WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 32 |

«ТОРГОВЛЯ, КУПЕЧЕСТВО И ТАМОЖЕННОЕ ДЕЛО В РОССИИ В XVI – XIX вв. Сборник материалов Второй международной научной конференции (Курск, 2009 г.) Курск ББК 65. Т Составитель А. И. Раздорский ...»

-- [ Страница 4 ] --

В. Д. Назаров, обратившись к русско-ногайской торговле, создал весьма обстоятельный труд, в котором были отражены эти связи в первой половине XVI в. Историк отметил устойчивый характер русско-ногайской торговли, постоянный характер взимания пошлин с ногайских купцов. Общим выводом исследования стало наблюдение о постепенно растущей зависимости Ногайской Орды от русского экспорта5.

Не прошел мимо торговых сюжетов и исследователь истории Ногайской Орды В. В. Трепавлов. Он отметил факты освобождения ногаев от пошлин и связал это с политическими соображениями. В целом, оценивая ногайско-русскую торговлю, историк пришел к выводу о том, что она послужила одним из факторов относительно мирного сосуществования России и Ногайской Орды6.

Таким образом, русско-ногайские торговые отношения нашли достаточно полное освещение в отечественной историографии. Вместе с тем, часть вопросов оказалась не рассмотрена или рассмотрена частично. Именно поэтому мы взяли на себя смелость вновь обратиться к этой проблематике.

Начало торговли ногаев с Русским государством стоит относить к началу дипломатических отношений между государствами. Уже первое ногайское посольство 1489 г. сопровождали купцы7.

Однако в конце XV в. торговля между странами не имела устойчивого характера. Поэтому в источниках не отражалось ни ее содержание, ни количественные характеристики.

При Василии III торговые сюжеты прозвучали вполне отчетливо. Русское государство сформулировало принцип свободной торговли: «гости бы ваши в наши земли ходили добровольно безо всякие зацепки»8. И Россия, и Ногайская Орда стремились к регулярности торговых контактов9. Таким образом, в начале XVI в. обе стороны определенно заявили об интересе в развитии взаимной торговли, который сохранялся вплоть до второй половины XVII в.

Первоначально русско-ногайская торговля была не строго регламентирована, но, начиная с 1530-х гг., степень регламентации возрастает. Это явление связано, скорее всего, с учащением случаев ограблений ногайских купцов, с одной стороны, а с другой — с участием в нападениях на деревни по украинам самих ногайских купцов10. Как средство минимизирования подобных криминальных случаев правительство Елены Глинской предлагало уменьшить количество приезжавших купцов11.

Другим средством обеспечения безопасности стала организация охраняемого торга.

Для этих целей назначались «базарские» воеводы12. В 1530-х гг. назначение происходило во время прибытия послов и купцов в Москву, позднее эта служба слилась со службой «детей боярских встречальников», т. е. «базарские воеводы» контролировали ногаев в течение всего времени их нахождения в России. Впрочем, это совмещение длилось недолго: уже с мая 1555 г. вернулись к прежней практике. О функциях «базарских воевод» позволяет судить наказ А. В. Плещееву (август 1577 г.).

Воевода должен был пресекать любые контакты местного населения с ногаями. На него же возлагался контроль за криминогенной обстановкой на базаре и сыск в случаях преступлений. Он же учитывал проданный товар, в случаях покупки без записи штрафовал покупателей (сумма штрафа составляла 2 руб. с человека), а лошадей, купленных таким способом, забирал «на государя». Именно он следил за тем, чтобы «заповедный товар» продавался в рамках, строго установленных специальным указом. Нарушителей торгового порядка воевода должен был задерживать и препровождать в Посольский приказ, а товар конфисковывать13.

Длительное время основным местом русско-ногайского торга оставалась Москва14, но после присоединения Казанского и Астраханского ханств торговля начала проводиться в Казани и Астрахани15, впрочем, традиционных для ногайского купечества.

Место ногайского торга в Москве определить достаточно сложно. Скорее всего, базар размещался там же, где устанавливали самих купцов. Как правило, ногайских купцов ставили либо под Паншиным, либо «на лугу» около Симонова монастыря, временами торговали в Наливках, иногда — в Красном селе16.

На торге присутствовали специалисты по устному переводу — толмачи. В их обязанности входил сбор и учет пошлин на государя и Троице-Сергиев монастырь17. Пошлины, взимавшиеся с ногайских купцов, были разнообразными. Их структура представляется в следующем виде. В Москве взималась тамга на царя, в Рязани и Коломне — на коломенского наместника. Если ногаи ехали через Владимир, то сборы взимались на владимирского наместника. При следовании через Касимов тамгу взимали на царя и царевича, а также «на болшого князя на Ширинского»18. Кроме этого, правом сбора пошлин за клеймение ногайских лошадей обладал Троице-Сергиев монастырь19.

При таком количестве различных пошлин естественно выглядит стремление ногаев избавиться от них. Однако правительство подходило к этому вопросу весьма осмотрительно. Впервые вопрос о возможном снижении пошлин рассматривался великокняжескими представителями в 1534 г., но эта практика не была сколько-нибудь долгой, и вскоре ее прекратили20. Сама эта попытка находилась в русле мероприятий правительства Елены Глинской, направленных на снижение напряженности в русско-ногайских отношениях. Учитывая, что эта политика имела ограниченный успех, постепенно от нее отказались. Впоследствии к практике снижения пошлин прибегали по политическим соображениям21. Так, в 1548 г. Шейх-Мамай-бий добился освобождения собственных купцов от косвенных сборов. Этого же права добился и Исмаил-мирза. В 1554 г. таможенные льготы получил Юнус-мирза б. Юсуф22. Наиболее значительную льготу получил Исмаил-бий в июле 1558 г. Русское правительство по причине голода в Ногайской орде освободило ногаев от взимания «тамги и иных пошлин» на три года23. С купцов Исмаила пошлины не брались и в 1562 г., а те сборы, что уже были взяты, русское правительство обещало даже вернуть24.

Со стороны ногаев торговлю с русскими вели ордобазарцы — представители привилегированной социальной группы. Они были приближены к бию и мирзам и обслуживали их товарами25. Не редко ордобазарцы выполняли дипломатические поручения и становились доверенными лицами ногайских биев26. Для торговли вне орды ордобазарцы получали у бия ярлык, разрешавший ее, при его отсутствии купцы занимались контрабандой27. Ордобазарцы также занимались поиском и выкупом плененных ногаев28.

Необходимо отметить, что купцы могли купить не все товары. Так, из сферы торговли выводились так называемые «заповедные товары»: оружие, доспехи, некоторые металлические изделия и ряд других29. Однако в отношении послов этот режим значительно смягчался30. Подобное правило приводило к махинациям со стороны ногаев. Так, Д. И. Губин в 1535 г. упоминал, что многих людей в дипломатической миссии ногаев в послы назначил представитель Саид-Ахмед-бия Кудояр. Среди таких назначенцев оказались и ордобазарцы31. В 1553 г. в Москве вскрыли факт следующего мошенничества. Некий Карач просил Исмаила отпустить его торговать в Россию, но получил отказ. В итоге он прибыл как посол Исмаила. Его махинации вскрылись благодаря прочтению нишана, в котором оказалось имя Мухаммад-мирзы б. Исмаила. После расспроса русского гонца М. Девлечарова выяснилось, что Исмаил не посылал Карача послом и грамот ему не давал. В результате русское правительство отослало грамоту обратно, потребовало от Исмаила разобраться в ситуации и наказать виновного, а также сконцентрировать заверение грамот у Исмаила32.

