WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 17 |

«ИСТОРИЯ ИДЕЙ И ИСТОРИЯ ОБЩЕСТВА Материалы VIII Всероссийской научной конференции г.Нижневартовск, 15—16 апреля 2010 года Издательство Нижневартовского государственного гуманитарного ...»

-- [ Страница 9 ] --

Шестаков исходил из распространенного представления о преимущественно утилитарной ценности образования и предполагал незыблемость строя русской жизни, сложившегося к рубежу XVIII—XIX вв. Его мысли стали реакцией на некоторые недостатки школьной реформы Екатерины II. Даже от провинциальных разночинных интеллигентов зазвучали призывы не торопить перемены, к которым страна не готова, свернуть на путь школьного строительства по сословному признаку. Вместо высокой, но далекой мечты с помощью просвещения изменить к лучшему все общество предлагалось устройство школы как аналога уже существующего общества, не допускавшее вероятности каких-либо социальных преобразований. В этом споре историческая правота была на стороне пусть несколько идеалистических принципов бессословной и бесплатной общеобразовательной школы, которые все же выводили российское просвещение на магистральную дорогу будущих, хоть и отдаленных успехов.

Два принципиальных подхода к развитию школы реально сложились в русской общественной мысли и в разное время реализовывались верховной властью. Когда Александр I продолжал и развивал либеральную линию образовательной политики, записка Шестакова за четверть века вперед предвосхищала консервативные идеи школьного Устава 1828 года об усилении сословного фактора в просвещении, возобладавшие при Николае I. Обе возможности развития уже были заложены в учебных заведениях и видах обучения, сосуществовавших в России рубежа XVIII—XIX вв. Преобладание той или иной обуславливалось социально-политическими процессами и эффективностью самого школьного дела, зависело от отношения властей и российского общества, включая провинциальное, к образованию, его целям, методам, результатам.

Рядовые деятели просвещения по своему общественному положению не могли реально влиять на правительственную политику. Если их идеи, как было в случае с Шестаковым, оказывались воплощенными в практику, то это свидетельствовало об адекватном отражении в провинциальной интеллектуальной среде взглядов, распространенных в русском обществе и его правящей элите.

Примечания 1 РГИА. Ф. 732. Оп. 1. Д. 109. Л. 1-13 об.; НАРТ. Ф. 92. Оп. 1. Д. 26. Л. 21-36 об.

2 НАРТ. Ф. 92. Оп. 1. Д. 769. Л. 60-75 об.

3 НАРТ. Ф. 92. Оп. 1. Д. 1054. Л. 14 и об.

4 РГИА. Ф. 730. Оп. 2. Д. 1564. Л. 2 об., 25 об.-26.

5 РГИА. Ф. 730. Оп. 2. Д. 1248. Л. 8; НАРТ. Ф. 92. Оп. 1. Д. 26. Л. 1а.

–  –  –

ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ МЕДИЦИНСКОГО ПЕРСОНАЛА КОМИТЕТОВ

ВЗС НА СРЕДНЕМ УРАЛЕ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

В отечественной историографии организационные принципы, политический облик, кадровая структура комитетов Всероссийского Земского Союза (ВЗС) остаются малоизученными, особенно на региональном уровне. В настоящее время исследованием профессионального состава организаций ВЗС занимается Н.Д.Судавцов. Однако в его работе проведен анализ персонала преимущественно центральных комитетов Союза1. Что касается кадрового состава организаций ВЗС на Среднем Урале, то их членами являлись земские служащие, врачи, делопроизводители, бухгалтеры2. В процессе формирования профессионального состава местной администрации пришлось столкнуться с нехваткой медицинского персонала и приложить немало усилий по его укомплектованию.

Связано это было с резким увеличением госпиталей, для работы в которых требовалось значительное количество медицинских кадров. Сложность состояла также в том, что большинство врачей было мобилизовано в действующую армию. С целью решения проблемы на медицинских факультетах университетов были проведены досрочные выпуски. Земские и городские управы совместно с комитетами Красного Креста создавали специальные курсы по подготовке сестер милосердия, на которые принимали девушек, имевших образование не ниже четырех классов гимназии. Окончившие курсы, получив соответствующие удостоверения, затем работали в госпиталях. Многие из них рвались в действующую армию3.

На Среднем Урале в решении этого вопроса не обошлось без общественной инициативы. Врачами Александровской больницы г.Перми совместно с медиками местного отделения Красного Креста при поддержке Пермского Губернского Комитета ВЗС 20 сентября 1914 г. были устроены шестинедельные краткосрочные курсы сестер и братьев милосердия в помещении Кирилло-Мефодиевского земского училища4. На службу в качестве братьев и сестер милосердия принимались учащиеся 2-х и 3-х классов закрытой по случаю войны фельдшерской школы губернского земства и в качестве фельдшеров — учащиеся 4 класса той же школы5. В столичных газетах были помещены объявления о приглашении врачей и фельдшеров, но результативность этих публикаций оказалась незначительной.

На призыв откликнулись главным образом женщины, студентки последних курсов медицинских университетов. Просьба к Главному Комитету ВЗС прислать врачей осталась безрезультатной. Тем не менее, проблему удалось решить и врачебная помощь в пермских лазаретах ВЗС была обеспечена. Так, 34 пермских и мотовилихинских лазаретов обслуживались 32 врачами, 41 фельдшером и 108-ю сестрами и братьями милосердия6. Губернскому Комитету удалось пригласить из Москвы и Петрограда на службу в лазареты Союза в качестве консультантов высококлассных специалистов-врачей: хирургов А.Н.Попова, Н.М.Назаровского, В.П.Шипицина, Л.С.Ильинского; офтальмологов В.П.Иванова и А.П.НеволинуДелеурову; невролога П.И.Тихомирова; психотерапевта В.Г.Реймерс; терапевта Ф.Я.Китаева и дерматолога И.М.Напольского7. Это стало возможным благодаря созданию особых условий в их работе и быту: более высокой оплаты труда (было составлено отдельное штатное расписание окладов для столичных врачей), обеспечению проживания в квартире c трехразовым питанием и др.8 В уездах Пермской губернии ситуация с комплектованием медицинских кадров оказалась не столь успешной, чем в г.Перми. В частности, управам так и не удалось решить проблему нехватки врачей. Судя по публикациям в столичной печати, громадный спрос на медицинские кадры привел к чрезмерному повышению окладов. В связи с этим, среднее ежемесячное жалованье врача в размере 300 р., фельдшера — 150 р. стали считаться самыми низкими на рынке труда. Оклад уездного врача Пермской губернии был ниже этой нормы в 2 раза (180 р.), а фельдшера — в 4 раза (40 р.). По причине столь низкой заработной платы медицинского персонала приглашение новых лиц на свободные места в уездах оказалось безрезультатным. В связи с отсутствием врачей в больницах работали местные молодые фельдшеры, которые окончили краткосрочные курсы и не имели опыта медицинской практики9. Тем не менее, медицинский персонал, работавший в уездных лазаретах ВЗС, демонстрировал, как правило, высокие моральные и профессиональные качества. На страницах «Пермской земской недели» была помещена общая письменная благодарность пациентов коллективу Оханского уездного земского лазарета10.

Профессиональный состав медицинских работников ВЗС на Среднем Урале существенно отличался от персонала лазаретов центральных организаций Союза. В Пермской губернии ведущее место занимал высший медицинский персонал (врачи, фельдшеры и медицинские сестры). Дефицит сиделок, смотрителей, надзирательниц, кухонных работниц, кастелянш был связан с низким окладом, отсутствием удовлетворительных условий труда, четкой регламентации должностных прав и обязанностей.

