WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 32 |

«ТОРГОВЛЯ, КУПЕЧЕСТВО И ТАМОЖЕННОЕ ДЕЛО В РОССИИ В XVI – XIX вв. Сборник материалов Второй международной научной конференции (Курск, 2009 г.) Курск ББК 65. Т Составитель А. И. Раздорский ...»

-- [ Страница 16 ] --

Масштаб торговли менее крупных купцов Вологды был скромнее: про членов второй гильдии обычно говорилось, что они торгуют «здесь в городе и других российских городах оптом и по дробно», а третьей гильдии — «они торгуют здесь в городе разными товары». Некоторые купцы второй гильдии (И. А. Лаптев-Меньшой, Г. И. Носков) тоже вели торг в Архангельске и Санкт-Петербурге, последний, скорее всего, мясом, так как и в Вологде он продавал его в двух мясных лавках. А. Д.

Сумкин торговал через Архангельский порт, а также на Китайской границе и в других российских городах23.

Описание торговли вологодских купцов во второй части обывательской книги, к сожалению, часто дается неразвернуто. Используя сведения о тех же самых лицах в первой части книги, можно предположить, например, что упомянутый А. Д. Сумкин торговал скорее всего, кожевенными товарами, так как среди его недвижимости отмечен кожевенный завод24. Наличием землевладения в уезде с зависимым крестьянством купцы второй гильдии отличались от менее мощных предпринимателей, сближаясь тем самым с первостатейными. Так, братья Федор и Николай Григорьевы дети Турондаевские имели бумажную, крупяную, сургучную и шелковую фабрики, а в селе Широгорье Вологодского у. — 15 дворов с 50 душами м. п., купленными их дедом, отцом и дядьями25. Иногда сообщаются сведения о казенных службах купцов третьей гильдии. Например, М. В. Москотилников с 1779 г. служил в Архангельске в портовой таможне юфтяным браковщиком, «где и по сие время находится». И. В. Пономарев также в Архангельске отмечен браковщиком «при льняном семени».

Производственно-торговые характеристики в деятельности купцов второй и третьей гильдий были органично соединены. Так, М. И. Денгин имел при доме своем кожевенный завод, а в Кожевенном ряду торговал в кожевенной лавке. М. П. Масленников торговал в Хлебном ряду в лавке продуктами, производимыми на собственном солодовенном заводе в селе Фрязинове26. А. Д. Немиров на своем заводе «производил делание юфти», а в двух лавках в Кожевенном ряду ею торговал27. Братья Ф. Г. и Н. Г. Туронтаевские торговали в своих лавках бумагой, производимой на их бумажной фабрике28.

Купец Петр Михайлов сын Мартьянов в 1832 г. имел купленную с аукционного торга бумажную фабрику на р. Торменге в Вельском у., а в пригородном с. Фрязинове — сахарный завод, торговлю вел в каменной палатке в Шапочной линии и в харчевне29. Интересно еще и то, что сама обывательская книга 1830–1832 гг. написана на бумаге, на ряде листов которой отчетливо виден водяной знак — литеры П М. Это может указывать на производство данной бумаги как раз на Вельской фабрике Петра Мартьянова30.

Смешанный характер предпринимательской деятельности был присущ и мелким торговцам.

Например, Г. И. Носков вывозил к Архангельску крупные партии мяса, а в своем заводе при доме «производил делание свеч»31. В обывательской книге 1832 г. гораздо меньше сведений о торговле вологодских купцов в Архангельском порту и за границей. Ее вели только М. И. Леденцов, Ф. Ф.

Окатов и В. А. Колесов32. Часто обывательские книги оперируют неразвернутыми определениями:

«такой-то человек торговаго промысла», «торгует здесь разными товары», «…холстами и разными товары», «…маслом и холстами», «…сеном и разными товары», «…мылом и харчевыми припасы», «…дровами и прочими товары», «…лотками и дровами», «мелочью и щепяными товары», «…разными мелочными товары и конской збруей в лавке», «…мелочью», «…скорняжными и разными товары», «…холстами и мылом», «…табаком и мылом», «…москотилными и разными овощными товары», «…льняным семенем и прочими товары», «…в лавках хлебными припасы, а в доме производит делание войлоков», «торг имеет в трех каменных лавках в Овощном ряду» и т. п.33 На ассортимент розничной торговли указывают такие линии (они же — ряды) Вологодского торга, как Железная, Кожевенная, Кузнечная, Меховая, Мясная, Овощная, Рыбная, Светлая (свечная), Солодяная, Суровская, Холщовая. Помимо рядов и линий, лавки могли располагаться непосредственно при доме мелкого товаропроизводителя (стекольная, табачная, фруктовая). Кроме мужчин, в лавках могли торговать и женщины, причем не обязательно вдовы. Наряду с лавками, в 1832 г. упоминаются палатки и магазины34. Ассортимент товаров в них включал фрукты и виноградные вина. Соединение производственных и торговых характеристик можно наблюдать в рамках семейной кооперации: отец сапожного мастерства, а сын торгует в Кожевенном ряду.

В анализируемых книгах нередки реплики о том, что посадский человек «находится у хозяев в услужении». Характер последнего иногда раскрывается: «торгует от хозяев в сибирских и протчих российских городах разными припасы»35. Речь здесь должна идти о том, что какая-то часть мелких торговцев Вологды, включая и некоторых купцов третьей гильдии, и мелких безлавочных торговцев, выступала в качестве агентуры более крупных купцов по розничной распродаже их товаров36.

На разнообразные промыслово-ремесленные занятия вологодского мещанства указывают такие ремарки обывательских книг: «промысел имеет крашенинный», «красильной и набойчатой», «жестяной и паялной», «скорняжной», «резной по дереву», «слесарной», «золотарной», «серебряной и медной», «каменной и печной», «шитье шапок и скатертей», «переплетческой», «седельной и прочей конской сбруи». Иногда перечисляются виды «мастерства и рукоделия»: «производит крашение куниц и прочих шкур», «мастерство имеет башмачное …калашное …кирпичное …кузнецкое …сапожное …столярное», «печение витушек …хлебов», «прядильное», «тележное и санное», «…шорное и обойное», «ткание золотых и серебряных позументов»37. К редким профессиям следует отнести «рукоделие часов»38. Обращает внимание смешанный состав ремесленно-промысловых занятий: «промысел имеет делание войлоков и варение клею»39. А. Ф.

Оконнишников «промысел имеет делание слудяных окончин» (от изделия и произошла эта известная в Вологде торговая фамилия:

окончины — Оконнишниковы)40.

Столь же кратко объясняется и отсутствие определенных занятий: «за старостью промысла никакого не имеет» или, скажем «промысла не имеет за темнотою глаз». Принадлежность к цеховому ремеслу выражалась так: «ремесло имеет крашенинное и есть того ремесла мастер». На развитие местной медицины указывает наличие трех членов «фершалного цеха» — двух мастеров и одного ученика. К медицине относилась и оптика: Иван Мясников «имеет промысел делание окуляр»41. Всего в обывательских книгах был зафиксирован 161 цеховой ремесленник и 12 цехов. Среди ремесленников наиболее многочисленной была группа мастеров (134 чел.), а среди цехов — столярный и сапожный (по 28 и 34 чел. соответственно).

