WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 33 |

«РОССИЯ И КИТАЙ: ИСТОРИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОТРУДНИЧЕСТВА Материалы IV международной научно-практической конференции (Благовещенск – Хэйхэ – Харбин, 14-19 мая 2014 г.). Выпуск Благовещенск ...»

-- [ Страница 10 ] --

К сожалению, в распоряжении автора нет полных данных о том, кто из китайцев закончил это училище и как сложилась жизнь этих людей. Одним из учеников училища, окончившим его с правом на классный чин, был Макарий Александрович Михайлов-Киселевский (1892 – 1938), сын китайского подданного Александра Михайловича Михайлова-Киселевского23. Судьба его сложилась трагично. После установления советской власти в Приморье Макарий Александрович остался во Владивостоке, в партию не вступал, работал бухгалтером.

В 1937 г., будучи главным бухгалтером на баночной фабрике АКО, он был обвинен в антисоветской агитации и 5 октября арестован. 9 декабря 1937 г. судом тройки при НКВД его приговорили к высшей мере наказания, а февраля 1938 г. приговор привели в исполнение. Через 20 лет постановлением Президиума Приморского краевого суда от 23 января 1958 г. Макарий Александрович Михайлов-Киселевский был реабилитирован24.

Не найдены пока и материалы о том, как протекала школьная жизнь, каковы были отношения между детьми разных национальностей. Сложно судить, насколько оправданы были опасения журналистов газеты «Владивосток», предлагавших «хотя бы на время обособить учеников китайцев от русских, т.к. в противном случае учительскому персоналу придется много возиться с разбирательством разных недоразумений между учениками китайцами и русскими, которые без сомнения будут всячески изводить первых»25.

Русско-китайское училище было не единственной возможностью получения образования. При хорошем знании русского языка как дети китайцев, так и потомство от смешанных браков могли получить образование в обычных русских гимназиях и школах. Тому немало примеров. Сын Тифонтая – Владимир учился в Гатчинском институте под Петербургом, дочь Ехоалина - Ксения в Хабаровской женской гимназии, сын Сунфу – Иосиф в гимназии при Восточном институте во Владивостоке 26. В 1911 – 1912 гг. во Владивостокском коммерческом училище обучались два китайских подростка27.

Для обеспечения возможности обучения китайские общества в русских городах периодически учреждали специальные стипендии. Во Владивостоке в 1897 г. были собраны и переданы городской администрации деньги для учреждения двух стипендий в городской гимназии. Первая (стипендиальный фонд 4000 рублей) имени П.Ф. Унтербергера, к тому моменту уже назначенного губернатором в Нижний Новгород, имела обязательное условие – один из стипендиатов должен быть китайского происхождения. Вторая стипендия также была именной, она носила имя бывшего владивостокского полицмейстера Ф.И. Петрова28. В Хабаровске китайское население собрало на образование стипендии имени Н.Л. Гондатти около 2 тысяч рублей29. Незадолго до обстрела Благовещенска губернатор провинции Хэйлунцзян Шоу Шань послал туда деньги на строительство русской школы для китайских детей30.

В то же время коммерческий агент Ли Цзяао стал ходатайствовать перед китайским МИДом об открытии во Владивостоке училища при агентстве. Он отмечал, что во Владивостоке живет много состоятельных китайцев, которые умеют только писать и читать, но не знают отечественной литературы, географии, истории. Детей они вынуждены отдавать в русские учебные заведения, в результате чего подрастающее поколение оставалось незнакомым со своим отечеством.

Открытие Русско-Китайской школы, по его мнению не меняло положение, т.к. количество китайских учеников было незначительным (не более 20 детей), кроме того, школьная программа включала в себя общеобразовательные предметы, а «из китайской темы» только письмо, чтение, разговорный язык. Для исправления ситуации Ли Цзяао предлагал собрать по подписке деньги и организовать при агентстве школу, в которой китайским детям преподавалась бы китайская литература, география, история. «Получившие таким образом всестороннее образование китайцы будут впоследствии весьма полезны не только для общественной и коммерческой деятельности, но в особенности и для правительства обеих стран»31.

Российских властей не очень устраивала перспектива открытия неподконтрольных им школ, и решение вопроса было отложено в долгий ящик. Однако идея открытия собственных китайских школ продолжала существовать. Известно, что воплотить ее в жизнь удалось в Хабаровске. По данным О.Б. Лынша, там для китайских детей была открыта частная школа, в которой обучалось около 100 человек 32. Предпринимались попытки открыть подобную школу во Владивостоке. Весной 1915 г. китайский генеральный консул во Владивостоке Лу Шиюань обратился к Приамурскому генерал-губернатору со следующим ходатайством: «Местное китайское население неоднократно обращалось ко мне через Владивостокское китайское общество взаимного вспомоществования за содействием дать китайским детям начальное образование посредством открытия в г. Владивостоке школы». Далее он просил разрешения открыть во Владивостоке школу для китайских детей по примеру разрешенной российским правительством японской школы33.

На ходатайство Лу Шиюаня приамурский генерал-губернатор Н.Л. Гондатти наложил резолюцию: «Я этого ожидал. Справку, как была разрешена японская школа. 20.04.1915 г. »34.

Следует напомнить, что японская школа была организована японской общиной г. Владивостока при буддийской молельне в 1894 г. Первоначально школа существовала на пожертвования, а с 1902 г. за счет расходов коммерческого агента и местного японского общества. После перерыва, вызванного русско-японской войной, школа вновь открылась 2 сентября 1907 г. 35.

В конце 1908 г. японским консульством было возбуждено ходатайство о придании школе официального статуса, а спустя пять лет, в июне 1913 г., Министерство народного просвещения Российской империи это ходатайство удовлетворило. В школе разрешалось преподавание всех предметов на японском языке, кроме русского языка, истории и географии России.

Японская школа, построенная на пожертвования японских жителей г. Владивостока, размещалась в собственном деревянном двухэтажном здании, расположенном в центре города – на улице Фонтанной. Управлялась школа Попечительством, состоявшим из избиравшихся на один год японцами г. Владивостока и утверждавшихся консулом председателя и семи членов. В 1915 г. председателем попечительства был купец Хорие Наозо. На плечах Попечительского совета лежало изыскание средств на содержание школы (все японцы жители Владивостока облагались для этой цели налогом), наблюдение за учебной и хозяйственной частью, найм учителей, взаимодействие с местной русской инспекцией Народных училищ. Попечительство подчинялось консулу и через него получало инструкции от японского Министерства Народного просвещения. Учебный год длился дней, с 1 апреля по 30 марта следующего года. Два раза в год устраивались каникулы – зимние (с 20 декабря по 1 февраля) и летние (с 1 по 10 августа), кроме того дети не учились в дни японских торжеств и в русские царские торжественные дни36.

Школу посещали как дети (младшая и старшая группы), так и взрослые, изучавшие русский язык. Ученики младшей группы, мальчики и девочки, начиная с шестилетнего возраста, в течение шести лет должны были изучать японский язык, арифметику, этику, географию и историю Японии, природоведение, русский язык, географию и историю России, рисование, пение, гимнастику, а девочки еще и рукоделие. Следует отметить, что начальное шестилетнее образование по «Закону о начальных школах» 1907 г. было обязательным во всей Японии37.

По окончании шестилетнего обучения в младшей школе ученики для продолжения образования могли поступать в гимназию. Неимеющим возможность поступить в гимназию разрешалось пройти двухгодичный курс старшей группы. Успешно окончившие его зачислялись в 1 класс гимназии без экзаменов 38.

