается проблема так называемых «незарегистрированных детей», чье появление связано с особенностями национальной семейной политики, берущей свое начало с 1979-х г. («одна семья – один ребенок»)21. Так, например, согласно Закону о народонаселении КНР, в случае смерти единственного ребнка до достижения им 18 лет, его родители не имеют права как на рождение ещ одного ребнка, так и на усыновление без специального разрешения. За рождение второго ребнка придтся заплатить штраф порядка 10 годовых доходов22.

Главное содержание планирования семьи в Китае – поощрение поздних браков и позднего рождения ребенка, ограничение числа младенцев с упором на улучшение комплексных характеристик качества нации, призыв к супругам иметь только одного ребенка. Молодые семьи могут быть уверены в том, что их единственный ребнок будет до 16 лет обеспечен заботой государства: на льготной основе ему предоставят дневной уход, школьное образование, медицинское обслуживание и даже компенсируют часть затрат на его содержание. В то же время плановое деторождение позволяет китайской женщине избавиться от патриархальных традиций многодетности и тягот домашнего труда, а это, в свою очередь, содействует повышению уровня здоровья матери и ребенка23.

Таким образом, существующая в Китае экономика благосостояния базируется на системе социального страхования в пользу городского населения, неравномерном распределении медицинских услуг между отдельными группами населения, более декларативном, нежели практичном предоставлении социальной помощи всем нуждающимся. Как отмечают К. Гао, С. Янг, Ш. Ли24, государство всеобщего благосостояния в городе «аналогично тому, которое действует в индустриальных странах Запада», тогда как в сельских районах оно «схоже с тем, которое существует в двадцати наименее развитых станах». В то время, как в структуре доходов городского населения КНР процент социальных пособий составляет 20%, то аналогичный показатель для сельского населения – всего 2%25. Колоссальная разница в уровне жизни людей в городах и селах сохранилась до сих пор, даже несмотря на ощутимый прогресс в стандартах качества жизни городских и сельских жителей за период 2002-2012 гг. (табл. 3). Между этими двумя группами находится большая прослойка мигрантов и незарегистрированных рабочих, которые обладают мизерными социальными правами в сравнении с обычными гражданами страны.

Таблица 3 Показатели качества жизни в Китае26 Индикаторы 2002 20 для для для для городского сельского городского сельского населения населения населения населения Доходы домашних хозяйств, юаней 6280 2253 24565 79 Расходы домашних хозяйств, юаней 4998 1670 16674 5908 Структура расходов домохозяйств, %

- питание 39,4 49,1 36,2 39,3

- одежда 10,0 5,7 10,9 6,7

- жилье и жилищно-коммунальные услуги 18,8 20,0 15,6 24,2

- транспорт и коммуникации 8,5 5,6 14,7 11,1

- образование и культура 13,4 11,2 12,2 7,5

- здравоохранение 6,4 5,2 6,4 8,7

- иные товары и услуги 3,5 3,2 3,9 2,5 Коэффициент Джини 0,49 0,47 Расходы на образование, % ВВП 2,9 3,9 Расходы на здравоохранение, % ВВП 4,62 5,

–  –  –

Несмотря на это, нельзя не отметить полярную тенденцию в движении соотношения расходов государства к ВВП. Для Скандинавских государств характерна тенденция к некоторому сокращению государственной нагрузки. Такое сокращение не является существенным и, скорее, демонстрирует не доктринальные сдвиги в области философии благосостояния, а оптимизацию и повышение эффективности государственного управления. В развитых странах в целом в долгосрочном периоде, скорее, сохраняется статус кво. Что же касается стран с развивающимися рынками и стран с низкими доходами, то у них долгосрочная тенденция к увеличению государственных расходов четко прослеживается, но только до определенного предела, после чего замедляется или даже тормозится. На этом фоне Китай демонстрирует тенденцию плавного увеличения государственной нагрузки.

Приведенные агрегированные данные не могут в полной мере судить о том, насколько увеличения государственных расходов к ВВП отображают имплементацию традиционной философии государства благосостояния.