Интересен гендерный аспект обывательских книг 1780–1790-х гг., их сведения о положении женщин, социальных ролях полов. Возраст вступления в брак для девушек чаще всего зафиксирован с 18–20 лет, выявлены лишь два случая раннего брака (больше характерного для традиционных обществ) — в 13–14. Взятая в чужую семью 13-летняя девушка была ровесницей одного из младших братьев своего 19-летнего мужа42. У мужчин выявлено 4 случая раннего вступления в брак с 15– 16 лет (чаще — с 20–22 лет). В то же время понятие «дети» распространялось в книгах на возраст от 1-го года до 19 лет, что позволяет предполагать постепенное увеличение брачного возраста у городского населения в конце ХVIII в., который можно соотнести с начавшимся «демографическим переходом». Это предположение подтверждается наличием значительной группы девушек и юношей 20– 24 лет, еще не заведших семью и живших в доме родителей. С 27–28 лет число несемейных граждан резко убывает.

Интересно выглядит возрастная пирамида жителей по обывательским книгам. Двум самым старым замужним женщинам в Вологде было 88 лет, одному самому старому женатому мужчине (отставному капралу) — 93 года. Про занятия вдов или незамужних «девок» говорилось: «промысел имеет шитье женского платья» или: «рукоделие крашенинное», «…шитье золотом», «печение ржаных и пшеничных хлебов, калачей»43. Нередко отмечалось, что они промысла никакого не имеют, «питаются от черной работы, а дети их находятся у хозяев в услужении». Женщины могли и самостоятельно заниматься торговлей: «вдова со снохой торг имеют обувью»44. Вдова И. И. Дементьева с сыновьями торговала дегтем и имела постоялый двор. Источником существования вдов нередко был «бизнес» их сыновей: у вдовы М. Г. Журиной один сын был кирпичного мастерства, второй — торговал лесом, а третий — работал в Мясном ряду, причем понятия работать и торговать в рядах различались45.

В составе купцов третьей гильдии указано немало вдов, причем известных в Вологде торговых фамилий еще в ХVII в. — Наталья Девяткова, Матрена Денгина, Афимья Манойлова, Татьяна Оконнишникова, Анисья Полянина, Настасья Рыбникова, Прасковья Свешникова и ряд других. Они наследовали денежные капиталы (свыше 1000 руб.) и недвижимость от своих мужей. Наследовали вдовы и их профессионально-ремесленную специализацию. В третьей части обывательской книги № 4211 указаны: «мастер портного цеха» вдова Мавра Иванова дочь Королькова и член хлебнокалашного цеха вдова Наталья Борисова дочь Шапошникова. Купчиха 1-й гильдии, вдова Афимья Витушешникова имела в 1832 г. сахарный и соляной заводы (последний — в Серегове усолье, ранее принадлежавший Рыбниковым, а до того — гостям Панкратьевым) и торговала сахаром и солью в Вологде и других городах46. Среди занятий вдовых купчих в редких случаях отмечено ростовщичество: 55-летняя бездетная вдова У. Я. Рыбникова с капиталом в 1010 руб. «промысел имеет раздачю денег в интерес»47. О значительной концентрации лавок в руках отдельных купцов говорит такое указание обывательской книги № 532: вдова Анна Васильева дочь Корелкина имела 7 каменных лавок в Кожевенном ряду и 21 — в Суровской линии48.

Таким образом, при дальнейшей источниковедческой разработке обывательских книг русских городов важно различать среди них алфавитные списки и собственно переписи городовых обывателей. Обе разновидности книг являются ценным, многоплановым источником для изучения социально-экономической и демографической истории России, установления численности купечества, мещанства, цеховых ремесленников, их торговли и других видов хозяйственной деятельности, порядков управления, социально-профессиональной, семейно-брачной и поло-возрастной структуры, миграций городского населения, исполняемых торговыми людьми государственных служб. Однако более ранние (1780–1790-х гг.) обывательские книги представляются содержательнее, нежели позднейшие, ХIХ в. В перспективе их следует изучать в сравнении с другими видами учетной и нарративной документации конца ХVIII — первой трети ХIХ в. — ежегодными магистратскими ведомостями о состоянии городов, историко-топографическими и статистическими описаниями, записными книгами выдачи паспортов, векселей, маклерскими книгами, списками купечества и др.

Примечания 1 Полякова У. М. Городовая обывательская книга Архангельска 1786–1788 гг. как источник для изучения социального строя северного города // Материалы по истории Европейского Севера СССР: Сев. археогр. сб. Вологда, 1970. Вып. 1. С. 123–151;

Обухова Г. И. Обывательская книга 1787 г. как источник по истории города Сарапула // История и культура Волго-Вятского края: (К 90-летию Вят. учен. арх. комис.): Тез. докл. и сообщ. к межрегион. науч. конф., Киров, 18–20 окт. 1994 г. Киров,

1994. С. 141–143; Чуракова О. В. Архангельск ХVIII в. по материалам переписных книг «городовых обывателей» (гендерный аспект исследования) // Массовые источники отечественной истории: Материалы Х Всерос. конф. «Писцовые книги и другие массовые источники ХVI–ХХ вв.: Проблемы изучения и издания», посвящ. 90-летию А. Л. Шапиро, Архангельск, 25–26 июня 1998 г. Архангельск, 1999. С. 283–289.

2 ПСЗРИ. Собр. 1. Т. 22. № 16188.

3 ГАВологО. Ф. 476 (Городская дума). Оп. 1. Кн. 17.

ГАВологО. Ф. 496 (Духовная консистория). Оп. 1. Кн. 4211.

Чуракова О. В. Архангельск ХVIII в. по материалам переписных книг… С. 285.

ГАВологО. Ф. 14 (Губернское правление). Оп. 1. Кн. 572.

Полякова У. М. Городовая обывательская книга Архангельска… С. 128, табл. 1 8 Козлова Н. В. Российский абсолютизм и купечество в ХVIII веке (20-е — нач. 60-х годов). М., 1999. С. 244.

Полякова У. М. Городовая обывательская книга Архангельска… С. 129.

Там же. С. 130, 141, табл. 8; С. 149, табл. 10–11.

ГАВологО. Ф. 476. Оп. 1. Кн. 17. Л. 396 об.; Ф. 496. Оп. 1. Кн. 4211. Л. 1611.

Там же. Ф. 496. Оп. 1. Кн. 4211. Л. 1610 об. (сведения почерпнуты также из пятой части обывательской книги).

Захаров В. Н. Голландские купцы в Архангельске и торговые связи Русского Севера и Нидерландов во второй половине ХVIII в. // Нидерланды и Русский Север в XVI–XX вв.: Сб. тез. и докл. междунар. науч. конф. Архангельск, 1999. С. 32.

ГАВологО. Ф. 496. Оп. 1. Кн. 4211. Л. 1610.

Там же. Л. 1338 об.–1339.

–  –  –

Козина Г. Н. Вологодские купцы — фабриканты и заводчики (ХVIII — начало ХХ века) // Вологда: Краевед. альм. Вологда, 1997. Вып. 2. С. 86.

Там же. С. 135–136, прим. 17.

ГАВологО. Ф. 496. Оп. 1. Кн. 4211. Л. 1021 об.

–  –  –

Там же. Ф. 14. Оп. 1. Кн. 572. Л. 152 об.–153.

Клепиков С. А. Филиграни на бумаге русского производства ХVIII — начала ХХ века. М., 1978. № 133–135.

ГАВологО. Ф. 496. Оп. 1. Кн. 4211. Л. 797.

Там же. Ф. 14. Оп. 1. Кн. 572. Л. 99 об.–100, 129 об., 174.

Там же. Ф. 496. Оп. 1. Кн. 4211. Л. 336, 745, 766, 823, 889, 934 и мн. др.

–  –  –

Там же. Ф. 496. Оп. 1. Кн. 4211. Л. 352.

Полякова У. М. Городовая обывательская книга Архангельска… С. 132.