Получив информацию об организации японской школы во Владивостоке, Н.Л. Гондатти распорядился запросить инспектора народных училищ Владивостокского района о том, как работает эта школа и исполняется ли требование преподавания на русском языке предписанных при открытии учебного заведения предметов.

Принятие решения об открытии китайской школы было поставлено в прямую зависимость от результатов проверки японской школы39. Выяснилось, что на момент проверки в младшей и старшей группах обучалось детей: 87 мальчиков и 78 девочек. Школу возглавлял Акаси Ясуши, преподавали в ней дипломированные японские учителя Кавасима Бунго, Такахира Кионозио, Нароока Масатака, Кавасима Икуе, Идзуми Дионоске, Кавасима Хидео и русский подданный Карецкий. Как и предполагал Н.Л. Гондатти, в школе не велись на русском языке история и география России, обязательные для изучения. Объяснялось это тем, что для их изучения не хватало срока обучения в школе. Преподавание русского языка начиналось в 5 классе младшей школы и ограничивалось чтением и переводом текстов на японский язык. Как только дети более-менее осваивались с русским языком (5 и 6 классы младшей школы, 1 и 2 классы старшей) школьный курс заканчивался.

Учитывая общеполитическую ситуацию и позицию генерал-губернатора Н.Л. Гондатти, решить вопрос до революции не удалось. О.В. Залесская отмечает, что до «Октября 1917 г. в России не было школ с преподаванием предметов на китайском языке»40. Тем не менее в 1924 г. во Владивостоке существовала частная китайская школа, в которой работали четыре китайских учителя, обучавшие 106 детей. Содержалась эта школа за счет китайского общества, ежегодно выделявшего на ее нужды 2600 рублей41. К сожалению, установить время открытия этой школы пока не удалось.

Планомерное создание национальных школ, в том числе и китайских, начинается в 20-е гг. Все национальные школы перешли на преподавание на родном языке, русский язык стал отдельным предметом. В 1923 г.

была создана программа обучения в китайских школах. В 1927/1928 учебном году в ДВК насчитывались 4 государственные китайские школы 1 ступени с общим количеством 127 учеников, кроме того, в обычных школах образовывались «китайские» классы. Так, в 1925 г. в одной из школ Благовещенска была специально организована группа обучения китайских детей для 50 человек. С ними работали два китайских учителя и один русский, в программу были включены китайский и русский языки, музыка, рисование, физкультура 42.

Таким образом, в силу специфики сложившейся ситуации до революции местная администрация не считала нужным создавать и не предпринимала каких-либо действенных мер по формированию постоянно действующих образовательных институций для китайцев.

Шренк Л. Об инородцах Амурского края. СПб., 1883. Т. 1. С. 70.

Бурачек Е.С., Бурачек В.В. Воспоминания заамурского моряка. До и после Владивостока. Владивосток, 1999. С. 47.

–  –  –

Соловьев Ф. В. Китайское отходничество на Дальнем Востоке России в эпоху капитализма (1861-1917 гг.). М., 1989. С. 93; РГИАДВ. Ф.

702, оп. 1, д. 624, л. 227 об.

Сидихменов В.Я. Китай: страницы прошлого. Смоленск, 2000. С. 407; Васильев Л.С, Культы, религии, традиции в Китае. М., 2001. С.193.

Соловьев Ф. В. Китайское отходничество на Дальнем …. С. 93.

Сидихменов В.Я. Китай: страницы прошлого…С. 409, 411; Васильев Л.С. Культы, религии, традиции…С.192.

Лынша О.Б. Деятельность православных миссионеров по развитию школьного образования среди коренных народов Нижнего Амура во второй половине XIX в. // Русская Америка: Материалы III Международной научной конференции «Русская Америка» (Иркутск, 8 -12 августа 2007 г.). Иркутск, 2007. Режим доступа http://pribaikal.ru/project-item/article/4922.html РГВИА. Ф. 400, оп. 1, д. 856. Л. 196.

Народы Дальнего Востока СССР в XVII – XX вв. М., 1985. С. 146; Федирко О.П. Православное образование в Приамурье (1862 – 1918 гг.) // Россия и АТР. 2002. - № 2. С. 28, 29.

Ващук А.С., Чернолуцкая Е.Н., Королева В.А., Дудченко Г.Б., Герасимова Л.А. Этномиграционные процессы в Приморье в ХХ веке.

Владивосток, 2002. С. 53.

Владивосток. 1896. № 21. С. 6.

Владивосток. 1897. № 22. С. 9.

Владивосток. 1897. № 45. С.3.

Обзор Приморской области за 1897 г. Владивосток: Типография Приморского областного правления, 1899. Приложение 8.

Лынша О.Б. История образования на Дальнем Востоке России. 1860 – 1917 гг. Дис…. к.и.н., Уссурийск, 1999. С. 153.

Обзор Приморской области за 1899 г. Владивосток: Типография Приморского областного правления. 1901, Тб.

Приамурские ведомости. Приложение к № 321 от 16.02. 1900.

Владивосток. 1897. № 40. С. 7.

Петров А.И. История китайцев в России. СПб., 2003. С. 729-730.

РГИАДВ. Ф. 28, оп. 1, д. 220. ЛЛ. 16 – 19.

Соколовский П. Русская школа в Восточной Сибири и Приамурском крае. Харьков, 1914. С. 73.

РГИАДВ. Ф. 1, оп. 12, д.562. Л. 266.

Жертвы политического террора в СССР. Режим доступа http://lists.memo.ru/d23/f93.htm Владивосток. 1897. № 19. С. 4.

Нестерова Е.И. Китайцы на российском Дальнем Востоке: люди и судьбы // Диаспоры. 2003. № 2. С. 19; История ДВГУ в документа х и материалах (1899–1939 гг.). Владивосток, 1999. С. 111.

Петров А.И. История китайцев в России... С. 730.

Владивосток. 1897. № 23. С. 7; № 39. С.

Железнодорожная жизнь на Дальнем Востоке. 1916. - № 6. С. 11.

–  –  –

АВПРИ. Ф. 327. Чиновник по дипломатической части при Приамурском генерал-губернаторе, оп. 579, д. 243. Л. 27.

Лынша О.Б. История образования на Дальнем… С... 153.

АВПРИ. Ф. 327. Чиновник по дипломатической части при Приамурском генерал-губернаторе, оп. 579, д. 72. Л. 74.

–  –  –

Ващук А.С., Чернолуцкая Е.Н., Королева В.А., Дудченко Г.Б., Герасимова Л.А. Этномиграционные процессы в Приморье… С. 53.

АВПРИ. Ф. 327. Чиновник по дипломатической части при Приамурском генерал-губернаторе, оп. 579, д. 72. ЛЛ. 69-70, 71 об., 73.

Гришелева Л.Д., Чегодарь Н.И. Японская культура Нового времени. М., 1998. С. 40.

Воспоминания об учебе в японской школе во Владивостоке в конце 20-х гг. см. Сирень и война.

АВПРИ. Ф. 327. Чиновник по дипломатической части при Приамурском генерал-губернаторе, оп. 579, д. 72.Л. 75.

Залесская О.В. Китайские мигранты на Дальнем Востоке России (1917–1938 гг.) Владивосток, 2009. С. 169.

–  –  –

Там же. С. 172-173.

