WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 |

«ИСТОРИЯ ИДЕЙ И ИСТОРИЯ ОБЩЕСТВА Материалы VIII Всероссийской научной конференции г.Нижневартовск, 15—16 апреля 2010 года Издательство Нижневартовского государственного гуманитарного ...»

-- [ Страница 16 ] --

Следует отметить, что в большинстве работ современных российских историков используется советское терминологическое наследие. Этнополитическая история народов Сибири в годы Гражданской войны, как правило, рассматривается с применением термина «национальный вопрос» попавшего в науку из публицистики и доставшегося российским историкам в наследство от активно применявших его советских историков. Согласно представлений ХХ столетия, смысл «национального вопроса», заключался в том, что каждая нация должна иметь право на самоуправление или самоопределение, от национальнокультурной автономии до автономии территориальной, федерации или даже независимого государства.

Но народы не сами реализуют это право. Само право на самоопределение наций реализовывалось в процессе суверенизации народа, если группа интеллектуалов активно входила в политику с лозунгами национального самоопределения. Следовательно, «национальный вопрос» в общественно-политической практике ХХ столетия — это вопрос о движениях за суверенизацию и процессах суверенизации народов под руководством их, как правило, националистически ориентированных элит.

Во-первых, в работах современных российских историков изменился принцип изучения процессов суверенизации сибирских народов. Их этнополитическая история в годы Гражданской войны стала рассматриваться как самоценная проблема, не подчиненная интересам изучения классовой борьбы и торжества большевизма, как это было в советской историографии. Во-вторых, в 90-е годы историками, проживающими и работающими в субъектах Российской Федерации, в научный оборот вводится большое количество источников из федеральных и региональных архивов ранее не доступных советским исследователям, лежавших на полках спецхранов.

Введение в научный оборот новых источников существенно расширило исследовательские горизонты и позволило идеологически беспристрастно переоценить многие процессы и события Гражданской войны.

В первую очередь, это касается:

— отсутствия социально-экономических предпосылок среди сибирских народов для активизации классовой борьбы и установления Советской власти в 1917 начале 1918 гг.;

— оценок деятельности националистически ориентированных представителей интеллектуальных элит сибирских народов как соответствовавших интересам своих народов;

— положительных оценок опыта земского самоуправления сибирских народов и деятельности автономных органов самоуправления сибирских народов под руководством представителей их национальной интеллигенции;

— историки более внимательно стали рассматривать взаимоотношения националистов представителей нерусских народов Сибири с сибирскими областниками1.

Непредвзятое изучение истории автономных органов национального самоуправления созданных в годы Гражданской войны интеллигенцией, исходя из интересов сибирских народов, позволило историкам из национальных республик снять присутствовавшие в советской историографии «обвинения в их буржуазном характере» и объективно показать прогрессивный характер деятельности интеллектуалов националистов в интересах своих народов. Не случайно, что в данное время появились биографические исследования о выдающихся представителях сибирских народов руководивших процессами их суверенизации во время Гражданской войны2. Благодаря этим людям, представителям национальных элит в интересах своих народов нашедших компромисс с коммунистами, произошло образование национальных автономных областей и республик. В дальнейшем большинство из них были обвинены в «буржуазном национализме» и репрессированы.

Российским историкам удалось отвергнуть обвинения советских историков в «буржуазном характере национализма» представителей интеллектуальных элит сибирских народов. Но невозможно оспорить тот факт, что представители интеллектуальных элит сибирских народов были «националистами». Особенностью российской историографии становится отказ от негативной, политически ангажированной оценки национализма, как явления направленного против дружбы народов. Наиболее последовательно это было сделано в работах якутского историка Е.Е.Алексеева поменявшего отрицательное значение термина национализм на положительное3. Он определил национализм как «преданность родному народу, выражавшуюся в борьбе за создание национального государства, за сохранение самобытности и языка, за чувство собственного достоинства». Алексеев утверждал, что «национализм есть естественное состояние каждого нормального человека и народа». Однако смена оценок национализма с отрицательных на положительные не может быть продуктивной и не является научной.

Совершенно политически беспристрастное историческое исследование процессов суверенизации народов Сибири невозможно. На его результаты влияют этническая принадлежность автора, а также его политические взгляды, на которые в свою очередь влияние оказывает состояние общественного сознания, как в стране, так и регионе. Несмотря на это без конкретно-исторических исследований процессов суверенизации, невозможно концептуального осмысления понятий нация и национализм, невозможно полномасштабное осмысление исторических событий революций и Гражданской войны в России, в которых националисты являлись значимыми, действующими лицами. Поэтому, при исследовании национализма необходим отказ от категорий «плохой — хороший».

Национализм необходимо рассматривать с точки зрения политических интересов общности, которую он защищает, указывая на его интегрирующую или дезинтегрирующую функцию. При этом следует понимать, что политические интересы по своей природе всегда будут спорны и оспариваемы.

Таким образом, новые демократические условия внутриполитического развития России в 90-е годы ХХ столетия безусловно положительно повлияли на качество работ по этнополитической истории сибирских народов, обусловили повышенный интерес историков представителей титульных народов субъектов Российской Федерации к процессам суверенизации своих народов в годы Гражданской войны. Российскими историками был поставлен и решен целый ряд проблем, которые в советский историографии не были адекватно освещены по идеологическим причинам.

Этнополитическая история отдельных сибирских народов подробно изучается местными историками в национальных республиках, но, к сожалению, в отечественной историографии нет работ охватывающих сибирский регион, где бы проблемы суверенизации сибирских народов рассматривались бы с помощью сравнительно-исторического метода как особый вид политических процессов оказавших влияние на ход и исход Гражданской войны. Работа написанная на основе современных теорий, где бы процессы суверенизации сибирских народов рассматривались в сравнении, позволила бы увидеть общее и особенное в движениях за суверенизацию сибирских народов в годы Гражданской войны, что могло бы существенно обогатить отечественную науку. Кроме того, при казалось бы огромном массиве работ посвященных истории создания национально-государственных образований в границах Советской России, нуждается в исследовании вопрос об идеологической ориентации групп коммунистов — бурятов, киргизов, якутов в годы Гражданской войны, который принципиально важен для понимания процесса создания автономных республик этих народов.

Его анализ, поможет раскрыть не привлекавшее ранее внимание исследователей противоречие между коммунистической идеологией, одним из принципов которой является интернационализм, и политикой коммунистов бурятов, киргизов и якутов, добивавшихся создания автономных республик по принципу своей этнической принадлежности. Эти проблемы могут явиться задачами для современных исследователей этнополитической истории сибирских народов.

Примечания 1 Бабаков В.В. Бурнацком-Бурнацдума: первый опыт национально-государственногог строительства в Бурятии. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Улан Удэ, 1997.; История Горного Алтая. Бийск, 2000. Т. 2.; Майдурова Н.А.

