WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 29 |

«ТРУДЫ ВОЕННО-МОРСКИХ ИСТОРИЧЕСКИХ КОНФЕРЕНЦИЙ Санкт-Петербург ТРУДЫ ВОЕННО-МОРСКИХ ИСТОРИЧЕСКИХ КОНФЕРЕНЦИЙ ИНФОРМаЦИОННЫЕ МаТЕРИалЫ УДК 623.8/9 Составитель председатель ...»

-- [ Страница 9 ] --

150 лЕт СО ДНя РОЖДЕНИя АДМИРАлА И.В.гРИгОРОВИчА 14 ФЕВРАЛЯ 2003 ГОДА, ЦВММ Портовики сделали, что смогли. Были углублены фарватер и подходы к спешно построенным временным причалам. Разгрузка судов не прерывалась круглые сутки. Однако, отсутствие разгрузочных средств и вагонов, вскоре создало полный хаос. «Иностранные пароходы, боясь зазимовать, перехватывали друг у друга шаланды – агенты транспортных контор, представители военных управлений и заводов, более или менее, работавших на оборону, действуя подкупами и иными способами, каждый вне очереди стремился разгрузить свой груз и получить от управления военных сообщений наряд на вагоны, – живописует обстановку П. А. Варнек. – Но, благодаря неутомимой энергии Ивановского и его помощников, при столь бестолковой организации порта, переотправка грузов шла довольно успешно...»

Моряки реально добились первоочередности разгрузки судов с углем и скорейшей его отправки в столицу, используя все возможности, включая привлечение на перегрузочные работы «ударной силы» гарнизона – тысяч нижних чинов Дисциплинарного экипажа. К концу января не вывезли только 1/3 часть угля (150,6 тыс.т.). Зато, в заледеневшем порту громоздилось на всех складочных площадках более половины остального содержимого пришедших судов, что вызвало яростное неудовольствие грузополучателей. Но в морском министерстве были очень довольны – корабли Балтийского флота потребляли в месяц 90 тыс. т. твердого топлива… Едва архангелогородцы успели начать вывоз залежей груза в центр, а моряки приступить к формированию импровизированного отряда для защиты порта, как грянула новая беда. С конца мая в горле Белого моря начали подрываться на минах идущие из европейских портов пароходы.

О том, что германский минный заградитель сумел прорваться в Баренцево море и преспокойно, никем незамеченный, поставить 285 мин союзники узнали после войны. А тогда, летом 1915 г., почему-то было решено, что мины ставят с нанятых нейтральных судов и чуть ли не с норвежских парусников, пользуясь бездеятельностью Ивановского и Поливанова, которые вместо того, чтобы заниматься ОВР, взялись руководить перегрузочными работами.

Воспользовавшись возникшей в результате минной опасности паузой (вызов специалистов с Балтики, приспособление мелких судов в качестве тральщиков, выяснение мест постановки мин), руководство военного министерства решило избавиться от военно-морского «стивидора» на Севере, а заодно и подчинить себе слишком уж самостоятельных моряков.

25 мая подорвался на минах 1-й пароход, а уже 9 июня в город прибыл генерал-майор Коновалов, назначенный Архангельским уездным воинским начальником вместо полковника Дитерихса. Ивановский тут же отправил в свое министерство взволнованную телеграмму. Первый «выпад» Григорович отбил – через несколько дней он поздравил Ивановского с присвоением звания контр-адмирала! Чуть раньше морской министр предложил сосредоточить централизованное руководство края в одних руках. Однако в этом вопросе

ТРУДЫ ВОЕННО-МОРСКИХ ИСТОРИЧЕСКИХ КОНФЕРЕНЦИЙИНФОРМаЦИОННЫЕ МаТЕРИалЫ

военное министерство успело опередить Григоровича. 11 июня приказом Верховного Главнокомандующего была создана должность Помощника Главного начальника Петроградского Военного округа (ВО), которому подчинялись приморские уезды Архангельской губернии, а также давались права старшего военного и морского в районе Архангельска, уездов и Белого моря. 15-го на эту должность был назначен генерал-лейтенант Валуев, который через 5 дней отправился из столицы в Архангельск принимать бразды правления.

Одним из поводов для такого назначения стала отрицательная оценка деятельности моряков штабом Верховного Главнокомандующего, о чем его начальник Н. Н. Янушкевич 15.06 информировал морского министра.

Ивановского обвинили во всех грехах от безынициативности и незнания условий сухопутной службы, до разглашения военной тайны (о прибытии транспортов в Архангельск).

Виноваты ли были Ивановский и Поливанов хотя бы в части грехов на них возлагаемых или нет, но Григорович защитил своих подчиненных. 28-го числа он отправил Янушкевичу в Ставку огромное (на 7 маш. стр.) конфиденциальное письмо, в котором полностью опроверг данные Ставки о деятельности моряков.

Министр подтвердил, что Ивановский был командирован в Архангельск «для выполнения задачи огромной для государства важности – организовать и осуществить транзит через Архангельск колоссального количества грузов, необходимых для государственной обороны» и, мол, командированные в Архангельск адмиралы (товарищ морского министра Бубнов и и.

о. нач. МГШ А. П. Угрюмов) докладывали ему об огромной работе проделанной в порту: «Ивановский нанес удар по карману многих предпринимателей, спешивших в Архангельск поживиться за счет казны», вот эти пострадавшие и нажаловались… Развенчал Григорович и обвинения о разглашении тайны – грузы перевозились на иностранных судах, в том числе нейтральных стран, они страховали суда и груз, об этом писали газеты и т.д. Затем адмирал весьма доказательно объяснил суть мер, принимаемых военными моряками в борьбе с минной опасностью.

Борьба за власть в архангельске и Крае 1915 г.

Подчинение Архангельского района сухопутным генералам настолько задело Григоровича, что даже в своих мемуарах, он на удивление образно и заинтересовано, объясняет произошедшие изменения в руководстве краем:

«Идет очередная интрига, кому подчинить Архангельский порт и военное министерство устраивает его подчинение себе, назначив главным начальником порта сухопутного генерала, лицо совершенно не подходящее, но угодное названному Министерству. С другой стороны, еще два министерства, а именно Министерство путей сообщения и Министерство торговли и промышленности всюду вмешиваются, а особенно первое, отчего происходят постоянные недоразумения…»

150 лЕт СО ДНя РОЖДЕНИя АДМИРАлА И.В.гРИгОРОВИчА 14 ФЕВРАЛЯ 2003 ГОДА, ЦВММ Неизвестно каким образом развивались бы дальше события, но грянули перемены в руководстве военного министерства. Оскандалившийся Сухомлинов был снят и заменен А.А.Поливановым. В течение месяца министры сумели договориться о назначении на должность генерал-губернатора края («Главноначальствующего») вице-адмирала Угрюмова, «лицо наиболее осведомленное в делах касающихся обороны Белого моря» и морских перевозок.

«Архангельск» был изъят из района действующей армии и переподчинен военному министру. 27 июля Поливанов уведомил Григоровича об утверждении Николаем II назначения А.П. Угрюмова «Главноначальствующим г. Архангельска и водного района Белого моря».

Тем временем «склока» по поводу Ивановского шла по второму кругу.

Главком 6 армии писал Поливанову, что по сообщению Валуева, Ивановский представляется «заурядным, безвольным человеком, страдающим мелким самолюбием и узковедомственным взглядом на большое общее дело...». Далее следовали жалобы на реквизицию судов и неразбериху в Архангельске.

