WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 17 |

«ИСТОРИЯ ИДЕЙ И ИСТОРИЯ ОБЩЕСТВА Материалы VIII Всероссийской научной конференции г.Нижневартовск, 15—16 апреля 2010 года Издательство Нижневартовского государственного гуманитарного ...»

-- [ Страница 4 ] --

Отход США и Англии от согласованной с СССР линии в репарационном вопросе четко обозначился после того, как они выступили против предложения выплаты Италией репараций Советскому Союзу посредством поставок текущей продукцией своей промышленности, хотя на Потсдамской конференции они принципиально против этого не возражали4. Очевидно, что поставки из текущей продукции в счет репараций содействовали бы подъему национальной промышленности Италии и закладывали бы основу для развития экономических отношений между Италией и Советским Союзом, чего как раз и не желали допустить англо-американские промышленные круги.

Солидаризируясь с позицией Англии и США, делегации Австралии, Канады, Южно-Африканского Союза выступали с нападками на двусторонние соглашения СССР с соответствующими странами о товарных репарационных поставках, пытаясь таким образом помешать поставкам сырья из Советского Союза в страны, выплачивающие репарации. Предлагалось даже, чтобы репарации выплачивались не товарной продукцией, а долларами или фунтами стерлингов. Такое предложение было направлено на то, чтобы поставить всех плательщиков репараций в финансовую зависимость от США и Англии. (Однако здесь будет уместно отметить, что опыт взимания победителями репараций с Германии в межвоенный период в твердой валюте оказался малоэффективным).

Острые разногласия на Парижской сессии СМИД и на Парижской мирной конференции вызвало обсуждение вопроса о размерах компенсации побежденными странами ущерба, нанесенного иностранной собственности на их территории.

Англия, США и Франция требовали, чтобы их имущественные потери были полностью компенсированы. Несколько иную позицию по этому вопросу занимал СССР. Признавая в принципе необходимость возмещения утраченной во время войны собственности стран Объединенных Наций, он настаивал на том, что такое возмещение должно быть лишь частичным. Ведь требовать от разоренных войной стран полного возмещения иностранной собственности означало бы возложение на них непосильного бремени. Советский Союз предлагал применить принцип частичного возмещения, равный 25% от суммы ущерба. В результате конференцией было принято решение о возмещении в размере 75%, а на 3-й Нью-Йоркской сессии СМИД СССР добился снижения размеров компенсации до 66 2/3%. Это снижение значительно облегчало послевоенное экономическое развитие стран, на территории которых в годы войны пострадала иностранная собственность5.

Таким образом, решение репарационного вопроса стран бывших союзников Германии после окончания второй мировой войны приняло затяжной и сложный характер. После выступления У.Черчилля в Фултоне 5 марта 1946 г. отношения между союзниками по антигитлеровской коалиции начинают обостряться, а дух «холодной войны» доминировать над разумом в международных отношениях.

Одним из проявлений начинающейся конфронтации между СССР, с одной стороны, США и Англии — с другой, и стал репарационный вопрос, решавшийся на Парижской мирной конференции, на которой США и Англия попытались навязать свою волю СССР, продиктовать свои условия побежденным странам. Однако, столкнувшись с твердой позицией Советского Союза, отстаивавшего репарационную линию на основе выработанных ранее соглашений (Потсдамская конференция, рекомендации СМИД), вынуждены были отступить. Решение репарационного вопроса в свою очередь способствовало заключению мирных договоров с бывшими союзниками Германии и снять с повестки дня проблему послевоенного мирного урегулирования.

Примечания 1 См.: Коваль К.И. Последний свидетель. «Германская карта» в холодной войне. М.,

1997. С. 385—386.

2 Там же. С. 420, 425, 432.

3 История внешней политики СССР 1917—1980 гг. В двух томах (1945—1980 гг.). М.,

1981. Т. 2. С. 44.

4 Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны, 1941—1945 гг.: Сборник документов. М., 1984. Т. 6. Берлинская (Потсдамская) конференция руководителей трех союзных держав — СССР, США и Великобритании (17 июля — 2 авг. 1945 г.). С. 447.

5 История внешней политики… С. 42.

–  –  –

РИМСКАЯ ИМПЕРИЯ КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРООБРАЗ ЕВРОСОЮЗА

Как известно, каждая историческая эпоха находит в античности свое актуальное отражение, не является исключением и современность. Образ Римской империи с завидным постоянством возникает там, где дело касается политической архитектуры объединенной Европы. По словам Ю.Каграманова1, в эпоху, когда национальная идея по меньшей мере поблекла, Рим естественным образом напомнил о себе как о парадигме европейского единства.

Распространено мнение, что ЕС и прочие варианты сверхнациональных объединений — это формально и есть первый признак империи; они происходят в демократическом мире, где частичная утрата суверенитета не ведет к господству главенствующей в союзе нации. Европа, по выражению современного французского историка П.Шоню2, создала своего рода Римскую империю в планетарном масштабе еще в начале XX в. В политическом смысле она оставалась лоскутной, окрашенной национальными цветами, но в цивилизационном действительно представляла собою некоторую целостность — ее можно назвать также культурной ойкуменой.

Также и современная объединенная Европа многим исследователям представляется «универсальным государством», хотя и в очень «легкой» его разновидности. Этот вариант «универсального государства» некоторыми своими существенными чертами напоминает Римскую империю — поэтому неудивительно, что европейцы все чаще задумываются сейчас о своем «римском» происхождении. К тому же в современной историографии сложилось opinio communis, согласно которому фактор стабильной и непроходимой в течение четырех веков границы способствовал формированию единого культурно-исторического пространства, ставшего своеобразным прообразом современной объединенной Европы3.

А.Никонов, характеризуя Римскую империю, утверждает, что это был первый проект объединенной Европы: «Сейчас вместо одного государства на месте древней империи 36 разных стран. А когда-то... Один язык международного общения — латынь. Единая система мер и весов.

Единая материальная культура, постепенно превращающаяся из национальной в интернациональную:

галльская керамика распространена по всей империи — так же как греческие вина, сирийские ткани... Единые системы местного самоуправления и судопроизводства, составления юридической и торговой документации. Все свободные граждане империи обретают полноправное римское гражданство. Римский город в Африке становится похожим на римский город в Германии»4. Еще исследователи указывают, что единая финансовая система, введенная в ЕС, имеет под собой отлично работающий древнеримский прототип.

Евросоюз очень многим поборникам интеграции видится как восстановление единства Западной Римской Империи, но есть мнение, что ЕС выглядит скорее как современная Священная Римская империя — так как представляет из себя «лоскутное одеяло» из больших и малых государств. Кроме того, у ЕС нет основных признаков империи: 1. У него нет единой внешней политики и политики в области безопасности — интеграция коснулась лишь торговли; 2. По большому счету, ЕС — это эволюционировавший таможенный союз, а не империя (политическая слабость центра не позволяет ему перерасти в империю); 3. Очень сложно быть империей без императора — сильной фигуры, которая находится в центре властной структуры (а вот президент США такую роль играет).

Еще в 2008 г. самым обсуждаемым проектом весеннего саммита ЕС была идея создания Средиземноморского союза. Новое объединение, на которое предлагается потратить сил и средств не меньше, чем на ЕС, организуется в границах великой Римской империи5. В случае реализации проекта в Европе возникнет новая геополитическая реальность, а бывшая граница бывшей Римской империи, отделявшая цивилизованную ойкумену от варварского севера, станет линией процесса новой средиземноморской интеграции. Внутри Средиземноморского союза наилучшим кандидатом на роль центра интеграции представляется, как и много веков назад, Италия6.

