WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«ДРЕВНОСТЬ И СРЕДНЕВЕКОВЬЕ ВОПРОСЫ ИСТОРИИ И ИСТОРИОГРАФИИ Материалы III Всероссийской научной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных Омск, 24–25 октября 2014 г. Омск УДК ...»

-- [ Страница 4 ] --

Александрийцы говорили о растворении человечества во Христе, тем самым игнорируя идею истинного человечества во Христе, и в перспективе, лишали человека возможности соединения с Богом. Антиохийцы в своих спекуляциях вообще дробили идею единого Бога, рассекали Христа на два различных лица и, таким образом, также ставили под сомнение все учение о спасении и лишали его онтологического смысла.

Заслуга Собора заключается в том, что на нем была утверждена формулировка, которая несла в себе великую догматическую ценность и повлияла на развитие не только христианской антропологии, но культуры в целом. Антропологическая ценность ороса Собора состоит в том, что он снова воссоединяет Христа как единую Личность, Богочеловека, воплощенного и погибшего ради нас.

Перекладывая все вышесказанное на роль Халкидона в процессе формирования византинизма, мы можем утверждать, что без его ороса было бы невозможно новое видение природы человека, а значит и роли человека, его места в мире. Благодаря Халкидону, стала возможна реализация формы взаимодействия церкви и государства, названная «симфонией властей», а 28-е правило возвысило столичную кафедру. Решения Халкидонского собора в совокупности способствовали выделению Византии на общем уровне по культурному признаку, сформировало внутри нее особый тип государственности. Это и может быть обозначено как процесс формирования нового типа культуры, как возделывание чего-то нового.

Кроме того, халкидонские решения послужили отправной точкой для формирования такого феномена, как Древние Церкви Востока, которые принято называть дохалкидонскими.

Таким образом, в рамках общего вывода, необходимо подчеркнуть, что роль IV Вселенского Собора для мировой истории и культуры (в общем) и для истории и становления особого типа культуры в Византии (в частности) – крайне велика, а актуальность исследования данной проблемы в условиях современного культурно-исторического кризиса не только в России, но и в мире особо высока.

–  –  –

ВЛИЯНИЕ РЕЛИГИИ НА ФОРМИРОВАНИЕ ВОИНСКИХ

ЭЛИТ СРЕДНЕВЕКОВЫХ ФРАНЦИИ И ЯПОНИИ

Элитные воинские сословия складываются постепенно под влиянием политических, социальных и экономических факторов.

Но был и еще один немаловажный фактор – религиозный. Именно религия в значительной мере и стала основой идеологии воинских элит.

Для рыцарства основной и единственной религией было христианство. Как некий морально-этический идеал рыцарство сложилось в значительной части благодаря именно церкви. Именно церковь привила рыцарям основы добродетели, а после активно их культивировала. Но стоит отметить, что это было вынужденной мерой. Необходимость заключалась в том, что во время феодальной раздробленности церковь являлась одним из крупнейших землевладельцев, и, чтобы защитится от нападений светских феодалов, она начинает проводить так называемые мировые собрания.

Эти собрания проходили под открытым небом и были очень многолюдны. Естественно, на них бывали и рыцари, которых церковь прилюдно на мощах святых заставляла принести клятву о ненападении ни на церковь, ни на беззащитных людей. КлятвопреА.А. Тарасов, 2014 ступников же ждала одна из самых ужасных участей того времени

– отлучение от церкви. Эти акции начались в конце X века и послужили одной из причин того, что за век значительно усилились позиции церкви, что вылилось в начало крестовых походов [1].

В целом средневековая церковь была очень сильна, так как имела огромное влияние на людей. Все население средневековой Европы было очень религиозным. Рыцари, являвшиеся защитниками церкви, помимо непосредственной защиты владений церкви своим мечом, защищали ее идеалы своим сердцем. Многие из них несли людям добро: помогали слабым и нуждающимся, могли поделиться важным советом, утешить добром словом, в целом являясь образцом для подражания.

Таким образом, церковь не смогла бы выстоять без верных ее последователей, коими являлись рыцари, а рыцари в свою очередь не были бы собой без церкви. Без нее они бы не стали теми нравственными идеалами, коими считались, а были бы просто жестокими воинами. По сути, христианские добродетели и становятся основой рыцарской идеологии. Таким образом, наблюдается синтез, существовавший и развивавшийся долгие годы.

В основе идеологии самурайства также лежат религиозные учения, а именно – буддизм, синтоизм и конфуцианство. Такие важные качества, как спокойное принятие своей судьбы, подчинение неизбежному, самообладание перед всякой опасностью и презрение к смерти в случае необходимости, очень важны для самураев. В их идеологии они появились благодаря влиянию буддизма.

Помимо классического буддизма, огромное влияние оказал и дзенбуддизм, который учит медитативным техникам для достижения гармонии и постижения того, что нельзя увидеть глазом.

Большое влияние на формирование и развитие самурайской идеологии оказал и синтоизм, из которого заимствована идея почитания предков, вылившаяся в почитание родителей и господина.

Помимо этого, синтоизм учит принципу «познай самого себя».

Так как душа изначально чиста, человек, познав ее, должен стремиться сохранить эту чистоту. Для этого он должен совершать добрые поступки и порицать зло – нетерпимость, эгоизм. Свойственное синтоизму преклонение перед природой внушило всем японцам любовь к своей стране, а культ предков – любовь к императорскому дому. Вместе это сформировало японский патриотизм и японскую верность [2].

Наиболее заметное влияние на самурайскую идеологию оказало философское течение, охватывающее все сферы жизни общества, – конфуцианство. Из него был заимствован принцип сыновней почтительности, регулирующий отношения между самураем и его родителями, а также между самураем и его господином. Помимо этого, конфуцианство учит самураев моральному самосовершенствованию личности. Но конфуцианство влияло на формирование самурайской идеологии не только положительно. Например, благодаря ему у самураев возникло презрение к производящему труду, что влекло за собой жесткие повинности и огромные налоги. Оправданием служило изречение Конфуция «Кормящийся от народа управляет им» [3].

В целом, значение религий и конфуцианства для формирования идеологии самурайства и рыцарства очень велико, а процесс влияния на них схож – по мере возникновения и развития воинских элит их представители взаимодействуют с религиями своих регионов, черпая оттуда моральные ценности и поведенческие нормы.

В силу того, что религии в Японии значительно отличаются от христианства, то и моральные ценности самураев, на которые они повлияли в значительной степени, отличаются от рыцарских.

Можно сказать, что рыцарская идеология более экстравертна: во главу угла поставлены задачи помощи нуждающимся, защита слабых, поиск славы и служение образцом для подражания. Самурайская же идеология более интровертна, так как из синтоизма, буддизма и конфуцианства они заимствовали спокойное созерцание природы, воспитание внутреннего духа, беспрекословное подчинение старшему. В этом смысле идеология самураев больше «зациклена» на самом самурае, а рыцарская идеология на окружающих рыцаря людях.

[1] Флори Ж. Повседневная жизнь рыцарей в средние века. М., 2006.

С. 216–217.

