WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 33 |

«РОССИЯ И КИТАЙ: ИСТОРИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОТРУДНИЧЕСТВА Материалы IV международной научно-практической конференции (Благовещенск – Хэйхэ – Харбин, 14-19 мая 2014 г.). Выпуск Благовещенск ...»

-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

_______________

ФГБОУ ВПО «БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

ИНСТИТУТ КОНФУЦИЯ В БГПУ

ЦЕНТР ПО СОХРАНЕНИЮ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ

АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ

РОССИЯ И КИТАЙ:

ИСТОРИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ

СОТРУДНИЧЕСТВА

Материалы IV международной научно-практической конференции (Благовещенск – Хэйхэ – Харбин, 14-19 мая 2014 г.).

Выпуск Благовещенск Издательство БГПУ ББК 66.2 (2Рос) я431 + 66.2 (5Кит) я Р Р 76 РОССИЯ И КИТАЙ: ИСТОРИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОТРУДНИЧЕСТВА: материалы IV международной научно-практической конференции (Благовещенск – Хэйхэ – Харбин, 14мая 2014 г.). Выпуск 4 / Отв. ред. Д.В. Буяров и Д.В. Кузнецов. – Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2014. – 634 с.

Редакционная коллегия: Д.В. Буяров, канд. филос. наук

, доцент (отв.ред.);

Д.В. Кузнецов, канд. ист. наук, доцент (отв.ред.);

Т.Д. Каргина, канд. филол. наук, профессор;

А.А. Киреев, д-р ист. наук, профессор;

Н.В. Киреева, д-р филол. наук, профессор;

А.В. Друзяка, канд. ист. наук, доцент;

О.А. Шеломихин, канд. ист. наук, доцент.

В сборник включены материалы выступлений преподавателей и научных сотрудников, а также аспирантов, магистрантов, студентов, принявших участие в IV научно-практической конференции «Россия и Китай: история и перспективы сотрудничества» (Благовещенск – Хэйхэ – Харбин, 14-19 мая 2014 г.). Конференция объединяет исследователей в сфере гуманитарных наук России, Китая и сопредельных стран.

Конференция посвящена актуальным проблемам развития и взаимодействия Российской Федерации и Китайской Народной Республики на современном этапе. Во время работы конференции были рассмотрены вызывающие наибольшую актуальность вопросы развития и взаимодействия России и Китая в социально-экономической, политической, научной, образовательной и культурной сферах, а также в сфере современных международных отношений.

Многие проблемы, затронутые в представленных статьях, являются дискуссионными, вызывают неоднозначные оценки, но именно в этом и заключается основной характер конференции как важного научного мероприятия, в рамках которого российские и китайские исследователи – представители академической и вузовской науки Российской Федерации и Китайской Народной Республики – могут обмениваться мнениями по ключевым проблемам развития и взаимодействия России и Китая.

Издание сборника осуществлено при финансовой поддержке Института Конфуция в БГПУ и Центра по сохранениюисторико-культурного наследия Амурской области.

Печатается по решению редакционно-издательского совета Благовещенского государственного педагогического университета

–  –  –

ИЗУЧЕНИЕ РУССКОЙ АРХЕОЛОГО-ЭТНОГРАФИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ В МАНЬЧЖУРИИ КАК

ПЕРСПЕКТИВНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ СОВМЕСТНОГО НАУЧНОГО ПОИСКА

УДК 902+930.25+ Аннотация. В статье рассматриваются основные направления изучения истории формирования и развития русской археолого-этнографической школы изучения Северо-Восточного Китая в первой половине ХХ в.

Ключевые слова и фразы: Маньчжурия, русская эмиграция, научная школа, археология, этнография.

Alkin Sergei Vladimirovich, Ph.D. in History, Associate Professor Department of Archaeology and Ethnography Novosibirsk State University sergei.alkin@gmail.com

STUDIES OF RUSSIAN ARCHAEOLOGY AND ETHNOGRAPHY TRADITIONS IN MANCHURIA AS A

PROMISSING TREND OF JOINT SCIENTIFIC RESEARCH

Abstract. The article examines the main trends of studying the history of formation and development of Russian archeological-ethnographic study of schools in Northeast China in the first half of the XX century.

Key words and phases: Manchuria, Russian emigration, scientific school, archaeology, ethnography.

Впервые археологические памятники на будущем российском ДВ были зафиксированы Семном Ремезовым в его атласе Сибири. В нм впервые в русской картографии были показаны приграничные районы Российской империи и цинского Китая. В низовьях р. Амур Ремезов обозначил место расположения знаменитых памятников на Тырском утсе – развалины храма Юннинсы и каменные стелы, поставленные там экспедициями евнуха Ишиха эпохи Мин. Сведения об этом археологическом памятнике содержались в труде посла России в Китай Николая Спафария.

В ходе первой научной экспедиции в Сибирь немецкий учный на русской службе Д. Мессершмидт с 1720 по 1727 гг. проделал огромный объем исследований, в ходе которых посетил Даурию (Юго-Восточное Забайкалье) и приграничные районы Монголии, входившей в состав Цинской империи. Мессершмидт стал первым из европейцев, кто сообщил о древних мегалитических сооружениях – памятниках культуры плиточных могил вблизи оз. Далай-нор. Это самое раннее известие по археологии Внутренней Монголии. Китайские археологи к изучению этих памятников приступили только в 1975 г.

Во время Второй Камчатской экспедиции в 1735 г. академик Г. Миллер по пути из Читинского острога на приграничную р. Аргунь открыл большое число древних курганов и описал древние петроглифы. Особое внимание он уделил т.н. «валу Чингисхана» и сопровождающим его укреплнным поселениям в Приаргунье.

Миллер определил древний вал как границу между различными народами. В настоящее время исследования российских, монгольских и китайских археологов позволили определить его как фортификацию эпохи Ляо.

Однако первым, кто в начале 1930-х гг. указал на киданьскую принадлежность вала, был русский археологхарбинец В.В. Поносов 1.

Во второй половине XIX в. после установления границы между Россией и Китаем по р. Амур начался новый этап научного изучения этих территорий. В 1864 г. по приказу генерал-губернатора Восточной Сибири Н. Муравьева были произведены первые раскопки на территории Албазинского острога. Они не дали значимых результатов, но тогда же была проведена реконструкция земляного вала. Работы в Албазино были возобновлены в 1970-х гг., а в настоящее время раскопки проводятся археологами из гг. Благовещенска и Москвы.

Наиболее значимой фигурой среди исследователей археологии российского Дальнего Востока и сопредельной территории Китая в конце XIX в. был выдающийся российский китаевед Палладий Кафаров. Он совершил длительное путешествие по Маньчжурии, Приамурью и Приморью, обнаружил и описал множество археологических памятников эпохи первых дальневосточных государств (Бохай, Цзинь) 2. Сегодня в ИАЭТ СО РАН под руководством В.Е. Ларичева осуществляется проект по наиболее полному введению в научный оборот дневников его путешествия.

Начало систематического археологического и этнологического изучения Северо-Восточного Китая относится к началу ХХ в. и также связано с именами российских исследователей. Во-первых, эта работа проводилась в связи с освоением края при строительстве КВЖД. Во-вторых, Маньчжурия стала одним из центров российской эмиграции, где сконцентрировались значительные культурные силы.