Согласно данным, прозвучавшим на сессии ПАСЕ в докладе «Европейские мусульманские общины перед лицом экстремизма», доля выходцев из исламских стран в Евросоюзе к 2050 году может составить треть или даже половину населения. «Средиземноморский союз» должен стать панацеей от наплыва мигрантов-мусульман — они якобы смогут оставаться в своих странах, которым ЕС предоставит финансовую помощь, а в будущем, возможно, и пригласит вступить в Евросоюз. Однако многие участники сессии ПАСЕ констатировали, что если и получится таким образом возродить Римскую империю, то это будет империя времен упадка7.

Примечания 1 Каграманов Ю. Империя и ойкумена // Новый мир. 1995. № 1. C. 140—172.

2 Channu P. Trois millions d’annies. Paris, 1990. P. 308.

3 Колобов А.В. Римское военное снаряжение на дальней варварской периферии:

проблемы интерпретации // История Древнего Рима [электронный ресурс] // URL:

http://ancientrome.ru (дата обращения: 07.03.2009).

4 Никонов А. Судьба цивилизатора. Теория и практика гибели империй (новая глава из книги) // Наука и жизнь. 2006. № 12. С. 79.

5 Духин В. Мечты о Римской империи (Программа «Вести», телеканал «Россия». 14 марта 2008 г. 09:25).

6 Якуба А. Возрождение Римской империи // Росбалт: информационное агентство [электронный ресурс] // URL: http://www.rosbalt.ru (дата обращения: 25.12.2009).

7 Иванченко П. Евросоюз или халифат? // Сегодня. Ру: информационно-аналитическое сетевое издание [электронный ресурс] // URL: http://www.segodnia.ru (дата обращения: 09.01.2010).

–  –  –

В.П.НАЛИВКИН И ЕГО ВЗГЛЯДЫ НА РУССКУЮ КОЛОНИЗАЦИЮ

СРЕДНЕЙ АЗИИ

Владимир Петрович Наливкин (1852—1918), выдающийся исследователь среднеазиатских народов и один из самых незаурядных общественных деятелей, впервые попал в Среднюю Азию, участвуя в Хивинском и Кокандском походах 1873—1875 гг. Прослужив 8 лет в армии и имея неплохие шансы сделать военную карьеру, он неожиданно ушел в отставку, но не вернулся в Россию, а поселился в кишлаке Нанай Наманганского уезда, чтобы познавать «язык, земельный быт, религию и обычаи» коренного населения.

Не имея гуманитарного образования, будучи ученым-любителем, В.П.Наливкин очень быстро заслужил репутацию «…едва ли не лучшего знатока языка и быта сартов из русских»1. Им были составлены и изданы многочисленные пособия по местным языкам, словари и написаны труды по истории Средней Азии.

Вместе с женой Марией Владимировной, которая полностью разделяла его убеждения и была одной из первых европеек, тесно общавшихся с местными женщинами, В.П.Наливкин стал автором одной из наиболее выдающихся работ XIX в. по этнографии среднеазиатских народов — «Очерков быта женщины оседлого туземного населения Ферганы»2. Этот труд в 1886 г. по ходатайству известного востоковеда Н.И.Веселовского «Очерк быта…» удостоен большой золотой медали Русского географического общества. В 1888 г. В.П.Наливкин был избран членом-сотрудником Императорского Русского археологического общества, в 1905 г. — членом правления Ташкентского отделения Императорского Общества востоковедения.

Российская администрация остро нуждалась в таких сведущих людях, поэтому В.П.Наливкина приглашают на разные должности в Туркестанском генерал-губернаторстве. Сначала он преподавал «туземные языки» в Туркестанской учительской семинарии и русско-туземной школе в Ташкенте, затем был инспектором мусульманских школ края, служил старшим чиновником для особых поручений при туркестанском генерал-губернаторе, был помощником [то есть заместителем] военного губернатора Ферганской области. Дослужившись до действительного тайного советника, В.П.Наливкин ушел в отставку и занялся общественной деятельностью. В 1907 г. он избирается во II Государственную Думу, где примыкает к фракции социал-демократов. После роспуска Думы он вновь сосредоточился на научной деятельности. В 1913 г. вышла в свет книга «Туземцы раньше и теперь» — работа, в которой нашли отражение его взгляды на проблемы русской колонизации Средней Азии.

После Февральской революции В.П.Наливкин вернулся к политической деятельности, Наливкин занимал руководящие посты в органах управления Туркестанским краем, и даже некоторое время был председателем Туркестанского комитета Временного правительства. Однако еще до прихода к власти большевиков, он снова устранился от общественной деятельности и 20 января 1918 г. покончил с собой на могиле ранее скончавшейся жены.

Судьба В.П.Наливкина, полная неожиданных поворотов, была в какой-то степени обусловлена противоречивостью его личности. В его работах тоже прослеживается определенная непоследовательность во взглядах на местное население, политику русских властей, перспективы ассимиляции или адаптации «туземцев». Однако неизменны симпатии к местному населению и убежденность в необходимости «рука об руку идти далее по широкому пути общечеловеческого прогресса»3.

В.П.Наливкин отмечал позитивные результаты русского завоевания: прекращение междоусобиц и водворение относительного порядка, оживление торговли, развитие предпринимательства, сокращение налогов и т.д.; считал положительным ознакомление «туземцев» с основами русской (= европейской) культуры, которые «успели воспринять от нас немалое количество разного рода полезных, практических знаний в области ремесел, архитектуры и строительства вообще, в области земледелия, торговли и счетоводства, в области общедоступных … сведений по части законов, географии, этнографии и истории».

При этом он обращал внимание на то, что «туземцы» использовали только то, «что обращало внимание удобством и практичностью», что, в свою очередь, «доказывает не косность их, как это полагают многие из русских, знающих и видящих туземную жизнь лишь из окон своих квартир, а трезвую рассудительность и осторожность, удерживающие их от подобного нашему легкомысленного прыгания навстречу иногда самым нелепым новинкам»4.

В то же время В.П.Наливкин был обеспокоен другой стороной русского влияния на «туземцев»: «…мужчины толпами шли в открывавшиеся нами питейные заведения. Женщины и девушки охотно шли на содержание к русским. Жены уходили от мужей, а дочери от родителей и поступали в дома терпимости»5.

Зная изнутри проблемы колониальной администрации, В.П.Наливкин открыто писал о взяточничестве и продажности чиновников, в том числе самых высокопоставленных. Он иллюстрировал многочисленными примерами, что хищения, поборы, вымогательства, незаконные сделки русской администрации с корыстными, преступными целями, «возросли до невероятных степеней», осуждал низкий моральный облик чиновников6.

Острой критике подвергались «темные стороны русской служебной жизни», «туземная прослойка» — посредники между простым народом и русской властью, стремление чиновников к «представительности». В.П.Наливкин считал, что пороки русской администрации являются главным препятствием для сближения «туземцев» с Россией. Он утверждал, что попытки ускоренной ассимиляции в виде русско-туземных школ и т.п. приводят лишь к отторжению от русской власти местного населения.

