WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 32 |

«ТОРГОВЛЯ, КУПЕЧЕСТВО И ТАМОЖЕННОЕ ДЕЛО В РОССИИ В XVI – XIX вв. Сборник материалов Второй международной научной конференции (Курск, 2009 г.) Курск ББК 65. Т Составитель А. И. Раздорский ...»

-- [ Страница 29 ] --

В результате успешной деятельности Б. М. Шаскольского и его наследников объем продаж минеральной воды с 1906 по 1912 г. удвоился, достигнув 6 млн. бутылок в год. Больше всего воды в 1912 г., естественно, продавалось в столицах — С.-Петербурге (878 тыс. бутылок) и Москве (652 тыс.), а также в ближайших к источникам губерниях: Тифлисской — 226 тыс. и Бакинской — 155 тыс. Добралась вода и до таких отдаленных регионов, как Бухара (10 тыс.) и Амурская область (около 12 тыс.). Меньше всего воды продавалось в губерниях Царства Польского (например, в Плоцкой всего 700 бутылок). В Курской губ. в 1912 г. было продано 80 тыс. бутылок против 28 тыс. в 1908 г. К сожалению, по тем документам, которые оказались нам доступны, невозможно установить доходность бизнеса Шаскольских. Но великий князь Николай Михайлович получил чистой прибыли в период с 15 сентября 1912 г. по 1 марта 1913 г. 137263 руб.10 Начавшаяся летом 1914 г. Первая мировая война нанесла торговле Шаскольских огромный урон.

Это было связано с резким ухудшением транспортировки такого «тяжелого» товара. Были закрыты черноморские проливы — самый дешевый путь в С.-Петербург. Те суда, которые до начала войны успели пройти Дарданеллы, не смогли пройти Балтийское море и были вынуждены оставить свой груз в Копенгагене и Ньюкасле. 724 ящика (37 тыс. бутылок) затонуло на пароходе «Ялта», который подорвался на турецкой мине возле Феодосии11. В связи с всеобщей мобилизацией выгружен оказался товар, перевозимый по железной дороге. Его с трудом отыскивали сотрудники торгового дома, часть его пришла в негодность в связи с тем, что хранилась в неподобающих условиях. Возникли проблемы и у разливочного производства в Боржоме. Был затруднен экспорт оборудования из-за границы, резко подорожали многие материалы. Несмотря на это, П. Б. Шаскольский не терял оптимизма и в начале 1915 г. договор с великим князем был вновь продлен на 8 лет12. Он в частности, предусматривал ежегодное увеличение объема продажи на 300 тыс. бутылок. Причем, с 1906 г.(!) не менялась цена, по которой имение отпускало воду. Однако уже 14 февраля 1915 г. подписывается дополнение к договору и цена увеличивается на полкопейки. 22 декабря 1915 г. следует новое дополнение. И на 1916 г. цена увеличивается на 3,5 коп. за большую бутылку и на 2,5 коп. за малую, соответственно до 22 и 20 коп. Учитывая рост инфляции на 1917 г., были установлены цены в 33 и 31 коп. Скорректированы были и объемы поставок: вместо планируемых на 1917 г. 8,6 млн.

бутылок было решено закупить только 7 млн.

В 1918 г. эта страница истории Боржомского имения была закрыта, розливом минеральной воды занялись вскоре новые хозяева, а Павел Борисович Шаскольский еще до 1929 г. держал аптеку на Невской проспекте.

Примечания 1 Михаил Николаевич, великий князь (1832–1909), младший сын императора Николая I, генерал-фельдцейхмейстер, генерал-фельдмаршал, наместник Кавказа в 1862–1881 гг.

2 Бутылка — 0,75 л, полубутылка — 0,42 л.

3 РГИА. Ф. 549. Оп. 1. Д. 778. Л. 40–40 об.

4 Одна из них располагалась по адресу Невский проспект, дом 27, на углу Екатерининского канала (Грибоедова) — напротив нынешней станции метро «Невский проспект».

5 РГИА. Ф. 549. Оп. 1. Д. 778. Л. 41–42.

6 Павел Борисович Шаскольский (1882–1942), отец историка Игоря Павловича Шаскольского (1918–1995).

7 Николай Михайлович, великий князь (1859–1919), старший сын великого князя Михаила Николаевича, генерал-адъютант, генерал от инфантерии, председатель Исторического, Географического, Энтомологического обществ.

8 РГИА. Ф. 549. Оп. 1. Д. 778. Л. 99–108.

9 Так в записке, с добавлением: «для черты оседлости».

10 РГИА. Ф. 549. Оп. 1. Д. 810. Л. 106.

–  –  –

Прежде, чем рассматривать вопрос о негативном влиянии внеаптечной торговли на развитие фармации, нужно отметить следующее. Татаро-монгольское нашествие значительно затормозило развитие аптечного дела на Руси. Если в ХVI в. в Западной Европе были созданы университеты, открыты аптеки и развивалась химическая наука, то в Московском государстве аптечное дело развивалось самобытными путями через «зелейничество» — лечение травами. В этот период на Руси появляются учреждения аптечного типа, так называемые зелейные лавки или зелейни. Они являлись самобытными аптечными предприятиями, развившимися вследствие определенных жизненных потребностей русского народа. Государство собирало с них оброк как с заведений торгового характера.

Зелейни продавали лекарства народу. Здесь и запасались лекарственными средствами врачи — «лечители», приобретались медикаменты для воинских частей. Зелейники сами собирали сырье, готовили порошки, мази, сиропы, сборы и другие снадобья. Из фармакомеханических и фармакохимических операций употреблялись следующие: изрезывание, толчение, растирание, раздавливание, просеивание, процеживание, снимание пены, испарение, дестилляция, поджаривание. По мере развития торговли лекарственными травами владельцы зелейных лавок начали культивировать некоторые дикорастущие лекарственные растения в приусадебных огородах, что облегчало снабжение своих «зелеен» сырьем.

Традиции народной медицины, корни которой уходят в глубокую древность, были обобщены и продолжены в период подъема народного хозяйства, имевшего место на Руси после монголотатарского ига. Необходимость сосредоточения лекарственных средств в определенном месте была вызвана теми обстоятельствами, что врачи в Русском государстве не всегда имели под рукой широкий арсенал лекарств. Тем более что они, в основном, являлись природными веществами, а это требовало проведения определенной технологической обработки перед использованием в качестве лечебных средств. Естественно, для того, чтобы обеспечить сбор, обработку и приготовление нужной лекарственной формы и добиться качества лекарств нужно было организовать соответствующее учреждение. Первоначально такими учреждениями были зелейные лавки, в которых продавались лекарства населению. «Зелейщики» самостоятельно заготавливали лечебные средства растительного, животного и минерального происхождения, осуществляли их очистку и обработку. Передача из поколения в поколение медико-фармакологической информации стало решающим условием превращения «зелейщиков» в лиц особой профессии — аптекарей.

Специфику аптечному делу придавали случаи отравлений, злоупотребления лекарствами как ядами. Стремление к монополизации торговли лекарствами требовало особого контроля и вмешательства со стороны государства. Вследствие этого был создан орган контроля — Аптекарский приказ. Государственная власть поддерживала официальные аптеки всем своим авторитетом, причем развитие аптек, открытых «по царскому указу», опиралось на такую экономическую базу, как государственная казна.