В случае Китая это может свидетельствовать о перманентном росте расходов на развитие инфраструктуры, отражающих вовлечение глубинных районов в активные связи с приморскими агломерациями, в которых сконцентрирован основной производственно-экспортный потенциал. В любом случае инфраструктурные инициативы не могут не считаться явным инструментом повышения благосостояния в понимании эффективности по Парето.

Развитие Китая, в то же время, не может не соотноситься с такими очень важными факторами, сопутствующими быстрому экономическому росту, как качество институтов. В этом отношении можно выдвинуть гипотезу, что современное государство благосостояния отличается не просто масштабами перераспределения, а в первую очередь качеством институтов, которые обеспечивают эффективную рыночную аллокацию с наименьшими транзакционными издержками. Поскольку достижение уровня высокого качества институтов невозможно без значительных инвестиций в человеческий капитал, государственное управление, поиск оптимальных форм взаимодействия между различными механизмами координации экономических агентов, обеспечения гарантий прав собственности, защиты инвесторов, справедливого судопроизводства и так далее, то можно сделать предположение, что благосостояние становится производной институционального выбора, в рамках которого уровень государственных расходов становится частным случаем выражения потребительских предпочтений.

Таблица 6 демонстрирует, что качество институтов в Китае более близко развитым странам, в частности традиционным Скандинавским государствам благосостояния. Данные табл. 6 показывают, что несмотря на варианты в отношении конкретного способа измерения качества институтов, Китай демонстрирует позитивное влияние институциональной среды на глобальную конкурентоспособность. Если принять во внимание, что реальная конвергенция в китайской экономике будет со временем усиливаться, интерес к повышению качества институтов будет также возрастать, поскольку именно он будет фактором конкурентоспособности, как это имеет место в Скандинавских странах, известных своей высокой налоговой нагрузкой. Только если в странах Севера высокие налоги компенсируются качеством институтов, то в Китае тенденция к повышению качества институтов будет резонировать с тенденцией повышения потребительской способности так, чтобы создать нейтральное влияние реальной конвергенции на глобальную конкурентоспособность. Поскольку инвестиции в качество институтов невозможно исключительно на рыночных основаниях, получается нецелесообразным ограничивать понимание благосостояние исключительно масштабами перераспределения.

Таблица 6 Качество институтов в ряде стран* Страны Governance Legatum Sub- Social Capital Legatum Sub- Institutional Quality Global ComIndex, Index, petitiveness Sub-Index, 20

–  –  –

Как показывает проведенный анализ, отличительной чертой государства благосостояния должно стать качество институтов, содействующее повышению общего экономического и социального благополучия в стране, не сводимое к масштабам государственного потребления. Инвариант уровней перераспределения также позволит нейтрализовать ту составляющую влияния государства на благосостояние, которая больше соотносится с потребительскими предпочтениями, соотносимыми с доминирующей аксиологией того или иного общества. Несмотря на то, что такой подход не исключает риск увеличения уровня маргинализации доходов, особенно на фазах быстрого экономического роста, также не следует забывать, что отсутствие равенства в конечном потреблении не исключает равенства начальных возможностей, которое задается в значительно большей мере качеством институтов, а не уровнем налоговой нагрузки и моделью социальной защиты.

Следует отметить, что в долгосрочной перспективе политика модернизации экономики КНР направлена на построение так называемого «зажиточного общества». На XVIII съезде Компартии Китая были утверждены следующие цели развития до 2020 года29: удвоить ВВП и средние доходы городского и сельского населения по сравнению с 2010 годом, тем самым обеспечить выполнение важнейшей задачи полного построения среднезажиточного общества, а к середине текущего века создать богатое, могущественное, демократическое, цивилизованное и гармонично-модернизированное социалистическое государство.

