WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 17 |

«ИСТОРИЯ ИДЕЙ И ИСТОРИЯ ОБЩЕСТВА Материалы VIII Всероссийской научной конференции г.Нижневартовск, 15—16 апреля 2010 года Издательство Нижневартовского государственного гуманитарного ...»

-- [ Страница 10 ] --

Раскопки грехозаручного кургана 7—8 июля 1900 г. // Сев. край. 1900. № 196. 25 июля 11 Евреинов К.Н. Прошлое Углича. Исторический очерк. Сергиев Посад: 2-ая типография А.И.Снегиревой, 1898. С. 41; УГИАХМ. Ед. хр. 17839. (Фонд Евреиновых). Краткие биографические сведения о местных деятелях. 1928 г. Авт.-сост. Н.П.Черенин.

12 УГИАХМ. Ед. хр. 17839. (Фонд Евреиновых). Краткие биографические сведения о местных деятелях. 1928 г. Авт.-сост. Н.П.Черенин.

13 К-ий П. К.Н.Евреинов (1867—1909) // Ярославские зарницы. Ярославль, 1910. Вып 3.

С. 7.

–  –  –

РОЛЬ С.Ю.ВИТТЕ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ

Среди крупных государственных деятелей России трудно найти личность сколь незаурядную, яркую, столь и неоднозначную, противоречивую, каким был С.Ю.Витте. Этому человеку было суждено испытать головокружительный взлет — подняться от третьеразрядного канцелярского чиновника до самого влиятельного министра; в переломные для судеб России годы — быть председателем Комитета министров, а затем стать главой осажденного революцией правительства. Ему довелось ярко блистать на дипломатическом поприще, быть свидетелем Крымской войны, отмены крепостного права, реформ 60-х годов, бурного развития капитализма, русско-японской войны, первой революции в России.

Жизнь, политическая деятельность, нравственные качества Сергея Юльевича Витте всегда вызывали противоречивые, порой полярно противоположные оценки и суждения. По одним воспоминаниям его современников перед нами «исключительно одаренный», «в высокой степени выдающийся государственный деятель», «превосходящий разнообразием своих дарований, громадностью кругозора, умением справляться с труднейшими задачами блеском и силой своего ума всех современных ему людей». По другим — это «делец, совершенно неопытный в народном хозяйстве», «страдавший дилетантизмом и плохим знанием русской действительности», человек со «среднеобывательским уровнем развития и наивностью многих взглядов», политику которого отличали «беспомощность, бессистемность и... беспринципность»1.

Характеризуя Витте, одни подчеркивали, что это был «европеец и либерал», другие — что «Витте никогда не был ни либералом, ни консерватором, но иногда он был намеренно реакционером». Писалось о нем даже и такое: «дикарь, провинциальный герой, наглец и развратник с провалившимся носом»2.

Так что же это была за личность — Сергей Юльевич Витте?

Несмотря на свои монархические убеждения, Витте был избран студентами в комитет, заведовавший студенческой кассой. Эта невинная затея чуть было не закончилась плачевно. Эта так называемая касса взаимопомощи была закрыта как опасное учреждение, а все члены комитета, в том числе Витте, оказались под следствием. Им грозила ссылка в Сибирь. И только случившийся с ведшим дело прокурором скандал помог С.Ю.Витте избежать судьбы политического ссыльного. Наказание свелось к штрафу в 25 рублей3.

Любимым детищем Витте было железнодорожное строительство. Начав свою государственную деятельность, он принял 29 157 верст железных дорог, уйдя в отставку, оставил 54 217. Предшественники Витте всячески способствовали развитию акционерных обществ, покрывая убытки частных владельцев за счет казны. В сущности, на железнодорожных магнатов, каковы бы ни были результаты их коммерческой деятельности, постоянно изливался золотой дождь. От Витте, как представителя частного капитала, ждали продолжения той же политики. Однако он, вопреки, а быть может, благодаря многолетнему опыту частной службы, считал казенные дороги более эффективными.

Карьера С.Ю.Витте была закончена, когда он подал в отставку сразу после публикации Основных государственных законов. Уход Витте вызвал бурю восторга справа и слева. Для правых отставка премьер-министра символизировала долгожданный отказ от реформаторского курса, левые, наоборот, видели в этом признак слабости царского самодержавия. Таков был финал шестимесячного премьерства Витте, пытавшегося примирить политические крайности.

25 февраля 1915 г. С.Ю.Витте умер в своем доме на Каменноостровском проспекте, и в ту же ночь его кабинет и бумаги были опечатаны. Полиция искала его воспоминания, державшие в трепете всю правящую верхушку. Воспоминания Витте впервые были опубликованы уже после революции в 1921—23 гг.

Парадокс заключается в том, что трехтомные мемуары Витте дают весьма искаженное представление и о нем самом и государственных деятелях, с которыми ему доводилось общаться. Они крайне субъективны и подчинены его политическим интересам. О С.Ю.Витте опубликовано ряд работ, как русскими, так и зарубежными авторами. Но нельзя сказать, что в монографиях дана исчерпывающая характеристика государственной деятельности Витте, и через сто пятьдесят лет его противоречивая личность вызывает споры, и, быть может, этот интерес является лучшей оценкой дел Сергея Юльевича Витте.

Примечания 1 История России в портретах в 2- х томах. Т. 1. С. 285—308.

2 Ананьич Б.В., Ганелин Р.Ш. С.Ю.Витте // Вопросы истории. 1990. № 8.

3 Клейнов Г. Граф С.Ю.Витте. СПб., 1996. С. 10.

–  –  –

О ВОСПИТАНИИ РУССКОГО ДВОРЯНСТВА В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА

Вопросы, связанные с воспитанием и образованием, встречали в просвещенной среде русского общества в первой половине XIX века горячий интерес, проблемы обсуждались на страницах журналов, печаталось большое количество литературы в помощь матерям и нравоучительного характера1. Но часто цель воспитания и сами методы в разных кругах понималась по-разному. Все чаще в периодической печати появляется критика увлечений иностранным воспитанием в дворянских семьях и частных пансионах2. Эта критика у некоторых членов дворянского общества перерастала в попытку предложить отечественную систему воспитания.

Одним из первых проблему национального воспитания поднял в 1807 г.

И.Ф.Богданович в своей книге «О воспитании юношества»3, в которой были сформулированы национально-образовательные задачи, порывающие с привычными представлениями о воспитании детей в дворянской семье. Отдельная глава была посвящена женскому воспитанию, автором даются советы по подготовке девушек к роли будущих хозяек, рачительных помещиц, в то же время не чуждых искусств и литературы. Богданович обращался к женщинам: «Нежные матери! Размышляйте более, когда вы образуете ваш пол!.. Старайтесь, чтоб пленяющая кротость была господствующею прелестию ваших дочерей...»4.

Французский язык и литература (стихи, романы), занятия музыкой и пением, танцами входили как непременный и обязательный элемент в воспитании благородных девиц. Подобные формы и практика женского воспитания и обучения сохранялись в России очень долго, даже после создания государственных женских начальных и средних школ во 2-й половине XIX в.

Особое место в литературе по женскому образованию занимает трактат кн.

А.А.Ширинского-Шихматова «Письма о воспитании благородной девицы и об обращении ее в мире». Поводом к его написанию послужила просьба жены брата, которая обратилась за советом по воспитанию своих дочерей. Произведение Ширинского-Шихматова тем значимей, что в первой половине XIX в. было не так много высказываний в пользу женского образования и воспитания.

