WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 32 |

«ТОРГОВЛЯ, КУПЕЧЕСТВО И ТАМОЖЕННОЕ ДЕЛО В РОССИИ В XVI – XIX вв. Сборник материалов Второй международной научной конференции (Курск, 2009 г.) Курск ББК 65. Т Составитель А. И. Раздорский ...»

-- [ Страница 18 ] --

За счет привоза товаров из Архангельска, Устюга, Соли Вычегодской, Макарьевской ярмарки удовлетворялись и более взыскательные вкусы. По сведениям яренских таможенных книг, местная элита к началу 1720-х гг. уже по достоинству оценила вкус ягод винных (за 2 года продано около пуда), чернослива (8,5 пудов), изюма (8 пудов), смокв (3 ящика), лимонов соленых (0,25 бочки), перца (свыше 5 пудов), оливкового масла (около 9 пудов), вина ренского (3,5 бочки, 3 ведра), миндаля (1 пуд) и сахара головного (1,25 пуда)20.

Впрочем, предложение по этим и другим ввозимым в Коми край товарам нередко превышало спрос. Нереализованные по причине небольшой емкости местного рынка товары увозились в другие населенные пункты края и за его пределы, например, на Красноборскую ярмарку21.

Сохранял свою коммерческую привлекательность и рынок Сибири, освоенный жителями Коми края еще в XVII в. Поэтому значительная часть товаров из Москвы, Архангельска, Вологды, Макарьевской ярмарки ввозилась в Яренск специально для последующей отправки за Урал. Так, именно в этом направлении проследовали и были впоследствии проданы на Верхотурье и в Березове всё предъявленное в Яренской таможне в 1722, 1724 гг. листовое железо, 90 % сандала, более 60 % оружия и писчей бумаги, 50 % свинца, олова и пороха, более трети изюма и масла деревянного, а также товары для пребывающих в Сибири «начальных» людей и их семей: бобры беломездрые, пуговицы камзольные, запонки и серьги серебряные, немецкая обувь, шелк и тонкое сукно, зеркала, оклады иконные медные и серебряные22.

В обратном направлении следовали через Яренск в русские города закупленные в Сибири и Китае товары, преимущественно китайские ткани. К примеру, в 1724 г. поступили в Яренскую таможню с Верхотурья и впоследствии были реализованы в Старом Осколе и Устюге 177 тюней, 55 тюков и 22 конца китайки, 58 поставов камки, 8 тюней самец, 1 постав атласа, приобретенные яренчанами в Урге, Селенгинске, Нерчинске и Иркутске23.

Итак, по результатам проведенного исследования удалось выявить торговые контакты Коми края в 20–40 гг. XVIII в. с 29 российскими пунктами. Наиболее тесные, носящие двусторонний характер связи отмечены с центрами торговли всероссийского значения (Москва, Архангельск, Макарьевская ярмарка), региональными торговыми центрами Поморья (Устюг, Соль Вычегодская, Красноборская ярмарка), Прикамья (Чердынь, Новое Усолье, Соль Камская) и Сибири (Верхотурье).

Учитывая, что торговые связи осуществлялись не обезличенно, представляет интерес и может стать темой самостоятельного исследования вопрос, касающийся участия в этих связях представителей различных областей.

Примечания 1 Троицкий С. М. Финансовая политика русского абсолютизма в XVIII веке. М., 1966. С. 214, табл. 18.

2 Очерки по истории Коми АССР. Сыктывкар, 1955. Т. 1; Жеребцов Л. Н., Мацук М. А. Торговля продовольственными товарами в Коми крае в XVII — начале XIX вв. // Труды Ин-та языка, литературы и истории. Сыктывкар, 1983. Вып. 28; История Республики Коми: Науч.-попул. очерки. Сыктывкар, 1996; Жеребцов И. Л., Сметанин А. Ф. Коми край: Очерки о десяти веках истории. Сыктывкар, 2003; История Коми: С древнейших времен до конца ХХ в. Сыктывкар, 2004. Т. 1; Комиссаренко А. И. 1) Город Яренск и Вычегодский край в системе формирующегося всероссийского рынка XVII–XVIII вв. // Крестьянство Вычегодского края в XVII–XX веках: Науч.–практ. конф.: Тез. докл. Архангельск, 1999. С.11–14; 2) Летско– ношульский транзит как фактор связи Вычегодского края с юго–восточным регионом Поморья в XVIII веке // Занятия, промышленность, духовная и материальная культура населения Вычегодского края, XVII–XX вв.: Материалы науч. конф. Сыктывкар, 2000. С. 81–84.

3 РГАДА. Ф. 273. Оп. 1. Д. 32879, 32880; Ф. 829. Оп. 1. Д. 1503–1505, 1507, 1818, 1984; ГААрхО. Ф. 58. Оп.17. Д. 2. Отдельные данные использовались в следующих работах: Центры торговли Европейской России в первой четверти XVIII века.

М., 1986. С. 60, 64; Павлина Т. В. 1) «Памятуя присяжную должность…»: (Очерки по истории тамож. службы в Коми крае в XV — первой половине XVIII в.). Сыктывкар, 2004; 2) Яренская таможня в 1741 году // Областные и районные центры России и их округа в историческом процессе: Управление, экономика, культура: Ст., сообщ. и материалы участников науч.– практ. конф. Яренск, 2005. С. 59–63; 3) Торговые связи Архангельска и Коми края в первой половине XVIII века: (По материалам тамож. учреждений Ярен. у.) // Российская таможня: История, современность, перспективы развития: Материалы науч.

-практ. конф. (Архангельск, 27 июня 2006 г.). Архангельск, 2006. С. 105–112; 4) Социально-экономические предпосылки создания и функционирования таможенных учреждений в Коми крае в конце XVI — первой половине XVIII вв. // Политические, экономические и социокультурные аспекты регионального управления на Европейском Севере: Материалы VII Всерос. науч.-теорет. конф. Сыктывкар, 2008. Ч. 2. С. 89–97; 5) Таможенные доходы в Пустозерском уезде в 20–30 годы XVIII века: Источники, структура, объемы // Политические, экономические и социокультурные аспекты регионального управления на Европейском Севере: Материалы VIII Всерос науч.-теорет. конф. (Сыктывкар, 25 марта 2009) (в печати).

4 РГАДА. Ф. 829. Оп. 1. Д. 1507. Л. 2–48, 98–113; Д. 1818. Л. 2 об.–14 об; ГААрхО. Ф. 58. Оп. 17. Д. 2. Л. 1– 28 об.

5 РГАДА. Ф. 273. Оп. 1. Д. 32879. Л. 11, 14–14 об., 16–22, 40–45 об., 63 об.–69; Д. 32880. Л. 41 об.–43, 61–66; Павлина Т. В.

Торговые связи Архангельска и Коми края… Табл. 1.

РГАДА. Ф. 829. Оп. 1. Д. 1505. Л. 7; Д. 1507. Л. 103, 111.

Там же. Ф. 273. Оп. 1. Д. 32879. Л. 2–7 об., 11–13 об., 18 об.–25 об., 29–30, 38, 46–49 об., 54–59, 62 об.–63; Д. 32880.

Л. 5 об.–7 об., 17 об.–20, 39–40, 46–47, 50–51 об.; Павлина Т. В. Торговые связи Архангельска и Коми края… Табл. 1.

8 РГАДА. Ф. 829. Оп. 1. Д. 1984. Л. 4–7, 9, 15, 19.

Там же. Ф. 273. Оп. 1. Д. 32879. Л. 34, 46; Д. 32880. Л. 40 об.– Там же. Д. 32880. Л. 8 об., 17–20, 38 об., 53 об.; Д. 32879. Л. 4 об., 8–10 об., 19–22, 25 об., 47 об., 59; Павлина Т. В. Торговые связи Архангельска и Коми края… Табл. 2.