[2] Нитобэ Инадзо. Этика самурая. Гл. 2 // Инадзо Нитобэ, Фредерик Норман. Японский воин. Часть первая. М., 2009 // Сайт «Псы войны». URL: http://www.dogswar.ru/biblioteka/prochee-biblio/4762iaponskii-voin.html (дата обращения: 02. 05. 2014).

[3] Спеваковский А.Б. Самураи – военное сословие Японии. М., 1981.

С. 29.

–  –  –

Прежде всего, предлагаем в рамках данного доклада для удобства читателя использовать русифицированный вариант слова corrody – корродия. Необходимость введения термина обуславливается тем, что в русскоязычной литературе само явление корродии, очевидно, практически не рассматривается и едва упоминается в качестве разновидности аннуитета.

Естественно, что в англоязычной литературе корродиям уделяется больше внимания. Само слово corrody, согласно Оксфордскому словарю, произошло из англо-нормандского языка и стало употребляться в интересующем нас значении в 1197 г. [1]. Корродия – это договор, по которому монастырь (либо госпиталь, аббатство и т. д.) гарантирует пожизненное обеспечение одного человека или супружеской пары всем необходимым: пищей, водой, одеждой, медицинской помощью и т.

д. Несколько реже предоставлялись также жилье на территории церковного учреждения и иногда даже земля для сада либо огорода, пастбище для скота. Возможно было также выдавать клиентам по договору корродии деньги для самостоятельного приобретения всего необходимого – но в таком случае корродия «превращалась» в обычный аннуитет, отличие от которого и состоит в том, что по договору корродии клиент получает не денежные потоки. Покупателями корродий становились, как правило, немолодые люди, желавшие обеспечить себе спокойную старость, поэтому корродии вкупе с похожими на них догоЧухарева Е.С., 2014 ворами часто рассматриваются как элемент развития социальной поддержки и страхования жизни. С другой стороны, они также сыграли важную роль в развитии современных финансовых инструментов, особенно в конце XIII – начале XIV вв.: тогда голод и падеж скота резко снизили прибыльность сельского хозяйства, и деньги, необходимые для продолжения производства и вообще существования, невозможно было получить от продажи продукции, требовалось найти иной источник финансирования, кроме займов.

Самое сложное состояло в определении такой цены, которая покрыла бы все расходы на содержание клиента и сопряженные с этим риски. Формально, происходила единовременная и безвозмездная оплата договора, а не возмещение услугами стоимости первичного платежа – то есть речь не шла на самом деле о ростовщичестве, занятие которым Церковь не одобряла.

Действовавшие в то время предписания IV Латеранского собора 1215 г. признавали несправедливыми доходы от потребительских займов, но не возмещение рисков для заимодавца или продавца, связанные с возможной потерей будущей прибыли [2].

Продавцы корродий могли довольно точно предположить, во что им обойдется год содержания одного человека, исходя из собственных затрат, тогда как продавцы аннуитетов зависели от изменений рыночных цен. Таким образом, снижался инфляционный риск. Однако в большей степени убытками и даже банкротством продавцам корродий грозила непредсказуемость продолжительности жизни клиента. Во-первых, право пользоваться услугами по договору корродии могло передаваться – например, от родителей детям. Во-вторых, что важнее, продавцы корродий не располагали достаточной статистикой смертности, чтобы вычислить среднюю продолжительность жизни.

В связи с этим отношение к корродиям современников было негативным, они считались убыточными. Ряд примеров иллюстрирует это предположение. Так, например, больница Святого Леонарда в Йорке попала в порочный круг, когда для финансирования уже заключенных договоров приходилось заключать новые, что привело в 1399 г. к вынужденному прекращению обслуживания ряда корродий во избежание банкротства. В ряде монастырей требовалось разрешение епископа для заключения каждого договора.

Впрочем, стоит отметить, что такое отношение вызывалось не только экономическими причинами, но и нередкими злоупотреблениями настоятелей, которые присваивали себе часть уплаченных за корродии сумм. Один из наиболее ярких примеров – история больницы Святого Томаса в Лондоне, которая в 1307–1315 гг.

находилась под управлением братии Эшриджского колледжа.

За это время больница была практически разорена обслуживанием корродий, все вырученные деньги за которые отправлялись в колледж.

До недавнего времени отношение исследователей к этому явлению было также негативным. Такие авторы, как Кэллум и Коултон, считали, что отсутствие развитого математического аппарата и недостаточный объем нужной для расчетов статистки делали продажу корродий априори невыгодной [3]. Однако недавние исследования А. Белла и Ч. Сатклиффа убедительно показали, что в Средние века уже интуитивно (эффективно!) использовали концепцию временной стоимости денег и добивались значительной выгоды по отдельным договорам [1]. Остается признать, что своей дурной славой корродии обязаны главным образом мошенничеству и злоупотреблениям их продавцов.

[1] Bell Adrian, Sutcliffe Charles. Valuing medieval annuities: were corrodies underpriced? // Explorations in Economic History 2009.

Vol. 47(2).

[2] Cullum P.H. Cremetts and corrodies: Care of the poor and sick at St Leonard’s Hospital. York, in the Middle Ages, Borthwick papers, 79 (1991).

[3] Coulton G. Five centuries of religion. Cambridge University, 1923.

–  –  –

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПОЛИТИКА

В ВИЦЕ-КОРОЛЕВСТВЕ НОВАЯ ИСПАНИЯ В XVI в.

Осуществление культурной политики на присоединенных территориях испанцы начали до создания вице-королевства Новая Испания, которое было образовано в 1535 г. Колониальная администрация пыталась создать условия для просвещения детей индейской знати. Основной целью формируемой системы образования было обращение местного населения в католицизм. Еще до завоевания государств ацтеков и майя, в 1512 г., «Бургосские законы» предписывали «энкомендеро» – владельцам поместий научить индейцев читать и писать, обучать катехизису и ремёслам.

Монах Педро де Ганте основал в 1523 г. в Тескоко школу с тысячей учеников, в ней обучали чтению, письму, музыке. В 1530 г. в Мексику прибыли первые 6 монахинь для организации системы образования для девочек. Потом появились женские школы при церквях, контролируемые приходским священником. Там давались самые элементарные знания о религии, чтении, письме и «ручным работам». Школы для женщин существовали в Тескоко, Уэхоцинго, Отумбе, Чолуле, Койоакане.

В 1536 г. в Тлателолько епископ Сумаррага основал школу Санта-Крус для сыновей индейских касиков. Первоначально там начали обучать 60 индейцев. В школе изучали христианскую доктрину, чтение, правописание, грамматику латинского языка, риторику, философию, музыку и индейскую медицину. Среди преподавателей были испанцы – Бернардино де Саагун, Гарсия де Сиснерос, Андрес де Ольмос – и 2 француза – Арнальдо де Гасарьо и Хуан де Фуше. Выпускники этой школы стали переводчиками, преподавателями. Высшим их достижением было создание ряда книг, передававших сказания индейских народов. Некоторые знатные испанцы были недовольны деятельностью школы в Тлателолько и слали императору Карлу V жалобы, в которых писаШамшура К.А., 2014 лось, что индейцы очень быстро учатся и им в этом «помогает дьявол».