Князь писал:

«Воспитание детей, прочное и основательное, есть, по мнению моему, самое трудное дело. Много препятствует в успехе воспитания юношества то, что воспитатели не объемлют умом своим всего пространства своей обязанности...

Недостаток книг о воспитании юношества в народе показывает низкую степень просвещения оного...»5. Основанием самой книги и советов, которые дает автор, служит христианская нравственность. По его мнению, образование сердца должно иметь преимущество перед образованием ума.

В 1846 г. вышла книга А.Ф.Афтонасьева «Мысли о воспитании», посвященная родителям и воспитателям. Книга была написана в общедоступной форме, в ней излагались важные вопросы воспитания для практического использования. Целью воспитания автор считал: «Развитие и укрепление тела, образование и улучшение сердца, споспешествование правильному ходу действия всех природных способностей…»6. Воспитание состоит из физического, умственного и нравственного развития, которые, в идеале, должны покоиться на религиозном чувстве, «любви к прекрасному и истинному», и, наконец, «любви к отечественному или национальному»7. Много внимания уделено качествам и обязанностям наставника.

Н.А.Дестунис сетует, что русское дворянство зачастую понимает воспитание детей превратно. «У нас под именем воспитания разумеют обыкновенно что-то поверхностное, что не касается основных стихий души человека; у нас думают, что воспитание это передача знаний, это наружная полировка»8. С этими словами вполне согласна современная исследовательница О.С.Муравьева, которая пишет: «К дворянским детям применялось так называемое «нормативное воспитание», т.е. воспитание, направленное не столько на то, чтобы раскрыть индивидуальность ребенка, сколько на то, чтобы отшлифовать его личность соответственно определенному образцу»9. В славянофильской среде вопросы, связанные с воспитанием, также активно обсуждались. Шевырев считает, что «под именем воспитания должно разуметь возможно полное развитие всех телесных, душевных и духовных способностей человека от Бога ему данных … Воспитание в русском смысле должно питать тело, душу и дух надлежащей пищей для раскрытия в них слитного человеческого и русского начала»10. Хомяков, дополняя его, говорит, что «истинное просвещение есть разумное просветление всего духовного состава в человеке или народе»11.

Чаще всего цели образования и воспитания выступали неразрывным целым, и сами авторы эти понятия не разделяли. «Цель воспитания должна истекать из назначения человека, а т.к. назначение человека определяется для нас христианством, то отсюда ясно, как самый первый вопрос в педагогии связывает науку с христианским вероучением»12, — считал Шевырев. И.С.Аксаков говорил, что «народ должен быть воспитан в духе церковном, т.е. в сознании и чувстве принадлежности к тому великому «организму любви», объемлющему и воплощенного Бога, и верующее в него человечество…»13. Речь здесь идет не об узкорелигиозном образовании, а о такой образовательной системе, которая имела бы внутри себя прочный духовный стержень. Одна из главных целей образования для славянофилов — пробуждение в ребенке чувства нерасторжимой связи с миром, включенности в окружающее его пространство и время.

Это пробуждение, по мнению ряда мыслителей, под силу только русской православной церкви. Тем более, что речь идет о просвещении русского народа, который в течение столетий строил свое сознание, свой обиход через религиозные понятия и переживания. Серьезным для славянофилов оставался вопрос о соотношении семейного и государственного образования. Правительство и Министерство народного просвещения занимало в этом вопросе очень четкую позицию, будущие верноподданные граждане должны воспитываться в рамках отечественных государственных образовательных учреждений. Если этого не всегда удавалось достичь, то к этому необходимо было стремиться.

Примечания 1 Стойкович А.И. О неблагоразумном и превратном домашнем воспитании детей.

В примерах, по способу Сальцмана. Книга для родителей и наставников. СПб., 1831. Ч. 1;

Фенколь И. Метода воспитания, руководствуясь которою, можно ожидать от всякого дитяти, с самой ранней его юности, постоянно добрых мыслей и дел. Для родителей, особ, занимающих их место и новобрачных. Казань, 1835; Годон М. Домашнее воспитание или нравственное образование первого возраста обоих полов, посвящаемое всем матерям и лицам, заступающим их место. М., 1837; Мать семейства или главнейшие правила, которыми должна руководствоваться мать при воспитании детей. СПб., 1839; Разговор двух молодых девушек о почтении к родителям. М., 1846; Гуслистый А.А. Подарок матерям или искусство пособлять однолетнему малютке правильно и в скором времени говорить;

а двухлетнего учить слагать тон с тоном и составлять полные слова. М., 1848.

2 Письмо деревенского жителя о воспитании // Журнал российской словесности.

СПб., 1805. № 1. С. 9—28.

3 Богданович, И.Ф. О воспитании юношества // Антология педагогической мысли России первой половины XIX в. (до реформ 60-х гг.). М., 1987. С. 101—114.

4 Там же. С. 113.

5 Ширинский-Шихматов А.А. Письма о воспитании благородной девицы и об обращении ее в мире // Антология педагогической мысли России первой половины XIX в. М.,

1987. С. 193.

6 Афтонасьев А.Ф. Мысли о воспитании. СПб., 1846. С. 1.

7 Там же. С. 2—4.

8 РНБ (Отдел рукописей). Ф. 250. Ед. хр. 299. Л. 5.

9 Муравьева О.С. Как воспитывали русского дворянина. СПб., 2001. С. 8.

10 Шевырев С.П. Об отношении семейного воспитания к государственному // Антология педагогической мысли первой половины XIX в. М., 1987. С. 339.

11 Хомяков А.С. Мнение иностранцев о России // О старом и новом. М., 1988. С. 8.

12 Шевырев С.П. Вступление в педагогию. СПб., 1852. С. 13.

13 Аксаков И.С. Об основах и типе народной школы // Сочинения. СПб., 1903. Т. 4. С. 586.

–  –  –

РАБОТА КЛУБОВ ВЫСШИХ ВОЕННЫХ УЧИЛИЩ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ

ПО ВОЕННО-ПАТРИОТИЧЕСКОМУ ВОСПИТАНИЮ КУРСАНТОВ (1970-е гг.) В условиях реформирования военного образования одной из первостепенных задач в стране должно стать усиление военно-патриотического воспитания будущих офицеров. В первую очередь через изучение опыта прошлых лет, с тем, чтобы взять все лучшее, использовать его и, в то же время, избежать повторения имевшихся ошибок и просчетов.

Большое значение для воспитания будущих офицеров в 70-е гг. XX в. имела культурно-просветительная работа, центром которой были клубы, строившие свою работу в тесной связи с учебно-воспитательным процессом.

Действенной формой клубной работы по военно-патриотическому воспитанию курсантов являлись тематические вечера, где живое слово дополнялось и усиливалось демонстрацией фрагментов из кинофильмов, выступлением художественной самодеятельности, организацией выставок, специальным оформлением помещения. Основная идея тематического вечера выражалась в его ярком, выразительном названии, для чего использовались строки из популярных стихотворений, песен, пословиц, поговорок, общеизвестных изречений. Из наиболее интересных тематических вечеров, проведенных в Новосибирском высшем военно-политическом общевойсковом училище в исследуемый период можно отметить: «Этих дней не смолкнет слава», «Воины сибиряки в боях за Родину, «С образом В.И.Ленина в сердце — на подвиг», «Ты на подвиг зовешь, комсомольский билет», «Они сражались за Родину»1. О направленности тематических вечеров, проводимых в Кемеровском высшем военном командном училище связи, говорят их названия: «Вступая в ряды Вооруженных Сил…», «Всегда на посту», «Эстафета поколений» и т.д.2.