Горный Алтай в 1917 — первой половине 1918 гг. (от Горной Думы к Каракоруму). Горно-Алтайск, 2002.; Алексеев Е.Е. Национальный вопрос в Якутии (1917—1972). Якутск, 2007.;

Россия и Якутия: сквозь призму истории. Якутск, 2007 и др.

2 Жабаева Л.Б. Элбек-Доржи Ринчино и национально-демократическое движение монгольских народов. Улан Удэ, 2001; Цибиков Б.Д. Бурятские ученые национал-демократы. Улан Удэ, 2004.; Дьячкова А.Н. Г.В.Ксенофонтов: ученый и общественно-политический деятель. Якутск, 2000. и др.

3 Алексеев Е.Е. Национальный вопрос в Якутии (1917—1972). Якутск, 2007.; Россия и Якутия: сквозь призму истории. Якутск, 2007. С. 5—6.

–  –  –

УИЛЬЯМ ГЛАДСТОН — ЧЕЛОВЕК И ПОЛИТИК

(ПО МАТЕРИАЛАМ БИОГРАФИЧЕСКОГО ОЧЕРКА А.В.КАМЕНСКОГО)

Во второй половине XIX века в России появился интерес к биографиям иностранных деятелей культуры и искусств, писателей и ученых и, конечно же, политиков. Ф.Ф.Павленков — известный российский книгоиздатель начинает издавать серию биографических очерков «Жизнь замечательных людей». Эти очерки были написаны в новом для того времени жанре поэтической хроники и историко-культурного исследования, эти тексты сохраняют ценность и по сей день. Писавшиеся «для простых людей», для российской провинции, сегодня они могут быть рекомендованы отнюдь не только библиофилам, но самой широкой читательской аудитории. Изучая биографические очерки можно понять, каким образом в тот период складывалось отношение русских современников к выдающимся политикам зарубежных стран. Да уже и сам подбор биографий, который готовились к изданию, говорил о том, кто из иностранцев был в то время интересен русской публике.

Одним из авторов этой серии был А.В.Каменский — журналист, переводчик, получивший образование в Лондонской Королевской коллегии и прекрасно осведомленный о самых известных британских политиках. По-мимо биографии английского премьер-министра Уильяма Гладстона, его перу принадлежат очерки, посвященные Роберту Оуэну, Сэмюэлю Морзе, Аврааму Линкольну, Даниелю Дефо, Джеймсу Уатту, Томасу Эдисону.

Биографический очерк А.Каменского «В.Э.Гладстон. Его жизнь и политическая карьера»1 входил в серию «Жизнь замечательных людей» биографической библиотеки Ф.Павленкова. Объем очерка был чуть меньше ста страниц, здесь же был размещен и прекрасный портрет Гладстона, гравированный в Лейпциге Геданом.

Необходимо заметить, что в России было особое отношение к этому английскому политику. Именно в период его премьерства стих накал британских и российских противоречий, которые активно подогревал его предшественник Б.Дизраэли, что во многом способствовало росту англофобских настроений среди «читающей публики».

В очерке Каменского представлен портрет человека и политика, отмечены основные качества Гладстона и как личности, и как лидера парламентской партии. Русский автор отмечал, что будущий премьер-министр с детства отличался трудолюбием и силой воли: «Такая трудовая выработка вместе со скрупулезною точностью и аккуратностью во всем, во всем чтобы он не делал, тем более замечательна, что у него она была исключительно делом воспитания»2. Поступив в Итон, молодой Уильям поражал своими талантами, к тому же именно здесь он развил в себе ряд необходимых будущему политику качеств: «Помог обнаружить и развить свой громадный административный и диалектический таланты»3.

Продолжив свое дальнейшее образование в Оксфорде, он также пользовался уважением сверстников: «На товарищей своих Гладстон имел большое влияние и вообще пользовался их уважением», — замечал Каменский4. Это уважение было итогом длительной и усердной работы: «Голова Гладстона всегда работала и, вступая в спор, он не давал своему противнику ни минуты отдыха до тех пор, пока он не признает себя побежденным или просто не замолчит»5.

Полученные в Итоне и Оксфорде знания помогли Гладстону в парламентской и политической борьбе. Во время русско-турецкой войны 1877—1878 годов Гладстон был одним из тех немногих английских политиков, которые частично осуждали действия Турции на Балканах. Видимо, этот факт и стал основанием для особого, положительного отношения к нему в России. Русский биограф уважительно характеризует его отношение к восточному вопросу: «Он выпустил свою брошюру «Болгарские ужасы и Восточный вопрос», в которой устанавливал правильный взгляд на все это дело, доказывая, что Англия должна не поддерживать и прикрывать турок в их притеснениях христиан, а заступиться за подавленные народы Балканского полуострова»6. Даже после подписания Берлинского мирного договора У. Гладстон продолжал критиковать внешнюю политику Британского правительства: «И вообще продолжал постоянно протестовать против шовинистической политики правительства»7.

Весьма пристально Каменский останавливается на времени его премьерства, обращая особое внимание на попытки решения им ирландского вопроса: «И вот теперь Гладстону приходилось стать между Ирландией и парламентом и добиться от последнего мер, которые удовлетворяли бы первую»8. Русский биограф положительно оценивает шаги либерального кабинета Гладстона по проведению избирательной реформы, которая оставалась для Великобритании одной из актуальных проблем в политической борьбе консерваторов и либералов. Говоря об ее итогах для английских избирателей, он отмечает, что «численное большинство избирателей Великобритании в первый раз перемещалось на рабочий класс, и демократия приобретала в Англии действительный перевес»9. Столь явная симпатия к политической программе Гладстона объясняется тем, что автор очерка сам принадлежал к русской либеральной интеллигенции.

В очерке Каменского Гладстон представлен как образец демократического лидера, который было бы неплохо перенять и русскому обществу: «Во всех своих начинаниях он стремился заменить аристократическое начало демократическим, на место привилегий поставить равноправность, вместо насилия — добровольное согласие»10. По мнению Каменского, его политический талант крылся в умении отстаивать свою точку зрения и понимать нужды народа: «Истинное же величие его обнаруживается там, где, раз почуяв «глас народа» и придя к определенному убеждению, он принимается за осуществление этого убеждения. Тут он не щадит уже ничего, — ни себя, ни своей партии, ничьих предрассудков; тут он становиться энтузиастом, вдохновенным оратором, истинным вождем и… большею частью победителем»11. Поражала автора очерка и особая работоспособность политика на протяжении всей жизни: «Все его бюджеты всегда были предметом удивления для палаты не только по их финансовым достоинствам, но и быстроте, с которой они изготовлялись в совершенно законченном виде. В парламенте до глубокой старости он пересиживает молодых»12.

Очевидно, что Гладстон пользовался симпатией большой части русского общества благодаря изменению курса внешней политики Великобритании в период правления либералов. В отличие от времен Дизраэли резко спадает накал противоречий между империями. Большое одобрение, особенно либеральной части русского общества, заслужили его избирательная реформа, меры по решению ирландского вопроса, а также принятие ряда социальных реформ. Автор биографии довольно точно и красочно передает особенности становления личности и становления политической карьеры британского премьер — министра. И в настоящее время сохраняется интерес к очерку А.Каменского, в 1999 году он и ряд других биографических очерков серии «Жизнь замечательных людей»13 были переизданы.