Начало XVIII в. в истории Российского государства ознаменовалось крупными преобразованиями в экономической, политической и культурной жизни страны, вызванными стремлением Петра I укрепить и упрочить положение страны. Петр I не обошел вниманием и аптечное дело. А его состояние было весьма незавидным. За исключением «царской» аптеки, обслуживавшей членов царской семьи, и казенной аптеки, открытой в 1672 г. для обслуживания населения, аптек в столице не было. Лекарственную помощь оказывали знахари, бабки, торговавшие зельем и дававшие советы по врачеванию. Таким образом, слаборазвитое аптечное дело не могло удовлетворить потребности населения в организованной лекарственной помощи.

Время царствования Петра I является наиболее важным периодом развития аптечного дела, когда коренным образом изменилась и структура его управления, и произошло реформирование на организованных началах. Находясь за границей, Петр I интересовался постановкой аптечного дела.

По возвращении из своего первого заграничного путешествия он решает учредить в Москве частные аптеки по типу западноевропейских. Покупка «зелья» в зелейных лавках часто приводила к трагическому исходу. В 1698 г. лекарь Туленщиков был сослан в Курск за то, что он лекарю Харитонову вместо раковых глаз отвесил в пьянстве золотник сулемы. Харитонов дал сулему одному подъячему — и тот умер. А трагический случай с боярином П. П. Салтыковым ускорил закрытие зелейных рядов и процесс открытия аптек. Известно, что Салтыков обратился в зелейную лавку, где ему отпустили изрядное количество требуемого зелья и дали указание, как его применять. В результате боярин принял дозу во много раз превышавшую допустимую и быстро скончался. Комиссия, созданная для расследования смерти Салтыкова, обратила внимание царя на недопустимое состояние, в котором оказалось лекарственное обеспечение населения столицы, вследствие чего Петр I принимает решение об открытии сети аптек.

По его инициативе в 1700 г. открывается частная аптека бывшим служащим царской аптеки Даниилом Гурчиным. Располагалась она на Мясницкой улице у Никольских ворот. В этом же году повелением Петра I учреждаются военные аптеки при военных и морских госпиталях, при крупных воинских соединениях. А 27 октября 1701 г. выходит царский указ о запрещении в пределах города Москвы торговли лекарствами в зеленных и москательных рядах, располагавшихся в основном в Китай-городе. Указ гласил: «Зеленному ряду, что в Китай-городе, также и по улицам, где есть в Китае и Белом городе что-нибудь, лавки в которых торгуются и продаются товары всякие зелья и масти будто за лекарства и тем лавкам не быть и никакими зельями и травами и мастями и лекарствами никому в тех местах мимо аптек не торговать и не продавать и тот зеленный ряд по улицам и перекресткам лавки очистить и продавцам тех товаров выехать вон из Ратуши …»1.

Этот указ имел огромное значение, поскольку неконтролируемая продажа «зелья», в том числе и ядовитого, давала возможность злоупотреблений — отравлений с целью убийства или самоубийства, что, как показывает история, довольно часто происходило в исследуемый период. А это могло стать одной из причин вырождения русской нации. «Отравления сильнодействующими ядами составляют явления исключительные, и смертные случаи от них суть либо убийства, либо самоубийства»2.

Указ вызвал оппозицию со стороны лавочников, под давлением которых городская Ратуша не стала принимать никаких мер к его выполнению. Однако Петр I, понимая всю важность устранения конкуренции зеленщиков, назначил специальную комиссию для расследования бойкота городских властей и добился определенных успехов в деле запрета внеаптечной торговли лекарственными средствами в Москве. Однако полного запрета этого вида торговой деятельности добиться не удалось.

Она не имела запрета за пределами Москвы, а в дальнейшем возобновилась и в столице.

Императрица Анна Иоанновна продолжила дело Петра по борьбе с незаконной продажей медикаментов вне аптек. 6 февраля 1731 г. вышел ее указ «О непродаже и недержании в лавках мышьяку, кроме аптек»: «во всем Государстве в рядах, в лавках, на торжках мышьяку отнюдь не держать и не продавать и никому тем не торговать, також и у портов купцам и другим никому не покупать, и до того не допущать, а продавать, и кому надобно для потребных нужд покупать из аптек; а в которых городах аптек нет, в тех покупать из таможен»3. 8 января 1733 г. вышел указ «О запрещении продавать в рядах, в лавках и на торжках мышьяк и всякие ядовитые материалы и о наказании, кто в таковой непозволительной продаже окажется виновным». Этим указом предусматривалось и наказание за его неисполнение: «А ежели кто впредь в противность Нашего указа, тем мышьяком и прочими … материалами торговать станут …, тем учинено будет жестокое наказание. И сосланы имеют быть в ссылку … А ежели кто, купя такие ядовитые материалы, чинить будет повреждение людям, таковые … смертию казнены будут …»4.

Государственная политика по запрещению внеаптечной торговли была достаточно жесткой.

Но торговлю «зельем» полностью ликвидировать не удалось. На нелегальных условиях «зелейники»

продолжали торговать, так как оставался спрос на их товар и народ еще не научился приобретать лекарства в аптеках, которых на тот момент было еще незначительное количество. Об этом свидетельствуют пословицы, особо распространенные в то время: «аптекари лечат, а больные кричат», «аптека улечит полвека», «не жива та душа, что по лекарям пошла».

Начало фармацевтической правовой базы было положено указом Петра I от 22 ноября 1701 г.

«О заведении в Москве вновь осьми аптек с тем, чтоб в них никаких вин не было продаваемо; о введении оных Посольскому приказу и об уничтожении зелейных лавок»5.

В аптеках разрешалось продавать все без исключения лекарства и «лекарственные спирты», но запрещалось продавать виноградное вино и другие нелекарственные напитки. Указом разрешалось открыть в Москве не более восьми аптек, и все они передавались в ведение Посольского приказа. Указ преследовал цель создать благоприятные условия для будущих владельцев аптек: устранение конкурентной торговли лекарствами за пределами аптек и введение аптечной монополии на количество аптек, что гарантировало их владельцам высокий доход. Петровская монополия призвана была служить стимулом роста городской аптечной сети.

Императрицей Елизаветой Петровной был принят указ «О запрещении неучившимся медицине и неимеющим в том свидетельства от Медицинской канцелярии, заниматься лечением больных, под жестоким штрафом и наказанием; о непродаже медикаментов нигде, кроме аптек и о покупке оных из аптек по запискам от домов и по рецептам докторским и лекарским», что свидетельствует о существовании по-прежнему лечения в зелейных лавках, несмотря на принятые Петром и Анной Иоановной меры к пресечению этого явления. «В аптеках же, для самаго подлаго и весьма беднаго народа … издревле производится продажа без рецептов докторских и лекарских, называемая ручная, мазями, пластырями и другим таким несомнительным вещам, которые такие несмысленные бродяги покупая по малому числу, лечат многих в народе людей от всяких болезней, и для того к пресечению таких дерзновенных лечений … Медицинская канцелярия определила, все продаваемые из аптек без рецептов мази, пластыри и прочия тому подобные вещи …, однако б тем бродягам все их дерзновенные и противные указам способы через ту покупку пресечь и истребить …»6. Этот указ положил начало дальнейшему развитию аптечного контроля.

Таким образом, на протяжении ХVIII в. происходило становление государственной политики в области аптечного дела, цель которого состояла в приближении лекарственной службы населению.