На первом этапе важным было накопление общих сведений о регионе. Этим занималось Общество русских ориенталистов (ОРО), учрежднное в Харбине 21 июня 1908 г. Своей основной задачей члены ОРО, среди которых были переводчики, дипломаты, коммерсанты, профессора Восточного института во Владивостоке и Петербургского университета, считали популяризацию знаний о Востоке среди вновь прибывшего в Китай русского населения. Доклады, которые они читали на заседаниях ОРО, затем публиковались в журнале «Вестник Азии»3. Но большую работу проводили и энтузиасты-краеведы из числа прибывших в зону КВЖД специалистов. Освоение зоны отчуждения КВЖД сопровождалось не только поиском и изучением памятников древнего и средневекового населения, но организацией первых музеев в этом регионе.

Об одном из примеров такой работы свидетельствуют обнаруженные мною в ГАЗК документы об организации в 1913 г. первого музея в Северной Маньчжурии, часть экспозиций которого составляли материалы по археологии региона.

Создателем музея при железнодорожном училище КВДЖ на станции Бухэду (ныне – ст. Бокэту, аймак Хулун-Буйр Автономного района Внутренняя Монголия) был известный в то время забайкальский журналист Александр Павлович Фарафонтов 4. О музее он пишет и в свом дневнике 1916 г.: «На станции следует отметить железнодорожную школу, в которой помещается первый по времени в Маньчжурии музей, имеющий следующие отделы: зоологический, нумизматический, минералогический и ботанический.

Музей находится в периоде строительства и с каждым годом все больше и больше разрастается» 5. Можно предположить, что при организации музея А.П. Фарафонтов пользовался советами А.К. Кузнецова – директораоснователя Читинского краеведческого музея 6.

А.П. Фарафонтов родился 14 мая 1889 года в Красноярске в семье служащего. Закончил Алексеевское реальное училище в Троицко-Савске.

Работал учителем в школе с. Татьяновка Приамурской области, в училищах КВДЖ на ст. Бухэду и в г. Харбине. Позже планировал поступать в Томский университет 7. Но это намерение осуществить ему не удалось. А.П. Фарафонтов являлся действительным членом ИРГО по Читинскому отделению Приамурского отдела. Будучи заведующим в железнодорожном училище на ст. Бухэду КВЖД, создав музей при нм, Фарафонтов работал там хранителем. В своей музейной деятельности он ставил целью «накопление местных материалов и затем разработку их, а также изучение местного края и мест сопредельных с Маньчжурией». Оставшись в Харбине после 1917 г., А.П. Фарафонтов продолжил преподавание. Кроме того, он создал фирму «Натуралист», в которую входили библиотека и книжный магазин, где продавались учебные пособия, в т.ч. изготовленные в собственной мастерской. В 1935 г. выехал в США. Скончался 19 февраля 1958г.

в Сан-Франциско.

Сведения о первом музее в китайском Приамурье чрезвычайно важны для разработки проблем истории китайского музееведения и историографии изучения Маньчжурского края. Полагаю, что с помощью китайских коллег можно будет прояснить дальнейшую судьбу бухэдинского музея и его коллекций.

Особый этап археолого-этнографического изучения Северо-Восточного Китая связан с формированием восточной ветви российской эмиграции с центром в городе Харбин. С начала 1920-х гг. местом притяжения всех местных научных сил были Общество изучения Маньчжурского края (ОИМК, 1922-1928 гг.) и Музей КВЖД (открыт в 1923 г., ныне – музей провинции Хэйлунцзян).

На первом этапе археологическими исследованиями в ОИМК занимались члены историкоэтнографической секции, которой руководил А.М. Баранов. Главными задачами своей секции он считал сбор и хранение археолого-этнографического материала Северной Маньчжурии. На тот момент памятники уничтожались массово как местными китайскими крестьянами, так и во время строительства, связанного с функционированием КВЖД. Поэтому было решено прежде всего зарегистрировать обнаруженные древние памятники Маньчжурии и детально обследовать их. Тем самым было положено начало систематическому изучению Маньчжурского края российскими эмигрантами и, в частности, формированию Русской археолого-этнографической школы.

В немалой степени этому способствовал приезд с волной эмиграции в Харбин двух профессиональных русских археологов. Это были Владимир Толмачв (1876-1943) и Владимир Поносов (1899-1975). На протяжении следующих 30 лет они были признанными лидерами северо-маньчжурской археологии и создателями археолого-этнографической школы. Ими и их соратниками был накоплен значительный массив первичной информации по распространению археологических памятников, их хронологической и этнокультурной принадлежности.

В.Я. Толмачв в России известен прежде всего как один из первых уральских археологов 8. Он родился ноября 1876 г. в Пермской губернии в дворянской семье. Получил классическое образование в Екатеринбургской гимназии. В 1896 г. поступил в Петербургский университет, а в 1900 г. перевлся на второй курс Археологического института.

Занятия уральской археологией были прерваны в 1904 г., когда Толмачв оказался в действующей армии на театре военных действий в Юго-Восточной Маньчжурии. В перерывах между боями он осуществил первые археологические сборы. Им были открыты неолитическая стоянка на р. Хайчэнхэ и погребальные памятники в районе г. Фушунь. В районе современного Шэньяна им была собрана коллекция бронзовых наконечников предположительно скифского времени и описано средневековое городище с квадратным в плане земляным валом. Небольшую коллекцию находок Толмачв передал в фонды Музея Уральского общества любителей естествознания (УОЛЕ). Часть из них (вместе с собранием бабочек из Маньчжурии) сейчас хранится в Свердловском областном краеведческом музее (г. Екатеринбург).

Весной 1922 г. В.Я. Толмачв вновь оказывается в Маньчжурии, но уже в эмигрантском статусе. В Харбине он прожил более 13 лет. Толмачв был одним из тех харбинских гуманитариев, которые получили образование в старых российских университетских центрах. У него имелось не только специальное археологическое образование, но и большой опыт самостоятельной научной работы и полевых археологических исследований.

На новом месте Толмачв сразу же приступил к научным занятиям. Служил он в Правлении КВЖД. В Музее он заведовал Торгово-промышленным отделом. Интересные воспоминания о нем оставил В.А. Слободчиков9.

Среди заслуг В.Я. Толмачва следует отметить обнаружение первых достоверных сведений по палеолиту Маньчжурии и изучение памятников неолитической культуры в окрестностях г. Хайлар (вместе с Е.И. Титовым). Он первым поставил вопрос о вхождении территории Северо-Восточного Китая в сферу влияния скифо-сибирского культурного мира. Значителен вклад исследователя в изучение одной из столиц государства чжурчжэней, которая находилась в районе современного г. Байчэн. В середине 1930-х гг. Толмачв переехал в Шанхай10.

Долгое время у нас в стране имя и вклад в науку В.Я. Толмачва замалчивались. Сейчас известно, что в 1942 г. супруги Толмачвы получили советское гражданство и разрешение возвратиться на Родину. Но в 1943 г.

В.Я. Толмачв умер и был похоронен в Китае.

Через территорию ДВР попал в китайскую эмиграцию уральский археолог Владимир Васильевич Поносов11. Исследователь родился 25 февраля 1899 г. в семье крупного уфимского помещика. Семнадцати лет окончил реальное училище. Образование продолжил на экономическом факультете Коммерческого института в Киеве. Тогда же он сделал и первое археологическое открытие, обнаружив энеолитическую стоянку в свом имении. Дальнейшие исследования вл в предгорьях Южного Урала. С 1922 г. Поносов жил в Харбине. После ликвидации в 1928 г. ОИМК, активным членом которого он был, стал учредителем и членом президиума Клуба естествознания и географии, а с 1929 по 1945 гг. руководил Национальной организацией исследователейпржевальцев, через подростковые кружки которой прошли многие харбинские подростки. В нашем архиве имеются воспоминания некоторых из его воспитанников того времени.