Торговые караваны ногаев всегда сопровождали ногайских послов. Пути их следования достаточно полно изучены нашими предшественниками. Основные направления были следующими: Самара — Казань — Нижний Новгород — Владимир — Москва или Переволока — вдоль Дона — устье Воронежа — Ряжск — Рязань — Москва. Первая дорога (так называемая «казанская») являлась основной33.

Однако стоит указать на существовавшие в XVI в. иные варианты этих путей. Так, ногайские посольства, торговые караваны да и военные отряды шли в основном через Мещеру или Рязанщину.

Часто первым пунктом их прибытия становились Касимов34 и Темников35. Встречался и более древний36 путь в Москву через Казань на Муром37. Можно сказать, что ногаи тяготели, в основном, к движению через Мещеру, но после 1556 г. возвращались назад часто водным путем через Нижний Новгород и Казань на Астрахань38.

Основной статьей экспорта из Ногайской Орды являлись кони. Особое значение поставки ногайских лошадей приобрели после 1515 г., когда Мухаммед-Гирей-хан переориентировал крымских конепродавцев на турецкий рынок39. Литовский автор М. Литвин придавал русско-ногайской торговле военно-стратегическое значение40. По мнению ряда исследователей, именно на базе ногайских лошадей происходило становление русской кавалерии41. Это суждение подтверждается и сообщениями источников, согласно которым покупка ногайских коней разрешалась исключительно служилым людям42.

Стоили ногайские лошади сравнительно дешево. По подсчетам В. Д. Назарова, их минимальная стоимость составляла 1,5–2 руб.43 По данным Н. И. Костомарова, за украденного коня при Иване Грозном взимали 5 руб., за кобылу — 3 руб. (за русскую — 6 руб.), а за жеребенка — 2 руб. Правда, отдельные отборные аргамаки и кобылы могли стоить 20 руб.44 На ценовую политику ногайских купцов влияли природные условия во время их доставки в Россию. Так, в 1539 г. лошади были дешевы вследствие раннего выпадения снега, что привело к высокой их смертности из-за «безъкормиа»45.

Русское правительство имело право отобрать для царских конюшен лошадей до начала торга.

Так, в 1551 г. царь приказал ясельничим сначала отобрать на себя коней, а после этой операции разрешил начать торговлю. На «государево имя» отбирались иноходцы и «лутчие кони»46.

Поставки лошадей из Ногайской Орды были весьма значительны. Например, за период до 1563 г. ногаи пригнали в Россию 319465 лошадей. Однако динамика лошадиной торговли носила регрессивный характер, что было связано с хозяйственной разрухой орды, вызванной долгой ногайской смутой середины XVI в. Послания правителя орды Исмаила рисуют картину крайнего обнищания кочевников47. На сокращение поголовья коней в Ногайской Орде влияли также нападения на ногайские кочевья и угоны лошадей48. Угон лошадей Исмаил расценивал как удар по своей обороноспособности49.

Самые крупные поставки пришлись на 1555 г., когда ногаи привели на рынки Москвы и Казани 40000 коней50. Затем количество коней, пригоняемых на продажу, снижается51. Наиболее значительные поставки после 1555 г. составили 7000 лошадей в ноябре 1556 г.52, 2000 — в июле 1557 г.53, 5000 — в июне 1561 г.54. Остальные поставки не достигали даже 1000 голов.

Кроме коней ногаи поставляли на русские рынки овец. Однако информация об этом скудна и ограничивается сообщением о пригоне на продажу 24300 овец в 1555 г., причем большая часть (20300) была продана в Казани55. Продавали они и продукты скотоводства и ремесла. Среди них упоминаются войлок, «кожи телятинные», топленное сливочное масло, звериные шкуры. Особой известностью пользовались ногайские тулупы56.

Еще одной статьей русско-ногайской торговли во время Ливонской войны стала продажа пленных, однако точных данных о количестве и составе ливонских пленных посольские книги не содержат. Хотя другие источники позволяют считать, что торговля ливонцами имела весьма бойкий характер57. В 1561 г. упоминается просьба Исмаил-бия разрешить его представителю Бекчуре купить своим женам по «девке немецкой», а для себя бий хотел приобрести двух полонянок58. В 1577 г. ДинАхмад-бий просил разрешение на покупку 30 полоняников59.

В целом работорговля с ногаями находилась под контролем русского правительства. Главной задачей подобного контроля было пресечение продажи под видом «немцев» русских людей. В виду того что в войне принимали участие касимовские татары в это время для ногаев открылось дополнительное место торга полоном — Касимов. Впрочем, торг здесь был весьма ограничен. В Касимове разрешалось торговать только послам в числе не более 6 чел. в сопровождении толмача и сына боярского60. В целом, изучение судеб «ливонского полона» в орде требует специального изучения.

Подытоживая наши наблюдения можно сказать следующее. Русско-ногайская торговля имела весьма существенный характер для обоих государств. Об этом свидетельствует заинтересованность русского правительства в стимулировании ногайских мирз отсылать торговые караваны в Москву, а также усилия по восстановлению торговли в завоеванных областях61. Однако тенденция ее развития оказалась регрессивной, что объясняется междоусобицей и «хозяйственной катастрофой» в Ногайской Орде в середине XVI столетия.

Таким образом, торговля в русско-ногайских отношениях занимала важное место, но преувеличивать ее роль нельзя. Для Русского государства, несмотря на его высокую заинтересованность в ногайском конском экспорте, она была дополнительным инструментом политического воздействия на ногаев ради сохранения их союзных отношений или нейтралитета.

–  –  –

См.: Карамзин Н. М. История государства Российского. М., 1989. Кн. 2, т. 4. Стб. 118–119; Соловьев С. М. Соч. М., 1989.

Кн. 3, т. 6. С. 466; Савва В. И. О Посольском приказе в XVI в. Харьков, 1917. Вып. 1. С. 379, 389.

Бахрушин С. В. Москва в период укрепления Русского централизованного государства XVI века // История Москвы.

М., 1952. Т. 1: Период феодализма, XII–XVII вв. С. 171.

Фехнер М. В. Торговля Русского государства со странами Востока в XVI веке. 2-е изд., доп. М., 1956. С. 6, 7, 18–19, 48, 53, 54, 55, 56, 57, 61, 64, 65, 97, 98.

Кидирниязов Д. С. Из истории торговых отношений ногайцев с Россией (XVI–XVIII вв.) // Товарно-денежные отношения в дореволюционном Дагестане: Темат. сб. Махачкала, 1991. С. 58.

Назаров В. Д. Российско-ногайская торговля (первая половина XVI века) // Восток. 1998. № 1. С. 48–64.

Трепавлов В. В. 1) Кочевники на русских рынках: Ногайская торговля в XVI–XVII вв. // ОИ. 2000. № 3. С. 165–177;

2) История Ногайской Орды. М., 2001. С. 522–539.

Сб. РИО. СПб., 1884. Т. 41. С. 81.

ПКСРНО. С. 65.

Там же. С. 80; Назаров В. Д. Российско-ногайская торговля… С. 49.

ПКСРНО. С. 102, 113.

–  –  –

Там же. С. 113; РГАДА. Ф. 127 (Сношения России с ногайскими татарами). Оп. 1. Кн. 4. Л. 49, 101 об., 110, 122, 139 об.– 140, 166 об., 172 об., 182 об.–183, 256 об., 374 и др. Первоначально служба не была разрядной. С 1561 г. она приобретает этот статус и даже используется в местнических спорах, но в «Государевом разряде» не фиксируется. См.: Анхимюк Ю. В.

Частные разрядные книги с записями за последнюю четверть XV — начало XVII веков. М., 2005. С. 121.

Там же. Кн. 8. Л. 27 об.–29 об.

Назаров В. Д. Российско-ногайская торговля… С. 51.