Примечания 1 Каменский А.В. В.Э. Гладстон. Его жизнь и политическая деятельность. Биографи

–  –  –

«ХОДЗЕКИ» КАМО-НО ТЕМЭЯ КАК ОТРАЖЕНИЕ ВНУТРЕННЕГО ПРОТЕСТА

АРИСТОКРАТИИ ПРОТИВ НОВЫХ ВЕЯНИЙ

Для понимания обозначенной проблемы предварительно необходимо кратко остановиться на биографии автора «Записок». Родился Камо-но Темэй около 1154 года, принадлежал, скорее всего, к достаточно знатному роду. Его отец являлся наследственным служителем крупного родового синтоистского храма Камо. С юных лет Темэй становится весьма успешным поэтом и литератором при дворе императора. Но, достигнув примерно тридцатилетнего возраста, он бросает все и уединяется в скромном обиталище в окрестностях Киото, где ведет жизнь отшельника, и, судя по тексту «Записок», отходит от родной религии, синтоизма, став буддистом.

Как его личность, так и его авторский текст, породили три дискуссионные проблемы:

1. Каковы были истинные причины полного отказа от синтоизма служителя этого культа, и его перехода в буддизм.

2. Выяснение истинной сущности того буддизма, приверженцем которого и стал Темэй, т.е. насколько это была религия в чистом виде.

3. Какие именно причины вынудили его уйти в отшельничество.

Для анализа этих проблем необходимо, прежде всего, выделить характерные черты исторической ситуации второй половины XIII века — к моменту написания «Записок»:

1. Происходит ослабление власти императора и страна переходит под управление сегуна. Отмечается некоторый упадок в культуре и ее частичное «огрубление» — появляющиеся в то время новые стили и направления были более приземленными и менее утонченными.

2. При установлении власти сегуна (1192 г.) — столица была перенесена в северные земли, во многом уступавшими по экономическому и культурному развитию бывшей столице Киото. Что крайне негативно сказалось на восприятии новой, «малокультурной» власти — приверженцами прошлой эпохи Хэйан.

3. Жесткая политика сегуна, повышение налогов, соседство с все более усиливавшимся сословием самураев, возвышение новых родов и упадок некогда знаменитых семей — все это вызывало у аристократов грусть по прежней жизни, о чем и пишет автор «Записок».

Для решения вопроса о причинах принятия автором «Записок» буддизма и его истинной сущности обратимся к анализу второй и третьей части «Ходзеки».

На протяжении всего произведения непрерывно звучат ноты бренности этого мира, и, часто, они выражаются именно понятиями буддизма. Этот факт логично связан с тем, что в рассматриваемый нами исторический период, в момент стыка эпох, в Японии наблюдается новый всплеск активности в распространении буддизма. Отсюда можно прийти к выводу о том, что Темэю, как и многим другим, не принявшим идеалы новой зарождавшейся эры — идея бренности мира пришлась очень даже по душе. То есть, для автора буддизм стал альтернативной картиной мира, помогавшей продолжать существовать в чуждой ему и даже враждебной ему и его восприятию среде.

Если смотреть с такой точки зрения, тогда решается и вопрос об истинной сущности религии Темэя, тем более, что он сам дает нам ответ:

«Будда учил людей: «Соприкоснешься с вещью, не прикрепляйся близко к ней!» значит, и то, что я теперь люблю вот эту хижину из трав, уже есть грех.

Значит и то, что я привержен так к уединению, — уже преграда на пути… А что же, когда я говорю о бесполезных радостях и провожу так зря и попусту все время… Вид мой подобен монаху, душа же — в скверне погрязла…».

Таким образом, это была не столько глубокая истинная вера, сколько попытка применить уже существующие догматы для собственного душевного успокоения и объяснения происходящего вокруг. Здесь буддизм сам по себе выступает, скорее, просто чисто психологической отдушиной для мятущейся души, не находящей себя в изменившемся мире.

Так же, анализируя строки «Записок», мы приходим к ответу на вопрос о причинах ухода Темэя в отшельники. Широко распространенное мнение, что он удалился от мира вследствие неудач, связанных с должностью смотрителя храма, или у него были какие-то личные проблемы при дворе — представляются нам малообоснованными. Все выше перечисленное можно считать лишь поводом, ибо основанием для ухода, по-видимому, была глубокая неудовлетворенность новым, нарождающимся миром, окружающим его со всех сторон. Попытка ухода, как нежелание или даже внутренняя психологическая неспособность принятия реальной действительности.

Таким образом, «Записки» Темэя не просто образец великолепной литературы, но так же это «манифест» представителей старой культуры, оказавшихся вне привычных устоев и обычаев, очутившихся среди совершенно новой социальной и политической конъюнктуры.

«Ходзеки» — это не просто протест одного-единственного человека против действительности, скорее наоборот — «Записки» озвучили настроение многих аристократов, не сумевших перебраться из одной эпохи в другую. Не сумевших, или не захотевших принять иные нормы и ценности зарождающейся новой эпохи.

–  –  –

ПОЛИТИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ИОГАННА АЛЬТУЗИЯ

Иоганн Альтузий (ок. 1557—1638) — родоначальник современных теорий федерализма и консоционализма, философ права, обосновавший идею народного суверенитета. Альтузий должен рассматриваться в качестве фигуры, стоящей на стыке главных тенденций западной культуры. Он попытался синтезировать и несколько секуляризировать реформаторский протестантизм в идеальном государстве, и делал это в форме конкретных, практических руководств.

Главное сочинение — «Политика, изложенная методологическим образом и иллюстрированная священными и мирскими примерами» (1-е издание — 1603 г.;

окончательная редакция — 1614 г.) Согласно его теории народ — это «тело, представляющее собой сожительство индивидов». Только народ, то есть все люди-симбиоты, распоряжается всей полнотой суверенных прав. Концепт легитимности правительства только тогда может считаться обоснованным, когда мандат на управление исходит от народа. Правитель обязан подчиняться благим установлениям сообщества. В том случае, если правительство злоупотребляет своей властью, то сопротивление ему или даже его смещение является этически оправданным. Таким образом, Альтузия можно рассматривать как выдающегося представителя течения монархомахов, наряду с Франсуа Отманом.

Альтузия интересовало создание способов обеспечения гармонии в человеческом сообществе. Идеальное государство в его проекте отражает классовую структуру германского общества XVI столетия. Существует пять основных типов общественных объединений: семья, коллегии, город, провинция и государство.

Каждый последующий тип ассоциаций включает в себя все предыдущие, которые продолжают существовать параллельно ему. Каждая из ассоциаций обладает автономией. Устойчивость общества, структурированного как федеративная или конфедеративная полития, поддерживается с помощью серии общественных договоров. Альтузий разработал целостную теорию федерализма, который выступает альтернативой феодальной иерархии и инструментом обеспечения единства, основанного на общих интересах и всеми разделяемой морали.