Николаев Дмитрий Андреевич, канд. ист. наук, доцент Кафедра историографии и источниковедения Нижегородский государственный университет им. Н.И.Лобачевского dmnikolaeff@mail.ru

ОБРАЗ КИТАЯ ПЕРИОДА ВОССТАНИЯ ИХЭТУАНЬ В ЭПИСТОЛЯРНОМ НАСЛЕДИИ

ГЕНЕРАЛА К.В.ЦЕРПИЦКОГО

УДК 930.

Аннотация. На основе эпистолярного наследия генерала К.В. Церпицкого рассмотрен образ Китая в эпоху восстания ихэтуань Ключевые слова и фразы: Азиатско-Тихоокеанский регион; Восточная Маньчжурия; восстание боксеров; генерал К.В. Церпицкий; экспедиционный корпус; эпистолярное наследие.

Nikolaev Dmitry Andreevich, Ph.D. in History, Associate Professor Department of Historiography and Sourses Study Nizhny Novgorod State N.I.Lobachevsky Univercity dmnikolaeff@mail.ru

–  –  –

Abstract. On the basis of K.V. Tserpitsky epistolary legasy the China image is examined during the epoch of rebellion ihetuan Key words and phrases: Asia Quiet Ocean region; East Manchjouria; expeditionary corps; epistolary legasy; general K.V. Tserpitsky; revolt of boxers.

Восстание ихэтуань в Китае явилось одним из наиболее серьезных военных конфликтов в АзиатскоТихоокеанском регионе начала XX в. Его причинами являлись необоснованный налоговый гнет, масштабное отчуждение земель под строительство железной дороги, поощрение правящей династией широкой экономической экспансии иностранных держав. Все эти факторы привели к тому, что в 1900 г. в Китае началось восстание, вдохновителем и организатором которого стало общество « И-хэ-туань» («Кулак во имя справедливости и согласия»), позже весьма упрощенно названное «боксерским». Совместными усилиями великих держав ( Германии, Японии, США, Италии, Франции, Австро-Венгрии, Великобритании и России ) восстание было подавлено, и в сентябре 1901 г. был подписан «заключительный протокол» между иностранными державами и Китаем.

Не углубляясь в подробности этого важнейшего для судьбы региона политического события, следует отметить, что изучение действий на территории Китая (и, в частности, в Восточной Маньчжурии) русского экспедиционного корпуса, участвовавшего, совместно с армиями других государств, в подавлении восстания, представляет несомненный научно-практический интерес.

Одним из направлений научного поиска в этом направлении является изучение эпистолярно-мемуарного наследия современников и участников указанных событий, под влиянием которого, в значительной степени, в русском общественном сознании и был сформирован образ Китая начала XX в. Первые свидетельства такого рода стали выходить в русской печати в начале XX в.1, после чего наступил многолетний период «молчания», связанный, очевидно, с выстраиваемой, под влиянием политической конъюнктуры, новой системы историко-публицистических приоритетов, и только в 1993 г. «Военноисторический журнал» предпринял удачную попытку «реанимации» данного вопроса, напечатав мемуары полковника К. П. Кушакова2. Проблемы же исследования всего комплекса историко-мемуарной литературы, посвященной как участию русских войск в подавлении восстания боксеров, так и образу Китая начала XX в. в целом, являются по-прежнему актуальными и имеющими как научную, так и несомненную общественнополитическую значимость.

В фондах Центрального архива Нижегородской области ( ЦАНО ) автору этих строк удалось обнаружить документы, имеющие прямое отношение к рассматриваемой теме и являющиеся новыми, еще не опубликованными источниками по данной научной проблеме. Это письма, адресованные нижегородскому городскому голове А. М. Меморскому его другом, генерал-майором К.В. Церпицким и отправленные прямо с театра военных действий. Генерал-майор Церпицкий – непосредственный участник событий 1900-1901 гг., командир второй, так называемой Восточно-Сибирской стрелковой бригады, которая совместно с другими подразделениями русской армии и воинскими контингентами других стран вела активные боевые действия в Китае против отрядов повстанцев.

Эпистолярное наследие К.В. Церпицкого составляет шесть писем, повествующих о некоторых эпизодах масштабной «битвы за Китай» и отправленных им в период с октября 1900 г. по август 1901 г.

из городов:

Шанхай-Гуаня, Мукдена (3 письма), Порт-Артура и Владивостока. Первое письмо датировано 15-м октября 1900 г., три последующих – второй половиной апреля 1901 г., остальные – августом 1901г.3. Общий объем текста составляет 30 страниц. Записи произведены черными чернилами на плотной белой бумаге, одним, не всегда разборчивым почерком; письма от апреля 1901 г., отправленные из Мукдена, написаны на бланках с грифом «Начальник Маньчжурского отряда», письмо из Порт-Артура – на бланке со штемпелем «O. S. Imperial Railways of North China». Кроме того, на многих листах имеются штемпели Нижегородской ученой архивной комиссии, в ведении которой находились и многие документы городского головы 4.

К письмам приложен ряд документов делопроизводственного характера: «Приказ по отрядам Лунганской экспедиции» от 10 июля 1901 г., подписанный генерал-лейтенантом бароном Каульбарсом и два приказа «Главного Начальника и Командующего войсками Квантунской области и морскими силами Тихого океана»

(от 27 сентября 1900 г. и от 17 июня 1901 г.), подписанные генерал-адъютантом Алексеевым 5.

Отряд, предводительствуемый Церпицким, взял несколько мятежных городов-крепостей, осуществил несколько экспедиций в Восточную Маньчжурию, участвовал в тяжелых боях в непривычных и суровых природно-географических условиях. Оценивая проведенные походы и сражения, Церпицкий отмечал мужество и героизм, воинское умение своих солдат, имевших дело с «противником, хорошо вооруженным и превосходившим вверенный мне отряд в десять, а иногда и в двадцать раз»6. Несомненной заслугой командира отряда был и низкий уровень боевых потерь, о которых выражалось искреннее сожаление. Несмотря на декларируемое единство целей и задач, в коалиции великих держав отсутствовали как военно-стратегическая слаженность, так и боевое братство: «все они (союзники. – Д.Н.) между собой ссорятся и больше всего ненавидят нас, в особенности англичане, за достигнутые нами успехи»7. Письма К.В. Церпицкого фиксируют не только сугубо батальные подробности экспедиций и зарисовки картин воинского быта, это, в первую очередь, внимательные, субъективные и пристрастные заметки любознательного путешественника, трезво мыслящего и хладнокровного политика, государственного «служилого человека», не забывающего, впрочем, отметить в превосходной степени свои собственные заслуги.

Церпицкий отмечал разрозненность действий и слабость местных властей, продажность, трусость и кумовство китайских чиновников в местах, где «никогда не была нога европейца». Многие представители местной власти сочувствовали восставшим и «поощряли всеми способами враждебное нам движение», распространяли прокламации, «призывавшие к поголовному избиению всех русских»8, но подобные действия, к счастью, не увенчались успехом.