См.: РГАДА. Ф. 127. Оп. 1. Кн. 4. Л. 350 об.

–  –  –

Там же. Кн. 6. Л. 185 об.–186.

См.: Каштанов С. М. Хронологический перечень иммунитетных грамот XVI века. Ч. 2. // АЕ за 1960 год. М., 1962. С. 140.

№ 676, 677.

Назаров В. Д. Российско-ногайская торговля… С. 53.

Трепавлов В. В. История Ногайской Орды. С. 532–533. Ср.: Назаров В. Д. Российско-ногайская торговля… С. 53.

ПКСРНО. С. 252, 290; РГАДА. Ф.127. Оп. 1. Кн. 4. Л. 231, 231 об.

РГАДА. Ф. 127. Оп. 1. Кн. 5. Л. 178. Данная жалованная грамота дошла до нас еще в копии XIX в., но она неверно датирована (см.: Там же. Оп. 2. Д. 11. Л. 1).

Там же. Оп. 1. Кн. 6. Л. 116 об.–117.

Трепавлов В. В. История Ногайской Орды. С. 524.

ПКСРНО. С. 183, 184; РГАДА. Ф. 127. Оп. 1. Кн. 4. Л. 362–362 об.; Там же. Кн. 5. Л. 44 об., 91 об.–92.

Трепавлов В. В. История Ногайской Орды. С. 523.

ПКСРНО. С. 162.

Там же. С. 114; Герберштейн С. Записки о Московии. М., 1988. С. 126; Назаров В. Д. Российско-ногайская торговля… С. 53; Трепавлов В. В. История Ногайской Орды. С. 534. Прим. 15.

ПКСРНО. С. 114; Назаров В. Д. Российско-ногайская торговля… С. 53.

ПКСРНО. С. 162.

РГАДА. Ф. 127. Оп. 1. Кн. 4. Л. 165 об., 176 об.–177 об.

Фехнер М. В. Торговля Русского государства… С. 18, 19, 45; Трепавлов В. В. История Ногайской Орды. С. 526.

РГАДА. Ф. 127. Оп. 1. Кн. 5. Л. 27 об., 117 об., 180 об.

Там же. Кн. 4. Л. 373; Кн. 5. Л. 31, 80, 164 об., 214.

–  –  –

Трепавлов В. В. История Ногайской Орды. С. 527.

О нравах татар, литовцев и москвитян / М. Литвин. М., 1994. С. 75.

Трепавлов В. В. История Ногайской Орды. С. 528.

РГАДА. Ф.127. Оп. 1. Кн. 8. Л. 30.

Назаров В. Д. Российско-ногайская торговля… С. 61.

Костомаров Н. И. Очерк торговли Московского государства в XVI и XVII столетиях // Костомаров Н. И. Земские соборы: Ист. моногр. и исслед. М., 1995. С. 247.

ПСРЛ. Т. 13: Летописный сборник, именуемый Патриаршей или Никоновской летописью (продолжение). М., 2000. С. 130.

РГАДА. Ф. 127. Оп. 1. Кн. 4. Л. 5–5 об.; Кн. 8. Л. 31.

–  –  –

См.: Трепавлов В. В. История Ногайской Орды. С. 529–530.

Штаден Г. Записки немца-опричника / Сост. и комм. С. Ю. Шокарева. М., 2002. С. 57, 97, 103, 114; Ульфельдт Я. Путешествие в Россию. М., 2002. С. 245, 333, 334, 335, 339, 352.

РГАДА. Ф. 127. Оп. 1. Кн. 6. Л. 7 об.–8.

Там же. Кн. 8. Л. 44.

60 См.: Посольская книга по связям России с Ногайской Ордой (1576 г.). М., 2003. С. 19–20; РГАДА. Ф. 127. Оп. 1. 1583 г.

Д. 1. Л. 6.

РГАДА. Ф. 127. Оп. 1. Кн. 4. Л. 159, 161 об.–162, 163, 165–165 об.

–  –  –

ГОЛЛАНДСКАЯ СИСТЕМА ТОРГОВЛИ И РУССКИЙ РЫНОК В 1560–1760 гг.* Голландская торговля с Россией, зародившаяся в XVI в., достигла расцвета в XVII в. и постепенно пришла в упадок в течение XVIII в. То же самое можно сказать и о голландской внешней торговле в целом. В течение 300 лет между 1500 и 1800 гг. голландская коммерческая система времен «Золотого века» пережила подъем, расцвет и упадок. Голландия достигла первенства в мировой торговле в XVI в.1 и доминировала в ней в XVII в., поскольку являлась «экономическим лидером Европы»2. Голландская коммерческая система может быть определена по-разному, ее функции были многочисленными. Еще в XVIII в. Нидерланды располагали хорошо развитой индустрией, работающей на международный рынок. Кроме того, Голландская республика являлась на протяжении более чем столетия основным средоточием международной посреднической торговли и транспорта. Она была ведущим объединяющим международным рынком, где товары меняли своих владельцев и где, кроме того, голландские купцы организовали прямую торговлю и перевозки между третьими странами3.

Цель настоящей статьи состоит в том, чтобы проанализировать и объяснить развитие русско-голландской торговли и коммерческой системы Голландской республики.

Торговля Нидерландов с Россией достигла значительных размеров около 1560 г., после того как царь Иван IV добился прямого выхода к морю, завоевав ливонский порт Нарва в 1558 г. Купцы из Нидерландов торговали с Нарвой в 1570-х гг. Со временем шведы блокировали порт и окончательно захватили его в 1581 г. Россия снова осталась без порта на Балтийском море. Однако голландские купцы стали использовать иной путь в Россию, идущий по северным широтам, через Белое море к устью Северной Двины. Этот маршрут был открыт англичанами в 1550-х гг. В 1583 г. здесь, в устье Двины, Иван Грозный основал портовый город Архангельск, и в 1585 г. его сын и наследник Федор решил, что это будет единственный порт для торговли России с Западной Европой4.

До 1580-х гг. торговля Нидерландов была в значительной мере торговлей Антверпена. Основная часть внешней торговли Нидерландов, включая торговлю с Россией, была сконцентрирована в этом большом и древнем городе на реке Шельде, который был основным европейским перевалочным пунктом для товаров, имеющих высокую стоимость. Отсюда португальские специи и сахар распространялись по всей Европе. Отсюда английские сукна отправлялись на Балтику и в Левант. И отсюда испанская соль, французские вина, субтропические фрукты и американское серебро поставлялось на Балтику и в Германию, даже если часть этих товаров и не поступала физически в сам порт Антверпена5. Когда торговля Антверпена достигла расцвета, антверпенские купцы начали развивать торговлю с Россией.

Антверпен несомненно являлся доминирующим торговым центром в Нидерландах, но в стране имелось множество центров меньшего размера. Одним из них был Амстердам. Он служил основными воротами для Нидерландов в Северную Германию, Норвегию и на Балтику6. Амстердам доминировал по большей части в торговле с Балтикой. Купцы из Амстердама и других городов Северных Нидерландов привозили соль, вино и сельдь и покупали зерно и древесину7.