Впервые в задачах государства были сопоставлены вместе макроэкономические показатели и коэффициенты доходов населения, что свидетельствует о том, что государство действительно желает, чтобы все жители Китая ощутили на себе положительный результат развития страны и жили при всеобщей зажиточности. Однако актуальными проблемами для решения такой глобальной задачи остаются: повышение пенсионного возраста либо субсидирование занятости пожилых людей30; инвестиции в человеческий и социальный капитал; создание эффективных мотиваторов для ведения предпринимательской деятельности с целью уменьшения бремени социальных расходов; адресная помощь бедным и исключение из социальных программ богатых; использование ИКТ в системе оказания социальных услуг населению.

Считаем, что социальная политика Китая в перспективе так и останется ориентированной на продуктивность, когда решение социальных проблем подотчетно финансово-экономической ситуации в стране. Этому способствуют как демографические проблемы КНР, так и система существующих ценностей и установок, в которой расходы в социальной сфере рассматриваются как непродуктивные, не приносящие отдачи (за исключением инфраструктурных проектов). Построение же государства всеобщего благосостояния возможно в любой стране мира (в том числе и КНР), только акцент в ценностных ориентирах следует переносить с перераспределительных (уровень государственных и социальных расходов в ВВП) на институциональные критерии (масштаб инвестиций в человеческий и социальный капиталы, качество институтов).

1 Wilensky H. L. The Welfare State and Equality : Structural and Ideological Roots of Public Expenditures. USA : University of California Press, 1975.

2 Korpi W. The Democratic Class Struggle. London : Routledge and Kegan Paul, 1983.

3 Daly M., Lewis J. Introduction : Conceptualizing Social Care in the Context of Welfare State Restructuring // Gender, Social Care and Welfare State Restructuring in Europe. – Ashgate : Brookfield, 1998; Orloff A.S. Gender and the Social Rights of Citizenship : The Comparative Analysis of State Policies and Gender Relations // American Sociological Review. 1993. Vol.58. №3. pр.303-328.

4 Castles F. G. Families of Nations : Patterns of Policy in Western Democracies. Aldershot : Dartmouth Publishing, 1993.

5 Castles F. G., Leibfried S., Lewis J., Obinger H., Pierson C. The Oxford Handbook of the Welfare State. Oxford : Oxford University Press, 2010;

Deacon B. Global Social Policy and Governance. London : Sage, 2007.

Составлено на основе: Titmuss R. M. Social Policy : An Introduction. London: George Allan and Unwin, 1974; Esping-Andersen G. Social Foundations of Postindustrial Economies. Oxford : Oxford University Press, 1999; Esping-Andersen G. Welfare States in Transition : National Adaptations in Global Economies. London : Sage, 1996.

Ringen S., Ngok K. What Kind of Welfare State is Emerging in China? // UNRISD Working Paper. 2013. №2.

7 People‘s Republic of China : Toward Establishing a Rural Health Protection Scheme. Manila : Asian Development Bank, 2002; Giovanni J., 8 Levchenko А., Zhang J. The Global Welfare Impact of China : Trade Integration and Technological Change // IMF Working Paper. 2012. №79.

9 Aina T. A. West and Central Africa : Social Policy for Reconstruction and Development // Morales-Gуmez D. Transnational Social Policies. The New Challenges of Globalization. London : Earthscan,1999. рр. 69-87.

Drеze J., Sen A. K. Hunger and Public Action. Oxford : Clarendon Press, 1989.

Lu F. The Work Unit : A Special Type of Social Organization // Social Sciences in China. 1989. №1. рp.42-51.

Wong L. Marginalization and Social Welfare in China. London : Routledge, 1999.

Chan C. K., Ngok K. L., Phillips D. Social Policy in China : Development and Wellbeing. – Bristol : Policy Press, 2008; Leung J. C., Nann R.

Authority and Benevolence : Social Welfare in China. China University, Press Hong Kong, 1995.

Усов В. Н. Культурная революция в Китае // Китай : история в лицах и событиях. М., 1991.