По мнению многих испанцев прибывавших в Новый Свет, индейцы являлись низшей расой, которую необходимо было христианизировать. Их называли «gente sin razn» – люди без разума.

Распространение испанского ремесла проходило очень медленно и тяжело. В первую очередь, это происходило из за того, что испанские мастера, приехавшие по просьбе епископа Сумарраги, отказывались обучать индейцев. Они понимали, что монополизируя свое искусство и храня его в тайне, они смогут диктовать потребителям более высокие цены. В 1538 г. в Мехико была открыта первая в Америке типография. В течение XVI в. там были изданы 114 книг, среди них «Диалектика» и «Физика» Л. де Леона, «Апология праздности и труда» Луиса Мехиа, «Диалог о достоинстве человека» Эрнана Переса де Оливы. Авторами нескольких книг были уроженцы Новой Испании. Вице-король Антонио де Мендоса активно проводил образовательную политику для метисов и креолов. Для сирот смешанного происхождения существовал приют Сан-Хуан Летран, основанный в 1547 г., там обучали в течение 7 лет. Во второй половине XVI в. активно развивалось частное образование для зажиточного населения. В 1600 г. были созданы правила по обучению частными лицами, их можно считать первым законом о начальном образовании в Новой Испании.

Десять статей формулировали правила для учителей.

Высшее образование появилось после основания в городе Мехико 21 сентября 1551 году университета, он начал работать 3 июня 1553 г. Университет в Мехико управлялся по уставу университета в Саламанке. Преподавание в нем было узко схоластическим. Университет имел 4 кафедры: теологии, юриспруденции (гражданское и каноническое право), медицины и искусств (тривиум и квадривиум).

В 1575 г. Луис де Леон Ромеро основал школу для священников доминиканцев. Монах Алонсо де ла Веракрус был первым, кто напечатал работы по философии в Америке. Он основал Колледж Сан-Пабло в Мехико в 1575 г..

В 1572 г. иезуиты прибыли в Мексику и активно взялись за просвещение местного населения, это было связано с тем, что к этому времени в Северной Европе активно распространялся протестантизм. В иезуитских школах, возникших на рубеже XVI– XVII вв., можно было получить серьезное образование.

Со временем школа Санта-Крус в Тлателолько превратилась в начальную школу, а потом была закрыта. Другие школы для индейцев также исчезли или превратились в школы для креолов. Начальное образование сокращалось, и к концу XVIII в. в Мексике было только 10 начальных школ.

Для приобщения к европейской культуре для индейцев и креолов создавались театры. Обычно они включали в себя черты индейских традиций. В Новой Испании был популярен театральный жанр – «ауто» – небольшое драматическое произведение с библейским или аллегорическим сюжетом. Торибио де Бенавенте Мотолиния сообщает, что первое «ауто» состоялось 24 июня 1538 г. во время праздника Сан-Хуана Баутисты и называлось «Адам и Ева».

Таким образом, в 30-х гг. XVI в. был создан первый шаг для создания системы образования для населения испанских колоний в Северной Америке. В течение всего колониального периода над культурой и просвещением в вице-королевстве Новая Испания почти полностью господствовала церковь. Это стало одним из многих факторов, благодаря которым было христианизировано местное население. Школьное образование, а впоследствии и первый в Мексике университет помогали проникновению элементов европейской культуры. Однако, несмотря на все усилия колониальных властей, местное население не утратило полностью своих традиций и верований, и в итоге появилась смешанная форма культуры – латиноамериканский синкретизм.

–  –  –

ПРОБЛЕМА ИСТОРИИ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ

В ТВОРЧЕСТВЕ Т. МОММЗЕНА

Теодор Моммзен (1817–1903) – немецкий ученый-антиковед, значительный академический функционер и организатор, видный общественный и политический деятель Германии второй половины XIX века. Он принадлежит к числу тех ученых, которых называют классиками, а его труды, посвященные древнему Риму («История Рима», «Римское государственное право»), признаны классическими. Это обусловлено не только тем, что сформулированные в них теории послужили источником для последующих исследований и разработки более узких историографических концепций, но и в силу того, что они являют собой «образцы эстетического совершенства», в которых значимы не только сами теории и аналитические процедуры, но и эстетика интеллектуального продукта.

Историографы всегда демонстрируют повышенный интерес к фигурам классиков и их творчеству. В многочисленных исследованиях, посвященных этому немецкому ученому, классическим стал вопрос о том, почему моммзеновская картина истории Рима носит незавершенный характер. Изначальный авторский план Моммзена, как он формулировал его, начиная работу над «ИстоЗайнулин А.Н., 2014 рией Рима», заключался в том, чтобы показать полный цикл жизни римской цивилизации – от рождения до смерти – от основания города до распада громадной империи. Однако том, в котором бы концептуализировалась истории Рима от Августа до падения римского государства, так и не был написан, а последующие труды Моммзена («Провинции от Цезаря до Диоклетиана», «Римское государственное право» и др.) посвящены более специальным темам.

Исследователями творчества Моммзена были высказаны самые разнообразные догадки относительно того, почему автор оставил свой проект незавершенным: это и чрезмерная занятость ученого организационной работой, негативное отношение к источникам императорского времени, нежелание заниматься проблемами христианства, угасание творческого энтузиазма. Целый ряд исследователей полагает, что он отказался от разработки истории Империи ввиду политико-идеологических мотивов.

Однако сам характер научной и преподавательской деятельности Моммзена в Берлинском университете свидетельствуют о том, что исследованию истории Империи Моммзен уделял самое пристальное внимание. Издание же лекций Теодора Моммзена, посвященных императорскому периоду, позволило уточнить моммзеновское представление об этом этапе римской истории [1].

Императорская эпоха представляется Моммзену как эпоха упадка. Она демонстрирует полное политическое, военное, экономическое и нравственное банкротство римской цивилизации. Установившаяся после Цезаря система принципата, в понимании историка, представляет нам пример разделения между законодательной и исполнительной властью (диархию) – сенатом и императором (напрашивается аналогия с разделением полномочий между рейхстагом и немецким императором) – идея, определенно сформировавшаяся под влиянием конституционализма XIX века.

Казалось бы, система по своей сути идеальная, но уже в правление Августа обнаружились многие ее недостатки, а после Августа и вовсе не было правителей, способных ее поддерживать. Моммзен удостаивает позитивными оценками только деятельность Тиберия, Септимия Севера, отчасти Марка Аврелия. Отсутствие достойных героев заставляет Моммзена отказаться от хронологического повествования применительно к периоду после гибели династии Юлиев-Клавдиев и вплоть до Диоклетиана. Большее внимание Моммзен уделяет внешней политике. В моммзеновской трактовке внешней политики мы также находим проявления упадка Империи: Рим с трудом отражает натиск внешних врагов и практически отказывается от завоевательной политики. Более того, римляне терпят сокрушительные поражения. Моммзен особенно отмечает три поражения римского оружия, которые имеют для него символическое значение, – гибель Квентилия Вара в Тевтобургском лесу (9 г. н.э), неудачная Маркоманская война (166–180 гг. н.э) и поражение под Адрианополем (378 г. н.э.).