Золотое время для голландцев в торговле с Россией началось в 1590-х гг., когда они, как и везде, добились превосходства над англичанами8. Быстрый рост торговых оборотов был составной частью экспансии голландской внешней торговли в целом, имевшей место в конце XVI в.9 Первоначально антверпенская торговля не была существенно затронута революцией в Голландии, которая началась в 1568 г. и продолжалась 80 лет. Катастрофа разразилась в 1585 г., когда испанская армия захватила Антверпен, а повстанцы блокировали город и его морская торговлю полностью остановилась. В 1581 г. восставшие провинции Северных Нидерландов отказались признать испанского короля Филиппа II своим сувереном и с 1588 г. более не пытались найти себе монарха, утвердив таким образом де факто с этого времени республику Соединенных провинций. Поскольку Антверпен находился под властью Испании и был изолирован от моря, Амстердам стремительно превратился в новый центр международной торговли. Это было видно по многим показателям. В 1590-х гг. голландская торговля на Балтике расширилась и включила большее, чем раньше, количество субтропических и колониальных товаров, включая фрукты, оливковое масло, перец, специи и сахар. Это показывает, что она к этому времени была в большей степени интегрирована с рынками Пиринейского полуострова и Средиземноморья. В свою очередь голландцы проникали на рынки Южной Европы с лейденским сукном, хаарлемским льном, русским воском, мехами, кожей, икрой и балтийским зерном. Кроме того, голландские торговцы в те же годы начали торговать с Западной Африкой, где они покупали золото, слоновую кость и камедь, а также с Южной Америкой и Карибским бассейном, где приобретали соль, шкуры, жемчуг, серебро и табак. Наконец, развивалась торговля голландцев с ЮгоВосточной Азией. В 1597 г. первый голландский корабль вернулся из этих краев, а в 1602 г. возникла хорошо известная Объединенная Ост-Индская Компанию (VOC)10.

Быстрая торговая экспансия Голландской республики имеет несколько объяснений. Прежде всего, центр голландской коммерческой системы переместился из Антверпена в Амстердам, когда из-за восстания множество ремесленников и предпринимателей мигрировало из Южных Нидерландов на север. Амстердам был очень удачно расположен для международной торговли, существующие возможности северной экономики обеспечивали благодатную почву для торговой экспансии, но иммиграция была здесь решающим фактором. Рвение, с которым иммигранты с юга селились в северных провинциях, объяснялось благоприятным предпринимательским климатом, который тут господствовал. Этот благоприятный климат установился в значительной степени благодаря тому, что Республика управлялась по существу городскими элитами, в особенности торговцами, которые на любом уровне стремились защитить свои собственные интересы. Иммигранты, кроме того, поддерживали интенсивный обмен рыночной информацией в Амстердаме, что стимулировало инновации.

Как следствие, в Амстердаме деловая информация превратилась в деловые знания. Эти знания позволили голландским купцам — местным и иммигрантам — найти дополнительные источники товаров и рынки их сбыта за границей, увеличить обороты и прибыль, объединяя в своих руках все отрасли европейской и мировой торговли11. Покупая по всему миру товары, на которые где-либо был спрос, они всегда и везде могли предложить практически неограниченный ассортимент. Таким образом, они стали посредниками для всех рынков мира и очень быстро достигли беспрецедентной конкурентоспособности в мировом масштабе12.

В первой половине XVII в. торговля с Голландской республикой (фактически — с Амстердамом) составляла примерно до 75 % всей торговли России с Западной Европой. Секрет конкурентоспособности голландцев заключался в том, что их торговля носила многосторонний характер. Все конкуренты, и, в первую очередь, англичане, торговали на двусторонней основе, и, следовательно, в значительно более скромных размерах. Англичане покупали главным образом товары для своего собственного рынка и продавали товары, произведенные в Англии13.

Голландская торговля с Россией увеличила экспорт через Архангельск с 149 тыс. руб. (около 1,1 млн. гульденов) в 1604 г. до приблизительно 430 тыс. руб. (примерно 2,3 млн. гульденов) в 1642 г.

Таким образом, Архангельск превратился в один из главных торговых центров Северной Европы. В первой половине XVII в. почти половина российского экспорта состояла из мехов, а другая половина в основном из русских кож и сала. В некоторые годы Россия экспортировала значительное количества зерна, но это случалось только тогда, когда цены в Западной Европе были исключительно высоки, кроме того, на это требовалось особое разрешение российского правительства. Российский импорт на протяжении всего XVII в. состоял главным образом из серебра и золота, жемчуга и драгоценных камней, дорогих тканей, оружия, пороха, цветных металлов, экзотических продуктов, таких, например, как вина, сахар и специи, а также красителей14.

Внешняя торговля России — это только один из примеров доминирования голландцев в международной торговле и их посреднической роли на международном рынке. Этот пример показывает, что голландцы торговали товарами из разных стран. Серебро, которое они ввозили в Россию, шло из Латинской Америки, ткани были из Азии и Нидерландов, оружие — из Льежа, Германской империи и Нидерландов, вино — из Франции и с Рейна, сахар — из Бразилии, жемчуг, драгоценные камни и специи — из Азии. Русские кожи и меха были предметом роскоши, и на эти статьи русского экспорта существовал огромный спрос в разных странах, включая Италию.

Объем торговли Архангельска к 1650 г. удвоился и оставался на уровне примерно 800 тыс. руб. или 4 млн. гульденов в год на протяжении всей второй половины XVII столетия. Основной вклад в этот стремительный рост внесли именно голландцы. Во второй половине XVII в. они доминировали в российской торговле, как никогда раньше. Торговля с Амстердамом составляла, возможно, до 90 % всей торговли России с Западной Европой. Позиции англичан серьезно пошатнулись в основном потому, что царь Алексей Михайлович был потрясен казнью короля Карла I в 1649 г. — и запретил англичанам впредь торговать во внутренних районах России15.

Рост архангельского экспорта совпал с решительными изменениями в его составе. Доля мехов снизилась до 10 %. Вместо них основным товаром стала кожа. В 1647 г. ее доля достигла 46 %. Сало в том же году составило всего около 2 % русского экспорта. Кроме того, большое значение приобрели поташ и пенька. Как и в первой половине XVII в., значительные партии зерна экспортировались из России только тогда, когда цены в Амстердаме были высоки и царь давал специальное разрешение. К концу XVII в. важное значение приобретают смола и строевой лес. Состав российского импорта оставался в основном таким же, что и в первой половине столетия. Импортные товары по-прежнему происходили со всего мира и включали драгоценные металлы, ювелирные изделия, дорогие ткани, оружие, цветные металлы, экзотические продукты питания и красители16.

Увеличение российского экспорта и изменение его состава можно объяснить структурными изменениями в голландской коммерческой системе. Голландская посредническая торговля до такой степени способствовала развитию международной коммерции, что начались прямые торговые сношения между производителями и потребителями. В этих условиях голландская посредническая торговля постепенно стала ненужной. Эта угроза для торговли Голландии была нейтрализована ростом продаж продукции голландской экспортной промышленности17. Как следствие, в течение XVII в. основу голландской торговли постепенно начинают составлять сбыт изделий отечественной индустрии и приобретение сырья для нее18.

Рост и изменение состава архангельского экспорта в Амстердам были результатом увеличения спроса на сырье со стороны голландской промышленности19. Основная часть сырья, которое голландцы вывозили из России во все более увеличивающихся количествах, обрабатывалась голландской промышленностью. В то же время Россия продолжала получать выгоду от голландской посреднической торговли. Прямая торговля между Россией и третьими странами еще не развилась в это время. Российские купцы не участвовали в морской торговле, а Англия — единственная важная торговая нация помимо Голландии — была не слишком эффективна на российском рынке. Члены Московской компании, которая в Англии владела монополией на русскую торговлю, не были активны сами и, более того, блокировали доступ в Россию другим купцам20.

Во время Северной войны (1700–1721 гг.) архангельская торговля процветала как никогда раньше, пользуясь тем, что война нанесла страшный удар по балтийской торговле. Объем архангельского экспорта сала вырос до 1,8 млн. руб., или до 5,8 млн. гульденов. Особенно вырос экспорт пеньки. И, как всегда, в отдельные годы особое значение приобретал вывоз зерна. Ткани, оружие и металлы доминировали в архангельском импорте с 1705 по 1710 г. Примерно половина всего вооружения российской армии было импортным. Но в то же время Россия развивала собственное оружейное производство, что привело к значительному сокращению импорта оружия после 1711 г.