Павлина Т. В. Торговые связи Архангельска и Коми края… Табл. 2; РГАДА. Ф. 273. Оп. 1. Д. 32879. Л. 4 об., 8–11 об., 18– 21, 33 об., 47 об., 60; Д. 32880. Л.7–8 об., 17–20, 32 об.–33, 46, 51 об.–52, 55 об., 60.

РГАДА. Ф. 273. Оп. 1. Д. 32880. Л. 12 об.–13 об., 45 об.–46, 53 об.; Д. 32879. Л.10, 47 об.–48.

Там же. Д. 32879. Л. 4 об., 8–10 об., 24, 46 об., 58 об.–60; Д. 32880. Л. 5–8 об., 12 об.–21, 32 об.–33, 51 об.–60; Павлина Т. В.

Торговые связи Архангельска и Коми края… Табл. 2.

РГАДА. Ф. 273. Оп. 1. Д. 32879. Л. 25, 30 об.; Д. 32880. Л. 8 об.–14 об., 35 об., 38 об., 49, 53–58 об.

Там же. Д. 32880. Л. 8, 12 об.–13, 54 об.–57; Д. 32879. Л. 8 об.–9, 58 об.–59 об.

Там же. Л. 3 об., 7 об., 10, 18–18 об., 24, 47, 48 об.–49 об., 56 об.–59 об.; Д.32880. Л. 12 об.–13 об., 18 об., 35 об., 45 об.–46, 54 об.–57.

Там же. Л. 7 об.–8, 17–19, 35 об., 46 об., 54–55 об.; Д. 32879. Л. 10, 24, 25, 58 об., 60.

Там же. Л. 4 об., 8–11 об., 18–25, 30 об., 33 об., 48; Д. 32880. Л. 5–8 об., 12 об.–13 об., 17–20, 34–35 об., 44 об.–55 об., 57, 60, 68.

Там же. Ф. 829. Оп. 1. Д. 1503. Л. 7–8; Д. 1507. Л. 82–97; Д. 1818. Л. 4 об.–10.

Там же. Ф. 273. Оп. 1. Д. 32879. Л. 4 об., 7 об.–11 об., 47 об., 56 об.–57 об.; Д. 32880. Л. 7 об.–13 об., 15 об.–20, 44 об., 46 об., 53 об.–57, 60–61 об.; Павлина Т. В. Торговые связи Архангельска и Коми края… Табл. 2.

РГАДА. Ф. 273. Оп. 1. Д. 32880. Л. 34–34 об.

Там же. Л. 32 об.–33. Д. 32879. Л. 12 об., 18–24, 33 об.

Д. 32879. Л.68

–  –  –

Пензенский край занимает особое положение в винокуренном предпринимательстве. Традиционно «хлебное вино» производилось в центральных губерниях, но уже в первой четверти XVIII в.

благодаря наличию сырья здесь появляются крупные казенные, помещичьи и купеческие винокурни.

При этом купцы-винопромышленники находились в менее благоприятных условиях, а достигали порой значительных результатов.

Возможности для купцов извлекать прибыль из производства и продажи водки значительно расширились в начале XVIII в. благодаря указу 1716 г., вводившему в России свободу винокурения.

Все винокуры облагались особой пошлиной, исчисляемой и с оборудования (кубов), и с готовой продукции (выкуренной водки). Купечество не замедлило воспользоваться благоприятными условиями, и в 1719–1725 гг. в Пензенской провинции Казанской губ. насчитывалось 8 купеческих винокуренных заводов. Большинство из них принадлежало иногородним купцам — из Москвы, Рязани, Арзамаса, Гороховца. Это были предприятия, ориентированные на товарное производство, основанные преимущественно на наемном труде.

–  –  –

Преобладание наемного труда на купеческих заводах вполне объяснимо. Купцам никогда не разрешалось покупать людей к винокуренным заводам, а в 1740-х гг. по требованию дворянства у купцов были отписаны все дворовые люди, купленные ими между первой и второй ревизиями. Также сокращение использования принудительного труда обусловливалось ростом рынка рабочей силы. В результате большинство купцов-винопромышленников являлись владельцами 2–4 душ мужского пола (включая детей), а часть их вовсе не имела крепостных.

Дворовые люди при этом пользовались значительным доверием — нередко они выполняли обязанности приказчиков на заводах или их помощников. В таком случае крепостные относились к исполнению порученных им дел очень добросовестно, поскольку часть доверенных агентов купцов получали по завещанию хозяина освобождение и вознаграждение за свою службу. Некоторые отпущенники сами становились предпринимателями. Так, зависимый человек купцов Гороховца С. Н.

и М. Н. Ершовых Клим Андреев (позднее Ершов) получил по завещанию награду, позволившую ему стать собственником Почерского винокуренного завода, расположенного в Саранском у. Пензенской провинции.

Крупнейшим винокуренным предприятием Пензенской провинции был Кашнаевский (Шнаевский) завод, принадлежавший московским купцам Ивану Симонову и его сыну Леонтию. Он был основан в 1723 г. и потребовал очень крупных затрат — не менее 10 тыс. руб. В 1742–1743 гг. на заводе было 80 казанов емкостью 1369 ведер, а в 1753 г. — уже 130 казанов емкостью 4820 ведер. Для своего времени предприятие было гигантским: объемы его производства превышали объемы четырех заводов, принадлежавших прежде Симоновым.

Кроме производства водки, купечество извлекало немалую прибыль и благодаря содержанию откупов. Например, тот же Леонтий Симонов взял на откуп с 1727 г. питейную продажу в Пензе и Пензенском у. вместе с рязанским купцом Ф. Демидовым, обязавшись уплачивать в казну по 6858 руб. в год (надбавив 400 руб. к прежнему окладу). Это означало, что откупщики рассчитывали продавать здесь ежегодно не менее 10 тыс. ведер водки1.

Данное обстоятельство вызывало резкое недовольство со стороны помещиков-винокуров, которым заниматься откупами было запрещено. Уже в конце 1730-х гг. в правительство стали поступать записки, в которых они призывали запретить купцам заниматься винокурением и подрядами вина. В результате в 1753 г. Сенат удовлетворил требования помещиков о предоставлении им прав на продажу вина, разрешив им брать сборы в откупное содержание, а с 1755 г. было принято решение ликвидировать купеческие винокуренные заводы в европейской России (за исключением некоторых северных и восточных уездов)2.

Так дворянам было предоставлено монопольное право на винокурение, которое подтвердил устав о винокурении от 9 августа 1765 г.: «Вино курить дозволяется всем дворянам и их фамилиям, а прочим никому»3. При почти полном отсутствии конкуренции прибыль помещиков значительно возросла. «Винокурение — это Ост-Индия нашего дворянства», — не без оснований утверждал в 1795 г.

пензенский вице-губернатор И. М. Долгоруков4. Данная ситуация сохранялась вплоть до 1863 г.

Для купцов возможности извлечения прибыли из винокурения сосредоточились исключительно на содержании откупов. По мнению В. В. Похлебкина, это сказалось на русском купечестве чрезвычайно негативным образом. Оно «благодаря водке уже в истоках своего существования стало привыкать не к деятельностному соревнованию и жесткой, заставляющей думать и считать каждую копейку конкуренции, а к паразитированию и наживе на основе злоупотреблений, воровства из казны, фальсификации и ухудшения качества продукта, поскольку именно водочные откупа представляли все эти “редкие” возможности»5. Здесь, наверное, уместно отметить, что откупа развращали не только купечество.

Своими впечатлениями об откупной системе поделился пензенский чиновник и мемуарист И. И. Мешков. Назначенный в 1801 г. в Пензу винным приставом, он сменил на этом посту смотрителя над магазинами «купца М…» и сразу столкнулся с мошенничеством. «Вина я принял от него до 230 бочек и начал уже отпускать его откупщику. Принимал я это вино не на меру, а нарезками на бочках, по которым оное потом и отпускал; но у откупщика при продаже вина открылось, что мера в бочках не верна против нарезок; а посему от 250 бочек, по выборе их, он насчитал на меня с лишком 200 ведер». Правда, откупщик особенно в претензии не был, «ибо это ему очень мало значило: вино продавалось тогда дешевле рубля за ведро»6.

