WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 32 |

«ТОРГОВЛЯ, КУПЕЧЕСТВО И ТАМОЖЕННОЕ ДЕЛО В РОССИИ В XVI – XIX вв. Сборник материалов Второй международной научной конференции (Курск, 2009 г.) Курск ББК 65. Т Составитель А. И. Раздорский ...»

-- [ Страница 14 ] --

Не исключаем, что заводовладелец боялся испытаний — того, что его железо окажется хуже других образцов. В доношении в Оружейную канцелярию Демидов дал, разумеется, иное объяснение своему поведению: «уже доныне за 15 лет по пробам и в самом деле по мастерским свидетелствам оное, кроме сибирскаго, лутче других оказалось; и доныне руда берется из собственнои … земли из одного ж места, а из тамошних других руд, кроме их ивашкинскои руды, в подобие еи нигде добротою быть не может». Другими словами: раз всем известно, что его железо — наилучшее, другим оно быть не может. Если Сенат соизволит «достоверную оному пробу учинить ныне, по прибытии сюда корована, … взяв с каждого заводу по несколку полос, то … пре[д] другими несравнителная оного доброта окажетца …»27.

С сожалением отметим, что нам неизвестно, как удалось сохранить крошечный Дубненский завод. Небольшие объемы производства на нем, наличие полного набора базовых технологий (выплавка чугуна, литье, производство железа), дешевизна продукции, сопряженная, возможно, с невысоким ее качеством, реализация большей ее части при заводе — все говорит о том, что это было предприятие местной промышленности, ориентированное на нужды локального рынка и способное гибко под него подстраиваться. Опасности в качестве конкурента крупным промышленным хозяйствам оно не представляло. Но завод находился внутри 200-верстной запретной зоны (что признается в доношении, поступившем с завода28) и по формальному признаку подлежал закрытию.

Что его просто забыли — крайне маловероятно. В поступившей в наместническое правление в 1778 г.

сказке приказчика факт не объяснен — только констатирован.

Итак, благодаря привлеченному нами новому источнику на примере одной из групп входивших в состав подмосковной металлопромышленности заводов проясняется, в каком направлении происходила и в чем заключалась ее адаптация к неблагоприятному для нее развороту промышленной политики государства. Владельцы ряда предприятий пошли на выполнявшую защитную функцию «привязку» к казенному оружейному заводу и, несмотря на необходимость экономически невыгодных им уступок (изменения объемных долей в структуре продукции), сумели сохранить эти предприятия и смогли приспособиться к кризисным условиям хозяйствования.

Виден ситуативный, не отражающий долговременные потребности промышленников характер этой адаптации. Альянс с предприятием из состава государственного военнопромышленного комплекса изначально носил прежде всего камуфляжный характер. Оружейникам, для которых первостепенную значимость имел вопрос качества железа, сотрудничество с местными заводами было интересно не столько в отношении металла, предназначавшегося на «оружейные вещи» (в поисках продукции лучшего качества ими велся постоянный мониторинг рынка железа), сколько в плане «чугунных вещей»: срочного штучного литья на те или иные заводские потребности.

Экономически не были заинтересованы в этой связке и металлозаводчики, предпочитавшие работу с рынком, с которым они освоились и который своим присутствием на нем отчасти формировали.

На примере крупного Дугненского завода особенно отчетливо виден искусственный характер связи частных заводчиков с казенной промышленностью, возникший после указа 1754 г. Завод постепенно специализировался на выплавке чугуна для передела, осуществлявшегося первоначально на самом заводе, позже на особом молотовом предприятии. Литье изделий из чугуна, по данным на 1764 г., на заводе не производилось, и организация его исключительно для исполнения казенного заказа была сопряжена с рядом трудностей и дополнительных затрат. Если судить по факту отказа Демидовым дать металл на пробу, казна не представляла для него интереса даже в качестве покупателя основной продукции — железа.

После завершения компании, развернутой по сенатскому указу 1754 г., связи металлозаводов с госзаказом в известной степени все же сохраняются, но носят спорадический характер:

исчерпываются обеспечением армии боеприпасами в годы военных кампаний. Заинтересовано в таких контактах прежде всего государство. Продукция частных металлозаводов производится для рынка и посредством рынка реализуется.

–  –  –

Юркин И. Н. Как хоронили подмосковную металлургию: (К истории реализации сенат. указа 1754 г.) // История Московского края: Проблемы, исслед., новые материалы. М., 2008. Вып. 2. С. 108–121.

В публикации данного указа в ПСЗРИ (Собр. 1. Т. 14. № 10285) эта фамилия присутствует в форме Масаловы.

В ПСЗРИ — «на речке Дугне», что является ошибкой.

По названию реки этот, находившийся в 3 км от Калуги, завод именовался Киевским (Павленко Н. И. История металлургии… С. 187).

Павленко Н. И. История металлургии… С. 466.

ГАТулО. Ф. 54 (Тульское наместническое правление). Оп. 1. Д. 300. Л. 22.

Там же. Л. 1–32.

Там же. Л. 1. Здесь и далее выделения в цитатах наши. — И. Ю.

Еще два завода в границах наместничества — Демидова и Баташевых на р. Тулице — в это время стояли «впусте».

Сын и наследник (с братьями) завода, построенного их отцом Федором Кузьмичом.

ГАТулО. Ф. 54. Оп. 1. Д. 300. Л. 2–3.

–  –  –

Юркин И. Н. Продукция и торговые связи Дугненского завода Н. Н. Демидова в середине 20-х годов XVIII века (по материалам алексинских таможенных книг) // Российское предпринимательство: История, традиции, памятники: Тез. 2-й Всерос.

науч. конф. «Тульский металл в истории российской промышленности и предпринимательства». М.; Тула, 1995. Ч. 2. С. 75– 90.

ГАТулО. Ф. 54. Оп. 1. Д. 300. Л. 28–29. Форма числительных в цитате нами унифицирована: все переданы арабскими цифрами.

–  –  –

Для подобных случаев на Дугненским заводе были оставлены работоспособные домны (Там же. Л. 31 об.).

Там же. Л. 31 об.–32.

Там же. Л. 23 об.–24.

Напомним о весьма непростых отношениях с казной Н. Д. и А. Н. Демидовых, предпринимательский успех которых во многом был обусловлен льготами, полученными за многолетнее исполнение разнообразных заказов казны (см. прил. 1 к части 2 в кн.: Юркин И. Н. Тульский завод Демидовых: Из истории становления и развития домен. металлургии России, 1695–1782. М., 1996).

ГАТулО. Ф. 54. Оп. 1. Д. 300. Л. 22–22 об.

–  –  –

Подразумеваются потери, понесенные братьями Мосоловыми от действий А. И. Шувалова.

ГАТулО. Ф. 54. Оп. 1. Д. 300. Л. 25 об.

Там же. Л. 15 об.–16.

–  –  –

Вопрос о развитии торговли и судоходства на Черном море долгое время был одним из главных во взаимоотношениях Турции с большинством европейских государств, в том числе и с Российской империей. Хотя к началу 60-х гг. ХVIII в. право российского купечества торговать на территории Османской империи, «как и прочия иностранныя наипочтеннейшия нации», было закреплено российско-турецкими договорами, благодаря ряду привилегий европейское купечество имело в торговле с Турцией существенные преимущества перед российским1. Тем не менее, и европейские купцы должны были учитывать специфику местной турецкой торговли и полагаться в решении многих торговых вопросов на местное купечество, выступавшее в роли посредника между иностранными торговыми домами и внутренними регионами Турции. Соответственно именно посредники и определяли уровень цен и спрос на товары как импорта, так и экспорта.