Примечания 1 Судавцов Н.Д. Земское и городское самоуправление России в годы Первой мировой войны. М.; Ставрополь, 2001. С. 38—39.

2 ГАСО. Ф. 62. Оп. 1. Д. 585. Л. 65; ГАПК. Ф. 515. Оп. 1. Д. 10. Л. 106. об; ГАПК. Ф. 515.

Оп. 1. Д. 10. Лл. 31. об. — 32; Пермское Губернское Земство. Журналы Пермского Губернского Земского собрания 58-й чрезвычайной сессии и Доклады Управы сему собранию. Пермь, 1916. С. 7—15.

3 Судавцов Н.Д. Земское и городское самоуправление России в годы Первой мировой войны. С. 101.

4 Адрес-Календарь и Справочная книжка Пермской губернии. 1915 г. Пермь, 1915.

С. 84.

5 Пермская земская неделя. 1914. № 40. С. 21.

6 В число этих 34 лазаретов не входили городской лазарет, железнодорожный, Красного Креста и лазарет при казенной палате. См.: Пермская земская неделя. 1915. № 7. С. 23.

7 Пермская земская неделя. 1914. № 40. С. 22.

8 ГАПК. Ф. 515. Оп. 1. Д. 10. Л. 31 — 31 об.

9 Журналы 35 чрезвычайного и 46 очередного Соликамских уездных земских собраний с приложениями. Соликамск, 1916. С. 16—17.

10 Пермская земская неделя. 1915. № 6. С. 28.

–  –  –

ОБ ИДЕЕ СОЗДАНИЯ ТАТАРСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО УНИВЕРСИТЕТА

Особую специфику процессу развития высшей школы в Татарстане в последнее десятилетие XX века придали этнополитические процессы, развернувшиеся здесь в конце 1980-х — начале 1990-х гг. Возникшие общественные формирования национальной ориентации рассматривали высшую школу как инструмент возрождения и развития национальной культуры, языка, поддержания единства татарских общин внутри Российской Федерации и за ее пределами.

В сознании общественности один из векторов развития высшего образования виделся в создании новых национальных вузов.

Главные надежды возлагались на Татарский национальный университет, идея создания которого вызвала множество эмоциональных дебатов. Она была выдвинута еще в 1989 г. Татарским общественным центром (ТОЦ), в программе которого предлагалось создать университет, объединив его с Татарским филиалом НИИ национальных школ, Татарским институтом усовершенствования учителей, НИИ профтехпедагогики, а также включив в него базовые татарские гимназии. В функции такого учебного заведения должно было войти обеспечение непрерывности образования на татарском языке и качества подготовки национальных педагогических кадров, а также соединение науки с практикой. Союз татарской молодежи «Азатлык» был солидарен с ТОЦ в отношении необходимости создания многопрофильного Татарского университета.

Более подробно идея национального университета была разработана в 1994 г. Всетатарской ассоциацией «Магариф». Ее президент И.Амирханов представил подробное описание социокультурной миссии будущего университета, его функций, особенности структуры и обучения. В частности, указывалось, что первый национальный университет должен быть построен на духовнонравственных, материальных ценностях татарского народа и служить государству Татарстан, его принципам национального образования, не только решая задачу подготовки наиболее востребованных обществом специалистов, но и обеспечивая функционирование культурно-языковой среды, развитие татарского просветительства и поддерживая единство нации.

В структуру университета должны входить пять факультетов — техникотехнологический, медицинских инструментов, финансово-экономический, историко-археологический, государства и права.

Согласно концепции особый статус университета давал возможность особым образом выстраивать учебный процесс. Так, прием должен осуществляться дважды в год в виде собеседования. Чтобы предотвратить случайность и коррупционные проявления во время приема, требования к абитуриентам должны быть смягчены, но усиливаться в процессе обучения. Также предполагалось введение «многоступенчатой», системы подготовки кадров. Первая ступень должна готовить специалистов-«мастеров» среднего звена. Продолжительность обучения с неполным средним образованием — четыре-пять лет, с полным средним образованием — два года. Ее выпускники, а также окончившие средние специальные и высшие учебные заведения должны были иметь возможность приниматься на вторую ступень и через два-три года успешного обучения получить квалификацию специалиста-«наставника». Третья ступень должна была готовить специалистов в области науки в течение одного-двух лет. Кроме того, университет имел бы возможность выдать так называемые «золотые», «серебряные», «бронзовые» и обычные дипломы, определявшие качество специалистов.

Правовое оформление деятельности университета предполагалось осуществлять на основе лицензии Министерства народного образования Республики Татарстан и аккредитации в Комитете по высшему образованию и науке Российской Федерации. При этом рекомендовалось Правительству Республики Татарстан заключить специальное соглашение с Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации о стандартах и статусе высших учебных заведений в республике.

В концепции университета подчеркивалась особая важность преподавания на татарском языке, поскольку это способствует проникновению родного языка в область науки и техники, а также поднимает его статус на более высокий общественно-политический уровень. Вместе с тем, учитывалось, что значительное сокращение в конце 1970-х — начале 1980-х гг. количества татарских школ вызвало резкое сужение сферы применения татарского языка. Поэтому для поступления в университет предполагалось достаточным знание татарского языка на бытовом уровне.

Однако, по мнению Г.Хасановой и К.Миннуллина, университет не решил бы принципиальной задачи высшего образования в республике — реализации права его получения на татарском языке по любой существующей специальности. А без такой постановки вопроса, как считают авторы, нельзя говорить о полноценном функционировании татарского языка как государственного и титульного на уровне высшей школы.

Таким образом, в 1990-е гг. идеи татарского просвещения активно развивались на фоне возрождения татарского национального движения. Среди острых проблем национального развития важнейшей явилась проблема функционирования высшей школы на родном языке. В сознании общественности определилась одна из возможных моделей построения высшей школы: альтернативности создаваемой в республике системы высшего образования по отношению к уже существующей сети вузов. Ее практическая реализация так и не была осуществлена в полной мере, хотя довольно долго была жива идея создания Татарского национального университета.

–  –  –

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РАССМОТРЕНИЯ КАРТИНЫ МИРА

ПАТРИАРХА НИКОНА

Тексты, представленные в идейном наследии патриарха Никона рассматриваются для исследования его картины как пространство, выраженное знаками, символами, образами, «сущностными свойствами культурного бытия, автора текста»1. Мы выявляли историко-канонические воззрения патриарха Никона как подсистему в рамках «ортодокс-славянской метасистемы богословия»2. Необходимо отметить, что у патриарха Никона нет специальных богословских трудов, его рассуждения разбросаны по работам, посвященным самым разным проблемам. В связи с этим первоначально был применен метод дискурсного анализа, с целью вычленения рассуждений, имеющих отношение к историко– канонической составляющей воззрений патриарха Никона. Отобранные таким образом тексты систематизировались, после чего, с использованием метода синтеза, были реконструированы основные положения историко–канонических и богословских взглядов патриарха Никона. Отобранные таким образом тексты систематизировались, после чего, с использованием метода синтеза, были реконструированы основные положения историко–канонических и богословских взглядов патриарха Никона.