Было абсолютно ясно, что именно Ивановский крупно насолил коммерсантам и представителям других ведомств. Григорович вновь пишет во все инстанции, отстаивая моряка. 8 сентября он дипломатично сообщает адмиралу Русину (начальнику МГШ) итоги интриги: офицеры тратили основные силы на «улучшение грузооборота…справились отлично…, но переутомились». Командира «Бакана»

министр предложил оставить на Севере, а Ивановского отозвать и назначить в службу тыла МГШ… Примерно так и случилось. «Профессор», как со злостью обзывали Ивановского генералы, вернувшись на Балтику в начале 1916 г. был начальником Учебно-минного отряда, а в 1917 – председателем Постоянной комиссии для испытания судов военного флота и председателем комиссии для наблюдения за постройкой судов в Балтийском море.

«экспедиция Рощаковского»

Из кратного изложения дела Ивановского становится понятно, что в интересах дела министр защищал своих подчиненных даже перед их непосредственными руководителями.

Государственная мудрость сочеталась в Григоровиче с большим опытом организации дела в своеобразных условиях российской действительности.

Невероятно, но чиновник в Иване Константиновиче совершенно естественным образом уживался с человеком – справедливым, мудрым и увлеченным.

Примером такой деятельности стала история гужевых перевозок на Севере зимой 1915/1916 г.

Летом 1915 г. Россия переживала трагедию «Великого отступления».

Оставлены Польша и значительная часть Прибалтики. Германские войска прорываются к побережью Рижского залива… Положение русских войск осложняется критической нехваткой военного снаряжения вплоть до винтовок и снарядов. Задержка с переоборудованием отечественных заводов на военный

ТРУДЫ ВОЕННО-МОРСКИХ ИСТОРИЧЕСКИХ КОНФЕРЕНЦИЙИНФОРМаЦИОННЫЕ МаТЕРИалЫ

лад заставила русское командование заказывать или закупать снаряжение за границей и к концу навигации 1915 г. в Архангельск направились первые столь необходимые пароходы с военными грузами… Рано наступившее похолодание нарушило планы грузоперевозок. Строительство железной дороги задерживалось по различным причинам, будущий порт Романов-на-Мурмане (Мурманск) существовал лишь на бумаге: в районе Семеновских островов имелась только пристань Мурманстройки, да архангельские портовики с большими трудностями сооружали первый глубоководный причал; сосредоточение ледокольно-транспортных судов только начиналось.

28 октября стала Маймакса. Через месяц англичане категорически потребовали скорейшего вывода из Архангельска транспортных судов и переадресовки в Кольский залив идущих на Север пароходов. Британское Адмиралтейство из далекой Ставки поддержал Николай II: «...принять все зависящие меры к выгрузке и освобождению, затираемых льдом английских пароходов, возвращение коих... необходимо в виду недостатка в транспортных средствах».

Российские моряки продолжали обслуживать навигацию, используя ледоколы, но англичане отозвали свои тральщики с Белого моря. Русская партия траления по настоянию МГШ продолжала работать среди плавучих льдов, в темноте и холоде «в виду ожидаемых больших партий вооружения, от благополучной доставки которых может зависеть исход всей войны».

Невиданная за 30 лет зима смешала и эти планы. В конце ноября–начале декабря, когда все Белое море было покрыто льдом, забившим Горло, разразился кризис. 9 декабря Главнач констатировал: «Состояние льдов в море настолько ухудшилось, что надо считать, что наступил уже третий период навигации, когда возможно сообщение через Белое море только при проводке сильными ледоколами очень сильных и крепких пароходов...». На следующий день пришлось отправить в Кольский залив с покрываемого льдом Иоканского рейда 12 ожидавших проводки в Архангельск транспортов. Несколько судов продолжали оставаться в ледовом плену в Горле и в Белом море… В Архангельске зимовало более 90 судов торговых судов; из них 66 дальнего плавания, в том числе 36 английских.

В Кольском заливе (в Екатерининской гавани и в районе Семеновских островов) отстаивалось еще до 40 транспортов с грузами для России.

Тем временем северяне решили наладить перевозку наиболее срочных военных грузов (винтовки, патроны к ним, боезапас к 76-мм полевым орудиям, гранаты) на имевшихся ледокольных пароходах. В столице обеспокоенно следили за развитием событий. Не надеясь только на эти пароходы, в ноябре в Морском министерстве подняли вопрос об организации доставки грузов из Мурманска к головным станциям железных дорог гужом, на санях. В Архангельске, под председательством вице-адмирала Угрюмова, этот вопрос обсудили и пришли к выводу, что такая перевозка потребует больших затрат, но даст настолько малые результаты, что от нее правильнее отказаться.

150 лЕт СО ДНя РОЖДЕНИя АДМИРАлА И.В.гРИгОРОВИчА 14 ФЕВРАЛЯ 2003 ГОДА, ЦВММ Присутствовавший на этом заседании, начальник службы связи капитан 2 ранга Михаил Сергеевич Рощаковский остался при особом мнении и решил сам разобраться в данном вопросе. Он пришел к выводу, что подобная перевозка дело стоящее, составил соответствующую записку (доклад) и, не поставив в известность Угрюмова (своего непосредственного начальника), отправился в столицу.

Суть предложения Рощаковского сводилась к следующему. В Кольском заливе с пароходов выгружалось на берег необходимое снаряжение, естественно, малогабаритное. Затем следовала перевозка его по железной дороге от Колы на юг до конца проложенных рельс. Отсюда следовала собственно гужевая перевозка на оленях примерно на протяжении 150 км (по данным на январь 1916 г.);

новая погрузка и 100 км по железной дороге до Кандалакши. От этой станции начинались санные пути по финской территории до станций железной дороги в Рованиеми и Улеаборге, обслуживание которых предполагалось возложить на финнов. На станциях последняя погрузка в вагоны перевозка до Петрограда.

По расчетам офицера суточная подача снаряжения при хорошей организации могла превысить 50 т.

В Петрограде «пылкий» Рощаковский сумел настолько заинтересовать своим предложением И. К. Григоровича, что тот устроил ему аудиенцию у Николая II. Она состоялась 28 декабря 1915 г. в присутствии морского министра. Прочитав доклад и внимательно выслушав объяснения Рощаковского император положил на докладе резолюцию: «Нужно сделать все, чтобы это дело наладилось и пошло полным ходом». На следующий день состоялось заседание Совета Министров, на котором даже особо не вникая в суть дела министры согласились принять самые решительные меры к скорейшей доставке грузов и тут же выделили на гужевую перевозку кредит в 1,4 млн. руб.

По специальному разрешению императора Рощаковский деньги получил сразу, хотя только 17 января Николай II утвердил журнал заседания.

29-го числа офицер отправился в Финляндию, следуя по пути будущей цепочки всей перевозки. На следующий день согласовал вопрос и с генералгубернатором и Сенатом. От Рованиеми проехал на санях в Кандалакшу и 10 января утром прибыл в Колу. Так как здесь уже действовали помощники Рощаковского, направленные им из столицы на линию Мурманской железной дороги, то в тот же день первая партия боевого снаряжения была отправлена на «юг». Несмотря на отсутствие какой-либо организации и рабочих, имея только несколько прикомандированных офицеров, капитан 2 ранга сумел добиться реализации своей идеи менее чем за 2 недели.

*** В морском министерстве благожелательно и очень внимательно следили за деятельностью Рощаковского и во многих случаях успевали подкреплять чрезвычайные, и формально, конечно, незаконные, распоряжения его, указаниями министра, МГШ, а также согласовывать задним числом действия моряка

ТРУДЫ ВОЕННО-МОРСКИХ ИСТОРИЧЕСКИХ КОНФЕРЕНЦИЙИНФОРМаЦИОННЫЕ МаТЕРИалЫ

с соответствующими центральными ведомствами. Порой непредсказуемые действия решительного офицера ставили в тупик все руководство и не только морского министерства. В таких случаях, Григорович, лично или через начальника МГШ Русина журил, но поддерживал Рощаковского.