Турецкое купечество, во многом ограничивавшее возможности иностранных купцов, в не меньшей степени ограничивалось в своих правах и возможностях самим турецким государством:

участие не только иностранного, но и местного купечества в тех сферах торговли, которые были признаны стратегическими для обороны или экономики государства, строго регламентировалось, а бесправие турецкого купечества приводило к утаиванию доходов от государства, даже за счет ограничения собственной торговли и к переходу к тем видам деятельности, которые позволяли не так очевидно демонстрировать финансовые возможности купца и усложняли отъем его имущества в пользу государственной казны (например, к ростовщичеству или к скупке мелкой недвижимости)2.

Для российского же купечества начало 60-х гг. ХVIII в. было отмечено рядом правительственных мер, призванных улучшить ситуацию во внешней торговле и реформировать таможенную систему Российской империи: был отменен ряд торговых монополий, в том числе казенных, таможни переведены в казенное содержание, началась подготовка нового тарифа, ориентированного на увеличение экспорта российских товаров3. Состояние российско-турецкой торговли и изменения в торговотаможенной системе Российской империи не могли не найти отклика в купеческой среде, и, возможно, одним из таких откликов стало составленное курским купцом Михаилом Однорядкиным описание торговли с Турцией.

Данный документ выявлен в деле «О доходах в Темерниковской таможне. 1765 г.» в фонде («Финансы») РГАДА. Дело состоит из двух документов: рапорта воронежского губернатора А. П. Лачинова на имя Екатерины II и собственно описания торговли с Турцией. Прямой связи между двумя документами не выявлено: в рапорте от 1 декабря 1765 г. идет речь непосредственно о доходах упомянутой Темерниковской таможни за 1765 г., губернатор сообщал императрице, что общий доход таможни с отпускных и привозных из Константинополя товаров составил 43867 руб. 4,5 коп.4 О следующем за рапортом документе в самом губернаторском рапорте упоминаний нет.

Сам документ с описанием торговли носит название «Обстоятельства о торге российского купечества от Темерниковского порта и Сечи Запорожской на судах турецких подданных» и состоит из 33пунктов, не имеющих заголовков (формально 32-го пункта в самом документе нет, хотя, возможно, этот пункт механически соединен с пунктом 31-м). В документе отсутствует обращение или указание на адресата. Собственной даты документ также не имеет (датирован по содержанию) и подписан курским купцом Михаилом Однорядкиным, который, согласно указанной подписи, с 1752 г. находился по купеческим делам в Молдавии, Валахии, Турции, островах Архипелага, Средиземном море и в Иерусалиме5.

Логически документ подразделяется на две части: первая часть (пункты с 1 по 21) посвящена описанию основных проблем, сопровождающих торговлю российского купечества в Турции, а вторая часть состоит из просьб или предложений на имя императрицы Екатерины II по поводу преодоления описанных препятствий или предотвращения их влияния на развитие российско-турецкой торговли.

Среди проблемных ситуаций, описанных Однорядкиным, особое внимание акцентируется на многочисленных сложностях, сопровождающих доставку товаров в Константинополь. Они напрямую связываются с необходимостью фрахтовать турецкие суда, шкиперы которых — турки или греки — часто вообще не практикуют подписание контрактов, но даже при наличии контракта или другого обязывающего документа редко соблюдают его условия (пункт 4). Во-первых, перевозка товаров зависела от наличия турецких судов в Темерниковском порту (они приходили в порт с июля по октябрь), и в случае опоздания или неблагоприятной погоды суда вместе с товарами и пассажирами вынуждены были зимовать в Крыму, что само по себе весьма накладно. С точки зрения Однорядкина, ситуация могла быть исправлена в лучшую сторону с развитием российского судоходства (пункт 1).

Во-вторых, стоимость перевозки товаров даже при наличии турецких судов в Темерниковском порту сильно зависела от количества самих судов и желания хозяина судна заработать (Однорядкин указывает на возможность удвоения стоимости фрахта в отдельных случаях). Кроме того, многие шкиперы в расчете на значительные прибыли пренебрегали безопасностью самого судна и брали на борт количество товаров, превышающее возможности корабля, навигаторские умения и опыт самого шкипера (пункты 2–3)6. В результате довольно частым явлением стали кораблекрушения, приводящие в лучшем случае к гибели только самого судна. Забота о выброшенных на берег товарах полностью ложилась на купца или лиц, сопровождающих товар (приказчиков, служителей и т. д.): они должны были его собрать, зачастую оплатить за него пошлину местной администрации и организовать доставку уже другим транспортом до места назначения, где пошлина оплачивалась вторично, что, безусловно, приводило к дополнительным расходам, поскольку никаких компенсаций для подобных случаев от перевозчика не предполагалось, более того — не приходилось рассчитывать и на помощь местной администрации (пункт 5)7. И третья составляющая проблемы была связана с вынужденной необходимостью фрахтовать именно турецкие суда.

Практика использования турецкими властями частных судов для перевозок зерна для Константинополя позволяла некоторым представителям турецкой администрации создавать дополнительные сложности при отправлении турецких судов с товарами:

владельцы загруженных товарами и готовых к отплытию судов часто получали распоряжения о срочной необходимости перевозки государственных грузов и разрешить подобную ситуацию можно было исключительно путем дачи взятки (пункт 16)8.

Отдельную и существенную проблему создавала деятельность (или бездеятельность) администрации Крымского ханства. Однорядкин в своем описании торговли подчеркивал масштабы взяточничества, с которым сталкивались купцы, провозившие товары через Еникале и Очаков. Формально местная администрация задерживала не российских купцов и претензии предъявляла не к ним, а к турецким подданным — шкиперам и к их транспорту, перевозившему товары. Но российские купцы, будучи напрямую заинтересованы в скорейшей доставке товаров и «чтоб не опустить погоды благополучной, принуждены бедныя давать презенты по их воле сколько они хотят турки»9. В отдельных случаях ситуация доходила не просто до вымогательства, а до фактического взятия заложников (пункт 6). Вынужденная зимовка в Крыму также могла принести значительные убытки. В случае необходимости выгрузить товары и частично их продать здесь купец должен был оплатить пошлину в полном размере, а также различные местные сборы, а после доставки товаров в Константинополь пошлина оплачивалась еще раз и снова в полном объеме, невзирая на предъявление купцом в таможне квитанций об оплате пошлин (пункт 7, 9)10.

В начале 60-х гг. XVIII в. по требованию крымского хана перевозка товаров между Запорожской Сечью и Константинополем должна была производиться исключительно через Перекопскую крепость и Козловский порт с целью взимания двух дополнительных пошлин, но и после отмены этого правила крымская администрация продолжала требовать взятки от проезжающих. Провоз же через Очаков был сопряжен и с другими расходами: в случае обмеления Днепра и необходимости доставки товаров на лодках купцы вынуждены были обращаться к местному населению, которое монопольно устанавливало достаточно высокие цены на перевозку. Кроме того, перевоз товаров в открытых лодках приводил к порче некоторых из них, например, фруктов, в связи с чем «многие российские купцы пришли в крайнее разорение» (пункт 8)11.