ГАВологО. Ф. 496. Оп. 1. Кн. 4211. Л. 138, 1316.

Там же. Л.281; Ф. 14. Оп. 1. Кн. 532. Л. 61.

Там же. Ф. 496. Оп. 1. Кн. 4211. Л. 1028 об.–1029.

Там же. Л. 1028 об.–1029.

Там же. Ф. 14. Оп. 1. Кн. 572. Л. 155.

Там же. Ф. 496. Оп. 1. Кн. 4211. Л. 1066.

–  –  –

Как отмечается на сайте посольства Российской Федерации в Португальской республике, обе страны, территориально удаленные друг от друга, не имели общих политических интересов ни в Европе, ни в других частях света. Однако в интересах обоих государств было установить торговые связи, и в этом, прежде всего, была заинтересована Португалия. Она обладала обширными колониями и мечтала о могущественном флоте. Для осуществления этой мечты португальцам необходимы были товары, являющиеся предметом русского экспорта: мачтовый лес, пенька и смола.

Первые документально зафиксированные попытки установления контактов между Португалией и Российской империей относятся к началу XVIII в. Имеются сведения, что в 1724 г. португальское правительство обратилось к Петру I с предложением об установлении торговых отношений. В ответ на это Петр I издал указ о посылке в Лиссабон консула для налаживания торговли с Португалией. Однако никаких точных сведений относительно его пребывания в Лиссабоне и об успехе или неуспехе его миссии не имеется. К 1739 г. относятся факты прямой торговли между Россией и Португалией, которая состояла из весьма небольшого спектра товаров: Португалия ввозила, помимо леса, железо, лен и воск, а Россия покупала португальское вино, фрукты, пробку, оливки и соль1.

Только при Екатерине II торговые связи России с Португалией становятся регулярными, а позднее между странами устанавливаются официальные дипломатические отношения. Большую роль в этом сыграла российская императрица, лично интересовавшаяся данным вопросом. В частности, именно по ее инициативе был отправлен в 1765 г. секретный корабль с российскими товарами в Лиссабон. Об этом можно получить представление из переписки Комиссии о коммерции с одним из крупнейших предпринимателей в России в XVIII в. Саввой Яковлевым.

Савва Яковлевич Яковлев (1713–1784), родившись крестьянином, в середине XVIII в. стал одним из богатейших людей России, добился потомственного дворянства. Источниками формирования его капиталов были самые различные сферы коммерческой и промышленной деятельности, такие, как торговля мясом, сделки с недвижимостью, питейные откупы, таможенные сборы, мануфактурная деятельность. К концу жизни он создал на Урале крупнейшее заводское хозяйство, которое по объемам производства чугуна и железа, числу построенных заводов во второй половине XVIII в. превосходило даже заводское хозяйство Демидовых. Везде Савва Яковлев добивался успеха благодаря своим предпринимательским талантам, умением извлекать выгоду из всего2.

О масштабах торговой деятельности Яковлева в середине 60-х гг. XVIII в. можно получить представление из «Ведомости, сочиненной в гильдии Санктпетербургского купечества в суму полученного главного магистрата канторы в гильдию указа, а по требованию учрежденной при дворе Ея Императорского Величества Комиссии о комерции» от 19 августа 1764 г. Из восьми купцов, которые «торги производят в портах», Яковлев «производил торги» на 500 тыс. руб., в то время как общая сумма товаров всех восьми составляла 590 тыс. руб. Предприниматель занимался экспортом «пеньки, сибирского железа, разных мануфактурных товаров»3. Не зря Н. И. Павленко считает Савву Яковлева крупнейшим экспортером России4. Именно поэтому Яковлеву было поручено снарядить и отправить секретный торговый корабль в Португалию с российскими товарами.

Не вызывает сомнений, что Савва Яковлев занялся этой рискованной коммерческой операцией потому, что этим вопросом интересовалась непосредственно сама Екатерина II. 3 февраля 1765 г.

Яковлев отправляет письмо в Комиссию о коммерции, в котором сообщает, что «ваше превосходительство объявить мне изволили секретно, не пожелаю ли я в Лисабон отправить карабль с грузом российских продуктов нынешнею весною для опыту в торг и чтоб ежели опыт сей учиню, то се будет Ея Императорскому Величеству Всемилостивейшей Государыне весма угодно». О секретности данной миссии говорит тот факт, что корабль в Португалию следует отправить «под видом якобы в Средиземное море».

Из текста письма видно, что это дело было совершенно новым. Также предприниматель, как впрочем и в других своих прошениях и письмах в различные правительственные учреждения, не забывает упомянуть, что делает это не в своих, а в государственных интересах: «А хотя я и не имею в Португалию поныне корреспонденции, а потому и не знаю какия там продукты надобны и какия можно на обмен оттуда закупить, однако ж для пользы моей Отечества принимаю на себя сей опыт зделать».

Яковлев намеревался отправить корабль весною 1764 г. При выборе товаров он руководствовался опытом своей торговой деятельности: «Принимаю на себя … отправить в Лиссабон будущею весною карабль с грузом с полотняной моей Ярославской фабрики парусных делающихся дюимовых полотен, какими я в Англию и Голландию по корреспонденции в опыт болшим числом обязался, а притом железа и других насколко надобных к караблеплаванию товаров». В конце письма Яковлев не забыл напомнить Комиссии о коммерции, чтобы о его стараниях донесли императрице5.

Следующее письмо Яковлев отправил в комиссию 8 мая 1765 г. В нем он пишет, что «высочайшее благоволение» получено, товары для отправки готовы и только «состоит надобность в корабле». Предприниматель отмечает, что корабли «российские, какие хотя и есть построенные из сосноваго лесу токмо к далнему вояжу безнадежны, а о наиме чужестраннаго старание прилагаю и как скоро оной корабль офрахтую, то немедленно отправление иметь буду, которое уповаю ежели могу в сем мае и непременно в июне месяце отправлю»6.

Однако в июне корабль еще не был отправлен. На запрос Комиссии о коммерции 16 июня 1765 г. Яковлев отвечал, что подготовлен корабль «невеликой пропорции», на котором шкипер и матросы из Голландии. Товары — железо, юфть и воск — грузятся, и «сего дня корабль пойдет в Кронштадт, а на будущей неделе в море»7.

Наконец, 22 июля 1765 г. корабль «Христина Кателина» во главе со шкипером Корнелисом Плоем вышел в море. В фактуре товаров, погруженных на борт правой рукой Яковлева во всех его делах — сыном Михаилом указываются следующие товары: 1822 полосы сибирского железа весом 2760 пудов, 560 пудов воска, 356 пудов чистой и 106 пудов юфти «развала», 3012 пудов пеньки первой руки, 2019 пудов пеньки второй руки, 320 кусков парусного полотна и 308 кусков «равендуку», т. е. толстой парусины для больших парусов. Общая стоимость товаров составила 21608 руб. 97 коп.

Всего же отправка корабля вместе с пошлиной, погрузкой, транспортивкой, «фрахтовой дичью»

обошлась Яковлеву в 25593 руб. 52 коп.8 Подобной хоть и торговой, но секретной миссии требовалась серьезная дипломатическая поддержка, которая и осуществлялась доступными для того времени средствами. В реляции от 17/28 июня 1765 г. полномочный министр Гросс сообщал из Лондона, что он «по содержанию императорского рескрипта» предупредил португальского посланника Мелло «о намеряемом еще 8 лет»

отправлении корабля из России в Португалию. Гросс просил Мелло, чтобы он сообщил своему королевском двору об ожидании прямого прибытия корабля, чтобы корабль был свободно допущен и «по возможности фаворитизируем был», чтобы «приохотить купцов российских к продолжению оной коммерции». Португальский посланник обещал, что первой почтой донесет в Лиссабон о корабле и что корабль хорошо примут9.