Это касается, в первую очередь, петровской аптечной монополии, которая стала отправной точкой для расширения аптечной сети. Указы о запрещении внеаптечной торговли лекарственными средствами своей целью ставили защиту населения от возможных отравлений, так называемыми лекарствами, которые продавались не в организованных аптеках, а на зелейных рядах. Дальнейшая политика государства была направлена на улучшение лекарственного обслуживания и расширение аптечной сети во всем Российском государстве с целью предотвращения внеаптечной торговли.

Но с середины ХIХ в. в России появляется новая форма внеаптечной торговли — аптекарские магазины и разнообразные товарищества, осуществлявшие продажу тех же медикаментов, но без рецептов врачей, а, помимо этого, сбывавшие парфюмерные и косметические товары, а кроме того «минеральные воды, соли для ванн, краски для волос, зубные средства, средства для дезинфекции, средства для истребления насекомых, крыс и мышей, очки, пенснэ, барометры и термометры лучшаго качества, звонки электрические и принадлежности к ним, фотографические принадлежности, кофе, какао, прованское масло, деревянное масло лучшаго качества, материалы для стирки белья: мыло, синька и щелок сгущенный, бумажное белье и прочее»7. Естественно, что при таком разнообразном ассортименте товаров отсутствовал надлежащий контроль со стороны врачебных отделений губернских правлений. Владельцы аптекарских магазинов не имели фармацевтического образования и, следовательно, не имели законного права осуществлять продажу ядовитых и сильнодействующих лекарственных веществ. Но так ли обстояли дела на практике?

В качестве примера рассмотрим Курскую губ. В Курске существовало несколько аптекарских магазинов: три на Московской улице (владельцы Ф. И. Грошковский, В. А. Свирчевский, П. С. Клейн) и один на Херсонской улице (владелец В. А. Свирчевский)8. В начале ХХ в. на Московской улице был открыт еще один магазин Г. В. Письменным, а на Херсонской улице три магазина — В. И. Панцем, Л.

В. Седлисом и Т. Р. Форстманом9. Они имели промысловые свидетельства 2 разряда, а их годовая сумма оборота составляла от 6 до 28 тыс. руб.10 «Патент на выделывание изделий из вина» имели только магазины Свирчевского и Грошковского на Московской улице. Следовательно, остальные магазины не имели права продавать даже виносодержащие растворы. Естественно, что о продаже ядовитых и сильнодействующих веществ из этих магазинов не могло быть и речи, тем более что это являлось прямым нарушением «Правил раздробительной продажи ядовитых и сильнодействующих веществ» от 1852 г.

Но в архивных документах мы находим сведения об имевшем место случае незаконной продажи. Так, 20 сентября 1892 г. во врачебное отделение поступило заявление от содержателей курских вольных аптек о том, «что в августе 1892 г. на Московской улице в доме Кошеварова открылся аптекарский магазин Грошковским. Из этого магазина отпускаются беспрепятственно яды: сулема, красная и белая ртуть, морфий, кодеин, эфир, азотная кислота и др., а также все галеновые препараты, не исключая настойки опия, капель Иноземцева и Боткина и сложные лекарства по рецептам, в состав которых входит морфий и кодеин. Причем многие галеновые препараты отпускаются без этикеток или с надписью, без указания фирмы. Некоторые из препаратов разливаются по бутылкам в магазине и на них наклеивается этикетка Москворецкой аптеки. Такая незаконно открытая аптека наносит чувствительный удар по аптекам города. При такой свободной продаже всех без исключений средств, может быть причинен вред населению. Поэтому необходимо сделать внезапную ревизию в этом магазине и привлечь его владельца к ответственности»11. Владельцы аптек отправили и заявление курскому полицмейстеру с просьбой привлечь к ответственности Грошковского за незаконную продажу ядов и галеновых препаратов, а также за приготовление лекарств по рецептам. Полицмейстер Степкевич собрал сведения об отпуске из магазина ядов и галеновых препаратов, а также выяснил, что из магазина Грошковского отпуск товара производится по дешевой цене. Через подставное лицо он получил из магазина следующие лекарства: чистый кодеин с водой, салициловый натр с морфием и водой, азотную кислоту и др. На основании этого из магазина были изъяты все ядовитые и сильнодействующие вещества, а также галеновые препараты, а дело о данном факте передано на рассмотрение судебному следователю. Отсюда следует, что без законного основания продажа таких веществ не могла быть допущена, хотя без жалобы конкурентов вряд ли правовые органы смогли бы достаточно быстро среагировать на имевшее место нарушение правил торговли.

Для сравнения хотелось бы обратить внимание на работу земского аптекарского магазина, открытого Щигровским земством в 80-е годы ХIХ в.12 В докладе ревизионной комиссии очередному земскому собранию 1897 г. отмечалось следующее: «аптекарский магазин содержится очень опрятно, а особенно отделение, где содержатся медикаменты и другие, входящие в состав аптечных товаров, и где наблюдается полнейшая чистота и аккуратность как в содержании самих лекарств, так и в помещении для них (банки, ящики, шкапы и пр.). При проверке самих медикаментов, предназначенных для врачебных участков и ручной продажи, не отмечено ничего, заслуживающего внимания. При проверке месячных книг, отпусков в участки, счетов фирм видна правильность поступления и расхода проверенных медикаментов»13. Таким образом, нарушений в земском аптекарском магазине ревизией замечено не было. И это является подтверждением того, что торговля владельцев частных магазинов, направленная на получение большей прибыли, коренным образом отличалась от торговли земского магазина.

Материальный интерес к ведению дела, жажда большей наживы толкали частных владельцев на злоупотребления. Их торговля не контролировалась обязательными ежегодными ревизиями врачебных отделений губернских правлений, что давало возможность для фальсификаций и нарушений.

А широко распространенная реклама продаваемых товаров способствовала лучшей реализации их даже по большой цене.

Так, товарищество «Жень-шень» в Санкт-Петербурге реализовывало препараты из китайского корня жень-шень. Стоимость их была достаточно велика: «эссенция — 10 руб. за флакон, таблетки 10 шт. — 2 руб. (два раза в день по 1 таблетке перед едой)»14, следовательно, на курс необходимо было купить не менее 60 таблеток, что стоило соответственно 12 руб. Но реклама этих препаратов однозначно рекомендовала их для «возстановления своих сил»15, что, естественно, пробуждало интерес обывателей к «лекарствам». А товарищество «Пчела» в Саратове рекламировало «бинт доктора Юнга», который «быстро вылечит от вредной и некрасивой привычки храпеть»16.

Так же, как и в современном фармацевтическом бизнесе, в исследуемый период рекламировались достижения препаратов, а именно: «парижская золотая медаль и аттестат изобретателя» для «безподобного, наилучшего и вернейшего средства для рощения волос»17. Или же: «только товарный знак “Человек с фонарем” гарантирует от подделок»18. «Секретное средство против алкоголизма»

имело благодарность от «трубочистного мастера К. О. Квейзера», так называемый «добровольный отзыв из публики, ясно показывающий действительное значение чудесного препарата»19.

К 1914 г. в России функционировало 164 товарищества, занимавшихся исключительно торговлей аптекарскими товарами20. Что касается аптекарских магазинов, открытие и последующая работа которых не были обставлены такими формальностями и ограничениями, как открытие аптек, то их численность в начале ХХ в. увеличивалась быстрыми темпами. В 1906 г. аптекарских магазинов по России насчитывалось более 3900, в 1908 г. — уже более 4600, а в 1913 г. — свыше 720021.