Мы исследовали концептосферу религиозного дискурса патриарха Никона через анализ текстовых фрагментов его произведений. В «Возражении или Разорении» патриарха Никона представленные в виде библейской цитации (маркированные, немаркированные, парафраз) текстовые фрагменты, исследуются с помощью методов сплошной и фронтальной выборки. В процессе статистического анализа текстовых фрагментов создана база данных по основным историко-каноническим произведениям патриарха Никона, охватывающая 4 112 единиц авторского текста. Произведена реконструкция картины мира патриарха Никона на основе исследования цитатного потока (методики фрактата — приспособления чужого текста к индивидуальному восприятию или же соотношение чужого текста с конкретной ситуацией, воспринимаемой как индивидуальное, особенное; центона — художественного эффекта в подобии или контрасте нового контекста и воспоминания о прежнем контексте каждого фрагмента).

Далее было произведено измерение качественных признаков посредством подсчета качественных атрибутивных признаков, характеризующих свойства объекта, так как для описания текста важно выяснить закономерности его отношения к текстам-предшественникам, сходство с традицией и оригинальное ее продолжение; в-третьих — был проведен интроспективный и дефиниционный анализ для определения принципов экзегетики и герменевтики объекта исследования («Возражения или Разорения» патриарха Никона). Метод интроспективного анализа предусматривает выявление значения и употребления, а дефиниционного анализа — сопоставления значения лексических единиц, а в частности, авторитетных текстов, подтверждающих традиционализм патриарха.

В результате проведенного исследования установлено, что богословское творчество патриарха Никона имеет ярко выраженные христо-экклесиоцентричные корни и он являлся выразителем исихастско-ориентированной богословской традиции. Реконструированы историко-канонические воззрения патриарха Никона в соотношении с каппадокийским богословием. Система богословских воззрений патриарха Никона вполне соответствовала этико-политическому и этико-богословскому аспектам аксиологической модели русской православной теоцентрической картины мира и легла в основу проводимой им политики. Экклесиологические воззрения патриарха Никона (стремление к оцерковлению всех сторон жизни) были общей основой идеологии русского православия XVII в.3 Доказан сам факт существования у патриарха Никона стройной логически непротиворечивой системы взглядов на историю взаимоотношений церкви и государства, патриарха и царя, церкви и исповедального общества, пастыря и паствы, патриарха и церковного причта, взятых в исторической ретроспективе и лежавших в основе деятельности Никона как в части проведения литургических реформ, справы церковных книг и последовавшего за ними раскола, так и в части борьбы государства и церкви за приоритет власти в России 1650—1660-х гг.

На основе проведенного исследования становится возможным опровергнуть доминирующий в исторической литературе тезис о спонтанности, непродуманности и негативных последствиях деятельности патриарха Никона как главы Русской православной церкви.

Примечания 1 Зверева Г.И. Реальность и исторический нарратив: проблемы саморефлексии новой интеллектуальнрой истории // Одиссей. Человек в истории. Исслед. по соц. истории и истории культуры / АН СССР. Ин-т всеобщ. истории Одиссей. 1996. М., 1996. С. 13.

2 Термин введен в научный оборот В.В.Шмидтом. См. подробнее: Шмидт В.В. Патриарх Никон и его наследие в контексте русской истории, культуры и мысли: опыт демифологизации. Автореф. дис … д-ра. филос. наук. М., 2007. С. 25.

3 См. подробнее: Воробьева Н.В. Историко-канонические и богословские воззрения патриарха Никона. Омск: Изд–во ОмГУ, 2008. 413 c.; Она же. Историко-канонические и богословские воззрения патриарха Никона. Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук, подготовленная на кафедре дореволюционной отечественной истории и документоведения Омского государственного университета им. Ф.М.Достоевского (научный консультант — доктор исторических наук, профессор Ю.А.Сорокин) и защищенная 08.09.2009 в диссертационном Совете ДМ 212.177.04 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Омском государственном педагогическом университете по специальности 07.00.02 — отечественная история. Диссертация хранится в библиотеках: ГОУ ВПО «Омский государственный педагогический университет»; Московской Духовной академии; Синодальной библиотеке Московского Патриархата и библиотеке АНО ВПО «Омский экономический институт».

–  –  –

УЧАСТИЕ Е.Н. ТРУБЕЦКОГО В АНТИБОЛЬШЕВИСТСКОМ ДВИЖЕНИИ

1918—1920 ГОДОВ После октябрьского переворота 1917 года, многие представители большевистской оппозиции были вынуждены покинуть Россию. Так, 11-го сентября 1918 года по старому стилю Е.Н.Трубецкой, известный общественно-политический деятель, религиозный философ и публицист бежал из Москвы на Украину, т.к.

дальнейшее его «пребывание в Совдепии представлялось не безопасным».

В занятом немцами Киеве Трубецкой вместе с другими представителями антибольшевистской коалиции составил так называемый «Совет Государственного Объединения России» (СГОР). В Совет помимо него вошли видные государственные и общественные деятели А.В.Кривошеин, В.И.Гурко, С.Н.Маслов, П.Н.Милюков, Ф.И.Родичев, П.И.Новгородцев, графы А.А. и В.А.Бобринские, С.Е.Крыжановский, представители союза земельных собственников, члены церковного собора, сенаторы, банкиры, профессора и многие другие. Главной целью организации была борьба с большевиками и восстановление единой России.

Для решения этой задачи, регулярно устраивались заседания, проходили обсуждения и споры. «Когда началась деятельность совета, никто не верил в возможность спасения России ее собственными силами. Положение, что не может быть спасения без военного вмешательства союзников, всем казалось аксиоматическим», — писал Трубецкой1.

С этой целью на конференцию в Яссы, для переговоров с союзниками, была отправлена делегация «Совета» в лице П.Н.Милюкова, А.В.Кривошеина, Шебеко, Гурко, барона Меллер-Закомельского и других2. Однако «утомленные великой европейской войной» союзники «не особенно заботились о России, полагая, что ее спасение должно быть ее собственным делом». Ценой немалых усилий членами «Совета» и представителям других антибольшевистских организаций, также участвующих в конференции удалось сдвинуть англичан и французов с этой точки зрения.

Прямым последствием ясской конференции стала высадка французского десанта в Одессе, и последующий переезд в этот город «Совета Государственного Объединения». В Одессе Трубецкой активно участвовал в переговорах с французским консулом Энно. По воспоминаниям Евгения Николаевича консул был настроен на всестороннюю помощь России. Трубецким был составлен «мемуар», адресованный французскому правительству. В нем Евгений Николаевич указывал на «международную опасность большевизма в виду его всемирно-завоевательных стремлений», утверждал, что «для большевизма всемирное осуществление коммунизма — вопрос жизни или смерти. И пока большевики у власти в Москве, все средства русского казначейства будут затрачиваться на пропаганду с единственной целью всюду зажечь междоусобную войну, которая теперь происходит в России»3. К мемуару также была приложена телеграмма Энно.

Однако поддержка «преданного России» Энно, так же как и сам мемуар, не возымели предполагаемого «Советом» результата, а сам консул в скором времени был отозван из Одессы. Одной из причин поражения французской ориентации была неспособность российских антибольшевистских организаций, находившихся в то время на Украине, придти к соглашению между собой. Французы ставили непременным условием своей помощи соглашение буржуазных и социалистических групп4.

Главным предметом спора между социалистами и монархистами был вопрос о временном устройстве верховной власти впредь и до окончания войны.

Левые требовали директории из трех равноправных членов — одного военного (за такового они готовы были признать главнокомандующего вооруженными силами юга России) и двух гражданских. Напротив, первоначальной точкой зрения «Совета Государственного Объединения» была полная военная диктатура.

Чтобы не разрывать отношений с социалистическими партиями, представители Совета пошли на компромисс. Они согласились на вручение власти в руки трехчленной комиссии с тем, чтобы ее военному члену были предоставлены, во-первых, право единоличного назначения всех военных должностных лиц, а во-вторых, исключительное право объявлять военное положение в тех местностях, где это окажется нужным. При этих условиях фактически командующий добровольческой армией мог оставаться диктатором во всех тех местностях, где для военных целей он признает это нужным5.