Другой случай: комиссионер откупщика Н. А. Бахметьева в Пензе, пошехонский купец В. Л. Серебреников «был таким же комиссионером с 1807 по 1811 гг. по рязанским питейным сборам, по которым было большое следствие через сенатора, и Серебреников по именному повелению был лишен честного имени. Но так как упомянутый комиссионер в недавнем пред тем времени сделал одно очень полезное для винокурения изобретение, а сверх того представил свидетельства значительных лиц о благородной своей жизни, то по ходатайству князя Голицына [видимо, речь идет о Г. С. Голицыне, пензенском губернаторе в 1811–1816 гг. — С. К.] не только возвращено ему было честное имя, но всемилостивейше пожалована золотая медаль на анненской ленте для ношения на шее»7.

Для некоторых категорий населения винокурение было едва ли не «путевкой в жизнь». Например, в 1791 г. была введена черта оседлости, за пределами которой постоянное жительство для евреев запрещалось. Срок их проживания во внутренних губерниях, как правило, ограничивался сроком действия паспорта — не более 2-х месяцев. По истечении данного срока евреи, выехавшие за пределы черты оседлости на законных основаниях, а также все, находившиеся во внутренних губерниях незаконно, подлежали немедленному выдворению.

Но по отношению к еврейским специалистам-винокурам власти были лояльнее. Они являлись чрезвычайно ценными работниками и заводовладельцы оказывали им всяческое покровительство даже после указа Николая I, когда все евреи-винокуры в порядке борьбы «со спаиванием народа» были выселены из внутренних губерний. Канцелярия пензенского губернатора содержит массу объяснений спиртопромышленников, из коих следует, что «если всех евреев отлучить от винокурения, то заводы остановятся». Также были весьма популярны заявления, что «оным евреям [винокурам — С. К.] по неимении надобности отказано, которые [здесь следует дата, обычно за несколько дней до запроса — С. К.] с завода уехали, а куда — неизвестно»8.

После ликвидации монопольного права дворянства на винокурение многие специалисты впоследствии широко использовали этот опыт для ведения собственного винокуренного бизнеса, правда, общественного признания они часто не получали. Например, в марте 1908 г. пензенский купец 1-й гильдии Х. А. Пинес, занимавшийся подрядом по развозке казенного вина, писал в местное купеческое общество: «… я признаюсь членом купеческого общества в тех случаях, когда дело касается денежного обложения, но, по-видимому, не признаюсь таковым по вопросам о решении наших корпоративных нужд, ибо ни на одно из заседаний Пензенского купеческого общества пригласительных повесток не получал». Ответ губернского правления свидетельствовал о наличии в государственной политике по отношению к еврейскому купечеству определенной дискриминации: «на основании 805 статьи Закона изд. 1899 г. евреи к участию в городских обществах не допускаются …, евреи-купцы участвовать в купеческих собраниях не имеют права»9.

Значительного коммерческого успеха достиг германский подданный Э. Ф. Мейергольд (1835– 1893), начинавший в Пензенской губ. с работы винокуром на заводе Устинова. Позднее, вступив во 2ю купеческую гильдию, он построил в с. Ухтинке собственный водочный завод, на котором поначалу было 4 рабочих, а в 1880 г. их число возросло до 15. В 1868 г. на заводе было произведено 10 тыс.

ведер ликеров, ромов, наливок на 45 тыс. руб. Здесь выпускали ликеры, два сорта рома, бальзам, вишневку, рябиновку, калиновку. Эмилю Федоровичу в Пензе принадлежали фирменный магазин и оптовый склад спиртных напитков как собственного, так и заграничного производства. Он имел разносторонние интересы, особенно покровительствовал театру. В 1880-е гг. Пенза была очень популярна в театральном мире из-за угощений для трупп, устраиваемых Мейергольдом. В. А. Гиляровский, игравший в 1878–1881 гг. на пензенской сцене, имел случай познакомиться с самим хозяином завода и принять из его рук большую рюмку «водки из бутылки, на которой было написано: «Углевка, завода Э. Ф. Мейергольда, Пенза». Ах, и водка была хороша! Такой, как «Углевка», нигде не пил — ни у Смирнова Петра, ни у вдовы Поповой, хотя ее «Вдовья слеза», как Москва называла эту водку, была лучше Смирновской». Несомненно, что этот успех был напрямую связан с личностью самого предпринимателя. Н. Д. Волков, биограф В. Э. Мейерхольда, великого русского режиссера и актера, так писал о его отце: «Выходец из Германии и до конца дней своих германский подданный … имел горячий нрав, широкий размах и недюжинную предприимчивость. Человек западной культуры, он вывез из своего фатерланда навыки европейца, привычку к комфорту … Он был гурманом, любителем тонких вин и ценителем женщин … Россия привила ему черты хлебосольства». Со смертью Э. Ф. Мейергольда его дело завершилось крахом. Его жена Елизавета и старшие сыновья Альберт и Артур были менее удачливы, и в 1908 г. суд признал их торговый дом несостоятельным10.

Участие купечества в винокуренном производстве стало вновь возможным с введением «Положения о питейном сборе» от 4 июля 1861 г. Провозгласив, что «все лица, имеющие право на заводскую и фабричную промышленность, могут брать в аренду винокуренные заводы», оно ликвидировало монополию помещиков в винокурении11.

По данным П. Г. Сумерина, до реформы 1861 г. все винокуренные заводы в Пензенской губ.

принадлежали помещикам. В первые пореформеные десятилетия преобладание дворянского винокуренного предпринимательства сохранялось; в дальнейшем до начала XX в. наблюдается увеличение доли купечества, а затем — вновь рост дворянской деловой активности (см. табл. 2). Данный процесс был обусловлен возросшей прибыльностью переработки продукции сельского хозяйства на вино, чем землевладельцы не преминули воспользоваться.

–  –  –

1913 67, 2 18, 9 5 Винокуренное предпринимательство являлось весьма привлекательной сферой приложения коммерческой инициативы. Об этом свидетельствует структура занятости пензенского купечества в 1868–1869 гг.13 В частности, содержанием промышленных предприятий занималось 43 чел., из них большинство — 12 (27,9 % от общего числа) — связали свою деятельность именно с винокурением.

Хотя в целом правительственная политика в отношении винокурения носила продворянский характер, купечество также имело немалые возможности для извлечения прибыли из данной отрасли благодаря природно-климатическим условиям, умеренному налогообложению и устойчивому рынку сбыта.

Примечания 1 Волков М. Я. Очерки истории промыслов России: Вторая половина XVII — первая половина XVIII в.: Винокур. пр-во.

М., 1979. С. 84, 266.

2 Подробнее см.: Гавлин М. Л. Вопрос о винных откупах в истории законодательства Российской империи: XVIII–XIX вв. // Экономическая история: Обозрение. М., 2007. Вып. 13. С. 127–139.

3 ПСЗРИ. Собр. 1. Т. 17. № 12448.

4 Долгоруков И. М. Повесть о рождении моем, происхождении и всей жизни… СПб., 2004. Т. 1. С. 395.

5 Похлебкин В. В. История водки. М., 2007. С. 205–206.

6 Записки Ивана Ивановича Мешкова (1767–1832) // РА. 1905. № 6. С. 209.

Там же. С. 225–226.

8 ГАПензО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 359; Левин В. И. Очерк истории пензенского еврейства // Краеведение. 1998. № 3/4. С. 38–39.

Тюстин А. В. Пензенское купечество как социальный слой: Вопросы истории формирования // Земство: Архив провинц.