Частная торговля, в том числе и лекарственными средствами, имеет свою логику — стремление к прибыли, порождая такой негативный фактор как возможность злоупотреблений. Это претерпела и частная фармация в рассматриваемый исторический период. Данный факт имеет место и в настоящее время.

–  –  –

ГАКурО. Ф. 33. Оп. 2. Д. 6484. Л. 43.

12 Труды 5 съезда земских врачей и представителей земств Курской губернии 13–20 января 1893 г. Курск, 1893. С. 9.

Сборник протоколов заседаний губернского и уездных врачебных советов Курской губернии за 1895 г. Курск, 1896.

С. 431.

–  –  –

Там же. 1909. № 30. С. 4.

17 Там же. № 23. С. 2.

18 Там же.

19 Там же.

20 Сборник сведений о действующих в России торговых домах (товариществах полных и на вере) / Изд. Отд. торговли Министерства торговли и промышленности. Пг., 1915. С. 157.

21 Егоров В. А., Абдулманова Е. Л. История фармации. Самара, 2002. С. 281.

–  –  –

Российское военно-морское ведомство было, по-видимому, первым потребителем каменного угля в России. Еще при Петре I при адмиралтейских работах использовали привозное «галанское уголье»1. Когда при Екатерине II в Кронштадте была установлена паро-атмосферная машина Смитона, ее котлы так же отапливались ньюкасельским углем2. В первой половине XIX в. сфера применения этого каменного угля значительно расширилась. На заводах и в мастерских морского ведомства все в большем количестве устанавливаются паровые машины и паровые молоты, а также строятся металлургические печи, приспособленные к использованию не древесного, а каменного угля3. Тогда же в составе российского флота появляются первые паровые суда. Тем не менее главной силой военных флотов до середины XIX в. оставались парусные линейные корабли, а военные пароходы рассматривались как важное, но тем не менее исключительно вспомогательное средство при парусном флоте4.

После окончания Крымской войны российский военный флот становится паровым. Но ни в России, ни за границей полностью от парусов военные моряки не отказались. Вплоть до конца века «железа и пара» броненосцы, крейсера и даже миноносцы продолжали строить с развитым парусным вооружением.

282-я статья российского морского устава даже требовала от командира корабля, чтобы в плавании он для экономии топлива пользовался парусами «при всяком случае, когда это позволяют свойства данного кораблю поручения или безопасность»5. В полном соответствии с требованием этой статьи в 1886 г. корвет «Витязь» во время перехода из Кронштадта до Иокогамы прошел 14844 миль под парусами и лишь 7275 миль под парами6. Только после того как к концу 1880-х гг. стало очевидно, что для современных кораблей парусное вооружение не более чем тяжелое и дорогостоящее украшение, началось строительство исключительно паровых судов. Последним крупным кораблем российского императорского флота, который получил парусное вооружение позволявшее «держаться в море не расходуя пара», стал крейсер 1 ранга «Рюрик», который был заложен в 1889 г. и вступил в строй в 1895 г. 7 Естественно, что расходы морского ведомства на заготовление каменного угля во второй половине XIX в. должны были постоянно возрастать. Так, если по смете морского министерства на 1860 г. «на заготовление каменного и древесного угля и дров для паровых судов и для адмиралтейских заводов и мастерских» по балтийскому управлению назначалось всего 300 тыс. руб., то по смете морского министерства на 1898 г. на заготовление каменного угля назначалось уже свыше 5,2 млн. руб. Если же для более точного сопоставления этих цифр вычесть из последней суммы расходы на заграничное плавание и отопление зданий морского ведомства, то все равно останется 3,2 млн. руб.8 В XIX в. российское морское министерство накопило богатый опыт заготовления угля, но его сохранению мешали частые административные преобразования. Причем особенно решительно реорганизовывались хозяйственные органы, в том числе ведавшие заготовлением угля.

После того как в начале правления Николая I была ликвидирована Адмиралтейств-коллегия и морское министерство было организовано на общих с другими ведомствами основаниях, «заготовление уголья каменного и древесного» оказалось в ведении второго отделения кораблестроительного департамента, которое занималось заготовлением различных материалов, необходимых для постройки военных судов9. Затем, уже во время Крымской войны, заготовление каменного угля было передано из кораблестроительного департамента в коммисариатский10. Основной причиной такой реорганизации было личное доверие генерал-адмирала к директору коммиссариатского департамента: еще зимой 1854 г., накануне разрыва с Англией, вел. кн. Константин Николаевич лично поручил князю Д. А. Оболенскому организовать заготовление донецкого антрацита для Балтийского флота, но «не как директору департамента, а как князю Оболенскому»11. Впрочем, такая реорганизация была обоснована и с сугубо административной точки зрения: коммиссариатский департамент занимался обеспечением флота провизией и мундирными вещами, а теперь, когда главным потребителем каменного угля стали не заводы и адмиралтейства морского ведомства, а паровые суда флота, логично было отнести заготовление «пароходного и заводского топлива» к коммиссариатской части.

На этом, однако, реформирование морского министерства не прекратилось. Одной из главных идей «либеральных бюрократов», которые возглавляли тогда военно-морское ведомство, было сокращение административного аппарата и децентрализация управления. В идеале министерство должно было сократиться до двух органов — одного для сообщения «приказаний и предположений» высшего морского начальства на места (канцелярию), а другого — «для рассмотрения тех вопросов, разрешение коих требует особых специальных познаний». При этом все хозяйственные дела предполагалось передать в ведение портовых управлений12. В 1867 г. эта идея была отчасти воплощена. По крайней мере, в составе центрального аппарата морского министерства не осталось ни одного самостоятельного хозяйственного органа, в том числе был ликвидирован и комиссариатский департамент13.

В полной мере осуществить децентрализацию, конечно, не удалось. Почти весь заготавливавшийся тогда каменный уголь предназначался для кронштадтского и санкт-петербургского портов и Ижорских адмиралтейских заводов.

Естественно, что покупку для них топлива было целесообразно объединить в одних руках и еще накануне введения нового положения, главному командиру санкт-перебургского порта вице-адмиралу Воеводскому было предписано «принять на время в личное и ближайшее заведование угольную операцию»14. Кроме того, результатом ликвидации хозяйственных департаментов в составе министерства стало расширение функций канцелярии министерства.

Высочайше утвержденный в 1869 г. наказ об управлении морским ведомством фактически закрепил переход многих функций упраздненных департаментов и управлений к канцелярии, узаконив создание в ней отделений, в том числе коммиссариатского, в котором, в частности, «сосредотачивалась переписка» по заготовлению «минерального и древесного топлива для судов, заводов и зданий»15.

Очередной этап административных реформ в морском ведомстве наступил при Александре III. «Либеральное» положение об управлении 1867 г. вскоре после его воцарения было заменено.

По новому положению в аппарате министерства создавался орган, ведавший практически всем хозяйством, — Главное управление кораблестроения и снабжений. В его состав входило три отдела — сооружений, занимавшийся всем кораблестроением, счетный, ведавший всей «счетной частью» и заготовлений. Последний, впрочем, занимался далеко не всеми заготовлениями морского ведомства.