Saich T. Governance and Politics in China.New York : Palgrave Macmillan, 2011; Lieberthal K. Governing China : From Revolution Through Reform. –New York : Norton, 2004.

Chan C. K., Ngok K. L., Phillips D. Social Policy in China : Development and Wellbeing. Bristol : Policy Press, 2008; Ringen S., Ngok K. What Kind of Welfare State is Emerging in China? // UNRISD Working Paper. 2013. №2.

Giovanni J., Levchenko А., Zhang J. The Global Welfare Impact of China: Trade Integration and Technological Change // IMF Working Paper.

2012. №79.

Составлено на основе: Haan A. The Social Policies of Emerging Economies : Growth and Welfare in China and India // IDRC Working Paper.

18 2013. №110.

Zheng G. C. China‘s Social Security in Thirty Years. Beijing : People‘s Press, 2008; Cook S., Kabeer N., Suwannarat G. Social Protection in Asia.

19 Delhi: Har-Anand Publications, 2003.

Следует, однако, отметить, что в Китае уже давно существует система государственных «пяти гарантий» для наибеднейшего населения, 20 согласно которой расходы на питание, одежду, жилье, медицинское обслуживание и похороны субсидируется правительством.

Гражданам КНР обычно разрешают иметь не больше одного ребнка на семью, или двух на одну семью в деревне (при условии, что первый ребенок – девочка). Политика по ограничению рождаемости зависит от провинции, например, у жителей Пекина есть возможность иметь двух детей, если каждый из родителей был единственным ребнком в своей семье.

Кутелева А. Важно не количество, а качество. Демографическая политика Китая / А. Кутелева [Электронный ресурс]. – Режим доступа :

http://www.kreml.org.

Политика планирования семьи в Китае [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.easttime.ru/countries/int/3/8/112.html.

Gao Q., Yang S., Li S. The Chinese Welfare State in Transition : 1988-2007 // Journal of Social Policy. 2013. Vol. 42. pp. 743-762.

Ringen S., Ngok K. What Kind of Welfare State is Emerging in China? // UNRISD Working Paper. 2013. №2.

25 Составлено на основе: BRICS Joint Statistical Publication 2013.

26 Составлено на основе: The Social Protection Index : Assessing Results for Asia and the Pacific // 2013 Asian Development Bank [Electronic 27 resource]. – Open mode : http://www.adb.org.

Составлено на основе: IMF Fiscal Monitor. IMF : Wash. (D.C.), 2013. P.71-78.

28 Сиюнь Чж. Развитие Китая создает новый шанс для углубления китайско-украинских отношений стратегического сотрудничества и 29 партнерства [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://www.ua.chineseembassy.org.

Если на Западе государство всеобщего благосостояния избавляет пожилых людей от бедности, то на Востоке – от лености.

30 Колпакова Татьяна Владимировна, канд. филос. наук, доцент Кафедра востоковедения Забайкальский государственный университет tataktv@mail.ru

БАЗОВЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ПРИГРАНИЧНЫХ

РЕГИОНОВ РОССИИ И КИТАЯ (НА ПРИМЕРЕ БАЙКАЛЬСКОГО РЕГИОНА РФ И СЕВЕРОВОСТОЧНОГО РЕГИОНА КНР)

УДК 327 (510) Аннотация. В статье представлены базовые характеристики социально-экономического развития приграничных регионов РФ и КНР. На основе конкретных показателей автор приходит к выводу о том, что, несмотря на наличие целого ряда конкурентных преимуществ, уровень социально-экономического развития Байкальского региона значительно уступает Северо-Восточному региону КНР. Данный факт обусловливает необходимость разработки и реализации максимально эффективной стратегии развития российского приграничья для возможности осуществления равноправного и взаимовыгодного взаимодействия России и Китая.

Ключевые слова и фразы: Байкальский регион РФ, Северо-Восточный регион КНР, социально-экономическое развитие, приграничье.