С 1932 г. В.В. Поносов являлся штатным сотрудником Харбинского музея, где заведовал отделом этнологии. За время своей музейной службы он составил карточный каталог памятников археологии и истории Северной Маньчжурии с планами и кратким описанием, привл в порядок коллекцию предметов ламаистского культа, пополнял коллекции музея своими собственными археологическими находками. Под его руководством велись раскопки древних городищ в Байчэне и Дунцзичэне. В середине 1930-х им были проведены исследования в районе ст. Сунгари и в Барге. В 1931 г. во главе палеоэтнологического отряда Первой экспедиции Института изучения Особого района восточных провинций провл исследования по р. Муданьцзян и на оз. Цзиньпоху, где был открыт ряд памятников эпохи неолита и палеометалла. С именем В.В. Поносова связано изучение знаменитого палеолитического местонахождения в Гусянтунь. Первым из исследователей археологии Маньчжурии он обнаружил памятники культуры эпохи бронзы. Особого внимания заслуживают собранные В.В. Поносовым материалы по этнографии солонов и даур. К сожалению, они не опубликованы, но находятся в полном порядке в Музее русской культуры в Сан-Франциско.

После образования КНР В.В. Поносов остался в Харбине. Об этом периоде его жизни известно мало. В 1957 г. его пригласили во вновь созданный Музей провинции Хэйлунцзян для приведения в порядок коллекций и передачи опыта китайским сотрудникам. Было осуществлено несколько полевых выездов, во время которых он давал консультации по полевой археологии. В 1959 г. им была подготовлена рукопись по истории археологического изучения Северной Маньчжурии, где обобщн опыт русских исследователей 12. Поносов покинул Китай в 1961 г. и переехал в Австралию, где умер в 1975 г.

Заметное место в истории археологического изучения Маньчжурии занимает Елпидифор Иннокентьевич Титов. Он родился 4 июля 1896 г. в забайкальском селе Тугнуй в семье священника. В 1918 г. поступил на историко-филологическом отделение Иркутского университета. Будучи участником кружка Б.Э. Петри, с 1920 г.

начал самостоятельные экспедиционные исследования в Северном Прибайкалье по изучению малочисленных народов. С 1921 г. Титов становится преподавателем Читинского государственного института народного образования. Во время краеведческой работы со школьниками он обнаружил ряд археологических памятников в окрестностях Читы. С 1927 г. Е.И. Титов жил в Харбине, где продолжил научную деятельность. В 1928 г. к западу от Хайлара собрал коллекцию каменных изделий эпохи неолита. После возвращения из Китая жил и работал в Хабаровске, где в августе 1937 г. был арестован и расстрелян 21 января 1938 г.

Из Забайкалья попал в Маньчжурию Анатолий Степанович (Стефанович) Лукашкин. Он родился в китайском г. Ляоян 20 апреля 1902 г. в семье железнодорожного служащего. Во время русско-японской войны семья переехала в Хайлар. В 1912-1918 гг. Лукашкин обучался в Читинской мужской гимназии 14. В дальнейшем он окончил Институт ориентальных и коммерческих наук в Харбине. Работал хранителем в музее ОИМК, где был секретарм секции естествознания (1930–1941). Поддерживал связи с забайкальскими краеведами и археологами. А.С. Лукашкин открыл ряд археологических памятников в Барге, но особенно известны его исследования в районе Хайлара, где у ст. Анъанси он открыл группу неолитических памятников, которая на сегодняшний день считается одной из самых ранних в Амурском регионе15.

В 1941 г. А.С. Лукашкин выехал в США, где занимался сбором архивов российской эмиграции и историей казачества. В 1954-1965 гг. был председателем Совета Музея русской культуры в Сан-Франциско. В Музей он передал весь свой вывезенный из Китая архив. Кроме того, А.С. Лукашкин из Америки вл обширную переписку со своими друзьями и коллегами по ОИМК и Клубу естествознания и географии, инициировал написание ряда воспоминаний харбинцев, был хранителем архивов В.Я. Толмачва и В.А. Кормазова, начал составление каталога периодических изданий на русском языке в Китае, Японии, Монголии, странах Юго-Восточной Азии и Австралии в период с 1898 по 1952 гг. Умер 6 октября 1988 г. в Сан-Франциско. Подробные воспоминания о собственных археологических исследованиях в Маньчжурии и своих коллег представлены в переписке 1960-х гг. А.С. Лукашкина с новосибирским археологом В.Е. Ларичевым. В письмах содержится информация об открытии многих археологических памятников в Маньчжурии теми, кто не был профессиональными археологами, но испытывал неподдельный интерес к прошлому края, где по воле судьбы им пришлось жить и работать.

Так, на границе с Забайкальем в Баргинских степях и в китайском Приамурье проводил исследования Владимир Алексеевич Кормазов – с 1924 г. сотрудник Экономического бюро КВЖД. В середине - второй половине 1920-х гг. он обследовал «Вал Чингиз-хана» и прилегающие к нему городища на р. Ган (Гэньхэ) в Трхречье, открыл первые писаницы на р. Быстрой (приток р. Аргунь), отметил местонахождение плиточных могил в верховьях р. Чэньхэ, обследовал берега оз. Далай-нор, где открыл стоянки и городище. В 1931 г. В.А. Кормазов работал на Амуре и Уссури. На одном из островов напротив Албазина им были обнаружены остатки крепостного сооружения времени правления цинского императора Канси. В.А. Кормазов умер в Австралии.

Горный инженер Казимир Владиславович Гроховский совершил первое путешествие по северной окраине Барги ещ в 1914-1915 гг. Последние его работы по поиску древних памятников бассейна р. Нонни относятся к началу 1930-х гг. В Барге работал и Дмитрий Петрович Пантелеев. Они также привозили из своих поездок экспонаты, пополнявшие собрание Музея в Харбине.

Двое из молодых археологов-краеведов после репатриации в СССР продолжили научную работу по изучению Китая: Анатолий Гаврилович Малявкин и Владимир Сергеевич Стариков. А.Г. Малявкин родился в Харбине. Окончил в 1937 г. юридический факультет. Работал в Харбинском музее. После 1945 г. – переводчик в советских учреждениях. В 1954 г. репатриировался в СССР, жил и работал в Алма-Ате и в Новосибирске.

Научный сотрудник Института истории, филологии и философии Сибирского отделения АН СССР, известный специалист по средневековой истории Северного и Северо-Западного Китая, переводчик и публикатор китайских средневековых историко-географических сочинений. В.С. Стариков после приезда в СССР защитил кандидатскую диссертацию по вопросам традиционной материальной культуры северных ханьцев, где использовал накопленные в Маньчжурии материалы. Работал в московском Институте этнографии РАН.

Таким образом, есть все основания говорить о том, что в Северо-Восточном Китае сложилась русская научная школа в области изучения археологии и этнографии региона. Это была группа исследователей, которые под руководством нескольких формальных и неформальных лидеров, среди которых следует особо отметить В.Я. Толмачева и В.В. Поносова, выполняли научно-исследовательскую программу по изучению древней и средневековой археологии и истории этой части Китая. Особенностью харбинского центра по изучению Маньчжурии была краеведческая направленность исследований, что в первую очередь связано с периодом пионерского изучения вновь открытой для русских территории. В то же время наличие квалифицированных специалистов определило значительный прогресс именно в деле археологического изучения этого региона Китая, пограничного с Россией. Был накоплен значительный массив первичной информации по распространению археологических памятников на территории Северо-Восточного Китая, их хронологической и этнокультурной принадлежности.