Система домината Моммзеном характеризуется как «правовая», он отмечает ее иерархичность, обозначившееся разделение властей и еще целый ряд позитивных моментов. Но и эта система оказалась неэффективной и не имела внутри себя таких внутренних ресурсов, которые позволили бы противостоять варварам.

Еще один фактор упадка Римской империи Моммзен находит в духовной сфере, а именно в том, что традиционная римская культура оказалась неспособной противостоять христианству, находясь к моменту его утверждению уже в состоянии глубокого упадка.

Моммзен рассматривал историю в качестве политической педагогики, поставленной на службу пропаганды националлиберализма. В своих лекциях Моммзен отмечает, что «вся история должна рассматриваться с точки зрения ее связи с настоящим». И подчеркивает «величайшую важность» именно истории Империи для понимания современности [2].

Исследователями не раз отмечалось использование Моммзеном в своем изложении приема модернизации. А. Деманд выделяет у него 2 типа модернизаций (точнее die Aktualisierung): генетическую и типологическую [3]. Модернизации первого типа отражают стремление Моммзена обнаружить связь, преемственность между явлениями прошлого и настоящего. Так, германские племена он однозначно отождествляет с немцами, а в образовании союза алеманов он находит естественное стремление немцев к национальному единству. Римская культура у него не погибает бесследно, а, слившись с германской культурой, «продолжает жить и сейчас» [4]. Второй тип модернизаций заключается в проведении аналогий между явлениями современности и прошлого. Моммзен находил в процессе превращения республики в абсолютную монархию опасности, которые могли угрожать и немецкому государству, а именно – ослабление республиканских институтов (парламента), складывание олигархической власти юнкеров, крупных капиталистов и клерикалов, а также неоправданная внешнеполитическая экспансия [5].

Таким образом, лекции по истории Римской империи позволяют существенно расширить моммзеновскую картину поздней античности.

[1] Моммзен Т. История императорского Рима. По конспектам Себастьяна и Пауля Хензелей 1882–1886 гг. СПб., 2002.

[2] Там же. С. 411.

[3] Demandt A. Mommsen zum Niedergang Roms // Historische Zeitschrift.

1995. Bd. 261. Heft 1. S. 39.

[4] Моммзен Т. Указ. соч. С. 561–562.

[5] Mommsen T. Reden und Aufstze. Berlin, 1905. S. 107.

–  –  –

КОНТАКТЫ ЭВБЕЙСКИХ ПОЛИСОВ

С БЛИЖНИМ ВОСТОКОМ В КОНЦЕПЦИИ ДЖ. БОРДМЕНА

Наверное, сложно будет найти исследователя, сделавшего больший вклад в изучение контактов эвбейских полисов с Ближним Востоком, чем английский историк и археолог Дж. Бордмен.

Достаточно сказать, что именно он впервые предположил эвбейское происхождении эллинской керамики из раскопок Аль-Мины.

Дж. Бордмен создал оригинальную концепцию эллинской торговли архаического времени, отводя ведущее место в ней эвбейским полисам. В данной заметке мы попытаемся выделить основные © Зайцев Д.В., 2014 черты этой концепции и проанализировать методы исследователя, ее создавшего.

Первые статьи английского специалиста, посвященные эвбейским археологическим материалам, начали появляться еще в 1950-е гг. В своих ранних работах Дж. Бордмен типологизировал керамику из раскопок Эретрии, проведенных в конце XIX в. [1], а также сделал предположение об эвбейском происхождении греческой керамики из раскопок Аль-Мины [2; 3].

Наиболее полное отражение концепция Дж. Бордмена получила в его исследовании «The Greeks Overseas». Стоит отметить, что при характеристике источниковой базы английский археолог обращается к проблеме распространения эллинской керамики и возможностей ее использования для исторического исследования.

Во-первых, наличие керамики на определенной территории может свидетельствовать о проживании там какого-то греческого населения. Во-вторых, керамика выступала предметом торговли – либо самостоятельно, либо служа для перевозки какого-то содержимого. Наконец, если речь идет об отдельных случайных находках эллинской керамики, то они не могут быть использованы в качестве свидетельства торговли или колонизации [4]. Стоит отметить, что осторожность, с которой Дж. Бордмен подходит к характеристике источниковой базы в начале своего труда, не всегда свойственна ему впоследствии.

Исследуя географию эвбейской торговли, английский специалист также обращается к местам распространения керамики.

На Ближнем Востоке ключевым пунктом было поселение АльМина. Дж. Бордмен характеризует его как торговый пункт [5].

Среди слоев VIII в. до н.э. отмечается пять групп находок, четыре из которых имеют эвбейское происхождение и распространены от Ближнего Востока до эвбейских колоний в Италии. Исходя из этой археологической картины, Дж. Бордмен предполагает, что греков в Аль-Мину привели именно эвбейцы совместно с кикладцами, над которыми Эретрия в какой-то степени властвовала [6].

Постулируя, таким образом, первенство эвбейцев в основании Аль-Мины, Дж. Бордмен рассматривает и вопрос о том, чем именно могли торговать греки на Ближнем Востоке в VIII в. до н.э. В качестве товаров, вызывавших интерес греков, он предполагает металлы и продукты ремесла, затрудняясь определить, что могли предложить греки взамен, исключая рабов и серебро [7].

Окончание периода эвбейского присутствия в Аль-Мине английский археолог датирует периодом более ранним, нежели 709 г. до н.э. Причину спада эвбейской активности Дж. Бордмен видит в начавшейся Лелантской войне, закончившейся, по его мнению, победой Эретрии [8].

Картина, которую рисует нам Дж. Бордмен, достаточно любопытна, однако имеет несколько существенных недостатков. Вопервых, мы видим, что исследователь склонен игнорировать контекст Эллады раннего архаического периода. Несмотря на заметку о сложности реконструкции торговли на основании археологических источников, в основной части своего труда археолог говорит исключительно о торговом характере связей.

При этом, общая доля эвбейской керамики в Аль-Мине не превышает 50 % и ограничивается столовой посудой и бытовыми сосудами. Сложно представить, что эти типы керамики представляли какой-то интерес в качестве объекта торговли. При этом, их нельзя было и использовать для транспортировки других товаров. Если о чем-то эти группы находок и могут свидетельствовать, так это о греческом населении в Аль-Мине, что совсем не равнозначно торговым связям.

Второй значительный недостаток – это зачастую некритическое отношение к нарративной традиции и трудам предшественников. В частности, для объяснения разрыва торговых связей Эвбеи с Ближним Востоком Дж. Бордмен ссылается на Лелантскую войну, характер и длительность которой представляют собой большую загадку для исследователей.

Стоит отметить, что впоследствии английский исследователь не изменил своих подходов к исследованию эвбейского присутствия на Ближнем Востоке [9], [10]. Этот консерватизм археолога весьма показателен, особенно на фоне того, насколько смелыми бывают реконструкции истории Греции архаического времени в трудах собственно историков (например, Х. Туманс, Дж. Холл).

[1] Boardman J. Pottery from Eretria // BSA. Vol. 47, 1952. P. 1–48.

[2] Boardman J. Early Euboean pottery and history // BSA. Vol. 52. 1958.