Kolpakova Tatiana Vladimirovna, Ph.D. in Philosophy, Associate Professor Department of Oriental Studies Transbaikal State University tataktv@mail.ru

BASIC INDICATORS OF SOCIO-ECONOMIC DEVELOPMENT OF BORDER REGIONS OF RUSSIA AND

CHINA (ON EXAMPLE OF BAIKAL REGION OF RF AND NORTH-EASTERN REGION OF PRC)

Abstract. The article presents the basic characteristics of the socio-economic development of border regions of Russia and China. Based on concrete indicators the author concludes that, despite the presence of a number of competitive advantages, the level of socio-economic development of the Baikal region is considerably inferior to the northeastern region of China. This fact makes it necessary to develop and implement the most effective strategy for development Russian border areas and to realize possibility of equal and mutually beneficial cooperation between Russia and China.



Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 33 |

Похожие работы:

«Часть IV. Наука и инновации в современном мире и изменения социальных ценностей ЧАСТЬ IV. НАУКА И ИННОВАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ И ИЗМЕНЕНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ЦЕННОСТЕЙ Скобликова Татьяна Владимировна Скриплева Елена Викторовна НАУЧНО-МЕТОДИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КУРСКОГО ОБЛАСТНОГО СОВЕТА СДСО «БУРЕВЕСТНИК» Ключевые слова: научно-методические конференции, физическое воспитание, спорт, научно-методические разработки, СДСО «Буревестник». Монография посвящена истории СДСО «Буревестник» Курской области. В ней...»

«А*СНЫ А)?ААРАДЫРРА:ЪА РАКАДЕМИА Д.И. ГЪЛИА ИХЬЁ ЗХУ А*СУА)?ААРАТЪ ИНСТИТУТ АкАдемия нАук АбхАзии АбхАзский институт гумАнитАрных исследовАний им. д.и. гулиА мАтериАлы нАучной конференции, посвященной 90-летию з.в. АнчАбАдзе Сухум АбИГИ 63.3 (5Абх)6 я 431-8 м34 редакционная коллегия: Куправа А.Э., Салакая С.Ш. (главный редактор), Авидзба А.Ф., Нюшков В.А. В сборник вошли материалы юбилейной конференции, посвященной 90-летию выдающегося абхазского ученого-историка З.В. Анчабадзе (1920–1984),...»

«ИСТОРИЯ БЕЗ КУПЮР Руководитель проекта: Главный редактор журнала «Международная жизнь» А.Г.Оганесян Ответственный редактор: Ответственный секретарь журнала «Международная жизнь» кандидат исторических наук Е.Б.Пядышева Редакторы-составители: Обозреватель журнала «Международная жизнь» кандидат философских наук Е.В.Ананьева Обозреватель журнала «Международная жизнь» кандидат философских наук М.В.Грановская Обозреватель журнала «Международная жизнь» доктор политических наук А.В.Фролов Литературные...»

«АГЕНТСТВО ПЕРСПЕКТИВНЫХ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ (АПНИ) СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ НАУКИ И ТЕХНОЛОГИЙ Сборник научных трудов по материалам II Международной научно-практической конференции г. Белгород, 31 мая 2015 г. В семи частях Часть III Белгород УДК 001 ББК 72 C 56 Современные тенденции развития науки и технологий : сборник научных трудов по материалам II Международной научноC 56 практической конференции 31 мая 2015 г.: в 7 ч. / Под общ. ред. Е.П. Ткачевой. – Белгород : ИП Ткачева Е.П.,...»

«ДОКЛАД VII (1) Международная Конференция Труда СОРОК СЕДЬМАЯ СЕССИЯ Седьмой пункт повестки дня Пособия при несчастных случаях на производстве и профессиональных заболеваниях \Ю ЖЕНЕВА i30 Международное Бюро Труда ^ор S СОДЕРЖАНИЕ Стр.ПРЕДИСЛОВИЕ ГЛАВА I: Вступительная ИСТОРИЯ ВОПРОСА Рекомендации Комитета экспертов по социальному обеспечению.... Задачи настоящего доклада Характер и применение нового акта или актов Рамки и основа 7 Основной вопрос Общий обзор национальных систем 9 Системы...»