Рост архангельской торговли после 1700 г. был в основном результатом подъема торговли России с Англией. Англичане начиная с 1675 г. все более остро нуждались в материалах для кораблестроения. В России они нашли источник таких товаров, прежде всего пеньки. С 1690 г. русское правительство вновь позволило им торговать во внутренних районах страны. На торговлю с англичанами пришлось примерно 2/3 колоссального роста русского экспорта пеньки. Соответственно, голландская доля в русской торговле сократилась до 45 % и оставалась на этом уровне до второй половины XVIII в.

После завершения Северной войны российская торговля претерпела еще одно коренное изменение. В 1703 г. царь Петр основал Санкт-Петербург и в начале 1720-х гг. его решение о том, что именно этот город должен стать главным портом России вместо Архангельска было исполнено. Архангельск утратил свое центральное положение в российской внешней торговле. Его порт сохранил значение только для своей непосредственной округи. В 1726 г. архангельский экспорт составил всего 285 тыс. руб., т. е. примерно треть от довоенного уровня, а в 1741 г. — около 426 тыс. руб. — примерно половину от довоенного уровня. Санкт-Петербург приобрел то, что потерял Архангельск. К 1726 г. петербургский экспорт превысил показатели Архангельска в 8 раз23.

Огромный рост российского экспорта в Англию был частично вызван получением англичанами разрешения на возобновление торговых операций во внутренних областях России. Но в основном на это повлияло решение английского парламента об открытии с 1699 г. Московской компании для любого англичанина, внесшего 5 ф. ст. С этого момента английские купцы, традиционно торговавшие на Балтике, устремились на русский рынок. Они были готовы вести операции в Архангельске потому, что Северная война разрушила их балтийскую торговлю. Англичане немедленно начали в огромных количествах приобретать русские товары, в первую очередь пеньку. Особое значение имело то, что Великобритания к этому времени превратилась в ведущую морскую и торговую державу мира. Ее коммерческая мощь была основана на двух столпах. Первым из них было проникновение на европейские рынки, где до того были сильны голландцы. Вторым столпом стал рост экономики Британской Атлантики, огромный «общий рынок» Великобритании, ее колоний в Северной Америке и сахарных островов в Карибском море, защищенный меркантилистской политикой британского правительства. Это новое британское доминирование было заметно и в преобладании англичан на русском рынке24.

Относительно слабые позиции голландцев на русском рынке в XVIII в. по сравнению с ситуацией, имевшей место веком ранее, были составной частью общего упадка голландской коммерции после 1700 г. Этот упадок стал результатом агрессивной меркантилистской политики прежде всего Англии и Франции, а также Пруссии, России, Швеции, Дании, Австрии и Испании. Все эти страны проводили политику протекционизма и поддержки национального производителя. В результате голландская посредническая торговля, голландская промышленность и международная посредническая торговля, связанная с ней, понесли серьезный урон. Этот ущерб был частично возмещен ростом голландской торговли с Германией и увеличением продаж колониальных товаров. Тем не менее теперь уже не Голландская республика, а Британия правила морями25.

Коренные изменения в структуре как голландской, так и британской экономик отразились на товарах, экспортируемых и импортируемых Россией. Меха, поташ, смола и древесина практически исчезли из русского экспорта. Это было следствием упадка голландской промышленности, а также объяснялось тем, что Великобритания имела собственные источники данных товаров в Северной Америке. Импорт вин и колониальных товаров, например, перца и в особенности сахара и кофе, возрос за счет сокращения ввоза тканей и главным образом оружия, которое практически перестало ввозится в Россию после 1710 г.

Какие выводы можно сделать на основе этого краткого обзора развития голландской коммерческой системы и русского рынка в XVII и XVIII вв.? Прежде всего, ясно, что российская торговля — один из примеров того, как голландская коммерческая система связывала между собой европейские и мировые рынки на протяжении всего XVII в. Во-вторых, в течение XVII столетия Россия стала важным поставщиком сырья для голландской промышленности, работавшей на экспорт. В-третьих, из истории голландско-российской торговли отчетливо видно, как в первой половине XVIII в. пошатнулось доминирующее положение голландцев — международных торговых посредников и знаменитых производителей экспортных товаров, и как они, чтобы поправить положение, увеличили вывоз колониальных товаров. В XVIII в. уже не голландцы, а британцы доминировали в международной торговле, в том числе и в торговле с Россией.

–  –  –

См.: Israel J. I. Dutch primacy in world trade, 1585–1740. Oxford, 1989.

См.: North D. C. Structure and change in economic history. New York; London, 1981. Р. 154.

Lesger C. Handel in Amsterdam ten tijde van de Opstand: Kooplieden, commercile expansie en verandering in de ruimtelijke economie van de Nederlanden, ca. 1550 — ca. 1630. Hilversum, 2001; Veluwenkamp J. W. 1) Afscheid van de stapelmarkt: Review article of: C. Lesger. Handel in Amsterdam… // Bijdragen en Mededelingen betreffende de Geschiedenis der Nederlanden. 118.

2003. № 1. Blz. 41–48; 2) De buitenlandse textielhandel van de Republiek in de achttiende eeuw // Textielhistorische Bijdragen.

№ 34. 1994. Blz. 70–88.

Veluwenkamp J. W. Archangel: Nederlandse ondernemers in Rusland, 1550–1785. Amsterdam, 2000. Blz. 16–21, 27–32.

Veluwenkamp J. W. Afscheid van de stapelmarkt; Klein P. W., Veluwenkamp J. W. The role of the entrepreneur in the economic expansion of the Dutch Republic // The Dutch economy in the Golden Age. Amsterdam, 1993. Р. 27–53.

Veluwenkamp J. W. Afscheid van de stapelmarkt. Blz. 42.

Veluwenkamp J. W. Archangel. Blz. 40.

Велувенкамп Я. В. Экономические отношения между Западной Европой и Россией (1600–1800) // Инославные церкви в Санкт-Петербурге: Докл. конгресса… СПб., 2004. С. 32; Veluwenkamp J. W. Archangel. Р. 37, 43, 67, 107–108.

Veluwenkamp J. W. Afscheid van de stapelmarkt; Klein P. W., Veluwenkamp J. W. The role… Veluwenkamp J. W. Archangel. Blz. 38–40.

Veluwenkamp J. W. Afscheid van de stapelmarkt. Blz. 41, 43–45; Lesger C. Handel in Amsterdam. Blz. 9–13, 209–249;

Veluwenkamp J. W. Merchant colonies in the Dutch trade system (1550–1750) // Kapitaal, ondernemerschap en beleid: Studies over economie en politiek in Nederland, Europa en Azi van 1500 tot heden. Amsterdam, 1996. Blz. 144; Klein P. W., Veluwenkamp J. W.

The role… Р. 32–35.

Veluwenkamp J. W. Archangel. Blz. 38.

Велувенкамп Я. В. Экономические отношения… С. 32; Veluwenkamp J. W. Archangel. Blz. 37, 43, 67, 107–108.

Veluwenkamp J. W. Archangel. Blz. 68–69.