Помимо общего руководства заготовительным делом, он должен был производить заготовления только для крнштадтского и санкт-петербургского портов, а «для портов отдаленных — по тем предметам, которые признано будет более выгодным заготовить или заподрядить в С.-Петербурге»16. Поэтому, например, черноморские порты заготавливали донецкий уголь самостоятельно, а английский уголь — через отдел заготовлений.

Следует учесть, что морское министерство было заинтересовано не просто в приобретении каменного угля, а в приобретении каменного угля, который бы обладал определенными техническими качествами. Связано это было с тем, что он шел на разные цели, которые зачастую предъявляли противоположные требования к свойствам топлива.

В первую очередь морскому ведомству нужен был уголь для плавания паровых судов флота.

По смете расходов морского министерства на 1898 г. на заготовление твердого минерального топлива для внутреннего плавания ассигновалось 1,71 млн. руб., а для заграничного еще 1,83 млн. руб., что составляло 68 % всех расходов на заготовление угля. Основным требованием к топливу для военных судов была его высокая паропроизводительность. Для Балтийского флота на протяжении нескольких десятилетий заготавливался преимущественно ньюкасельский каменный уголь, который добывался на севере Англии в районе города Ньюкасл-апон-Тайн. Поскольку ньюкасельский уголь давал много густого черного дыма, то на случай войны, а также для императорских яхт заготавливался кардифский уголь. Этот уголь добывался в южном Уэльсе и вывозился через порты Кардиф и Барри. Имея практически такую же паропроизводительность, что и ньюкасельский уголь, кардиф практически не давал дыма, но стоил несколько дороже. После того как в 1890-х гг. на кораблях русского флота вместо огнетрубных котлов стали устанавливать водотрубные котлы, Морской технический комитет предписал снабжать суда с водотрубными котлами исключительно кардифским углем. Дело в том, что ньюкасельский уголь давал при горении длинные языки пламени, что крайне вредно сказывалось на котлах такого типа17.

На Черном море первоначально также использовался кардиф и ньюкасельский уголь, но после того, как в 1880-х гг. были введены запретительные таможенные пошлины на ввоз иностранного каменного угля в черноморские порты, импортные кардиф и ньюкасельский уголь заменили антрацит и каменный уголь, добывавшиеся в Донбассе. Имея высокую паропроизводительность, донецкий каменный уголь был склонен к самовозгоранию, а антрацит требовал для поддержания горения усиленного дутья. Поэтому для императорских яхт, а так же миноносок, механизмы которых были слишком чувствительны к качеству топлива, продолжали заготавливать кардиф18.

Находившиеся в заграничном плавании суда должны были пополнять запасы угля в попутных портах. Вполне естественно, что при этом они старались приобретать хорошо им знаковый кардиф или ньюкасельский уголь. Русская тихоокеанская эскадра, корабли которой считались находящимися в заграничном плавании даже тогда, когда стояли на якоре во Владивостоке, к концу XIX в. тоже предпочитала доставлявшийся из Англии кардифский уголь. Правда, по экономическим соображениям, расходовать его предписывалось только на ходу, а вот на якоре ее корабли должны были пользоваться исключительно местным, японским или сахалинским углем, который давал много дыма и имел меньшую паропроизводительность, но зато стоил в несколько раз дешевле.

Но плаванием паровых судов флота потребность морского ведомства в топливе не исчерпывалась. Ему также требовался каменный уголь и каменноугольный кокс для заводов и мастерских. В 1898 г. на их приобретение предполагалось отпустить 1,45 млн. руб. При этом главным потребителем каменного угля и кокса были Ижорские адмиралтейские заводы. По смете на 1898 г. на заготовление твердого минерального топлива для этого предприятия отпускалось 826 тыс. руб. Объяснялось это тем, что Ижорские заводы были единственным в России предприятием, производившим броню. Наконец, на заготовление каменного угля для отопления принадлежавших морскому министерству зданий ассигновалось еще 216 тыс. руб.

Разброс требований к качествам топлива, которое расходовалось не в море, а на берегу, был несколько больше. Береговые паровые котлы могли довольствоваться топливом самого низкого качества — главное чтобы в итоге стоимость произведенного ими пара была ниже. Примерно такие же требования предъявлялись и к углю, который использовался для отопления зданий. Поэтому в начале XX в. владивостокский порт стал приобретать бурый уголь, который добывался в ближайших окрестностях Владивостока. Использовать его на судах флота было невозможно, так как он обладал низкой паропроизводительностью и давал много золы и шлаков, а вот на берегу его вполне можно было применять, так как стоил он намного дешевле сахалинского угля19. В то же время мастерским и заводам морского ведомства требовался уголь и кокс для производства кузнечных и литейных работ.

Имея дело с такой обширной номенклатурой различных сортов углей, морское ведомство должно было внимательно следить за качеством того топлива, которое оно приобретало. Во-первых, перед тем как принять решение о заготовлении угля той или иной марки, проводились его испытания.

Они обязательно включали в себя испытания угля на судах флота. Проводившие их флотские инженер-механики должны были представить заключения о пригодности данного угля для отопления котлов, установленных на их корабле. При этом они, как правило, сравнивали представленный для испытания уголь с ньюкасельским и кардифским, которые уже много десятилетий использовались в русском флоте и являлись фактически эталонами этого вида топлива. Кроме того, проводилось также испытание угля в особых «пробных» котлах, а также лабораторные исследования, включавшее в себя его химический и технический анализ и определение теоретической теплотворности.

Во-вторых, поставщик должен был представить документы, которые подтверждали бы происхождение топлива, причем не просто документ о том, у какого именно углепромышленника он его приобрел, а сертификат от шахтовладельца, в котором указывалось бы, из какого пласта и когда именно был добыт доставленный уголь. Следует отметить, что поскольку в 1860-е гг. подобные сертификаты не требовались, то подрядчики часто сдавали уголь сомнительного происхождения20.

В-третьих, при приемке топлива портовая приемная комиссия должна была проверить соответствие доставленного подрядчиком угля условиям заключенного с ним контракта.

В контрактах, помимо общего количества и марки каменного угля, указывались также важнейшие для этого топлива параметры — допустимый процент мелочи, влажность, отсутствие серы и т. п. В случае, если по тому или иному параметру доставленное поставщиком топливо не удовлетворяло условиям контракта, то приемная комиссия имела право либо произвести вычет из суммы, которую следовало уплатить подрядчику, либо вовсе отказаться от приема угля. Наконец, уже после того, как топливо было принято и начало использоваться на судах флота, инженер-механики должны были время от времени сообщать о нем отзывы.

Естественно, поставщики угля были заинтересованы в том, чтобы поставляемый ими уголь не подвергался слишком тщательному контролю, и даже были готовы оказать «материальную поддержку» отдельным офицерам и чиновникам. В ходе так называемого «севастопольского дела», когда за злоупотребления при поставках угля и других материалов для Черноморского флота к уголовной ответственности было привлечено 27 лиц, выяснилось, в частности, что в 1896–1897 гг. пять старших инженер-механиков, которые по должности обязаны были представлять начальству сведения о качестве употребляемого на их судах топлива, получили «в дар» за представление благоприятных отзывов от 100 до 975 руб., а химик севастопольского порта капитан Худынцев за получаемое от поставщиков вознаграждение доносил о соответствии поставляемого ими угля и масла условиям контракта, хотя те им явно не удовлетворяли21.