Левые не согласились, требуя, чтобы объявление военного положения и назначение всех корпусных командиров было предоставлено трем членам директории на равных правах: «Они признавали добровольческую армию и в принципе изъявили готовность оказать ей поддержку. Но в то же время они обставляли эту поддержку такими условиями, которые вносили бы в армию неизбежное разложение». На этом переговоры были прерваны. Основную причину расхождение Трубецкой объяснял так: «Для нас целью, к которой мы стремились, была единая Россия, для них прежде всего демократия и единая Россия лишь постольку-поскольку»6.

«Совет», претендуя на роль политического центра единого антибольшевистского фронта, придавал движению откровенно правую, монархическую окраску. Все это вызывало еще большее размежевание в отношениях как с другими оппозиционными организациями так и внутри самого «Совета».

В конечном счете помощь пришла оттуда, откуда ни сам Трубецкой, ни его соратники не ожидали ее получить. Речь идет о Добровольческой армии, которая в тот период добилась значительных успехов в борьбе с большевиками.

Тогда Трубецкому казалось, что освобождение России предрешено. Однако стать свидетелем собственного разочарования ему было не суждено.

Е.Н.Трубецкой умер от тифа в 1920 г. в Новороссийске.

Примечания 1 Трубецкой Е.Б. Из путевых заметок беженца / LDN — приватное собрание книг.

2001. URL: http://ldn-knigi.lib.ru/Rusknig.htm 2 Венков Л.В. Антибольшевистское движение на Юге России на начальном этапе гражданской войны. Ростов-на-Дону, 1995. С. 43—59.

3 Трубецкой Е.Б. Из путевых заметок беженца / LDN — приватное собрание книг.

2001. URL: http://ldn-knigi.lib.ru/Rusknig.htm 4 Венков Л.В. Антибольшевистское движение на Юге России на начальном этапе гражданской войны. Ростов-на-Дону, 1995. С. 43—59.

5 Иоффе Г.З. Крах российской монархической контрреволюции. М., 1977. С. 120—127.

6 Трубецкой Е.Б. Из путевых заметок беженца / LDN — приватное собрание книг.

2001. URL: http://ldn-knigi.lib.ru/Rusknig.htm

–  –  –

СИБИРСКАЯ БУРЖУАЗИЯ ОТ ФЕВРАЛЯ К ОКТЯБРЮ 1917 г.

К 1917 г. сибирская буржуазия превратилась во влиятельную силу в регионе.

Однако она сохраняла такие особенности, как определенное отставание в степени экономической и социальной зрелости, культурное отставание, низкая классовая организованность. Сибирская буржуазия оказалась политически более индифферентной, чем буржуазия центра страны1.

Несмотря на то, что буржуазия составляла незначительную долю населения края (около 2%), она не только контролировала экономику, но и активно участвовала в общественной жизни края. До Февральской революции основными формами ее объединений были военно-промышленные комитеты, биржевые, купеческие, коммерческие собрания. Представители буржуазии входили в состав органов местного самоуправления, культурно-просветительных организаций, активно занимались благотворительностью.

После свержения самодержавия ускорилась консолидация сил буржуазии.

7 марта в Петрограде состоялось заседание совета съездов представителей торговцев и промышленников. Один из членов совета Е.Л.Любович заявил, что в настоящих условиях общественно-политического состояния главной задачей является организация торгово-промышленного класса. «Политическая революция, — говорил он, — теперь стоит уже за нашей спиной, но не следует забывать, что впереди стоит социальная революция, и поэтому промышленники должны напрячь все силы для того, чтобы защитить свои интересы»2.

В первой половине марта в губернских, областных и уездных центрах Сибири проводились собрания предпринимателей, торговцев, обсуждались вопросы их объединения, выбирались представители в органы местного самоуправления. Нередко на таких собраниях принимались резолюция в поддержку демократических преобразований, звучала социалистическая риторика. «Даже купцы, мукомолы и биржевики пробуют называться социалистами», — сообщала новониколаевская газета «Голос Сибири» от 30 марта 1917 г.

Буржуазия была представлена и в сибирских отделах партии Народной свободы, но в большинстве случаев ведущую роль в этих отделах играла интеллигенция. Кадеты выражали взгляды либеральной части сибирской буржуазии.

В марте 1917 г. сибирская буржуазия выражала готовность к социальному компромиссу. Предприниматели, не дожидаясь массовых выступлений, шли на удовлетворение требований рабочих. В Томске в начале марта по инициативе владельцев была повышена заработная плата и установлен 8-часовой рабочий день на предприятиях торгового дома «Братья Барсуковы», фирмы Фуксмана, машиностроительном заводе Васильева, конфетной фабрике Вытновых3.

Однако уже с начала апреля 1917 г. сибирская буржуазия стала занимать более жесткие позиции по отношению к рабочим. Это стало ответной реакцией как на их попытки вмешаться в управление предприятиями, контролировать производство, так и на порой завышенные, необоснованные требования. Увеличилось число конфликтов рабочих и служащих с предпринимателями.

К лету стало нарастать классовое противостояние. Антибольшевистская пропаганда проникла в самые отдаленные уголки страны. В либеральной сибирской прессе с тревогой отмечалось, что «в массах ругают «буржуев» на чем свет стоит, требуют их избиения, погрома или ареста»4. Томский профессор И.И.Аносов писал о том, что в провинции «разжигается антагонизм между буржуазией и трудящимися… Сначала было единение всех слоев общества, но проповедь классовой борьбы, павшая на благоприятную почву извечной ненависти к «барину», быстро сделала свое дело…»5.

Ответной реакцией на антибуржуазную пропаганду стала консолидация сил торгово-промышленного класса. Это проявилась в создании союзов фабрикантов, заводчиков, торговцев, домовладельцев, земельных собственников, скотопромышленников и т.д. В конце мая состоялся съезд золотопромышленников Мариинского района, в июне — судовладельцев Обь-Енисейского бассейна в Томске, 3 сентября — съезд сибирских промышленников в Омске, 2 октября — совещание членов биржевого общества, торговцев и промышленников Читы, 8 октября — чрезвычайное совещание торгово-промышленников Иркутска. Сибирские делегаты приняли участие во Всероссийском съезде домовладельцев.

К осени сибирская буржуазия стала все настойчивее выступать за укрепление государственной власти, за ужесточение борьбы с политическим экстремизмом. Организации буржуазии сочувственно отнеслись к выступлению генерала Корнилова, призывали к созданию правительства «спасения России», резко выступали против передачи власти советам. Со страниц буржуазных и кадетских газет в адрес Временного правительства раздавались упреки в «бессилии бороться и противостоять напору большевизма», в неспособности «проводить в жизнь здоровую государственную политику»6. Спасение страны буржуазия связывала с созданием твердой власти, независимого суда, боеспособной армии и полного согласия с союзниками7.

От февраля к октябрю 1917 г. взгляды сибирской буржуазии на происходившие в стране события претерпели глубокие изменения. Поскольку не оправдались ее надежды на достижение социального мира, на социальный компромисс, она все больше склонялась к идее силового варианта наведения порядка. В то же время, не имея достаточных сил и сколько-нибудь значимой поддержки в обществе, сибирская буржуазия не смогла противостоять нарастанию массового радикализма и все меньше влияла на происходившие в стране процессы.

Примечания 1 Мосина И. Г. Формирование буржуазии в политическую силу в Сибири. Томск, 1978.