Еще одной популярной формой воспитательной работы с курсантами являлись встречи личного состава с ветеранами войны и труда, деятелями науки, культуры, передовиками производства и др. В Омском высшем танковом инженерном училище всегда собирали большую аудиторию творческие вечера омского композитора майора в отставке Б.А.Яркова. Успехом у личного состава пользовались его песни, написанные в годы Великой Отечественной войны, «Землянка», «Боевая фронтовая», «Путь на Запад», а также песни послевоенных времен «Омские вечера», «Омский вальс»3. В Омске при Гарнизонном Доме офицеров был даже создан клуб «РУС» (рассказывает участник события).

Заседания проходили ежемесячно.

Использовались различные формы кинообслуживания: кинолектории, тематические кинопоказы, встречи с актерами, режиссерами. Яркое впечатление у личного состава Омского ВТИУ осталось от встречи с народным артистом СССР Г.В.Жженовым. Рассказ гостя о своем творческом пути сопровождался демонстрацией фрагментов из кинофильмов «Путь в Сатурн», «Ошибка резидента» и других популярных кинолент, созданных с его участием4. В Томском высшем военном командном училище связи был проведен кинофестиваль «Они сражались за Родину», посвященный 30-летию Победы в Великой Отечественной войне. В клубе училища были показаны такие фильмы как «Блокада», «Освобождение», «Офицеры» и др.5.

Мощным средством военно-патриотического воспитания являлись телевидение и радиовещание.

При клубах действовали радиоузлы. Наибольшее распространение получили радиогазеты, радиожурналы, репортажи из учебных классов, танкодромов, аэродромов, стрельбищ, полей тактических учений. Так в Тюменском высшем военном инженерном командном училище существовал радиожурнал «Курсант», имевший такие рубрики как «Вести с полей учебы», «Опыт передовиков в массы», «Страница агитатора»6. А вот, например, в нескольких выпусках радиогазеты «Комсомольское племя» Томского ВВКУС рассказывалось о работе по воссозданию истории училища, о том, как организовываются поисковые группы комсомольцев-курсантов, проводились совещания с их руководителями — ветеранами училища7.

Неотъемлемой составной частью культурно-просветительной работы клубов являлось самодеятельное художественное творчество. В Барнаульском ВВАУЛ в 1972 г. был проведен смотр художественной самодеятельности коллективов курсов и подразделений управления училища в три тура: первый тур — в честь 54-й годовщины Советской Армии и Военно-Морского Флота; второй тур — в честь Дня Воздушного Флота СССР; третий тур — в честь 50-й годовщины СССР8. В репертуар включались произведения, прославляющие подвиги во имя Родины, трудовые и боевые традиции партии, народа и Вооруженных Сил. Так, в Новосибирском ВВПОУ в 1971 г. прошел смотр художественной самодеятельности, где курсантский хор в обмундировании разных лет исполнял песни «Идут сибиряки», «Песню о русской славе». Было и выступление эстрадных ансамблей песни «Красный командир», «Комиссары». Читали рассказы: «Любимый товарищ» (о политруке-фронтовике); под фортепианные звуки «Лунной сонаты»

отрывок из А.Твардовского «Василий Теркин». А также были танцевальные номера, игра на балалайке, ансамбль баянистов и даже детский вокальный ансамбль9.

Конечно, и в те годы в работе по военно-патриотическому воспитанию были недостатки: классовый подход, политизированная направленность мероприятий, обязательность атеистического мировоззрения. Но, тем не менее, тогда было то, чего так не достает сейчас — высокий уровень организации, разнообразие форм, средств и методов работы по патриотическому воспитанию, уважительное отношение общественности. Задача общества в целом и военных вузов в частности, сохранить накопленный опыт и искать новые формы военно-патриотического воспитания, соответствующие духу времени.

Примечания 1 Военно-патриотическое воспитание молодежи в современных условиях. Новосибирск, 1975. С. 125.

2 Федоров П. Дополняя учебную программу // Советский воин. 1969. 26 апреля.

3 Омское танковое / Под ред. В.Н.Громова. Омск, 1978. С. 306.

4 Там же.

5 ФЦАМО. Ф. 10213. Оп. 026130. Д. 1. Л. 278.

6 Шумейко Е. На волне «Курсант» // Советский воин. 1975. 7 мая.

7 Советский воин. 1968. 29 мая.

8 ФЦАМО. Ф. 10209. Оп. 010617ф. Д. 22. Л. 19.

9 Краснов И. На сцене курсанты-новосибирцы // Советский воин. 1971. 8 апреля.

–  –  –

ПРОБЛЕМА ИСТОЧНИКОВ В ПОЗНАНИИ ИСТОРИИ РУССКОЙ

КОЛОНИЗАЦИИ ВЯТСКОГО КРАЯ

Реконструкция особенностей русской колонизации региона прямо связана с состоянием источников. Автор уже обращался к проблеме источников и подчеркивал необходимость комплексного использования данных разных наук, но, в первую очередь, письменных и археологических источников1. Между тем, немало возможностей таят и сведения таких дисциплин, как лингвистика, фольклористика, этнография, антропология, данные которых почти не используются, в силу слабой их разработанности, а потому невозможности адаптировать весьма разрозненные факты в исторических реконструкциях.

Известно, что письменные источники чаще всего содержат сведения лишь о достаточно позднем этапе миграции выходцев с территории Древней Руси. Исключения из этого правила редки и в основном относятся к возникновению, отдельных крепостей и городов (например, Гледена в 1178 г., Устюга в 1212 г. или Нижнего Новгорода в 1221 г.). Тем не менее возможность использования письменных источников далеко не исчерпана. Археологические данные нередко дают возможность определить степень их достоверности. И такое сочетание письменных и вещественных фактов (равно как и использование данных других наук) позволяет реконструировать процессы миграции древнерусского населения в Прикамье с высокой степенью достоверности.

Однако, далеко не все находки древнерусского происхождения обязательно свидетельствуют о факте проживания выходцев из Древней Руси в месте их обнаружения. Значительная доля этих предметов являлась предметом импорта.

В первую очередь это относится к подавляющей части украшений, вооружению, орудиям труда, предметам быта, денежным слиткам и монетам. Конечно, они могли попасть в Прикамье и вместе с их носителями, но доказать это практически очень сложно. Во многом это связано с точкой зрения об этничности тех или иных категорий материальной культуры, главной из которых по праву считается керамика. Именно в глиняной посуде наиболее адекватно отражаются традиции этноса. Существенную этническую окраску имеют и женские украшения, что связано с их консервативностью2, а также культовые подвески — языческие амулеты и христианские атрибуты. В случае обнаружения перечисленных вещей вместе с древнерусской керамикой каких-то сомнений в их принадлежности не возникает. Таким образом, наиболее надежным признаком древнерусского присутствия на поселениях XII—XV вв. является керамика, позволяющая, вместе с тем, установить время проникновения поселенцев в бассейн Средней Вятки.

Наиболее раннюю дату заселения русскими этого региона — 1181 г. — содержат местные исторические сочинения — «Сказание о вятчанех» второй половины XVII в.3 и появившаяся в начале XVIII в. «Повесть о стране Вятской»4.