Велувенкамп Я. В. Экономические отношения… С. 32; Veluwenkamp J. W. Archangel. Blz. 107–108; Демкин А. В. Западноевропейское купечество в России в XVII в. М., 1994. Вып. 1. С. 71–72; Захаров В. Н. Торговля западноевропейских купцов в России в конце XVII — первой четверти XVIII в. // ИЗ. 1985. Т. 112. С. 184; Bushkovitch P. The merchants of Moscow, 1580–

1650. Cambridge, 1980. Р. 46–47; Kellenbenz H. The economic significance of the Archangel route (from the late 16-th to the late 18-th century // The Journal of European Economic History. 1973. № 2/3. Р. 567–568, 572.

Veluwenkamp J. W. Archangel. Blz. 110–111.

Veluwenkamp J. W. De buitenlandse textielhandel… Blz. 85–86; Vries J. de, Woude A. van der. Nederland 1500–1815: De eerste ronde van moderne economische groei. Amsterdam, 1995. Blz. 395–396, 578.

Israel J. I. Dutch primacy… Р. 115–117, 410; Jansen P. C. Nijverheid in de Noordelijke Nederlanden 1650–1780 // Algemene Geschiedenis der Nederlanden. 1979. № 8. Blz. 102–123.

Veluwenkamp J. W. Merchant colonies… Blz. 144–145.

Zakharov V. Russian trade policy in the 18-th century // Entrepreneurs and institutions in Europe and Asia 1500–2000. Amsterdam,

2002. Р. 55; Veluwenkamp J. W. Archangel. Blz. 155, 200.

Veluwenkamp J. W. Archangel. Blz. 154, 156–158.

Op. cit. Blz. 154–156, 180; Захаров В. Н. Торговля западноевропейских купцов… С. 195–197, 200.

Veluwenkamp J. W. Archangel. Blz. 157–158, 179–181.

Велувенкамп Я. В. Экономические отношения… С. 33–34.

–  –  –

КОШКИ, МЫШИ И ЛЮДИ ИЛИ ПРОБЛЕМА СНАБЖЕНИЯ

ПОЛЬСКОГО ГАРНИЗОНА В МОСКВЕ В 1610–1612 гг.:

Картина из торговых отношений в Московском государстве в эпоху Смуты Дислоцирование в Москве в 1610–1612 гг. польско–литовского гарнизона в одинаковой степени как с военной, так и с политической точки зрения было предприятием огромного масштаба.

Успех этой операции зависел прежде всего от решения проблем логистического характера, сводившихся в конечном счете к организации бесперебойного снабжения и поддержки отрядов, размещенных в городе.

С октября 1610 по март 1611 г. осуществлением этих функций занимались прежде всего гарнизонные полки, что на фоне «мирной» еще ситуации не было затруднительным. Торговые (и приятельские) контакты между поляками и литвинами, с одной стороны, и жителями Москвы, с другой, начались уже накануне вступления войск гетмана Жолкевского в город. В лагерь на Хорошевских лугах и Ходынском поле в большом числе стали прибывать те, кто почувствовал неплохую возможность нажиться: купцы, торговцы помельче, ремесленники, женщины легкого поведения. В свою очередь в Москву съезжались солдаты и челядь, которые, помимо необходимого ремонта своего снаряжения и оружия, а также совершения покупок, активно пользовались городскими соблазнами в обильных постоялых дворах и других местах развлечений. Конрад Буссов, вращавшийся тогда вблизи поляков и литвинов, так вспоминал эти контакты: «Затем наступил добрый мир между поляками и московитами, последние ходили в лагерь к полякам, а поляки в город, они вели друг с другом всякие дела, и было между ними большое согласие и единение»1. Ротмистр же Миколай Мархоцкий прямо утверждает: «Вроде бы и недавно та дружба наша с москвой, а мы уже так спокойны, что большая часть наших из лагеря постоянно в Москве бывает, и едут столь беспечно, что, пожалуй, и в Краков бы так не ехали. И ночует их там иногда множество, и не в одном месте, а порознь, где кому понравится»2. Самуэль Маскевич признавал, что в Москве «мастер любого ремесла — превосходный, хорош — очень, и такой разумный, что хоть чего в жизни не то что не делал, а и не видел ни разу, но один лишь раз увидев, сделает так славно, будто бы на этом вырос, и особенно вещи турские, как то чолдуры [тур. — чепрки], збруи, седла, сабли, вещи, золотом украшенные, словно бы из Турции самой»3.

С момента размещения польско–литовских войск в Москве животрепещущей проблемой стал вопрос обеспечения их продовольствием. В город вступило от 5675 до 6583 солдат гусарских и панцерных хоругвей, а также 800 пехотинцев иноземного строя и 400 гайдуков. Это были четыре полка (Александра Гонсевского, Марчина Казановского, Людвика Вейера и Александра Зборовского), которые целиком будут дислоцироваться в Москве и Новодевичьем монастыре до мая 1612 г. Вместе с челядью, семьями, которые нередко сопровождали солдат, купцами, а также разного рода «вольными» людьми (например, наемной прислугой и женщинами легкого поведения), которых особенно много прибилось к хоругвям бывших «тушинцев» из полка Александра Зборовского, когда в среднем на каждого солдата приходилось по трое гражданских, в сумме это должно было бы дать более 17 тыс. или почти 20 тыс. чел. Однако это был только социальный «тыл» кавалерийских хоругвей.

Неотложной проблемой стало также содержание внутри города значительного количества лошадей: одних только предназначенных для боя верховых могло быть почти 11,5 тыс. или даже более 13 тыс. (учитывая, что каждому солдату должно было бы полагаться по две лошади). Сюда следует добавить также и обозных лошадей: на 100-конную хоругвь в среднем выходило от 30 до возов, на которых перевозили имущество так называемых «товарищей» (шляхтичей-гусар или бойцов панцерных хоругвей, каждый из которых в свою очередь выставлял еще двух или трех бойцов), их почтовых, а также челяди или родных. На основе численности отдельных полков и входивших в их состав хоругвей — полк Гонсевского (1000–1160 чел.) состоял из 7 хоругвей (следовательно, на одну хоругвь в среднем приходилось 154 солдата), полк Казановского (584–760 чел.) — из 6 хоругвей (здесь хоругвь в среднем состояла из 112 солдат), полк Вейера (412–520 чел.) — из 4 хоругвей (в среднем 116 солдат в каждой) и наконец, самый многочисленный полк Зборовского (от 3679 до 4143 чел.) — из 18 или даже 20 хоругвей (в среднем 205 солдат!) — можно, хотя и в очень приближенной степени, определить численность обозов, составлявших их непосредственный логистический «тыл». На хоругвь в полку Гонсевского в среднем выходит 51 воз, что для семи хоругвей в сумме дает 357. Аналогично обоз полка Казановского мог состоять из 222 возов (на одну хоругвь приходилось 37), полк Вейера мог располагать 152 возами (38 для одной хоругви), за полком же Зборовского могло тянуться ни много ни мало, а 1368 возов (72 на хоругвь). В итоге мы имеем 2099 возов, и, следовательно, около 4200 лошадей (в каждый воз по правилам особенно при огромных пространствах Московского государства запрягали по две лошади)4.

Гетман Жолкевский, сознавая огромные трудности содержания такой массы людей и обоза на территории города, еще в сентябре 1610 г. (вскоре после заключения договора с Семибоярщиной об избрании королевича Владислава московским царем) высказывался против введения подчиненных ему войск в Москву. Пересилило, однако, давление со стороны ротмистров полка Зборовского, которые угрожали отказом от службы, а также нажим Сигизмунда III. Интересно также и то, что когда гетман на рубеже октября — ноября покидал Москву, чтобы под Смоленском обсудить с королем свои уступки московской стороне, он сократил силы польско-литовского гарнизона, выведя из города полки свой и Миколая Струся, которые разместил в Можайске, Борисове и Верее. Немного раньше он отказался от услуг части наемников — иностранцев из отрядов шведского полководца Якуба Понтуса Делагарди, которые во время битвы под Клушиным перешли на его сторону. С помощью щедрых денежных обещаний и обычных взяток он склонил и солдат Яна Петра Сапеги, недавнего гетмана Лжедимитрия II, также выражавших желание вступить в Москву, уйти на зимние квартиры в Северскую землю.