Двойной акцент Альтузия на федерализме как взаимоотношениях и на разделении власти как базисе федеральных отношений считается основной аксиомой данной теории1.

Он также делает возможным существование консоциаций, состоящих из коллегий, в силу того, что люди могут делегировать осуществление суверенной власти различным органам, каким пожелают (согласно своей суверенной воле). Отправным пунктом политической теории Альтузия был не человек, а взаимосвязанное устройство политического сообщества от семьи до универсальной консоциации — государства. Первостепенным понятием теории политики Альтузия является термин «консоциация». Под «консоциацией» понимается прежде всего политическое сообщество, построенное на принципах пропорционального представительства и сохранения прав субъектов, из которых оно состоит. Основными принципами консоциации является разделение власти между сегментами общества, а также автономия и суверенитет этих сегментов в сферах, не являющихся «общим интересом» всех сегментов консоциации2. Субсидиарный характер деятельности вышестоящих уровней консоциации по отношению к нижестоящим является нормой социального взаимодействия в теории Альтузия, что предполагает максимальную самостоятельность консоциации в реализации собственной активности и способствует увеличению эффективности всей системы. Альтузий предполагает существование конфедерации, представляющей собой «функционально и политически ограниченное объединение нескольких государств»3. Он не развивает теорию конфедерации, но его индивидуальное федералистское видение общей ассоциации как конституируемой едиными естественными сообществами несомненно внесло большой вклад в появление современной теории конфедерации. Каждый вид консоциации имеет также свое собственное целевое назначение. Частные консоциации созданы для реализации строго лимитированных целей. Семья обязана обеспечивать экономические потребности своих членов, а корпорация — узкие интересы составляющей ее группы людей. Общественные консоциации должны создавать инфраструктуру для реализации гражданами своих социальных интересов.

Нравственным основанием для существования консоциации каждого типа он считал ее направленность на обеспечение полнокровной и счастливой жизни ее членам4. Государство необходимо для того, чтобы во-первых, включить всю социальную активность в сферу политического, во-вторых, придать институтам права и правления статус участников процесса общения в консоциации. Впервые в европейской политической мысли Альтузий формулирует понятие «государства» как политической системы, включающей экономическую, политическую и культурную сферы. «Так как общественные консоциации образуются из частных, они должны дополнять, но не поглощать их». Связи между разноуровневыми консоциациями должны основываться на базе «сотрудничества, равноправия, гармонии интересов частной и общественной сферы, но не их оппозиции»5. Каждый уровень пользуется одновременно определенной частью автономии и исполняет круг определенных обязанностей. «Консоциации обязаны стремиться к участию в общих задачах, направленных на создание условий, власти, помощи для всех»6. Альтузий выделил в ранг первостепенных принцип достижения консенсуса между консоциациями по всем общим вопросам как залог успешного существования государства. Требование поиска абсолютного консенсуса возможно лишь в небольших по численности консоциациях. В многочисленных консоциациях процесс принятия решений основывается на мнении «представительского меньшинства»7. Основополагающая идея субсидиарности заключается в том, что политическая власть должна вмешиваться только в тех пределах, при которых общество и составляющие его группы не в состоянии удовлетворить различные потребности. Принцип субсидиарности поэтому прежде всего является принципом ограничения власти, но не носит нормативного характера. Принцип субсидиарности не столько определяет норму, сколько указывает на тенденцию8.

Альтузий обращается к проблеме суверенитета. Он обеспечил теоретическую базу для работы с проблемой суверенитета и придал ей необходимое философское обоснование. Альтузий понимает политический суверенитет как конституирующую власть. Это более узкое, более республиканское определение суверенитета, фундаментальный характер которого трактуется как власть устанавливать управление — полномочие, которым наделяются естественные составляющие содружества, то есть люди. Суверенитет закреплен в законодательстве государства или в конституции.

По существу он переводит библейскую политическую традицию в действенные современные формы. Альтузий решает аналогичные современной политике проблемы без исключения или отбрасывания библейских основ. Конечная цель политики — осуществление естественного нравственного закона и воли Бога.

В последующей борьбе со сложившимся в XVII веке направлением европейского государственного строительства, представление Альтузия, призывавшее к созданию государств по принципам федерализма в форме сложносоставных политических ассоциаций, было оттеснено концепциями Жана Бодена и идеологов государственного регулирования, призвавших к созданию централизованных государств, все полномочия в которых распределялись по воле находящегося на вершине пирамиды или в суверенном центре короля, наделенного властью свыше. В XIX веке одно направление немецких мыслителей во главе с Отто фон Гирке, исповедующих объединение Германии на основе принципов федерализма переоткрыло Альтузия. Отто фон Гирке видел в нем по существу средневековую фигуру, желающую восстановить средневековую корпоративность. Карл Фридрих, значительный представитель немецкого либерализма, восстановил академический интерес к Альтузию публикацией «Политики» в ее латинской версии с обширными комментариями. Карл Фридрих воспринимал его как предшественника современного федерализма. Страницы Альтузия открывают возможность для демократии в нашем понимании, включая участие женщин в общественной жизни и государственной службе, и вообще более бесклассовое и эгалитарное основание общественного участия. Многое из системы Альтузия может быть основанием федерализма современной эпохи.

Примечания 1 Элазар Д.Дж. Европейское сообщество: между государственным суверенитетом и субсидиарностью или Иерархия против коллегиальности в управлении Европейским сообществом // Казанский федералист. 2002. № 4. — С. 67.

2 Большаков С.Н. Концепт субсидиарности и его влияние на становление структур гражданского общества // В поисках гражданского общества. Великий Новгород, 2008.

С. 126.

3 Althusius, J. Indianapolis: Liberty Fund, 1995. Р. 18.

4Ibid. P. 14.

5Ibid. P. 16.

6Ibid. P. 31.

7Ibid. P. 41.

8Большаков, С. Н. Концепт субсидиарности и его влияние на становление структур гражданского общества // В поисках гражданского общества. Великий Новгород: НовГУ им. Ярослава Мудрого, 2008. С. 130.

–  –  –

КУЛЬТ НАУЧНОСТИ И МЕССИАНСКИЕ ОЖИДАНИЯ В СУДЬБАХ

ЕВРОПЕЙСКОГО ЕВРЕЙСТВА

«Нам никогда до конца не разгадать загадку Вселенной, поскольку мы сами являемся частью этой загадки» (М.Планк).

«Не следует считать основами действительного мира те интеллектуальные вспомогательные конструкции, которые мы используем для постановки мира на сцене нашего мышления» (Э.Мах).

Из этих двух высказываний основоположников современной физики следует, что проблема объективности научного познания уже более столетия занимает умы не только гуманитариев. Тем не менее, как у научного сообщества, так и у самых широких слоев населения существует очевидная убежденность во всесилии научного знания, в его способности дать всеобъемлющее объяснение происходящих в мире процессов как на макро-, так и на микроуровнях.