Предположение А.В.Эммаусского, обнаружившего младший список «Сказания о вятчанех» (30—40-е гг. XVIII в.)5, и моя догадка о существовании предшествующего «Повести» источника6 подтвердились обнаружением Д.К.Уо старшего списка «Сказания». Д.К.Уо датировал его около 1690 г.7, а А.Л.Мусихин — до сентября 1679 г.8 Однако гораздо более поздние датировки русских летописей (начиная с 1374 г.) породили недоверие к этим источникам. Многолетний спор историков в принципе разрешается исследованиями археологов. В частности, дата появления первых русских поселенцев на Средней Вятке (конец ХП — начало ХIII в.) подтверждена находками вещей и керамики домонгольского времени как в упомянутых «Повестью» первых русских городах (Никулицын, Котельнич, Хлынов), так и на памятниках, выявленных и исследованных археологически. В этих же городах, основанных (по «Повести») на месте аборигенных крепостей, обнаружены дорусские сооружения и находки конца I — начала II тыс. н.э. — следы этих самых крепостей. В «Повести» упоминаются древнейшие оборонительные укрепления Хлынова в виде жилых срубов, поставленных «задними стенами ко рву»9. Фрагмент, очевидно, именно такой постройки (бревно с примыкающим к нему дощатым настилом) удалось зафиксировать автору в 1983 г. под остатками внутривальных городней, считавшихся до этого изначальным видом крепостных сооружений. В посланиях московских митрополитов на Вятку (вторая половина XV в.) звучат нелицеприятные обвинения в адрес вятчан, которых упрекали в активных связях с местными язычниками. Археологические раскопки подтвердили не просто наличие таких связей, но и степень их интенсивности, отразившихся в находках этнически неоднородной керамики и финских украшений, в элементах погребального обряда, смешанном антропологическом типе населения региона. Известны также фольклорные мотивы, в которых нашло отражение начало русской колонизации средневятского региона и которые фигурируют в агиографических и исторических сочинениях, но известны и в отдельных жанрах фольклора — легендах, быличках, пословицах, поговорках, песнях. Данные этнографии, ономастики и изучение вятских говоров позволяют проследить истоки и, в какой-то мере, хронологию колонизации.

Примечания 1 Макаров Л.Д. О значении археологических источников в решении проблем древнерусской колонизации Прикамья // Сучаснi проблеми археологii / Збiрка наукових праць.

Киев, 2002. С. 136—138; его же. Комплексное использование письменных и археологических источников — путь решения проблем русской колонизации Прикамья // Историк и его дело: Сб. науч. статей, посвященный 85-летию со дня рождения профессора В.Е.Майера. Ижевск: Изд-во УдГУ, 2003. С. 316—320.

2 Леонтьев А.Е., Рябинин Е.А. Этапы и формы ассимиляции летописной мери: (Постановка вопроса) // СА. 1980. № 2. С. 67—79; Полубояринова М.Д. Русь и Волжская Болгария в X—XV вв. М., 1993. С. 89.

3 Уо Д.К. «Анатолиевский сборник» и проблемы вятского летописания // Шведы и Русский Север: историко-культурные связи (к 210-летию А.Л.Витберга). Материалы Международного научного симпозиума / Отв. ред. В.В.Низов. Киров, 1997. С. 348—349.

4 Повесть о стране Вятской (Вятский летописец) // Тр. ВУАК 1905 г. Вятка, 1905. Вып. III.

Отд. II. С. 28—34.

5 Эммаусский А. «О вятчанех, как они поселись на Вятке» // Спутник агитатора. Киров, 1983. № 20. С. 22—27.

6 Макаров Л.Д. Литературные и летописные произведения Вятской земли XVI—XVIII веков // История, историография и источниковедение Удмуртии. Ижевск, 1992. С. 69—70.

7 Уо Д.К. История одной книги: Вятка и «не-современность» в русской культуре петровского времени. СПб., 2003. С. 217.

8 Мусихин А.Л. «Повесть о стране Вятской» в документах вятских административных учреждений конца XVIII века // Европейский Север в культурно-историческом процессе:

(К 625-летию города Кирова): Материалы Международной конференции. Киров, 1999.

С. 383.

9 Повесть о стране Вятской… С.36—37.

–  –  –

КОМАНДИР ПУГАЧЕВСКОЙ ГВАРДИИ В БИОГРАФИЧЕСКОМ ОТРАЖЕНИИ

СЛЕДСТВЕННОГО ДЕЛА

В свое время Ю.М.Лотман категорично утверждал, что «биография неизвестного человека — тема для романиста: она почти недоступна для историкабиографа, поскольку неизвестность подразумевает отсутствие источников — препятствие, перед которым исследователь в бессилии отступает»1.

При этом аксиоматично, что биография должна не только изображать основные вехи жизни, но и раскрывать взаимодействие и взаимозависимость человека и эпохи. Возникает, как отметила Л.П.Репина, «проблема масштаба исторического пространства, в котором действует и проявляется рассматриваемая личность»2.

В основе моей работы лежит анализ одного из множества протоколов допросов участников Пугачевского бунта, в которых, как правило, достаточно полно уточнялась картина их жизни. Протоколы принадлежат к специальным системам государственного делопроизводства, относятся к судебно-следственным материалам, весьма интересным, но и сложным с источниковедческой точки зрения.

О.Г.Усенко резонно считает, что «судебно-следственные материалы … по сути, — сборники «историй» (небольших рассказов), описывающих конкретные случаи (казусы). Они сообщают о событиях, которые произошли или могут произойти в реальной жизни»3.

Р.В.Овчинников справедливо полагает, что они создавались «в обстановке неравной психологической борьбы между следователем и подследственным.

Первый, используя весь арсенал устрашения, вплоть до истязания и пыток, стремился, часто в ущерб истине, добиться показаний, усугубляющих вину и участь подследственного. А последний, стараясь избегнуть новых истязаний и спасая свою жизнь, пытался умалить собственную роль в событиях восстания»4.

С точки зрения А.С.Майоровой, «существенным моментом при исследовании материалов допросов с точки зрения биографической является проблема достоверности. Важно иметь в виду, что лица, проводившие допрос, тоже были заинтересованы в выяснении подлинных фактов. Но на представителей администрации полностью положиться нельзя — их интерпретация фактов зависела от разных обстоятельств; и излишнее служебное рвение, и возможность получения взятки играли здесь немаловажную роль». С другой стороны, «материалы допросов в серьезных случаях могли быть проверены на самом высоком уровне. Поэтому любые ложные показания должны были находиться в рамках правдоподобия. В этом были заинтересованы и сами допрашиваемые, и представители администрации»5.

Сдержанным оптимизмом наполнены и слова Р.В.Овчинникова о том, что «через пелену вынужденных показаний, сквозь штампы официозной фразеологии и терминологии отчетливо проступает подлинная история в том виде, какой запечатлелась она в памяти пугачевцев; проступает реальный облик этих незаурядных людей, звучит их живая речь, их безыскусный рассказ о прожитой жизни»6.

Наибольшие трудности указанного рода возникают, однако, при традиционном восприятии исторического источника, задачей критики которого было получение конкретных фактических сведений об изучаемых людях, событиях или явлениях (степень полноты и достоверности сообщаемых свидетельств, биографическая атрибуция упоминаемых лиц, определение и уточнение дат событий и т.д.).