истории России. 1994. № 3. С. 61.

Тюстин А. В. Во благо Отечества: Из истории предпринимательства Пенз. губ. М., 2004. С. 376.

ПСЗРИ. Собр. 2. Т. 36. № 37197.

Подсчитано по: ГАПензО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 3887, 3985, 4858, 5707, 7326; Ф. 9. Оп. 1. Д. 497; Ф. 158. Оп. 3. Д. 5454.

Составлено по: Памятная книжка Пензенской губернии за 1868 и 1869 годы… Пенза, 1869. С. 80–111.

–  –  –

Торговая деятельность является неотъемлемой частью предпринимательства. В условиях интенсивного развития рыночных отношений в современной России изучение истории торговли является особенно важным и актуальным. Интерес к этой проблеме обусловлен также характерной для современной исторической науки ориентацией на социальную историю и историю повседневности1, в рамках которых вырабатываются новые подходы и взгляды на различные социальные феномены, в том числе предпринимательство.

Понятие торговли в отечественной историографии ХХ в. традиционно тесно связывалось с городским пространством. Так, Я. Е. Водарский выделял два главных критерия города: торговопромышленные занятия жителей и наличие посадской общины2. Таким образом, изучение истории торговли невозможно без обращения к документам, сформированным в городской среде.

В историческом знании наиболее интенсивно разрабатывается тематика предпринимательской деятельности в России второй половины XIX — начала ХХ вв. Становление российского предпринимательства, его ранние этапы зачастую остаются вне комплексного изучения3. Однако в годы царствования Екатерины II произошли значительные трансформации в городском пространстве и торговой деятельности. Реформа местного управления 1775–1785 гг. вызвала изменения не только системы городского устройства, но и социально-экономического положения города4.

Важной научной проблемой, относящейся к городской истории XVIII — начала XIX вв. является вопрос о преемственности купеческих капиталов. В историографии господствует мнение о непрочности, нестабильности положения как богатых, так и рядовых купцов5.

В данной статье мы попытаемся установить, существовал ли механизм преемственности торговой деятельности в тверских семьях последней четверти XVIII — начала XIX вв., чье существование было отягощено дополнительными обстоятельствами — потерей кормильца. Источниковую базу работы составляют делопроизводственные документы Тверского сиротского суда последней четверти XVIII — начала XIX вв.

Сиротские суды открывались в каждом городе в соответствии с «Учреждением о губерниях»

1775 г. На это учреждение государство возлагало опеку и попечение о сиротах и вдовах. Опека и попечительство — санкционированный законом надзор за каким-либо лицом и его имуществом, поводом для этого может служить правовая или хозяйственная недееспособность6.

По инициативе председателя сиротского суда, родственников, свойственников, посторонних и приходского священника сиротский суд мог вступить в дело об опеке. Заседатели сиротского суда должны были выбирать достойных опекунов к осиротевшим детям, попечителей к вдовам, отслеживать финансовую деятельность опекунов по поводу имущества подопечных7. Сиротские суды по законодательству должны были работать при каждом городовом магистрате. Председателем сиротского суда определялся городской голова, кроме того, в учреждении заседали два члена городового магистрата (ратманы) и городовой староста8.

При ведении дел Тверской сиротский суд опирался на Генеральный регламент 1720 г. В его делопроизводстве можно выделить два уровня документов: общие и специальные9. К общим относятся журналы заседаний, докладные и настольные реестры, протоколы (если велись), книги записей поступивших указов, предложений и сообщений. Специальными являются дела об опеке, приходнорасходные книги опекунов, дела о разделе имущества, приходно-расходные книги сиротского суда и т. д. Рассмотрим вторую категорию документов, так как они содержат более конкретные данные о состоянии капитала сирот.

Дело о взятии в опеку заводилось после смерти родителя и заканчивалось по совершеннолетию ребенка. В целом стандартное дело о взятии в опеку можно разделить на две основные части: в первой подшиты документы о принятии в опеку сирот, вдов и их имущества, во второй — ежегодная отчетная документация опекунов о состоянии опекаемых и их имущества. Во второй части всех дел об опеке находятся ежегодные отчеты от опекунов о состоянии опекаемых и их имущества в форме рапортов. За каждым опекунским рапортом следует выписка из журнала заседаний и черновик рапорта сиротского суда, отсылаемого в губернский магистрат, о получении опекунского отчета10. Вместе с рапортом в сиротский суд должны были ежегодно сдаваться приходно-расходные книги. Местоположение этих книг в делопроизводстве было различным. Часто книги за несколько лет подряд (или за все годы) подшивались в конце дела, при этом полный комплект приходно-расходных книг за весь период опекунства встречается не всегда11. Это можно рассматривать как свидетельство недобросовестности, с одной стороны, опекунов, а с другой стороны — членов сиротского суда, которые не требовали обязательного ведения и представления ежегодных приходно-расходных книг на рассмотрение сиротского суда.

Вне зависимости от полноты состава необходимых документов большинство дел об опеке все же содержат сведения об основных источниках доходов опекаемых. Чаще всего основным доходом семьи, потерявшей кормильца, обозначены проценты с денег, отдаваемых в долг12. К примеру, капитал умершего купца Михаила Попова опекуны отдавали в рост под 6 % годовых. Слепой сирота Абрам после смерти родителей посадских людей Уединовых получал доход от ежегодных вексельных сделок с момента учреждения опеки в 1791 г. до своего совершеннолетия в 1803 г.13 В 1778 г. сиротский суд «взял в смотрение»

имущество тверского купца Ивана Воротилницына по причине «его слабого стояния». После вступления в должность опекуны отдали полученные 725 руб. 70 коп. в рост под проценты14.

Подобная практика соответствовала потребностям горожан того времени. Кредит был важнейшим условием торговли и пронизывал все слои городских обывателей15. Поскольку в это время банки еще не появились, была необходимость пользоваться частными займами16. Е. А. Зуева, исследовав материалы сиротских судов городов Сибири, отмечает, что опекуны, заботясь о приращении капитала, должны были предоставлять его частным лицам и государственным учреждениям под проценты. На деле же в сибирских городах капитал часто оставался в руках опекунов или родственников.

Наблюдения, сделанные нами на тверском материале, свидетельствуют, что деятельность опекунов в Твери в большей степени соответствовала возложенным на них обязательствам, чем купцов-опекунов в Сибири. Важно отметить, что Тверской сиротский суд брал под свою опеку имущество совершеннолетних горожан, неспособных им самостоятельно управлять. Это, на наш взгляд, свидетельствует о том, что в Твери опекунство воспринималось в первую очередь как способ сохранить капитал недееспособных граждан.

Помимо вексельных сделок, существовали и другие источники дохода в семьях, потерявших кормильца. Дети купца Якова Капустина и мещанина Данилы Селезнева содержались на средства, получаемые от сдачи внаем лавки17. Осиротевшие дети купца Василия Ворошилова получали доход от содержания мельницы18. После достижения опекаемым совершеннолетнего возраста весь капитал передавался ему под расписку, как правило, для ведения торговли, т. е. продолжения той деятельности, которой занимался его отец.

На основании отчетов, ежегодно сдаваемых опекунами, в сиротском суде составлялись годовые ведомости о состоянии опекаемых для отправки во второй департамент губернского магистрата19.

Их черновики иногда можно обнаружить в составе опекунских дел. Кроме того, отпуски сводных ведомостей о состоянии опекаемых сирот Твери за 1799 г., подшитые в одно дело, были случайно обнаружены в фонде Тверского городового магистрата20. Нахождение этих документов в фонде магистрата можно объяснить как ошибкой фондирования, так и особенностью разграничения функций между городскими учреждениями в тот период времени. Ведомости содержат краткие сведения об имуществе, каптале и занятиях осиротевших детей.