P. 1–29.

[3] Boardman J. Greek Potters at Al Mina? // Anatolian Studies. Vol. 9.

1959. P. 163–169.

[4] Boardman J. The Greeks Overseas. The archeology of their early colonies and trade. London, 1980. P. 31–34.

[5] Ibid. P. 63.

[6] Ibid. P. 63–65.

[7] Ibid. P. 67.

[8] Ibid. P. 73.

[9] Boardman J. Al Mina: The Study of a Site. // Ancient West and East.

2002. Vol. 1. № 2. P. 318–322.

[10] Boardman J. Greeks in the eastern Mediterranean (South Anatolia, Syria, Egypt) // Greek Colonization. Vol. I. Leiden-Boston, 2006. P. 514–516.

–  –  –

НОВЫЕ ИСТОЧНИКИ

ПО ИСТОРИИ СТОЛЕТНЕЙ ВОЙНЫ

Столетняя война представляет собой острый военно-политический конфликт между Англией и Францией, продолжавшийся с 1337 по 1453 гг. Истоки противостояния между французскими Капетингами и английскими Плантагенетами уходят глубоко в XII столетие, в эпоху формирования Анжуйского государства. В итоге этот конфликт сфокусировал в себе не только внутренние противоречия, накопившиеся в европейском обществе, но и комплекс международных проблем, определивших характер и вектор развития всей системы международных отношений в Западной Европе.

Недавно в русском переводе были опубликованы новые источники по Столетней войне [1]. Публикация содержит документы, которые не были использованы вообще или мало привлекались ранее отечественными историками, изучавшими эту проблему. Они освещают в основном подготовительный этап Столетней войны и самую раннюю ее стадию, завершившуюся подписанием Эсплешенского перемирия в 1340 г.

© Б.В. Ключарёв, 2014 В этом сборнике собрано 7 хроник. Первая хроника – «Правдивые хроники» Жана Ле-Беля (ок. 1290 – 1370). «Правдивые хроники» охватывают период европейской истории с 1307 по 1361 гг. В сборник вошла первая часть, освещающая события с 1307 по 1340 гг. Она была создана в период между 1352 и 1356 гг.

Жан Ле-Бель старается не только перечислить факты, но и пытается объяснить их причинно-следственные связи, раскрыть идейнопсихологическую мотивацию поступков главных героев. Как именно хронист собирал информацию, неизвестно, но можно предположить, что ее источником в основном было общения с участниками военных событий. Так, в хронике часто упоминается Жан де Бомон – участник Столетней войны и друг Ле-Беля. Текст «Правдивых хроник» в 70-е годы XIV века взял в основу своей работы хронист Жан Фруассар, который довел повествование до 1400 года.

Во «Фландрской хронике» освещаются события франко-фламандской истории в период с 1322 по 1340 гг. Над ее созданием трудились, как минимум, два автора, причем события изображаются хронистами на основе их личных наблюдений. Истоки Столетней войны и ранняя ее стадия не получили у хронистов подробного освещения, однако эта хроника помогает обозначить место Фландрии в системе англо-французских отношений в первой половине XIV века.

Интересна «Анонимная Бернская хроника», написанная в 60–70-х годах XIV в. одним из жителей северных городов Франции. Автор ее в качестве образца использовал «Фландрскую хронику». Сближает обе хроники и профранцузская позиция их авторов. Можно предположить, что при сборе информации автор «Анонимной Бернской хроники» опирался на рассказы людей, располагавших сведениями о событиях первой половины XIV в. В отличие от «Фландрской хроники», здесь больше внимания уделено родственным связям, влиявшим на политику западноевропейских правящих домов. Династический вопрос, приведший к объявлению Столетней войны, получил здесь наиболее полное объяснение.

Важным источником, вошедшим в сборник, стало так называемое «Продолжение исторического руководства, составленного для Филиппа VI». Оно написано примерно в 1330 г. неизвестным автором. Некоторые исследователи считают, что этот документ был заказан самим Филиппом VI для пополнения своих исторических знаний. События, освещаемые в нем, происходили в период с 1327 по 1339 г. и непосредственно относятся к предыстории Столетней войны и ее начальному этапу. Позиция хрониста по отношению к Филиппу VI интересна. Несмотря на то, что он почитает королевскую власть Филиппа VI, он критикует некоторые его неудачные действия, чего не позволяли себе другие современникихронисты.

В сборник также включена «Французская хроника Лондона», получившая свое название в 1844 г. благодаря Джорджу Джеймсу Ожье, который первым издал оригинал этого текста. В манускрипте нет заголовка и его авторство невозможно установить. Можно предположить, что хроника была написана в первой половине XIV в., и ее автором был очевидец событий. Свое повествование он открывает правлением Эдуарда I и заканчивает 1342 г. Каждая глава начинается с имени короля, правившего тогда, а также с имен шерифов и мэра, возглавлявших городской совет Лондона. Хронист не затрагивает династический вопрос. На протяжении всей хроники автор придерживается официальной версии событий, установленной английским правительством. Можно предположить, что эта работа являлась заказом Эдуарда III и его окружения.

«Хроника осады Турне» рассказывает о событиях августа – сентября 1340 г. Автор был горожанином Турне и очевидцем событий. Его хроника представлена в форме дневника и позволяет воссоздать события того времени. Хронист повествует о героической обороне города, о конфликте между горожанами и рыцарями.

Эта хроника особенно важна, поскольку помогает проанализировать начальный период Столетней войны.

Хроники, представленные в сборнике документов, весьма неравноценны по своим историографическим и художественным достоинствам, но, взятые в совокупности, позволяют получить целостное представление о событиях предыстории и истории Столетней войны. При их подборе составители сборника старались соблюсти принцип социальной, этнической и политической репрезентативности. Средневековые авторы, в основном современники этих событий, отражают точки зрения разных социальных слоев, разных народов и разных политических сил, участвовавших в конфликте.

Желание донести до потомков как можно более полную и достоверную информацию о событиях недавнего прошлого стало стимулом для развития исторического жанра в литературе. Хронисты пытаются выявить причинно-следственные связи событий.

Историки этого периода «пишут главным образом о том, что они сами видели, слышали или в чем принимали участие» [2].

Переводы официальных грамот (таких, как «Союзный договор Филиппа VI с архиепископом Кёльнским, графом Гельдернским и графом Юлихским против герцога Брабантского и Робера д’Артуа, «Проект договора между Эдуардом III и герцогом Брабантским», «Союзный договор епископа Льежского с Филиппом VI против Эдуарда III и Людвига Баварского», «Союзный договор Филиппа VI с Людовиком Неверским, графом Фландрии», «Декларация Эдуарда III по поводу срыва переговоров с Филиппом VI», «Отчет о вторжении Эдуарда III во Францию», «Письмо Эдуарда III с рассказом о его походе, состоявшемся осенью 1339 года», «Союзный договор Эдуарда III с городскими общинами Фландрии», «Письмо Эдуарда III о битве при Эклюзе», «Эсплешенский договор о годичном перемирии, заключённый между Францией и Англией), позволяют не только документально проиллюстрировать многие фрагменты нарративных источников, но и внести в них существенные корректировки и уточнения. Кроме того, они дают возможность выявить некоторые важные особенности западноевропейской дипломатической практики XIV– XV вв.