С. 166.

2 Голос Сибири. Новониколаевск, 1917. 16 марта.

3 Сибирская жизнь. Томск, 1917. 7, 9, 10 марта; Дмитриенко Н.М. Сибирский город Томск в XIX — первой трети XX в.: управление, экономика, население. Томск, 2000. С. 245.

4 Алтайский крестьянин. Барнаул, 1917. 29 июля. С. 7.

5 Сибирская жизнь. 1917. 6 авг.

6 Свободная Сибирь. Красноярск, 1917. 21 окт.

7 Народная свобода. Тобольск, 1917. Окт.

–  –  –

ПРОБЛЕМА ИЗВЛЕЧЕНИЯ УРОКА ИЗ ИСТОРИЧЕСКОГО ОПЫТА

РАЗВИТИЯ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ НА ПРИМЕРЕ СИБИРСКОГО

ВОЕННОГО ОКРУГА (1865—1906 гг.)

–  –  –

Военная служба в Сибири всегда отличалась особой сложностью и напряженностью. С момента формирования громадные расстояния и бескрайние просторы округа осложняли оперативное управление войсками, успешное проведение мобилизационных мероприятий, а также отрицательно влияли на духовно-нравственное и материально-экономическое положение личного состава войск. Так, при создании в 1865 г., в границах Западно-Сибирского военного округа оказались территории Тобольской, Томской губерний и входящих ныне в состав Республики Казахстан Семипалатинской и Акмолинской областей. Далее в 1882 г. одновременно с переименованием округа в Омский в его состав вошли гарнизоны Семиреченской области.

В 1899 г. произошло объединение Омского и Иркутского округов в Сибирский военный округ с сохранением резиденции командующего округом в Омске.

В результате в состав нового военно-административного образования вошли территории Томской, Тобольской, Енисейской и Иркутской губерний, Акмолинской, Семипалатинской и Якутской областей. Только одна Томская губерния по своим размерам превосходила Францию, Германию, Испанию. В 1881 г. площадь округа составляла 2 965 884 кв. версты, а население уже 3 219 193 «душ обоего пола»1. Пограничная черта округа имела общую длину 12 350 верст, из которых около 1 400 верст приходилось на государственную сухопутную границу с Китаем, сибирская укрепленная линия тянулась на 1 800 верст и состояла из 64 укрепленных пунктов2.

В 1901 г. в Сибирском военном округе среди нижних чинов под ружьем находилось 19 282 человека, тогда как в Виленском военном округе под ружьем находилось 126 284 человека, а в Казанском военном округе под ружьем стояло 27 998 человек3. Следует отметить, что подобная «стратегическая недооценка»

военной значимости региона была свойственна и некоторым местным чиновникам. Например, член Совета Главного Управления Западной Сибири действительный статский советник Супруненко в своей служебной записке в июле 1874 г.

отмечал, что «трудно ожидать, чтобы в Сибири понадобилось такое быстрое комплектование войск, при котором продление времени призыва могло иметь серьезное значение»4. Поэтому не случайно в 1902 г. войсковой наказной атаман Сибирского казачьего войска в своем рапорте отмечал: «Нашу границу с Китаем в районе Иркутской и Енисейской губерний следует признать в общем слабо обеспеченной от вторжения в наши пределы если не китайских регулярных войск, то подданных Китаю сойотов и урянхайцев»5. «Главное внимание Военного министерства было обращено на западную границу. Для охраны и обороны наших пределов … в Сибирских военных округах уделялось менее средств», — вторил ему командующий действующей армией в русско-японскую войну 1904—1905 гг. А.Н.Куропаткин6. Вследствие чего, за годы русско-японской войны через Сибирь в Манчжурию было перевезено 1 350 176 солдат, 244 047 лошадей и 63 млн. пудов военных грузов7. Кроме того, малая пропускная способность железных дорог, которая приводила к длительному простою эшелонов с войсками на станциях, облегчала работу агитаторов8. Так, мобилизационное развертывание 8-го Томского полка численностью 4098 нижних чинов было закончено в марте 1904 г. однако из-за перегруженности Транссибирской железной дороги полк выдвинулся из Томска на фронт только 22 апреля того же года9.

Солдаты находились в пути вместо 17 до 69 суток.

Опыт управления округом, итоги русско-японской войны 1904—1905 гг. показали, что управление такой громадной территорией вызывает чрезмерное напряжение сил командования округа. Поэтому территории Тобольской, Томской губерний, Акмолинской и Семипалатинской областей в марте 1906 г., когда Сибирский военный округ был разделен на Омский и Иркутский округа, вошли во вновь созданный Омский военный округ. Это событие, несомненно, следует оценивать не только с точки зрения военно-стратегической целесообразности, но и с позиций целесообразности экономической.

Таким образом, свершившиеся в сентябре 2001 года объединения Приволжского и Уральского военных округов в новый Приволжско-Уральский военный округ и, в августе 1998 года, Забайкальского военного округа и старого Сибирского военного округа в Сибирский военный округ, который дислоцирован теперь в 16 субъектах Федерации и занимает почти 30% территории России, вызывают, скорее всего, чувство «дежа вю».

Примечания 1 Памятная книжка по Западной Сибири на 1881 г. Омск, 1881. С. 143.

2 Копылов В.А., Милюхин В.П., Фабрика Ю.А. Сибирский военный округ. Первые страницы истории. Новосибирск: тип СО РАН, 1995. С. 40.

3 Плеханов А.А. «Помни, что солдат Христов и Государев воин...»: Основы религиозно-нравственного воспитания в войсках Российской Империи // Военно-исторический журнал. 2003. № 2. С.38.

4 ГАОО. Ф. 3. Оп. 8. Д. 11855. Л. 23.

5 РГВИА. Ф. 1450. Оп. 6. Д. 248. Л. 39.

6 Куропаткин А.Н. Русско-японская война, 1904—1905. Под ред. Н.Л.Волконского.

СПб., 2002. С. 110.

7 Русско-японская война 1904—1905 гг. СПб., 1910. Т. 7. Ч. 2. С. 170.

8 Кабацкий Н. И. Социал-демократические организации Сибири в борьбе за массы в революции 1905—1906 гг. Иркутск, 1984. С. 183.

9 Чернов К.А. Боевой путь 8-го пехотного Томского полка в русско-японской войне 1904—1905 гг. // Катанаевские чтения: Материалы пятой всероссийской конференции (Омск, 17—18 апреля 2003 г.). Омск, 2003. С. 82.

–  –  –

К ВОПРОСУ ОБ ОСОБЕННОСТЯХ ИСТОРИЧЕСКОЙ КАРТИНЫ МИРА

КУБАНСКИХ КАЗАКОВ

В 1990—2000-е годы в нашей стране получает всестороннее развитие тематика исторических исследований по проблемам казачества России, связанная с процессом трудного возрождения этого феномена русской, российской истории.

В 2009 г. в Ставропольском государственном университете была защищена докторская диссертация О.В.Матвеева (Кубанский государственный университет), написанная на весьма актуальную и интересную тему: «Историческая картина мира кубанского казачества: особенности военно-сословных представлений (конец XVIII — начало XX в.)»1.

Автор диссертации давно известен, как серьезный историк, автор целого ряда работ по проблемам кубанского казачества и северокавказской истории XVIII—XIX вв. В силу того, что указанное исследование пока недоступно широкому кругу специалистов (остается надеться на его скорейшую публикацию) мы хотим обратить внимание историков на некоторые грани этой, безусловно, интересной, творческой, талантливо выполненной работы.