Результаты работы русских специалистов, как в виде материальном – коллекции, являющиеся и сегодня основой фондов по археологии Музея провинции Хэйлунцзян, так и в виде нематериального наследия – участие русских исследователей в подготовке национальных кадров китайских археологов, – стали базой для разврнутого с начала 1950-х гг. широкомасштабного изучения северо-восточных провинций КНР, обеспечили преемственность в постановке научных проблем, в подходах к их решению, научных принципах и, соответственно, в достигнутых результатах.

На протяжении последних десятилетий в самом Китае отношение исследователей к российскому вкладу в изучение Маньчжурии претерпевало изменения: первые поколения китайских археологов региона имели русских наставников, затем наступил период замалчивания и неприятия, сменившийся в последние десятилетия признанием их заслуг16. Характерно, что за последние три десятилетия в переводе на китайский язык изданы практически все значимые статьи русских краеведов и археологов, опубликованные в Харбине в 1920-50-хх гг.

Большинство этих переводов помещено в различных выпусках ведущего исторического журнала СевероВостока «Бэйфан вэньу» и в отдельных сборниках, среди которых особое место занимает первый том «Сборника переводных материалов по археологии и этнографии Хэйлунцзяна» 17.

До настоящего времени ряд научных работ русских археологов-харбинцев остаются востребованными не только с точки зрения истории и историографии археологии региона, но и в качестве ценного источника первичной археологической информации.

В то же время существенный массив информации остатся невостребованным по причине труднодоступности публикаций, неразработанности архивных собраний как в России, так и в Китае. Практически остаются вне поля обсуждения этнографические материалы, собранные русскими исследователями в районах проживания дауров, орочонов, солонов.

На сегодняшний день изучение истории становления археологической науки в Северо-Восточном Китае является важной научной задачей. Настало время, когда необходимо обеспечить взаимодействие с китайскими коллегами, что должно помочь решению ряда проблем по поиску и анализу архивной информации о деятельности русских учных и краеведов в Северной Маньчжурии.

Работа выполнена при поддержке гранта РГНФ №12-31-09013 «Российские археологи и этнологи – исследователи Маньчжурии (1920-1960-е гг.)».

Alkin S.V. Russian contribution to archaeology of border territories of Russia and China // The Seventh Fu Jen University International Sinological Symposium: The Contribution of Russian Sinology to the Knowledge of China. Taibei: Fu Jen Catholical University. 2012. P. 293-303.

Ларичев В.Е. Потерянные дневники Палладия Кафарова // Известия СО АН СССР. Серия общественных наук. 1966. № 1. Вып. 1. С. 114Краткий очерк возникновения и деятельности ОРО // Вестник Азии. 1909. №1. С. 272-280.

ГАЗК, ф. 115, оп. 1, № 22, л. 22, Ал. Фарафонтов (ст. Бухэду) – в Совет Читинского отделения Приамурского отдела ИРГО, 3 ноября г.

Цит. по письму Т.В. Пищиковой автору, 11.09.2000.

ГАЗК, ф. 115, оп. 1, №20, лл. 21, 22.

РГАЛИ, ф. 381, оп. 1, №169, л. 1, А. Фарафонтов – Г.Н. Потанину.

Овчинникова Б.Б., Панова О.Ю. Архивное наследие В.Я. Толмачева // Историография общественной мысли дореволюционного Урала.

Свердловск: УрГУ, 1988. С.62-69.

Слободчиков В.А. О судьбе изгнанников печальной… Харбин. Шанхай. М.: ЗАО Центрполиграф, 2005. С.96,107, 120, 124-129.

Алкин С.В. Археолог Владимир Яковлевич Толмачев // На пользу и развитие русской науки. Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2006. С.90Алкин С.В. Археологические и этнографические исследования В.В. Поносова в Маньчжурии (к биографии исследователя) // Вторые чтения имени Г.И. Невельского. Хабаровск: Приамурский филиал Географического общества СССР, 1990. С.113-117.

Поносов В.В. История археологического изучения Северной Маньчжурии // Сборник переводных материалов по археологии и этнографии Хэйлунцзяна (Хэйлунцзян каогу миньцзу цзыляо ивэньцзи. – Ди и цзи / Ред. У Вэньсянь. Харбин: Хэйлунцзян боуюань, 1991. C. 182на кит. яз.).

Алкин С.В. Исследователь коренного населения Восточной Сибири Елпидифор Иннокентьевич Титов // Вузовская научная археология и этнология Северной Азии. Иркутская школа 1918 – 1937 гг. Иркутск: Изд-во «Амтера», 2009. С. 10-21.

ГАЗК, ф. 61, оп. 1, д. 1981.

Ларичев В.Е. Неолитические памятники бассейна Верхнего Амура (Ананци, Дунбэй) // Материалы и исследования по археологии СССР.

1960. № 86. С.81-126.

Тан Инцзе. Русские в научных обществах Хэйлунцзяна до Освобождения и их археологическая деятельность // Бэйфан вэньу. 1986. №2. С.

24-30 (на кит. яз.); Хэйлунцзян шэн боуюань 1923 – 1993 (Музей провинции Хэйлунцзян 1923 – 1993). Харбин: Хэйлунцзян жэньминь чубаньшэ, 1993. 139 с. (на кит. яз.).

Хэйлунцзян каогу миньцзу цзыляо ивэньцзи. – Ди и цзи / Ред. У Вэньсянь. Харбин: Хэйлунцзян боуюань, 1991. 245 с. (на кит. яз.).

Батаршев Сергей Валерьевич, канд. ист. наук, доцент Кафедра отечественной истории и архивоведения Дальневосточный федеральный университет batar1980@mail.ru Морева Ольга Леонидовна, канд. ист. наук, старший научный сотрудник Сектор первобытной археологии Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН morevaol@gmail.com Якупов Максим Анварович, научный сотрудник Отдел фондов Приморский государственный объединенный музей имени В.К. Арсеньева y.up@hotmail.com

ХОЗЯЙСТВЕННОЕ ОСВОЕНИЕ ЮЖНОГО ПРИМОРЬЯ КОРЕЙСКИМИ ИММИГРАНТАМИ

В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX вв. (АРХЕОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ)

УДК 90 Аннотация. В статье рассматривается проблема информационных возможностей объектов, связанных с периодом хозяйственной колонизации Приморского края корейскими иммигрантами, как памятников археологии. На примере раскопок поселения Черепаха-10 обосновывается тезис о правомерности изучения памятников корейской культуры второй половины XIX – начала XX вв. в рамках источниковедческого и объектнопредметного поля археологической науки.

Ключевые слова и фразы: Приморье, вторая половина XIX – начало XX вв., корейская иммиграция, хозяйственное освоение, памятники корейской культуры, поселение Черепаха-10, раскопки.

Batarshev Sergei Valeryevich, Ph.D. in History, Assistant Professor Department of National History and Archive Science Far Eastern Federal University batar1980@mail.ru Moreva Olga Leonidovna, Ph.D. in History, Senior Research Fellow Prehistoric Archaeology Section FEBRAS Institute of History, Archaeology and Ethnography of Far-Eastern Peoples morevaol@gmail.com Yakupov Maksim Anvarovich, Research Fellow Holdings Section Primorye State United Museum named after V.K. Arsenyev y.up@hotmail.com

SOUTHERN PRIMORYE DEVELOPMENT BY KOREAN IMMIGRANTS AT THE END OF XIX –

BEGINNING OF XX CENTURY (ARCHAEOLOGICAL POINT OF VIEW)

Abstract. The problem of information resources of the Archaeological sites related with the period of Primorsky Krai lands settlement and development by Korean immigrants is considered in this article. Using the example of Cherepakha-10 settlement excavation, the study of Korean culture sites existed in the end of XIX – beginning of XX century appropriateness point is proved in the frame of source studies and object-and-subject field of Archaeology Science.