Большой проблемой оказался поиск необходимых грузов, запрятанных в трюмах пароходов, который осложнялся как нехваткой рабочих, так и отсутствием единоначалия. В феврале Григорович отправил туда капитана 1 ранга Николая Васильевича Кроткова, которому пришлось приложить массу усилий, чтобы упорядочить разгрузку. Действия Кроткова вызвали нехватку отправляемого гужем снаряжения, сортируемого на берегу и на судах. Это в свою очередь вызвало яростную перепалку между Кротковым и Рощаковским.

Оба апеллировали к морскому министру. Григорович справедливо принял сторону Кроткова, но бедным оленям пришлось перевозить некоторое время не винтовки и патроны, а мотки колючей проволоки...

Однако гужевая перевозка, или как ее еще называли «экспедиция Рощаковского» развивалась. Кроме санного пути на Рованиеми, которым занимались финны, появился второй, вспомогательный, на Улеаборг (здесь перевозки шли в оба конца с помощью частных подрядчиков). С февраля начала действовать организованная морским министерством санная перевозка от Кандалакши на Сороку (более 370 км). Далее по Олонецкой железной дороге груз следовал опять же в Петроград… Руководившего этим санным путем вице-губернатора Олонецкой губернии Рощаковский «съел» и, несмотря на протесты из Архангельска и из Петрограда, присоединил «сорокскую» перевозку к своей экспедиции.

Обратными рейсами подвозилось снабжение и воинские команды, которые были назначены на смену рабочих путейцев, в том числе проследовала и морская команда (250 чел.), присланная на смену «сербского» отряда… Таким образом гужевая перевозка стала неким катализатором многочисленных действий морского министра, направленных, как и предлагал Рощаковский в своем плане, на развитие деятельности моряков в районе Кольского залива.

В перевозках на Северном участке (до Кандалакши) участвовало 5000 оленей и конный обоз в 360 саней, на Рованиеми – сначала 1000, а потом и 2 тыс. лошадей, еще 1000 лошадей находились в распоряжении «сорокской»

перевозки. По «зимникам» было переброшено свыше 1000 матросов и ратников ополчения, из которых более 400 вошли в состав «экспедиции» только в Кандалакше. И все это в счет кредита, отпущенного Рощаковскому… В феврале неувязка железнодорожного пути от Колы до Кандалакши сократилась до 80 км. В конце месяца заработала проложенная по льду от Колы до будущего порта Мурманск железная дорога.

Несмотря на ряд неувязок, а затем (в марте) и форменное столкновение Министерства путей сообщения с морским министерством, из-за чего норма подачи грузов в экспедицию Рощаковского была значительно снижена, перевозка просуществовала до начала апреля. Всего с пароходов вывезли 5435 т.

150 лЕт СО ДНя РОЖДЕНИя АДМИРАлА И.В.гРИгОРОВИчА 14 ФЕВРАЛЯ 2003 ГОДА, ЦВММ военных грузов, в том числе 3,8 тыс.т. через Рованиеми. Никто не уточнил тогда, какое вооружение получили на фронте. Случайно удалось обнаружить данные по самой непроизводительной перевозке – от Кандалакши до Сороки.

Командант ст. Сорока, сообщал, что с 1 марта до 2 апреля было отправлено 13 поездов из 87 вагонов, которые везли 52887 пуд. (866 т), в том числе 12483900 патронов (34,3 тыс. пуд.), 1536 пуд. проволоки, 18018 винтовок (8,8 тыс. пуд.), 13410 ручных гранат (6,1 тыс. пуд.) и «мелочи» суммарным весом каждой от 100 до 400 пуд. (взрыватели, дистанционные трубки и т. п.). Если рассчитать даже в этих пропорциях результаты всей перевозки – то фронт получил вооружение на целую армию!

Примерно столько же было доставлено из Кольского залива в Архангельск на ледокольных пароходах в течение тех же 3 месяцев. Единственный караван, который Угрюмов с неимоверными усилиями пытался провести через Белое море (так называемый «конвой 200 тысяч ружей»), в марте достиг порта.

Так, несмотря на совершенно противоречивые мнения подчиненных офицеров и адмиралов, морской министр сумел в максимальной степени использовать все возможности (от оленей и лошадей, до ледоколов) для достижения главной в тот момент цели перевозок… Штрафованные матросы. Приговор по делу о публичном доме – сравнение с «делом аскольда»

Предложение об использовании матросов дисциплинарного экипажа для службы на мобилизованных судах, которые покидала вольнонаемная команда, исходило в июне 1915 г. от Ивановского. Он считал, что время пребывания матросов на мобилизованных судах им можно было засчитывать за срок наказания (выделено мной, – В. А.) – или, мол, присылайте специалистов с флотов.

Было над чем призадуматься министру. Командующие флотами, разумеется, «списали» бы на Север только матросов подобных уже имевшимся в Архангельском экипаже (как впоследствии и случилось, при формировании команд купленных в Японии бывших российских кораблей).

Штрафованным же никакого резона идти служить на тральщики не было.

Начальники центральных ведомств министерства и командиры военных портов имели право общать штрафованных на службу. Но, в таком случае, у этих матросов лишь прерывался срок отбытия наказания. Правда, как объяснил Военно-морской прокурор министру «усердная служба и примерное исполнение служебных обязанностей могут признаны основанием к освобождению их от дальнейшего отбытия наказания». Это было, конечно, слабым утешением для штрафованных нижних чинов, рисковавших жизнью в борьбе с минной опасностью. В результате, Григорович, «закрыв глаза» на эксперименты своих подчиненных с командами судов на Севере, приказал все же направить пока на Север матросов из Сибирского экипажа.

ТРУДЫ ВОЕННО-МОРСКИХ ИСТОРИЧЕСКИХ КОНФЕРЕНЦИЙИНФОРМаЦИОННЫЕ МаТЕРИалЫ

Сменивший в августе 1915 г. Ивановского вице-адмирал Угрюмов в свою очередь предложил министру изменить «порядок» приостановки срока наказания штрафованных – сразу сократить: «Для несущего наказание всякая милость в далеком будущем далеко не будет так реальна и заманчива, как надежда, что хоть часть наказания может быть сокращена в ближайшее время».

Однако по российским законам право сокращения наказания или прощения его имел только один человек – император. И пошли через МГШ списки. Григорович время от времени представлял их при докладах на Высочайшее имя.

В результате архангельский «штрафбат» стал основным кадром для пополнения команд тральщиков… Потом случалось с этими матросами разное:

были и подвиги, были и разбои… В ноябре 1915 г. полтора десятка пьяных матросов напали вечером на публичный дом в Архангельске: вломились в окна двух этажей, напали на девиц, ограбили их и скрылись. Семерых матросов все же поймали, через 5 месяцев судили и приговорили к повешению… Оказавшийся в августе 1916 г.

Архангельске Рощаковский прослышал об этой истории. Посчитав смертную казнь в данном случае несправедливой, офицер написал личное письмо морскому министру с кратким изложением дела и предложил смягчить приговор.

Прочитавший письмо И. К. Григорович тут же телеграфировал Угрюмову: «не приводить в исполнение». Пока чиновники министерства вновь выясняли обстоятельства происшествия, Главнач спохватился и через месяц после министерской телеграммы неожиданно предложил Григоровичу заменить матросам смертный приговор бессрочной каторгой. Через две недели Иван Константинович сообщил в Архангельск об утверждении этой замены…

–  –  –

ТРУДЫ ВОЕННО-МОРСКИХ ИСТОРИЧЕСКИХ КОНФЕРЕНЦИЙ

ИНФОРМаЦИОННЫЕ МаТЕРИалЫ Наступивший 1917 г. к чисто военным проблемам принес множество трудностей, связанных с крутыми политическими осложнениями. Возросло революционное движение матросских масс, всюду проходили митинги, стала резко падать дисциплина корабельных команд.