Помимо борьбы с «идейным» повстанческим движением, русские войска ликвидировали большое количество неизменных «спутников» любой войны – разбойничьих шаек, живущих грабежом местного населения, «не имеющего защиты и безропотно переносящего все»9; почувствовав в русском отряде реальную защиту от своих притеснителей, народ «стал относиться к нам, русским, очень доброжелательно и приветливо» 10. Значительную часть содержания писем Церпицкого занимает повествование о тяжелой борьбе с отрядами китайских хунхузов (разбойников) во главе с Фуланго. В письмах отмечались и природно-географические особенности края, наличие полезных ископаемых (нефть, уголь, золото, серебро, железная и медная руда и т. д.), места бродов и переправ, оценивалось состояние путей сообщения в различные времена года 11 – все эти факторы рассматривались со вполне очевидной целью дальнейшего экономического развития Восточной Маньчжурии с широким привлечением российского капитала. Автор учитывал и благоприятные климатические условия края, и «дешевизну рабочих рук», и «возможность работать в течение всего года», не скрывая своих явных симпатий к местному населению и антипатий к «собратьям по оружию» – войскам союзных России держав, отличавшихся, по его мнению, склонностью к насилию и грабежам.

Значительное внимание в письмах уделялось различным сторонам жизни и быта населения, приводились некоторые любопытные сведения этнографического характера, описывались памятники прошлого – кумирни, усыпальницы, увиденные автором в Мукдене («окруженные великолепными рощами, вокруг которых воздвигнута стена»), фотографические снимки которых, как указано в тексте, отправлялись вместе с корреспонденцией12. Кроме снимков, Церпицкий отправил адресату и несколько памятников (глиняных фигурок) китайской старины.

Китай для Церпицкого – это не только плацдарм военных действий, это, в первую очередь, мир образов, причудливых и разнообразных, насыщенных яркими красками, непосредственных и, порой, наивных для человека, не знакомого с особенностями восточной культуры, впечатлений; мир противоречивых явлений, которые не могут быть понятны человеку иной ментальности. Тем не менее письма Церпицкого, хотя и исполненные во вполне имперском духе времени – «разумейте языцы и покоряйтеся, яко с нами Бог» – нисколько не напоминают записки абстрагированного европейца, например, об аборигенах Тасмании или Новой Зеландии, где понятия «я» и «они» находятся на противоположных полюсах; наоборот, автор пытается «встроить» китайские образы в собственное миропонимание, соотнести культурно-исторические реалии противоположной среды (при полном уважении к ним) с личными стереотипами восприятия.

Несмотря на несомненные военные успехи своего отряда, Церпицкий стал жертвой, как полагал он сам, интриг офицеров Генерального штаба, «которым мой постоянный успех колол глаза и многие из которых любили получать награды, но очень избегали всякой опасности для себя». Получив незаслуженную отставку, генерал так завершил свое последнее письмо: «Я с радостью уезжаю теперь отсюда с осознанием исполненного долга перед Родиной и Государем»13.

Эпистолярные источники региональных архивов РФ являются важнейшей составляющей общего корпуса источников по многим вопросам военно-политической истории России XIX- XX вв., постоянным предметом локальных эвристических изысканий, актуальность которых сегодня вполне очевидна.

См., например: Агапеев А.П. Бэй-тан. Из личных воспоминаний//Военный сборник. 1902. №1; Авраамий архим. Пекинское сидение. Из дневника члена православно-русской миссии в Китае//Христианское чтение. 1901. №1; Верещагин А.В. На войне. Рассказ ы очевидцев.

1900-1901. С-Пб., 1902; Дейч Л.Г. Кровавые дни. С-Пб., 1906; Ивашкевич А.К. Последние дни в Маньчжурии. Из личных воспоминаний//Русское богатство. 1900. №10; Из маньчжурских воспоминаний//Исторический вестник. 1903. №2; Корсаков В.В. Пекинские события.

Май-август 1900 г. С-Пб., 1901; Яблочкин В.А. Дневник офицера южно-маньчжурского отряда//Военно-исторический сборник. 1914. №№2и др.

Кушаков К.П. Южноманьчжурские беспорядки в 1900 г.//Военно-исторический журнал. 1993. №11. С. 7Центральный архив Нижегородской области (ЦАНО), ф.1829, оп.1, д.

Николаев Д.А. Россия и боксерское восстание в Китае: новые источники из фондов Центрального архива Нижегородской области//Материалы XXIII Всероссийской заочной научной конференции «Актуальные вопросы российской военной истории». С-Пб.: Нестор, 2001; Николаев Д.А.. К истории боксерского восстания в Китае начала XX в.: новые эпистолярные источники//Региональная межвузовская научная конференция «Отечественная история XIX-XX вв.: историография, новые источники». Нижний Новгород, 2003.

ЦАНО, ф.1829, д.54, оп.1, л.

ЦАНО, ф.1829, д.54, оп.1,л.

ЦАНО, ф.1829, д.54, оп.1, л.

ЦАНО, ф.1829,д.54, оп.1, л.

ЦАНО, ф.1829, д.54, оп.1, л.

ЦАНО, ф.1829,д.54, оп.1, л.

ЦАНО,ф.1829, д.54, оп.1, л.

ЦАНО, ф.1829,д.54, оп.1, л.

ЦАНО, ф.1829,д.54, оп.1, л.

Нин Яньхун, канд. ист. наук, Начальник Отдела агитации и пропаганды Хэйхэский университет, Китайская Народная Республика hhxynyh@163.com

КИТАЙСКИЕ МИГРАНТЫ И ИХ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В ПРОЦЕССЕ ОСВОЕНИЯ ДАЛЬНЕГО

ВОСТОКА РОССИИ (1861–1917-Е ГГ.) УДК 90 Аннотация. В статье рассмотрены основные причины китайской миграции на Дальний Восток России в период 1861 – 1917 годов, численный и профессиональный состав мигрантов. Этапы китайской миграции связаны с важнейшими событиями истории региона.

Ключевые слова и фразы: китайская трудовая миграция, Дальний Восток России, 1861–1917-е гг.

Nin Yanhun, Ph.D. in History Chief Promotion Department Heihe University, People's Republic of China hhxynyh@163.com

–  –  –

Abstract. In article the main reasons for the Chinese migration to the Far East Russia during 1861 - 1917, numerical and professional structure of migrants are considered. Stages of the Chinese migration are connected with the most important events of history of the region.

Key words and phrases: Chinese labour migration, the Far East of Russia, the 1961–1917s.

В данной статье рассказывается о китайских мигрантах в России с середины XIX в. до Октябрьской революции 1917 г. В этот период прогнившая Цинская империя страдала из-за своей отгороженности от внешнего мира.

С подписанием «Айгуньского договора» и «Пекинского договора» между Китайской и Российской империями в 1858-1860 годах между этими государствами появлялась протяженная общая граница на Дальнем Востоке. В свою очередь, иммигрантами стали представители китайского населения (имевшие китайское подданство) – ханьцы, дауры, эвенки, маньчжуры, орочоны, хэчжэйцы, проживавшие здесь из поколения в поколение.

Этих людей можно назвать первыми иммигрантами на Дальнем Востоке.

В середины XIX в., с развитием отношений между Китаем и Россией, экономическая деятельность китайских мигрантов становилась вс более активной, что активно поддерживали правительства двух стран. В этот период были установлены договоренности о свободной беспошлинной приграничной торговле между двумя странами не дальше 100 ли (35 миль) от границы, что создавало очень благоприятные условия.

Пограничное население законно беспрепятственно пересекало границу. Большое количество китайцев занимались торговлей с русскими. В «Справочнике по Айгуньскому уезду» написано: разные китайские предприятия в Благовещенске составляют число более 500. Некоторые китайские купцы открыли филиалы одновременно как в Китае, так и в России, их количество постоянно росло. Их мы можем называть первыми экономическими мигрантами раннего периода.