Key words and phrases: Primorye, the latter half of XIX – beginning of XX century, Korean immigration, land development, Korean culture sites, Cherepakha-10 settlement, excavation.

В настоящее время наименее изученными памятниками археологии Приморья являются объекты, которые принято относить к категории «этноархеологических». По сложившейся традиции остатки поселений, стоянок и кладбищ второй половины XIX - начала XX вв. рассматривались приморскими исследователями как исторические объекты или как объекты этнографической современности, не имеющие самостоятельного значения в рамках познавательных возможностей археологической науки. Негласно считалось, что эти памятники должны изучать этнографы или историки, в лучшем случае археологи, занимающиеся поздним средневековьем.

Ввиду подобного восприятия этноархеологические памятники в Приморье не только не являлись объектами целенаправленных разведочных или раскопочных исследований, но, как правило, при их обнаружении даже не фиксировались в полевой отчетности. Например, большинство известных к настоящему времени поселений, промысловых стоянок, кладбищ, каменоломен и др. объектов, относящихся ко времени хозяйственной колонизации Южного Приморья корейскими иммигрантами (1864-1937 гг.), не обеспечено необходимой археологической документацией.

Нужно отметить, что, несмотря на отмеченную выше общую тенденцию, определенный опыт по фиксации «исторических» или «этнографических» памятников как объектов археологического наследия у приморских исследователей все же имеется. Так, в 1990-х гг. А.А. Крупянко и А.Н. Попов в приустьевой части долины р. Гладкая и в долине одного из ее правых притоков р. Виноградная (Хасанский район Приморья) выявили целую группу корейских поселений. Оказалось, что на относительно небольшой территории сконцентрированы остатки жилых и хозяйственных построек (каменные прямоугольные платформы – фундаменты домов, остатки каменных стен, валообразные насыпи), сельскохозяйственные поля (очищенные от камней и деревьев площадки с каменными оградками, мелиоративные канавы – водоотводы), каменоломни для получения плит, многочисленные, брошенные в разных местах жернова и катки со следами использования, кладбища с грунтовыми могилами, перекрытыми невысокими земляными курганами и др.

1. Интересно, что именно в долине р. Виноградная в январе 1864 г. было основано первое корейское поселение – с. Тизинхэ (Тизинхэ – прежнее название р. Виноградная), а юг Хасанского района стал одним из крупнейших центров проживания корейских иммигрантов вплоть до 1937 г., времени высылки корейцев с Дальнего Востока 2. Аналогичные комплексы корейских поселений известны во многих других местах Хасанского района (долины рек Камышевка, Цукановка, п-ов Краббе и т.д.), однако никаких специальных работ по их поиску и фиксации не предпринималось.

В последние годы различными исследователями было выявлено еще несколько корейских поселений:

Новик-1 на о. Русском (обнаружил С.С. Малков в 2003 г.), Черепаха-10 на берегу б. Муравьиной (обнаружил М.А. Якупов в 2011 г.), Соколовка-Устье-1 (обнаружил Е.Б. Крутых в 2013 г.) и др. Во всех этих случаях объекты фиксировались как археологические памятники, а информация о них предоставлялась в составе полевых отчетов в Институт археологии РАН. На наш взгляд, подобный подход к памятникам корейской культуры вполне оправдан, так как все эти объекты доступны для изучения археологическими методами. Дело в том, что с момента прекращения использования корейцами своих поселений и других объектов (а верхний рубеж этого события известен нам предельно точно – 1937 г.3) прошло достаточное количество времени для формирования культуросодержащих отложений и археологизации в них материальных остатков человеческой жизнедеятельности. Данный принцип не только положен в основу определения понятий «памятник археологии» и «культурный слой» в специальной археологической литературе, но и закреплен в современных нормативно-правовых актах Российской Федерации. Напомним, что согласно п. 1.5 «Положения о порядке проведения археологических полевых работ (археологических раскопок и разведок) и составления научной отчтной документации. М., 2013» под памятником археологии подразумевается «частично или полностью скрытые в земле или под водой следы существования человека в прошлых эпохах, включая все движимые и недвижимые предметы, имеющие к ним отношение, основным или одним из основных источников информации о которых являются археологические полевые работы или находки, в том числе культурные слои…». Кроме того, в 2013 г. в Уголовный Кодекс Российской Федерации и Федеральный закон № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» были внесены изменения и дополнения, касающиеся незаконной деятельности в области археологии. В частности, в ст. № 243 УК РФ и ст. 3 ФЗ № 73-ФЗ под культурным слоем подразумевается «слой в земле или под водой, содержащий следы существования человека, время возникновения которых превышает сто лет, включающий археологические предметы».

Таким образом, исходя из логики существующей нормативно-правовой базы, а также исходя из собственного опыта изучения этноархеологических памятников Приморья, мы рассматриваем все объекты, связанные с корейской колонизацией края во второй половине XIX – начале XX вв., как археологические памятники (объекты археологического наследия), соответствующие источниковедческому и объектно-предметному полю археологической науки. Таким же образом мы интерпретируем и синхронные памятники славянского, китайского и коренного тунгусо-маньчжурского населения Приморья. Что касается понятия «этноархеологические памятники», то, исходя из современных представлений о содержании процедуры этноархеологических исследований4, под такими памятниками могут подразумеваться как собственно археологические памятники, так и ныне существующие (функционирующие) поселения и стоянки, в организации пространства которых прослеживается определенная этническая специфика. Другими словами, этноархеологический памятник – это объект, который позволяет решать те или иные познавательные задачи в рамках этноархеологического исследования в независимости от источниковедческих характеристик самого объекта.

В подтверждение высказанным соображениям о перспективности археологического изучения памятников корейской культуры второй половины XIX – начала XX вв. ниже мы рассмотрим результаты стационарных исследований (раскопок), предпринятых авторами на поселении Черепаха-10 в 2012 г.

Памятник Черепаха-10 обнаружен М.А. Якуповым в 2011 г. в ходе проведения сплошного археологического обследования участка побережья б. Муравьиной. Поселение расположено на северном берегу оз. Черепашье, занимает пологий склон приозерной террасы высотой 10-12 м от современного уровня моря. В том же году на памятнике были проведены охранные археологические раскопки под руководством О.Л. Моревой (вскрыто 143 м2).

В результате работ на памятнике выявлено два культурно-хронологических горизонта. Ранний горизонт связан с остатками слегка углубленного в материковую поверхность жилища раннего железного века (польцевская археологическая культура, 2,3-1,5 тыс. л.н.), поздний – с остатками корейской культуры конца XIX – начала XX вв. С памятника получена коллекция археологического материала, насчитывающая 1334 артефакта, основная часть которых относится к позднему этапу заселения.

Жилище раннего железного века представляет собой врезанный в склон котлован подквадратной формы с размерами стенок 44 м. Своими углами котлован ориентирован по сторонам света. В жилище три выраженных стенки, наиболее высокие из них – северо-восточная и северо-западная (20-30 см), южная стенка отсутствует. К юго-западному углу котлована примыкает «тамбур» – вход в жилище, представленный подквадратным (11 м) в плане углублением (до 10 см), которое плавно, без уступа переходит в пол постройки. На полу жилища, ближе к его северо-восточной стенке, имеется углубленный очаг подквадратной формы с чашевидным ложем (размеры 4050 см, глубина до 10 см). На полу котлована и за его пределами выявлено пять столбовых ям диаметром 15-17 см и глубиной до 20 см. Археологический материал раннего железного века представлен каменными орудиями и керамикой. Идентифицирующими предметами являются фрагменты стенок и блюдовидных венчиков лепных керамических сосудов, орнаментированные оттисками ромбического штампа.