Недовольство народных масс нарастало. В феврале было образовано Временное правительство. Морской министр И. К. Григорович продолжал оставаться на своем посту и управлять Морским министерством.

В первом приказе при новой власти И. К. Григорович писал: «Предлагаю объявить от моего имени командам, что соединенными усилиями Государственной думы, офицеров, воинских команд и народа порядок в России повсеместно восстанавливается. Только в сохранении полнейшего порядка создавшаяся правительственная власть – залог окончательной победы нашей родины. Без него победа немыслима, и вместо того, чтобы сломить врага, Россия сама может оказаться на краю гибели. Повинуйтесь своим начальникам, так же как и вы признавшим произведенный народом переворот, и победа за нами.

Да положат эти великие дни начало счастливой жизни Новой Свободной России. Помните, что каждый лишний день смуты отделяет нас от желанного дня победы, которая обеспечит в стране возможность мирного, счастливого и свободного труда, устроенного на благо России.

Морской министр И.Григорович. Петроград, 4 марта 1917 г.»

В эти дни И.Григорович потребовал от генерал-лейтенанта С.С. Хабалова, командующего войсками Петроградского военного округа, прекращения сопротивления восставшему народу. 15 (2) марта отрекся от престола император Николай II.

После февральской революции Временным правительством при Министерстве юстиции 15 (4) марта 1917 г. была создана «Чрезвычайная следственная комиссия для расследования противозаконных по должности действий бывших министров, главноуправляющих и прочих высших должностных лиц». Председателем этой комиссии был назначен московский присяжной поверенный (адвокат) член партии кадетов Н.К.Муравьев. В составе комиссии были два товарища (заместителя) председателя и несколько членов. Секретарем комиссии был назначен известный поэт Александр Блок. А.Блок участвовал в допросах, вел протоколы и лично допрашивал подследственных. Начались обыски и аресты членов царского правительства. Пришли и в адмиралтейскую квартиру И. К. Григоровича, изъяли служебные и личные документы.

Иван Константинович лежал с высокой температурой. Видимо это и спасло его от ареста. Следствие по его делу вел судебный следователь Е.П.Воронов.

Но дело Григоровича было прекращено за недоказанностью обвинений. Вот как описывает этот отрезок жизненной биографии И.К.Григоровича «Морской журнал» № 27 (3) за март 1930г., издаваемый кают-компанией морских офицеров в Праге: «…В начале революции генерал-адъютант Григорович имел возможность выехать за границу, но не сделал этого, так как считал своим 150 лЕт СО ДНя РОЖДЕНИя АДМИРАлА И.В.гРИгОРОВИчА 14 ФЕВРАЛЯ 2003 ГОДА, ЦВММ нравственным долгом министра и генерал-адъютанта Государя оставаться в России, пока его Величество не покинул страны, дабы иметь возможность дать ответ и разъяснения по всем вопросам и обвинениям, которые Временное Правительство из всех сил старалось собрать против Его Величества и Императорского Правительства. Все поиски и потуги найти какие либо материалы для обвинения оказались тщетными и только осталась одна бессмысленная и несправедливая фраза, пущенная во время революции: «гнилой царский строй пал», а этот царский строй привел русский народ гигантскими шагами прогресса, в течение 300 лет, на пути культуры и духовного развития. Само же Временное Правительство, просуществовав немногим полгода, подготовило своею бездарностью, отсутствием знаний и административного опыта, торжественный въезд в Россию большевиков и широко раскрыло двери для последующих событий, сгубивших нашу Родину. Временное Правительство, подготовившее и раздувшее революцию, дало русскому народу, вместо гнилого царского строя, сначала анархию, а затем большевиков, почему и Временное Правительство и повинно в гибели миллионов русских людей…».

Во Временном правительстве на министерских постах оказались новые люди. Военным и морским министром был назначен А.И. Гучков. 4 апреля (22 марта) он направил И. К.

Григоровичу письмо следующего содержания:

«Милостивый государь Иван Константинович! Обстоятельства настоящего момента указывают на желательность подачи Вами прошения об отставке, которая будет принята Временным правительством. С совершенным почтением А. Гучков».

Эту просьбу Ивану Константиновичу пришлось выполнить. 31 марта 1917 г.

А.Гучковым был подписан приказ по армии и флоту, где было сказано: «Увольняется от службы член Государственного совета адмирал И. К. Григорович по расстроенному здоровью с мундиром и пенсией».

Так завершилась военная карьера 64-летнего генерал-адьютанта, члена Государственного Совета, кавалера многих российских и иностранных орденов, почетного гражданина отторгнутых от России городов Таллинна (Ревеля), Николаева и Севастополя, морского министра адмирала И.К. Григоровича.

За свою многолетнюю службу И.К.Григорович был награжден орденами Св.

Владимира 4-й степени с бантом и 3-й степени с мечами, Св. Станислава 1-й степени с мечами, Св. Анны 1-й степени, Св.

Владимира 2-й степени, Белого орла, Александра Невского с бриллиантами; орденами иностранных держав:

Вазы (Швеция), восходящего Солнца (Япония), Командорским крестом Св.

Даниила (Дания), Офицерским и Командорским крестами Почетного легиона (Франция), Командорским крестом Олафа (Норвегия), Двойного дракона 2-го класса (Китай), Искандера 1-й степени (Бухара), Св. Даниила 1-й степени (Чехословакия), Большим крестом Св. Маврикия и Лазаря (Италия), Спасителя 1-й степени (Греция), Большим командорским крестом (Швеция), Большим крестом Почетного легиона (Франция). Здесь не указаны ордена младших

ТРУДЫ ВОЕННО-МОРСКИХ ИСТОРИЧЕСКИХ КОНФЕРЕНЦИЙИНФОРМаЦИОННЫЕ МаТЕРИалЫ

степеней, за исключением разновидностей ордена Св. Владимира, так как награждение производилось строго последовательно, и награжденный орденом старшей степени обязательно имел все ордена младших степеней.

После ухода в отставку Ивану Константиновичу пришлось оставить казенную квартиру в здании Главного Адмиралтейства, где помещалось Морское министерство, и с младшей дочерью Натальей поселиться сначала в гостинице «Астория», а затем съехаться с семьей своего зятя, бывшего (последнего) директора Морского корпуса вице-адмирала В.А. Карцова, женатого на его старшей дочери Марии. Они вместе сняли квартиру на Надеждинской улице (ныне ул. Маяковского).

К сожалению, у Ивана Константиновича не было сыновей, и с его смертью закончился род потомственных дворян Григоровичей по мужской линии. Но у него были две дочери: Мария и Наталья.

Старшая дочь Мария Ивановна родилась 22 февраля (по старому стилю) 1885 года. В 1923 г. она вышла замуж за капитана 2 ранга Виктора Андреевича Карцова, командира эскадренного миноносца «Генерал Кондратенко» (генераллейтенант, герой и один из руководителей обороны Порт-Артура в русско-японской войне 1904–1905 гг., где и геройски погиб от осколка артиллерийского снаряда при обстреле русских позиций японцами. Похоронен на Никольском кладбище Троицкой Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге). В.

Карцову в то время было 40 лет. В 1914 г. капитан 1 ранга В.А.Карцов был назначен директором Морского корпуса с производством его в контр-адмиралы, а затем в вице-адмиралы. После февральской революции В.А.Карцов остался не у дел, и таким образом стал последним директором Морского корпуса.