1. Причины прибытия китайских мигрантов в Россию в ранний период Среди первых иммигрантов, постоянно проживавших в России и временно работавших здесь, большинство приехали из уездов Е Сянь, Хуан Сянь, Пэнлай, Чжао Юань провинции Шаньдун. Потом появились иммигранты из трх провинций Северо-Востока, а также из провинций Хэбэй, Цзянсу, Чжэцзян, Гуандун и др. Они жили в Амурской области и Приморье, большое количество иммигрантов жило в Приамурье и Приуссурье, меньшее количество переселилось в Забайкалье и Николаевск. Иммигранты с развитием экономики на Дальнем Востоке работали в различных отраслях, включая горное дело, транспорт и коммуникацию, строительство, торговлю, обслуживали хозяйство, сельское хозяйство. Они занимались добычей золота, строили железную дорогу, рубили деревья, садили овощи, работали разнорабочими и домашней прислугой. Многие занимались сельским хозяйством и сбором трепанга и морской капусты, занимались торговлей на Дальнем Востоке России. Особенно большое количество иммигрантов было занято в золотодобыче.

2. Основные занятия китайских мигрантов Так как граница между двумя странами была открыта и сухопутная дорога была очень удобна, каждый год из провинции Шаньдун, Хэбэй и Шаньси, через открытые «двери страны» люди приезжали работать на Дальний Восток. Многие ехали в Россию заниматься торговлей и предпринимательством. Они не только зарабатывали на жизнь себе и своим семьям, но и во многом решали проблему недостатка трудовых ресурсов на Дальнем Востоке.

Материалы статистики показывают, что до 1881 года «в приморских и амурских краях проживало китайцев», в 1885 году соотношение между китайскими и русскими людьми достигло 1.43. Этот период можно назвать первым периодом наибольшей интенсивности притока иммигрантов в Сибирь и на Дальний Восток.

В это время имелось несколько причин роста количества иммигрантов

1. Правительство Цинской династии отменило запрет на иммиграцию за рубеж и на въезд в северовосточные области Китая. В 1860 году правительство Цинской династии первый раз выдвинуло условие о том, что «если китайские люди добровольно собираются выехать за границу, несмотря на то, один ли он или нет, никто не имеет право запрещать». Поэтому для граждан империи был полностью отменен этот запрет о выезде за рубеж. Сверх того, в стране часто происходили стихийные бедствия, большое количество населения довольствовалось малыми наделами пашни. Кроме того, в Китае долгое время ощущалось влияние прошедшей войны (имеется в виду Опиумная война и восстание тайпинов). Поэтому большинство мигрантов были вынуждены бежать на северо-восток Китая. Правительство Цинской династии в 1860 году обьявило, что Гуаньдунский полуостров открыт для иммигрантов. В 1903 году после открытия КВЖД Северо-восток был также полностью открыт. Выезд за рубеж мигрантов стал легальным, это стало причиной последующей массовой миграции в Россию.

2. С другой стороны, правительство России решило проводить освоение Дальнего Востока, для чего также были нужны китайские мигранты. Чтобы превратить Дальний Восток в место товарного производства зерна, в 1861 году правительство России опубликовало первый колонизационный закон, который установил, что правительство будет стимулировать заселение Дальнего Востока и разрешает иностранцам поселяться на Амуре, где каждый человек может получить сто му (десятин) земли. На Дальнем Востоке России в этот период было очень мало народу, не хватало рабочей силы и имелась большая потребность в труде. Китай и Россия это смежные районы, Китай в этот период имел огромную массу рабочей силы. Различными способами правительство России привлекло внимание жителей провинции Гурин, Хэйлунцзян, Шаньдун. С 1864 года каждый год примерно свыше 1000 мигрантов приезжали в Амурскую и Приморскую области. До 1883 года в эти районы переселились и работали больше 60000 китайцев.

Второй период наибольшей интенсивности миграции китайцев в Сибирь и на Дальний Восток был отмечен в 1891-1900 годах. Россия продолжила освоение Дальнего Востока России строительством портов в Николаевске и во Владивостоке, увеличением золотодобычи в Амурском и Уссурийском краях. Строительство Сибирской железной дороги потребовало большого привлечения местных трудовых ресурсов. Чтобы решить проблему работников, правительство России решило приглашать больше сезонных мигрантов. После 1892 года из провинции Шаньдун и приморских районов около 40000 китайцев выезжали на работу в Россию. Для русских переселенцев потребовалось больше продовольствия, овощей, а в данной местности Дальнего Востока не хватало продовольственных ресурсов, поэтому китайцев, которые перевозили продукты и обиходные предметы, становилось все больше и больше. Многие китайские предприниматели открывали именные фирмы во Владивостоке и в Николаевске.

До конца XIX в. на Дальнем Востоке появилось 50-70 тыс. эмигрантов, и если еще прибавить кратковременных рабочих, то это около 100 тыс. китайцев. 80% из них являются сезонными рабочими и осенью возвращаются домой, а остальные 20% превращаются в иммигрантов.

Период 1905-1910 гг. является третьим пиком формирования общины китайцев в Сибири и на Дальнем Востоке России. После завершения Русско-японской войны и открытия границы китайские мигранты начали возвращаться в Россию. С 1905 г. число китайцев, проживающих в России, снова возросло, особенно в 1906 г., когда число иммигрантов из Китая достигло пика. По статистике, на конец 1910 г. постоянные жители Китая на Дальнем Востоке составляли около 150 тыс. чел., более 12% от общей численности населения Дальнего Востока. По сравнению с 1893 г., абсолютное число населения Китая на Дальнем Востоке увеличилось в 4 раза. До 1911 г. постоянные жители из провинций Китая в России составляли почти 200 тыс. чел., в т.ч. 100 тыс. рабочих краткосрочного труда, до начала ХХ в. – 550 тыс. китайских рабочих.

Третий пик китайской миграции в этот период имеет следующие характеристики:

1. Число провинций, из которых выехали китайские эмигранты, возросло. В XIX в. китайские эмигранты прибывали в Россию в основном из трх провинций Северо-востока Китая и провинции Шаньдун, 50% из провинции Цзилинь. В XX в. в Россию прибывали китайские мигранты из провинций Хэбэй, Цзянсу, Чжэцзян, Гуандун и других провинций.

2.Состав китайских мигрантов был очень различный. Постепенно он расширяется от крестьян, рабочих и торговцев к ремесленникам, бродячим актрам и т.д.

3.Отрасли экономической деятельности привлечения мигрантов расширяются, общая экономическая мощь и товарооборот значительно возросли. В товарной массе от продажи меха, водки, пантов перешли к продаже пищевых продуктов: риса, муки, пива, масла и товаров широкого потребления, текстильных изделий, продуктов животноводства. Появились десятки новых торговых маршрутов, из них более наиболее оживлнные: из Харбина в Благовещенск, из Харбина в Хабаровск, из Суйфэньхэ в Уссурийск. Транспорт развился от единого парусного судна до совмещения маршрутов парохода с поездом в торговых портах.

4. Создание автономных организаций торговцев. После 1906 г. зарубежные китайцы создали торговые союзы и ассоциации китайских эмигрантов. Появление этих организаций благоприятствовало управлению и защите китайцев в России.