Третий комплекс вопросов был связан с особенностями торговли в самой Турции. В первую очередь Однорядкин обращал внимание на разницу условий для торговли российского и европейского купечества, которую трактовал явно не в пользу первого. Часть проблемы создавала сама турецкая сторона, например, практикой монопольных закупок иностранных товаров и регламентацией их перевозки в пределах империи. Это приводило не только к вынужденному снижению цен на иностранные товары, но и к задержкам в расчетах (пункт 12)12. Также при перевозке российских товаров между Константинополем и другими турецкими городами предполагалось взимание пошлины в полном объеме13. Кроме того, российское купечество не имело в Турции возможности кредитования, кроме как на условиях турецких ростовщиков, что заставляло решать вопрос о продаже привезенных товаров или закупке турецких товаров не столько выгодно, сколько быстро и даже с убытками14. Существенной составляющей особенностей торговли в Турции, на которую особое внимание обращал автор документа, было активное участие во внешней торговле донских и запорожских казаков, которые, по мнению автора описания, были «люди в купечестве нелегулярны и пользу свою ненаблюдающия, провозят товары свои нискими и необыкновенными ценами и от того сами разоряются, да и других российских купцов подле себя разоряют»15. Кроме того, Однорядкин подчеркивал, что торговое мошенничество казаков приводило к подрыву авторитета российской торговли и приносило ощутимый ущерб купечеству.

Во-первых, казаки провозили в Константинополь товары, предназначенные для продажи в Новороссийской губ. и Запорожской Сечи, то есть без оплаты пошлин на границе Российской империи, а, соответственно, могли значительно дешевле их продавать в Турции, вынуждая российское купечество также снижать цены. Во-вторых, донские и запорожские казаки брали у турецких ростовщиков кредиты и довольно часто их не возвращали, что приводило к ужесточению условий кредитования для российского купечества (пункты 14–15)16.

Четвертая группа неблагоприятных для развития торговли с Турцией условий имела непосредственное отношение к деятельности (или бездеятельности) представителей российской стороны в Турции, в том числе и в лице российского министра: автор описания неоднократно подчеркивал, что ни российский министр, ни переводчик при министре не оказывали помощи российскому купечеству даже в принципиальных и жизненно важных ситуациях. Переводчик, будучи иностранцем, русского языка не знал, не разбирался в торговых делах и выступить в защиту российских купцов не мог, а министр занимался исключительно политическими вопросами. В результате купечество оставалось один на один с законами и традициями другой страны. Этот фактор купец Однорядкин считал одним из наиболее неблагоприятных и подчеркивал, что оставление этой ситуации без изменений (то есть дальнейшее отсутствие государственной поддержки) чревато полным прекращением российскотурецкой торговли без перспективы ее возобновления в будущем17. Кроме того, российский министр из опасения распространения эпидемий не выдавал российским купцам паспорта для вывоза из Турции сырья для российских фабрик — шелка, хлопка и шерсти — в то время, как иностранные купцы получали такие паспорта от своих консулов и привозили в Российскую империю перечисленные товары, проходя положенную карантинную обсервацию близ Запорожской Сечи и Черкасска. Убытки российской торговли были очевидными (пункты 20–21)18. Осложняло торговую дельность российского купечества в Турции и отсутствие надежной почты, в то время как, например, европейские купцы благодаря наличию таковой своевременно получали товарные ведомости и прейскуранты и могли вовремя сориентироваться на товарном рынке Европы и Турции. Российские купцы пользовались государственной константинопольской почтой, которая, по замечанию Однорядкина, была весьма неточной и не гарантировала доставку отправлений, что в свою очередь также приводило к финансовым потерям. Таким образом, автор описания констатировал, что «российское купечество не получали писем, ни товарных ведомостей, ничего как и пользе государственной, так и своей ничего полезного усмотреть не могут и так забружденны ходят как слепые по улицы» (пункт 19)19.

Вторая часть документа (начинается с пункта 22) состоит из достаточно конкретных просьб или предложений по улучшению сложившейся неоднозначной ситуации в российско-турецкой торговле. Данные предложения также можно разбить на четыре группы в соответствии с сформулированными автором документа проблемами. Во-первых, по поводу непосредственной доставки товаров между Россией и Турцией Однорядкин еще раз подчеркивает необходимость развития торгового флота для российского купечества (желательно под российским флагом, но если это будет невозможно, то хотя бы под турецким), деятельность которого основывалась бы на контрактах, которых придерживались бы обе стороны. Шкиперы этого флота должны были разбираться в навигации, предоставлять опытный экипаж, заранее объявлять объем загрузки судна, заверять подтверждающие документы и контракты у местной администрации, и в случае необходимости именно подобные документы должны были служить для разбирательства споров между сторонами и т. д. (пункты 22 и 24).

Во-вторых, М. Однорядкин обращался к императрице с просьбой исходатайствовать от Порты указ по всей Османской империи (акцентируя внимание на Анатолии, Румелии и Крымском ханстве) о непритеснении российских купцов (пункт 25) и о нечинении препятствий турецким судам, зафрахтованным российскими купцами (пункт 31)20.

В-третьих, курский купец предлагал учредить в Константинополе банк под покровительством российского министра для кредитования российских купцов и фактурную контору, а также просил исходатайствовать у турецкого правительства тариф для российской торговли такой же, как и для купцов европейских стран. Наличие же банка и возможность кредитования избавила бы российское купечество от необходимости обращаться к турецким ростовщикам «с такими варварскими процентами» и приносило бы дополнительный доход российской казне (пункты 27–28)21.

Фактурная контора, по мнению Однорядкина, могла бы принимать приезжих российских купцов и сообщать им положение дел на местном рынке, предостерегать от мошенников и недобросовестных торговцев, принимать на хранение купеческие товары и при необходимости выдавать кредит, разрешать долговые и прочие конфликты между купцами, закупать товары по предварительному заказу купечества, вести учет импорта и экспорта товаров российскими купцами и движения цен на рынках, связанных с турецкой торговлей, а также, зная торгующее в Турции российское купечество, поддерживать кредитование надежного купца и предостерегать от кредитования недобросовестных торговцев (пункт 29)22.

Для предотвращения беспошлинного провоза товаров казаками через границу Российской империи в Константинополь под предлогом их вывоза для продажи в Елисаветградской крепости или Сечи Запорожской Однорядкин предлагал усилить контроль за движением грузов через Переволочанскую и Кременчугскую таможни (в том числе требовать свидетельства о доставке товаров до указанного места назначения). Это должно было способствовать как наполнению государственной казны, так и уменьшению торговли контрабандными товарами23.

И, в-четвертых, Однорядкин предлагал назначить в Константинополь переводчика и консула, знающих торговлю, возможно даже из купечества. Более того, он предлагал от имени торгующих в Турции купцов оплачивать содержание консула путем введения специального сбора, часть которого могла быть использована для помощи российским подданным в Турции. Предлагалось наделить консула правом контроля за российским купечеством в Турции и решения купеческих конфликтов, чтобы не отвлекать от государственных дел российского министра. В пример приводился французский консул в Константинополе, избираемый из торгующего в Турции французского купечества на один год. Консул или другой российский представитель нужен был не только в Константинополе, но и в Измире, Салониках, Крыму и в других местностях, где производилась закупка товаров российским купечеством. Консулы могли бы сообщать купечеству о ценах на товары и потребностях конкретных регионов в конкретных товарах, заблаговременно закупать товары и т. д. Содержание таких российских представителей в Турции Однорядкин от имени купечества предлагал возложить на само купечество, опять же по примеру содержания консулов других стран за счет консульских сборов с торгующих в этой стране купцов. Консульский сбор позволил бы не только платить жалованье российским представителям, но и часть суммы передавать в факторную контору под проценты для нужд российских подданных в Турции (пункт 31)24.