Он скоропостижно скончался в Архангельске в 1936 году. Мария Ивановна в 1930 г. была осуждена по ст. 58-10 УК РСФСР на 10 лет с отбыванием срока наказания в одном из северных лагерей ГУЛАГа. Но её в 1933 г. освободили с правом проживания в любом городе СССР. В конечном счете, она вернулась в Архангельск, где в это время был её муж В.Карцов. В возрасте 78 лет она умерла в Архангельске в 1963 году, где и была похоронена.

Младшая дочь Наталья Ивановна родилась 19 декабря (по ст. ст.) 1901 г.

во Франции. 6 февраля 1924 г. она вышла замуж за ленинградского инженера В.Л.Панина, увлеченного яхтсмена. В канун Великой Отечественной войны 6 мая 1941 г. в возрасте 50 лет Вадим Львович неожиданно скончался, оставив жену и своих пятерых детей – Марину, Вадима, Аллу, Киру и Ольду. В течение 10 лет с 1950 по 1960 гг. Наталья Ивановна работала библиографом в библиотеке Военно-морской академии. Она умерла 7 октября 1964 г. в возрасте 63 лет и похоронена на Северном кладбище Санкт-Петербурга.

С 1918 по 1919 гг. И.К. Григорович работал научным сотрудником в Морской исторической комиссии по изучению опыта Первой мировой войны на море, а с июня 1919 г. по декабрь 1921 г. старшим архивариусом в Морском архиве республики (ныне РГА ВМФ). В те полуголодные осенне-зимние мелЕт СО ДНя РОЖДЕНИя АДМИРАлА И.В.гРИгОРОВИчА 14 ФЕВРАЛЯ 2003 ГОДА, ЦВММ сяцы 1919 г. жить и работать приходилось в неимоверно трудных условиях.

Петроград находился на осадном положении. Были крайне ограничены возможности передвижения по городу и затруднена связь с его окрестностями, где проживала часть сотрудников. По месту жительства они привлекались к дежурствам и общественным работам. Их беспокоили частые, преимущественно ночные, тревоги при посещении жилья представителями исполнительной власти, уплотнение квартир, появление в них подселенцев. Сохранилось трогательное письмо, в котором 9 ноября 1920 г. от имени архивных коллег Григоровича Лебедев (директор архива) писал ему: «Служащие архива, собравшиеся сегодня, в день своего праздника – Св. Нестора Летописца, за чашкой чая, просили меня передать Вам свое огорчение, что были лишены возможности видеть Вас в своей среде, и просят принять Вас прилагаемый кусок сладкого пирога, часть общего угощения, как знак глубокого к Вам уважения». То было суровое и голодное время.

Зимой 1920 г. из-за отсутствия дров пришлось на несколько зимних месяцев переехать к академику А.Н.Крылову на Петроградскую сторону, с которым

И.К.Григоровича связывали близкие отношения еще в бытность, когда Григорович был морским Министром. Об этом периоде времени А.Н.Крылов писал:

«Зимой 1920/1921 гг. у меня жил И.К.Григорович, ибо у меня были дрова, а у него нет». Чтобы не умереть с голоду вместе с семьей Ивану Константиновичу пришлось обратиться к своему старому ремеслу, которым он увлекался, рисуя маслом изящные миниатюры с кораблями и морскими пейзажами – живописи.

Но в 20-е годы было не до пейзажей, и Иван Константинович занялся рисованием рекламной продукции – тортов и других сластей для витрин и коробок кондитерского магазина. Именно в это трудное время Иван Константинович работал над своими мемуарами «Воспоминание бывшего морского министра», которые он закончил писать в 1922 году. Рукопись этих мемуаров хранится в Российском Государственном архиве ВМФ. Часть из них была опубликована в 1993 г. издательством «Дева» в Санкт-Петербурге тиражом 5000 экз. и доработанные переиздаются сейчас тиражом 1000 экз. в ОАО «Можайский полиграфкомбинат». В этом, как по первому изданию, так и по второму, громадная заслуга принадлежит доктору технических и исторических наук, профессору, капитану 1 ранга И.Ф.Цветкову.

С 1922 г. начались сложные и долгие хлопоты о разрешении на выезд для лечения за границу. Его здоровье, уже достаточно расстроенное напряженной работой в Морском министерстве под влиянием жизненных неурядиц продолжало ухудшаться. Медицинское обследование не принесло утешения – опухоль головного мозга, необходима сложная операция по ее удалению с обязательной трепанацией черепа. В то время в России такую операцию при полном отсутствии лекарств сделать было невозможно. Лечение было возможно только за границей. С громадным трудом разрешение было, наконец получено.

Незадолго до отъезда из Советской России в письме начальнику Морского

ТРУДЫ ВОЕННО-МОРСКИХ ИСТОРИЧЕСКИХ КОНФЕРЕНЦИЙИНФОРМаЦИОННЫЕ МаТЕРИалЫ

штаба РККФ А.В. Домбровскому (бывшего в свое время подчиненным Григоровича, который и помог Ивану Константиновичу получить разрешение на выезд) Иван Константинович писал: «...Никаких преступлений я за всю свою службу Империи не совершал, был всегда лоялен, и тем паче к Советскому правительству. Никаких связей с белой гвардией не имел...».

Осенью 1924 г. И.К. Григорович выехал за границу для лечения. Ему предстояла сложная операция – трепанация черепа с целью удаления опухоли.

В том же 1924 г. его успешно прооперировали, после чего он поселился в южном французском городке Ментоне департамента Морские Альпы, и как выяснилось позже, он навсегда покинул Родину, хотя и не иммигрировал, а уезжал как гражданин СССР на лечение. Здесь же в Ментоне поправлял свое здоровье один из организаторов советской системы образования нарком просвещения А.В.Луначарский.

Живя во Франции, Григорович стоял в стороне от общественных эмигрантских кругов, но был небезучастен к судьбе изгнанников, горячо и живо откликался на все волновавшие их события, много читал, внимательно следил за публикациями на морские темы в периодической печати и эмигрантских изданиях.

Талант живописца помог И.К.Григоровичу выжить в эмиграции. Здесь, на берегу Лазурного берега Средиземного моря Ивану Константиновичу пригодилось его умение рисовать. Трудно даже предположить, что именно талант художника станет его единственным средством существования. Последний морской Министр императорской России русский адмирал И.К.Григорович во Франции жил тем, что продавал свои картины, преимущественно морские пейзажи, чтоб как-то свести концы с концами. Он писал их на набережной Ментона, незаслуженно забытый на Родине. Здесь, на пленере этого курортного небольшого городка рядом с кладбищем было его любимое место, с которого открывался прекрасный вид морских далей. Он иногда шутил, что готов подниматься сюда хоть тысячу раз, но совсем не хотел торопить тот день, когда его понесут сюда другие.

Вот как описывает свою встречу с И.К.Григоровичем в Ментоне писатель Лев Никулин в своей книге «Семь морей»: «…Прошел высокий старик в черном, с замечательно знакомым лицом. …Мысль опять возвращается к высокому старику. И вдруг перед глазами встают иллюстрации «Нивы», и именно этот старик в адмиральской форме, в треуголке, рядом с невысоким полковником в усах, с остроконечной бородкой. Григорович! Конечно, это он, морской министр царской России. Он доживает свой век в Ментоне, под этим как бы искусственным солнцем, в томительной тишине города больных и умирающих.