Но, вспомним, что уже около столетия дорогу себе уверенно пробивает иное отношение к источникам, восходящее к работам историка и методолога А.С.Лаппо-Данилевского. Явно доминирующим сегодня стало культурологическое наполнение их дефиниций. Известный источниковед О.М.Медушевская отмечала: «Ключевым моментом источниковедческой парадигмы методологии истории является понятие источника как продукта целенаправленной человеческой деятельности, явления культуры»7.

Если же рассматривать источник как фрагмент культуры его породившей, тогда в зачет должны идти и ложные показания, поскольку они все равно отражают характер взглядов изучаемого времени. К похожим выводам на материалах следственных дел XVII столетия пришел П.В.Лукин: «Ведь нас интересует не столько то, говорил ли на самом деле обвиняемый те или иные «непригожие речи», а сама возможность их произнесения. То, какие именно высказывания могли быть сделаны с точки зрения людей XVII в., уже достаточно свидетельствует об их представлениях»8.

В качестве примера рассмотрим биографические возможности протокола допроса видного пугачевского атамана, яицкого казака Тимофея Григорьевича Мясникова в Оренбургской секретной комиссии 9 мая 1774 года. Историк А.С.Светенко дал документу следующую характеристику: «В показаниях Мясникова … нет и тени видимого раскаяния и осуждения действий Пугачева. Даже в условиях неравной психологической борьбы Мясников не пошел на лжепризнания, не стал умалять своего участия в движении»9.

О жизни Мясникова сохранилось не много фактических данных. И это не удивительно, т.к. его вполне можно считать человеком «второго плана», обычным «продуктом» своей эпохи и сообщества, который, хотя и оставил свой след в истории, но не был признан ее творцом. А потому едва ли стоило ожидать, что письменные источники последовательно, шаг за шагом донесут до нас сведения о его судьбе.

О происхождении Мясникова во многом говорит фамилия, предположительно восходящая к названию профессии или занятия его предков — мясник. Так называли тех, кто «бьет скот, продает мясо». Мясники имели дело не только с продуктами животноводства, но и охотничьего промысла. По переписи 1723 г. известен, живший на Яике Даниил Тимофеев Мясник, который родился в Симбирске. Возможно, он был одним из предков нашего героя10.

Повседневная жизнь Мясникова едва ли многим отличалась от типичных занятий яицких казаков. Как известно, они издавна славились «помимо браннаго поля, и мирным промыслом своим — обширным и оригинальным рыболовством»11.

Вероятно, Мясников, вместе с другими, зимой, весной и осенью отправлялся на рыбные ловли, добывать белугу, осетра, севрюгу, стерлядь, сазана, всякого рода белорыбицу (щука, судак, лещ, чехонь и др.). Солил, вялил, сушил ее впрок, заготавливал красную и черную икру для себя и на продажу. Время от времени охотился на сайгаков, диких кабанов, иного зверя.

Грамоте обучен он не был, читать и писать не умел. С 18 лет, достигнув совершеннолетия, подобно своим сверстникам, был поверстан на службу.

Скупую информацию о нем до Пугачевского бунта содержит следственное дело: «От роду ему 28 лет. Жительство он имел в Яицком городке. Во время прежняго яицкаго бунта был он, Мясников, с бунтующей стороны. И как по следствию тогда был он не из главных бунтовщиков, то остался без наказания»12.

Значительно более насыщенными биографическими данными оказались несколько месяцев его жизни во время Пугачевского бунта, реконструируемые преимущественно по материалам допроса. В конце августа 1773 г. Мясников с казаками И.Н.Зарубиным-Чикой, М.Г.Шигаевым и Д.К.Караваевым встречался с Е.И.Пугачевым, скрывавшимся на Таловом умете под Яицким городком, и участвовал в обсуждении плана будущих действий. С первого дня восстания находился в рядах повстанцев, был избран сотником, а с середины октября стал командиром гвардии — ста отборных казаков, составлявших личную охрану названного императора. Мясников принимал участие в различных боевых операциях, повсюду сопровождая Пугачева/Петра III. После поражения в битве под Сакмарским городком бежал в Илецкий городок, где неделю спустя 7 апреля 1774 г. был схвачен и отконвоирован в Оренбург.

Во время допросов в Оренбургской секретной комиссии держался стойко и независимо. Производивший над ним дознание гвардии капитан-поручик С.И.Маврин вынужден был придти к обоснованному выводу, что Мясников «из первых сообщников и преданных самозванцу, и щадить не должно»13.

В ноябре 1774 г. он был доставлен в Москву, где проходило «генеральное»

следствие над Пугачевым и ближайшими сподвижниками, а месяц спустя, по итогам судебного процесса, его приговорили к наказанию кнутом, вырыванию ноздрей и отправке на поселение. Экзекуция совершилась 10 января 1775 г. на Болотной площади в древней столице.

Местом вечной ссылки был назначен заполярный город Кола Архангельской губернии, куда Мясников с другими ссыльными пугачевцами прибыл в феврале 1775 г. Здесь им было предписано добывать себе пропитание охотой и рыболовством. О дальнейшей его судьбе ничего не известно. В сводной ведомости комиссии по пересмотру прежних уголовных дел от 1801 г. среди пугачевцев, отбывающих наказание в Кольском остроге, Мясников уже не упоминается. Это может означать только одно: в последней четверти XVIII века он ушел из жизни.

Таким образом, конкретных фактических сведений для полноценного воссоздания жизненного пути славного пугачевского атамана явно недостаточно.

И тогда на первый план должна выходить интерпретационная работа исследователя, помнящего, что «такие явления, как характер, жизненная направленность (смысл жизни, жизненная философия, "линия жизни"), талант и жизненный опыт, можно объединить в понятии "жизненный путь человека". Проблемы, связанные с его изучением, мы называем биографическими»14.

Здесь акцентируется изучение «картины мира» нашего героя, отражающей склад его личности, умонастроения, широкий круг представлений, в том числе и недостаточно отрефлексированных им самим, а потому не подвергнутых логической систематизации. В этом случае показания Мясникова на допросе могут стать неоценимым подспорьем историку.

Примечания 1 Лотман Ю.М. Биография — живое лицо // Новый мир. 1985. № 2. С. 229.

2 Репина Л.П. Интеллектуальная история в человеческом измерении // Человек второго плана в истории. Ростов-на-Дону, 2006. Вып. 3. С. 7.

3 Усенко О.Г. Комплексная методология изучения судебно-следственных материалов по делам о государственных преступлениях в России XVII—XVIII вв. // Актуальные проблемы исторической науки и творческое наследие С.И.Архангельского: XIV чтения памяти члена-корреспондента АН СССР С.И.Архангельского. Нижний Новгород, 2005. Ч. 2.

С. 20.

4 Овчинников Р.В. Сподвижники Пугачева свидетельствуют… // Вопросы истории.

1973. № 8. С. 98.

5 Майорова А.С. Материалы допросов участников Пугачевского восстания как биографический источник // Россия в IX—XX веках. Проблемы истории, историографии и источниковедения. М., 1999. С. 258.

6 Овчинников Р.В. Сподвижники Пугачева свидетельствуют… С. 98.

7 Источниковедение: Теория. История. Метод. Источники российской истории: Учеб.

пособие / И.Н.Данилевский, В.В.Кабанов, О.М.Медушевская, М.Ф.Румянцева. М., 1998.

С. 26.

8 Лукин П.В. Народные представления о государственной власти в России XVII века.

М., 2000. С. 15.