Исследуя особенности народной памяти, О.В.Матвеев останавливается на образах военачальников и атаманов в контексте народной истории (автореферат, с. 34—35). В галерее этих образов военачальников «выпала» знаковая фигура А.П.Ермолова. Между тем, О.В.Матвеев несколько лет назад отмечал, что в казачьем фольклоре существует положительное отношение к этому историческому деятелю2. По мнению информаторов историка, Шамиля пленил именно Ермолов, что, разумеется, является ошибкой, но ошибкой очень показательной.

В этом факте, как отмечал О.В.Матвеев, выразилось отношение кавказского казачества к Ермолову как символу победы3. И это важная черта народной памяти, демонстрирующая именно народное восприятие истории.

Другая сторона исследования, которую необходимо, на наш взгляд, позиционировать особо, заключается в том, что, несмотря на прослеженный О.В.Матвеевым дух противоборства казаков и горцев (это видно, например, в ролевых детских играх в «казаков» и «черкесов» (автореферат, с. 24) или указаний народной памяти на стремление покончить с набегами на русские поселения как причину вхождения кавказских народов в состав России (автореферат, с. 30) и т.д.), работа диссертанта не фиксирует мотивов непримиримости и полного отчуждения казачьего и горского миров. «В казачьей картине мира образ черкеса, — пишет диссертант — наделен целой палитрой красок от непримиримого противника до доброго соседа, причем позитивных национальных стереотипов фиксируется больше» (автореферат, с.

35). Этот вывод на более высоком уровне подтверждает ранее сделанное заключение А.Р.Салчинкиной: «В сознании казачества образ горца так и не оформился в классический образ врага… был ситуативным и радикально не менял сознание казачества»4. О.В.Матвеев справедливо отмечает: «Длительная совместная жизнь кавказских народов и казаков в рамках единого региона и государства укрепляла чувство общности исторических судеб. Казаки нередко владели языком соседей, уважали их обычаи, ценили добрососедские отношения и личное куначество» (автореферат, с. 41). И здесь нельзя не привести интересную цитату из недавней книги Якова Гордина: «Настоящие русские кавказцы (а казаки имеют к ним прямое отношение — Авт.)5 воспринимали Кавказ как единое целое. Несмотря на ожесточенное противостояние с большей частью горцев, они не проводили роковую границу между собой и горскими народами…Кавказ был для русских кавказцев своим, а с горцами их связывали сложные и подчас причудливые психологические отношения»6.

Приведем и еще одно подтверждение отнюдь не одномерно враждебного отношения рядовых русских кавказцев, казаков, к Кавказу и горцам. В параграфе 6.3 «Южнославянский мир как объект освобождения в исторических представлениях кубанских казаков» О.В.Матвеевым исследуются представления, которые, как отмечает диссертант, характеризуются дореволюционным историком П.А.Гейсманом формулой «славянский крестовый поход» (автореферат, с. 36).

Хорошо известно, что, скажем, для, официальных деятелей, военных и историков, скажем, таких, как Р.А.Фадеев, Кавказ был средоточием враждебной всему христианскому миру энергии вытесняемого из истории мусульманства и т.п.

Этому вторили некоторые вполне по имперски мыслящие декабристы, писавшие о войне на Кавказе как о многолетней борьбе цивилизации с варварством, искупительного креста с полумесяцем (А.П.Беляев)7. Так вот, как вытекает из работы О.В.Матвеева, применительно к Кавказу, Северному Кавказу, в среде казачества не было подобных ассоциаций о культурно-конфессиональном противостоянии между русскими и кавказцами.

В заключение подчеркнем, что одним из важных итогов исследования О.В.Матвеева является и то, что кубанское казачество вполне успешно и поступательно идет по пути социальной интеграции и самопознания, востребуя образы, символы, события, персонажей героев своей исторической картины мира, чего, к большому сожалению, в той же мере уже нельзя сказать о ситуации с казачеством центральных и восточных районов Северного Кавказа. Причина — постепенное исчезновение такового в результате исторически сложного, многоэтапного, драматического процесса размывания, маргинализации, выдавливания, а порой и геноцида русского и «русскоязычного» населения, например, в дудаевско-масхадовской Чечне.

Примечания 1 Матвеев О.В. Историческая картина мира кубанского казачества: особенности военно-сословных представлений (конец XVIII — начала XX в.). Автореф. дис … докт. ист.

наук. Ставрополь, 2009.

2 Матвеев О.В. «Распрощайся, ты Шамиль…» (пленение имама в устной истории Кубанских казаков) // Вопросы северокавказской истории. Армавир, 2004. Вып. 9. С. 77—90.

3 Этот символ действенен и сегодня. См.: Дударев С.Л. Образ А.П.Ермолова на рубеже XX—XXI вв. // Вестник архивиста Кубани. 2009. № 4. С. 71—75; Щербакова Д.И.

Этнические стереотипы в русско-чеченских отношениях // Южнороссийское обозрение.

№ 59. Ростов-на-Дону, 2009. С. 71.

4 Салчинкина А.Р. Кавказская война 1817—1864 гг. и психология комбатантства. Автореф. дисс… канд. ист. наук. Краснодар, 2005. С. 26.

5 Дударев С.Л. Трудными дорогами совместничества // Вопросы южнороссийской истории. Москва-Армавир, 2009. Вып. 15. С. 157—158.

6 Гордин Я. Зачем России нужен был Кавказ? СПб., 2008. С. 50.

7 Беляев А.П. Воспоминания декабриста. СПб: Русская симфония, 2009. С. 283.

–  –  –

УГЛИЧСКИЙ КУПЕЦ К.Н.ЕВРЕИНОВ — ПРЕДСТАВИТЕЛЬ СЕМЬИ

ОБЩЕСТВЕННЫХ ДЕЯТЕЛЕЙ И МЕЦЕНАТОВ

Семья купцов Евреиновых принимала активное участие в создании культурной среды города Углича. Особенно яркий след оставил в истории города Константин Николаевич Евреинов.

Он родился в Угличе 14 декабря 1867 г. в семье купца II гильдии, мецената и общественного деятеля Н.Д.Евреинова1. В 12 лет начал работать в лавке отца2.

Образование получил в Угличском городском училище и хотел продолжить обучение в одном из столичных учебных заведений, но вынужден был как старший сын продолжить дело отца. В конце 80-х гг. XIX в. К.Н.Евреинов переехал в г.Кашин Тверской губернии, для управления отцовским магазином3. Здесь он оказался в центре общественной жизни. Отец расширял свое дело, открыв магазин в Кимрах. На 1899 г. сумма имущества Н.Д.Евреинова оценивалась в 10 400 руб.4 На протяжении нескольких лет его сын жил между Угличем и Кашиным, посещая еще и Кимры. В Угличе он принимал самое деятельное участие в культурной и общественной жизни города. В начале 90-х гг. XIX в. в доме Евреиновых на Успенской площади создается культурно-просветительский кружок, которым руководил отец К.Н.Евреинова. Среди его участников были Л.Ф.Соловьев — меценат и общественный деятель, И.А.Истомин — купец и меценат, П.А.Критский — первый заведующий городской публичной библиотеки, будущий известный ярославский краевед; в 1893 г. он женился на сестре К.Н.Евреинова — А.Н.Евреиновой.