В целом, В.П.Наливкин, как и подавляющее большинство ученых и общественных деятелей того времени, не сомневался в необходимости вестернизации населения Средней Азии, но в то же время видел в мусульманском обществе свои положительные идеалы, обычаи, социальные институты, этические нормы, и считал необходимым учитывать ценности Востока «на пути общечеловеческого единения».

Примечания 1 Бартольд В.В. История культурной жизни Туркестана. Л., 1927. С. 130.

2 Наливкин В. Наливкина М. Очерк быта женщины оседлого населения Ферганы. Казань, 1886.

3 Наливкин В.П. Туземцы раньше и теперь. Ташкент, 1913. С. 107.

4 Там же. С. 133—134, 138 и др.

5 Наливкин В., Наливкина М. Очерк … С. 236.

6 Наливкин В.П. Туземцы… С. 134.

–  –  –

Поход гуситских войск под предводительством Прокопа Великого в Германию, происходивший в конце 1429 — начале 1430 гг. нельзя отнести к малоизвестным эпизодам истории гуситской эпохи. Более или менее подробное описание его основных событий содержится в нескольких доступных широкому читателю работах1.

В них, однако, встречаются неточности и разночтения. Самое же главное — вследствие его рассмотрения в общем контексте истории гуситских войн или заграничных походов гуситов оказывается в тени огромное историческое значение этого события. Поэтому представляется необходимым специальное рассмотрение истории похода и его последствий.

Первый заграничный поход отразивших натиск крестоносцев гуситов состоялся уже в 1426 году. После его успешного завершения гуситские отряды стали совершать походы в сопредельные с Чехией земли, опустошая их и пополняя запасы продовольствия и фуража, словом и ратным делом убеждая в правоте своей борьбы2. Поэтому начавшийся в декабре 1429 года поход гуситов за пределы своей страны поначалу воспринимался как очередное военное предприятие этого ряда. Знаменитый гуситский полководец Прокоп Великий, собрав под свои знамена таборитские, «сиротские» и пражские войска, направился на север от Чехии. Не встречая сопротивления, гуситы дошли до Лейпцига. Обычно, совершив подобного рода рейд на вражескую территорию, они возвращались на родину.

Но на этот раз, вопреки ожиданиям, Прокоп Великий не дал приказа об отступлении, а повернул свои войска на запад. Он разделил гуситские силы на пять отрядов, которые подобно бурному наводнению, хлынули через Саксонию в Верхнюю Франконию и Баварию. Современный хронист писал: «И чехи, свободно продвигались по этим землям, разделившись на пять отрядов, и несли великое разорение; и повсюду люди говорят, что во время этого похода они сожгли 70 укрепленных городов, а число [сожженных] крепостей и деревень невозможно подсчитать; жители всех этих земель не осмеливались выступить в поле против чехов»3.

Князьями, прелатами, городскими патрициями овладела паника: никто не знал, насколько далеко простираются замыслы гуситов, остановить которых казалось невозможным. Неслыханные события произошли в начале февраля в Бамберге — центре крупного епископства. Патриции, богатые бюргеры и верхушка клира при приближении гуситов бежали из города. «На улицах остался только простой народ, — писал современный немецкий хронист, купец Бурхардт Цинк, — большие толпы народа, бродившие по городу из конца в конец, врывались в дома богатых горожан. Бедняки нашли в домах вино и другие вещи и делили все это между собой; они ели, пили и услаждались. Они врывались также в дома богатых священников и каноников, бежавших из города. И тут чернь вела себя не лучше, чем в домах горожан. Именно по поводу этого господства черни говорилось, что Бамбергом овладели гуситы. Но это была неправда»4.

Когда победоносные войска Прокопа вплотную приблизились к Нюрнбергу — крупнейшему городу тогдашней Германии, центру международной торговли и месту хранения императорских регалий — наместник императора Сигизмунда в Германии и Нюрнбергский бургграф, курфюрст Бранденбургский Фридрих Гогенцоллерн отправил навстречу гуситам послов и 12 февраля 1430 года в замке Бегеймштейн от имени всех германских князей заключил с Прокопом Великим перемирие до 25 июля. По условиям Бегеймштейнского соглашения гуситы получили громадную контрибуцию — курфюрст Бранденбургский заплатил 14 тысяч золотых флоринов, герцог Баварский 10 тысяч и имперский город Нюрнберг — 11 тысяч. Кроме того, Фридрих Гогенцоллерн обязался предоставить чешской делегации возможность выступить в стенах Нюрнберга перед собравшимся народом с обоснованием правоты четырех пражских статей — основы гуситской программы преобразования церкви и общества. Противники гуситов заранее согласились признать те положения гуситов, обоснованность которых будет подтверждена текстом Священного Писания. Это был небывалый успех гуситов: никогда прежде католическая церковь не соглашалась вести переговоры с еретиками как с равными, никогда авторитет Библии не ставился выше мнения папы и решений церковных соборов. При этом курфюрст Фридрих согласился с тем, чешская делегация вступит в Нюрнберг под собственной вооруженной охраной5.

Император Сигизмунд и папа Мартин V отказались выполнять условия Бегеймштейнского соглашения и, дождавшись возвращения в Прагу гуситских войск, попытались продолжить борьбу против мятежной Чехии6. Однако великий гуситский поход в Германию, молва о котором эхом прокатилась по всей Европе, произвел решительный переворот в настроениях князей и прелатов империи, долгие годы надеявшихся поставить гуситов на колени силой оружия.

Окончательную точку поставил пятый крестовый поход против гуситов, который закончился 14 августа 1431 года позорным бегством крестоносцев из-под Домажлиц: вражеское войско даже не осмелилось вступить в бой и разбежалось при приближении гуситских отрядов. После этого даже самые закоренелые противники гуситов были вынуждены признать неизбежность мирных переговоров с бесстрашными последователями Яна Гуса.

Примечания 1 См.: Мацек Й. Гуситское революционное движение. М., 1954. С. 144—149; Рубцов Б.Т.

Гуситские войны. М., 1955. С. 243—248; Иванова О.Е. Якубский В.А. Табор. Л., 1960.

С. 113—114; Рубцов Б.Т. Подвиги таборитов. М., 1962. С. 101—103.

2 Заграничные походы гуситов, названные современниками «прекрасные походы», наиболее подробно описаны в посвященной им главе исследования видного чешского историка Й.Мацека. См.: Macek J. Prokop Velik. Praha, 1953. S. 65—122.

3 Star letopisy esk. Praha, 1937. S. 81.

4 Macek J. Kto js bo bojovnici. Praha, 1951. S. 197.

5 Текст Бегеймштейнского соглашения опубликован Й.Мацеком в чешском переводе:

Macek J. Kto js… S. 200.

6 В этот момент они обратились за помощью даже к Жанне д Арк, от имени которой 23 марта 1430 года было составлено письмо с угрозами в адрес чешских «еретиков».

О содержании письма см. подробнее: Крылов П.В. Гуситы и Жанна д Арк // Проблемы социальной истории и культуры средних веков и раннего нового времени. СПб., 2000.

Вып. 2. С. 129—137.