В двадцатом г. в Петрограде его подкармливали матросы, они носили старому адмиралу селедки и пайковой хлеб, и это было подаянием за ту относительную человечность, которую иногда проявлял к матросам морской министр Григорович. Для зверя Вирена у матросов не нашлось ничего, кроме ружейных 150 лЕт СО ДНя РОЖДЕНИя АДМИРАлА И.В.гРИгОРОВИчА 14 ФЕВРАЛЯ 2003 ГОДА, ЦВММ прикладов и крепких матросских кулаков. Для Григоровича оказался хлеб, и это был высший дар человечности. Советская власть отпустила его за границу. В 1924 г. он приехал во Францию, поселился в Ментоне и, кажется, не написал ни одного дурного слова, ни о революционных матросах, ни о революционной власти. Ему много лет, он стар, и, может быть, это его последняя прогулка по набережной Ментона…».

3 марта 1930 г. в 77-летнем возрасте И.К. Григорович скоропостижно скончался. Его прах был захоронен в этом же городке на частном кладбище «Trabuquet» на месте 1963, рассчитанном по страховке в 18000 долларов на сто лет. Эту страховку уплатила некто незамужняя Анни Джексон, которая сама умерла в июне того же года и похоронена на том же кладбище. Отпевали И.К.Григоровича в стенах небольшой православной церкви «Всех скорбящих радость» города Ментона 6 марта 1930 г. В эмигрантском журнале «Морской журнал» № 27 (3) за март 1930 г., издаваемом кают-компанией морских офицеров в Праге похороны И.Григоровича описываются так: «…Во время отпевания на часах стояли: флота генерал-майор Н.Ф.Фогель, капитан 1 ранга В.И.Дмитриев и еще два офицера. Были делегации от французского флота, от гарнизона, мэр города, адмиралы: Воеводский, Петров, Чернышин, Хоменко, Григоров, Пилкин, капитаны 2 ранга: Пашкевич, Пилкин, вдова адмирала Макарова Капитолина Николаевна, несколько молодых офицеров и вся русская колония. От Всезарубежного Объединения Морских Организаций и кают-компании в Париже был возложен венок из белых гвоздик и васильков

– в виде Андреевского флага; этот флаг опущен в могилу вместе с бронзовой пальмовой ветвью от Почетного легиона».

На надгробии И.К. Григоровича имеется надпись на английском языке:

«... Всегда любимая, всегда дорогая, о Россия, иногда вспоминай о нем, кто так много думал о тебе...».

13 апреля 1930 г., открывая заседание Правления Всезарубежного объединения русских морских организаций и Комитета старшин кают-компании морских офицеров в Париже, посвященное памяти скончавшегося последнего морского министра И.К. Григоровича, его бывший сослуживец адмирал А.И.

Русин в своем докладе выразил уверенность, что в будущей морской истории России имя Григоровича займет почетное место.

Восстановление доброго имени адмирала И.К. Григоровича в морской истории современной России взяло на себя Санкт-Петербургское Морское собрание во главе с его председателем Н.В.Орловым. Иван Константинович был Почетным членом Санкт-Петербургского и Кронштадтского Морских собраний, членом Порт-Артурского Морского собрания, а как морской министр – Почетным членом всех морских собраний Российского флота того времени.

8 февраля 2003 г. по инициативе военно-исторической секции Дома ученых Российской академии наук в Николо-Богоявленском соборе по случаю 150-летия со дня рождения И.К. Григоровича отцом Владимиром была отслу

<

ТРУДЫ ВОЕННО-МОРСКИХ ИСТОРИЧЕСКИХ КОНФЕРЕНЦИЙИНФОРМаЦИОННЫЕ МаТЕРИалЫ

жена панихида, на которой присутствовали члены СПб Морского Собрания, представители руководства Ленинградской ВМБ и Военно-морской академии им. Н.Г. Кузнецова, курсанты высших военно-морских учебных заведений города, внучки адмирала – Ольда Вадимовна Петрова и Кира Вадимовна Панина, а также представители общественных организаций.

14 февраля по инициативе Совета старшин СПб Морского собрания и лично его председателя Н.В. Орлова в Центральном военно-морском музее (ЦВММ) состоялась военно-морская историческая конференция, на которой морская общественность города отметила юбилейную дату в истории Российского флота – 150-летие со дня рождения И.К. Григоровича. Перед началом конференции ее участники осмотрели выставку «Последний морской министр Российской империи», подготовленную Центральным военно-морским музеем, Российским Государственным архивом ВМФ и Центральной военно-морской библиотекой по случаю этой даты. На конференции присутствовали внучки адмирала Ольда и Кира.

С целью увековечения памяти адмирала И.К. Григоровича участники конференции посчитали целесообразным выйти с ходатайством перед исполнительными и законодательными органами о рассмотрении возможности присвоения одному из боевых кораблей имени адмирала И.К. Григоровича, о перезахоронении его праха в Санкт-Петербурге на Никольском кладбище Троицкой Александро-Невской лавры, где в фамильном склепе похоронена его жена Мария Николаевна. Иван Константинович хотел быть погребенным на Никольском кладбище Александро-Невской лавры в Петербурге. На плане склепа, справа от могилы жены, он обозначил место для своего упокоения и написал: «Здесь прошу моих детей похоронить и меня».

Внучки Григоровича – Ольда Вадимовна и Кира Вадимовна – вышли с этой же инициативой к руководству ВМФ России.

По поручению Главнокомандующего ВМФ России Почетного председателя Санкт-Петербургского Морского собрания Адмирала Флота В.И. Куроедова СПб МС была изготовлена памятная мемориальная доска с профилем адмирала И.К. Григоровича, которая в торжественной обстановке 15 марта 2004 г. в день 85-летия ЛенВМБ была установлена и открыта на здании Адмиралтейства.

Доску освятил отец Александр из Николо-Богоявленского Морского Собора.

Символично, что в этот же день на здании Матросского клуба на площади Труда была установлена памятная мемориальная доска матросу П.Кошке, герою обороны Севастополя в русско-турецкой войне 1853–1856 гг.

3 марта 2005 г. в Николо-Богоявленском Морском соборе по инициативе Дома ученых Российской академии наук в присутствии внучек адмирала И.Григоровича Ольды Вадимовны и Киры Вадимовны в связи с 75-летием со дня смерти И.Григоровича прошла поминальная панихида, которую провел отец Григорий.

Для возвращения останков последнего морского Министра императорской России адмирала И.К.Григоровича на Родину Председателем СПб МС 150 лЕт СО ДНя РОЖДЕНИя АДМИРАлА И.В.гРИгОРОВИчА 14 ФЕВРАЛЯ 2003 ГОДА, ЦВММ Н.В.Орловым в течение трех лет была проделана за рубежом огромная работа.

Представляет в связи с этим интерес документ, который получил Н.В.Орлов весной 2003 г. из Франции: «После нашего разговора, касающегося желания Российского Консульства перевезти останки Адмирала Ивана Григоровича, скончавшегося 3 марта 1930 г. в Ментоне и похороненного на Кладбище Trabuquet на месте 1963, рассчитанном на сто лет, в Санкт-Петербург, я занялся этим вопросом. Предпринятые исследования показали, что на сегодняшний день это перенесение невозможно: место на кладбище 1963 было приобретено Мадемуазель Annie Jackson – незамужней женщиной, которая скончалась в Ментоне 17 июля 1930 года, в соответствии с актом смерти она похоронена в могиле №1741 – столетней. Концессионер этой могилы умер, и сведений о каком-либо известном наследнике у муниципальных служб нет. Эксгумация может быть произведена лишь по ходатайству члена семьи покойного (Статья 361-15 Кодекса Коммун). Ни один наследник муниципальным службам неизвестен, и перейти к процедуре перенесения останков Адмирала Григоровича невозможно. Я должен был Вас об этом проинформировать. Ментон, 18 марта 2003 г. Руководитель Службы». Таким образом трудности неожиданно возникли с французским законодательством.