Главной мечтой К.Н.Евреинова было открытие в Угличе музея. «Наш древний когда-то достославный в истории Углич, с каждым днем своего существования утрачивает немалое количество исторических памятников…»5, — приводил его слова неизвестный автор в 1910 г. Из Углича активно вывозились культурные ценности6. Эти вещи, по мнению К.Н.Евреинова, могли бы храниться в пустующей Палате дворца удельных князей. Его беспокоило плачевное состояние этого уникального памятника каменной гражданской архитектуры XV в.6 Музей отечественных древностей был открыт 3 июня 1892 года. К.Н.Евреинов вспоминал: «Сбор вещей, отданных в музей, шел быстро: в первые 3 дня было собрано 400 экспонатов»7. Он своим деятельным и благотворительным участием во многом способствовал развитию музея. Непосредственно К.Н.Евреинов подарил 98 предметов — панагии, гипсовые портреты царей и цариц (Елизаветы, Анны, Николая I), живописный портрет В.Шуйского, копья, бердыши.

Занимаясь музеем на общественных началах, он на протяжении 17 лет был его хранителем8.

Он был меценатом, состоял товарищем председателя кашинского благотворительного общества «Доброхотной копейки»9. Согласно духовному завещанию отца, Константин Николаевич перечислял определенные суммы на попечение бедных (от 10 руб. до нескольких тысяч). Но его благотворительность не ограничивалась только попечением неимущих. Немало средств и сил он вложил в организацию и развитие учреждений культуры города. Во многом, благодаря ему в Угличе в 1907 г. был создано музыкально-драматическое общество, помещение для спектаклей было предоставлено К.Н.Евреиновым в его доме на Успенской площади. Неустанная деятельность К.Н.Евреинова по сохранению и изучению угличских древностей способствовала избранию его в ЯГУАК. В июле 1900 г. под эгидой ЯГУАК совместно с известным ярославским краеведом И.А.Тихомировым он проводит раскопки в Угличском Кремле и за городом на курганном могильнике ХII в. близ Грехова ручья10.

В 1905 г., после выхода Манифеста 17 октября, он вступил в кадетскую партию, а затем создал ее местное отделение. В это же время К.Н.Евреинов издает газету «Угличанин», являясь ее ведущим сотрудником. Еще в 1898 г. он опубликовал брошюру «Прошлое Углича»11. Он был выборщиком от Углича в I, II, III Государственные Думы12.

К.Н.Евреинов прожил короткую жизнь, он умер, когда ему было всего 42 года. Произошло это печальное событие 16 октября 1909 г., в Сухум-Кале13.

К.Н.Евреинова перевезли в Углич и похоронили в Алексеевском монастыре.

Примечания 1 УФ ГАЯО. Ф. 43. Оп. 1. Д. 233. Л. 16.

2 УГИАХМ. Ед. хр. 17839. (Фонд Евреиновых). Краткие биографические сведения о местных деятелях. 1928 г. Авт.-сост. Н.П.Черенин.

3 Колганова В.А. Н.Д.Евреинов — купец, меценат, общественный деятель // Суриковские чтения. Углич, 2008. Вып. 2. С. 48.

4 Там же. С. 49.

5 Цит. по: она же. Купец, меценат и общественный деятель К.Н.Евреинов // Сообщ.

науч. конф. Угличского музея. Углич, 2005. С. 124.

6 Смирнов Я.Е. «Угощайте меня как можно более Угличем…» (историк М.П.Погодин и угличский купец-собиратель И.П.Серебренников) // Ярославская старина. Ярославль,

2000. Вып. 5. С. 67—68; он же. Письма угличских купцов-собирателей Серебренниковых братьям Аксаковым // Исследования и материалы по истории Угличского Верхневолжья.

Углич, 1996. Вып. 4. С. 156—157.

7 Цит. по: Из корреспонденции К.Н.Евреинова — первого хранителя Угличского музея древностей. Переложения и выписки из статей и заметок, опубликованных в различных газетах. (Машинопись) / Авт.-сост. Е.А.Лапина. Углич, б.г. С. 5.

8 Цит. по: Колганова В.А. Купец, меценат и… С. 124—125.

9 Она же. К.Н.Евреинов, основатель и первый хранитель Угличского музея // Исследования и материалы по истории Угличского Верхневолжья. Углич, 1993. Вып. 3. С. 4.

10 В-ский К. Раскопки в Угличском уезде // Сев. край. 1900. № 188. 17 июля; В-ский К.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 17 |

Похожие работы:

«Министерство образования и науки РФ ГОУ ВПО «Нижневартовский государственный гуманитарный университет» Гуманитарный факультет Кафедра истории России АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ИЗУЧЕНИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ, ТЕОРИИ И МЕТОДИКИ ЕЕ ПРЕПОДАВАНИЯ Тезисы докладов и сообщений первой магистерской региональной научно-методической конференции г.Нижневартовск, 3 декабря 2011 г. Издательство Нижневартовского государственного гуманитарного университета ББК 63.3(2)я43 А 43 Печатается по постановлению...»

«БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ И. В. ПАСЮКЕВИЧ ХУДОЖЕСТВЕННОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ИСТОРИЧЕСКИХ РОМАНОВ ТОМАСА КЕНИЛЛИ Минск БГУ УДК 821 Утверждено на заседании кафедры английского языка и речевой коммуникации Института журналистики БГУ Рецензенты: кандидат филологических наук О. А. Судленкова; кандидат филологических наук В. Г. Минина Пасюкевич, И. В. Художественное своеобразие исторических романов Томаса Кенилли [Электронный ресурс] / И. В. Пасюкевич. – Минск : БГУ, 2013. ISBN...»

«Полный перечень докладов, заслушанных на научном семинаре «Генеалогия и история семей» 1987 – 2013 гг. 1 Научный семинар «Генеалогия и история семей» был основан в 1987 году Игорем Васильевичем Сахаровым, в то время старшим научным сотрудником Отдела библиографии и краеведения Государственной Публичной библиотеки им. М.Е.Салтыкова-Щедрина. И.В.Сахаров является руководителем этого семинара по сегодняшний день. Первое заседание Семинара прошло в здании Географического общества на переулке...»

«ЦЕНТР НАУЧНОГО ЗНАНИЯ «ЛОГОС» СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ I Международной научно-практической конференции МОДЕРНИЗАЦИЯ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА: ПРОБЛЕМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ часть I СТАВРОПОЛЬ УДК 303.425.2 ББК 65.02 М 74 Редакционная коллегия: Красина И.Б., д-р. тех. наук, профессор, ГОУ ВПО «Кубанский  государственный технологический университет» (г.Краснодар). Титаренко И.Н., д-р филос. наук, доцент, профессор, Технологический ...»

«Министерство здравоохранения Республики Беларусь 12-я МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ИСТОРИИ МЕДИЦИНЫ И ФАРМАЦИИ Сборник материалов Гродно ГрГМУ ~1~ УДК 61 (091) + 615.1 + 614.253.5] : 005.745 (06) ББК 5 г я 431 +52.8 я 431 + 51.1 (2 Бел) п я 431 Д 23 Рекомендовано к изданию Редакционно-издательским советом УО «ГрГМУ» (протокол №11 от 18.06.2012). Редакционная коллегия: Э.А.Вальчук (отв. ред.), В.И.Иванова, Т.Г.Светлович, В.Ф.Сосонкина, Е.М.Тищенко (отв. ред.), В.А. Филонюк....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ Крымский федеральный университет имени В.И.Вернадского Таврическая академия (структурное подразделение) Кафедра документоведения и архивоведения ДОКУМЕНТ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ Материалы I межрегиональной научно-практической конференции учащихся общеобразовательных организаций и студентов среднего профессионального и высшего образования 11 ноября 2015 года СИМФЕРОПОЛЬ 20 УДК –...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИЛНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н. Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО НОВЫЙ ВЕК: ИСТОРИЯ ГЛАЗАМИ МОЛОДЫХ Сборник научных трудов ОСНОВАН В 2003 ГОДУ ВЫПУСК 11 Под редакцией Л. Н. Черновой Издательство Саратовского университета УДК 9(100)(082) ББК 63.3(0)я43 Н72 Новый век: история глазами молодых: Межвуз. сб. науч. тр. молодых ученых, аспирантов и студентов. Вып. 11 / под ред. Л. Н. Черновой. –...»