Отдельным пунктом (пункт 33) излагалась просьба организовать почтовую службу для сообщения с Константинополем через Киев, чтобы получать прейскуранты или купеческие ведомости, «а за отвос и привос писем какую-нибудь положить аксиденцию»25.

Таким образом, описание торговли с Турцией, составленное курским купцом Михаилом Однорядкиным в середине 60-х гг. ХVIII в., позволяет увидеть ситуацию, сложившуюся в российскотурецкой торговле, не просто с точки зрения очевидца или современника, а с точки зрения купца, непосредственно занимающегося торговлей с регионами, находящимися во владениях Османской империи. Автор описания приводит не только фактические данные о размере таможенных пошлин, различных поборов, стоимости фрахта судов и т.

д., но и демонстрирует доскональное знание особенностей российско-турецкой торговли и проблемных ситуаций, изученных, возможно, на собственном опыте. Отдельного внимания заслуживает «проектная» часть документа, состоящая из предложений, касающихся дальнейшего развития российско-турецкой торговли. Примечательно то, что предложения эти достаточно конкретны и даже просчитаны с точки зрения возможности их реализации. В целом, сам документ, несмотря на некоторую сумбурность изложения и отдельные эмоциональные обороты, достаточно продуман и подготовлен, имеет практический характер и отражает не только состояние российско-турецкой торговли, но и непосредственную заинтересованность российского купечества в ее развитии.

–  –  –

Мейер М. С. Османская империя в ХVIII веке: Черты структур. кризиса. М., 1991. С. 57–63.

3 Чечулин Н. Д. Очерки по истории русских финансов в царствование Екатерины II. СПб., 1906. С. 210–212.

РГАДА. Ф. 19. Д. 299. Л. 1.

–  –  –

ТАМОЖЕННЫЙ НАДЗОР НА АЗИАТСКОЙ ГРАНИЦЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ:

СПЕЦИФИКА ОРГАНИЗАЦИИ В 80-х гг. XVIII в.

К началу 80-х гг. XVIII в. Россия превратилась в одну из ведущих мировых держав. Но огромные пространства империи порождали ряд серьезных проблем, связанных с внешнеполитическими угрозами, трудностями в охране протяженной государственной границы, слабой освоенностью приграничных территорий и др. Обеспечить эффективную защиту экономических интересов страны в таких условиях было крайне сложно. Расширение территории Российской империи, установление новых торговых путей, рост объема торговых операций и изменение внешнеэкономической и политической обстановки требовали совершенствования таможенно-тарифного регулирования, увеличения количества таможен для контроля за торговыми потоками, а практика организации таможенного дела порождала необходимость улучшения управления деятельностью таможенных органов.

Для усиления таможенного контроля на западных рубежах империи еще в 1754 г. был учрежден институт таможенных объездчиков, на который возлагалась обязанность пресечения контрабанды. Европейская граница России стала охраняться в две линии: в первой несли службу армейские подразделения или иррегулярные казачьи войска, во второй совершали разъезды вдоль границы вольнонаемные таможенные объездчики1. В декабре 1779 г. таможни с заставами были переданы в подчинение губернским Казенным палатам под общий контроль генерал-губернаторов2.

К этому времени на азиатской границе России единой таможенной системы не существовало.

Не было и единого Азиатского тарифа: на отдельных участках применялись различные таможенные правила и нормы. На Сибирской линии, в состав которой входили Кяхтинско-Троицкая коммерческая экспедиция, Цурухайтуевская пограничная таможня, Ямышевская пограничная таможня и Семипалатинская пограничная таможня с заставами, действовал Кяхтинский тариф 1761 г. с дополнениями 1762 и 1770 гг.3 На Оренбургской линии (Оренбургская и Троицкая пограничные таможни с заставами) сбор пошлин осуществлялся на основании Оренбургского тарифа 1777 г. В Астраханской портовой и Кизлярской пограничной таможнях с заставами определяющими были нормы Астраханского тарифа 1754 г. с учетом изменений, внесенных Таможенным уставом 1755 г. и указом 1762 г.

Такая разобщенность, объяснявшаяся неодинаковым значением для российской экономики провозимых через эти участки товаров, затрудняла работу таможенных чиновников и осложняла обеспечение таможенного надзора. Негативно влияла на работу таможенных органов и неустойчивая политическая обстановка в азиатском регионе, «прозрачность» и большая протяженность границы.

Таможенный надзор здесь осуществлялся лишь в местах наиболее оживленных торговых путей. Переходные пункты и таможенные присмотры, на которых находились досмотрщики, не были связаны в единую цепь таможенной охраны. В отличие от западных рубежей империи, институт таможенных объездчиков в большинстве таможен по азиатской границе был введен лишь в конце XVIII в.

Сложность состояла еще и в том, что руководство охраны государственной границы не было централизовано. С одной стороны, за безопасность российских рубежей отвечало военное ведомство;

с другой — эта функция входила и в сферу деятельности Коммерц-коллегии, руководившей таможенной службой. Подчиненность охраны границы разным ведомствам негативно сказывалась на работе таможенных органов и на общем порядке пограничной службы, так как приводила к разобщенности и несогласованности в действиях. Причем, такая ситуация складывалась как на европейском, так и на азиатском участках российской пограничной линии: форпосты были удалены друг от друга, их охрана не справлялась с возложенными на нее задачами5.

Окраинное положение, отдаленность «азиатских» таможен от центра повышали степень влияния на них местных органов власти. Хотя деятельность таможенных служб регламентировалась указами и предписаниями, поступавшими из Сената и Коммерц-коллегии, центральное руководство не всегда оперативно реагировало на возникавшие по таможенному ведомству проблемы. Поэтому деятельность таможенных структур на азиатской границе во многом определялась распоряжениями губернской администрации.

С проведением губернской реформы Екатерины II все таможни на азиатской границе, аналогично с таможнями на западных рубежах, были подчинены Казенным палатам. При Палатах создавались Таможенные экспедиции во главе с советником таможенных дел6. Советник должен был на основании законов разрешать возникавшие у таможенных чиновников вопросы и затруднения по торговым и пошлинным делам, а «чего он сам не сможет решить — относиться в Казенную палату».

Если советник считал нужным что-либо изменить в таможенном законодательстве, дополнить или конкретизировать, то обязан был «с крайней осмотрительностью представлять о том в Палату»7. По указу Сената от 17 сентября 1782 г. советнику поручалось: 1) не менее трех раз в год объезжать пограничную таможенную стражу и контролировать ее деятельность; 2) посещая как можно чаще таможни, следить за их служителями; 3) поправлять все недочеты и ошибки в работе таможенников, а о замеченных преступлениях доносить Казенной палате8. Таможенный советник со своей стороны, как и директор таможни, раз в год представлял президенту Коммерц-коллегии доклад о доходах по торговле9. Тем самым правительство надеялось путем сверки приходивших из разных инстанций документов составить реальную картину таможенных доходов и расходов, исключив возможность подлога документов или отдельных данных.