Культ научности — одна из основных доминант современного европейского (западного) мышления. Европейская цивилизация сформировалась под знаком идеи прогресса, прогресса во всех областях — быт, промышленность, политика (демократия), законы (правовое государство), социальное устройство (средний класс), идеология (либерализм, толерантность, идея социального партнерства), информация (свобода слова и общения, Интернет). Человек получил невиданные возможности для самореализации. Последняя рассматривается как высшая социальная ценность.

Всем этим человек обязан прогрессу, который в свою очередь был бы невозможен без рационального осмысления мира. А выстроенность знаний о мире по законам логики и есть один из фундаментальных признаков науки. В этом наука на протяжении всей своей истории расходилась с религией, своеобразным девизом которой был принцип, провозглашенный одним из отцов церкви Тертуллианом: Credibile est quia ineptum («Вероятно ибо нелепо»).

Наука смогла выполнить свою преобразующую роль благодаря эмансипации от веры. Однако одновременно произошел парадоксальный перенос ряда черт, установок, ценностей и институтов из сферы религиозной в сферу научную.

Этот факт, наряду с целым комплексом иных причин, привел к радикальным изменениям в облике европейского еврейства, чему посвящен основной наш сюжет.

Итак, общеизвестным является тот факт, что на протяжении всего традиционного периода истории единство еврейской цивилизации зиждилось на ощущении евреями всего мира своей принадлежности к одному народу с одной исторической родиной, одной религией, общей исторической судьбой и общим духовным предназначением. Появившиеся у евреев Европы с началом эпохи эмансипации принципиально новые возможности впервые поколебали это единство, ибо евреи на индивидуальном уровне получили возможность выйти за пределы своей ограниченной среды и стать гражданами новых национальных государств1. В результате «историческая концепция универсальной еврейской нации становилась неясной, теряла свою значимость и даже переставала быть желанной»2.

Европеизация еврейства сопровождалась не только отказом от традиционных схем поведения, как то, например, регулярное посещение синагоги, соблюдение кашрута, Шаббата и еврейских праздников, но и от главного символа, объединявшего нацию на протяжении многих веков галутного (диаспорного) существования — от мечты о наступлении Мессианской эры с возвращением еврейского народа на историческую родину — в Землю Израиля.

Дело в том, что сама социальная ситуация и обусловленная ею интеллектуальная атмосфера XIX в. наводила евреев Европы на мысль, что Мессианская эпоха уже настает прямо на их глазах и, главное, без какого-либо их участия.

Стремительный прогресс во всех областях жизни европейского общества никак нельзя было увязать с традиционной религиозной практикой иудаизма.

При этом важно отметить, что как таковая связь еврейского сознания с мечтой о Мессианской эпохе сохраняется. Но именно данная связь в принципиально изменившихся условиях начала действовать в прямо противоположном направлении, то есть она начала обращать духовные устремления евреев от задачи возрождения национального государства к задаче максимально быстрой абсорбции в европейское общество. Как объяснить это парадоксальное явление?

Исторический парадокс состоял в том, что на новом этапе страстное, часто подсознательное стремление евреев к геуле как символу национального возрождения привело их к тому, от чего они на протяжении двух тысяч лет решительно отказывались, — к принятию европейской культуры и, прежде всего, одной из ведущих ее областей — науки. Объяснение этой поразительной метаморфозы можно попытаться отыскать в присущем еврейской традиции особом культе учебы и знания с одной стороны, и в архетипически заложенной в сознании евреев идеи историзма с другой.

Первое, на что следует обратить внимание, это на заложенные в самой еврейской традиции глубокие основания науколюбия. Их внешним выражением были и наработанные веками учебные навыки, и эвристические и мнемонические способности, и тематическое и проблемное богатство еврейского традиционного священнокнижия, и сам человеческий пиетет к культуре учебного процесса. «Все это, как отмечает Е.Б.Рашковский, создавало существенные предпосылки для увлечения "эмансипированных" еврейских умов и сердец новой — посткартезианской познавательной парадигмой. Былое подвижничество хедеров, талмуд-тор и иешив стало отчасти замещаться подвижничеством в стенах европейских и — несколько позднее — североамериканских университетов, научных обществ, лабораторий»3.

Однако данное подвижничество не может быть объяснено только исходя из простой привычки евреев стремиться к книжному знанию, к учебе самой по себе. Дело в том, что сама культура еврейского народа была построена на мистике учебного процесса: «В плане своего собственного духовно-исторического сознания евреи мыслили себя этно-религиозной группой самими основами своей веры призванной как бы к "брахманскому" священнослужению»4. В этом служении первостепенная роль отводилась процессу обучения. В одном из самых авторитетных трактатов Талмуда прямо говорится о том, что человек приобретает священное знание: Чтобы вещи называть своими именами, и чтобы тем нести освобождение миру (Авот 6:6).

Е.Б.Рашковский отмечает первую важную предпосылку для обращения евреев к европейской науке — это формирование у них харизматического мессианского отношения к знанию. Вторая важнейшая предпосылка состояла в изменении ситуации в интеллектуальной атмосфере европейского общества. Дело в том, что в новых условиях научная культура в глазах самих европейцев предстала в некоем мессианском ореоле. Она противопоставила себя отжившему священнокнижническому знанию. У нее появились даже свои мученики. Причем наука сумела не только в теории предложить новое отношение к миру, но и на практике «доказать» реализуемость древней мечты человечества о наступлении «золотого века».

Буквально на глазах нескольких поколений европейский мир с его стремительно растущим благосостоянием широких слоев населения, политической либерализацией, формированием отношений социального партнерства и взаимопомощи превращался в «царство Божие» на земле, причем на месте Бога оказывался освобожденный от оков религиозных догм человек. И здесь в обращении евреев к европейской культуре сыграла свою роль еще одна уже упомянутая выше черта еврейского миросознания, а именно, его историзм, выделяющий еврейскую мысль из множества направлений традиционной религиозной мысли5.

Мессианский идеал должен был непременно стать реальностью и, как тогда казалось многим, сами факты истории свидетельствуют о стремительном приближении этого момента. А сложившаяся в XIX веке мировоззренческая парадигма с ее ярко выраженным онтологическим и гносеологическим оптимизмом6 всячески укрепляла растущую в еврейском обществе убежденность в необходимости его скорейшего включения в процесс преобразования мира на основе новых заданных самим ходом европейской истории принципов. Удивительно, но, по всей видимости, тот же фактор, который когда-то заставил евреев отречься от Иисуса (имеется в виду неосуществленность в реальной исторической действительности значительной части пророчеств, характеризующих наступление мессианской эры), проложив тем самым непреодолимую метафизическую грань между ними и европейцами, в новых условиях этот же фактор привел многих из членов еврейского общества к признанию мессианского предназначения европейской науки и обращению к ней как к средству, которое только и может в действительности освободить человечество.

Примечания 1 Кац Я. Исход из гетто. Социальный контекст эмансипации евреев, 1770—1870.

М., 2007.