В следующей реляции от 30 сентября/11 октября 1765 г. Гросс сообщал, что по словам Мелло:

«Его величество португальское с особливым удовольствием услышал о таком зачатии прямой торговли», и что все российские корабли будут «приемлимы … со всякой приязнью». От себя Мелло добавлял, что если российские товары будут «той же доброты», как английские и голландские, но стоить будут дешевле, то предпочтение будет отдаваться российским.

Еще в одной реляции Гросса приводится перечень российских товаров, в которых нуждается Португалия. Португальский посланник сообщил российскому представителю, что «надобно полотно на одевание бразильских обывателей», также парусное полотно, железо, медь, коноплю. «Россияне же могут взять вина, соль сетубальскую, чистое бразильское золото. Бразильские алмазы и фрукты», — считал Мелло10. Таким образом, начало прямой торговле между Санкт-Петербургом и Лиссабоном было положено.

С 1769 г. португальцы стали проявлять систематическую заинтересованность в торговле с Россией, для осуществления которой стало необходимо учреждение первого официального генерального консульства. Оно было открыто в Лиссабоне и прежде всего защищало интересы и обслуживало русскую эскадру, посланную тогда в Средиземное море. В период заинтересованности расширения торговли происходит и установление постоянных дипломатических отношений между Россией и Португалией.

Официальные дипломатические отношения между Россией и Португалией были установлены сравнительно поздно. 20 октября 1779 г. в Санкт-Петербург переводом из Гааги по указу португальской королевы Марии I прибыл в качестве первого португальского посла Франсишку Жозе Орта Машаду. 4 июля 1780 г. (во времена правления императрицы Екатерины II) в Португалию прибыл и первый русский посол граф Нессельроде11.

Примечания 1 Из истории развития российско-португальских отношений // Посольство Российской Федерации в Португальской республике [Электронный ресурс]. URL: http://www.portugal.mid.ru/rus/otn_01.html [23.07.2009].

2 Торопов А. Н. Заводское хозяйство Яковлевых на Урале во второй половине XVIII — начале XIX в.: Автореф. дис. … канд.

ист. наук. Екатеринбург, 2004.

3 РГАДА. Ф. 397. Оп. 1. Д. 445/40. Л. 1–3 об.

Павленко Н. И. История металлургии в России XVIII века: Заводы и заводовладельцы. М., 1962. С. 250.

РГАДА. Ф. 397. Оп. 1. Д. 286. Л. 1.

–  –  –

КУПЕЧЕСТВО В СТРУКТУРЕ НАСЕЛЕНИЯ ГОРОДОВ РОССИИ

Термины «купец» и «купечество» в различные периоды истории России имели разное содержание. Ученые неоднократно пытались понять, что вкладывали в них законодатели и как понимали их значение в практике российской жизни в тот или иной исторический период. Н. Б. Голикова отмечала, что «для обозначения группы людей, занимающихся торговлей» термин «купечество» стал использоваться достаточно поздно, при этом состав купечества в XVII и первой четверти XVIII в. в различных городах имел свои особенности.
В него могли входить представители различных сословных групп, каждая из которых должна была совмещать торговую деятельность с несением других обязанностей, лежащих на представителях данного сословия1. По сведениям Н. В. Козловой, в коломенское купечество, наряду с посадскими людьми Коломны, были записаны посадские люди других городов, дети священнослужителей, отставные стрельцы и другие категории населения2. Автор указывает на противопоставление коломенскими источниками понятий «посадские люди» и «купецкие люди» и высказывает предположение о их содержании. Она предполагает, что первое из них использовалось для обозначения малоимущих людей и чернорабочих, а второе — напротив, для обозначения более зажиточных жителей города3. Н. В. Козлова отмечает также стремление купечества «к обособлению от других тяглых сословий в интересах возвышения собственного сословного статуса»4. О процессе постепенной консолидации купечества и превращении его «в наиболее мощную в экономическом плане социальную группу населения» пишет Н. Б. Голикова, выделяя как особо значимые вехи на этом пути учреждение Главного магистрата и создание гильдейской системы5. М. Я Волков и Е. В.

Анисимов придерживаются несколько иной позиции. Они считают, что в ходе реформ Петра I термины «купечество» и «посадские» стали идентичными. Это привело к тому, что часть «купечества» занималась черной работой, а отдельные представители данной категории населения относились даже к числу нищих, «вольных и гулящих»6. Следует сказать, что все эти исследователи как особо важную веху в развитии городского населения выделяют реформы Петра I: введение подушной подати, гильдий и магистратского управления.

Прежде всего, попытаемся разобраться, как повлияло введение подушной подати на структуру городского населения. До Петра I система управления каждым городом включала множество элементов, отражая корпоративность городского населения и, по сути дела, отсутствие в городе единого городского сообщества. Функционирование этих патриархальных самоуправляющихся структур: посадской общины, профессиональных корпораций (оружейников в Туле, записных каменщиков в Твери и др.) — было направлено, прежде всего, на выполнение членами этих корпораций налоговых обязательств и каких-либо служб и повинностей в пользу государства. Назначение к подобного рода службам ученые рассматривали как «систему разверстки» государственных нужд между отдельными категориями населения и справедливо отмечали, что такая система вела к обособлению отдельных групп городского населения7. Члены каждой из корпораций имели особые права, льготы и обязанности. В конце XVII в. подобные структуры часто имели свои органы самоуправления, например, выбирали своего старосту в случае проживания обособленно от населения посада8. В составе государственного управления они были вертикально ориентированы, т. е. в большей степени зависели от центральных учреждений — приказов, чем от воеводы — главы местной администрации. Так, записные кирпичники и каменщики, например, обязаны были выполнять строительные работы в самых разных частях страны. Считаясь состоящими на службе у государства, они были освобождены от посадского тягла, т. е. являлись беломестцами, изымались из общей подсудности провинциальной администрации и подчинялись административно-судебной власти Приказа Каменных дел9. В собственности подобных корпораций были орудия труда и производства (инструменты, сараи для обжига кирпича и др.).

Такая система приводила к тому, что в управлении населением каждого отдельного города участвовало несколько ведомств, поскольку различные категории жителей подчинялись разным приказам: пушкари — Пушкарскому, стрельцы — Стрелецкому, каменщики — Приказу Каменных дел, дворяне — Разрядному приказу. Члены посадской общины — главной городской самоуправляющейся корпорации — подчинялись сразу нескольким приказам: по части сбора таможенных и кабацких денег — приказу Большой казны, по сбору ямских денег — Ямскому приказу и т. д.

Многие дореволюционные авторы, отмечая подведомственность горожан XVII в. различным приказам, первоочередную задачу Петра I видели в создании «сословия торгово-промышленного населения Руси», «в обращении его в одно тяглое сословие, прочно организованное», в создании ведомства, которое этим сословием управляло11.

Первые попытки консолидации городского населения относятся, видимо, к Соборному Уложению 1649 г., когда была ликвидирована часть белых слобод путем перевода их населения в число посадских людей. Большое значение имела попытка введения ратуш в 1699 г. Тенденция на централизацию управления торгово-промышленными людьми стала более заметной с 1704 г., когда вышел указ, по которому все мастеровые и торговые люди должны были пройти регистрацию у воевод и платить деньги (от 2 алт. до 2 гривен в год) за право вести свою деятельность12. Указы 1711 и 1714 гг.