Проблема снабжения польско-литовских отрядов в Москве была решена следующим образом:

отдельным полкам были выделены специальные районы (в тогдашней польской военной терминологии такая система именовалась «стации»), из которых им должно было доставляться продовольствие. Маскевич вспоминает, что «с согласия бояр раздали войску приставства, в ста милях и далее от столицы. Моей роте [хоругвь князя Януша Порыцкого — Т. Б.] два города достались:

Суздаль и Кострома, милях в 70 от столицы»5. Другим полкам, размещенным в городе и Новодевичьем монастыре, пункты снабжения были также выделены в том же самом регионе, то есть к северо-востоку от Москвы. Такая локализация была обоснованной, поскольку тамошние земли (так называемое Московское Залесье) в наименьшей степени пострадали от потрясений первого десятилетия XVII в. Маскевич следующим образом описал ту процедуру обеспечения польсколитовского гарнизона продовольствием, которая использовалась первоначально: «Там мы сей же час разослали товарищей с пахоликами для изымания провизии…»6.

Всё, однако, довольно быстро осложнилось, так как при удобном случае не обходилось без злоупотреблений и насилия. Солдаты и челядь стали забирать не только провиант, но «что кому понравилось, и у наибольшего боярина жена ли, дочь ли, брали их силой»7. Вполне понятно, что своеволие поляков и литвинов не нравилось и московской стороне. С этого времени тяжесть снабжения польско-литовских отрядов продовольствием взяли на себя московиты: «… и они уже сами от городов выбирали посланцев», — вспоминал Маскевич8. Командование гарнизона вместе с боярами переложило на царскую казну бремя выплаты квартального жалованья в размере 30 злотых на одного солдата. Такая система гарантировала хорошее снабжение гарнизона провизией.

Ситуация кардинально изменилась в конце марта 1611 г. 29 марта командир гарнизона референдарий литовский Александер Корвин Гонсевский, желая упредить неизбежное выступление горожан в связи с подходом Первого ополчения Прокопия Ляпунова, Ивана Заруцкого и князя Дмитрия Трубецкого, спровоцировал столкновения в Москве, которые привели к ожесточенным боям, тотальному усмирению населения, а также сожжению Белого и Земляного города. 4 апреля у стен Кремля и Китай-города появился основной противник и приступил к осаде. С этого момента принципиальное значение приобрела помощь извне.

Первоначально ключевая роль в доставке снаряжения и пополнения в Москву принадлежала полку старосты усвяцкого Яна Петра Сапеги. После его смерти в сентябре 1611 г. эту задачу принял на себя великий гетман литовский Ян Кароль Ходкевич, предпринявший 4–5 октября свою первую попытку оказать помощь гарнизону. Тогда, однако, ему не удалось провести в Кремль подкрепления, но он смог организовать из части гарнизона экспедицию за продовольствием. Уже в это время положение польско-литовских отрядов, находящихся в Кремле, было тяжелым: «… войско было уже голодом утеснено. Всего более кони нас беспокоили, ибо зерна мешок дороже был, чем мешок перца. Посему принуждены мы были травой за лагерем неприятельским пользоваться, во время чего мы большой урон в челяди несли», — вспоминал Маскевич9. В этих условиях и было принято решение послать из города сильный отряд, задачей которого была доставка провианта в Москву. В ту эпоху в вооруженных силах Речи Посполитой еще отсутствовала централизованная квартирмейстерская служба. Иными словами, ни на уровне хоругви, ни тем более полка, не было человека, ответственного за снабжение данного подразделения продовольствием. Эта задача ложилась на плечи каждого отдельного товарища (командира почта), его почтового или вспомогательной службы при почте, так называемых пахолков.

Как все было устроено конкретно в случае с апровизационной экспедицией, организованной Ходкевичем, образно разъясняет Маскевич:

«положив за службу крепостную тем, кто в столице бы остался, товарищу каждому — по 20 злотых, а пахолику — по 15 злотых на месяц … те, которые в поле должны были бы идти, чтобы с собой для выпаса и коней тех взяли, кто на стенах остается, служба же, к какой бы хоругви и к какому бы почту ни относилась, вся должна была идти»10. Речь здесь идет только о лошадях, которых с целью выпаса следовало вывести из города, однако не подлежит сомнению, что другой задачей этого отряда, сформированного из представителей разных почтов, должна была быть доставка продовольствия для гарнизона.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 32 |

Похожие работы:

«Исламо-христианский диалог в досоветский и советский период Силантьев Р.А. Ключевые слова: ислам, христианство, межрелигиозный диалог, муфтий, митрополит В статье Р.А.Силантьева освещается историю исламо-христианского диалога в советский и досоветский период. На основании впервые вводимых научный оборот документов автор статьи восстанавливает хронологию диалога и анализирует его роль во внешней политике крупнейших религиозных традиций России. Особое место в статье уделяется первым...»

«II. НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ А. А. Туренко УДК 94(469).066 Сведения об авторе Туренко Александр Александрович бакалавр 4 курса, кафедра истории Нового и новейшего времени, Институт истории, Санкт-Петербургский государственный университет. Научный руководитель кандидат исторических наук, доцент А. А. Петрова. E-mail: turenko24@mail.ru ВОПРОС О ПРИЗНАНИИ ПРАВ ПОРТУГАЛИИ НА УСТЬЕ КОНГО В АНГЛО-ПОРТУГАЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЯХ Резюме В статье рассматриваются основные этапы спора за права Португалии на устье реки...»

«Егоров Сергей Борисович ИЗУЧЕНИЕ ВЕПСОВ НА КАФЕДРЕ ЭТНОГРАФИИ И АНТРОПОЛОГИИ ИСТОРИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА САНКТ-ПЕТЕР БУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА В публикации в перв ые рассматривается работа кафедры этнографии и антропологии исторического факультета Санкт-Петербургского государств енного унив ерситета по изучению в епсов одного из прибалтийско-финских народов России. Изучение этого этноса опиралось в значительной степени на полев ые исследов ания, пров одив шиеся в ходе экспедиционной...»

«МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИСТОРИЯ МЕДИЦИНЫ В СОБРАНИЯХ АРХИВОВ, БИБЛИОТЕК И МУЗЕЕВ Материалы II Межрегиональной научно-практической конференции, посвященной 80-летию Волгоградского государственного медицинского университета Волгоград, 15–16 сентября 2015 года Издательство ВолгГМУ Волгоград УДК 61(09) ББК 5+63 И 89 Редакционная коллегия: Главный редактор – академик РАН В. И. Петров; к. и. н. О. С. Киценко, к. ф. н. Р....»

«ЕСТЕСТВЕННЫЕ И ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ О.В. Шабалина, Персональный фонд акад. А.Е. Ферсмана Музея-Архива истории изучения Е.Я. Пация и освоения Европейского Севера.. Н.К. Белишева, Вклад техногенных и природных источников ионизирущего излучения в структуру Н.А. Мельник, заболеваемости населения Мурманской области.. 9 Ю.В. Балабин, Т.Ф. Буркова, Л.Ф. Талыкова В.П. Петров, Высококальциевые алюмосиликатные гнейсы Центрально-Кольского блока: Л.С. Петровская, геологическая и метаморфическая природа.. 27...»