И Николай Владимирович Орлов начал кропотливую работу за рубежом по выяснению всех необходимых вопросов в связи с этим документом для решения положительно вопроса по перезахоронению адмирала И.Григоровича на Родине в России. Необходимо было выяснить кто такая Анни Джексон (как выяснилось потом, она родом была из Глазго), где ее родственники, будут ли они возражать против перезахоронения. 2 года было затрачено Н.В.Орловым на поиск семьи Джексонов, причастных к захоронению праха И.Григоровича в Ментоне в 1930 г.

Поисковые работы во Франции показали, что таких семей Джексонов во Франции проживает 36 и только одна из них причастна непосредственно к погребению И.К.Григоровича, но эта семья не имела ничего против перезахоронения останков Ивана Константиновича на Родине в России. Началось оформление необходимых документов внучками Ольдой Петровой и Кирой Паниной, доказывающих их родство с адмиралом И.К.Григоровичем. В этом большую помощь оказал Российский Государственный архив ВМФ и в частности сотрудник этого архива заслуженный работник культуры России В.Н.Гудкин-Васильев.

Во-первых, необходимо было доказать, что Наталья Ивановна Панина была дочерью адмирала И.Григоровича, поскольку именно она была матерью Ольды Вадимовны и Киры Вадимовны. По этому поводу из архива был получен документ следующего содержания: «Свидетельство. По указу Его императорского величества, от Петроградской духовной консистории дано сие свидетельство о том, что в метрической 1902 г. книге православной русской Михаило-Архангельской церкви в городе Канне под №1 показано «Тысяча

ТРУДЫ ВОЕННО-МОРСКИХ ИСТОРИЧЕСКИХ КОНФЕРЕНЦИЙИНФОРМаЦИОННЫЕ МаТЕРИалЫ

девятьсот первого г. декабря девятнадцатого родилась и тысяча девятьсот второго г. января тридцатого крещена Наталья. Родители её: капитан 1 ранга Иван Константинович Григорович, командир броненосца «Цесаревич» и жена его Мария Николаевна, урожденная Шемякина, оба православного вероисповедания. Восприемники: вице-адмирал Иван Николаевич Стромилов и лейтенант Алексей Федорович Данилов, дочь капитана 1 ранга девица Мария Ивановна Григорович и баронесса Екатерина Григорьевна Ховен». Гербовый сбор уплачен.

Марта 11 дня 1916 года. №4747. Член Консистории очередной архимандрит Павел. Секретарь Лебедев. Архивариус Тих. Богомолов. Печать 2-й экспедиции Петроградской духовной консистории». Над текстом карандашная помета рукой И.К.Григоровича: Рождение дочери Наталии 1901 г. декабря 19. РГА ВМФ.

Ф.701. Оп.1 Д.78. Л.7. Подлинник.

А также второй документ: «Свидетельство. Выдано это свидетельство из Полтавского дворянского депутатского собрания потомственной дворянке Наталии Ивановне Григорович на основании 350 п.6 и 374 ст. ст. Св. Зак. О сост. Т. IХ изд. 1899 года, взамен копии протокола, в том, что она дочь потомственного дворянина, генерал-адьютанта, адмирала Ивана Константиновича Григоровича, родилась девятнадцатого декабря тысяча девятьсот первого года, принадлежит к роду потомственных дворян Григоровичей, признанному в правах потомственного дворянства указом Правительствующего Сената по Департаменту герольдии от 21 декабря 1896 г. за №3342 и определением сего собрания 26 августа 1916 г. состоявшимся, внесена во вторую часть дворянской родословной книги Полтавской губернии. Причитающийся гербовый сбор уплачен октября 27 дня 1916 года. №546. Полтавский губернский предводитель дворянства М.Герценвиц. Секретарь дворянства Н.Миц. Столоначальник Павловский». РГА ВМФ. Ф.701. Оп.1. Д.78. Л.13. Подлинник.

Все эти документы были представлены Н.В.Орловым во Францию, где на их основании было принято положительное решение о перезахоронении адмирала И.К.Григоровича в России.

В марте 2005 г.

была начата и в середине июля того же года была закончена реставрация и ремонт фамильного склепа семьи Григоровичей на Никольском кладбище Александро-Невской лавры, где будет перезахоронен 26 июля 2005 г. Иван Константинович. Организовала ремонт и реставрацию склепа Ленинградская военно-морская база. Реставрацию и ремонт выполнили полностью за счет пожертвований частных и юридических лиц при помощи Фонда развития ритуальных услуг «Новодевичье кладбище», учредителем которого является Санкт-Петербургская Ассоциация ритуальных компаний Санкт-Петербурга. На эти цели было затрачено по сметной стоимости 1 млн.

600 тыс. рублей. Цели и задачи фонда: воссоздание и ремонт исторических памятников и надгробий на кладбищах города.

Утром в 9.00 15 июля 2005 г.

отряд кораблей ВМФ России, в составе гвардейского ракетного крейсера «Москва» (командир корабля гвардии капитан 1 150 лЕт СО ДНя РОЖДЕНИя АДМИРАлА И.В.гРИгОРОВИчА 14 ФЕВРАЛЯ 2003 ГОДА, ЦВММ ранга Щербицкий Александр Вадимович) и сторожевого корабля «Пытливый»



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 29 |

Похожие работы:

«Министерство здравоохранения Республики Беларусь 12-я МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ИСТОРИИ МЕДИЦИНЫ И ФАРМАЦИИ Сборник материалов Гродно ГрГМУ ~1~ УДК 61 (091) + 615.1 + 614.253.5] : 005.745 (06) ББК 5 г я 431 +52.8 я 431 + 51.1 (2 Бел) п я 431 Д 23 Рекомендовано к изданию Редакционно-издательским советом УО «ГрГМУ» (протокол №11 от 18.06.2012). Редакционная коллегия: Э.А.Вальчук (отв. ред.), В.И.Иванова, Т.Г.Светлович, В.Ф.Сосонкина, Е.М.Тищенко (отв. ред.), В.А. Филонюк....»

«ПРЕДИСЛОВИЕ Монографическое исследование Александра Дмитриевича Агеева (1947–2002) отражает новые веяния в отечественной исторической науке, вызванные стремлением ученых преодолеть ее многолетний кризис. На заседании Президиума РАН (ноябрь 1992 г.) было отмечено: причиной кризиса явилось то обстоятельство, что историческая наука, как, впрочем, и другие общественно-гуманитарные науки, не имела скольконибудь благоприятных условий для своего развития. Она находилась вод сильнейшим идеологическим...»

«История и основные результаты деятельности ГосНИИ ГА. Научное обоснование перспектив развития воздушного транспорта России д.т.н., профессор В.С. Шапкин, генеральный директор ГосНИИ ГА (доклад на научной конференции «Становление и развитие отраслевой науки и образования на российском воздушном транспорте», посвященной 90-летию со дня создания гражданской авиации. 7 февраля 2013 г., Москва, Международный выставочный центр «Крокус Экспо») 1. История и основные результаты деятельности ГосНИИ ГА...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ПЕНЗЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» (ПГУ) Педагогический институт им. В. Г. Белинского Историко-филологический факультет Направление «Иностранные языки» Гуманитарный учебно-методический и научно-издательский центр Пензенского государственного университета II Авдеевские чтения Сборник статей Всероссийской научно-практической конференции, посвящнной...»

«УДК 94/99 СТРОИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ КРЕПОСТИ ШЕЛКОЗАВОДСКОЙ В СИСТЕМЕ КАВКАЗСКОЙ УКРЕПЛЕННОЙ ЛИНИИ В КОНЦЕ XVIII – НАЧАЛЕ XIX ВЕКА © 2011 Н. М. Еремин соискатель каф. истории Отечества e-mail: ereminn.m@mail.ru Курский государственный университет В статье рассматривается система создания укреплений на пограничной Кавказской линии на юге России с участием казачества в конце XVIII – начале XIX века. Анализируется политическая обстановка в указанный период, обусловившая государственные меры по...»