Советник таможенных дел выступал в качестве связующего звена между руководством таможни, Казенной палатой и канцелярией генерал-губернатора. Введение института таможенных советников должно было повысить эффективность взаимодействия этих учреждений, но на практике привело к дальнейшей бюрократизации госаппарата. Таможни не имели права самостоятельно выносить решение по каким-либо вопросам. Только после рассмотрения дела в Казенной палате оно могло быть закрыто10. Такой механизм принятия решений сковывал инициативу низовых таможенных учреждений и не позволял оперативно решать возникавшие по таможенному ведомству проблемы.

В начале 80-х гг. XVIII в. правительство подвергло изменениям всю таможенную политику. В 1782 г. с разработкой нового Европейского тарифа Комиссия о коммерции приступила к пересмотру устаревших Сибирского и Астраханского тарифов11. Предполагалось также скорректировать Оренбургский тариф 1777 г.

Для реализации новой таможенной политики потребовалась новая пограничная стража, которая, не сильно обременяя государственную казну, поддерживала бы на границе необходимый порядок и пресекала контрабанду. 27 сентября 1782 г. вышел указ «Об учреждении особой таможенной пограничной цепи и стражи для отвращения потаенного провоза товаров»13. Таможенная стража должна была состоять из объездчиков и надзирателей: на каждые 10 верст пограничной линии полагалось по два объездчика, а на каждые 50 верст для наблюдения за объездчиками — один таможенный надзиратель. Вновь создаваемая структура вошла в сферу компетенции Казенных палат и губернских правлений14, тем самым еще более расширив полномочия местных администраций и усилив их влияние на деятельность таможенных служб.

Таможенную стражу планировалось сформировать в каждой пограничной губернии, где имелись таможни (и на западной границе она вскоре была учреждена). Был поднят вопрос и о создании подобной стражи в азиатской части России. В ходе его обсуждения наглядно проявилась специфика организации таможенного надзора на российско-азиатской границе, в частности, на пространных Оренбургской и Сибирской линиях.

В октябре 1782 г. Сенат поручил Уфимскому и Симбирскому генерал-губернатору А. И.

Апухтину рассмотреть вопрос о возможности организации таможенной цепи и стражи в Оренбургском крае. В свою очередь Апухтин дал распоряжение Уфимской казенной палате, чтобы она вместе с советником таможенных дел прислала свое мнение по этому вопросу.

Уфимская казенная палата донесла, что если на Оренбургскую линию от Гурьева до Звериноголовской крепости определять на каждые 10 верст по 2 чел., то потребуется 336 объездчиков. Сверх того, на каждые 50 верст по границе по проекту предполагалось по одному таможенному надзирателю и с ним еще по два объездчика из числа определенных в запас. В итоге на Оренбургскую линию потребовалось бы 33 надзирателя, а вместе с объездчиками и запасными — 436 чел. На их содержание ежегодно пришлось бы выделять 9050 руб. (8060 руб. на объездчиков — по 20 руб. каждому; и 990 руб. на надзирателей — по 30 руб. каждому)15. Учитывая обширность края и невыгодность для государства траты такой суммы денег, Уфимская казенная палата пришла к выводу, что нет нужды учреждать здесь особую пограничную таможенную стражу. Тем более что «ни потаенных заповедных товаров малыми частями сии пограничные народы нигде, кроме назначенных мест, никогда не провозят, равно и российской стороны купечество с азиатскими народами никакой партикулярной связи и ознакомления не имеет, следовательно, и погрешностей таковых быть не уповательно»16. Новая система охраны границы была признана Палатой несостоятельной еще и потому, что каждому объездчику пришлось бы во время его перемещения по дистанции выделять военное прикрытие, без которого его легко могли захватить и увезти в плен кочевники17.

В то же время Палата считала, что для соблюдения казенных интересов и пресечения возможной контрабанды, было бы целесообразно учредить в каждой пограничной крепости по одному таможенному надзирателю и по два объездчика вместе с ними. Таким образом, в этом варианте должно было быть всего 27 надзирателей и 54 объездчика. Жалованье предполагалось производить им по окладам обер-офицерских чинов18. Уфимский таможенный советник, со своей стороны, рекомендовал повысить жалованье, установив его в размере: объездчикам — по 60 руб. каждому; надзирателям — по 200 руб. в год. В общей сложности на оклады всех этих таможенных служителей должно было расходоваться 8640 руб. ежегодно19.

Генерал-губернатор Апухтин согласился с мнением Уфимского таможенного советника20.

Местные власти признали нецелесообразность введения единой цепи таможенной стражи, мотивируя это тем, что расходы на ее содержание не будут оправданы. Однако если сравнить суммы предполагаемых затрат в первом (9050 руб.) и во втором (8640 руб.) варианте, то разница между ними окажется несущественной. А вот количество штатных единиц в последнем варианте в несколько раз меньше (81 чел. против 436). Видимо, для местных властей более важным оказался вопрос не о размерах затрат на содержание таможенных учреждений, а вопрос направленности этих расходов: лучше за счет повышения зарплаты отвратить таможенников от злоупотреблений, чем раздувать штаты и создавать излишние, как тогда представлялось, таможенные пикеты и присмотры. В итоге правительство решило не создавать на Оренбургской линии особую таможенную стражу.

Схожим было обсуждение данного вопроса применительно к таможням Сибирской линии.

Командующий Линией Н. Г. Огарев в своем донесении Пермскому и Тобольскому генералгубернатору Е. П. Кашкину подчеркивал, что объездчиков нельзя равномерно распределить по границе на 10-верстном расстоянии, как то предполагалось в указе 1782 г. Пребывание служителей таможенной стражи в незаселенной местности крайне опасно. Огарев предлагал размещать объездчиков в пограничных редутах, а надзирателей — в крепостях. А чтобы объездчики при исполнении своих обязанностей не подвергались давлению со стороны кочевников, «и не были подвержены опасности к захватыванию и увозу их в кочевья», отправлять объездчиков для осмотра дистанции только «при учрежденном из воинских на Линии состоящих команд разъезде»21. Правда, Огарев не учел, что в таком случае таможенная стража оказывалась в прямой зависимости от военного ведомства, а это уже расходилось с основными положениями указа 1782 г.

Словам Огарева вторила Тобольская казенная палата: «в разсуждении кочующих поблизости киргизцов полагаемые объездчики и надзиратели … не могут исправлять возложенной на них должности, а всегда подвержены будут опасности»22.

Невыгодность создания сплошной таможенной цепи и стражи на Сибирской линии признавали и некоторые правительственные лица. Так, член Комиссии о коммерции Т. И. фон Клингштет в поданной им «Записке относительно новосочиняемого Сибирского тарифа» (1783 г.), помимо прочего, отмечал: с учреждением таможенной стражи по всей границе казна понесет большие издержки на содержание «бесчисленного множества объездчиков», «и не известно еще, какая будет от того польза»23.