2 Фишман Г. Быть или не быть: евреи перед выбором. М., 1996. С. 19.

3 Рашковский Е.Б. Дискурс о заблудившемся коне, или еврейское местечко (штетл) как исторический феномен // Восток. 2000. № 4. С. 138.

4 Рашковский Е.Б. Дискурс о заблудившемся коне. С. 136.

5 Иерушалми Й.Х. Захор. Еврейская история и еврейская память. М., 2004.

6 Могильницкий Б.Г. История исторической мысли. Вып. 1. Кризис историзма. Лекция 1. Парадигма исторической науки XIX в. Томск, 2001.

–  –  –

ДЖОВАННИ БОККАЧЧО И ГАНС САКС: НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ВЗГЛЯДОВ

НА РОЛЬ ЖЕНЩИНЫ В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ ОБЩЕСТВА В СВЕТЕ

СПЕЦИФИКИ СЕВЕРНОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ

Начиная с ХVII века, развитие Европы идет все ускоряющимися темпами.

Разительные перемены, зачастую происходящие за время жизни одного или нескольких поколений, меняют облик западной цивилизации. Эпоху Возрождения можно считать последним культурным феноменом, который не только охватил всю Европу, но и растянулся во времени на несколько веков. Гуманистические ценности, выработанные итальянскими мыслителями еще в ХIII веке, распространились в Европе и в XVI веке достигли Германии. Разумеется, национальная специфика европейских стран не могла не сказаться на формировании в них гуманистических тенденций. Наиболее ярким в этом плане было Северное Возрождение (Германия, Нидерланды, Швейцария), самобытность которого иногда противопоставляется собственно итальянскому Ренессансу.

Однако, несмотря на региональные различия, Возрождение имело немало черт, которые позволяют считать его единым культурным феноменом. Одним из таких признаков является внимание к человеку, к его повседневной жизни.

В этом смысле новеллы Боккаччо, французские фаблио и немецкие шванки — явления одного порядка. Подобное изменение культурных акцентов с божественного на человеческое было вовсе не случайным. Эпохе Возрождения предшествовал экономический подъем, знаменовавший собой зарождение капитализма. В свете этого крайне интересным представляется отношение гуманистов к экономической составляющей жизни общества: к труду, к богатству, восприятие социальных страт сквозь призму экономических отношений.

Для анализа мною выбраны два источника «Декамерон» Джованни Боккаччо (1313—1375) и шванки нюрнбергского майстерзангера Ганса Сакса (1494— 1576). Разница во времени не играет существенной роли: с точки зрения динамики экономических процессов условия в Италии XIV века и в Германии XVI века сопоставимы.

Бокаччо часто называют демократичным, но демократизм его относителен.

Людям, достаток которых ниже определенного уровня, он отказывает в качествах, не зависящих от социального статуса, даже в красоте1. Его не слишком интересует, каким путем нажито богатство, так, некий каноник, обдуривший доверчивых прихожан, вызывает у автора Декамерона явную симпатию2.

Совершенно иная картина в немецких шванках. Не только нечестно нажитое богатство, но даже просто не заработанные деньги вызывают негативное отношение. Так, в шванке «Бедный сапожник и богатый жадный бюргер», бедняк, которому богатый сосед подарил сотню гульденов, не смог найти им применения и вернул обратно3.

На первый взгляд, различия в воззрениях можно объяснить разницей в социальном положении: оба были выходцами из сословия простолюдинов, но если Боккаччо был сыном богатого негоцианта, образованным человеком, служил при дворе, а после выполнял дипломатические поручения, то Ганс Сакс был сыном простого ремесленника, всю жизнь работал сапожником и, судя по всему, в высшие круги вхож не был. Однако различия лежат и на более глубоком уровне, в менталитете итальянцев и немцев.

Не меньшие различия прослеживаются и в отношении к женщинам.

Боккаччо совершенно не видит их в социально значимой роли женщины-матери, женщины — опоры и помощника мужчины. И это при том, что из текста «Декамерона» ясно: женщины из богатых итальянских семей были достаточно независимы, чтобы, даже потеряв во время эпидемии всех родственников, суметь самостоятельно покинуть Флоренцию и удалиться в имения, которых у каждой из них «многое множество»4.

Для Сакса жена — незаменимый помощник, хранительница очага, которая не только ведет хозяйство, но и может помочь мужу в мастерской или лавке. У него Господь отдает в жены лентяю вежливую и расторопную девушку, поясняя, что только такая жена убережет мужчину от впадения в грех5. В шванке «Сапожник растягивает кожу зубами», жена сама предлагает свою помощь в мастерской, хотя работа там очень тяжела6.

Различие во взглядах на роль женщины нельзя объяснить тем, что Сакс, как правило, писал о женах бюргеров, а Боккаччо о знатных дамах. Ведь майстерзангеру ничего не стоило бы выставить аристократок легкомысленными транжирами, а в качестве добродетельных жен воспеть горожанок. Но в шванке «Собачий хвост» Ганс Сакс изобразил застольный спор благородных дам и рыцарей.

Одна из женщин на упреки в расточительности, суетливости и прочих недостатках прекрасного пола, гневно отвечает:

Мы вам наследников рожаем, Вас вкусной пищей ублажаем, Мы зря не выкинем гроша…7 Подводя итог вышесказанному, можно констатировать, что различия в отношении к труду и к роли женщины в жизни общества связаны в первую очередь с различиями в национальном менталитете.

В Италии процветала торговля, что связано с немалой долей риска, и это приводило к определенным акцентам в сознании людей. В Германии, где экономика опиралась на производство и ремесла, в мировосприятии утвердилась ценность упорного и честного труда. И если для автора «Декамерона» социальная роль женщины сводится к любовным томлениям, то Ганс Сакс воспринимает женщину прежде всего как жену-помощницу, хозяйку дома и хранительницу очага. Человеческие отношения — пусть неосознанно — рассматриваются через призму экономической целесообразности, главенствующей во всех аспектах человеческой деятельности, и в этом самобытность немецкого восприятия гуманизма и характерная особенность Северного Возрождения в целом.

Примечания 1 Боккаччо Джованни. Декамерон: Новеллы. Фрунзе, 1986. С. 434.

2 Там же. С. 44.

3 Брант С. Корабль дураков. Сакс, Г. Избранное. М.: Худож. литература, 1989. С. 268.

4 Боккаччо Джованни. Декамерон: Новеллы. Фрунзе, 1986. С. 21.

5 Брант С. Корабль дураков. Сакс, Г. Избранное. М.: Худож. литература, 1989. С. 288.

6 Там же. С. 388.

7 Там же. С. 298.

–  –  –

РОССИЙСКИЕ АРХИВЫ И ОБЩЕСТВО В 1918—1920-е гг.

Архивная политика первого пореволюционного десятилетия отличалась противоречивым стремлением советской власти с одной стороны опереться на общество в деле сохранения архивных материалов, с другой — установить жесткий государственный контроль над документальной ретроспективной информацией. Рассмотрение этой политики и ее итогов, позволяет расширить знания об истории архивного дела и внести вклад в понимание более широкой проблемы о взаимоотношениях власти и общества.