3.Вклад китайских эмигрантов в развитие Дальнего Востока

В области сельского хозяйства:

В второй половине XIX в. и до начала XX в. китайцы активно занимались сельскохозяйственной производственной деятельностью на Дальнем Востоке. В этот период китайцы передали в Россию сельскохозяйственный опыт долгосрочного накопления. Сельскохозяйственное производство не только удовлетворяло потребности местных жителей, но и предлагало экспортные товары и способствовало дальневосточной экономике.

Совместными усилиями жителей двух стран посевные площади в Амурской и Приморской области продолжали расширяться и производство продуктов питания росло из года в год. С быстрым развитием сельского хозяйства на Дальнем Востоке и в Сибири проблема нехватки продовольствия была значительно ослаблена.

В области золотопромышленности :

Золотопромышленность имела большое значение для российской экономики. По причине низкой оплаты труда китайских рабочих, требования к условиям быта которых было не высоко, хозяева золотых приисков стремились к относительно дешевым китайским рабочим, чтобы уменьшить расходы на производство. С середины 70-х годов XIX в. сотни китайских рабочих работали в золотопромышленных районах Дальнего Востока.

С развитием российской золотодобывающей промышленности число китайских рабочих росло. В 1894 году добыча золота в Амурской, Забайкальской и Приморской областях достигла 803,7 пудов, в Амурской области достигла 408,8 пудов и занималоапервое место России. В 1910 году на 343 золотых приисках стоимость производства достигла 9,5 миллиона рублей в Амурской и Приморской областях, пропорциональная доля китайских рабочих при этом достигла 82,3%.

В области строительства дорог и сооружения объектов:

В строительстве порта Владивостока, Транссибирской магистрали, строительстве крепостей, зарм, военных и транспортных объектов китайские рабочие приложили массовый усердный труд.

В области речного пароходства и океанской перевозки:

В 60-70 годах XIX в. залив Ольги стал базой для китайских лодочников. Весной каждого года здесь собирались 500-800 китайских барж и парусников. Эти парусники с нагрузкой 10 тонн доставляли масло, спиртные напитки, табаки, чай, соль для местных жителей и другие предметы первой необходимости, брали в обмен морские продукты в виде морской капусты, трепангов, морских крабов, морских гребешков, а также женьшень, меха и другие продукты рыболовства и охоты. Некоторые парусники привозили товары на северо-восток и север Китая, остальные продолжали заниматься каботажными перевозками. После открытия железной дороги на Ближнем Востоке и Транссибирской железнодорожной линии грузооборот морской транспортировки внезапно увеличился. Благодаря недостаточной пропускной способности портов Дальнего Востока, иностранные торговые судна, включая китайские, занимались прибрежными морскими перевозками. Китайские мигранты играли важную роль и в области океанской перевозки Дальнего Востока.

В ранний период китайские мигранты в основном занималась тяжелой физической работой. У них была низкая заработная плата, жесткие условия труда. Они отдали свои усилия и иногда даже свои жизни, совместно с русскими осваивая Дальний Восток. В связи с увеличением населения и экономического развития на Дальнем Востоке, этот регион постепенно продвигался к процветанию1.

Инь Цзяньпин: Иностранные работники в начале развития Дальнего Востока // Научное исследование Сибири. 1997. №6; Материалы об истории китайских мигрантов в России [A]. Восьмая серия о данных культуры и истории Хэйхэ [C]. Хэйхэ: научно-исследовательский кабинет культуры и истории Хэйхэ провинции Хэйлунцзян, 1991; Краеведение провинции Цзилинь. Народное издательство провинции Цзилинь; Ван Тея: Сборник договоров Китая и иностранных государств. Т.1. Книжный магазин (издательство) Сань Лянь, 1957. С. 145.

Петрасяк Малгожата, д-р гум. наук, профессор Кафедра Восточной Азии Лодзинский университет, Республика Польша mpietrasiak@uni.lodz.pl

ПОЛЬСКАЯ КОЛОНИЯ В ХАРБИНЕ

УДК Аннотация. Присутствие поляков в Харбине связано со строительством Китайско-Восточной железной дороги. Поляки занимали ответственные должности не только в Управлении КВЖД, но и в администрации, банках и судах. У некоторых были лесные и горнодобывающие концессии. Поляки пользовались довольно хорошими условиями жизни, а отношение российских властей было очень либеральное и доброжелательное. В Харбине польская община была сосредоточена вокруг Общества „Господа Польска”. У польской колонии были школы, общественные организации, издавались газеты. После того как Польша стала опять свободным и независимым государством, в Харбине заработало польское консульство. Первым консулом был Михал Моргулец.

После создания марионеточного государства Маньчжоу-го многие поляки уехали, а последние покинули Харбин после провозглашения Китайской Народной Республики.

Ключевые слова и фразы: Харбин, польская колония, КВЖД, миграция, международные отношения.

Pietrasiak Magorzata, Doctor in Humanities, Professor Department of East Asia University of Ld, Republic of Poland mpietrasiak@uni.lodz.pl

–  –  –

Abstract. The presence of Poles in Harbin is related to the construction of the Chinese Eastern Railway. Poles occupied responsible positions not only I the Railways management board, but also in administration, banks and courts. Some of them were the holders of forest and carbon concessions. Poles living conditions were good and the Russian authorities attitude towards them was favorable and liberal. In Harbin Polish emigrants were centered around the Association "Polish Inn" (“Polska Gospoda”). It led Polish schools, set social organizations and published newspapers. After Poland regained its independence and sovereignty, in Harbin was launched Polish consulate. Micha Morgulec was the first consul. After the establishment of the puppet state of Manchukuo, many Poles emigrated, and the last of them were evacuated from Manchuria after the proclamation of the Peoples Republic of China.

Key words and phrases: Harbin, Polish community, migration, international relations.

Присутствие поляков в Харбине связано со строительством Китайско-Восточной железной дороги.

Польский эпизод начинается еще прежде, чем начали строить дорогу, с первых дней, когда Китай и Россия подписали соглашение о строительстве КВЖД, на основании которого Россия могла иметь свою администрацию, полицию, службу защиты железной дороги, школы на экстерриториальном поясе земли с одной и другой стороны дороги. В декабре 1896 г. в Петербурге состоялись выборы правления, и по результатам выборов вицепредседателем правления стал С. И. Кербедз – племянник конструктора моста в Варшаве, членами правления были П. М. Романов, А. Ю. Ротштейн, Д. Д. Покотилов, Э. К. Циклер фон Шафгаузен, Э. Э. Ухтомский.

Председателем Общества КВЖД по соглашению должен быть китаец. В январе 1897 г. император Китая издал указ о назначении бывшего посланника Китая в Петербурге и Берлине Сюй Цзэнчэна первым председателем Общества КВЖД. Главным инженером КВЖД был назначен строитель Рязанско-Уральской железной дороги А. И. Югович – по некоторым данным, по происхождению поляк.

Для строительства маньчжурского отрезка дороги нужно было найти новое местонахождение правления Общества КВЖД при назначенном маршруте. Для того чтобы изучить местности и поселки на реке Сунгари, Кербедз принял решение послать экспедицию. Во главе экспедиции стоял польский инженер Адам Шидловский, а в составе были другие поляки: Равенский, Высоцкий, Павлецкий – командир казацкого эскорта. Адам Шидловский выбрал участок в своеобразном треугольнике на берегу реки Сунгари (Сунхуацзян) и ее притока – Ашихе в месте предполагаемого пересечения железнодорожной магистрали. Для осуществления сделки «Шидловскому были выданы перелитые из двухпудовых серебряных болванок мелкие плитки на сумму 100 000 рублей»1. Первоначально это место назвали железнодорожным послком Сунгари. 16 мая 1898 г. это официальный день основания города Харбин.