В результате многолетней переписки правительство, как и в случае с Оренбургской линией, отказалось от идеи создания в Сибири особой пограничной таможенной стражи. Вероятно, в тот период действительно не было необходимости в создании разветвленной таможенной системы на азиатской границе, поскольку торговые потоки проходили только по известным караванным путям, подконтрольным таможням. Контрабанда, хотя и была, но в случае задержания размеры штрафов за нее не смогли бы покрыть огромных расходов на финансирование многочисленной стражи. Да и сумма государственных доходов от «азиатских» таможен значительно уступала аналогичным сборам по европейской границе. Так, командующий Каспийской эскадрой П. Шишкин в письме графу А. Р. Воронцову от 9 марта 1787 г., характеризуя положение астраханской торговли, отмечал: «Здешняя торговля с Персией довольно расстроена, а с Индиею и совсем нет торга; … не думаю, чтобы превышали все таможенные сборы в год 55 тысяч рублей, включая в то число всю торговлю хивинскую и бухарскую, производящуюся морем. На эскадру же и порт выходит в год до 50 тысяч рублей, а иногда и более, то прибавя ко оной сумме содержание таможни и ее служителей, содержание консула, переводчиков, священника, артиллерии и гарнизонных команд, едва ли доходов будет достаточно …»24.

Учет этих обстоятельств переориентировал правительство с обсуждения вопроса о введении сплошной таможенной цепи на решение другой проблемы: на поиск путей оптимизации работы уже существующих таможенных органов без резкого увеличения из штатов. Выход был найден в изменении мест размещения таможенных застав. Там, где прибыль от них была минимальна, заставы закрывались и переводились в пункты более активной торговли25.

Однако позднее с увеличением торговых оборотов, развитием внешнеэкономических связей и путей сообщения, и, как следствие, с ростом контрабанды, отсутствие на азиатской границе специализированной таможенной стражи стало негативно сказываться на таможенных доходах государства.

Специфика организации таможенного надзора на азиатской границе проявлялась и в штатной структуре, и в решении кадрового вопроса.

Во-первых, в 80-е гг. XVIII в. во многих «азиатских» таможнях и заставах в штат включались толмачи и переводчики. Во-вторых, в силу нехватки кадров, в этих отдаленных регионах власти были вынуждены в больших масштабах, чем на европейской границе, привлекать на таможенную службу не только дворян и купцов, но и представителей других сословий26. По той же причине в Сибири, например, и в 80-х гг. XVIII в. некоторые таможенные должности с распоряжения местных магистратов возлагались на выборных лиц (из купцов и мещан) «с зачетом службы». Такие служители, как правило, жалованье не получали27.

Любопытно еще одно обстоятельство: в 80-е гг. XVIII в. правительство предприняло попытку перевести таможенных чиновников на систему «самофинансирования». Предполагалось осуществлять выплату жалованья им не из центральной общегосударственной казны (когда деньги выделялись из бюджетных средств), а непосредственно из собранных при таможне пошлинных денег. Однако на азиатской границе в силу специфики самой торговли этот эксперимент не дал положительных результатов. Так как торговля носила в основном сезонный характер, то в те месяцы, когда ярмарка не проводилась, не было и никаких поступлений пошлин, и, соответственно, нечем было платить жалованье28.

Отмеченные выше обстоятельства, свидетельствующие о наличии специфических черт в системе организации таможенного надзора на азиатской границе, позволяют сделать вывод о принципиально различных подходах российского правительства к выстраиванию своей таможенной политики на разных стратегических направлениях. На данном этапе европейское направление оставалось ведущим. Именно поэтому здесь действовал единый Европейский тариф; именно поэтому здесь вводилась усиленная стража; именно поэтому таможенная охрана западных рубежей империи в первую очередь обеспечивалась кадрами и лучше финансировалась. Система таможенного надзора на азиатской границе значительно уступала по этим показателям «европейским» таможням России. Попытки ее совершенствования путем частных корректировок в 80-х гг. XVIII в. не дали существенных результатов.

–  –  –

Там же. Л. 102–102 об.

Там же. Ф. 1261. Оп. 11. Д. 1579. Л. 2.

Там же. Ф. 397. Оп. 1. Д. 418. Л. 458–472 об.

Там же. Ф. 1261. Оп. 6. Д. 1467. Л. 3–14.

Там же. Ф. 397. Оп. 1. Д. 418. Л. 474 об., 475 об.

ОГАЧелО. Ф. И-28. Оп. 1. Д. 8. Л. 1

–  –  –

ТОРГОВЛЯ И КУПЕЧЕСТВО КУРСКОГО НАМЕСТНИЧЕСТВА В КОНЦЕ XVIII в.*

27 декабря 1779 г. было открыто Курское наместничество, границы которого совпадали с границами Курской губернии, учрежденной 23 мая того же года1. Со времен существования Курского наместничества сохранились три «Описания», выполненные в 1784–1785 гг. курскими чиновниками:

правителем наместничества А. Н. Зубовым, прокурором С. И. Ларионовым и губернским землемером И. Ф. Башиловым. Одно из них — С. И. Ларионова — было опубликовано в 1786 г. и спустя столетие перепечатано в «Памятной книжке Курской губернии на 1893 г.»; остальные так и остались в рукописях и остаются малоизвестными исследователям.

Эти материалы представляют собой своды разнообразных сведений о социальноэкономическом развитии Курщины, а наличие в них большого количества цифровых итогов различных обследований (учета камерного дохода, ассортимента товаров, продовольствия и пр.) дает возможность исследовать состояние торговли в одном из регионов Российской империи конца XVIII в.

Достаточно подробные сведения на этот счет имеются в описаниях Зубова (1784 г.) и Башилова (1785 г.), данные которых использованы при написании этой статьи.

Из описания Зубова применительно к Курску следует, что «жителей считается в городе вообще, то есть купцов, мещан, священно- и церковнослужителей и протчих разночинцев мужеска пола душ по прошедшей ревизии 6285, а по нынешней 7985 душ», а в 1784 г. было 422 чел., «ремеслом питающихся в городе Курске», а «протчие же пропитание имеют от торгов и промыслов»2.

Данные, приведенные Башиловым о количестве зданий в Курске, интересны в отношении благосостояния курского купечества. Среди всех «обывательских домов», численность которых составила 2335 строений, каменные здания в количестве 63-х были только у курских купцов. У других категорий «обывателей»: дворян, мещан, разночинцев, священнослужителей каменных построек не имелось. Кстати говоря, значительным было и количество купеческих семей — 676, больше было только мещанских (716) и разночинских (789). У Башилова есть сведения, что курское купечество щедро жаловало средства на городские нужды, например, на «городовой магистрат в два этажа построенный в 1762 году купеческим иждивением»3.

В целом по губернии купцов было 3486 чел. в 1784 г. (по данным Зубова) и 3609 чел. в 1785 г.

(сведения Башилова).

Башилов отметил, что «торговля и промысел курских купцов, имеющих довольный капитал и кредит, состоит большей частию пушными товарами по Сибири, с Казанью, Оренбургом и Астраханью, салом и русаком в Санктпетербургском порту. Скотом в Москву и Петербург, воском в Польшу и Бреславль, который там они променивают на немецкие разные товары, и вывозя оные в Россию, продают и меняют на ярмонках в Харькове, Сумах, Ромне, Кролевце, Нежине и других городах великороссийских и малороссийских. Медом в Москву, Тулу и Санктпетербург, хлебом в разные места, гужом его доставляя, а иные в своем городе торгуют в лавках, продавая красные и всякие нужные товары, как-то железо, деготь и прочие всякие мелочи. Начинают также некоторые торговать в Херсонском порту. Мещане и многие небогатые купцы отъезжают с молочными товарами по уездам, торгуют на ярмонках и в слободах, как и в своем городе». По его сведениям, торговые заведения в Курске в 1785 г. были представлены лавками в следующем составе: рыбных 12, мясных 120, хлебных 78, сапожных и кожевенных 26, горшечных 9, шапочных 4, стекольных 44.