«Министерство образования и науки Украины Одесский национальный университет имени И.И. Мечникова Кафедра истории древнего мира и средних веков Одесский Археологический музей Национальной Академии Наук Украины Отдел археологии Северо-Западного Причерноморья Национальной Академии Наук Украины ДРЕВНЕЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ Выпуск VIII Одесса ФЛП «Фридман А.С.» ББК 63.3(237Ук,7) Д УДК 902/ Рекомендовано к печати Ученым Советом исторического факультета Одесского национального университета имени И.И....»

««Крымская конференция глав государств антигитлеровской коалиции 4-11 февраля 1945 года (к 70-летию проведения)» Сборник материалов круглого стола, состоявшегося 17 февраля 2015 г. в Центральном музее Великой Отечественной войны Москва Министерство культуры Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Центральный музей Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.» Российское военно-историческое общество НИИ (военной истории) Академии Генерального штаба Вооруженных...»

«37 C Генеральная конференция 37-я сессия, Париж 2013 г. 37 С/32 5 сентября 2013 г. Оригинал: английский Пункт 11.3 предварительной повестки дня Шкала взносов и валюта, в которой уплачиваются взносы государств-членов в 2014-2015 гг. АННОТАЦИЯ Источник: Положение о финансах, статьи 5.1 и 5.6. История вопроса: В соответствии со статьей IX Устава и статьей 5.1 Положения о финансах Генеральная конференция устанавливает шкалу взносов государств-членов на каждый финансовый период. Цель: Принимая во...»

«Международная ассамблея «Русский Крым: историко-цивилизационные корни» 12-13 мая 2014 г. Дайджест СМИ Международная Ассамблея «Русский Крым: историкоцивилизационные корни» Пост-релиз 12–13 мая 2014 года в Крыму по инициативе Института стран СНГ состоялась Международная Ассамблея «Русский Крым: историко-цивилизационные корни». Идея проведения Ассамблеи прямым образом связана с историческим фактом воссоединения Крыма с Россией и была поддержана руководителями Республики Крым и города Севастополя,...»

«Санкт-Петербургский научно-культурный центр по исследованию истории и культуры скандинавских стран и Финляндии Кафедра истории Нового и Новейшего времени Исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета Русская христианская гуманитарная академия Материалы Десятой ежегодной международной научной конференции Санкт-Петербург St. Petersburg Scandinavian Center Saint Petersburg State Yniversity, Department of History The Russian Christian Academy for the Humanities...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. А. И. Евдокимова Кафедра истории медицины РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ИСТОРИКОВ МЕДИЦИНЫ Общероссийская общественная организация «ОБЩЕСТВО ВРАЧЕЙ РОССИИ» ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ МЕДИЦИНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941–1945 гг. “ЧЕЛОВЕК И ВОЙНА ГЛАЗАМИ ВРАЧА” XI Всероссийская конференция (с международным участием) Материалы конференции МГМСУ Москва — 2015 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 Материалы ХI Всероссийской конференции...»

«30-летие с момента открытия для посетителей первых залов ГатчинскоГо дворца, отреставрированных после второй мировой войны Комитет по культуре правительства Санкт-Петербурга Государственный историко-художественный дворцово-парковый музей-заповедник «Гатчина» 30-летие с момента открытия для посетителей первых залов ГатчинскоГо дворца, отреставрированных после второй мировой войны Материалы научной конференции 14 мая Гатчина Оргкомитет конференции: В. Ю. Панкратов Е. В. Минкина С. А. Астаховская...»

«36 C Генеральная конференция 36-я сессия, Париж 2011 г. 36 C/52 25 июля 2011 г. Оригинал: английский Пункт 5.11 предварительной повестки дня Доклад Генерального директора о мероприятиях ЮНЕСКО по реализации итогов Встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества (ВВИО) и будущие меры по достижению целей ВВИО к 2015 г. АННОТАЦИЯ Источник: Решение 186 ЕХ/6 (IV). История вопроса: В соответствии с решением 186 ЕХ/6 (IV) на рассмотрение Генеральной конференции представляется настоящий...»

«Направление 5 ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ В ЯЗЫКАХ, ЛИТЕРАТУРАХ И ФОЛЬКЛОРЕ НАРОДОВ РОССИИ Очерки истории российского академического кавказоведения XIX — начала XX вв. Вклад российских ученых (рук. д.филол.н. А.И. Алиева, ИМЛИ РАН) Важнейший научный результат работы по проекту — первое исследование кавказоведческого наследия академика Императорской Петербургской академии наук А.М.Шёгрена на основании всей совокупности его никогда не публиковавшихся трудов, хранящихся в трех архивах в...»

«НАУЧНАЯ ДИСКУССИЯ: ВОПРОСЫ ЮРИСПРУДЕНЦИИ Сборник статей по материалам XLIV международной заочной научно-практической конференции № 12 (39) Декабрь 2015 г. Издается с мая 2012 года Москва УДК 34 ББК 67 Н 34 Ответственный редактор: Бутакова Е.Ю. Н34 Научная дискуссия: вопросы юриспруденции. сб. ст. по материалам XLIV междунар. заочной науч.-практ. конф. – № 12 (39). – М., Изд. «Интернаука», 2015. – 182 с. Сборник статей «Научная дискуссия: вопросы юриспруденции» включен в систему Российского...»

«ГОДОВОЙ ОТЧЕТ ОТкрыТОГО акциОнЕрнОГО ОбщЕсТВа «ДальнЕВОсТОЧнОЕ мОрскОЕ парОхОДсТВО» пО иТОГам рабОТы за 2010 ГОД Оглавление 1. ОснОВныЕ сВЕДЕниЯ Об ОбщЕсТВЕ 1.1. История создания и развития Общества 1.2. Основные события Общества в 2010 году 1.3. Данные о фирменном наименовании и государственной регистрации Общества.1.4. Филиалы Общества 1.5. Дочерние, зависимые и иные общества, в уставных капиталах которых участвует ОАО «ДВМП» 1.6. Положение Общества в отрасли 1.7. Конкурентное окружение 1.8....»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОУ ВПО «КУЗБАССКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ» ФАКУЛЬТЕТ РУССКОГО ЯЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ КАФЕДРА ТЕОРИИ И МЕТОДИКИ ОБУЧЕНИЯ РУССКОМУ ЯЗЫКУ КОММУНИКАТИВНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Сборник материалов I Международной научно-практической конференции молодых учёных (15 апреля 2010 г., Новокузнецк) Новокузнецк Печатается по решению ББК 74.58+74.03(2) редакционно-издательского совета К ГОУ ВПО «Кузбасская государственная...»

«ПРОФЕССОРСКО-ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКИЙ СОСТАВ КАФЕДРЫ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ ФИЛИМОНОВ ВИКТОР ЯКОВЛЕВИЧ Должность: заведующий кафедрой отечественной истории Ученая степень: доктор исторических наук Ученое звание: профессор Базовое образование: КГПИ Сфера научных интересов: взаимоотношения власти и общества, города и деревни, социальные отношения, инфраструктура и рынок, политические настроения, образ жизни, системы расслоения, демографические процесс Преподаваемые дисциплины: Аграрная революция в России...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.