Каждая ведомость оформлялась в виде таблицы из 10 граф. В первой записывались имена опекаемых и опекунов, а также год, в которые была установлена опека. Во второй — пол и возраст опекаемых. В третьей зафиксировано движимое и недвижимое имущество, а также векселя, расписки, закладные, принятые опекунами по описи при вступлении их в должность. В 4–7 графах содержится информация о векселях, сроках платежей по ним, процентам. В следующей графе записаны годовые расходы на опекаемых. В девятой находятся сведения о движимом и недвижимом имуществе, а также векселях и наличных деньгах, имеющиеся на конец отчетного года. В последней графе записана информация о месте проживания и занятиях опекаемых сирот. Завершающим элементом каждой ведомости являлись подписи членов сиротского суда — городского головы, старосты и хотя бы одного ратмана городового магистрата. Всего в деле 1799 г. подшито 14 ведомостей, отражающих сведения о семьях, в составе которых насчитывалось в общей сложности 27 осиротевших детей.

Проследим, каков был основной источник доходов осиротевших детей жителей Твери. Анализ ведомостей показал, что наиболее распространенным источником доходов в этих семьях были проценты от вексельных сделок. Наряду с этим, доходы получали от сдачи в наем лавок, амбаров, пристаней и даже жилого дома. Обязанностью опекунов было оформлять сделки вместо недееспособных малолетних детей.

В двух семьях основным источником дохода обозначен торг. В многодетной семье Дмитрия Вагина торговлей под присмотром опекунов занимался старший 19-летний сын Иван, младшие дети Дмитрия не привлекались к какой-либо деятельности. Осиротевшие дети купца Петра Вагина содержались на средства, получаемые от торговли, которую производила их мать Авдотья Трофимова. Важно отметить, что из сирот 8 в возрасте от 11 до 23 лет обучались «торговому промыслу».

Несколько семей, потерявших кормильца, содержались на средства, получаемые от производственной деятельности. Семья купца Василия Ворошилова получала прибыль от производства муки на собственной водяной мельнице. Среди опекаемых сирот женского пола наиболее распространенным занятием было рукоделие: «вязание варежек и чулок» и «портное мастерство», очевидно для продажи. Основным занятием сына умершей посадской жены Афросиньи Кулаевой Ильи 16 лет обозначено «обучение кузнечному ремеслу».

В семьях, потерявших кормильца, традиционно существовало несколько источников доходов.

Только в двух случаях опекаемые сироты не имели капитала, единственным источником доходов здесь была работа. Сын Ивана Новикова Петр 17 лет «обращался в услужении у разных людей», младший сын бывшего публичного нотариуса Диомида Карманова Петр 19 лет работал пищиком в городовом магистрате.

Таким образом, основная функция опекунов фактически состояла в обеспечении функционирования капитала недееспособных граждан, к которым относились в основном осиротевшие дети.

Опекуны также обеспечивали обучение детей «торговому промыслу», что способствовало транслированию традиционной для семьи деятельности через поколение. При передаче наследуемого капитала опекаемому по достижении им совершеннолетия оговаривалось, что деньги отдаются ему для ведения торговли.

Опекунство было направлено на сохранение капитала горожан, передачу традиций в семьях, потерявших кормильца. В таком контексте деятельность опекунов можно рассматривать как один из механизмов, с помощью которых государство пыталось создать благоприятные условия для развития торговой, предпринимательской деятельности в городской среде. Государство предписывало сохранять имущество недееспособных горожан путем учреждения опеки и создания системы социального призрения в целом. Помимо этого, практика жизни требовала, чтобы малолетних сирот обучали торговой деятельности, которая являлась традиционной для городской среды.

Е. А. Зуева приходит к выводу, что купцы-опекуны извлекали немалый доход с опекаемого ими имущества. По ее наблюдениям, они использовали этот капитал для кредитования собственных торговых операций21. При исследование документов Тверского сиротского суда такой практики не выявлено, что свидетельствует о более точном выполнении тверскими опекунами задачи, возложенной на них государством.

Однако, на наш взгляд, использование капиталов сирот в личных интересах опекунов, наблюдаемое в Сибири, не противоречит основной задаче сиротских судов и института опекунства. Опекуны назначались, как правило, из родственников или свойственников, которые являлись жителями этого же города. Следовательно, подобная практика в любом случае способствовала развитию торговой жизни города в целом.

Примечания * Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ и администрации Тверской области, проект 08-01-57101 а/Ц 1 Репина Л. П. История исторического знания: Учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности 07.00.02 История. 2-е изд. М., 2006. С. 250–251.

2 Водарский Я. Е. Исследования по истории русского города: (Факты, обобщения, аспекты). М., 2006. С. 10.

3 История предпринимательства в России. М., 2000. Кн. 1. С. 5 4 Клокман Ю. Р. Социально-экономическая история русского города: Вторая половина XVIII в. М., 1967. С. 5.

5 Демкин А. В. Купечество в России в XVIII в. // Исследования по истории России XVI –XVIII вв.: Сб. ст. в честь 70-летия Я. Е. Водарского. М., 2000. С. 167.

6 Зуева Е. А. Русская купеческая семья в Сибири конца XVIII — первой половины XIX в. Новосибирск, 2007. С. 108.

ПСЗРИ. Собр. 1. Т. 20. № 14392.

8 Там же.

9 Голиков А. Г., Круглова Т. А. Источниковедение отечественной истории. М., 2000. С. 119.

ГАТвО. Ф. 679. Оп. 1. Д. 10, 11, 12, 13, 15.

–  –  –

Демкин А. В. Купечество в России… С. 169.

Комлева Е. В. Енисейское купечество (последняя четверть XVIII — первая половина XIX века). М., 2006. С. 127.

ГАТвО. Ф. 679. Оп. 1. Д. 9, 15.

–  –  –

После реформы Павла I — палаты гражданского суда и расправы.

ГАТвО. Ф. 175. О. 2. Д. 1356.

Зуева Е. А. Опека и попечительство у сибирского купечества в последней четверти XVIII — первой половине XIX вв. // Социально-культурное развитие Сибири. Новосибирск, 1991. С. 33.

–  –  –

Род Коняевых относится к числу известных фамилий Твери, активно занимавшихся торговопредпринимательской деятельностью. Согласно материалам 80-х гг. XVIII в., в Твери проживало одиннадцать семей Коняевых, большинство из которых занимались торговлей и состояли в купечестве. Из многочисленных представителей данного рода наибольший интерес представляет семья купца третьей гильдии Степана Васильевича Коняева. Его сыновья Анфим, Матвей, Иван и Михаил, состоявшие в купечестве в последней четверти XVIII — начале XIX вв., торговали хлебом, железным товаром и мылом. В рамках данного исследования рассмотрим деятельность старшего сына С. В. Коняева — Анфима Степановича, самостоятельная деятельность которого, вероятнее всего, началась в конце 50-х — начале 60-х гг. XVIII в. В 1760-е гг. он состоял в гильдии «второй статьи» и торговал полосным железом, доставляя его сухим путем к Рижскому и Ревельскому портам1.

С 1776 по 1785 г. Анфим Коняев состоял в купечестве второй гильдии с объявленным капиталом 1010 руб., при этом не известно, имел ли он собственный капитал или использовал заемные средства. В обывательских книгах 1780-х гг. в сообщении о роде деятельности Коняева указано, что он торгует «в портах и к Рижскому и Санкт-Петербургскому водяным и сухим путем» железом, мылом, хлебом, а также состоит в соляных подрядах2. Анализ документов показал, что в конце 1770 — начале 1780-х гг., как и в 1760-е гг., основу торговли Коняева составляло полосное железо и гвозди, которые сбывались в Риге, Вышнем Волочке, Старице, Ржеве3.