дали право «людям всех чинов» вести в городе лавочную торговлю без вступления в состав посадской общины, а лишь с уплатой соответствующих пошлин и податей13.

Введение подушной подати в городах, совпавшее по времени с введением магистратского устройства, стало, на наш взгляд, еще одним инструментом этого сплочения. В городах стала формироваться межсословная общность населения, члены ее были связаны уплатой подушной подати и при этом не были связаны отбыванием посадского тягла.

По мнению И. И. Дитятина, с этого времени законодательство сделало доступ «к занятию торговлей или ремеслом и вообще каким-либо промыслом для лиц других сословий совершенно свободным. Если дворяне не делали этого, то лишь потому, что страдали предрассудками»14. И. И. Дитятин также настаивал на необходимости развести понятия «посадская община», «посадское тягло» и «торгово-промышленное сословие»15. К сожалению, эта плодотворная, на наш взгляд, мысль оказалась забытой в советский период развития исторической науки. Лишь в последние годы начался новый этап в осмыслении положения горожан в эпоху Петра I. Исследования о разночинцах и торгующих крестьянах вполне убедительно свидетельствуют об отличиях в положении этих групп населения городов и посадских людей16.

В дальнейших поисках ответа на вопрос: как называлась эта группа городского населения, объединенная круговой порукой по выплате подушной подати, но различающаяся по отношению к исполнению посадского тягла, — обратимся к законодательству Петра I.

Бесспорно, новым явился термин «граждане», введенный законами императора-реформатора о магистратском устройстве. В общеисторической литературе, в трудах, посвященных реформам Петра I, а также в исследованиях, отражающих проблемы развития русского города, содержатся разнообразные трактовки этого термина. Анализируя его содержание, исследователи чаще всего оперируют текстом седьмой главы Регламента Главного магистрата: «О разделении гражданства», который вводил деление городского населения на гильдии. «А магистрату граждане надлежат», — говорится в Регламенте и далее перечисляется большое количество профессий, ремесел, представители которых входят в 1-ю или 2-ю гильдию. Далее следует оговорка: «Прочие же все подлые люди, обретающиеся в наймах и в черных работах, которые нигде между знатными и регулярными гражданами не счисляются»17. Это позволяет предположить, что граждане города — люди, имеющие свое дело, или как теперь сказали бы — свой «бизнес», либо имеющие какие-то престижные, требующие навыков профессии. Сословная принадлежность лиц, записывающихся в гильдии, а значит зачисляемых в гражданство, не оговаривалась. Это позволяет говорить, что магистратская реформа стала развитием принципов, заложенных Петром I еще в начале XVIII в. Под натиском требований жизни правительство уже тогда должно было отступить от последовательного проведения своей политики и допустить к занятию промыслами «всяких чинов людей», не обращая их в тяглецов, но с уплатой точно такой же пошлины, какую платят в казну посадские торговые люди18.

Следует сказать, что некоторые ограничения допуска «к гражданскому свободному промыслу» все же существовали. Регламент устанавливал, что право на него может получить всякий, «кроме матросов и солдат и ежели кто не крепостной», при условии проживания в городе, принесения присяги и платежа положенных податей «в ряд с другими», Лиц, отвечающих этим условиям, можно было «яко гражданина охотно принять и к гражданскому свободному промыслу допустить»19.

Таким образом, Регламент Главного магистрата соответствовал предшествующему законодательству, направленному на развитие в государстве торговли и промышленности, на привлечение к этой сфере деятельности на различных основаниях представителей всех сословий России, и развивал его. Регламент оформил существование в городах межсословной категории лично свободного торгово-промышленного населения и предложил гильдии в качестве формы для них. Кроме того, он определил тенденцию на размежевание торгово-ремесленного населения города с крепостным крестьянством и консолидацию его с привилегированными слоями общества.

Следующий важный для понимания поставленной проблемы закон — Инструкция магистратам — был опубликован в 1724 г. От регламента ее отделяют три года. Проведенная правительством податная реформа и ряд законодательных актов, изданных в этот период, серьезно повлияли на толкование самим законодателем интересующих нас понятий. Инструкция подтверждает выдвинутый Регламентом профессиональный критерий принадлежности к той или иной гильдии, но на первый план выводит другой критерий принадлежности к гражданству — участие в платеже городского оклада. Как следствие в число граждан попали «подлые люди». В пункте 15 сформулировано положение о том, что «оные по гражданству в магистратском ведомстве состоят и подати надлежащие по силе и состоянию их без отягощения платить повинны». Перенесение акцента с одного критерия на другой позволило распространить гражданство на те группы городовых разночинцев, которые не занимались торгово-промышленной деятельностью и не были включены в штаты учреждений. В ходе податной реформы они оказались положены в оклад по данному городу без учета их желаний. Для них то, что было обозначено Регламентом как право (право записаться в гильдии и тем самым оказаться в числе регулярных граждан), в процессе внедрения в жизнь Инструкции магистратам трансформировалось в обязанность быть в числе граждан со всеми вытекающими отсюда последствиями, прежде всего, обязанностью платить подушную подать.

Процесс создания магистратов сопровождался новыми переписями городского населения, которые едва ли возможно отождествлять с ревизскими материалами. В Сибири, в ходе переписи 1723 г., которую М. О. Акишин отождествляет с «посадским строением», происходили массовые записи в подушный оклад, что автор приравнивает к записи в посад. Судя по данным, приводимым исследователем, в иркутский «посад» были внесены сын сотника, 9 казаков, сибирские дворяне В. Хлуднев и В. Фирсов, а также служилые люди. В Тобольске в 1723 г. в оклад по городу было записано 277 чел., в том числе из казаков, дворян, детей боярских, пушкарей и их детей20.

Сведения о записывании «в посад» в ходе «первой ревизии» служилых людей и дворян, причислении их к гильдиям и даже о выборе в состав членов магистратов находим и в работах других авторов21. По сведениям Е. Н. Кушевой, дворянин М. К. Нечаев являлся саратовским бургомистром в 1744 г., а дворянин И. П. Левашев в 1740–1750 гг. был ратманом Саратова. Дети дворянина К. В.

Толмачева занимались торговлей еще в 1723 г., а его внуки в 1760-е гг. являлись купцами 1-й и 2-й статьи22.

Следует иметь в виду, что часть из тех, кто записался в гильдии, был положен в оклад по первой ревизии или чуть позднее — в процессе устройства магистратов. Они не входили в компетенцию посадской общины — основного элемента тяглой структуры городского самоуправления XVII — начала XVIII в. Пушкари, стрельцы, дворяне и другие разночинцы, проживающие в городах хотя и стали с этого времени платить торговые сборы или подушную подать (а в ряде случае и то, и другое) наравне с другими посадскими людьми города, при этом не исполняли всего многообразия обязанностей, возложенных на членов посадской общины.

И. Б. Сидорова, изучив положение разночинцев в городах, пришла к выводу: будучи обязанными по результатам первой переписи платить подушный оклад и участвовать в мирских раскладках, они тем не менее были освобождены от традиционных посадских служб при питейной и соляной продаже. При этом разночинцы ходили в ночные караулы, участвовали в тушении пожаров, служили в сотских и десятских23, т. е. участвовали в выполнении полицейских обязанностей наряду с посадскими людьми. Подчинить эти категории городского населения должностным лицам посадской общины едва ли было возможно и целесообразно. Они должны были по замыслу Петра I подчиняться магистратам, как впрочем и члены посадской общины.

Иноязычный термин «граждане» не приживался на почве российской жизни, да и магистраты были закрыты вскоре после смерти царя-реформатора (1727 г.). Но межсословные группы населения, сложившиеся в большинстве развитых торгово-промышленных центров в ходе петровских преобразований, продолжали существовать и именно для их обозначения стали использовать термин «купечество».