9 Светенко А.С. Показания командира пугачевской гвардии // Вопросы истории. 1980.

№ 4. С. 96.

10 Назаров А.И. Очерки по истории фамилий уральских (яицких) казаков. Алматы,

2003. С. 37, 49, 67, 68.

11 Бородин Н.А. Уральские казаки и их рыболовства. СПб., 1901. С. 3.

12 Протокол показаний сотника яицких казаков-повстанцев Т.Г.Мясникова на допросе в Оренбургской секретной комиссии 9 мая 1774 года // Вопросы истории. 1980. № 4. С. 97.

13 Овчинников Р.В. Следствие и суд над Е.И.Пугачевым и его сподвижниками. М.,

1995. С. 142.

14 Логинова Н.А. Жизненный путь человека как проблема психологии // Вопросы психологии. 1985. № 1. С.103.

–  –  –

ОПЫТ СОЗДАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ БИОГРАФИИ Л.А.ТИХОМИРОВА

КАК ПРИМЕР ИСТОРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Биографический жанр, начиная с творчества античных историков, являлся важной составляющей в процессе становления истории как науки. Актуальным он остается и в настоящее время. Естественно сегодня работа в жанре биографии требует от ученых не только знания событий и фактов из жизни изучаемого героя, но и владения новейшей методологией исследования. Причем представляется, что при проведении биографических изысканий целесообразней синтезировать различные исследовательские подходы, исходя из аксиомы, что любая научная теория является естественно ограниченной1.

Именно в таком ключе мы работали над созданием полномасштабной политической биографии Л.А.Тихомирова, опираясь на методологические разработки, имеющие в настоящее время ведущее значение в сфере современного гуманитарного знания, такие как интеллектуальная история и тесно связанная с ней «новая социальная история»2, включающая в свое исследовательское поле такие научные подходы как персональная история и психоистория.

В биографическом исследовании использование этих направлений представляется не только плодотворным, но и позволяет вывести работу на качественно новый уровень. Ведь все они при разумном использовании их теоретических положений могут удачно дополнять друг друга.

Естественно в жанре исторической биографии невозможно обойтись без обращения в рамках «новой социальной истории» к методу «personal history»3.

Традиционно именно он является приоритетным при изучении истории мысли, творчества с учетом личностного начала в этих областях человеческой деятельности.

В нашем случае понятие «personal history» выступало, как собственно история личности, так называемая «внутренняя биография» в противовес «внешней» или «карьерной». В фокусе нашего исследования, таким образом, оказался процесс становления личности Тихомирова-революционера, его практическая и интеллектуальная деятельность, приведшая к радикальному пересмотру взглядов в сторону принятия консервативной системы ценностей. При этом основное внимание уделялось историческому контексту, так как многие житейские и мировоззренческие коллизии в жизни Л.Тихомирова можно объяснить атмосферой эпохи, общественной средой и влиянием окружавших его людей.

Что касается психоистории, то использование некоторых составляющих этого направления позволило максимально объективно, глубоко и с разных сторон оценить мотивы поступков Л.Тихомирова, приведших его первоначально в революционный лагерь, а затем, после ряда душевных потрясений, к эволюции в сторону монархизма.

Отметим, что при работе над биографией с «personal history» тесно сочетается и интеллектуальная история. Ведь базисными для нее являются исторические категории мышления, интеллектуальная деятельность, а также историческое развитие интеллектуальной сферы (художественные, гуманитарно-социальные, философские компоненты и т.д.) в рамках общекультурной парадигмы4.

Важное место в интеллектуальной истории занимает и микроанализ конкретного текста, ситуации или, что для нас наиболее важно, мыслительная деятельность отдельной творческой личности.

В работе над политической биографией Л.Тихомирова синтезированная методология «новой социальной истории» и интеллектуальной истории органично сочеталась с использованием нами элементов структурно-семиотического подхода, разработанного в рамках московско-тартуской школы семиотики (Ю.М.Лотман, Б.А.Успенский). Он основан на попытках реконструкции изучаемого явления сквозь призму мировоззренческого восприятия представителей определенной эпохи и был применен нами при анализе консервативных идеологем, исповедуемых Л.Тихомировым.

В результате нам удалось реконструировать ту «модель консерватизма», сторонником которой он являлся, и выйти на широкий круг обобщений, вычленив то общее, что в теоретическом плане объединяло предлагаемые им в конце XIX — начале ХХ в. социально-политические проекты преобразования российской монархии с оформившейся в будущем идеологией «третьего пути».

Сочетание всех выше приведенных научных направлений позволило нам перенести центр тяжести исследования из плоскости написания традиционной биографии с акцентом на изучение и анализ подробностей жизни и быта Л.Тихомирова и его окружения в жанр создания его интеллектуальной биографии5. Мы попытались вывести изучение жизни нашего героя на более высокий уровень обобщения, своего рода перевести «из мира вещей в мир идей», что позволило проследить его повседневную жизнь в органичном единстве с жизнью интеллектуальной, а это в свою очередь дало возможность лучше понять его общественные порывы и духовные метания.

Примечания 1 Актуальные проблемы истории: Материалы «круглого стола» (12 января 1994 г.) // Вопросы истории. 1994. № 6. С. 45—104.

2 Репина Л.П. «Новая историческая» наука и социальная история. М., 1998.

3 Репина Л.П. «Персональная история»: биография как средство исторического познания // Казус. Индивидуальное и уникальное в истории. М., 1999. Вып. 2. С. 76—100.

4 Репина Л.П. Что такое интеллектуальная история? URL: //http: // www. igh. ru / struct / srt cnt 19. html 5 Работы подобного рода и ранее имели место, как классическую хотелось бы привести монографию Р.Пайпса о П.Б.Струве. «Струве: левый либерал, 1870—1905». Т. 1.

М., 2001 и «Струве: правый либерал, 1905—1944». Т. 2. М., 2001.

–  –  –

МЕТОДИКА КОЛИЧЕСТВЕННОГО АНАЛИЗА

ЗАКОНОДАТЕЛЬНО-НОРМАТИВНЫХ МАТЕРИАЛОВ ПО ИСТОРИИ

ВЕДОМСТВА КАЗЕННЫХ ПАЛАТ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Деятельность любого учреждения регламентируется определенным набором нормативных документов. По мере усложнения системы управления, видоизменения отдельных ее сегментов, перераспределения функций тот или иной орган управления претерпевает изменение состава сотрудников, изменение их обязанностей и вознаграждения получаемого за их услуги. Изменение штата учреждений всегда связано с изменениями в жизни государства в целом, а так же с введением новых, более прогрессивных методов управления. Информация о таких изменениях имеет большое значение для разработки вопросов истории госучреждений России, о развитии чиновно-бюрократического аппарата и о состоянии чиновничества, как в центре, так и на местах.

Казенные палаты были введены в систему местной администрации согласно «Учреждениям для управления губерниями Всероссийской империи» 1775 года, в рамках административно реформы направленной на унификацию всего государственного управления на всей территории империи, что явилось одновременно и прямым развитием положений губернской реформы Петра I. Именно с этого времени Россия окончательно становится унитарным государством, а ее администрация начинает выстраиваться в строгую систему.

Все важнейшие изменения в штатах государственных учреждений отражены в законодательно-нормативных документах. Данное исследование посвящено количественному анализу законодательной базы содержащейся во Втором Полном Собрании Законов Российской империи1, в который вошли законодательные акты периода 1825—1881 гг.