Существенным является также вопрос о способах проведения заготовительных операций. С точки зрения закона нормой была отдача заготовления в подряд с торгов. В Российской империи даже имелось особое положение о казенных подрядах, многие нормы которого уже плохо согласовывались с деловой практикой второй половины XIX в., например, проведение «переторжки» и обязательное предоставление подрядчиком залога. Поэтому в изданном в 1887 г. наказе об управлении морским ведомством порядку производства казенных заготовлений была посвящена целая глава, содержавшая 82 статьи, в том числе 48 о заготовлении посредством подряда с торгов, которые существенно корректировали нормы положения о казенных подрядах22. Но на практике Отдел заготовлений существенно отступал даже от требований наказа. Главным образом это выражалось в том, что к участию в торгах приглашались только «известные углеторговцы», которых указывал петербургский биржевой комитет23. Такой порядок должен был предотвращать получение подряда такими предпринимателями, которые были не способны его выполнить.

Соответствующий опыт у морского министерства уже был. В 1860-е гг. заготовление каменного угля привлекало «поставщиков самого низкого разбора, которые понижали на торгах цены до размеров немыслимых при добросовестном исполнении и, в последствии, при открытии их злоупотреблений, вовлекали министерство в нескончаемые процессы»24.

Ограничение конкуренции только кругом «известных углепромышленников», список которых в 1889–1903 гг. оставался сравнительно стабильным, не могло не угрожать интересам казны, так как они могли явиться на торги с заранее согласованными ценами и тем самым обеспечить себе высокую прибыль. Но министерство располагало военно-морским агентом в Лондоне, который, являясь дипломатом по положению, регулярно выступал в роли комиссионера. Поэтому, если цены, заявленные петербургскими углеторговцами, оказывались выше тех, которые сообщал военно-морской агент, то морское ведомство могло поручить заготовление угля ему. Однако такое заготовление угля по закону допускалось только в виде исключения.

Впрочем, такого рода исключения периодически становились нормой. Так, в 1867–1868 гг., разуверившись в подрядном способе заготовления угля для балтийского флота, морское министерство попыталось выписывать его из Англии посредством «особенного комиссионера», продолжая заготавливать его также посредством торгов. Но с 1869 по 1878 г., убедившись в преимуществе комиссионерского способа, министерство пользовалось уже только им, ежегодно испрашивая на это «высочайшее разрешение». В 1879 г. министерство вернулось к подрядам25, но с 1884 по 1888 г.

уголь для кронштадтского порта приобретался опять комиссионерским способом через агента министерства финансов в Лондоне26.

Иногда морское министерство приобретало уголь и путем заключения контрактов без торгов.

Такой способ, с одной стороны, позволял существенно улучшить условия поставки в ходе переговоров, но, с другой, предоставлял слишком широкие возможности для различных злоупотреблений. Поэтому законом он допускался только в случае «экстренной надобности», при заказе изделий, «требующих особого искусства и чистоты отделки», а также при мелочных покупках. Обычное заготовление каменного угля ни к одной из этих категорий, конечно же, отнести было нельзя. Тем не менее время от времени к нему прибегали. Например, когда в 1896–1898 гг. для балтийских портов вместо английского угля заготавливался донецкий, то Отдел заготовлений приобретал его непосредственно у южнорусских углепромышленников, «пользующихся наилучшею репутацией как в отношении добросовестного исполнения принимаемых на себя обязательств, так и солидности их предприятий» без торгов27.

Некоторое влияние на ход заготовительных операций морского министерства оказывали также «стратегические» соображения. Но если они входили в противоречие с «экономическими», то влияние это было сравнительно недолгим. В данном отношении весьма показательно, что на протяжении практически всей второй половины XIX в. российский флот готовился в первую очередь к войне с Англией и в то же время балтийский флот пользовался почти исключительно английским углем. Эта парадоксальная ситуация объясняется сугубо экономическими причинами — перевозка угля морем из Англии в Кронштадт, Санкт-Петербург и Колпино стоила намного меньше, чем его доставка по железной дороге из Донбасса. В 1896–1898 гг. эти перевозки оказались возможны только благодаря искусственному понижению тарифа. Но после того, как «вполне выяснилась выгодность заготовки английского угля», морское ведомство отказалось от заготовления донецкого угля для балтийских портов28.

В целом можно констатировать, что в своей заготовительной деятельности морское министерство в первую очередь руководствовалось стремлением к экономии казенных средств. Созданная в нем к концу XIX в. система заготовлений неплохо справлялась с обеспечением флота и береговых учреждений морского ведомства различными сортами каменного угля. Действуя как на отечественном, так и на мировом рынке каменного угля, хозяйственные органы морского ведомства проявляли значительную гибкость, часто допуская существенные отступления от предписанных законом процедур. В то же время, ориентируясь на использовании нормальных рыночных инструментов, эти органы, очевидно, не были готовы к войне, которая бы нарушила нормальное течение коммерческой деятельности.

Примечания 1 Открытие и начало разработки угольных месторождений в России: Исслед. и док. М.; Л., 1952. С. 28.

2 Бараш П. А. Развитие судовых паровых котлов. Л.; М., 1937. С. 26.

3 Извлечение из описания Адмиралтейских Ижорских заводов, составленного корабельных инженеров подполковником Швабе // Морской сборник. 1855. № 5. С. 16, 20.

4 Военный энциклопедический лексикон. СПб., 1846. Ч. 10. С. 309–310.

5 Свод морских постановлений: Изд. 1886 г. СПб., 1887. Кн. 10: Морской устав. С. 64.

6 С. О. Макаров: Док. М., 1953. Т. 1. С. 494.

7 История отечественного судостроения. СПб., 1996. Т. 2: Паров. и метал. судостроение во второй половине XIX в. С. 351.

8 Сметы Морского министерства на 1860 год. СПб., 1859; Сметы Морского министерства на 1898 год. СПб., 1897.

9 О предварительном образовании Морского министерства, 24 августа 1827 г. // ПСЗРИ. Собр. 2. Т. 2. № 1325 10 О переводе из Кораблестроительного департамента в Коммисариатский департамент всех дел по заготовлению каменного угля, а равно чинов, заведующих одним углем, 25 августа 1854 г.: // ПСЗРИ. Собр. 2. Т. 29, ч. 1. № 28500.

Оболенский Д. А. Записки князя Дмитрия Александровича Оболенского, 1855–1879. СПб., 2005. С. 52.

12 Обзор деятельности морского управления в России в первое двадцатипятилетие благополучного царствования государя императора Александра Николаевича, 1855–1880. СПб., 1880. Ч. 2. С. 915.

Высочайше утвержденное положение об управлении морским ведомством, 18 июня 1867 г. // ПСЗРИ. Собр. 2. Т. 42.

№ 44714.

14 Отчет по морскому ведомству за 1869 год. СПб., 1870. С. 119.

Высочайше утвержденный наказ по управлению морским ведомством, 26 мая 1869 г. // ПСЗРИ. Собр. 2. Т. 44. № 47127 Высочайше утвержденное положение об управлении морским ведомством, 3 июня 1885 г. // ПСЗРИ. Собр. 3. Т. 5. № 3023.

17 Отчет Главного управления кораблестроения и снабжений по Отделу заготовлений за 1903 год. СПб, 1904. С. 59.

18 Отчет по морскому ведомству за 1884–1889 гг. СПб., 1891. С. 255.

19 РГА ВМФ. Ф. 967. Оп. 2. Д. 153. Л. 26.