Тот факт, что Коняеву принадлежали две каменные лавки, расположенные в Овсяном и Хмелевом рядах Гостиного двора Твери, свидетельствует о том, что он вел торговую деятельность и в самом городе, возможно, нанимая для этой цели приказчиков. Однако лавки могли сдаваться и в аренду. Таким образом, Коняев вел типичную для тверских купцов коммерческую деятельность, и, согласно исследованиям Х. Д. Сориной, относился к купеческой верхушке Твери4.

По мнению исследователей, одной из важнейших форм накопления купеческих капиталов в XVII–XVIII в. является участие в казенных подрядах5. Купцы заключали подряды с центральными государственными и местными учреждениями, частными лицами. Часто имело место перепоручение части подряда или наличие компаньонов в деле, что было связано с недостатком денежных средств у купцов при необходимости производить крупные поставки на большие расстояния. Подрядные сделки были выгодны купечеству тем, что при заключении контракта выдавался аванс, как правило, составлявший не менее половины стоимости подряда, а также тем, что казна гарантировала подрядчикам получение определенной прибыли. При благоприятных обстоятельствах участие в подрядах действительно обеспечивало купцам хорошую прибыль, однако и риск неудач был достаточно высок.

Неблагоприятными факторами, приводившими к убыткам, а порой и разорению подрядчиков, могли стать повышение цен на товар и расходов на транспорт, порча товара, затопление транспортных средств, недобросовестность компаньонов, отсутствие аванса или задержки расчета по подрядам, заключенным ранее и т. п.6 В результате изучения материалов книг верющих писем, прошений тверских купцов о выдаче аттестатов на вступление в подряды установлено, что с 1775 по 1784 г. Коняев ежегодно брал подряды на доставку пермской и эльтонской («елтонской») соли из Нижнего Новгорода, где располагался главный запасной магазин, в Москву, а также в города западных и северо-западных губерний. Компаньонами («товарищами») Коняева в разные годы выступали: мещанин В. А. Шуваев, купцы Г. Г.

Козин, Ф. И. Пирогов, М. Н. Пирогов, И. И. Пирогов, И. А. Сапунов, Д. Д. Кириллов, К. Д. Светогоров, П. Д. Светогоров. Подряды заключались в казенных палатах Тверской, Псковской, Новгородской губ., а также с частными лицами, например, с соляным промышленником В. А. Всеволожским, бароном Г. Н. Строгановым. В этом случае тверские купцы выступали как комиссионеры.

По подсчетам А. В. Демкина, в 1776 г. только 6 тверских торговцев занимались торговлей солью7. Однако, согласно материалам верющих писем за 1776 г., как минимум 11 тверских купцов имели подряды на поставку соли в разные города России, еще несколько жителей города поставляли соль по подрядам, заключенным московскими купцами, т. е. являлись субподрядчиками8. В 80-е гг.

XVIII в. уже десятки тверских купцов участвовали в «соляных» подрядах, и среди них был Коняев9.

Для получения аттестата, на основании которого можно было заключить подряд, необходимо было представить «одобрение» со стороны градского общества и нескольких поручителей. Например, когда в 1783 г. Коняев и купец Данила Дмитриевич Кириллов попросили Тверской городовой магистрат выдать им аттестат на участие в подрядах на поставку пермской и эльтонской соли в города Псковской, Новгородской и других губерний, их поручителями выступили Ф. И. Пирогов, К. О. Барсуков, П. Д. Светогоров, М. Е. Блохин, И. К. Соболев, К. Д. Светогоров, И. И. Пирогов. Л. С. Вагин, Я. Е. Кафтанов, М. Г. Вагин, И. А. Янковский10.

Получив аттестат, Коняев и Кириллов оформили доверенность на имя своего приказчика тверского купца А.

Д. Круглова, дав ему право «подрядиться нашими именами» и оформить в казенных палатах перечисленных губерний контракты на поставку до 50 тыс. пудов соли11. Договор удалось заключить лишь с Псковской казенной палатой. По его условиям подрядчики должны были за четыре года поставить 40 тыс. пудов соли в города Остров и Великие Луки, по 5 тыс. пудов в каждый город ежегодно12. Первую партию товара должен был доставить другой поверенный Коняева и Кириллова — тверской купец К. И. Цепляев13.

В ряде случаев подряды заключались под залог недвижимого имущества. Так, из прошения Коняева за 1796 г. следует, что он «желает вступить в разные подряды откупы в казенных местах или у партикулярных людей, где случай допустит, под залог недвижимого имения»14. Залогом должны были служить каменный двухэтажный дом и две каменные лавки. Следует отметить, что согласно материалам второй половины 90-х гг. XVIII в., помимо этих каменных строений, отдаваемых под залог, Коняеву принадлежали еще два деревянных дома15, что могло бы обеспечить крышу над головой его семье даже в случае неудач в бизнесе.

Имели место случаи выполнения Коняевым подряда, заключенного другими лицами. Например, в 1778 г. Коняев и Киприан Дмитриевич Тюльпин выступили доверенными московского купца первой гильдии Луки Афанасьевича Девятова — крупнейшего соляного подрядчика России16. Поставку соли Коняев и Тюльпин доверили своему «товарищу» М. Н. Пирогову, который должен был «из числа его Девятова суммы 25200 пудов ту соль в Н. Новгороде принять и расписаться, и на поставку оной с приказчика Девятова 1/3 провозных денег получить, по привозе соли в Санкт-Петербург остальные провозные деньги получить»17.

С середины 80-х гг. XVIII в. помощь Коняеву стал оказывать сын Петр. Одна из первых доверенностей, выданных Анфимом Степановичем сыну, относится к 1785 г., в это время Петру было около 14 лет. По подряду, заключенному с казенной палатой Новгородского наместничества, Петр Анфимович должен был доставить из Нижнего Новгорода в Новгород 7 тыс. пудов пермской соли18.

Кроме того, Коняевыми заключались подряды на поставку провианта (ржаной муки и круп) в Санкт-Петербург. Для перевозки грузов использовали собственные суда.

В конце 80-х — начале 90-х гг. XVIII в. соляной промысел приходит в упадок, солеварни закрываются, что приводит к значительным убыткам, а порой и разорению поставщиков соли и соляных подрядчиков19. С конца 1780-х гг. Анфим Степанович и его сын Петр специализировались на доставке железного товара, принадлежащего другим купцам, к Рижскому порту. В большинстве случаев Коняевы нанимались к купцу первой гильдии Петру Дмитриевичу Светогорову и купцу второй гильдии Максиму Ивановичу Нечаеву. К сожалению, источники не содержат дополнительной информации об этом роде деятельности Коняевых.

Документы свидетельствуют, что Анфим Коняев в своей деятельности использовал и нечестные методы ведения дел. В 1785 г. тверской мещанин К. М. Зубчанинов заявил, что Коняев должен ему 369 руб. — часть прибыли по их общему подряду на поставку соли из Нижнего Новгорода20. Подобную жалобу подал и Иван Коняев, родной брат Анфима Степановича, который требовал выплатить его долю от продажи товара в размере 1453 руб. Кроме того, Иван обвинил брата в том, что он обманул его при разделе купленного ими на двоих в Риге мыла (10 пудов 21 фунта) и специально отдал ему только «худой» товар21. Невозможно установить, насколько справедливы подобные обвинения, а также были ли злоупотребления Анфима Коняева систематическими или это единичные случаи, произошедшие в результате неблагоприятного стечения обстоятельств.

Обращает на себя внимание тот факт, что К. Зубчанинов и И. Коняев подали жалобы на Анфима Степановича в 1785 г., требуя выплаты долгов за 1777–1780 гг. Судя по документам, торговая деятельность А. Коняева в конце 1770-х гг. была весьма успешной. Об этом можно говорить и на основании искового заявления его брата Ивана Степановича, в котором содержатся сведения о том, что весь товар продавался ими «с барышем». Косвенным свидетельством успешности деятельности Анфима Коняева являются многочисленные данные о сотрудничестве его с крупнейшим в городе торговцем Петром Дмитриевичем Светогоровым.