Являясь межсословной группой населения, купечество, скорее всего, сложилось, с одной стороны, как результат всей политики Петра I на разрешение представителям разных сословий заниматься торговлей и промыслами (не записываясь при этом в посадское тягло), а с другой, вследствие стремления царя выделить полноправных горожан — лично свободных людей — в особые территориальные сообщества. Поскольку в этой формирующейся среде занятия торговлей все же преобладали над занятиями по производству товаров, то за ней и закрепился термин «купечество», который и ранее характеризовал занятия людей торговлей.

Термин «купечество» вводился в практику жизни именно для обозначения новой категории городского населения, более широкой, чем посадская община, но включающей все же только лично свободных людей. Термин «купечество» близок по смыслу к термину «граждане», вводимом двумя крупнейшими законодательными актами о магистратском управлении.

В результате их осуществления в городах должны были сосуществовать две общности людей.

Кроме посадской общины, в которую входило городское торгово-промышленное население, объединенное несением посадского тягла, в каждом из городов стала складываться территориальная корпорация лично свободных лиц, часть из которых была записана в гильдии. Часть городского населения оказывалась одновременно и в составе посадской общины, и в составе купечества. Причастность к купечеству от посадских требовала уплаты подушного и оброчного сбора по данному городу и вытекала из факта записи их в ревизскую сказку этого города.

Положение Регламента о не приеме в состав городского гражданства, а значит и купечества, крепостных крестьян осталось в силе, более того, оно, видимо, распространилось на крестьян вообще.

Крестьяне, в том числе крепостные, получили право приписываться к этой категории населения, получая статус «торгующих крестьян». За этим статусом стояло существенное отличие в правах и обязанностях перед городом и государством, набор этих прав и обязанностей отличал торгующего крестьянина от торгующего посадского и тем более торгующего дворянина. Особенности положения торгующих крестьян конца ХVII — начала XVIII в. нашло отражение в исследованиях Е. И. Индовой, И. А. Булыгина, В. Р. Тарловской. Было доказано, что помещичьи крестьяне, занимаясь в городе торговлей и записываясь в купечество, не переставали быть крепостными, что они несли лишь часть посадского тягла и не являлись полноправными горожанами24. Их вносили в ревизские сказки по основному месту жительства — феодальным владениям. Там они должны были платить 80 коп.

подушного сбора. Еще 40 коп. они платили в городе в качестве оброчного сбора. Записываясь в купечество, такой крестьянин не становился равноправным членом городского общества и купеческих гильдий. Он был не «купцом», а «приписанным к купечеству по торгам» крестьянином, при переписях отделялся от купечества и не имел права вступления в состав регулярных граждан.

Дворяне вступали в гильдии, видимо, значительно реже и платили лишь промысловые сборы за право занятия торговлей и промыслами. Все занимающиеся купеческой деятельностью, в том числе дворяне, должны были платить таможенные сборы. Однако же членство в посадской общине накладывало на горожан еще ряд обязательств, в том числе службы при таможенных, кабацких и иных косвенных сборах.

Подводя итог, хотелось бы сказать, что применительно к первой половине XVIII в. не следует отождествлять купечество и посадских, однако же и отождествление купечества с наиболее зажиточными горожанами едва ли правомерно. Тем не менее, следует отметить, что отождествление посадских и купечества более правомерно, ибо оно учитывает главнейшее правовое отличие определенной группы горожан, которую традиционно, хотя и не вполне точно, определяют как посадских людей: их личную (хотя и относительную) свободу, из которой вытекал ряд других преимуществ. Однако полного отождествления понятий «купечество» и «посадские люди» допускать не следует, так же как не следует отождествлять граждан города с посадскими людьми. Это уводит рассуждения в сторону пренебрежения правовыми нормами и упрощает реконструкции прошлого до излишнего схематизма.

Примечания 1 Голикова Н. Б. К вопросу о составе русского купечества во второй половине XVII — первой четверти XVIII в. // Русский город: Исслед. и материалы. М., 1980. Вып. 3. С. 39, 63–65.

2 Козлова Н. В. Социально-экономическое развитие Коломны в 20–40-х годах XVIII в. // Там же. М., 1981. Вып. 4. С. 124– 126.

3 Там же. С. 128.

Козлова Н. В. Российский абсолютизм и купечество в ХVIII веке: (20-е — нач. 60-х гг.). М., 1999. С. 360.

Голикова Н. Б. К вопросу о составе русского купечества… С. 65.

Волков М. Я. Города Верхнего Поволжья и Северо-Запада России: Первая четверть XVIII в. М., 1994. С. 27; Анисимов Е. В.

Податная реформа Петра I: Введение подуш. подати в России, 1719–1728 гг. Л., 1982. С. 207.

Градовский А. Д. Начала русского государственного права. СПб., 1875. Т. 1: О гос. устройстве. С. 217–218; Сперанский А. Н. Очерки по истории Приказа каменных дел Московского государства. М., 1930. С. 8, 32.

8 См., например: Богоявленский С. К. Московская мещанская слобода в XVII в. // Богоявленский С. К. Научное наследие. О Москве XVII в. М., 1980. С. 9–170.

Сперанский А. Н. Очерки по истории Приказа каменных дел. С. 8.

Дитятин И. И. Устройство и управление городов России. СПб., 1875. Т. 1. С. 174; Тарловская В. Р. Из истории городской реформы в России конца XVII — начала XVIII в. // Государственные учреждения России XVI–XVIII вв. М., 1991. С. 102 и др.

Дитятин И. И. Устройство и управление городов России. Т. 1. С. 136–137, 134; Градовский А. Д. История местного управления в России.

Сперанский А. Н. Очерки по истории Приказа каменных дел. С. 204.

ПСЗРИ. Собр. 1. Т. 4. № 2433; Т. 5. № 2770. Подробнее об этих указах см., например: Булыгин И. А. Законодательство о крестьянской торговле в России XVII — 60-х годов XVIII века // Проблемы социально-экономической истории феодальной России. М., 1984. С. 189–191.

Дитятин И. И. Устройство и управление городов России. Т. 1. С. 400. См. Указ о единонаследии: ПСЗРИ. Собр. 1. Т. 5.

№ 2789. п. 15. Сведения о намерении Петра Первого разрешить дворянам заниматься торговлей и записываться в купечество см. также: Лавринович М. Б. Реформаторская политика Екатерины II в области городового законодательства (1762–1796):

Дис. … канд. ист. наук. М., 2001. С. 191–192.

Дитятин И. И. Устройство и управление городов России. Т. 1. С. 178.

Сидорова И. Б. Положение разночинцев в русском обществе (XVIII — первая половина XIX вв.): Автореф. дис. … канд.

ист. наук. Казань, 1982. С. 13–14.

ПСЗРИ. Собр. 1. Т. 6. № 3708.

Дитятин И. И. Устройство и управление городов России. Т. 1. СПб., 1875. С. 178.

ПСЗРИ. Собр. 1. Т. 6. № 3708. Гл. 13.

Акишин М. О. I ревизия и посадское строение в Сибири // Россия и Восток: Тез. междунар. конф. Ярославль, 1995. Вып. 2.

С. 164–167. Сомнение в правомерности использования ученым термина «посад» усиливает приводимый этим же авторам факт, что в 1724 г. служилые татары и казачьи дети просили об исключении их «из разночинского оклада», куда они оказались внесенными в ходе переписи.

См., например: Кизеветтер А. А. Посадская община в России XVIII ст. М., 1903. С. 32–34.