20 Отчет по морскому ведомству за 1869 год. СПб., 1870. С. 119.

21 Дополнение к сборнику решений главного военно-морского суда (1894–1900 гг.). Николаев, 1903. С. 904–905.

22 Высочайше утвержденный наказ об управлении морским ведомством, 29 декабря 1886 г. // ПСЗРИ. Собр. 3. Т. 6. № 4135.

Отчет Главного управления кораблестроения и снабжений по Отделу заготовлений за 1891 год. СПб, 1892. С. 68.

Отчет по морскому ведомству за 1869 год. СПб., 1870. С. 118.

25 Обзор деятельности… Ч. 2. СПб., 1880. С. 360–362.

26 Отчет Главного управления кораблестроения и снабжений по Отделу заготовлений за 1890 год. СПб, 1891. С. 37.

27 Отчет Главного управления кораблестроения и снабжений по Отделу заготовлений за 1896 год. СПб, 1897. С. 67.

28 Отчет Главного управления кораблестроения и снабжений по Отделу заготовлений за 1899 год. СПб, 1900. С. 53.

–  –  –

Обложение торговых и промышленных предприятий в Российской империи всегда занимало особое место во взаимоотношениях государственной власти и предпринимателей. В условиях усиления податного пресса купечество остро реагировало на финансовую политику правительства. Его требования сводились к уменьшению ставок прямого налога, исключению из подушного оклада выбывших членов общины, недовольству мирской раскладкой сборов, созданию более благоприятных условий для развития торговли и промышленности1.

Развитие фискальных отношений между этими субъектами получило в 70-е гг. XIX в. До этого времени купечество было освобождено от подати, а обязано было платить процентный сбор в размере 1 % с декларированных капиталов, причем проверкой объявленных средств никто не занимался.

Купечество стало разделяться на три гильдии, в которые мог записаться всякий, если объявит капитал не ниже определенной суммы. Принадлежность к определенной гильдии давала право на занятие строго определенным видом торговли или промысла.

Некоторую систематизацию получило налогообложение в 1824 г. С принятием «Дополнительного постановления об устройстве гильдий и о торговле прочих сословий» была введена патентная система промыслового налога, сочетающая торговые права каждого сословия с размерами обложения. Гильдейская подать вместо процентного сбора с капиталов стала неизменным окладом за свидетельство на право торговли: 2200 руб. — по первой гильдии, 880 руб. — по второй, 220 руб. — по третьей.

Однако, как отмечал С. Ю. Витте, настоящая цель реформы 1824 г. — «доставить купеческим капиталам средства обращаться со свойственной им быстротой», «возбудить в низших классах желание вступать в гильдии и через то способствовать распространению народной промышленности и умножению государственного по сей части дохода» за сорокалетнее свое существование так и не была достигнута. Налогообложение «отличалось крайней неравномерностью и слабо затрагивало платежную способность торговых и промышленных предприятий»2.

За последующие 60 лет хотя и были предприняты некоторые изменения в области обложения торговых и промышленных предприятий (в 1863, 1865 гг.), существенных отличий не произошло, если не считать ввода в законодательную базу понятий «способа» и «рода» торговли и разделения местностей на пять классов. К первому классу были отнесены лишь столицы, ко второму классу — крупные города, такие, как Ростов-на-Дону, Киев, Харьков и др.; типичные губернские города (Курск, Воронеж, Орел и т. д.) были приписаны к третьему классу, а уездные города в зависимости от степени развития промыслов — соответственно к четвертому и пятому классам.

Министр финансов Н. Х. Бунге, который отличался либеральными взглядами, в 1883–1884 гг.

поставил на очередь вопрос о введении большей уравнительности в промысловом обложении. Он был убежден, что обязанность платежа податей есть обязанность всеобщая, вытекающая из начал равенства всех перед законом и начала справедливости: тот, кто принадлежал к государственному союзу не может быть освобожден от обязательств, вытекающих из существа этого союза, кто пользуется выгодами государственной жизни, обязан способствовать достижению цели государства3. Поэтому он предлагал чистый доход от торговых и промышленных предприятий обложить в размере 3 %.



Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 32 |

Похожие работы:

«Санкт-Петербургский государственный университет Государственный Эрмитаж Санкт-Петербургский государственный музей-институт семьи Рерихов Музей истории гимназии К. И. Мая (Санкт-Петербург) при поддержке и участии Комитета по культуре Санкт-Петербурга Всемирного клуба петербуржцев Международного благотворительного фонда «Рериховское наследие» (Санкт-Петербург) Благотворительного фонда сохранения и развития культурных ценностей «Дельфис» (Москва) Санкт-Петербургского государственного института...»

«Стенограмма видеозаписи рубрики «Вопрос-Ответ» Пякин В.В. 31 декабря 2013 г. 6 января 2014 г. fct-altai.ru youtube.com 1. Представители от ГП.2. Битва при Молодях.3. Герберт Уэлс. «Открытый заговор» и «Новый мировой порядок».4. Россия простила долг Кубе.5. События в Турции.6. Бактериологическое оружие.7. Путинская олимпиада.8. Iron Maiden.9. Оккультный приоритет управления. 10. Божий промысел. 11. Мухин Ю. Ответственность управленца. 12. Происхождение рас. 13. Реинкарнация. 14. 7 февраля 2014г....»

«ВЕСТНИК РОИИ Информационное издание Межрегиональной общественной организации содействия научно-исследовательской и преподавательской деятельности «Общество интеллектуальной истории» № 30, 2015 Электронную версию всех номеров «Вестника РОИИ» можно найти на сайте РОИИ по адресу: http://roii.ru Умер Борис Георгиевич Могильницкий. Не стало Ученого, для которого несуетное служение Истории было главным делом жизни. Он посвятил свое научное творчество сложнейшим проблемам методологии и историографии...»

«ПЕНЗЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИСТОРИКО-ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ (г. Пенза) ОТДЕЛЕНИЕ РОССИЙСКОГО ИСТОРИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА В ПЕНЗЕ РЕГИОНАЛЬНАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ КРАЕВЕДОВ ПЕНЗЕНСКОЙ ОБЛАСТИ (г. Пенза) МЕЖОТРАСЛЕВОЙ НАУЧНО-ИНФОРМАЦИОННЫЙ ЦЕНТР АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ГУМАНИТАРНЫХ И ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК II Международная научно-практическая конференция Сборник статей октябрь 2015 г. Пенза УДК 800:33 ББК 80:60 Под общей редакцией: доктора исторических наук, профессора Ягова О.В. Актуальные...»

«ISSN 2412-971 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 09 декабря 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.2 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ: Международное...»

«Памяти Игоря Ивановича Янчука 21 июля 2011 г. исполнился год со дня смерти Игоря Ивановича Янчука, доктора исторических наук, ведущего научного сотрудника ИВИ РАН, известного латиноамериканиста, знатока истории международных отношений новейшего времени. Вся жизнь его была связана с исторической наукой. Родился Игорь Иванович 27 августа 1937 г. в с. Красноярове, Хабаровского края. Его отец погиб на фронте в 1942 г., а мать с тремя детьми перебралась в станицу Левокумское, Ставропольского края....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ АРХИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ТОМСКОЙ ОБЛАСТИ ДОКУМЕНТ: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ, ПРАКТИКА Сборник материалов V Всероссийской научно-практической конференции с международным участием (г. Томск, 27–28 октября 2011 г.) Издательство Томского университета УДК ББК Д 63 Редакционная коллегия: О.В. Зоркова д.и.н., проф. Н.С. Ларьков; д.и.н., проф. С.Ф. Фоминых; д.и.н., проф. О.А. Харусь (отв. ред.); д.и.н., проф. А.С. Шевляков...»