«Памятка к ходатайству о приеме еврейских иммигрантов Уважаемый заявитель, Вы хотите переехать в Федеративную Республику Германии в качестве еврейского иммигранта. В настоящей памятке нами изложены все правила процедуры приема. Здесь Вы найдете информацию о принципах и ходе процедуры приема иммигрантов, а также о формулярах заявления, которые Вам надлежит заполнить. Если у Вас возникнут вопросы, то Вы можете в любое время обратиться за разъяснением к коллегам зарубежных представительств...»

«СЛАВЯНО-РУССКОЕ ЮВЕЛИРНОЕ ДЕЛО и его истоки Санкт-Петербург RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES Institute for the History of Material Culture Slavic and Old Russian Art of Jewelry and its roots Materials of the International Scientic Conference dedicated to the 100th anniversary of Gali Korzukhina’s birth St. Petersburg, 10–16 April 2006 Publishing House “Nestor-Historia” St. Petersburg РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт истории материальной культуры Славяно-русское ювелирное дело и его истоки Материалы...»

«УДК 378.14 Р-232 Развитие творческой деятельности обучающихся в условиях непрерывного многоуровневого и многопрофильного образования / Материалы Региональной студенческой научно-практической конференции / ГБОУ СПО ЮТК. – Юрга: Изд-во ГБОУ СПО ЮТК, 2014. – 219 с. Ответственный редактор: И.В.Филонова, методист ГБОУ СПО Юргинский технологический колледж Редколлегия: канд. филос. наук, доц. С.В.Кучерявенко, председатель СНО гуманитарных и социально-экономических дисциплин ова, председатель СНО...»

«СБОРНИК РАБОТ 65-ой НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ СТУДЕНТОВ И АСПИРАНТОВ БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 13–16 мая 2008 г., Минск В ТРЕХ ЧАСТЯХ ЧАСТЬ III БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СБОРНИК РАБОТ 65-ой НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ СТУДЕНТОВ И АСПИРАНТОВ БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 13–16 мая 2008 г., Минск В ТРЕХ ЧАСТЯХ ЧАСТЬ III МИНСК УДК 082. ББК 94я С2 Рецензенты: кандидат географических наук, доцент Н. В. Гагина кандидат юридических наук, доцент В. В. Шпак; кандидат...»

« Институт диаспоры и интеграции (Институт стран СНГ) Страницы истории Второй мировой войны. Коллаборационизм: причины и последствия. Материалы научной конференции. Москва, 29 апреля 2010 г. Москва  ББК 63.3(0)6,0 УДК 355.44:344.3(00)”939/45” Редколлегия: Затулин К.Ф. (научный руководитель), Александров М.В. (отв. редактор), Егоров В.Г., Курганская В.Д., Полникова О.В. Страницы истории Второй мировой войны. Коллаборационизм: причины и последствия. Материалы научной конференции. Москва,...»

«Крымская конференция 1945 г. актуальные вопросы истории, права, политологии, культурологи, философии Yalta Conference, actual issues of history, law studies, political science, culture studies and philosophy Крымская конференция 1945 г.: актуальные вопросы истории, права, социологии, политологии, культурологи, философии / материалы международной научной конференции Ялта-45/13 (Симферополь, Украина 23апреля 2013г.) / под общей редакцией Шевченко О.К. – Симферополь: электронное издательство...»

«Концепции и доктрины юриспруденции научной школы профессора Аланкира как основа становления социального, демоскратического и правового государства (приглашение к дискуссии): научный доклад А. А. Кириченко, проф. кафедры теории и истории государства и права Гуманитарного института, д-р юрид. наук, проф. (Украина, г. Николаев, Национальный университет кораблестроения им. адмирала Макарова) Т. А. Коросташова, соискатель гражданского и уголовного права и процесса, юридического факультета; Ю. А....»

«РОЛЬ РОССИИ В УРЕГУЛИРОВАНИИ КАРАБАХСКОГО КОНФЛИКТА МУРАДЯН М. Ф. Южный Кавказ традиционно является сферой интересов России.Этому есть много причин, среди которых следует отметить: географическое положение республик региона, лежащих, с одной стороны, между Россией, и с другой – между Ираном и Турцией и соединяющих пространство между Каспийским и Черным морями; военно-стратегическую роль, этноконфессиональный состав; богатые ресурсы; вековые исторические связи с Россией. Все эти факторы отражают...»

«Управление культуры Минобороны России Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военноисторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Шестой Международной научнопрактической конференции 13–15 мая 2015 года Часть III СанктПетербург ВИМАИВиВС Печатается по решению Ученого совета ВИМАИВиВС Научный редактор – С.В. Ефимов Организационный комитет конференции «Война и оружие. Новые исследования и материалы»: В.М. Крылов,...»

«Белорусский государственный университет Институт журналистики ВИЗУАЛЬНО-СЕМАНТИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА СОВРЕМЕННОЙ МЕДИАИНДУСТРИИ Материалы Республиканской научно-практической конференции (20–21 марта) Минск УДК 070-028.22(6) ББК 76.Оя431 Рекомендовано Советом Института журналистики БГУ (протокол № 5 от 29 января 2015 г.) Р е ц е н з е н т ы: О.Г. Слука, профессор, доктор исторических наук Института журналистики Белорусского государственного университета, профессор кафедры истории журналистики и...»

«ЧЕЛОВЕК НА ВОЙНЕ Сборник материалов научно-практической конференции, СПБ, 12 декабря 2014 г СПБ ГБУ ДМ «ФОРПОСТ» УДК ББК ЧЧеловек на войне: Сборник материалов научно-практической конференции Составитель Носов В.А., СПб, СПБ ГБУ ДМ «ФОРПОСТ», 2015 266 с. В сборнике представлены статьи, посвященные различным аспектам заявленной темы конференции, проведенной в СанктПетербурге 12 декабря 2014 г. В статьях рассматриваются военнополитические, социальные, экономические, психологические аспекты военных...»

«© 2001 г. В.П. КУЛТЫГИН ТЕНДЕНЦИИ В ЕВРОПЕЙСКОЙ СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ НАЧАЛА XXI ВЕКА (Навстречу 5-ой Европейской социологической конференции) КУЛТЫГИН Владимир Павлович доктор философских наук, профессор, руководитель Центра истории социологии Института социально-политических исследований РАН. Внимание российских социологов к процессам в международном сообществе социологов, к современным теориям и концепциям, к работам ведущих специалистов мировой социологической науки становится более...»

«Российские немцы Историография и источниковедение Материалы международной научной конференции Анапа, 4-9 сентября 1996 г, Москва «ГОТИКА» УДК 39 ББК 63.5 (2Рос) Р76 Российские немцы. Историография и источниковедение. — М.: Готика, 1997. 372 с. Издание осуществлено при поддержке Министерства иностранных дел Германии Die forliegende Ausgabe ist durch das Auswrtige Amt der Bundesrepublik Deutschland gefrdert © IVDK, 1997 © Издательство «Готика», 1997 ISBN 5-7834-0024-6 СОДЕРЖАНИЕ Введение...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (7 мая 2015г.) г. Омск 2015 г. УДК 3(06) ББК 60я43 Актуальные вопросы и перспективы развития общественных наук / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. Омск, 2015. 61 с. Редакционная коллегия:...»

«ВЕСТНИК РОИИ Информационное издание Межрегиональной общественной организации содействия научно-исследовательской и преподавательской деятельности «Общество интеллектуальной истории» № 30, 2015 Электронную версию всех номеров «Вестника РОИИ» можно найти на сайте РОИИ по адресу: http://roii.ru Умер Борис Георгиевич Могильницкий. Не стало Ученого, для которого несуетное служение Истории было главным делом жизни. Он посвятил свое научное творчество сложнейшим проблемам методологии и историографии...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.