Кушева Е. Н. Саратов в первой половине XVIII века // Проблемы социально-экономической истории России: Сб. ст.: К 85-летию со дня рождения акад. Н. М. Дружинина. М., 1971. С. 35–38.

Сидорова И. Б. 1) Отражение нужд разночинцев в городских наказах 1767 года // Вопросы отечественной, зарубежной истории, литературоведения и языкознания. Казань, 1981. Ч. 1. С. 33–39; 2) Положение разночинцев в русском обществе… С. 13–14. Правда, некоторые из положенных в подушный оклад, выполняли в пользу государства какие-то другие повинности, например, работали на заводах, как это было с тульскими оружейниками (См.: Юркин И. Н. Выборные службы в системе управления Оружейной слободой Тулы в первой трети XVIII столетия // Управление городами: История и современность: Материалы науч. конф. Тверь, 2000. С. 129–141).

Булыгин И. А. Законодательство о крестьянской торговле… С. 192; Тарловская В. Р. Торговля России периода позднего феодализма: (Торгов. крестьяне во второй половине XVII — начале XVIII в.). М., 1988. С. 26, 158.

–  –  –

Сибирское купечество формировалось за счет выходцев из самых разных слоев общества; не было оно однородным и по такому критерию, как этническая принадлежность входивших в него людей. Несмотря на появление в последние годы большого числа исследований по истории сибирского купечества, вопрос об этническом происхождении купцов по-прежнему остается одним из наименее изученных. Это обусловлено, прежде всего, спецификой имеющихся источников, в которых национальная принадлежность начала фиксироваться лишь к середине XIX в., да и то не в чистом виде, а через указание вероисповедания. По мнению авторов, затрагивающих в своих работах проблему национально-религиозного происхождения сибирских купцов, на протяжении конца XVIII — XIX в. для сибирского купечества был характерен почти однородный состав: подавляющее большинство гильдейцев составляли русские православного вероисповедания1. Данные В. Н. Разгона показывают, что в первой половине XIX в. русские продолжали сохранять «абсолютное преобладание, но при общем росте количества объявляемых этой основной национальной группой капиталов, ее удельный вес постепенно снижался, что было вызвано увеличением численности других национальных групп»2. Еще быстрее этот процесс пошел в конце XIX — начале ХХ в., в результате чего к 1904 г. русские (православные) стали составлять лишь около 66 % от численности всего сибирского купечества3.

Привлечем для рассмотрения вопроса об этнической принадлежности сибирских купцов материалы «Краткой энциклопедии по истории купечества и коммерции Сибири», изданной в Новосибирске в 1990-х гг.4, которой по праву принадлежит наибольшее значение в ряду целой серии появившихся в последние два десятилетия биографических работ, посвященных представителям сибирского купечества5. Несмотря на имеющиеся недостатки, «Краткая энциклопедия» пользуется большим спросом как среди исследователей, так и среди самого широкого круга читающей публики и уже стала библиографической редкостью. В последние годы в Новосибирском институте истории ведется работа по подготовке второго, значительно переработанного издания «Краткой энциклопедии». Обилие собранного в ходе работы биографического материала позволяет не только получить представление о жизни и размахе деятельности выдающихся сибирских предпринимателей (купцах, а также наиболее активных в экономической жизни региона мещанах, дворянах, чиновниках, крестьянах и пр.), но и составить целостную характеристику социокультурного облика всего сибирского купечества и, в частности, такой его составляющей, как этнический состав гильдейцев на протяжении XVIII — начала XХ в.

Судить об этническом происхождении гильдейцев можно по их вероисповеданию, если оно указано, а также основываясь на их фамилиях и именах, хотя оба эти критерия не всегда достаточно объективны. Установить конкретную национальность купцов возможно далеко не всегда, а уж выделить, например, в национальном большинстве купцов, которых многие исследователи называют «русскими православного вероисповедания», украинцев или белорусов почти невозможно. Между тем, среди владельцев капиталов, попадающих в эту категорию, нередко встречаются такие фамилии, как Белых, Богушевич, Галицкой, Кравец, Малых, Криворучка, Микулич, Мирошниченко и др., указывающие на самое различное региональное и национальное происхождение предков их обладателей.

Кроме того, к этой группе относились также сектанты. Сюда же могли попасть и представители других народов, принявших православие и, соответственно, изменивших имена, а иногда и фамилии.



Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 32 |

Похожие работы:

«Социология науки и образования © 2002 г. З.Х.-М. САРАЛИЕВА, С.С. БАЛАБАНОВ ВОСПРОИЗВОДСТВО НАУЧНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИХ КАДРОВ САРАЛИЕВА Зарэтхан Хаджи-Муратовна доктор исторических наук, профессор, заведующая кафедрой общей социологии и социальной работы факультета социальных наук Нижегородского госуниверситета им Н.И. Лобачевского. БАЛАБАНОВ Сергей Семенович кандидат социологических наук, заведующий Нижегородским отделом Института социологии РАН. В связи с изменениями в структуре рабочей силы,...»

«А.Ф. ЛОСЕВ нашим краем, об обоюдной любви Лосева к Кавказу и СТИХИ 1942-1943 гг. Кавказа к Лосеву. Публикация и предисловие М.А.Тахо-Годи А.Ф. Лосев родился на юге России в 1893 г., на Дону, в Новочеркасске, учился в местной гимназии, и Книги Алексея Федоровича Лосева известны однажды на летних каникулах со своим классом читающей публике Осетии, их можно найти в впервые увидел горы Кавказа. Позже Лосев библиотеках города Владикавказа. Определенную путешествовал по Кавказу со своей первой женой...»

«Часть IV. Наука и инновации в современном мире и изменения социальных ценностей ЧАСТЬ IV. НАУКА И ИННОВАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ И ИЗМЕНЕНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ЦЕННОСТЕЙ Скобликова Татьяна Владимировна Скриплева Елена Викторовна НАУЧНО-МЕТОДИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КУРСКОГО ОБЛАСТНОГО СОВЕТА СДСО «БУРЕВЕСТНИК» Ключевые слова: научно-методические конференции, физическое воспитание, спорт, научно-методические разработки, СДСО «Буревестник». Монография посвящена истории СДСО «Буревестник» Курской области. В ней...»

«В двух книгах этого тома печатаются статьи и документальные публикации, под­ готовленные в свяэи с пятидесятилетием смерти Толстого. Читатели найдут здесь «Слово о Толстом» Леонида Леонова, доклад В. В. Ермилова «Толстой-художник», прочитанный на Меж­ дународной конференции в Венеции, очерк мировоззрения Толстого, написанный В. Ф. Асмусом, статьи о значении художе­ ственных открытий Толстого для русской и мировой литературы, обзоры основных ито­ гов изучения Толстого в советское время. В...»

«Миф и история* 1. В последние два десятилетия фольклористы все больше внимания обращали на изучение общих проблем мифа и мифологии. Несмотря на ряд отличных работ по интересующим нас проблемам, вышедших в последние годы как на Западе, так и в Советском Союзе, венгерская наука старалась, скорее, обходить проблемы мифологии. При подготовке обобщающего капитального труда Этнография венгерского народа потребовалось составление сборника по мифологии. Отдел фольклористики Института этнографии осенью...»

«ISSN 2412-9755 НОВАЯ НАУКА: ОТ ИДЕИ К РЕЗУЛЬТАТУ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 29 ноября 2015 г. Часть 1 СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ОТ ИДЕИ К РЕЗУЛЬТАТУ: Международное научное периодическое издание...»