Число поляков, работающих на строительстве железной дороги, к моменту сдачи дороги в эксплуатацию в 1903 г. доходило до семи тысяч. Тогда из Королевства Польского приехало очень много железнодорожников, привлеченных тем, что условия жизни были намного лучше, чем на родине. До Первой мировой войны некоторые железнодорожники, пользуясь бесплатным проездом, ездили в отпуск на родину, многие там женились и привозили жен в Маньчжурию.

15 мая 1903 г. была проведена первая систематизирующая перепись населения. По ее данным, в Харбине жило 15579 русских и 28338 китайцев. Всего в Харбине проживало 44576 человек всех национальностей 2. В целом поляки представляли собой 1/3 технического персонала и 3/4 рабочих, принятых на работу для строительства железной дороги3. Инженер Адам Шидловский, техники Равенский, Высоцкий были первыми поляками, которые после экспедиции поселились в Харбине4. Поляки благодаря своему образованию и благодаря тому, что они поддерживали друг друга, на важные посты принимали своих, быстро начали занимать ответственные должности не только в Управлении КВЖД, но и в администрации, банках и судах5.

Заслуженными и известными гражданами Харбина были инженеры Константы Иокиш, Ян Облоневский, А.Т. Збыдневский. Архитектор Иокиш был создателем архитектонического проекта города, а исполнителем проекта был Ян Облоневский6. Инженер Збыдневский был автором проекта и ответственным лицом за строительство канализации, водопроводов и трамвайных линий и обустройство наиболее важных улиц города булыжной мостовой.

Верховным ветеринаром города и директором бойни стал также поляк А. Шенборн. Первые больницы и медицинские поликлиники были тоже построены поляками – Феликсом Ясинским и Александром Василевским. Последний заведовал бактериологической лабораторией.

У многих поляков были также частные процветающие предприятия, которые имели огромное влияние на развитие города. Господин Врублевский основал первый пивоваренный завод. Эугенюш Дыновский и Владыслав Ковалский построили первые паровые мельницы. Братья Лопатто производили сигареты, Адам Чаевский владел винокуренным заводом, а в городе Ашихе, который был расположен рядом с Харбином, в 1906 г.

поляками был построен первый на Дальнем Востоке завод, который производил сахар из свекловицы7.

Самым крупным польским предпринимателем в Харбине был Владыслав Ковальский. Его называли польским королем Маньчжурии. Кроме больших лесных концессий на восточной ветке КВЖД (имел концессию на вырубку леса на территории в 5770 кв. км), он имел также фанерный завод в Харбине. У Ковальского были две лесопилки, две электростанции, 200-километровая узкоколейная железная дорога и 7-километровая горная канатная дорога. Никакие политические бури не были в состоянии повредить ему, так как все правительства зависели от доставки леса8. В самое лучшее время у него работало 8 тыс. человек, в том числе много поляков. Ковальский был крепко связан с польским землячеством и поддерживал многие его инициативы. Когда в 1907 г. в Харбине было основано Общество Господа Польска, Ковальский стал его спонсором. Он также давал деньги на деятельность двоих польских католических приходов 9. Положение поменялось в 1936 г., когда концессии были отменены. Даже польская дипломатия, которая в то время поддерживала Японию и признала марионеточное государство Маньчжоу-го, ничего не могла сделать – для японцев дерево было слишком ценным сырьем, чтобы покупать его у иностранцев. Ковальский обанкротился, был изгнан из своей резиденции и умер от сердечного приступа в 1940 г. в Харбине10.

Кроме Ковальского, другие поляки: Скиделский, Фанк, Килянский владели лесными концессиями, а Казимеж Гроховский имел горнодобывающую концессию 11. К. В. Гроховский окончил известную Фрейбургскую Горную академию в 1861 г. и был горным инженером. В 1916 г. на полученной им концессии в 40 тыс. кв. км он основывает поселение – Форт Гроховский12.

Известной персоной в Маньчжурии был польский генерал, находившийся на императорской службе Бронислав Грабчевский – комиссар района Куантунг в южной части Маньчжурии с местопребыванием в ПортАртуре. Он наблюдал за перестройкой железнодорожной инфраструктуры и строительством города Далянь (Дальний)13.

Важной профессиональной группой поляков в Харбине были врачи. Среди них можно назвать Богуцкого, который боролся с эпидемией легочной чумы, и Тадэуша Новкуньского – главного врача центрального железнодорожного госпиталя в Харбине. В Маньчжурии свои исследования проводили ученые-путешественники.

В 1922 г. польские ученые основали Общество изучения Маньчжурии. Один из основателей Общества изучения Маньчжурии, упомянутый ранее К. Гроховский, создал польскую научную организацию – Польский кружок исследования Востока, наследие которого в настоящее время находится в Национальном музее в Варшаве. Следует отметить, что первым мэром Харбина был поляк Эугенюш Дыновский.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 33 |

Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «КЕМЕРОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» БЕЛОВСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ) НАУКА И ОБРАЗОВАНИЕ сборник статей X Международной научной конференции БЕЛОВО 20 УДК 001:37 (063) ББК Н 34 Печатается по решению редакционно-издательского совета КемГУ Редколлегия: д. п. н., профессор Е. Е. Адакин (отв. редактор) к. т. н., доцент В. А. Саркисян к. т. н., доцент А. И....»

«Государственный музей-заповедник «Павловск» КУЧУМОВ 100-летию со дня рождения к Сборник докладов научной конференции Атрибуция, история и судьбА предметов из имперАторских коллекций Санкт-Петербург Павловск УДК 7:069.02(470.23-25)(063) ББК 85.101(2-2Санкт-Петербург)я К Кучумов: к 100-летию со дня рождения : сборник докладов научной конференции «Атрибуция, история и судьба предметов из императорских коллекций» / [под общ. ред. Гузанова А. Н.]. Санкт-Петербург; Павловск: ГМЗ «Павловск», 2012. 312...»

«Юго-Осетинский государственный университет им. А.А. Тибилова «Этногенез и этническая история осетин» Материалы международной научной конференции 15-16 мая 2014 г. г. Цхинвал издательство ЮОГУ 2014 г. Материалы международной научной конференции «Этногенез и этническая история осетин»: Сборник статей, Цхинвал: типография ЮОГУ, 2014,-78 стр. Издается по решению Ученого совета ЮОГУ Научный редактор Тедеев В.Б. ЮОГУ 2014г. Гаглоев Ю.С. Некоторые проблемы этногенеза и этнической истории осетин....»

«Ойкумена. 2009. № 3 УДК 301.085(510)(092) Ли Суйань Образ В.В. Путина в глазах китайцев Image of V.V. Putin in eyes of Chinese В.В. Путин работал в должности президента России в течение восьми лет. Китайцы отнеслись к нему с большим интересом. О нем было опубликовано много статьей, изданы книги, проходили научные конференции, на которых обсуждалась его политика внутри страны и за рубежом1. Обобщая всю эту информацию, можно сделать такой вывод: в Можно привести следующие данные,...»

«ОРГКОМИТЕТ Хакимов Р.С., д.и.н., академик АН РТ, директор Института истории им. Ш. Марджани АН РТ Миргалеев И.М., к.и.н., заведующий Центром исследований истории Золотой Орды им. М.А. Усманова (ЦИИЗО) Института истории им. Ш. Марджани АН РТ Салихов Р.Р., д.и.н., заместитель директора Института истории им. Ш. Марджани АН РТ по научной работе Миннуллин И.Р., к.и.н., заместитель директора Института истории им. Ш. Марджани АН РТ по организационно-финансовой работе Ситдиков А.Г., д.и.н., директор...»