«Правительство Новосибирской области Управление государственной архивной службы Новосибирской области Государственный архив Новосибирской области Сибирское отделение Российской академии наук Институт истории Новосибирский национальный исследовательский государственный университет Новосибирский государственный педагогический университет СИБИРСКИЕ АРХИВЫ В НАУЧНОМ И ИНФОРМАЦИОННОМ ПРОСТРАНСТВЕ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА Новосибирск Сибирские архивы в научном и информационном С341 пространстве...»

«Поступления в СИФ во 2 полугодии 2014 года: 1. Бокий В.Ю. Родословие Бокий. Шляхетские и казацкие ветви. – М.: Грифон, 2013. – 840 с. 4 с. ил.2. Историография и источниковедение истории Северного Кавказа (вторая половина XVIII – первая треть ХХ в.): Библиографический указатель. Предварительный список: В 2 ч. Ч. 1/авт.-сост., предисл. и прим. М.Е. Колесникова; науч. ред. М.П. Мохначева. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2009. – 513 с. 3. Историография и источниковедение истории Северного Кавказа (вторая...»

«Направление 5 ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ В ЯЗЫКАХ, ЛИТЕРАТУРАХ И ФОЛЬКЛОРЕ НАРОДОВ РОССИИ Очерки истории российского академического кавказоведения XIX — начала XX вв. Вклад российских ученых (рук. д.филол.н. А.И. Алиева, ИМЛИ РАН) Важнейший научный результат работы по проекту — первое исследование кавказоведческого наследия академика Императорской Петербургской академии наук А.М.Шёгрена на основании всей совокупности его никогда не публиковавшихся трудов, хранящихся в трех архивах в...»

«Правительство Оренбургской области Научно исследовательский институт истории и этнографии Южного Урала Оренбургского государственного университета Филологический факультет Оренбургского государственного педагогического университета СЛАВЯНЕ В ЭТНОКУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ ЮЖНО УРАЛЬСКОГО РЕГИОНА Материалы XI международной научно практической конференции, посвященной Дню славянской письменности и культуры Оренбург СЛАВЯНЕ В ЭТНОКУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ ЮЖНО УРАЛЬСКОГО РЕГИОНА УДК 39:811.16(470.56)...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE Проблемы и перспективы развития современной юриспруденции Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (8 декабря 2015г.) г. Воронеж 2015 г. УДК 34(06) ББК 67я Проблемы и перспективы развития современной юриспруденции / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. г.Воронеж, 2015. 156 с. Редакционная коллегия:...»

«Генеральная конференция General Conference 34 C 34-я сессия, Париж 2007 г. 34th session, Paris 2007 Confrence gnrale 34e session, Paris 2007 Conferencia General 34a reunin, Pars 2007 2007 34 C/40 Part I 22 августа 2007 г. Оригинал: английский Пункт 5.6 предварительной повестки дня Создание центров категории 2 под эгидой ЮНЕСКО Часть I Предлагаемое создание в Триполи (Ливийская Арабская Джамахирия) Регионального центра по управлению ресурсами трансграничных водоносных горизонтов в качестве...»

«ИСТОРИЧЕСКИЕ ДОКУМЕНТЫ И АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ АРХЕОГРАФИИ, ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЯ, ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ НОВОГО И НОВЕЙШЕГО ВРЕМЕНИ Сборник материалов Пятой международной конференции молодых ученых и специалистов ФЕДЕРАЛЬНОЕ АРХИВНОЕ АГЕНТСТВО РОССИЙСКОЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ИСТОРИКОВ-АРХИВИСТОВ ЦЕНТР ФРАНКО-РОССИЙСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ В МОСКВЕ ГЕРМАНСКИЙ...»

«Наука в современном информационном обществе Science in the modern information society VII Vol. spc Academic CreateSpace 4900 LaCross Road, North Charleston, SC, USA 2940 Материалы VII международной научно-практической конференции Наука в современном информационном обществе 9-10 ноября 2015 г. North Charleston, USA Том УДК 4+37+51+53+54+55+57+91+61+159.9+316+62+101+330 ББК ISBN: 978-1519466693 В сборнике опубликованы материалы докладов VII международной научно-практической конференции Наука в...»

«ISSN 2412-9739 НОВАЯ НАУКА: СТРАТЕГИИ И ВЕКТОР РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 19 декабря 2015 г. Часть 3 СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СТРАТЕГИИ И ВЕКТОР РАЗВИТИЯ: Международное научное...»

«КАЗАНСКИЙ (ПРИВОЛЖСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Высшая школа государственного и муниципального управления КФУ Институт управления и территориального развития КФУ Институт истории КФУ Высшая школа информационных технологий и информационных систем КФУ Филиал КФУ в г. Набережные Челны Филиал КФУ в г. Елабуга СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ Международной научно-практической конференции ЭФФЕКТИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ УСТОЙЧИВЫМ РАЗВИТИЕМ ТЕРРИТОРИИ ТОМ I Казань 4 июня 2013 г. KAZAN (VOLGA REGION) FEDERAL UNIVERSITY...»

«ДЕВЯТЫЕ ЯМБУРГСКИЕ ЧТЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ДОМИНАНТЫ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ Санкт-Петербург АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ЛЕНИНГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ А.С. ПУШКИНА» КИНГИСЕППСКИЙ ФИЛИАЛ ДЕВЯТЫЕ ЯМБУРГСКИЕ ЧТЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ДОМИНАНТЫ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ г....»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE Основные проблемы и тенденции развития в современной юриспруденции Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (10 октября 2015г.) г. Волгоград 2015 г. УДК 34(06) ББК 67я Основные проблемы и тенденции развития в современной юриспруденции/Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. г.Волгоград, 2015. 92 с....»

«Список книжных пожертвований от сотрудников и студентов университета, поступивших в фонды библиотеки за 2014 г. Bакhidrоlayihnin tаrixi=История Бакгидропроекта: 1945-2005/ Проектно-изыскательский институт Бакгидропроект; под ред. А. Пириева; сост. Э. Атакишиев, Г. Сулейманова. Баку, 2005. с. : ил.; 24 см.Текст парал. на азербайджан. и рус. яз. Посвящ. 60-летию Проектноизыскательского института Бакгидропроект. Пожертвовано Васильевым Ю. С. METNET, annual seminar (2013; Lule) Proceedings of the...»

«АГЕНТСТВО ПЕРСПЕКТИВНЫХ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ (АПНИ) СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ НАУКИ И ТЕХНОЛОГИЙ Сборник научных трудов по материалам II Международной научно-практической конференции г. Белгород, 31 мая 2015 г. В семи частях Часть III Белгород УДК 001 ББК 72 C 56 Современные тенденции развития науки и технологий : сборник научных трудов по материалам II Международной научноC 56 практической конференции 31 мая 2015 г.: в 7 ч. / Под общ. ред. Е.П. Ткачевой. – Белгород : ИП Ткачева Е.П.,...»

«ФГБОУ ВПО «Чувашский государственный университет имени И.Н. Ульянова» (Россия) Историко-географический факультет Харьковский национальный университет имени В.Н. Каразина (Украина) Исторический факультет Харьковский национальный педагогический университет имени Г.С. Сковороды (Украина) Исторический факультет Центр научного сотрудничества «Интерактив плюс» Международная научно-практическая конференция ГОСУДАРСТВО И ОБЩЕСТВО В РОССИИ: ТЕРНИСТЫЙ ПУТЬ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ И ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ (К 20-ЛЕТИЮ...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.