«ПРИЛОЖЕНИЕ БЮЛ ЛЕ ТЕНЬ Издаётся с 1995 года Выходит 4 раза в год 2 (79) СОДЕРЖАНИЕ Перечень проектов РГНФ, финансируемых в 2015 году ОСНОВНОЙ КОНКУРС Исторические науки Продолжающиеся научно-исследовательские проекты 2013–2014 гг. Научно-исследовательские проекты 2015 г. Проекты экспедиций, других полевых исследований, экспериментально-лабораторных и научно-реставрационных работ 2015 г.. 27 Проекты по организации научных мероприятий (конференций, семинаров и т.д.) 2015 г. Проекты конкурса для...»

«НАУЧНО-ИЗДАТЕЛЬСКИЙ ЦЕНТР «АЭТЕРНА» ТРАДИЦИОННАЯ И ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ Сборник статей Международной научно-практической конференции 25 декабря 2015 г. Часть 4 Уфа АЭТЕРНА УДК 001. ББК 60 Ответственный редактор: Сукиасян Асатур Альбертович, кандидат экономических наук. Т 57 ТРАДИЦИОННАЯ И ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ: сборник статей Международной научно-практической конференции (25 декабря 2015 г., г. Пермь). / в 5...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Забайкальский государственный университет» (ФГБОУ ВПО «ЗабГУ») ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ №5 май 2015 г. г. Чита 1. Мероприятия в ЗабГУ Наименование мероприятия Дата проведения Ответственные VI Международная научно-практическая 20–21 мая 2015 г кафедра социальной конференция: «Экология. Здоровье. Спорт» работы, Социологический факультет,...»

«Управление культуры Минобороны России Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военноисторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Шестой Международной научнопрактической конференции 13–15 мая 2015 года Часть IV СанктПетербург ВИМАИВиВС Печатается по решению Ученого совета ВИМАИВиВС Научный редактор – С.В. Ефимов Организационный комитет конференции «Война и оружие. Новые исследования и материалы»: В.М. Крылов,...»

«ЧЕТВЕРТЫЕ ОТКРЫТЫЕ СЛУШАНИЯ «ИНСТИТУТА ПЕТЕРБУРГА». ЕЖЕГОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ПРОБЛЕМАМ ПЕТЕРБУРГОВЕДЕНИЯ. 1– 2 ФЕВРАЛЯ 1997 ГОДА. Белова В. П. ВОЗРОЖДЕНИЕ ИЗ ПЕПЛА. ИСТОРИЯ РЕСТАВРАЦИИ ОСОБНЯКА НОВИНСКИХ (Песочная набережная, дом 10) На набережной Малой Невки Аптекарского острова находится одно из лучших произведений петербургского неоклассицизма и самое значительное творение Николая Евгеньевича Лансере, талантливого архитектора, эрудированного, утонченного художника с трагической судьбой. Он...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ИСТОРИИ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ и ТЕХНИКИ им. С.И. Вавилова ГОДИЧНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ Москва, 2009 Институт истории естествознания и техники им. С.И. Вавилова. Годичная конференция, 2009 – М.: Анонс Медиа, 2009 Редколлегия: А.В. Постников (отв. редактор), Г.М. Идлис (выпускающий редактор), В.В. Тёмный (отв. секретарь), Е.Ю. Петров (тех. редактор), Н.А. Ростовская (лит. редактор) Редакционный совет: А.В. Постников, А.Г. Аллахвердян, В.Л. Гвоздецкий, Г.М. Идлис, С.С....»

«Национальный заповедник «Херсонес Таврический» Крымское отделение Института востоковедения НАН Украины IV Международный Византийский семинар : «империя» и «полис» Севастополь, Национальный заповедник «Херсонес Таврический» 31 мая – 5 июня 2012 г. ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ И СООБЩЕНИЙ Севастополь : «империя» и «полис» // Тезисы докладов и сообщений IV Международного Византийского Семинара (Севастополь 31.05. – 05.06.2012) Издаются по решению Ученого Совета Национального заповедника «Херсонес Таврический»...»