Зубов так охарактеризовал городскую торговлю: «в Курске бывают 2 торга в неделю в понедельник и пятницу, на которые съезжаются обыватели из уезда с разными съестными припасами, строенным лесом с дровами». По его данным, купечество и мещанство торгуют в лавках «хлебом как-то пшеном, пшеницею, рожью, овсом, солодом и крупами, разными шелковыми и бумажными материями и сукнами, серебряною, форфоровою, хрустальною, оловянною, медною, железною и глиненою посудою, ружьями, шпагами и пистолетами тульского мастерства, немецкого и российского мастерства, обувью, состоящею в чулках, сапогах и башмаках, воском, медом, салом, маслом, дехтем, сырыми и выделанными кожами, пенькою, веревками, неводною пряжею и неводами, свечами, деревянною разною посудою, а также сахаром, чаем, кофием, изюмом, черносливом, разных родов орехами, миндалями, виноградными всякими напитками, рыбою соленою, свежею и живою»5.

Развита была и международная торговля: «лучшие товары получают курское купечество из заграничных мест из Лейпцига, Данцига, Вены и Китайской границы», причем, «из Китая шелковые и бумажные материи, из Лейпцига и Данцига льняные тонкие полотна и сукны из Вены»6.

Внутренние торговые связи Курска были представлены следующими направлениями: купцы из Санкт-Петербурга, Москвы, Калуги и Тулы привозили «сеножатные косы», а из Херсона «виноградные напитки и весьма хорошие апельсины», из Карачева и Брянска «лес для строения»; покупали «всякие же припасы от сельских жителей на торги из уездов приезжающих», а именно «воск, мед, сало, масло конопляное, пеньку, веревки. Щетину, лисьи и волчьи меха, заечьи шкурки отпускают в Петербург, рогатую ж скотину и лошадей отгоняют в Москву, отвозится всякого товару по примеру на 500000 рублей»7.

Ярмарок непосредственно в Курске не проводилось, ближайшим местом ярмарочной торговли была Коренная пустынь, при которой действовала крупнейшая в Курской округе ярмарка. Зубов описывает ее так: «В округе Курской находится монастырь упраждненной, называемой Коренною пустынью …, подле которого на корене одного срубленного дерева найден был образ Знамения Богородицы, почему и пустыня сия Коренною проймянова, а как по обретении упомянутого образа произшедшие а чудотворениях его слухи побудили народ к ежегодному к пустыне сей стечению, то дворяне начали на продажу туда пригонять лошадей, а купцы привозить товары, от чего восстановился при оной ярмонка, Коренною называемая, где ежегодно бывают всякие иностранные и российские товары … Торговых лавок деревянных 337, от которых короне доходу приносится до 4000 рублей ежегодно»8. Он же отметил наличие необычного промысла у крестьян Курской округи: «Коронные и помещичьи крестьяне осенью ходют с ястребами добывать перепелок и как добыча сия им довольно прибыточна, поелику продают они пуд оных по три и четыре рубля»9.

Оба автора с разной степенью подробности сообщают немало сведений о состоянии торговли во всех уездах Курской губ. Проанализировав тексты рукописей, удалось выяснить, что в Курском крае, помимо губернского Курска, торговые отношения были развиты в нескольких городах — Белгороде, Путивле, Рыльске и Судже, являющихся своеобразными региональными торговыми центрами, сведения о которых приводятся ниже.



Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 32 |

Похожие работы:

«Анализ Владимир Орлов ЕСТЬ ЛИ БУДЩЕЕ У ДНЯО. ЗАМЕТКИ В ПРЕДДВЕРИИ ОБЗОРНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 2015 Г. 27 апреля 2015 г. начнет свою работу очередная Обзорная конференция (ОК) по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), девятая по счету с момента вступления ДНЯО в действие в 1970 г. и четвертая после его бессрочного продления в 1995 г. Мне довелось участвовать и в эпохальной конференции 1995 г., в ходе которой ДНЯО столь элегантно, без голосования и практически...»

«Генеральная конференция 38 C 38-я сессия, Париж 2015 г. 38 C/42 30 июля 2015 г. Оригинал: английский Пункт 10.3 предварительной повестки дня Объединенный пенсионный фонд персонала Организации Объединенных Наций и назначение представителей государств-членов в состав Пенсионного комитета персонала ЮНЕСКО на 2016-2017 гг. АННОТАЦИЯ Источник: Статьи 14 (а) и 6 (с) Положений Объединенного пенсионного фонда персонала Организации Объединенных Наций. История вопроса: Объединенный пенсионный фонд...»

«Д.В.Репников Историку А.В. Коробейникову-50 ИСТОРИКУ А. В. КОРОБЕЙНИКОВУ — 50 Наступивший 2011 год для системы высшего профессионального образования Удмуртии — особенный. Исполняется 80 лет со дня образования крупнейшего вуза республики — Удмуртского государственного университета, и одного из старейших его структурных подразделений — исторического факультета. Круглой датой — 80-летием — будет ознаменован этот год для ветерана удмуртской исторической науки и высшего образования, много лет...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ПЕНЗЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» (ПГУ) Педагогический институт им. В. Г. Белинского Историко-филологический факультет Направление «Иностранные языки» Гуманитарный учебно-методический и научно-издательский центр Пензенского государственного университета II Авдеевские чтения Сборник статей Всероссийской научно-практической конференции, посвящнной...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА И ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОРЛОВСКИЙ ФИЛИАЛ РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ ВОССОЕДИНЕНИЯ КРЫМА С РОССИЕЙ «Круглый стол» (17 марта 2015 года) ОРЕЛ   ББК 66.3(2Рос)я Р Рекомендовано к изданию Ученым Советом Орловского филиала РАНХиГС Составитель Щеголев А.В. Роль и значение воссоединения Крыма с Россией. Круглый Р-17 стол (17 марта 2015...»

«МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра истории Институт фундаментальных и прикладных исследований Центр исторических исследований РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ Кафедра психологии и педагогики НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ БИЗНЕСА ЭЛИТА РОССИИ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ: СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И ИСТОРИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ Сборник научных статей Выпуск 2 Москва УДК 316.344.42 ББК 60.541.1 Э 46 Редакционная коллегия: А.А. Королев, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ...»

«НОВЫЕ ПОСТУПЛЕНИЯ В БИБЛИОТЕКУ (апрель сентябрь, 2011 г.) 41-й не померкнет никогда : страницы истории / авт.-сост. И. Е. Макеева. С 65 Гродно : Гродненская типография, 2006. 254 с Экземпляры: всего:1 ЧЗ(1). ALMA MATER: Гродненский государственный аграрный университет : традиции, история, современность. 60 лет / сост. В. В. Голубович [и др.] ; под общ. A39 ред. В. К. Пестиса. Гродно : Гродненская типография, 2011. 127 с Экземпляры: всего:1 ЧЗ(1). XIV международная научно-практическая...»