Однако к концу XVIII в. коммерческие дела Анфима Коняева приходят в упадок, он уже не каждый год записывался в купечество. Последний раз он фигурирует в купеческих списках третьей гильдии в 1797–1798 гг. с объявленным капиталом 2005 руб.22 По данным обывательской книги за 1799 г., Анфим Коняев закрыл торговлю, так как в городовой магистрат на него поступили «ко взысканию векселя»23. После смерти Анфима Степановича в 1803 г. многочисленные кредиторы потребовали погашения долгов и все его имущество было продано24.

Единственный сын Анфима Коняева Петр состоял в мещанстве. В 1806 г. ему удалось выбиться в купечество, объявив минимальный капитал для купцов третьей гильдии 2010 руб. В дальнейшем он зарабатывал на жизнь приказчичьей деятельностью, так же, как и его сын Анфим Петрович. Не имея в городе никакого имущества, они проживали в съемных квартирах.

Подводя итог, следует сказать, что в 60–80-е гг. XVIII в. основным видом деятельности Анфима Степановича Коняева была оптовая торговля железом, хлебом и мылом преимущественно в северозападном направлении. В отдельные периоды он, вероятно, совмещал оптовую и розничную торговлю. В 70–80-е гг. XVIII в. Коняев активно участвовал в казенных подрядах, в первую очередь соляных, выступая как подрядчиком, так и субподрядчиком. Оптовый характер торговли, участие в казенных подрядах свидетельствуют об определенном уровне состоятельности Коняева и позволяют отнести его к зажиточным кругам Твери. Однако уже в 90-е гг. XVIII в. Коняев прекратил коммерческую деятельность. В дальнейшем его потомки состояли в мещанстве, что подтверждает широко распространенное в историографии мнение о кратковременности существования большинства купеческих династий.

Примечания 1 Сорина Х. Д. К вопросу о процессе социального расслоения города в связи с формированием капиталистических отношений // Ученые записки Калининского гос. пед. ин-та. Калинин, 1964. Т. 38. С. 290.

2 ГАТвО. Ф. 312. Оп. 4. Д. 14553. Л. 145 об.

3 Там же. Ф. 175. Оп. 2. Д. 606. Л. 26–31.

4 Сорина Х. Д. Очерк социально-экономической истории Твери в 50–60 гг. XVIII в. // Ученые записки Калининского гос.

пед. ин-та. Калинин, 1962. Т. 26. С. 104–108.

5 Сорина Х. Д. Место Твери и других городов Тверской губернии в Волжской водной системе во второй половине XVIII в. //

Из истории Калининской области: Ст. и док. Калинин, 1960. С. 86–87; Демкин А. В. Русское купечество XVII–XVIII вв.:

Города Верхневолжья. М., 1990. С. 17.

6 История предпринимательства в России. М., 2000. Кн. 1. С. 230–231.

Демкин А. В. Русское купечество… С. 18.

8 ГАТвО. Ф. 175. Оп. 2. Д. 4.

9 Например, исследование верющих писем за 1784 г. показало, что минимум 20 жителей Твери заключили подряды на поставку соли.

ГАТвО. Ф. 175. Оп. 2. Д. 479. Л. 49–51 об.

–  –  –

Там же. Д. 1104. Л. 13–13 об.

Там же. Ф. 312. Оп. 4. Д. 14560. Л. 150.

Введенский Р. М. Экономическая политика самодержавия в конце XVIII — первой половине XIX вв.: (По материалам соляного дела): Пособие к спецкурсу. М., 1983. С. 32.

ГАТвО. Ф. 175. Оп. 2. Д. 20. Л. 307.

–  –  –

ДИНАМИКА ТАМОЖЕННЫХ ТАРИФОВ НА УКРАИНЕ-ГЕТМАНЩИНЕ В XVIII в.

В середине XVIII в. на Украине-Гетманщине1 существовала таможенная система, существенно отличавшаяся от системы Российской империи и развивавшаяся автономно от нее. Основы ее были заложены универсалом Б. Хмельницкого от 28 апреля 1654 г. Формировалась она на основе политики меркантилизма и протекционизма.

В течение первой половины XVIII в. гетманское правительство проводило гибкую таможенную политику, изменяя под влиянием колебаний рынка ставки таможенного обложения. При этом в целом размеры индукты и эвекты (таможенные пошлины на импорт и экспорт) оставались достаточно низкими (2– 3 % от стоимости товара), что содействовало развитию внешней и внутренней торговли2.

В основе таможенной системы Гетманщины лежала откупная система. Основная борьба за таможенный откуп шла между тремя купеческими группами: семьей Рагудзинских, нежинскими купцами греческого происхождения Тернавиотами и севскими купцами Шереметцевыми3. Откупная сумма в течение первой половины XVIII в. выросла с 8 до 35 тыс. руб. в год (см. табл. 1). Однако откупная система дискредитировала себя вследствие многочисленных злоупотреблений со стороны откупщиков, и с 8 декабря 1748 г. Сенат отдал таможенный сбор на содержание Генеральной войсковой канцелярии.

–  –  –

Вскоре после возобновления института гетманства в 1750 г. доходы от индуктного сбора начали поступать в распоряжение гетмана. В сентябре 1751 г. таможенный сбор (мыто) был отдан гетманом в откуп купцу А. Крижановскому. Однако вскоре в Генеральную войсковую канцелярию посыпались многочисленные жалобы на злоупотребления откупщика.



Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 32 |

Похожие работы:

«Научно-исследовательский центр «Аксиома»«АКТУАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННОЙ НАУКИ» Российская Федерация, г. Липецк, 28 ноября 2014г. СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ международной научно-практической конференции № VI Липецк Издательство «РаДуши» Актуальные аспекты современной науки УДК: 3 ББК: 88 А 43 Актуальные аспекты современной науки. Сборник материалов VI-й международной научно-практической конференции (г. Липецк, 28 ноября 2014г.). / Отв. ред. Е.М. Мосолова. Липецк: «РаДуши», 2014. 228с. Сборник содержит...»

««Крымская конференция глав государств антигитлеровской коалиции 4-11 февраля 1945 года (к 70-летию проведения)» Сборник материалов круглого стола, состоявшегося 17 февраля 2015 г. в Центральном музее Великой Отечественной войны Москва Министерство культуры Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Центральный музей Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.» Российское военно-историческое общество НИИ (военной истории) Академии Генерального штаба Вооруженных...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» ООО «Учебный центр Информатика» СОВРЕМЕННЫЕ ГУМАНИТАРНЫЕ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Материалы второй международной научно-практической конференции (26 сентября 2013 г.) В 3 томах Том 2. Дизайн; история и музейное дело; психология; филология, лингвистика,...»

«ШВ^ЦШкЪ 1)1) П ЧФЗПЪ^ЗПКоЪЬР]! ЦШМ-ЫГМИЗ]' ВЪаЬМИЯФР * ИЗВЕСТИЯ АКАДЕМ ИИ НАУК АРМЯНСКОЙ ССР 4шишгш1]ш1)ш& ^|1ит1р]П1&(|Ьр ]\|Ь \9 19о7 Общественные наук» Научная конференция Института истории материальной культуры АН СССР и Института истории АН Армянской ССР, посвященная археологии Кавказа В Ереване с 22 по 28 октября 1956 г. состоялась созванная НИМ К АН СССР и» Институтам истории АН Армянской ССР научная конференция, посвященная археологии Кавказа. В работах конференции 'Приняли участие...»