Верхний культурный горизонт представлен слоем задернованной пахоты – рыхлой темно-коричневой гумусированной супесью (мощностью 18-37 см). К сожалению, данные отложения несут многочисленные следы современных антропогенных нарушений и не содержат остатков каких-либо сооружений, связанных с деятельностью корейских поселенцев. Тем не менее из темно-коричневой супеси получено основное количество корейских находок.

Полученная корейская коллекция включает изделия, изготовленные из кости, железа, меди, фарфора и керамики.

Костяные изделия.

Встречено лишь одно изделие из кости, это игральная фишка прямоугольной формы с шестью круглыми углублениями на одной из сторон (рис. 1: 10).

Железные изделия.

1. Подковы (10 экз.) – изогнутые пластины длиной 9-10 см и шириной 2,8-3,5 см. Дугообразный край пластины имеет волнистую форму, вдоль него расположены овальные отверстия (рис. 1: 3).

2. Гвозди (8 экз.) – кованые, квадратные в сечении.

3. Наконечник дротика с ромбовидным пером (рис. 1: 1).

4. Сечка (рис. 1: 2).

5. Обломки и неопределимые изделия (14 экз.).

Медные изделия.

1. Пуговицы (7 экз.) – тонкие, слегка выпуклые диски с парой прямоугольных отверстий по центру, диаметр изделий 1,7-2,3 см (рис. 1: 4-6).

2. Детали курительных трубок (8 экз.) – мундштуки цилиндрической формы (рис. 1: 8, 9) и чашечки для табака (рис. 1: 11-13). На один мундштук нанесено изображение стилизованного иероглифа «шоу» – долголетие и знак «ш» – радость (рис. 1: 8) (здесь и далее чтение, перевод иероглифов А.Л. Ивлиева).

3. Перстень с печаткой – на внешней поверхности печатке содержится иероглиф «шоу», обозначающий долголетие. На внутренней поверхности небольшое клеймо – знак, состоящий из двух иероглифов, слева – ключ «кисть», справа – не поддающаяся переводу графема, более всего похожая на знак чжурчженьской письменности (рис. 1: 7).

Фарфор.

1. Чаши серо-зеленого цвета с монохромной росписью под глазурью (рис. 2: 3). Обнаружены две археологически целые чаши, фрагменты венчиков от 32 и фрагменты днищ от 8 изделий. Чаши покрыты глазурью светлого серо-голубого цвета с росписью темного серо-буро-зеленого цвета. Под глазурью формовочная масса посуды светло-серого цвета. Нижняя часть кольцевого поддона не глазурована, на его поверхность налип мелкий спекшийся песок – следы подсыпки под основание сосуда при обжиге. На внутренней поверхности сосудов между дном и стенками оставлено не глазурованная полоса, покрытая краской оранжевого или светлокоричневого цвета.

Все обнаруженные фрагменты представляют один тип изделий – чаши на кольцевом поддоне, со слабо расширяющимися стенками и прямым венчиком. Все они примерно одного размера: диаметр венчика – 10см, диаметр дна – 6-8 см, высота – 5-6 см. Толщина стенок постепенно уменьшается к венчику: в придонной части – 0,6-0,7 см, у края сосуда – 0,2 см. Толщина днища – 0,7-1см. Высота кольцевого поддона 1-1,2 см, ширина – 1,0,5 см. Найдена лишь одна миниатюрная чашечка: диаметр дна 2 см, диаметр венчика 4 см, высота 2, см, ширина поддона 0,5 см, высота – 0,2 см. Подглазурная роспись выполнена широкими мазками кисти. Узор на сохранившихся фрагментах интерпретируется как растительный, состоящий из листочков и лепестков.

2. Чаши голубого цвета с синей подглазурной росписью (рис. 2: 2). Обнаружено 27 фрагментов венчиков от 8 сосудов, фрагменты донышек от 6 изделий и 43 фрагмента боковых стенок. Судя по морфологии фрагментов, все они принадлежат чашам на кольцевом поддоне, по форме близким чашам серо-зеленого цвета. Подглазурная синяя роспись выполнена как тонкими линиями, так и широкими мазками. Мотивы и общая композиция на подавляющем количестве черепков не читается, однако на отдельных фрагментах можно вычленить изображения дракона и облаков. Характерной особенностью этого фарфора является то, что он расписан как снаружи, так и изнутри. Растительный орнамент встречен на фрагментах двух сосудов. На одном сосуде изображен бамбук, на наружной стороне другого – стилизованное изображение хризантемы, на внутренней – стилизованное изображение стрекозы.

3. Чаши белого цвета с росписью по глазури. Найдены фрагменты одного изделия – чаши на кольцевом поддоне. Толщина стенок в придонной части 0,5 см, венчика 0,2 см. Роспись нанесена в виде цветков и бабочек.

Контур элементов росписи выполнен бурой краской тонкой кистью, внутри элементы широкими мазками закрашены желтым, розовым, оранжевым, зеленым цветом.

4. Белый фарфор с подглазурной росписью синего и зеленого цвета. Найдено 6 фрагментов венчиков, донышка и 22 фрагмента стенок от разных сосудов. Роспись минимальная: в придонной части узкий орнаментальный бордюр зеленого цвета по типу меандра, вдоль венчика одна или две горизонтальные линии. На большинстве стенок роспись отсутствует, на двух фрагментах есть стилизованные изображения иероглифов (рис. 2:

5). Белый фарфор, вероятно, представлен чашками и блюдцами.

5. Монохромный глазурованный фарфор серо-зеленого цвета (рис. 2: 4). Обнаружена одна археологически целая чаша, одна придонная часть и венчики 4 сосудов. Изделия покрыты серо-зеленой глазурью полностью, за исключением придонной части и наружной стороны дна. Изделия грубые, глазурь не скрывает следов формовки на круге, неглазурованные участки шершавые. Данная группа фарфора представлена чашами на кольцевом поддоне, с резко расширяющимся туловом в придонной части, высокими плечиками и прямым или слабо отогнутым венчиком с округлой кромкой. Основные параметры изделий: диаметр дна 6 см, диаметр венчика 16 см, высота 7 см. Толщина дна 0,8-1 см, стенок в придонной части 1,2-1,5 см, венчика 0,4-0,5 см. Высота поддона 0,5-1,5 см, ширина – до 1 см. Сечение поддона прямоугольное или треугольное.

6. Монохромный глазурованный фарфор коричневого цвета. Обнаружена узкая горловина бутыли с цилиндрическим туловом и крутыми плечиками, диаметром 6 см, высотой 2,5 см.

7. Монохромный глазурованный фарфор черного цвета. Найдено 2 фрагмента стенок толщиной 0,5 см, фрагмент дна толщиной 0,7 см.

Станковая керамика.