«Районная научно-практическая конференция Муниципальное общеобразовательное учреждение «Ключевская средняя общеобразовательная школа №2» Ключевского района Алтайского края Греческий след на ключевской земле (жизнь Харитона Гаврииловича Попова) Научно-исследовательская работа Выполнила: Лебедева-Рыбалко Анастасия Владимировна ученица 8 «А» класса МБОУ «Ключевская СОШ № 2»Научный руководитель: Гуков Борис Павлович учитель истории МБОУ «Ключевская СОШ № 2» c. Ключи 2010 г. Оглавление Введение.....»

«СБОРНИК РАБОТ 65-ой НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ СТУДЕНТОВ И АСПИРАНТОВ БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 13–16 мая 2008 г., Минск В ТРЕХ ЧАСТЯХ ЧАСТЬ III БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СБОРНИК РАБОТ 65-ой НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ СТУДЕНТОВ И АСПИРАНТОВ БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 13–16 мая 2008 г., Минск В ТРЕХ ЧАСТЯХ ЧАСТЬ III МИНСК УДК 082. ББК 94я С2 Рецензенты: кандидат географических наук, доцент Н. В. Гагина кандидат юридических наук, доцент В. В. Шпак; кандидат...»

«Издано в алтгу Неверовские чтения : материалы III Всероссийской (с международным участием) конференции, посвященной 80-летию со дня рождения профессора В.И. Неверова : в 2 т. Т. I: Актуальные проблемы политических наук / под ред. П.К. Дашковского, Ю.Ф. Кирюшина. – Барнаул : Изд-во Алт. ун-та, 2010. – 231 с. ISBN 978-5-7904-1007-9 Представлены материалы Всероссийской (с международным участием) конференции «Неверовские чтения», посвященной 80-летию со дня рождения профессора, заслуженного...»

«ГОДОВОЙ ОТЧЕТ ОТкрыТОГО акциОнЕрнОГО ОбщЕсТВа «ДальнЕВОсТОЧнОЕ мОрскОЕ парОхОДсТВО» пО иТОГам рабОТы за 2010 ГОД Оглавление 1. ОснОВныЕ сВЕДЕниЯ Об ОбщЕсТВЕ 1.1. История создания и развития Общества 1.2. Основные события Общества в 2010 году 1.3. Данные о фирменном наименовании и государственной регистрации Общества.1.4. Филиалы Общества 1.5. Дочерние, зависимые и иные общества, в уставных капиталах которых участвует ОАО «ДВМП» 1.6. Положение Общества в отрасли 1.7. Конкурентное окружение 1.8....»

«Тематический мониторинг российских СМИ Московский дом национальностей 9 октября 2015 Содержание выпуска: Московский дом национальностей Московская правда, 08.10.2015 Во имя единства московского сообщества В этом году в состав Совета по делам национальностей войдут представители Московского дома национальностей. Тверская 13, 08.10.2015 Формула согласия В этом году в состав Совета по делам национальностей войдут представители Московского дома национальностей. espanarusa.com, 09.10.2015 Дети...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ ПРАВОВАЯ РОССИЯ – XXI ВЕК! К 1150-ЛЕТИЮ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ Сборник материалов Всероссийской молодежной научной конференции Издательство Томского университета УДК 94:340 (470)(082) ББК 63.3(2) П 69 Научный редактор: доцент П.П. Румянцев Рецензенты: доцент В.В. Шевцов доцент А.В. Литвинов Редакционная коллегия: Зиновьев В.П. – д.и.н., профессор, декан...»

«Министерство культуры Российской Федерации Правительство Нижегородской области НП «Росрегионреставрация» IV Всероссийская конференция «Сохранение и возрождение малых исторических городов и сельских поселений: проблемы и перспективы» г. Нижний Новгород 30 – 31 октября 2013 Сборник докладов конференции В Сборник вошли только те доклады, которые были предоставлены участниками. Организаторы конференции не несут ответственности за содержание публикуемых ниже материалов. СОДЕРЖАНИЕ 1. Приветственное...»

«Заповедник «Херсонес Таврический» Институт религиоведения Ягеллонского университета Международный проект «МАТЕРИАЛЬНАЯ И ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА В МИРОВОМ ИСТОРИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ» ХVI Международная конференция по истории религии и религиоведению Севастополь 26-31 мая 2014 г. ВЕЛИКАЯ СХИЗМА. РЕЛИГИИ МИРА ДО И ПОСЛЕ РАЗДЕЛЕНИЯ ЦЕРКВЕЙ ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ И СООБЩЕНИЙ Севастополь Великая схизма. Религии мира до и после разделения церквей // Тезисы докладов и сообщений ХVI Международной конференции по истории...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ПЕНЗЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» (ПГУ) Педагогический институт им. В. Г. Белинского Историко-филологический факультет Направление «Иностранные языки» Гуманитарный учебно-методический и научно-издательский центр Пензенского государственного университета II Авдеевские чтения Сборник статей Всероссийской научно-практической конференции, посвящнной...»

«Интервью с Александром Бенционовичем ГОФМАНОМ «СОЦИАЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ. – ЭТО СФЕРА СВОБОДЫ» Гофман А. Б. – окончил исторический факультет Ленинградского педагогического института им А.И.Герцена, доктор социологических наук, профессор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», Москва. Основные области исследования: история и теория социологии, социология культуры, потребления, индустриального дизайна и моды. Интервью состоялось в 2005-2006 годах. В 1999 году я...»

«МЕЖДУНАРОДНЫЙ ИНСТИТУТ ЦЕНТРАЛЬНОАЗИАТСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ ИНСТИТУТ ИСТОРИИ АКАДЕМИИ НАУК РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН ЦИВИЛИЗАЦИИ И КУЛЬТУРЫ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ В ЕДИНСТВЕ И МНОГООБРАЗИИ Материалы Международной конференции Самарканд, 7–8 сентября 2009 г. Самарканд–Ташкент — 2010 Цивилизации и культуры Центральной Азии в единстве и многообразии. Материалы Международной конференции, Самарканд, 7–8 сентября 2009 г. — СамаркандТашкент: МИЦАИ, SMI-ASIA, 2010. – 332 стр. Редакционная коллегия: Д. Алимова, Б....»

«Холодная война: анализ, история, последствия В последнее время, особенно после кризиса на Украине и объявления Западом экономических санкций против России, многие стали говорить о возобновлении холодной войны, холодной войне № 2, о новой эпохе противостояния России и Запада и др. Однако, по мнению ряда исследователей, она вовсе не заканчивалась, а лишь претерпела существенные изменения после крушения СССР. Например, для многих стало сюрпризом появление в нашей жизни таких явлений как «цветные...»

«Журналистика России: история и современность СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ Молодые исследователи Материалы 13-й международной конференции студентов, магистрантов и аспирантов 11 – 13 м а р т а 2 01 4 г. ПРЕДИСЛОВИЕРоссии: история и современность Журналистика Журналистика России: история и современность Санкт-Петербургский государственный университет Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ Молодые...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.