«ПРИГЛАШЕНИЕ К ДИСКУССИИ М. П. ЛАПТЕВА МОЖЕТ ЛИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ ФЕНОМЕН БЫТЬ ЕДИНЫМ? В издательстве Пермского государственного национального исследовательского университета вышла монография доцента кафедры древней и новой истории России К.И. Шнейдера «Между свободой и самодержавием: история раннего русского либерализма»1. Анализировать эту книгу можно в разных контекстах: в историографическом пространстве отечественной истории; в контексте истории либерализма и в более общем интеллектуальном...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ Кафедра археологии, этнографии и источниковедения РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ Лаборатория археологии и этнографии Южной Сибири СЕВЕРНАЯ ЕВРАЗИЯ В ЭПОХУ БРОНЗЫ: ПРОСТРАНСТВО, ВРЕМЯ, КУЛЬТУРА Сборник научных трудов Барнаул – 2002 ББК 63.4(051)26я4 УДК 930.26«637» С 28 Ответственные редакторы: доктор исторических наук Ю.Ф. Кирюшин кандидат...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации» СИБИРСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ ОБЩЕСТВО И ЭТНОПОЛИТИКА Материалы Шестой Международной научно-практической Интернет-конференции 1 мая — 1 июля 2013 г. Под научной редакцией кандидата политических наук Л. В. Савинова НОВОСИБИРСК ББК 66.3(2)5,я431 О-285 Издается в соответствии с планом научной...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ СОВРЕМЕННЫЙ СПОРТИВНЫЙ БАЛЬНЫЙ ТАНЕЦ ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ, СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ II Межвузовская научно-практическая конференция 28 февраля 2014 года Рекомендовано к публикации редакционно-издательским советом СПбГУП Санкт-Петербург ББК 71 С56 Ответственный редактор Р. Е. Воронин, заместитель заведующего кафедрой хореографического искусства СПбГУП по научно-исследовательской работе, кандидат искусствоведения, доцент...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. А.И. ЕВДОКИМОВА Кафедра истории медицины ЗУБОВРАЧЕВАНИЕ В РОССИИ: МЕДИЦИНА И ОБЩЕСТВО Чтения, посвященные 90-летию со дня рождения Г.Н. Троянского Материалы конференции МГМСУ Москва – 20 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 П2 Материалы чтений, посвященных 90-летию со дня рождения П22 Г.Н. Троянского «Зубоврачевание в России: медицина и общество» М.: МГМСУ, 2014, 100 с. Кафедра истории медицины Московского государственного...»

«Управление культуры Министерства обороны Российской Федерации Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военноисторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Пятой Международной научнопрактической конференции 14–16 мая 2014 года Часть II СанктПетербург ВИМАИВиВС Печатается по решению Ученого совета ВИМАИВиВС Научный редактор – С.В. Ефимов Организационный комитет конференции «Война и оружие. Новые исследования и...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE Проблемы и перспективы развития современной юриспруденции Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (8 декабря 2015г.) г. Воронеж 2015 г. УДК 34(06) ББК 67я Проблемы и перспективы развития современной юриспруденции / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. г.Воронеж, 2015. 156 с. Редакционная коллегия:...»

«Вестник ВГУ. Серия Гуманитарные науки. 2005. № 2 ОБ УЧЕНОМ И ЧЕЛОВЕКЕ: ПАМЯТИ ПРОФЕССОРА В. А. АРТЕМОВА “Есть только миг между прошлым и будущим, Именно он называется Жизнь!.” Об Ученом и Человеке, который был светлым мигом для тех, кто его знал и любил, кому выпало счастье быть его другом, коллегой, учеником или просто почувствовать на себе неотразимое обаяние личности. На вопрос Льва Кройчика: “А что для Вас университет?” Виктор Александрович Артемов ответил: “Это моя вторая Родина”. В 1968...»

«ПЕТЕРБУРГСКИЙ ИНСТИТУТ ИУДАИКИ ST. PETERSBURG INSTITUTE OF JEWISH STUDIES ТРУДЫ ПО ИУДАИКЕ ИСТОРИЯ И ЭТНОГРАФИЯ Выпуск TRANSACTIONS ON JEWISH STUDIES HISTORY AND ETHNOGRAPHY Issue JEWS OF EUROPE AND MIDDLE EAST: HISTORY, SOCIOLOGY, CULTURE International Academic Conference Proceedings April 27, St. Petersburg ЕВРЕИ ЕВРОПЫ И БЛИЖНЕГО ВОСТОКА: ИСТОРИЯ, СОЦИОЛОГИЯ, КУЛЬТУРА Материалы Международной научной конференции 27 апреля 2014 г. Санкт-Петербург ББК 6/8(0=611.215)я УДК...»

«ISSN 2412-9739 НОВАЯ НАУКА: СТРАТЕГИИ И ВЕКТОР РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 19 ноября 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.2 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СТРАТЕГИИ И ВЕКТОР РАЗВИТИЯ: Международное научное периодическое...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ГОУ ВПО «Горно-Алтайский государственный университет» МАТЕРИАЛЫ МЕЖССУЗОВСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА В КОНТЕКСТЕ РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА Горно-Алтайск РИО Горно-Алтайского госуниверситета Печатается по решению редакционно-издательского совета Горно-Алтайского государственного университета ББК 63.3 (2) 622 В 27 Великая Отечественная война в контексте развития современного российского...»

«Российская академия наук Институт восточных рукописей Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга Труды участников научной конференции Санкт Петербург Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга Печатается по постановлению Ученого совета ИВР РАН Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга Труды участников научной конференции Составители: Т. В. Ермакова, Е. П. Островская Научный редактор и автор предисловия: Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга М. И. Воробьева...»

«Журналистика России: история и современность СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ Молодые исследователи Материалы 13-й международной конференции студентов, магистрантов и аспирантов 11 – 13 м а р т а 2 01 4 г. ПРЕДИСЛОВИЕРоссии: история и современность Журналистика Журналистика России: история и современность Санкт-Петербургский государственный университет Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ Молодые...»

«ХРОНИКА. ИНФОРМАЦИЯ 30 сентября–1 октября 2010 года в Колумбийском университете (НьюЙорк, США) состоялась конференция «Эйзенштейн–Кино–История». Точнее, это событие было обозначено как «Семинар и конференция», и представляло собой некий гибрид этих двух мероприятий. В отличие от обычных конференций, участники не отбирались, а приглашались специально. Кроме того, конференция была посвящена не только всего одной персоналии, но и сконцентрирована всего на одном тексте—на неопубликованных «Заметках...»

«Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования От СССР к РФ: 20 лет — итоги и уроки Материалы Всероссийской научной конференции (Москва, 25 ноября 2011 г.) Москва Научный эксперт УДК 94(47+57)+94(47)“451.20” ББК 63.3(2)634-3 ОРедакционно-издательская группа: С.С. Сулакшин (руководитель), М.В. Вилисов, C.Г. Кара-Мурза, В.Н. Лексин, Ю.А. Зачесова О-80 От СССР к РФ: 20 лет — итоги и уроки. Материалы Всеросс. науч. конф., 25 ноября. 2011 г., Москва [текст + электронный...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.