–  –  –

Г.П.ФЕДОТОВ О ПРАВОСЛАВНОМ ХРАМЕ КАК ВЫРАЖЕНИИ

РУССКОЙ ДУХОВНОСТИ

В творческом наследии выдающегося историка, религиозного мыслителя и публициста Г.П.Федотова (1886—1951) особое место занимает книга «Русская религиозность»1. На ее страницах он попытался впервые в науке осмыслить субъективную сторону религиозной жизни русского человека через его отношение к Богу и окружающим, систему нравственных ценностей и определение собственного места в мире.

Решая поставленную задачу, Федотов рассмотрел православный храм как материальное выражение мироощущения русского человека. Это во многом было обусловлено личным жизненным опытом: жизнь в провинциальном городе центральной России (Воронеже)2 дала Федотову возможность близко познакомиться с народной духовностью во время посещения приходских храмов. С детских лет в сознании Федотова жил народный образ веры.

Существо этого образа Федотов раскрыл в своей дневниковой записи от 3 июля 1935 года: «У народа тот же Христос, которого я знал в детстве. Я не выдумал его. Он дан мне всей православной средой, в которой я жил: иконой, лубочными картинками Страшного Суда, литургикой, сыростью и холодом воронежских церквей»3.

В центре исследовательского внимания Г.П.Федотова находилось средневековое русское искусство: период между монголо-татарским нашествием и установлением Московской монархии (около 1500 года) Федотов называл «золотым веком русского искусства»4. По мысли автора книги, этот период истории русской культуры был отмечен небывалым подъемом русского национального самосознания, формированием национальных черт искусства, становлением местных иконописных и архитектурных школ. Поэтому памятники материальной культуры указанного времени, как никакие иные, раскрывали народную духовность.

Федотов, в частности, отмечал, что купола русских церквей рождают несколько самобытных образов православного сознания. С одной стороны, это образ русских воинских шлемов, поднимающихся на защиту истинной веры.

С другой — она напоминает ему огонек свечи, «столь дорогой для русского благочестия» и «более, чем какая-либо другая архитектурная форма, чувство умиления — весь комплекс религиозных ассоциаций, связанных с этим словом»5.

Г.П.Федотов обратил внимание читателя на малые размеры русских храмов и объяснил их не отсутствием технического мастерства или климатическими условиями (храм нуждался в отоплении во время суровой русской зимы), а проявлением духовной самобытности: «Русское литургическое чувство столь же далеко отстоит от византийского, сколь от католического… О русском храме нельзя сказать: «небо, опустившееся на землю», или, наоборот «земное, устремленное к небесному», как в случае готической базилики, и вряд ли можно назвать его соединением небесной и земной Церквей, как это с большой силой выражено в византийских литургических гимнах, или же собрании земной Церкви перед священным престолом, как в Церкви Римской. В русском храме ощущаем, что Божественное пребывает не где-то там вверху, «на небесах», но присутствует прямо здесь, в алтаре, во всех святынях, наполняющих его: иконах, крестах, мощах, в потире, в позолоченных Евангелиях — во всех предметах, которые целуем и почитаем. Полное воплощение духовного в материальном — одна из существеннейших черт русской религиозности»6. Как отмечал Федотов, церковь на Руси существовала не столько для людей, сколько для Бога. Этим он объяснял тот факт, что в русском народе церковь принято называть «домом Божьим»7. Передавая чувства средневекового русского человека, Федотов писал: «Люди входят сюда со страхом и трепетом, как входят в святое место паломники, или, ощущая себя недостойными, молятся в притворе»8.

Наконец, переступив порог, верующий начинал общаться с Богом.

Г.П.Федотов выявил яркую черту русской религиозности — стремление постичь Бога не только душою, но и телом: «Русские искали свой путь к Богу при помощи всех пяти органов чувств; не только через зрение посредством икон или через слух посредством церковного пения, но также через осязание посредством прикосновения (целования) к святыням, через обоняние посредством воскуривания ладана и других благовоний и через вкус посредством освященных хлеба воды и всякого рода освященной пищи»9.

Внутреннее убранство храмов вводило прихожанина в божественный мир.

Для неграмотного человека религиозное искусство должно было заменить чтение Священного Писания. Эта ответственность, которую несли русские иконописцы, помогла иконописи возвыситься до недосягаемых высот: «Религиозные и художественные мотивы, мистическое созерцание небесного мира и чисто человеческая радость, передаваемая в цвете, композиции, рисунке соединились в гармоническое целое»10.

Яркой чертой самобытности средневекового русского искусства, по мнению Федотова, была скульптура. Византия — духовная наставница Руси — отвергала скульптуру, считая трехмерное изображение возвращением к язычеству.

Поэтому русская пластика вырастала из глубоких славянских корней, из подспудно существовавших в народном сознании языческих традиций11.

Главное достоинство книги Г.П.Федотова определяется, на наш взгляд, тем, что он сумел сквозь призму русского искусства выявить основные составляющие мира народного православия — тонкого и органичного сплава языческого и христианского начал, сочетавшихся в единой вере.

Примечания 1 Она создавалась в США, где Г.П.Федотов жил с 1941 года до последних дней жизни, и была первоначально опубликована на английском языке. Русский текст книги был впервые опубликован несколько лет назад. См.: Федотов Г.П. Собр. соч. В 12 т. М., 2001.

Т. 10: Русская религиозность. Ч. 1. Христианство Киевской Руси. Х—ХIII вв. М., 2004.

Т. 11: Русская религиозность. Ч. 2. Средние века. ХIII—XV вв.

2 Семья Федотовых жила в Воронеже с 1890 года, где в 1904 году Георгий Петрович закончил гимназию с золотой медалью.

3 Цит. по: Федотова Е.Н. Георгий Петрович Федотов // Федотов Г.П. Собр. статей. В 6 т.

Париж, 1988. Т. 1: Лицо России. С. 1—2.

4 См.: Федотов Г.П. Русская религиозность. Ч. 2. С. 12.

5 Там же. С. 320.

6 Там же. С. 322.

7 Там же.

8 Там же.

9 Там же. Ч. 1. С. 179.

10 Там же. Ч. 2. С. 324.

11 Примечателен тот факт, что чаще других святых в скульптуре были запечатлены св. Николай и Параскева, жития которых написаны на грани мифологии.

–  –  –

Г.Ф.ФОН ГЕНС: ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ РОССИЙСКОГО

КОЛОНИАЛЬНОГО ЧИНОВНИКА

Григорий Федорович (Георг Гергард) фон Генс родился в 1787 г. в семье прибалтийских дворян. В 1806 г. начал службу юнкером в Петербургском инженерном корпусе, и в 1807 г. был переведен из столицы в Оренбург. Частые командировки на пограничную линию и Степь (Г.Ф.Генс служил в инженерной части Отдельного оренбургского корпуса) позволили ему ознакомиться с хозяйством, бытом, общественным устройством, нравами казахов. В 1818 г. Г.Ф.Генсу было поручено разобрать архив Оренбургской пограничной комиссии, благодаря чему его знания «азиатских дел» пополнились и расширились. В 1824 г. он стал первым директором Неплюевского кадетского корпуса.

В 1825 г. Г.Ф.Генс был назначен председателем Оренбургской пограничной комиссии — российского органа, осуществлявшего управление казахами Младшего жуза.

Следует отметить, что до этого времени Оренбургская пограничная комиссия была маловлиятельным органом, занимавшимся преимущественно выполнением распоряжений оренбургского военного губернатора. Ее руководители были, как правило, людьми, если и не случайными на этом посту, то малознакомыми с традиционным казахским обществом, и не пользовавшимися авторитетом ни в Степи, ни в Петербурге. Положение дел изменилось во второй четверти XIX в.