«ISSN 2412-9720 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 14 декабря 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.2 Н Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД: Международное научное...»

«ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ ОРГАН ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СТАТИСТИКИ ПО КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТИ (КОСТРОМАСТАТ) ФГБОУ ВПО КОСТРОМСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ (КГТУ) КОСТРОМСКАЯ РЕГИОНАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ВОЛЬНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА РОССИИ (ВЭО) РОЛЬ СТАТИСТИКИ В РАЗВИТИИ ОБЩЕСТВА. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ. ДОСТИЖЕНИЯ. ПЕРСПЕКТИВЫ (К 180-ЛЕТИЮ ОБРАЗОВАНИЯ ОРГАНА ГОСУДАРСТВЕННОЙ СТАТИСТИКИ В КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТИ) Сборник материалов межрегиональной научно-практической конференции 21...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА И ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» ЛИПЕЦКИЙ ФИЛИАЛ РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ИСТОРИИ РОССИЙСКОЕ ФИЛОСОФСКОЕ ОБЩЕСТВО КОНСТРУКТИВНЫЕ И ДЕСТРУКТИВНЫЕ ФОРМЫ МИФОЛОГИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНОЙ ПАМЯТИ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ Сборник статей и тезисов докладов международной научной конференции Липецк, 24-26 сентября 2015 года Тамбов...»

«МАТЕРИАЛЫ II КОНФЕРЕНЦИИ вЫпусКНИКОв 15 ноября состоялась Вторая ежегодная конференция выпускников МФТИ. В сборнике представлены теРазвитие Computer Scince в МФТИ, зисы докладов всех секций конференции. В секции «Физтех: векторы развития» можно познакомиться с Малеев Алексей Викторович, зам. декана ФИВТ МФТИ, ФИВТ 2010 докладами о развитии, достижениях и результатах работы МФТИ за 2014 год. В «Личном опыте выпускВопросы истории Физтеха: память о выдающихся выпускниках, о В.Г. Репине, ника»...»

«МУЗЕИ-ЗАПОВЕДНИКИ – МУЗЕИ БУДУЩЕГО МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН ЕЛАБУЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИСТОРИКО-АРХИТЕКТУРНЫЙ И ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ГРУППА «РОССИЙСКАЯ МУЗЕЙНАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ» МУЗЕИ-ЗАПОВЕДНИКИ – МУЗЕИ БУДУЩЕГО Международная научно-практическая конференция (Елабуга, 18-22 ноября 2014 года) Материалы и доклады Елабуга УДК 069 ББК 79. M – Редакционная коллегия: М.Е. Каулен, Г.Р. Руденко, А.Г. Ситдиков, М.Н. Тимофейчук, И.В. Чувилова, А.А. Деготьков...»

«УДК 378 М.Р. Фаттахова, г. Шадринск Организация и функционирование пресс-службы ФГБОУ ВПО «ШГПИ» как явление саморекламы вуза Статья посвящена истории создания пресс-службы в ШГПИ. Рассматривается процесс ее становления и развития с сентября 2007г. по настоящее время. Пресс-служба образовательного учреждения, ШГПИ. M.R.Fattahova, Shadrinsk Organization and functioning of the press-service ФГБОУ VPO «ШГПИ» as a phenomenon of self-promotion of the University The article is devoted to the history...»

«Материалы Международной научной конференции «Азиатская Россия: люди и структуры империи», посвященной 60-летию со дня рождения А.В. Ремнева. Омск, 24–26 октября 2015 года Секция 1 Вокруг империи: в поисках новых исторических нарративов В.О. Бобровников К ИСТОРИИ (МЕЖ)ИМПЕРСКИХ ТРАНСФЕРОВ XIX–XX ВЕКА: ИНОРОДЦЫ/ТУЗЕМЦЫ КАВКАЗА И АЛЖИРА История империй колониальной эпохи (не обязательно и не во всем колониальных) обнаруживает немало поразительных совпадений в области восприятия ими своих окраин и...»

«ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ И СОВРЕМЕННОСТЬ 1999 • № 1 ГЛОБАЛИСТИКА И ФУТУРОЛОГИЯ Б.С. ХОРЕВ Прогнозные оценки роста мирового населения Глобальная сводка по данным ООН По данным Глобальной экологической сводки, докладывавшейся на Конференции ООН по окружающей среде летом 1992 года, население земного шара каждую секунду увеличивается на три человека, т.е. на 90 млн в год. В этом десятилетии ожидается наивысший уровень прироста за всю историю. В последующие два десятилетия количество жителей на Земле...»

«Научно-практическая конференция «ИТ в образовании-2013» Введение. «Моя малая родина. У каждого человека она своя, но для всех является той, путеводной звездой, которая на протяжении всей жизни определяет очень многое, если не сказать все!» Интерес всякого цивилизованного общества к родному краю – непременный закон развития. Чтобы лучше понять себя, надо почувствовать и понять ту землю, на которой живешь, тех людей, которые живут на ней. Понять и оценить настоящее можно только, сравнив его с...»

«СПИСОК ОСНОВНЫХ ПЕЧАТНЫХ РАБОТ ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК Е. В. РЕВУНЕНКОВОЙ «Седжарах Мелаю» (Малайская история) — исторический и литературный памятник Средневековья // Тез. конф. по истории, языкам и культуре ЮгоВосточной Азии. Л. С. 15–17. Сюжетные связи в «Седжарах Мелаю» // Филология и история стран зарубежной Азии и Африки: Тез. науч. конф. Вост. ф-т ЛГУ. Л. С. 36–37. Индонезия // Все о балете: Словарь-справочник / Сост. Е. Я. Суриц; под ред. Ю. И. Слонимского. М.; Л. С. 43–45. Культурная...»

«МИНЗДРАВСОЦРАЗВИТИЯ РОССИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ЗДРАВООХРАНЕНИЮ И СОЦИАЛЬНОМУ РАЗВИТИЮ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра истории медицины ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ МЕДИЦИНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941-1945 ГГ. IV Всероссийская конференция (с международным участием) Доклады и тезисы Москва – 200 IV Всероссийская конференция по истории медицины _ _ _ УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74. Кафедра истории медицины Московского государственного...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Чувашский государственный университет имени И.Н.Ульянова» Центр научного сотрудничества «Интерактив плюс»Развитие современного образования: теория, методика и практика Сборник статей Международной научно-практической конференции Чебоксары 2014 УДК 37.0 ББК 74.04 Р17 Рецензенты: Рябинина Элина Николаевна, канд. экон. наук, профессор, декан экономического факультета Абрамова Людмила Алексеевна,...»

«ЧЕЛЯБИНСКАЯ ОБЛАСТНАЯ УНИВЕРСАЛЬНАЯ НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА  ИНФОРМАЦИОННОБИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ ОТДЕЛ      Первая мировая война:  панорама войны и мира  1914–1918    К 100­летию со дня начала Первой мировой войны    Список литературы  Челябинск Оглавление Введение I. Предпосылки и причины Первой мировой войны 5 II. Россия в Первой мировой войне 6 III. Дипломатическая история Великой войны 9 IV. Военные деятели и полководцы Первой мировой войны 9 V. Развитие военного искусства и вооружения в годы войны...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.