Значимость новых источников по истории Столетней войны определяется еще и тем, что они не только детализируют уже известные события, но позволяют уточнить некоторые устоявшиеся в научной и учебной литературе по этому поводу мнения и оценки. Так, общеизвестно, что в 1337 г. отношения между Англией и Францией обострились настолько, что их короли вступили в открытый вооруженный конфликт. Традиционно считается, что самый начальный этап Столетней войны был успешным для Англии.

Однако данные «Хроники осады Турне» позволяют утверждать, что планы Эдуарда III на начало войны провалились. Англия не смогла достичь ожидаемых успехов, начав военные действия на территории Франции.

Думается, что опубликованные новые источники по истории Столетней войны открывают для исследователей новые перспективы.

[1] Хроники и документы времен Столетней войны / под ред. М.В.

Аникеева. СПб., 2005. 425 с.

[2] Там же. С. 5.

–  –  –

ОЦЕНКА ВЗГЛЯДОВ П.Н. КУДРЯВЦЕВА

НА ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ

В СВЯЩЕННОЙ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ В XVI в.

(НА МАТЕРИАЛЕ ИСТОРИЧЕСКОГО ЭТЮДА «КАРЛ V»)

Как известно, основная часть научного наследия Петра Николаевича Кудрявцева связана с историей Италии. Начиная со своей монографии «Судьбы Италии от падения Западной Римской империи до восстановления ее Карлом» и до статьи «Жозеф Бонапарт в Италии», Петр Николаевич обращается к различным сюжетам истории Апеннинского полуострова. Однако не все его работы посвящены истории Италии. Ведь, как отмечает Т.Д. Сергеева, «отличительной чертой Кудрявцева как ученого также является большая разносторонность интересов» [1]. Именно эта черта Кудрявцева как ученого привела к появлению работы, рассматриваемой в данной статье. В 1856 году в первом и втором номерах «Русского Вестника» выходит исторический этюд, которому сам автор дает заголовок «Карл V».

Поводом для написания данного этюда стал последовательный выход трех монографий за авторством Минье, Пишо и СтирКотовщиков А.С., 2014 линга, которые были посвящены отречению Карла V от престола и его дальнейшей жизни в монастыре Юста. Исходный вопрос всех этих работ заключался в том, какие причины заставили Карла V отречься от престола и добровольно отправиться в монастырь. И именно ответ на этот сложный и довольно многогранный вопрос и является содержанием рассматриваемого этюда. По мнению Кудрявцева, даваемые в зарубежных монографиях ответы отличались излишней однобокостью и были сконцентрированы исключительно на недостатках самого Карла V, его эмоциональном состоянии и т. д. Однако П.Н. Кудрявцев не был согласен со столь односторонним объяснением этого знакового для большей части Европы того времени события, поэтому он выдвинул свою версию произошедшего, стараясь дать более универсальную трактовку, учитывающую весь спектр факторов, а не только личностный.

«На наш взгляд, – отмечает он, – отречение Карла V скорее вытекало из его положения и хода внешних обстоятельств, чем из его душевных расположений» [2]. И Кудрявцев подробно развивает эту точку зрения, давая обзор общей политической деятельности Карла V, его воззрений на Империю и императорскую власть, его отношения к турецкому вопросу, роли церкви в общем и Папы в частности и т. д. Итогом размышлений историка становится подчеркивание значения таких факторов, как поражение в борьбе с протестантами и подписание Аугсбургского религиозного мира и поражение в борьбе с Францией. Все эти события разбивали одну за другой мечты Карла V и в итоге подорвали душевное равновесие, что привело его в монастырь.

Однако в конце своего исторического этюда П.Н. Кудрявцев обращается к историческим реалиям Священной Римской империи и влиянию на них императора Карла.

Основные мысли ученого по этому вопросу можно выразить следующими тезисами:

• Итальянские планы Карла V – ненужная утопическая авантюра из ушедшей эпохи, распыляющая силы на проведение отживших ритуалов.

• Народ Священной Римской империи за века феодальной анархии устал от этого беспорядка и стремился к усилению центральной власти.

• Карл V сосредоточил в своих руках силы, способные переломить ход истории и собрать Империю воедино под своим скипетром.

Как нам видится сейчас, именно в разделе, посвященном Империи, П.Н. Кудрявцев несколько модернизировал ту историческую ситуацию, которая сложилась вокруг Карла V. Для начала следует сказать, что Карл V не мог не заниматься итальянскими делами. Здесь просто необходимо посмотреть на этого правителя не только с точки зрения обладания им императорской короны, но и с точки зрения того, что он был королем Кастилии, Арагона и – что самое важное – Неаполя. Карл V просто в силу расположения своих коронных владений был обязан закрепить свое влияние в Северной и Центральной Италии, дабы связать земли Империи со своими владениями в Южной Италии.

Далее Петр Николаевич с позиции человека, в чью эпоху национальные государства превращаются из теории в практику, а роль людских масс становится видна во время Великой французской революции и «Весны народов», вводит в оборот «фактор народной воли» и термин «национальное единство». И тут можно задаться вопросом, какое влияние имел народ на принятие решений в Империи в ту эпоху и можно ли вообще говорить о национальном единстве в то время. И вполне обоснованным ответом здесь будет как отрицание фактора народного влияния на дела в Империи, так и признание неправомерности самой постановки вопроса о национальном единстве в момент, когда национальное самосознание только зарождалось. Что касается наличия сил, способных переломить ход истории и привести Империю к централизации, то ответ здесь будет двоякий. С одной стороны, Карл V, конечно же, обладал силами большими, чем у любого другого государства Европы. С другой стороны, та же Шмалькальденская война, в которой Карл V победил, показала, что победить своих противников на поле брани мало. Политическая сила князей из-за поражения не уменьшилась и Империя не стала более централизованной.

Подводя итог, необходимо заметить, что Петр Николаевич Кудрявцев, несмотря на свой неоспоримый талант, не смог избежать соблазна «модернизации» истории. И если в большей части своего исторического этюда он старается придерживаться линии на объективное отражение процессов и явлений, происходивших в годы правления Карла V, то в конце своей работы он все-таки ступает на территорию опасной модернизации исторических процессов, которые из-за этого не совсем объективно интерпретируются.

[1] Кудрявцев П.Н. Лекции. Сочинения: Избранное / сост. С.А. Асиновская, М., 1991. С. 280.

[2] Бузескул В.П. Всеобщая история и ее представители в России в XIX и начале XX века. М., 2008. С. 83.

–  –  –

О ПОПЫТКЕ ОТРИЦАНИЯ АНТИЧНОЙ ФОРМЫ

СОБСТВЕННОСТИ В НОВЕЙШЕЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ

ИСТОРИОГРАФИИ

Открытие античной формы собственности принадлежит, как известно, К. Марксу [1]. Попытку «закрыть» ее предпринял спустя полтора века московский специалист по Древней Греции И.Е. Суриков. В декабре 2006 г. он выступил на всероссийском научнометодическом семинаре «Античный полис: проблемы изучения и методики преподавания» (ЯрГУ), где заявил об отсутствии принципиальной разницы между полисными и современными (т. е.