Возросшее значение Средней Азии во внешней политике России и необходимость обеспечения спокойствия на границе с казахами, безопасности караванных путей заставили правительство более ответственно подходить к кадровым вопросам в оренбургском ведомстве. Для чиновников служба в Оренбурге из «почетной ссылки» превратилась в возможность быстрого продвижения по службе, получения наград и пенсий. Особую престижность получили посты оренбургского военного губернатора и председателя Оренбургской пограничной комиссии, которые не только претворяли в жизнь российскую политику в отношении казахов, но и, в свою очередь, оказывали существенное влияние на ее формирование, принимая участие в выработке большинства нормативных актов, касавшихся управления Степью. Особенно значимой была их роль в 20—60-е гг. XIX в., когда происходил переход от традиционного управления к общеимперскому.

В этот период на пост председателя Оренбургской пограничной комиссии назначались выдающиеся администраторы (Г.Ф.Генса сменил М.В.Ладыженский, а с 1854 г. руководителем ОПК стал известный востоковед В.В.Григорьев).

С назначением Г.Ф.Генса председателем Пограничной комиссии изменился состав этого органа. В 1820 г. В.Ф.Тимковский докладывал Азиатскому комитету, что ее чиновники «большей частью люди без всякого образования и сведений, стесненные в содержании, скудные духом». Некоторые из них «ославлены поступками противозаконными, всего более мздоимством и хищениями, и не способны иметь правильный взгляд на предметы, особливо при соображениях политических»1. Г.Ф.Генс смог подобрать советников только из числа чиновников, хорошо знавших Степь, прослуживших какое-то время на других должностях в самой Комиссии или в ведомстве военного губернатора. Ф.Лазаревский, Н.Баталгин, И.Бикмаев, П.Ванев, Е.Каминский, С.Казачинский, И.Масленников, выдающийся монголовед и тюрколог А.Бобровников, Н.Смольянинов, Н.Костромитинов внесли немалый вклад в упрочение влияния России в Младшем жузе.

При Комиссии в разное время работали такие известные люди, как А.И.Левшин и В.А.Даль. Кроме того, Г.Ф.Генсу удалось активизировать деятельность заседателей-казахов, которые представляли в ОПК интересы Младшего жуза. Пограничная комиссия не была образцовым учреждением, но благодаря административному таланту Г.Ф.Генса она стала таким органом, составу которого, по словам Н.И.Веселовского, «могло позавидовать любое присутственное место в Петербурге»2.

При этом нужно иметь в виду, что служба в Пограничной комиссии была гораздо труднее и опаснее, чем в других ведомствах, она требовала специальных знаний о Степи и опыта. Советники ОПК проводили в командировках по 3—4 месяца в командировках, чиновники по особым поручениям и для производства следствий в степи — еще больше. «Синекур в провинции почти нет, — писал В.В.Григорьев, —... в провинции все служащие работают и много работают»3.

Поездки в Степь до 50-х гг. были сопряжены с опасностью погибнуть или попасть в плен. Сын самого Г.Ф.Генса, Дмитрий Генс, тоже служивший в ОПК, умер в 1848 г., заразившись в степи холерой.

Г.Ф.Генс стал фактически организатором систематического изучения Степи.

Он считал, что, только изучив культуру и историю народов, населяющих эти земли, проникшись их «духом», можно будет определить действительные, стратегические, а не сиюминутные интересы России, четко сформулировать основные цели и выработать оптимальную тактику для их достижения4. Он также ввел в практику деятельности колониальной администрации систематическое изучение численности казахского населения оренбургского ведомства5.

На посту председателя ОПК Генс организовал целую систему изучения не только Казахской степи, но и Хивы, Бухары, Коканда с помощью специальных агентов. Кроме того, нужные сведения Г.Ф.Генс получал, расспрашивая среднеазиатских купцов, казахских султанов и старшин, простых казахов; «не брезговал никем, — писал С.Н.Севастьянов, — приходи хоть самый последний «байгуш», он его любезно примет и выспросит все, что только нужно ему знать»6. Собранные материалы он тщательно записывал. В Российском государственном историческом архиве и Государственном архиве Оренбургской области сохранилось весьма солидное рукописное наследие Г.Ф.Генса: дневниковые записи, расспросные речи, маршруты, заметки по истории, этнографии, лингвистике, хозяйству казахов (вот названия некоторых из них: «Хлебопашество киргизов», «Хан киргизской Малой Орды Ширгазы Айчуваков», «Ханы киргизские», «Разделение киргизов на орды, роды и отделения», «О толенгутах», «Об имени "казак"», «О лошадях киргизских»). Эти рукописи пользовались известностью еще при жизни Генса, как ценный источник информации, необходимый в управлении казахами.

Г.Ф.Генс справедливо полагал, что непоследовательность российской политики в Казахской степи и в целом в Средней Азии обусловлена отсутствием ясных целей у правительства в этом регионе. По его мнению, в первую очередь необходимо было, наконец, решить, что же более соответствует российским интересам: «приобщение (казахов — С.Г.) к составу народа русского» или сохранение их самобытности, подчинение среднеазиатских стран или только торговля с ними7.

Сам Г.Ф.Генс был сторонником как можно более тесного сближения казахов с русскими, которое в конце концов должно было привести к их слиянию. «Главною целию каждаго правительства, — писал он, — должно быть благоденствие народа, им управляемого, и, чтобы распоряжения его были действительны, и производили пользу общую, надобно, чтобы народ составлял одно целое, одну массу. Для сего нужно, чтобы со временем исчезли между частями исчезли все признаки, отличающие одну от другой, а, следовательно,... магометане сделались христианами, татаре, башкирцы и прочие — русскими»8.

Г.Ф.Генс разработал целую программу постепенного распространения между башкирами, татарами и казахами светского образования, русского языка и православия. В этом вопросе немец и лютеранин Г.Ф.Генс действительно был русификатором: благополучие нерусских народов он связывал с их ассимиляцией, считая что «народам покоренным... должно быть облегчено соединение с народом господствующим, к чему они будут стремиться для собственной выгоды»9.

Г.Ф.Генс понимал, что без жестких мер, одной «заботливостью», установить мир и спокойствие на границе и в самой Степи не удастся. Он возмущался тем, что «киргизцам прощают все; все извиняют простотою нравов их и невежеством. Ожидают, что они просветятся, образуются и тогда сами собою отстанут от грабежей!

Но никогда и ни в каком народе, не выводились разбои и своевольства иначе как наказанием преступников»10.

Однако на практике Г.Ф.Генс соглашался на применение силы в самых исключительных случаях, прилагая все усилия к мирному погашению то и дело вспыхивающих конфликтов.

Основной задачей ОПК и ее председателя было прекращение нападений казахов на русскую границу. Г.Ф.Генс разработал ряд правил для пограничных жителей, которые были нацелены на предотвращение каких-либо конфликтных ситуаций на границе, а также стал автором многочисленных инструкций, которыми должны были руководствоваться казахские султаны, дистаночные начальники и родовые старшины.