Архивная реформа, оформленная декретом СНК РСФСР от 1 июня 1918 г.

«О реорганизации и централизации архивного дела» определила направление дальнейшего развития архивного дела в РСФСР. Однако механизм реализации этой реформы в 1918г. был еще не определен.

На протяжении 1918г. мучительно решался вопрос о формировании системы местных архивов. Главное управление архивным делом (ГУАД) попыталось прибегнуть к дореволюционному опыту организации архивного дела, которым обладали губернские ученые архивные комиссии. Созданные по Положению 1884 г. эти комиссии проводили на местах работу по собиранию и сохранению архивных материалов. Циркуляром от 7 августа 1918г. ГУАД известило архивные комиссии, что они переходят в его ведение и должны «продолжать неукоснительно их прежнюю деятельность»1. Однако деятельность комиссий не привела к существенным улучшениям в состоянии архивного дела на местах. Вопервых, отпускаемых средств было не достаточно для успешной деятельности комиссий. Во-вторых, архивные комиссии не пользовались большим авторитетом у местной советской администрации. Изменению этой ситуации, по мнению архивного руководства, должно было способствовать введение с осени 1918г.

института уполномоченных ГУАД2. Эти уполномоченные назначались из числа членов архивных комиссий непосредственно Главным управлением. В следующем году произошла новая реорганизация местных архивов. Декретом СНК РСФСР от 31 марта 1919 г., в губерниях создавались губернские архивные фонды, находившиеся в ведении ГУАД. Таким образом, местные архивные органы, подчиняясь напрямую ГУАД и получая от него финансирование, оставались без поддержки губернской администрации, что сильно затрудняло нормальное функционирование архивного аппарата.

Архивное ведомство надеялось компенсировать сложившиеся трудности сотрудничеством с научными общественными организациями, университетами, и краеведческим движением. Например, Петроградское отделение ГУАД предлагало способствовать созданию новых краеведческих обществ и сохранить ученые архивные комиссии «как ученые общества, за изъятием от них тех функций, которые предусмотрены новым положением о губернских архивных фондах»3.

То же отделение издало листовку «К русским культурным силам», в которой призывало: «образовывать кружки лиц, которые ставили бы своей задачей сберегать и охранять местные архивы, приводить их в порядок и изучать»4. В Брошюре «Почему необходимо бережно хранить собрания документов и бумаг, и чем всякий из нас может помочь в этом деле» изданной в 1919 г. в Петрограде, также содержалось обращение к обществу бережно сохранять документы.

Но в итоге решение проблемы местного архивного строительства состоялось на иной, оторванной от общества и научных учреждений основе. Неспособность губернских архивов без необходимой финансовой поддержки и соответствующего статуса продуктивно действовать в системе советских учреждений обусловила новую реорганизацию архивного ведомства.

В результате реформ 1920 и 1925 гг. было учреждено самостоятельное архивное ведомство при ВЦИК — Управление Центрархива РСФСР (далее — Центрархив) и губернские архивные бюро, состоявшие при президиумах исполкомов на правах самостоятельных отделов. Это способствовало преодолению изолированности архивных органов от системы местных управленческих учреждений, улучшению их финансирования. Вместе с тем реформы способствовали усилению административного и идеологического давления на архивы, которые оказываются в сильной зависимости от руководства местной администрации. Это особенно сильно проявилось в разрыве существовавших связей с общественными организациями.

В 1923 г. Центрархив РСФСР признал все ученые архивные комиссии подлежащими ликвидации в соответствии с декретом от 1 июня 1918 г.5. Вместе с тем, архивные материалы и библиотеки, собранные самими архивными комиссиями согласно циркуляру передавались в непосредственное ведение губернских архивных учреждений6. Поставив точку в судьбе архивных комиссий, Центрархив пока допускал сотрудничество с другими краеведческими обществами.



Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 |

Похожие работы:

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE Проблемы и перспективы развития современной юриспруденции Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (8 декабря 2015г.) г. Воронеж 2015 г. УДК 34(06) ББК 67я Проблемы и перспективы развития современной юриспруденции / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. г.Воронеж, 2015. 156 с. Редакционная коллегия:...»

«Комитет по культуре правительства Санкт-Петербурга Государственный историко-художественный дворцово-парковый музей-заповедник «Гатчина» «Музыка все время процветала.» Музыкальная жизнь императорских дворцов Материалы научно-практической конференции Гатчина 22–23 октября ББК 85.3л Оргкомитет конференции: В.Ю. Панкратов Е.В. Минкина С.А. Астаховская Координация и общая подготовка издания: С.А. Астаховская Е.В. Минкина «Музыка все время процветала.» Музыкальная жизнь императорских дворцов....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» XLV НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ СТУДЕНТОВ 2–6 апреля 2014 года, Самара, Россия Тезисы докладов Часть II Самара Издательство «Самарский университет» УДК 06 ББК 94 Н 34 Н 34 ХLV научная конференция студентов (2–6 апреля 2014 года, Самара, Россия) : тез. докл. Ч. II / отв. за выпуск Н. С. Комарова, Л. А....»

«Генеральная конференция General Conference 34 C 34-я сессия, Париж 2007 г. 34th session, Paris 2007 Confrence gnrale 34e session, Paris 2007 Conferencia General 34a reunin, Pars 2007 2007 34 C/40 Part I 22 августа 2007 г. Оригинал: английский Пункт 5.6 предварительной повестки дня Создание центров категории 2 под эгидой ЮНЕСКО Часть I Предлагаемое создание в Триполи (Ливийская Арабская Джамахирия) Регионального центра по управлению ресурсами трансграничных водоносных горизонтов в качестве...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Чувашский государственный университет имени И.Н.Ульянова» Центр научного сотрудничества «Интерактив плюс»Воспитание и обучение: теория, методика и практика Сборник статей Всероссийской научно-практической конференции Чебоксары 2014 УДК 37 ББК 74+74.200 В77 Рецензенты: Рябинина Элина Николаевна, канд. экон. наук, профессор, декан экономического факультета Мужжавлева Татьяна Викторовна, д-р....»

«ISSN 2412-971 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 09 декабря 2015 г. Часть 2 СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ: Международное...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» ООО «Учебный центр Информатика» СОВРЕМЕННЫЕ ГУМАНИТАРНЫЕ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Материалы второй международной научно-практической конференции (26 сентября 2013 г.) В 3 томах Том 2. Дизайн; история и музейное дело; психология; филология, лингвистика,...»

«Обязательный экземпляр документов Архангельской области. Новые поступления октябрь декабрь 2013 года ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ ТЕХНИКА СЕЛЬСКОЕ И ЛЕСНОЕ ХОЗЯЙСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЕ. МЕДИЦИНСКИЕ НАУКИ. ФИЗКУЛЬТУРА И СПОРТ ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ. СОЦИОЛОГИЯ. ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ЭКОНОМИКА ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ. ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО. 10 Сборники законодательных актов региональных органов власти и управления КУЛЬТУРА. НАУКА ОБРАЗОВАНИЕ ИСКУССТВО ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ....»

«АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА ИНСТИТУТ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ ЦЕНТР ЭТНОЛОГИИ ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ЭТНОПСИХОЛОГИИ И ЭТНОЛОГИИ КИШИНЕВ ISBN 978-9975-4376-0-8 39+159.9 П 78 Научная редакция: В. П. Степанов, доктор хабилитат истории, профессор Рецензенты: О. С. Галущенко, доктор истории (Республика Молдова) И. А. Субботина, кандидат исторических наук (Россия) Р. К. Терещук, доктор психологии, конференциар (Украина) Редактор: Т. М. Левандовская. В сборнике научных статей представлены...»

«1. Цели освоения дисциплины Целями освоения дисциплины «Искусство театра» является освоение студентами истории, основных закономерностей и форм становления и развития театрального искусства.Задачами освоения дисциплины «Искусство театра» являются: Овладение представлениями о происхождении театра, историческом развитии театральных форм, взаимоотношениях театра с различными видами искусств. Знакомство с основными эстетическими, этическими и воспитательными идеями театра, основными его...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра истории медицины ИСТОРИЯ СТОМАТОЛОГИИ III Всероссийская конференция (с международным участием) Доклады и тезисы МГМСУ Москва — 2009 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 История стоматологии. III Всероссийская конференция «История стоматологии». Доклады и тезисы.с международным участием /под редакцией К. А. Пашкова/. — М.: МГМСУ, 2009. — 176 с. Кафедра истории медицины Московского государственного...»

«T.G. Shevchenko Pridnestrovian State University Scientic and Research Laboratory «Nasledie» Pridnestrovian Branch of the Russian Academy of Natural Sciences THE GREAT PATRIOTIC WAR OF 1941–1945 IN THE HISTORICAL MEMORY OF PRIDNESTROVIE Tiraspol, Приднестровский государственный университет им. Т.Г. Шевченко Научно-исследовательская лаборатория «Наследие» Приднестровское отделение Российской академии естественных наук ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941–1945 гг. В ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ ПРИДНЕСТРОВЬЯ...»

«ДОКЛАД VII (1) Международная Конференция Труда СОРОК СЕДЬМАЯ СЕССИЯ Седьмой пункт повестки дня Пособия при несчастных случаях на производстве и профессиональных заболеваниях \Ю ЖЕНЕВА i30 Международное Бюро Труда ^ор S СОДЕРЖАНИЕ Стр.ПРЕДИСЛОВИЕ ГЛАВА I: Вступительная ИСТОРИЯ ВОПРОСА Рекомендации Комитета экспертов по социальному обеспечению.... Задачи настоящего доклада Характер и применение нового акта или актов Рамки и основа 7 Основной вопрос Общий обзор национальных систем 9 Системы...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ «МОГИЛЕВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени А. А. КУЛЕШОВА» МОГИЛЕВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЛАСТНОЙ ИНСТИТУТ РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ МОГИЛЕВСКИЙ РЕЛИГИОВЕДЧЕСКИЙ ЦЕНТР РЕЛИГИЯ И ОБЩЕСТВО – 9 Сборник научных статей Под общей редакцией В. В. Старостенко, О. В. Дьяченко им. А.А. Кулешова Могилев МГУ имени А. А. Кулешова УДК 2(075.8) ББК 86я73 Р36 Печатается по решению редакционно-издательского совета МГУ имени А. А. Кулешова Р е д а...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE Перспективы развития современных общественных наук Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (8 декабря 2015г.) г. Воронеж 2015 г. УДК 3(06) ББК 60я Перспективы развития современных общественных наук, / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. г.Воронеж, 2015. 45 с. Редакционная коллегия: кандидат...»

«Перечень докладов на Всероссийской студенческой научно-практической конференции XIV конференции студенческого научного общества «Современные исследования в геологии» 10-12 апреля 2015 года Секция 1: Динамическая и историческая геология, Палеонтология, Литология, Полезные ископаемые ГИПОТЕЗЫ МИКРОБИАЛЬНОГО ПРОИСХОЖЕНИЯ КОНКРЕЦИЙ В 9 ВЕНД-КЕМБРИЙСКОЙ ТОЛЩЕ ЗИМБЕРЕЖНЕГО РАЙОНА АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ Айдыбаева Яна Эдуардовна ЛИТОЛОГО-ГЕОХИМИЧЕСКАЯ И ПАЛЕОЭКОЛОГИЧЕСКАЯ 11 ХАРАКТЕРИСТИКА УСЛОВИЙ...»

«Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования Глобальные тенденции развития мира Материалы Всероссийской научной конференции (Москва, 14 июня 2012 г., ИНИОН РАН) Москва Научный эксперт УДК 316.32(100)(063) ББК60.032.2я431 Г-55 Редакционно-издательская группа: С.С. Сулакшин (руководитель), М.В. Вилисов, А.А. Акаев, О.Г. Леонова, Ю.А. Зачесова Г-55 Глобальные тенденции развития мира. Материалы Всеросс. науч. конф., 14 июня 2012 г. / Центр пробл. анализа и гос.-упр....»

«Районная научно-практическая конференция Муниципальное общеобразовательное учреждение «Ключевская средняя общеобразовательная школа №2» Ключевского района Алтайского края Греческий след на ключевской земле (жизнь Харитона Гаврииловича Попова) Научно-исследовательская работа Выполнила: Лебедева-Рыбалко Анастасия Владимировна ученица 8 «А» класса МБОУ «Ключевская СОШ № 2»Научный руководитель: Гуков Борис Павлович учитель истории МБОУ «Ключевская СОШ № 2» c. Ключи 2010 г. Оглавление Введение.....»

«ЧЕЛЯБИНСКАЯ ОБЛАСТНАЯ УНИВЕРСАЛЬНАЯ НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА  ИНФОРМАЦИОННОБИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ ОТДЕЛ      Первая мировая война:  панорама войны и мира  1914–1918    К 100­летию со дня начала Первой мировой войны    Список литературы  Челябинск Оглавление Введение I. Предпосылки и причины Первой мировой войны 5 II. Россия в Первой мировой войне 6 III. Дипломатическая история Великой войны 9 IV. Военные деятели и полководцы Первой мировой войны 9 V. Развитие военного искусства и вооружения в годы войны...»

«НАУЧНАЯ ХРОНИКА НАУЧНАЯ ХРОНИКА КОНФЕРЕНЦИИ I Чтения памяти нижегородского археолога Виталия Федоровича Черникова (17 апреля 2003 г.) Первые чтения памяти нижегородского археолога, активно исследовавщего памятники области и нанесшего на карту боле сотни новых археологических памятников, Виталия Федоровича Черникова приурочены к 80-летию этого замечательного человека и ученого. Работа конференции проходила в музее исторического факультета университета. Работала одна секция «Археология Поочья и...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.