«Перечень докладов на Всероссийской студенческой научно-практической конференции XIV конференции студенческого научного общества «Современные исследования в геологии» 10-12 апреля 2015 года Секция 1: Динамическая и историческая геология, Палеонтология, Литология, Полезные ископаемые ГИПОТЕЗЫ МИКРОБИАЛЬНОГО ПРОИСХОЖЕНИЯ КОНКРЕЦИЙ В ВЕНД-КЕМБРИЙСКОЙ ТОЛЩЕ ЗИМБЕРЕЖНЕГО РАЙОНА АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ Айдыбаева Яна Эдуардовна ЛИТОЛОГО-ГЕОХИМИЧЕСКАЯ И ПАЛЕОЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УСЛОВИЙ...»

«АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН ИНСТИТУТ ТАТАРСКОЙ ЭНЦИКЛОПЕДИИ ИСТОРИЯ РОССИИ И ТАТАРСТАНА: ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Сборник статей итоговой научно-практической конференции научных сотрудников Института Татарской энциклопедии АН РТ (г. Казань, ОП «ИТЭ АН РТ», 25–26 июня 2014 г.) Казань Фолиант УДК 94 (47) ББК 63.3 (2) И 90 Рекомендовано к изданию Ученым советом Института Татарской энциклопедии АН РТ Редакционная коллегия: докт. ист. наук, проф. Р.М. Валеев; докт....»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. А. И. Евдокимова Кафедра истории медицины ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ МЕДИЦИНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941–1945 гг. X Всероссийская конференция (с международным участием) Материалы конференции МГМСУ Москва — 2014 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 П2 Материалы Х Всероссийской конференции с международным участием «Исторический опыт медицины в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.» – М.: МГМСУ, 2014. – 256 с....»

«ХРОНИКА. ИНФОРМАЦИЯ 30 сентября–1 октября 2010 года в Колумбийском университете (НьюЙорк, США) состоялась конференция «Эйзенштейн–Кино–История». Точнее, это событие было обозначено как «Семинар и конференция», и представляло собой некий гибрид этих двух мероприятий. В отличие от обычных конференций, участники не отбирались, а приглашались специально. Кроме того, конференция была посвящена не только всего одной персоналии, но и сконцентрирована всего на одном тексте—на неопубликованных «Заметках...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЕ МОРСКОЕ СОБРАНИЕ ДОМ УЧЕНЫХ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ТРУДЫ ВОЕННО-МОРСКИХ ИСТОРИЧЕСКИХ КОНФЕРЕНЦИЙ Санкт-Петербург ТРУДЫ ВОЕННО-МОРСКИХ ИСТОРИЧЕСКИХ КОНФЕРЕНЦИЙ ИНФОРМаЦИОННЫЕ МаТЕРИалЫ УДК 623.8/9 Составитель председатель военно-исторической секции Дома ученых Российской академии наук, председатель секции истории Российского флота и историограф Санкт-Петербургского Морского собрания, заслуженный работник высшей школы России, профессор, капитан 1 ранга в отставке Сергей...»

«ISSN 2412-9720 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 14 октября 2015 г. СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД: Международное научное...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Государственный Эрмитаж Санкт-Петербургский государственный музей-институт семьи Рерихов Музей истории гимназии К. И. Мая (Санкт-Петербург) при поддержке и участии Комитета по культуре Санкт-Петербурга Всемирного клуба петербуржцев Международного благотворительного фонда «Рериховское наследие» (Санкт-Петербург) Благотворительного фонда сохранения и развития культурных ценностей «Дельфис» (Москва) Санкт-Петербургского государственного института...»

«Институт истории им. Ш.Марджани Академии наук Республики Татарстан ИЗ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ НАРОДОВ СРЕДНЕГО ПОВОЛЖЬЯ Казань – 2011 ББК 63.3(235.54) И 32 Редколлегия: И.К. Загидуллин (сост. и отв. ред.), Л.Ф. Байбулатова, Н.С. Хамитбаева Из истории и культуры народов Среднего Поволжья: Сб. статей. – Казань: Изд-во «Ихлас»; Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ, 2011. – 208 с. В сборнике статей представлены, главным образом, доклады сотрудников отдела средневековой истории на Итоговых конференциях...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования «Мозырский государственный педагогический университет имени И. П. Шамякина»Этнопедагогика: история и современность Материалы Международной научно-практической конференции Мозырь, 17-18 октября 2013 г. Мозырь МГПУ им. И. П. Шамякина УДК 37 ББК 74.6 Э91 Редакционная коллегия: В. С. Болбас, кандидат педагогических наук, доцент; И. С. Сычева, кандидат педагогических наук; Л. В. Журавская, кандидат филологических наук, доцент; В. С....»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА И ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОРЛОВСКИЙ ФИЛИАЛ РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ ВОССОЕДИНЕНИЯ КРЫМА С РОССИЕЙ «Круглый стол» (17 марта 2015 года) ОРЕЛ   ББК 66.3(2Рос)я Р Рекомендовано к изданию Ученым Советом Орловского филиала РАНХиГС Составитель Щеголев А.В. Роль и значение воссоединения Крыма с Россией. Круглый Р-17 стол (17 марта 2015...»

«Управление культуры Минобороны России Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военноисторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Шестой Международной научнопрактической конференции 13–15 мая 2015 года Часть II СанктПетербург ВИМАИВиВС Печатается по решению Ученого совета ВИМАИВиВС Научный редактор – С.В. Ефимов Организационный комитет конференции «Война и оружие. Новые исследования и материалы»: В.М. Крылов,...»

«Правительство Оренбургской области Научно исследовательский институт истории и этнографии Южного Урала Оренбургского государственного университета Филологический факультет Оренбургского государственного педагогического университета СЛАВЯНЕ В ЭТНОКУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ ЮЖНО УРАЛЬСКОГО РЕГИОНА Материалы VIII Межрегиональной научно практической конференции, посвященной Дню славянской письменности и культуры в Оренбуржье Оренбург 2013 Славяне в этнокультурном пространстве Южно Уральского региона...»

«Юго-Осетинский государственный университет им. А.А. Тибилова «Этногенез и этническая история осетин» Материалы международной научной конференции 15-16 мая 2014 г. г. Цхинвал издательство ЮОГУ 2014 г. Материалы международной научной конференции «Этногенез и этническая история осетин»: Сборник статей, Цхинвал: типография ЮОГУ, 2014,-78 стр. Издается по решению Ученого совета ЮОГУ Научный редактор Тедеев В.Б. ЮОГУ 2014г. Гаглоев Ю.С. Некоторые проблемы этногенеза и этнической истории осетин....»

«ПРЕДИСЛОВИЕ Монографическое исследование Александра Дмитриевича Агеева (1947–2002) отражает новые веяния в отечественной исторической науке, вызванные стремлением ученых преодолеть ее многолетний кризис. На заседании Президиума РАН (ноябрь 1992 г.) было отмечено: причиной кризиса явилось то обстоятельство, что историческая наука, как, впрочем, и другие общественно-гуманитарные науки, не имела скольконибудь благоприятных условий для своего развития. Она находилась вод сильнейшим идеологическим...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ПЕНЗЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра «История, право и методика правового обучения» МЕЖОТРАСЛЕВОЙ НАУЧНО-ИНФОРМАЦИОННЫЙ ЦЕНТР АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ ПОЛИТИКИ И ПРАВА II Всероссийская научно-практическая конференция Сборник статей Октябрь 2014 г. Пенза УДК 33:340 ББК 66:67 А 43 Оргкомитет конференции: Председатель: кандидат юридических наук, доцент кафедры «История, право и методика правового обучения» Гаврилов К.Г.; Ответственный редактор:...»

«17.06.11 Эксперт МГИМО: Ренальд Симонян, д.социол.н. С позиций международного права «советской оккупации» Прибалтики не было 17 июня в столице Латвии — Риге состоится международная конференция на тему «Ущерб, нанесенный Прибалтике Советским Союзом». Конференция будет проходить под девизом «Правильное понимание истории для общего будущего». К открытию этой конференции ИА REGNUM публикует интервью с профессором, доктором социологических наук, директор Российско-Балтийского Центра Института...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.