Фрагменты керамики являются наиболее массовыми находками на памятнике. Вся корейская керамика изготовлена на гончарном круге, плоскодонная. За редким исключением, отощитель в формовочных массах визуально не выделяется. Толщина стенок 0,5-0,7 см, реже встречаются толстостенные и тонкостенные фрагменты. Цвет основного количества черепков темно-серый, реже оранжевый. Восстанавливается один сосуд – это крупная миска (таз) высотой 10,5 см, диаметром венчика 36 см, диаметром дна 20 см (рис. 2: 1). Стенки слабовыпуклые, венчик резко отогнутый, округлый. Остальные изделия не восстанавливаются, но по форме венчика можно предположить, что часть из них имела горшковидную форму с резко отогнутым «Г»-образным или округлым венчиком, часть – форму чаш с прямым венчиком. Встречены обломки ленточных ручек, которые крепились на плечиках сосудов. Стенки сосудов гладкие, ровные, часто в придонной части и в зоне плечиков прослеживаются неглубокие трассы, оставленные лопаточкой при операции заглаживания. Поверхности сосудов имеют ребристую форму, что характерно для рисомоек.

Другие керамические изделия.

Помимо сосудов, из глины изготовлены небольшие, овальные в плане грузики (3 экз.). На боковой поверхности изделий шнуром по еще сырой глине выдавлен желобок для привязывания.

Изделия из камня.

Представлены абразивами в виде плиток из песчаника (9 экз.).

Среди обнаруженных на поселении Черепаха-10 предметов типичными для корейских поселений Приморья являются фарфоровые чаши серо-зеленого цвета с монохромной росписью под глазурью и фарфоровые чаши голубого цвета с синей подглазурной росписью. Такая посуда обнаружена на целом ряде корейских памятников, например на предварительно изученных авторами поселениях Ломоносов-1 (Хасанский район) и Усть-Соколовка-1 (Лазовский район) (рис. 3). Более того, чаши первой группы по деталям в технологии изготовления идентичны на всех трех указанных поселениях (Черепаха-10, Ломоносов-1, Усть-Соколовка-1), что позволяет рассматривать их как продукцию одного гончарного предприятия, снабжавшего посудой корейское население юго-востока Приморья.

Батаршев С.В., Крупянко А.А., Попов А.Н. Этноархеологические памятники Хасанского района (Приморье): проблемы и перспективы изучения // Этноистория и археология Северной Евразии: теория, методология и практика исследования. Иркутск – Эдмонтон: Изд-во ИрГТУ, 2007. С. 413-416.

Авилова И.К. Участие корейцев в хозяйственной колонизации юга Дальнего Востока России во второй половине XIX – начале XX вв.

(некоторые аспекты проблемы) // История российско-корейских отношений на Дальнем Востоке. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та,

2001. С. 118-120.

Чернолуцкая Е.Н. Принудительные миграции на советском Дальнем Востоке в 1920-1950-е гг. Владивосток: Дальнаука, 2011. С. 228.

Кузнецов О.В. Процессуальная археология и этноархеология охотников и собирателей // Этнографическое обозрения. 2006. № 5. С. 134Рис. 1. Поселение Черепаха-10. Изделия из железа (1-3), меди (4-9, 11-13) и кости (10).

Рис. 2. Поселение Черепаха-10. Станковая (1) и фарфоровая посуда (2-5).

Рис. 3. Поселения Ломоносов-1 (1), Усть-Соколовка-1 (2). Фарфоровая посуда.

Беляков Алексей Олегович, канд. филос. наук, доцент Кафедра религиоведения, Центр археологических исследований Амурский государственный университет aob111111@gmail.com Миронов Максим Анатольевич, аспирант Институт археологии этнографии СО РАН ГАУ «Центр по сохранению историко-культурного наследия Амурской области»

Центр археологических исследований, Амурский государственный университет mironovmaksim8@yandex.ru

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ИНТЕРПРЕТАЦИИ ПРЕДМЕТОВ МАТЕРИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ

НАРОДОВ «МАНЬЧЖУРСКОГО КЛИНА»

УДК 90 Аннотация. В статье рассматриваются основные подходы и актуальные проблемы интерпретации артефактов, обнаруженных в районе проживания народов «маньчжурского клина».

Ключевые слова и фразы: Маньчжурский клин, дауры, дючеры, маньчжуры, археологические культуры.

Belyakov Alexey Olegovich, Ph.D. in Philosophy, Associate Professor Department of Religious Studies, Archaeological Research Center Amur State University aob111111@gmail.com Mironov Maxim Anatolievich, Postgraduate Student Institute of Archaeology and Ethnography SO RAS Center for the Preservation of Historical and Cultural Heritage of the Amur Region Archaeological Research Center, Amur State University mironovmaksim8@yandex.ru

CURRENT ISSUES OF INTERPRETATION SOME ARTEFACTS OF «MANCHURIAN WEDGE NATIONS»



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 33 |

Похожие работы:

«Правительство Орловской области ФГБОУ ВПО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации» (Орловский филиал) ГОСУДАРСТВЕННАЯ МОЛОДЕЖНАЯ ПОЛИТИКА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Материалы II Международной научно-практической конференции (21 мая 2015 г.) ОРЕЛ 20 ББК 66.75я ГРекомендовано к изданию Ученым Советом Орловского филиала РАНХиГС Составитель: Щеголев А.В. Государственная молодежная политика: история и современность. Г-72 Материалы II...»

«Крымская конференция 1945 г. актуальные вопросы истории, права, политологии, культурологи, философии Yalta Conference, actual issues of history, law studies, political science, culture studies and philosophy Крымская конференция 1945 г.: актуальные вопросы истории, права, социологии, политологии, культурологи, философии / материалы международной научной конференции Ялта-45/13 (Симферополь, Украина 23апреля 2013г.) / под общей редакцией Шевченко О.К. – Симферополь: электронное издательство...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ НАУКИ ИНСТИТУТ ИСТОРИИ, АРхЕОЛОГИИ И эТНОГРАФИИ НАРОДОВ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ОТДЕЛЕНИЯ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ НАУКИ ТИхООКЕАНСКИЙ ИНСТИТУТ ГЕОГРАФИИ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ОТДЕЛЕНИЯ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК  RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES FAR EASTERN BRANCH INSTITUTE OF HISTORY, ARCHAEOlOgY AND ETHNOgRApHY OF THE pEOplES OF THE FAR EAST pACIFIC gEOgRApHICAl INSTITUTE Historical and...»

«МАТЕРИАЛЫ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ШКОЛЬНИКОВ VII «НОБЕЛЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ Посвящается 70-летию полного освобождения советскими войсками города Ленинграда от блокады его немецко-фашистскими войсками (1944 год) «Помни о прошлом, созидай в настоящем, формируй будущее» Санкт-Петербург 08 апреля 201 Нобелевские чтения. Материалы VII научно-практической конференции с международным участием. 8 апреля 2014 года. Санкт-Петербург. СПб.: «Стратегия будущего», 2014. 337 с. В сборник включены материалы...»

«НАУЧНАЯ ДИСКУССИЯ: ВОПРОСЫ ЮРИСПРУДЕНЦИИ Сборник статей по материалам XLIV международной заочной научно-практической конференции № 12 (39) Декабрь 2015 г. Издается с мая 2012 года Москва УДК 34 ББК 67 Н 34 Ответственный редактор: Бутакова Е.Ю. Н34 Научная дискуссия: вопросы юриспруденции. сб. ст. по материалам XLIV междунар. заочной науч.-практ. конф. – № 12 (39). – М., Изд. «Интернаука», 2015. – 182 с. Сборник статей «Научная дискуссия: вопросы юриспруденции» включен в систему Российского...»