буржуазными) отношениями собственности, а значит – о ложности утверждения об особой, античной, ее форме. Ему возражал А.Л. Смышляев, но Суриков проигнорировал аргументы оппонента и в 2010 г. опубликовал свои идеи в первой лекции коллективного специального курса, вышедшего под грифом Института всеобщей истории РАН [2]. Так отрицание античной формы собственности стало фактом историографии.

Уже сама манера аргументации Сурикова показывает нам, какого уровня научности получается продукция, когда историкТихонов А.Н., 2014 нарративист, т. е. эрудит, а не теоретик, вторгается в область политэкономии, да еще пытается при этом выступить в роли «иконоборца». «В связи с античной формой собственности, – начинает он, – прежде всего необходимо сказать несколько слов относительно того, в каком смысле понимать данную категорию» [3]. За определением резонно обратиться к Марксу и далее пытаться полемизировать с ним, но Суриков поступает иначе.

Он пишет:

«Иногда ее трактуют несколько упрощенно: в полисе имелись частновладельческие земли, но имелись в то же время и общинные, государственные…» [4]; затем: «Античную форму собственности понимают также и в ином, более продуманном смысле: … гражданин полиса был собственником земли именно постольку, поскольку он являлся гражданином» [5].

Первая трактовка встречается разве что в школьных учебниках; вторая – тоже упрощенная. А главное, кто эти необозначенные оппоненты, которые «понимают»? Ведь соображениям И.Е. Сурикова противостоят работы не безвестных анонимов, а крупнейших советских (российских) исследователей – К.М. Колобовой, С.Л. Утченко, Е.М. Штаерман, Г.А. Кошеленко, Ю.В. Андреева, Э.Д. Фролова, А.В. Коптева. Однако почему-то претендент на новаторскую трактовку предпочитает спорить не с ними, а с безличными противниками, сконструированными его собственным воображением.

В связке между гражданством и земельной собственностью Суриков делает акцент лишь на одном моменте: «Индивид лично свободный, но не пользовавшийся гражданскими правами, не мог получить в собственность земельный надел» [6] (соответственно, у Маркса: «частный земельный собственник является таковым только как римлянин» [7]). Обратная же зависимость, состоящая в том, что полисная община заботилась о благосостоянии своих членов и наделяла неимущих граждан либо землей, либо долей в государственных доходах (у Маркса: «… но как римлянин он обязательно – частный земельный собственник» [8]), оставляется Суриковым в тени. И неудивительно, ведь именно во втором моменте состоит коренное отличие античных отношений собственности от всех других, особенно от буржуазных. Суриков не желает видеть, что три первоначальных формы собственности покоятся на соответствующих общинах, а капиталистическая собственность потому и свободна, что возникает как результат «высвобождения частной собственности из общности (Gemeinwesen)» [9].

Центральным бастионом концепции И.Е. Сурикова, в котором он чувствует себя неуязвимым для критики, является софизм о верховной собственности: «Вопрос надлежит ставить так: не является ли государство в принципе – любое государство, не только полис – фактически верховным собственником, только в нормальных условиях не пуская в ход все свои потенции в этом направлении. …А пока проблема не прояснена, нет полной уверенности, что неполная частная собственность, обусловленная принадлежностью к гражданскому коллективу и предполагающая наличие ager publicus, характерна именно и только для полисной цивилизации…» [10]. Эту цитату стоило привести для того также, чтобы увидеть, как Суриков тенденциозно искажает принятое в советской историографии определение античной формы собственности [11]. Но с чего он взял, что буржуазное государство является верховным собственником? С неуместной здесь прямотой историк отвечает: «…в большинстве современных государств… может быть проведена такая мера, как конфискация имущества» [12].



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Похожие работы:

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ УПРАВЛЕНИЯ (ИПУ РАН) Д.А. Новиков КИБЕРНЕТИКА (навигатор) Серия: «Умное управление» ИСТОРИЯ КИБЕРНЕТИКИ СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Москва НОВИКОВ Д.А. Кибернетика: Навигатор. История кибернетики, современное состояние, перспективы развития. – М.: ЛЕНАНД, 2016. – 160 с. (Серия «Умное управление») ISBN 978-5-9710-2549Сайт проекта «Умное управление» – www.mtas.ru/about/smartman Книга является кратким «навигатором» по истории кибернетики, ее...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» ООО «Учебный центр “Информатика”»СОВРЕМЕННОЕ СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНОЕ ЗНАНИЕ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ Часть Филология, лингвистика, современные иностранные языки, психология, социология и социальная работа, история и музейное дело Материалы второй заочной международной...»

«Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации Администрация Владимирской области Департамент социальной защиты населения ПУТИ ПРЕОДОЛЕНИЯ ПОСЛЕДСТВИЙ СТАРЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В КОНТЕКСТЕ РЕАЛИЗАЦИИ МАДРИДСКОГО ПЛАНА ДЕЙСТВИЙ ПО ПРОБЛЕМАМ СТАРЕНИЯ МАТЕРИАЛЫ ОКРУЖНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 27 сентября 2012 года Суздаль 201 2 Мартынов Сергей Алексеевич Заместитель Губернатора Владимирской области Мы рады приветствовать вас на древней Владимирской земле, которая славится многими...»

«Правительство Новосибирской области Управление государственной архивной службы Новосибирской области Государственный архив Новосибирской области Сибирское отделение Российской академии наук Институт истории Новосибирский национальный исследовательский государственный университет Новосибирский государственный педагогический университет СИБИРСКИЕ АРХИВЫ В НАУЧНОМ И ИНФОРМАЦИОННОМ ПРОСТРАНСТВЕ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА Новосибирск Сибирские архивы в научном и информационном С341 пространстве...»

«ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ И СОВРЕМЕННОСТЬ 1999 • № 1 ГЛОБАЛИСТИКА И ФУТУРОЛОГИЯ Б.С. ХОРЕВ Прогнозные оценки роста мирового населения Глобальная сводка по данным ООН По данным Глобальной экологической сводки, докладывавшейся на Конференции ООН по окружающей среде летом 1992 года, население земного шара каждую секунду увеличивается на три человека, т.е. на 90 млн в год. В этом десятилетии ожидается наивысший уровень прироста за всю историю. В последующие два десятилетия количество жителей на Земле...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ФГБОУ ВПО Московский государственный университет технологий и управления имени К.Г. Разумовского Студенческое научное сообщество Московский студенческий центр СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ Четвертой студенческой научно-практической конференции «Молодежь, наука, стратегия 2020» Всероссийского форума молодых ученых и студентов «Дни студенческой науки» г. Москва 2012 г. Сборник научных статей / Материалы четвертой студенческой научно-практической конференции «Молодежь,...»

«ЭО-Online, 2012 г., № 5 © Г.А. Аксянова, Л.Т. Яблонский, Т.К. Ходжайов ЖИЗНЬ И ТВОРЧЕСТВО АНТРОПОЛОГА Т.А. ТРОФИМОВОЙ Ключевые слова: биография, антропология древнего и современного населения Восточной Европы, древний Хорезм, Средняя Азия, список трудов Резюме: Научное творчество Т.А. Трофимовой внесло огромный вклад в изучение этногенеза народов Центральной Азии, оставило глубокий след в историографии по проблемам формирования современных популяций и палеоантропологии Северной Евразии. “Для...»

«НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС В ОБНОВЛЯЮЩЕМСЯ ОБЩЕСТВЕ Национализм в СССР и Восточной Европе Тофик ИСЛАМОВ, Алексей МИЛЛЕР В мае 1990 г. в США прошли три конференции, анализировавшие национально-политическую ситуацию в Советском Союзе и странах Восточной Европы. С советской стороны в них приняли участие: директор Института этнологии и этнической антропологии АН СССР, доктор исторических наук В. Тишков и сотрудники Института славяноведения и балканистики АН СССР, кандидаты исторических наук К. Никифоров,...»

«Санкт-Петербургский научно-культурный центр по исследованию истории и культуры Скандинавских стран и Финляндии Кафедра истории Нового и Новейшего времени исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета Русская христианская гуманитарная академия Материалы Двенадцатой ежегодной международной научной конференции Санкт-Петербург St. Petersburg Scandinavian Center Saint Petersburg State Yniversity, Department of History The Russian Christian Academy for the Humanities...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Чувашский государственный университет имени И.Н.Ульянова» Центр научного сотрудничества «Интерактив плюс»Развитие современного образования: теория, методика и практика Сборник статей Международной научно-практической конференции Чебоксары 2014 УДК 37.0 ББК 74.04 Р17 Рецензенты: Рябинина Элина Николаевна, канд. экон. наук, профессор, декан экономического факультета Абрамова Людмила Алексеевна,...»

«Наука в современном информационном обществе Science in the modern information society VII Vol. spc Academic CreateSpace 4900 LaCross Road, North Charleston, SC, USA 2940 Материалы VII международной научно-практической конференции Наука в современном информационном обществе 9-10 ноября 2015 г. North Charleston, USA Том УДК 4+37+51+53+54+55+57+91+61+159.9+316+62+101+330 ББК ISBN: 978-1519466693 В сборнике опубликованы материалы докладов VII международной научно-практической конференции Наука в...»

«Национальный исследовательский Саратовский государственный университет имени Н.Г.Чернышевского Экономический факультет Философский факультет Институт истории и международных отношений, Институт рисков Институт филологии и журналистики Институт искусств Юридический факультет Факультет психолого-педагогического и специального образования Социологический факультет Факультет психологии Факультет иностранных языков и лингводидактики Институт физической культуры и спорта Сборник материалов III...»

«CZU: 37.091: 94(=512.161) (043.2) ЕЛЬКУВАН ФАХРИ ОСОБЕННОСТИ ИЗУЧЕНИЯ ИСТОРИИ ТЮРКСКИХ НАРОДОВ В ШКОЛАХ ТУРЦИИ И КЫРГЫЗСТАНА Специальность 531.03 – Историческая педагогика Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора педагогических наук Кишинэу, 2015 Диссертация выполнена на кафедре Педагогики и психологии Бишкекского гуманитарного университета имени К. Карасаева Научный руководитель:...»

«Управление культуры Минобороны России Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военноисторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Шестой Международной научнопрактической конференции 13–15 мая 2015 года Часть III СанктПетербург ВИМАИВиВС Печатается по решению Ученого совета ВИМАИВиВС Научный редактор – С.В. Ефимов Организационный комитет конференции «Война и оружие. Новые исследования и материалы»: В.М. Крылов,...»

«Министерство культуры Свердловской области ГУК СО «Свердловская областная межнациональная библиотека» исторический опыт, традиции и проблемы современности Екатеринбург, 200 Министерство культуры Свердловской области ГУК СО «Свердловская областная межнациональная библиотека»Народы Урала: исторический опыт, традиции и проблемы современности материалы межрегиональной научно-практической конференции Екатеринбург, 2009 ББК 63. Н 2 Редакционная коллегия: Гапошкина Н. В. Козырина Е. А. Колосов Е.С....»

«российских немцев в Годы великой отечественной войны Гражданская идентичность и внутренний мир и в исторической памяти потомков Гражданская идентичность и внутренний мир российских немцев в Годы великой отечественной войны и в исторической памяти потомков научной конФеренции материалы международной Материалы -й международной научной конференции МЕЖДУНАРОДНАЯ АССОЦИАЦИЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКИХ НЕМЦЕВ МЕЖДУНАРОДНЫЙ СОЮЗ НЕМЕЦКОЙ КУЛЬТУРЫ ЦЕНТР ИЗУЧЕНИЯ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ...»

«МЕЖДУНАРОДНАЯ МОЛОДЕЖНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ТЮМЕНСКАЯ МОДЕЛЬ ООН VI школьная сессия СОВЕТ БЕЗОПАСНОСТИ ДОКЛАД ЭКСПЕРТА «ЗАЩИТА ГРАЖДАНСКИХ ЛИЦ В ВООРУЖЕННЫХ КОНФЛИКТАХ» Талгат ДИСЕНБАЕВ Ассистент кафедры новой истории и международных отношений. Тюменский государственный университет. Анжелика ОЗНЕЦЯН Направление «Международные отношения» Тюменский государственный университет Октябрь 25 27, Please recycle СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ИСТОРИЯ КОНФЛИКТА НЕДАВНИЕ ИЗМЕНЕНИЯ ПОЗИЦИИ СТРАН ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПИСОК ИСТОЧНИКОВ...»

«Научно-издательский центр «Социосфера» Пензенский государственный университет Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарёва Новый болгарский университет РАЗВИТИЕ ТВОРЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА ЛИЧНОСТИ И ОБЩЕСТВА Материалы международной научно-практической конференции 17–18 января 2013 года Прага Развитие творческого потенциала личности и общества: материалы международной научно-практической конференции 17–18 января 2013 года. – Прага: Vdecko vydavatelsk centrum «Sociosfra-CZ», 2013 – 150 с....»

«Восточная Европа в древности и средневековье XXVII Российская академия наук ИНСТИТУТ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА В ДРЕВНОСТИ И СРЕДНЕВЕКОВЬЕ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ТЕРРИТОРИЯ КАК ФАКТОР ПОЛИТОГЕНЕЗА XXVII Чтения памяти члена-корреспондента АН СССР Владимира Терентьевича Пашуто Москва, 15-17 апреля 2015 г. Материалы конференции Москва ББК 63.3 В 782 Конференция проводится при поддержке РГНФ проект № 15-01-14010 Редакционная коллегия: д.и.н. Б.А. Мельникова (ответственный редактор) к.и.н. Т.М....»

«Владимир Кучин Всемирная волновая история от 1850 г. по 1889 г. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11610988 ISBN 9785447420581 Аннотация Книга содержит хронологически изложенное описание исторических событий, основанное на оригинальной авторской исторической концепции и опирающееся на обширные первоисточники. Содержание Глава 2.01 Волновая история. 1850 – 5 1869 гг. 1850 г. 5 1851 г. 20 1852 г. 40 1853 г. 61 1854 г. 88 1855 г. 114 1856 г. 144 1857 г. 166 1858 г. 181 1859 г. 201 1860 г....»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.