При Г.Ф.Генсе российские власти начали предпринимать активные действия по урегулированию межродовых столкновений в самом жузе. Г.Ф.Генс был одним из инициаторов использования традиционных методов разрешения конфликтов. В 1827 г. возникла угроза серьезных беспорядков в самой спокойной части Степи — во Внутренней Букеевской орде. Букеевские казахи начали массовую откочевку за Урал, возвращаясь на территорию Младшего жуза. К середине апреля 1827 г. за Урал успело перейти 1887 кибиток казахов разных родов и отделений, т.е. почти пятая часть населения Внутренней Орды11. Происходили мелкие стычки с казаками, пытавшимися не допустить откочевки. Хан Джангир докладывал в Оренбург, что подвластный ему народ «совсем вышел из повиновения», «злоумышленные киргизцы» разъезжают вооруженными вблизи ставки с намерениями «покуситься на жизнь его». Для пресечения и беспорядков в Орду отправился председатель Оренбургской пограничной комиссии Г.Ф.Генс.

Его должны были сопровождать уральские казаки, в количестве, какое он найдет нужным. Однако Г.Ф.Генс был против репрессивных мер. Узнав, что в Александрове-Гае формируется отряд казаков, он не разрешил ему выступить в степь, «находя, что мера сия слишком скоропостижна и вместо уменьшения волнения во Внутренней Орде возникшего, при малейшей неосторожности может оную усилить и обратить в явное возмущение».

Во все рода и отделения были отправлены посыльные с приглашением старшинам прибыть на съезд в урочище Уялы в Рын-песках. Сам Г.Ф.Генс прибыл туда только с восемью казаками. Более недели почти непрерывно происходили совещания между старшинами, султанами и ханом. Г.Ф.Генс на них не присутствовал лично, но всегда знал, какие вопросы обсуждаются и определял решения, оказывая влияние на каждого авторитетного участника в отдельности.

В результате старшины дали подписку, что больше не имеют намерения перейти за Урал и просили председателя Оренбургской пограничной комиссии уничтожить все жалобы на хана и его окружение12.

На начало 30-х годов пришелся очередной всплеск междоусобиц в Младшем жузе. Особую активность проявляли джагалбайлинцы, враждовавшие со всеми соседними родами. В 1830 г. они убили султана-правителя Средней части Медетгали Турдалиева, разорили его аулы, захватили в плен семью султана и находившихся при нем старшин.

В Степь был послан специальный отряд из 400 башкир, казаков и солдат под личным командованием ее председателя Г.Ф.Генса. Через султанов-правителей и старшин казахам было заранее объявлено, что отряд направляется не для военных действий и захвата преступников, которых даже «не думает изыскивать, а надеется, что сами киргизы обуздают их», но для «примирения, защиты и удовлетворения всем и каждому». К отряду присоединились султаныправители Восточной и Средней частей и многие старшины. Убедившись, что русские направляются действительно с мирными целями, к отряду стали стекаться казахи и из отдаленных родов. Еще до начала переговоров Г.Ф.Генс счел возможным отправить на линию большую часть своего сопровождения, оставив для охраны несколько десятков казаков.

Переговоры завершились весьма удачно. Султаны и старшины родов джагалбайлы, табын, тама, кипчак, керей решили удовлетворить взаимные иски за последние три года полностью, за три предшествовавшие этому года — частично (за каждую лошадь — по годовалому жеребенку), а остальные — «предать забвению», и торжественно обещали больше не возобновлять барымту. По настоянию Г.Ф.Генса, они приняли решение выдать русским властям для отдачи в солдаты тех, кто нарушит этот договор13.

Семья Медетгали Турдалиева обратилась к Г.Ф.Генсу с просьбой не преследовать убийц, а разрешить закончить дело по обычному праву, определив кун (выкуп) за убийство, на что тот и согласился. Главными виновниками были названы султаны Санали Мурзагалиев и Уса Алавшин. Выполняя обещание не наказывать преступников по российским законам и в то же время опасаясь новой вспышки барымты, председатель Пограничной комиссии нашел компромиссное решение, предложив этим султанам перебраться с семьями и скотом в Букеевскую Орду14.

Впоследствии российская администрация неоднократно использовала подобные методы урегулирования степных конфликтов.

Дом Генса и его семьи был открыт как для русских, так и для казахов. Севастьянов писал, что Генс «был очень доступен. Киргизы, особенно во время … голодовок и других бедствий приходили к нему целыми толпами и просили помощи и даже оставляли своих детей15, многие из которых становились воспитанниками Г.Ф.Генса.

Жена Г.Ф.Генса, Авдотья Михайловна, была крестной матерью многих оренбуржцев. Один из ее крестников, сын полкового писаря, А.Ф.Чернышев, в судьбе которого семья Генса принимала самое живое участие, стал впоследствии знаменитым художником.

В 1844 г. Г.Ф.Генс вышел в отставку «вследствие расстроенного здоровья», но был оставлен в ведомстве МИД с сохранением всех получаемых им окладов и произведен в тайные советники. Он не стал уезжать из Оренбурга, где прошла его жизнь, по-прежнему жил с семьей «в доме на 13 окон», где, пока мог, принимал своих сослуживцев и знакомых степняков. 10 мая 1845 г. Г.Ф.Генс скончался на 64 году жизни и был похоронен на лютеранском кладбище Оренбурга16.

Талантливый и честный администратор, скромный и порядочный человек, он оставил о себе добрую память. Небезынтересно, что и дореволюционные исследователи, обращавшие внимание, в первую очередь, на просчеты русской администрации, и советские историки не находили оснований для критики Г.Ф.Генса; даже современные казахстанские ученые характеризуют его как «человека широкой эрудиции», называют «примером чиновника, добросовестно выполнявшего обязанности на своих постах»17.

Примечания 1 Российский государственный исторический архив (далее — РГИА). Ф. 1291. Оп. 2.

Д. 185. Л. 13—14.

2 Веселовский Н.И. Василий Васильевич Григорьев по его письмам и статьям. С.187.

3 Там же.

4 Государственный архив Оренбургской области (далее — ГАОО). Ф. 166. Оп. 1. Д. 5.

Л. 22 об.

5 Масанов Э.А. Очерк этнографического изучения казахского народа в СССР. Алма-Ата,

1966. С. 106, 107.

6 Севастьянов С.Н. Григорий Федорович Генс // Труды Оренбургской ученой архивной комиссии. 1908. Вып. XIV. С. 160.

7 ГАОО. Ф. 166. Оп. 1. Д. 5. Л. 24.

8 Там же. Д. 3. Л. 37.

9 Там же. Л. 30 об.

10 Там же. Л. 20 об. 21.

11 Шахматов В.Ф. Внутренняя Орда и восстание Исатая Тайманова. Алма-Ата, 1946.

С. 106 12 Центральный государственный архив Республики Казахстан. Ф. 4. Оп. 1. Д. 1285.

Л. 944—945.

13 РГИА. Ф. 1291. Оп. 81. Д. 135. Л. 34, 49—55.

14 Там же. Л. 56—57.

15 Севастьянов С.Н. Григорий Федорович Генс… С. 161.

16 ЦГА РК. Ф. 4. Оп. 1. Д. 2298. Л. 12.

17 Например, Султангалиева Г.С. Каратолмач, штабс-капитан Мухаммед-Шариф Аитов в Казахской степи (первая половина XIX в.) // Панорама Евразии. 2008. № 2. С. 14.