При обработке из всего ПСЗР II выявлено 93 законодательных акта различного уровня в той или иной мере имеющих значение для исследования чиновного состава казенных палат как таковых (т.е. без учета конкретной области империи). Под этой категорией подразумеваются как законодательно оформленные изменения штатных расписаний, так и всевозможные акты касающихся отдельных отраслей управления чинопроизводством2, а так же меры, которые были призваны к сокращению или преобразованию делопроизводства на местах3.

Все выявленные законы были сгруппированы и разделены на следующие категории: 1) Акты о штатах Казенных палат, изменениях в штатах некоторых подразделений палат, о финансировании и дополнительных выплатах чиновникам и служащим в связи с изменениями, произошедшими в штатном расписании4. 2) Нормативные документы, касающиеся всецело звена служащих. Т.е.

канцелярских служителей (без чина) и канцелярских чиновников (низшие чины), занимавших самые низовые должности и нередко даже не получавших полного оклада. 3) Законодательство, непосредственно направленное на оптимизацию деятельности палат и казначейств, косвенно связанное с особенностями штатов. 4) Акты, затрагивающие делопроизводство казенных палат и казначейств5.

Итоги подсчета и распределения удобно выразить в виде простой таблицы:

1 категория 2 категория 3 категория 4 категория Таким образом, из выборки выпадает 16 актов, которые, хотя и подходили под критерии первичного отбора не могли быть однозначно отнесены к одной из обозначенных категорий и определяются, для удобства под графой «разное».

Данные узаконения имеют узкоспециализированный характер и связаны в основном с частными случаями деятельности палат и казначейств6.

Для дальнейшего исследования обратимся к самой важной первой категории. За рассмотренный период было издано 38 узаконений. Итого 28 лет, в которые принималось как минимум одно узаконение, отнесенное нами к первой категории. Т.е. 28 лет из 38 учтенных при выборке7 издавались законы о штатах казенных палат и казначейств или имеющие непосредственное отношение к данной тематике. В результате получаем следующую картину: за временной промежуток 1825—55 гг. законов связанных напрямую со штатами палат и казначейств издано — 24, за последующий период 1856—81 гг. — всего 148.

Можно сделать вывод, что в указанное время сформировался основной блок законодательно-нормативных актов регулирующих штаты ведомства казенных палат и их исполнение9. Изменения, производившиеся в штатном составе на законодательном уровне, имеют разнородные причины. Эти причины обуславливались как проблемами, возникавшими в процессе практической деятельности палат, так и внешними обстоятельствами, такими как переустройство государственного аппарата (например, крупное перераспределение функций некоторых ведомств и даже целых министерств), усовершенствование принципов делопроизводства10 и «хождения бумаг». Сюда же отнесем и причины связанные с изменением финансовой политики и системы налогообложения, которые всегда сказывались на организационной структуре казенных палат.

Примечания 1 Далее ПСЗР II.

2 Под такой формулировкой подразумевается: установление порядка собственно производства в классные чины, упорядочение вопросов касающихся денежного содержания и выдачи дополнительных денег, нормы определяющие виды и формы социальной защиты мелкого и среднего чиновничества и иные меры направленные в той или иной степени на изменение положения всех служащих (без чина, низшее звено) и мелких чиновников, нашедшие свое отражение в законодательстве.

3 Такие нормы имеют прямое влияние на низшее и среднее чиновничество, поскольку в некоторой степени определяют штатный состав и структуру некоторых звеньев местного управления (в первую очередь это касается разного рода канцелярий).

4 В том числе это касается и актов возлагавших на чины палаты дополнительные обязанности временно или на постоянной основе и предполагавших дополнительное сверхштатное вознаграждение за эту деятельность.

5 Разного рода инструкции и регламенты о порядке производства дел и «хождения бумаг» адресованные именно ведомству казенных палат. Как правило эти узаконения касались вопросов бухгалтерского счетоводства и правил учета поступления и расхода сумм в казначействах.

6 Например, о возможности Министра финансов увольнять чиновников без согласования с Сенатом. Т.О. данная группа материалов носит иллюстративный характер и играет сугубо вспомогательную роль в рамках изучения чиновного состава казенных палат и казначейств.

7 Имеются в виду годы, когда выходили новые распоряжения по заданной тематике.

Отметим, что к концу периода охватываемого ПСЗР II новых правил и штатов, касающихся казенных палат и их ведомства не появлялось вообще.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 17 |

Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ УРАЛЬСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ Б. Н. ЕЛЬЦИНА МИР ИСТОРИИ: НОВЫЕ ГОРИЗОНТЫ. ОТ ИСТОЧНИКА К ИССЛЕДОВАНИЮ Материалы докладов VI Всероссийской (с международным участием) научной конференции студентов, аспирантов и соискателей Екатеринбург, 30 ноября – 1 декабря 2013 г. Екатеринбург Издательство Уральского университета УДК 94(0) ББК T3(O)я43 М 63 Редакционная коллегия: Н. Б. Городецкая, К. Р. Капсалыкова, А. М....»

«Azrbaycan MEA-nn Xbrlri. ctimai elmlr seriyas, 2015, №2 8 UOT 94 (479.24) ОЛЕГ КУЗНЕЦОВ (Высшая школа социально-управленческого консалтинга (Россия, Москва)) О РОЛИ БЕЙБУДА ШАХТАХТИНСКОГО В МОСКОВСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 1921 ГОДА И ОБРЕТЕНИИ НАХИЧЕВАНЬЮ СТАТУСА АВТОНОМИИ В СОСТАВЕ АЗЕРБАЙДЖАНА Ключевые слова: Бехбуд Шахтахтинский, Азербайджан, Россия, Турция, Нахичеванская автономия, Московская конференция 1921 года, Московский договор о дружбе и братстве 1921 года, протекторат Переговоры между...»

«rep Генеральная конференция Confrence Gnrale 31-я сессия 31e session Доклад Rapport !#$*)('& General Conference Paris 2001 31st session !#$%&&1(0/).-,+*)( Report 2+234 Conferencia General 31a reunin y Informe 31 C/REP.1 17 августа 2001 г. Оригинал: французский ДОКЛАД О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МЕЖДУНАРОДНОГО БЮРО ПРОСВЕЩЕНИЯ АННОТАЦИЯ Источник: Статья V(g) Устава Международного бюро просвещения (МБП). История вопроса: В соответствии с указанной статьей Совет МБП представляет Генеральной конференции свой...»

«Генеральная конференция 38 C 38-я сессия, Париж 2015 г. 38 C/20 3 ноября 2015 г. Оригинал: английский Пункт 4.6 повестки дня Управление институтами категории 1 в области образования АННОТАЦИЯ История вопроса: В своей резолюции 37 С/14 Генеральная конференция просила Генерального директора представить Исполнительному совету обновленную информацию об управлении институтами категории в области образования с целью передачи на рассмотрение Генеральной конференции на ее 38-й сессии соответствующих...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE Перспективы развития современных общественных наук Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (8 декабря 2015г.) г. Воронеж 2015 г. УДК 3(06) ББК 60я Перспективы развития современных общественных наук, / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. г.Воронеж, 2015. 45 с. Редакционная коллегия: кандидат...»