«НОВЫЕ ПОСТУПЛЕНИЯ В БИБЛИОТЕКУ (апрель сентябрь, 2011 г.) 41-й не померкнет никогда : страницы истории / авт.-сост. И. Е. Макеева. С 65 Гродно : Гродненская типография, 2006. 254 с Экземпляры: всего:1 ЧЗ(1). ALMA MATER: Гродненский государственный аграрный университет : традиции, история, современность. 60 лет / сост. В. В. Голубович [и др.] ; под общ. A39 ред. В. К. Пестиса. Гродно : Гродненская типография, 2011. 127 с Экземпляры: всего:1 ЧЗ(1). XIV международная научно-практическая...»

«ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЕ МУЗИЦИРОВАНИЕ В ШКОЛЕ: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «КУРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЕ МУЗИЦИРОВАНИЕ В ШКОЛЕ: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА материалы ВСЕРОССИЙСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ Курск, 28–30 мая 2015 года КУРСК 20 УДК 37;78 ББК 74+85. И И72 Инструментальное музицирование в школе: история, теория и...»

«Организационный комитет конференции РУШАНИН Владимир Яковлевич, доктор исторических наук, профессор, ректор Челябинской государственной академии культуры и искусств ГУДОВИЧ Ирина Васильевна, директор Челябинской областной универсальной научной библиотеки ШТОЛЕР Андрей Владимирович, кандидат педагогических наук, доцент, проректор по научно-исследовательской и инновационной работе академии МИХАЙЛЕНКО Елена Викторовна, заместитель директора по научнометодической работе Челябинской областной...»

«© Лига событий, 2012г. История компании «Лига событий» Уникальность организации Агентство «Лига событий» до 2011 года входило в состав компании «Наша Лига» и являлось организатором всех самых значимых и масштабных проектов компании. С 2011 года компания «Лига событий» существует как самостоятельная бизнес единица и юридическое лицо. Агентство «Лига событий» объединило в себе опыт и навыки профессиональных менеджеров и руководителей, позволяя делать более качественные и знаковые мероприятия. За...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра истории медицины ИСТОРИЯ СТОМАТОЛОГИИ IV Всероссийская конференция (с международным участием) Чтения, посвященные памяти профессора Г.Н. Троянского Доклады и тезисы Москва – УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.5 IV Всероссийская конференция «История стоматологии». Чтения, посвященные памяти профессора Г.Н. Троянского. Доклады и тезисы. М.:МГМСУ, 2010, 117 с. Кафедра истории медицины Московского государственного...»

«Вестник ВГУ. Серия Гуманитарные науки. 2004. № 2 Монографии: Герд А. С. Введение в этнолингвистику. СПб., 2001. Историко-этнографические очерки Псковского края. Псков, 1999. Ларин Б. А. Три иностранных источника по разговорной речи Московской Руси XVI—XVII веков. СПб., 2002. Ларин Б. А. Филологическое наследие. Избранные работы. Т. 1—2. СПб., 2004. Лутовинова И. С. Слово о пище русских. СПб., 1998.В 2003—2004 гг. ученые МСК регулярно публиковали статьи и доклады на страницах сборников:...»

«СДЕЛАТЬ ДОРОГИ БЕЗОПАСНЫМИ ДЕСЯТИЛЕТИЕ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ БЕЗОПАСНОСТИ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ Commission for Исполнительное Global Road Safety резюме Предисловие: Дезмонд Туту Предисловие: ДЕЗМОНД ТУТУ Время от времени в истории человечества происходит смертоносная эпидемия, которая не распознается должным образом, и не встречает необходимого сопротивления до тех пор, пока не становится слишком поздно. ВИЧ/СПИД, которые уничтожают Африку к югу от Сахары, являют собой один из таких примеров....»

«The European БВ Library и Europeana: Библиотеки история, проекты, Европы будущее В статье рассказывается о деятельности и развитии европейских цифровых библиотек (The European Library и Europeana), а также о партнерстве Российской государственной библиотеки и ее участии в проектах и инициативах The European Library. Ключевые слова: национальные библиотеки, цифровые библиотеки, электронный каталог, интероперабельность, многоязычность, цифровые коллекции, CENL, CERL, LIBER, The European Library,...»

«Правительство Тверской Министерство культуры Федеральное агентство Российская Ассоциация области Российской Федерации по туризму Реставраторов V Всероссийская конференция «Сохранение и возрождение малых исторических городов и сельских поселений: проблемы и перспективы» г. Торжок (Тверская область) 2– 3 октября 2014 СБОРНИК ДОКЛАДОВ КОНФЕРЕНЦИИ В Сборник вошли только те доклады, которые были предоставлены участниками. Организаторы конференции не несут ответственности за содержание публикуемых...»

«Сибирский филиал Российского института культурологии Институт истории Сибирского отделения Российской академии наук Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского Омский филиал Института археологии и этнографии Сибирского отделения Российской академии наук КУЛЬТУРА ГОРОДСКОГО ПРОСТРАНСТВА: ВЛАСТЬ, БИЗНЕС И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО В СОХРАНЕНИИ И ПРИУМНОЖЕНИИ КУЛЬТУРНЫХ ТРАДИЦИЙ РОССИИ Материалы Всероссийской научно-практической конференции (Омск, 12–13 ноября 2013 года) Омск УДК...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра истории медицины ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ МЕДИЦИНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941–1945 гг. МАТЕРИАЛЫ VIII Всероссийской конференции (с международным участием) Москва – 20 УДК 616.31.000.93(092) ББК 56.6 + 74.58 Материалы VIII Всероссийской конференции с международным 22 участием «Исторический опыт медицины в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.» – М. : МГМСУ, 2012. – 304 с. Сопредседатели оргкомитета...»

«Представительство Фонда Ханнса Зайделя в Центральной Азии Академия управления при Президенте Кыргызской Республики СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ПРЕЗЕНТАЦИИ – ДОКЛАДОВ КОНФЕРЕНЦИИ 16.03.20 НА ТЕМУ: «ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ НА МЕСТНОМ УРОВНЕ В КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ» БИШКЕК – 2012 ПРЕДИСЛОВИЕ Всё взаимосвязано со всем гласит первый экологический закон. Значит, и шага нельзя ступить, не задев, а порой и не нарушив чего-либо из окружающей среды. Между человеком и окружающей его средой устанавливаются...»

«Холодная война: анализ, история, последствия В последнее время, особенно после кризиса на Украине и объявления Западом экономических санкций против России, многие стали говорить о возобновлении холодной войны, холодной войне № 2, о новой эпохе противостояния России и Запада и др. Однако, по мнению ряда исследователей, она вовсе не заканчивалась, а лишь претерпела существенные изменения после крушения СССР. Например, для многих стало сюрпризом появление в нашей жизни таких явлений как «цветные...»

«-ZVLTEFRlJIbl ПОСВЯЩЕННОЙ 75 ~ЛЕТИЮ КАФЕДРЫ ГИГИЕНЫ тартуского г о с з д й р с т ГЕННОГО таИИЕРСИТЕта Л ЗО-ЛЕТИЮ ТЙРТУСКШ ГОРОДСКОЙС Э С Т А Р Т У 1970 Здание, в котором Тартуская городская санэпидстанция находится с октября 1944 г. до настоящего времени ТАРТУСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ТАРТУСКАЯ ГОРОДСКАЯ СЭС НАУЧНОЕ ОБЩЕСТВО ГИГИЕНИСТОВ И ОРГАНИЗАТОРОВ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ Г. ТАРТУ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ, ПОСВЯЩЕННАЯ 75-ЛЕТИЮ КАФЕДРЫ ГИГИЕНЫ ТАРТУСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА И 30-ЛЕТИЮ...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.