–  –  –

ИРЛАНДСКИЕ ЧАСТИ В ТАНЖЕРСКОЙ КАМПАНИИ 1661—1684 гг.

В 1662 г. британская Корона в качестве приданного супруги Карла II Екатерины Португальской получила первое английское колониальное владение в Северной Африке — портовый город Танжер, который в Лондоне с начала 50-х гг.

столетия рассматривали как фактические ворота в Средиземное море и ключ к голландским коммуникациям в центральной Атлантике1. В какой-то степени стремление овладеть удобным портом в данном районе заставило Англию в XVIII столетии, уже после потери Танжера, обратить свое внимание на Гибралтар и Минорку2.

Выгоды коммерческого и геополитического характера после первых лет эксплуатации Танжера были впечатляющими3. Однако британская администрация столкнулась с более чем неприятными обстоятельствами, сопутствовавшими европейской колонизации Северной Африки — растущей активности марроканских племен, попытавшихся сбросить подданных Карла Стюарта в Атлантический океан. История английской оккупации Танжера превратилась в растянутые на два десятилетия непрекращающиеся боевые столкновения под стенами города, окончившиеся сдачей крепости врагу в 1684 г. Причем, в 1682 г. в Лондон для обсуждения ситуации вокруг Танжера, прибыло марроканское посольство4, случай во взаимоотношениях европейских государей и их противников-туземцев в колониях редкий.

Танжерский опыт оказал значительное влияние на развитие королевской армии в царствование Карла II5. Осознавая ограниченные возможности гарнизона, королевская администрация прибегла к политике отправки постоянных пополнений в Танжер. Так, уже на рубеже 1661/1662 г., в дополнении к созданным для Танжера конной роте графа Петерборо и Танжерскому пешему полку (под командованием того же Петерборо, губернатора крепости) из Европы были направлены 14 рот из состава расформированного дюнкерского пешего полка сэра Роберта Харли6. В 1662 г. из Англии были присланы еще два пеших полка (лорда Рутфорда и сэра У. Киллигрю), которые, как и полк Харли были слиты с полком Петерборо7.

В 1663 г. Корона поручает вице-губернатору Танжера Джону Фитцджеральду сформировать полк из солдат, завербованных в Ирландии. Полк был слабым по своему составу (4 роты), поэтому в дальнейшем, после ряда пертурбаций, был слит с полком Петерборо8. Английские власти осторожно относились к идее найма этнических ирландцев, в основном новыми солдатами стали уроженцы протестантской Северной Ирландии, где была велика доля английских колонистов. Однако часть коренных ирландцев все же попала под знамена короля.

Корона в правление Карла II крайне редко прибегала к формированию национальных частей, в отличие от Франции, Испании или Швеции. Единственное исключение было сделано для уроженцев Нижней Шотландии, которые (особенно офицеры) охотно принимались на королевскую службу. В случае с Ирландией, пример полка Фитцджеральда показателен. В это время, обычно, полк, набранный в Англии, размещался в Ирландии и получал от острова свое имя. Так созданный в 1667 г. Барбадосский пеший полк, в 1672 г. был преобразован в драгунский принца Руперта и размещен в Ирландии9. Но допускались исключения.

Образованные в феврале 1678 г. пешие полки Томаса Донгана и лорда О’Брайена был укомплектован частично офицерами и нижними чинами из Ирландии10.

На исходе танжерской эпопеи, Корона, в очередной раз стремясь усилить тающий гарнизон крепости в 1680 г. организовала набор на территории Зеленого острова ряда подразделений, по-сути маршевых рот второй половины XVII в.

Общее руководство и организация найма солдат из числа уроженцев как протестантской, так и католической частей острова была возложена на могущественный семейство Батлеров, чей глава, Джеймс, 1-й герцог Ормонд был наместником короля, а его сын и наследник, Томас Батлер, граф Оссори получил патент губернатора Танжера (однако до назначения так и не добрался, умерев в Лондоне летом 1680 г.). Реальная работа с людьми оказалась в руках опытного военного, в 1660-х гг. проведшего в Танжере несколько кампаний, ныне майора пешего полка графа Данбартона, сэра Джеймса Хэлкетта оф Питфайррана, который по возвращении из Африки написал воспоминания, так называемый «дневник».

В первой «маршевой» партии с Хэлкеттом в Африку было отправлено 4 отдельных роты (укомплектованные новобранцами, однако с выделением кадровых офицеров, унтер-офицеров и рядовых полка Дамбартона)11. Вскоре, в крепости появились и другие части усиления гарнизона, среди которых количество рот, созданных на базе полка Дамбартона и находящихся под командованием Хэлкетта, достигло шестнадцати (эти роты были укомплектованы, так же как первые четыре роты, но майор называет их ротами полка Дамбартона)12.

С этим воинством, фактически сведенным в батальон, Хэлкетт провел в Танжере тяжелейшую компанию 1680 г.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 17 |

Похожие работы:

«Азербайджанская кухня. Первые блюда. Вторые блюда, DirectMEDIA Опубликовано: 12th February 2011 Азербайджанская кухня. Первые блюда. Вторые блюда СКАЧАТЬ http://bit.ly/1cqbqXo Блюда из рыбы,,,,.. Готская история, Панийский П., переводчик Латышев В. В.,,,.. Краткое обозрение царствования Иоанна и Мануила Комнинов (1118–1180), Киннам И., переводчик Карпов В. Н.,,,.. Об общественном договоре, Руссо Ж.,,,.. Украинская кухня. Вторые блюда,,,,.. Живопись и реальность, Э....»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ИСТОРИИ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ и ТЕХНИКИ им. С.И. Вавилова ГОДИЧНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ Москва, 2009 Институт истории естествознания и техники им. С.И. Вавилова. Годичная конференция, 2009 – М.: Анонс Медиа, 2009 Редколлегия: А.В. Постников (отв. редактор), Г.М. Идлис (выпускающий редактор), В.В. Тёмный (отв. секретарь), Е.Ю. Петров (тех. редактор), Н.А. Ростовская (лит. редактор) Редакционный совет: А.В. Постников, А.Г. Аллахвердян, В.Л. Гвоздецкий, Г.М. Идлис, С.С....»

«ISSN 2412-9720 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 14 января 2016 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД: Международное...»

«Министерство образования и науки РФ Федеральное агентство по образованию Югорский государственный университет Научная библиотека Черноморец Семен Аркадьевич. Библиографический список литературы г. Ханты-Мансийск 2008г. ОТ СОСТАВИТЕЛЯ Библиографический список литературы посвящен 70 летнему юбилею Семена Аркадьевича Черноморца, профессора, доктора юридических наук, заслуженного юриста Российской Федерации, декана юридического факультета. Семен Аркадьевич родился 24 февраля 1938 года в г. Баре...»

«Сибирский филиал Российского института культурологии Институт истории Сибирского отделения Российской академии наук Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского Омский филиал Института археологии и этнографии Сибирского отделения Российской академии наук КУЛЬТУРА ГОРОДСКОГО ПРОСТРАНСТВА: ВЛАСТЬ, БИЗНЕС И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО В СОХРАНЕНИИ И ПРИУМНОЖЕНИИ КУЛЬТУРНЫХ ТРАДИЦИЙ РОССИИ Материалы Всероссийской научно-практической конференции (Омск, 12–13 ноября 2013 года) Омск УДК...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» XLV НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ СТУДЕНТОВ 2–6 апреля 2014 года, Самара, Россия Тезисы докладов Часть II Самара Издательство «Самарский университет» УДК 06 ББК 94 Н 34 Н 34 ХLV научная конференция студентов (2–6 апреля 2014 года, Самара, Россия) : тез. докл. Ч. II / отв. за выпуск Н. С. Комарова, Л. А....»