«КУРСКАЯ ЕПАРХИЯ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ МОСКОВСКОГО ПАТРИАРХАТА КУРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЦЕРКОВЬ И ИСКУССТВО X МЕЖДУНАРОДНЫЕ НАУЧНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ ЗНАМЕНСКИЕ ЧТЕНИЯ «Формирование и развитие исторического типа русской цивилизации: к 700-летию рождения преподобного Сергия Радонежского» Курск, 19–20 марта 2014 года КУРСК УДК 78 ББК 85. М89 М89 Церковь и искусство: материалы X Международных научнообразовательных Знаменских чтений «Формирование и развитие исторического типа русской...»

«Министерство образования и науки Республики Казахстан Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова Казахстанский филиал Евразийский национальный университет имени Л.Н. Гумилева XI Международная научная конференция студентов, магистрантов и молодых ученых «ЛОМОНОСОВ – 2015» 10-11 апреля Астана 2015 Участникам ХI Международной научной конференции студентов, магистрантов и молодых ученых «Ломоносов 2015» в Казахстанском филиале Московского государственного университета имени...»

«ISSN 2412-9712 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 09 января 2016 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ: Международное...»

«Генеральная конференция U 33 C 33-я сессия, Париж, 2005 г. 33 С/ 28 июня 2005 г. Оригинал: французский Пункт 1.6 предварительной повестки дня Организация работы сессии АННОТАЦИЯ Источник: Правила процедуры Генеральной конференции; решение 171 ЕХ/31. История вопроса: На своей 171-й сессии Исполнительный совет рассмотрел предложения Генерального директора относительно организации работы 33-й сессии Генеральной конференции (документ 171 ЕХ/23). Настоящий документ подготовлен на основе выводов...»

«НАУЧНАЯ ДИСКУССИЯ: ВОПРОСЫ ЮРИСПРУДЕНЦИИ Сборник статей по материалам XLIV международной заочной научно-практической конференции № 12 (39) Декабрь 2015 г. Издается с мая 2012 года Москва УДК 34 ББК 67 Н 34 Ответственный редактор: Бутакова Е.Ю. Н34 Научная дискуссия: вопросы юриспруденции. сб. ст. по материалам XLIV междунар. заочной науч.-практ. конф. – № 12 (39). – М., Изд. «Интернаука», 2015. – 182 с. Сборник статей «Научная дискуссия: вопросы юриспруденции» включен в систему Российского...»

«Д.и.н. И.В.Быстрова (Институт российской истории РАН) «Чудо войны Сталинград.» (Личные контакты «большой тройки» и Сталинградская битва). Вторая мировая война явилась невиданным по масштабам, ожесточенности и потерям столкновением двух коалиций стран. Агрессивному блоку стран Оси, который стремился к завоеванию мирового господства, противостояла коалиция стран т.н. «Большого союза», в состав которой в силу вошли страны – бывшие непримиримые противники. Важнейший вклад в победу над агрессорами...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИСПРУДЕНЦИИ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (10 февраля 2015г.) г. Новосибирск 2015 г. УДК 34(06) ББК 67я Актуальные проблемы юриспруденции в России и за рубежом/Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции.№ 2. Новосибирск, 2015. 72 с. Редакционная коллегия:...»

«Генеральная конференция General Conference 34 C 34-я сессия, Париж 2007 г. 34th session, Paris 2007 Confrence gnrale 34e session, Paris 2007 Conferencia General 34a reunin, Pars 2007 2007 34 C/40 Part I 22 августа 2007 г. Оригинал: английский Пункт 5.6 предварительной повестки дня Создание центров категории 2 под эгидой ЮНЕСКО Часть I Предлагаемое создание в Триполи (Ливийская Арабская Джамахирия) Регионального центра по управлению ресурсами трансграничных водоносных горизонтов в качестве...»

«Перечень докладов на Всероссийской студенческой научно-практической конференции XIV конференции студенческого научного общества «Современные исследования в геологии» 10-12 апреля 2015 года Секция 1: Динамическая и историческая геология, Палеонтология, Литология, Полезные ископаемые ГИПОТЕЗЫ МИКРОБИАЛЬНОГО ПРОИСХОЖЕНИЯ КОНКРЕЦИЙ В ВЕНД-КЕМБРИЙСКОЙ ТОЛЩЕ ЗИМБЕРЕЖНЕГО РАЙОНА АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ Айдыбаева Яна Эдуардовна ЛИТОЛОГО-ГЕОХИМИЧЕСКАЯ И ПАЛЕОЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УСЛОВИЙ...»

«Рекламно-информационный бюллетень (РИБ) Февраль март 2015 История создания Центра научной мысли Центр научной мысли создан 1 марта 2010 года по инициативе ряда ученых г. Таганрога. Основная деятельность Центра сегодня направлена на проведение Международных научно-практических конференций по различным отраслям науки, издание монографий, учебных пособий, проведение конкурсов и олимпиад. Все принимаемые материалы проходят предварительную экспертизу, сотрудниками Центра производится...»

«Раздел III ИНФОРМАЦИЯ О КОНФЕРЕНЦИИ 2012 ГОДА Международная интернет-конференция «Интеллигенция, духовность и гражданское общество в условиях глобализации мира» состоялась 12 апреля 2012 года на базе Таврического национального университета имени В.И. Вернадского. Участники конференции поставили «диагноз» по заявленным проблемам и приняли Резолюцию о том, что в условиях постсоветского пространства социальная жизнь трансформировалась в «недожизнь». Люди не живут, а выживают в условиях...»

«Министерство культуры Российской Федерации Правительство Нижегородской области НП «Росрегионреставрация» IV Всероссийская конференция «Сохранение и возрождение малых исторических городов и сельских поселений: проблемы и перспективы» г. Нижний Новгород 30 – 31 октября 2013 Сборник докладов конференции В Сборник вошли только те доклады, которые были предоставлены участниками. Организаторы конференции не несут ответственности за содержание публикуемых ниже материалов. СОДЕРЖАНИЕ 1. Приветственное...»

«Сервис виртуальных конференций Pax Grid ИП Синяев Дмитрий Николаевич Химическая наука: современные достижения и историческая перспектива III Всероссийская научная Интернет-конференция с международным участием Казань, 31 марта 2015 года Материалы конференции Казань ИП Синяев Д. Н. УДК 54(082) ББК 24(2) X46 X46 Химическая наука: современные достижения и историческая перспектива.[Текст] : III Всероссийская научная Интернетконференция с международным участием : материалы конф. (Казань, 31 марта...»

«АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ: НОВЕЙШИЕ ДОСТИЖЕНИЯ В ИЗУЧЕНИИ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ ЕВРАЗИИ МАТЕРИАЛЫ ВСЕРОССИЙСКОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ, ПОСВЯЩЕННОЙ 35-ЛЕТИЮ КАМСКО-ВЯТСКОЙ АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ Удмуртский государственный университет Кафедра археологии и истории первобытного общества Институт истории и культуры народов Приуралья Археологическая экспедиция: новейшие достижения в изучении историкокультурного наследия Евразии Ижевск 2008 И.Л. КЫЗЛАСОВ (Москва) СТРАТЕГИЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ...»

«Всемирная Метеорологическая Организация Специализированное учреждение Организации Объединенных Наций Пресс-релиз Погода • Климат • Вода Для использования средствами массовой информации Не является официальным документом № 13/2015 ЗАПРЕТ НА РАСПРОСТРАНЕНИЕ до среды, 25 ноября, 10.00 СГВ ВМО: 2015 год, по всей вероятности, станет самым теплым годом за историю наблюдений, а период 2011-2015 гг. — самым теплым пятилетним периодом Изменение климата превысило символические пороговые значения и...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.