«Печатается по постановлению Ученого совета ИВР РАН Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга Труды участников научной конференции Составители: Т. В. Ермакова, Е. П. Островская Научный редактор и автор предисловия: Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга М. И. Воробьева Десятовская Рецензенты: доктор исторических наук, проф. Е. И. Кычанов доктор культурологии, проф. О. И. Даниленко © Институт восточных рукописей РАН, 2012 ©Авторы публикаций, 2012 М.И. Воробьева Десятовская...»

«Исследования дипломатии Изучение дипломатии в МГИМО имеет давние традиции. Подготовка профессионального дипломата невозможна без солидной научной базы. МГИМО был и остается первопроходцем на этом направлении, его ученым нет равных в распутывании хитросплетений дипломатической службы в прошлом и настоящем. Корни нашей школы дипломатии уходят далеко в историю знаменитого Лазаревского института, ставшего одним из предшественников МГИМО. У первых да и у последующих поколений «мгимовцев» неизменный...»

«Книжная выставка новых поступлений. Октябрь, 2015 • Сведения о новых книгах по праву и парламентаризму, поступивших в фонд Парламентской библиотеки в помощь законотворческой деятельности Федерального Собрания Российской Федерации.• Составители: Ромащенко О.В. (roma@duma.gov.ru, 8-499-737-78-98), • Домченков С.А. (domchenkov@duma.gov.ru, 8-495-692-26-40) • Управление библиотечных фондов (Парламентская библиотека) • Аппарата Государственной Думы ФС РФ • Книжная выставка новых поступлений....»

«Козляков В. Е. Современная историография Беларуси: некоторые тенденции в изучении отечественной истории. В. Е. Козляков // Российские и славянские исследования : науч. сб. Вып. 4 / редкол.: А. П. Сальков, О. А. Яновский (отв. редакторы) [и др.]. — Минск: БГУ, 2009. — С. 221-232 В. Е. Козляков СОВРЕМЕННАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ БЕЛАРУСИ: НЕКОТОРЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В ИЗУЧЕНИИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ Процессы, происходившие на постсоветском пространстве в последние 15—20 лет, не могли не сказаться на состоянии и...»

«Муниципальная научно-практическая конференция « Летопись сибирских деревень» секция: Летопись родного края. История села Иртыш в названиях улиц Работу выполнила: Оконешникова Елена, обучающаяся 7 класса МКОУ «Иртышская СОШ»Руководитель: Шихалёва Т.В. Зам. директора по ВР Содержание Введение..3.1.История села Иртыш..4 2.Топонимика улиц..10 2.1. Названия улиц советской эпохи. 2.2.Военные страницы истории.. 16 2.3.Улицы наших дней..17 Заключение.. 18 Список литературы.. 20 Приложение..21 Введение....»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ДОСТИЖЕНИЯ В ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУКАХ Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (7 апреля 2015г.) г. Самара 2015 г. УДК 3(06) ББК 60я43 Актуальные проблемы и достижения в общественных науках / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. Самара, 2015. 58 с. Редакционная коллегия: кандидат...»

«Вестник ПСТГУ Панова Ольга Юрьевна, II: История. д-р филол. наук, История Русской Православной Церкви. доцент кафедры истории зарубежной литературы 2015. Вып. 5 (66). С. 90–114 филологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова olgapanova65@gmail.com СКЕПТИЧЕСКИЙ ПАЛОМНИК: ТЕОДОР ДРАЙЗЕР И РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ В 1927 Г. В ходе своей поездки по СССР (4.11.1927–13.1.1928) Теодор Драйзер в числе прочего уделял много внимания знакомству с политикой советского государства в области религии...»

«ISSN 2412-9720 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 14 декабря 2015 г. Часть 1 СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД: Международное...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.