«ФИЛОСОФСКИЙ ВЕК ИДЕЯ ИСТОРИИ В РОССИЙСКОМ ПРОСВЕЩЕНИИ St. Petersburg Center for the History of Ideas http://ideashistory.org.ru St. Petersburg Branch of Institute for Human Studies RAS St. Petersburg Branch of Institute for History of Science and Technology RAS St. Petersburg Centre for History of Ideas _ THE PHILOSOPHICAL AGE ALMANAC THE IDEA OF HISTORY IN RUSSIAN ENLIGHTENMENT St. Petersburg Санкт-Петербургское отделение Института человека РАН Санкт-Петербургский филиал Института истории...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «КЕМЕРОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» БЕЛОВСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ) НАУКА И ОБРАЗОВАНИЕ сборник статей X Международной научной конференции БЕЛОВО 20 УДК 001:37 (063) ББК Н 34 Печатается по решению редакционно-издательского совета КемГУ Редколлегия: д. п. н., профессор Е. Е. Адакин (отв. редактор) к. т. н., доцент В. А. Саркисян к. т. н., доцент А. И....»

«М. Ф. ГНЕСИН О СИСТЕМЕ ЛАДОВ ЕВРЕЙСКОЙ МУЗЫКИ Изалий Земцовский М. Ф. ГНЕСИН О СИСТЕМЕ ЛАДОВ ЕВРЕЙСКОЙ МУЗЫКИ (ПО МАТЕРИАЛАМ АРХИВА КОМПОЗИТОРА) Светлой памяти А. А. Горковенко (1939–1972), коллеги и друга, автора статьи «Ладовые основы еврейской народной песни» (1963), к 40-летию со дня его безвременной кончины В Российском государственном архиве литературы и искусства в Москве хранится богатейший фонд Михаила Фабиановича Гнесина (1883–1957). Позволю себе сосредоточиться на фрагментах лишь...»

«Научно-практическая конференция «ИТ в образовании-2013» Введение. «Моя малая родина. У каждого человека она своя, но для всех является той, путеводной звездой, которая на протяжении всей жизни определяет очень многое, если не сказать все!» Интерес всякого цивилизованного общества к родному краю – непременный закон развития. Чтобы лучше понять себя, надо почувствовать и понять ту землю, на которой живешь, тех людей, которые живут на ней. Понять и оценить настоящее можно только, сравнив его с...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ В СОВРЕМЕННОЙ ЮРИСПРУДЕНЦИИ Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (7 октября 2014г.) г. Волгоград 2014г. УДК 34(06) ББК 67я Основные проблемы и тенденции развития в современной юриспруденции /Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. Волгоград, 2014. 77 с. Редакционная...»

«О компании История 3 Факты 5 Рекомендации 7 Услуги Международное налоговое планирование и отчетность иностранных компаний 9 Контролируемые иностранные компании 11 Услуги в сфере M&A (Mergers & Acquisitions) 15 Трасты и частные фонды 21 Инвестиционная деятельность 25 Стоимость услуг по регистрации компаний Открытие счетов в иностранных банках 31 Контакты 35 Офис в Гонконге История компании 1993 Становление бизнеса, поиск своего лица Регистрация первой компании группы — GSL Law & Consulting....»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE Основные проблемы и тенденции развития в современной юриспруденции Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (10 октября 2015г.) г. Волгоград 2015 г. УДК 34(06) ББК 67я Основные проблемы и тенденции развития в современной юриспруденции/Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. г.Волгоград, 2015. 92 с....»

«Гаврильева Людмила Николаевна преподаватель якутского языка, литературы Капитонова Майя Валериевна преподаватель русского языка, литературы Сивцева Алла Капитоновна библиотекарь Государственное бюджетное образовательное учреждение Республики Саха (Якутия) «Республиканское среднее специальное училище Олимпийского резерва имени Романа Михайловича Дмитриева» г. Якутск, Республика Саха (Якутия) СЦЕНАРИЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ИГРЫ «ДУМАЙ, ИГРАЙ, ПОБЕЖДАЙ!», ПОСВЯЩЕННЫЙ XXII ЗИМНИМ ОЛИМПИЙСКИМ ИГРАМ В...»

«Материалы конференции «Достижения и перспективы развития детской хирургии» 24-25 мая 2013 г.ДОСТИЖЕНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ДЕТСКОЙ ХИРУРГИЧЕСКОЙ СЛУЖБЫ В ТАДЖИКИСТАНЕ Салимов Н.Ф. Министр здравоохранения Республики Таджикистан Хирургия детского возраста является важнейшей составной частью хирургической и педиатрической службы в Таджикистане, которая имеет историю, характеризующуюся своими особенностями развития. Детская хирургическая служба республики получила свое начало в 1964 году с...»

«Суслов Алексей Юрьевич ПРОБЛЕМЫ РОССИЙСКОЙ И МИРОВОЙ ИСТОРИИ В РАБОТАХ УЧЕНЫХ КАЗАНСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОГО ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА В статье анализируется вклад ученых-историков Казанского национального исследовательского технологического университета в изучение различных проблем отечественной и всеобщей истории за последние годы. Рассмотрены наиболее заметные публикации в российских и зарубежных изданиях. Значительное внимание уделяется организации научных мероприятий,...»

«АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН ИНСТИТУТ ТАТАРСКОЙ ЭНЦИКЛОПЕДИИ ИСТОРИЯ РОССИИ И ТАТАРСТАНА: ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Сборник статей итоговой научно-практической конференции научных сотрудников Института Татарской энциклопедии АН РТ (г. Казань, ОП «ИТЭ АН РТ», 25–26 июня 2014 г.) Казань Фолиант УДК 94 (47) ББК 63.3 (2) И 90 Рекомендовано к изданию Ученым советом Института Татарской энциклопедии АН РТ Редакционная коллегия: докт. ист. наук, проф. Р.М. Валеев; докт....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» ООО «Учебный центр “Информатика”»СОВРЕМЕННОЕ СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНОЕ ЗНАНИЕ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ Часть Филология, лингвистика, современные иностранные языки, психология, социология и социальная работа, история и музейное дело Материалы второй заочной международной...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ПЕНЗЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» (ПГУ) Педагогический институт им. В. Г. Белинского Историко-филологический факультет Направление «Иностранные языки» Гуманитарный учебно-методический и научно-издательский центр Пензенского государственного университета II Авдеевские чтения Сборник статей Всероссийской научно-практической конференции, посвящнной...»

«T.G. Shevchenko Pridnestrovian State University Scientic and Research Laboratory «Nasledie» Pridnestrovian Branch of the Russian Academy of Natural Sciences THE GREAT PATRIOTIC WAR OF 1941–1945 IN THE HISTORICAL MEMORY OF PRIDNESTROVIE Tiraspol, Приднестровский государственный университет им. Т.Г. Шевченко Научно-исследовательская лаборатория «Наследие» Приднестровское отделение Российской академии естественных наук ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941–1945 гг. В ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ ПРИДНЕСТРОВЬЯ...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.