«Генеральная конференция U 33 C 33-я сессия, Париж, 2005 г. 33 C/62 10 октября 2005 г. Оригинал: английский Пункт 5.26 повестки дня Предоставление Институту теоретической и прикладной математики (ИТПМ) в Бразилии статуса регионального института под эгидой ЮНЕСКО (категории II) Доклад Генерального директора АННОТАЦИЯ Источник: решения 171 ЕХ/13, 172 ЕХ/15. История вопроса: на своей 172-й сессии Исполнительный совет рассмотрел документ 172 ЕХ/16, содержащий доклад Генерального директора о...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE Основные проблемы и тенденции развития в современной юриспруденции Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (10 октября 2015г.) г. Волгоград 2015 г. УДК 34(06) ББК 67я Основные проблемы и тенденции развития в современной юриспруденции/Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. г.Волгоград, 2015. 92 с....»

«Представительство Фонда Ханнса Зайделя в Центральной Азии Академия управления при Президенте Кыргызской Республики СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ПРЕЗЕНТАЦИИ – ДОКЛАДОВ КОНФЕРЕНЦИИ 16.03.20 НА ТЕМУ: «ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ НА МЕСТНОМ УРОВНЕ В КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ» БИШКЕК – 2012 ПРЕДИСЛОВИЕ Всё взаимосвязано со всем гласит первый экологический закон. Значит, и шага нельзя ступить, не задев, а порой и не нарушив чего-либо из окружающей среды. Между человеком и окружающей его средой устанавливаются...»

«Б.Д. К О 3 Е Н К О ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (Новая и новейшая история. 2001. №3. С.3–27) Первая мировая война одно из самых грандиозных и трагических событий в истории человечества, которое до сих пор привлекает к себе внимание. Над ее историей работали и работают ученые многих стран. Несмотря на прошедшие десятилетия и другие грозные катаклизмы XX в., интерес к войне 1914-1918 гг. не иссякает, а в ряде стран, например в России, даже растет. Расширяется и отечественная...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования «Витебский государственный университет имени П.М. Машерова» Государственное научное учреждение «Институт истории Национальной академии наук Беларуси»ПОБЕДА – ОДНА НА ВСЕХ Материалы международной научно-практической конференции Витебск, 24 апреля 2014 г. Витебск ВГУ имени П.М. Машерова УДК 94(100)1939/1945+94(470)1941/19 ББК 63.3(2)622я4 П41 Печатается по решению научно-методического совета учреждения образования «Витебский...»

«Исторические исследования www.historystudies.msu.ru _ СОБЫТИЯ, ВЫСТАВКИ, ЮБИЛЕИ Захарова А.В. Хроника Международной конференции молодых специалистов «Актуальные проблемы теории и истории искусства» 21-24 ноября 2013 г. на историческом факультете МГУ имени М.В. Ломоносова Аннотация. Международная конференция молодых специалистов «Актуальные проблемы теории и истории искусства» ежегодно проводится совместно искусствоведческими кафедрами исторических факультетов МГУ и СПбГУ по очереди в...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ОБРАЗОВАНИЯ Федеральное государственное научное учреждение «Институт теории и истории педагогики» ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ИНСТИТУТА ТЕОРИИ И ИСТОРИИ ПЕДАГОГИКИ РАО ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ НАУКА: ГЕНЕЗИС И ПРОГНОЗЫ РАЗВИТИЯ Сборник научных трудов Международной научно-теоретической конференции 28–29 мая 2014 г. в 2-х томах Том II Москва ФГНУ ИТИП РАО УДК 37.0 ББК 74е(о) ПРекомендовано к изданию Ученым советом Федерального государственного научного учреждения «Институт теории и...»

«Международная ассамблея «Русский Крым: историко-цивилизационные корни» 12-13 мая 2014 г. Дайджест СМИ Международная Ассамблея «Русский Крым: историкоцивилизационные корни» Пост-релиз 12–13 мая 2014 года в Крыму по инициативе Института стран СНГ состоялась Международная Ассамблея «Русский Крым: историко-цивилизационные корни». Идея проведения Ассамблеи прямым образом связана с историческим фактом воссоединения Крыма с Россией и была поддержана руководителями Республики Крым и города Севастополя,...»

«Бюджетное учреждение Ханты-Мансийского автономного округа – Югры «Музей геологии, нефти и газа»СБОРНИК ТЕЗИСОВ II РЕГИОНАЛЬНОЙ МОЛОДЕЖНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ИМЕНИ В. И. ШПИЛЬМАНА «ПРОБЛЕМЫ РАЦИОНАЛЬНОГО ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ И ИСТОРИЯ ГЕОЛОГИЧЕСКОГО ПОИСКА В ЗАПАДНОЙ СИБИРИ» 14–15 апреля 2014 года Ханты-Мансийск ББК 20.18 С 23 Редакционная коллегия: Т. В. Кондратьева, А. В. Нехорошева, Н. Л. Сенюкова, В. С. Савина С 23 Сборник тезисов II региональной молодежной конференции им. В. И. Шпильмана «Проблемы...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Министерство образования и науки Республики Татарстан Елабужский государственный педагогический университет Институт истории им. Ш. Марджани Материалы Всероссийской научно-практической конференции КаМсКий торгоВый путь Елабуга, 26-27 апреля 2007 года Елабуга Печатается по решению Редакционно-издательского совета ЕГПУ, протокол № 22 от 24 января 2008 года УДК 930.26 + 947 ББК 63.4(2) + 63.3(2) К 18 редакционная коллегия: Калимуллин А.М. —...»

«Романов П. В., Ярская-Смирнова Е. Р.«ЖИЛА-БЫЛА МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА, КОТОРАЯ ЛЮБИЛА ТАНЦЕВАТЬ.» СЕМЕЙНЫЕ ИСТОРИИ ИНВАЛИДОВКОЛЯСОЧНИКОВ Исследования общественной и частной жизни инвалидов Полевое исследование: люди и метод Быть или не быть инвалидом Стандартные проблемы нестандартных людей Инвалидность общественного устройства Границы и свобода частной жизни Государственный ребенок: Тамара Любовь: «Тигр может съесть обезьяну» Семья как взаимные обязательства: Марина и Евгения Выводы В данной главе...»

«Журналистика России: история и современность СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ Молодые исследователи Материалы 13-й международной конференции студентов, магистрантов и аспирантов 11 – 13 м а р т а 2 01 4 г. ПРЕДИСЛОВИЕРоссии: история и современность Журналистика Журналистика России: история и современность Санкт-Петербургский государственный университет Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ Молодые...»

«ISSN 2412-9712 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 09 октября 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ: Международное...»

«Опыты междисциплинарного мышления. СИНГУЛЯРНАЯ ТОЧКА ИСТОРИИ Автор: А. Д. ПАНОВ Все чаще современные ученые чувствуют ограниченность дисциплинарных рамок исследования, причем даже в случае, когда речь идет о дисциплине в широком смысле слова. Привычными стали работы на стыках наук. Но по-прежнему весьма редки случаи, когда ученый в одинаковой степени владеет методами далеких друг от друга областей познания, например истории и математики, физики и лингвистики и т.п. В этом и ряде последующих...»

«АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН ИНСТИТУТ ТАТАРСКОЙ ЭНЦИКЛОПЕДИИ ИСТОРИЯ РОССИИ И ТАТАРСТАНА: ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Сборник статей итоговой научно-практической конференции (г. Казань, 24–25 июня 2012 г.) Казань–20 УДК 94 (47) ББК 63.3 (2) И 90 Рекомендовано к изданию Ученым советом Института Татарской энциклопедии АН РТ Редакционная коллегия: докт. ист. наук, проф. Р.М. Валеев; докт. ист. наук, проф. Р.В. Шайдуллин; канд. ист. наук, доц. М.З. Хабибуллин История...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.