WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 |

«THE PHILOSOPHICAL AGE ALMANAC THE IDEA OF HISTORY IN RUSSIAN ENLIGHTENMENT St. Petersburg Санкт-Петербургское отделение Института человека РАН Санкт-Петербургский филиал Института ...»

-- [ Страница 14 ] --

10 Bernard Deloche. Выдержки из лекции, прочитанной 1 сентября 1995 г. в международной школе музееведения в Брно. «Muziejininkystis biulietenis» 1996. № 1. Vilnius. P. 7.

ими хранимые богатства, нежели позволяли их кому-нибудь увидеть. Они как бы сажали экспонаты в заключение, подобно герою Марселя Пруста, который так спрятал свою невесту от чужих глаз, что сам не мог ее видеть»11.

Итак, акрополю, собору и общественному, с признаками салона, музею противостоит коллекционирование как стяжательство силы, тайной истины, избранности и мощи.

Открытость акрополя здесь подавляется таинственностью и мощью — назовем это метафорически — «Египетских пирамид». Последние можно сравнить разве что с господствующей и правящей могилой. Суть могильников — стремление скрыть то тайное знание, власть, силу жизни и гарантию самотождественности, которыми индивид стал обладать в силу религиозных, идеологических, военных, политических или просто случайных обстоятельств. Тайное знание не способствует непосредственному общению и благостной гениальности. Пирамида (святая могила) — это символ одинокой власти, соблазн единовластия, условие беспрекословного подчинения и архетип знания-мощи. В средние века могилы превратились в места захоронения золота, драгоценностей и тайных знаков. Весьма уместно тут вспомнить замеченную З. Фрейдом взаимосвязь между развитым детским анальным комплексом задержки кала и культурными сублимациями этого комплекса: склонности к подаркам и коллекционированию. Задержка каловых масс с несознательной целью увеличения удовольствия от возбуждения анальных эрогенных зон впоследствии заменяется собиранием различных предметов, которые бессознательно оцениваются как продолжение собственного тела (фекалии) или личности (коллекционирование). При этом собирание здесь в прямую связано с идеей дарственной милости: «Младенец относиться к нему (калу. — М. Г.) как собственной части тела, смотрит на него как на «подарок», выделение которого выражает уступчивость маленького существа по отношению к окружающим, а отказ в котором свидетельствует об упрямстве»12. Впоследствии С. Гроф попытался наложить подобные комплексы на одну из им выделенных пренатальных матриц и тем самым связать феномены коллекционирования как себя собирания и хранения с сопровождающими этот комплекс символами титанической борьбы: с драконами, змеями, демонами — обитателями пещер и подземелья13. Никоим образом

–  –  –

Фрейд З. Три очерка по теории сексуальности. // Фрейд З. Психология бессознательного.

М.: «Просвещение», 1989. С. 160.

Гроф Ст. За пределами мозга. М.: «Издательство трансперсонального института», 1993.

С. 224–225.

нельзя языческую Средневековую культуру свести к психоанализу подсознательных символов. Тем не менее удачный опыт В. Рейха при описании взаимосвязи психологии масс и фашизма позволяет говорить о подсознательных символах, как об одной из важных предпосылок формирования конкретных символотворческих культур. Очень близкий к психоаналитическому является проведенный А. Гуревичем анализ менталитета Средневекового человека и феноменов собирания и дарения. В Х-ХI веках язычники-викинги собирали и прятали «на века» набегами добытые драгоценности так, чтобы никто не смог их найти и присвоить. А. Гуревич писал, что согласно представлениям многих европейских языческих народов, «драгоценности, которыми обладал человек, воплощали его, воплощали его личные свойства и концентрировали счастье и удачу. Утратить их — значить пропасть, потерять свои важнейшие особенности и боевую удачу… Клад, пока он недвижимым лежал в земле или на дне болот, хранил счастье хозяина и поэтому не мог быть присвоен»14. Алхимики Средневековья и Ренессанса путеводителем или хранителем золота изображали Меркурия (Гермеса Трисмегиста) или его символические замены — дракона, василиска, змея. Таким образом, как отмечал Г. Юнг, через активное проецирование подсознательных образов проходило становление индивидуальности. Воины же, прятавшие в подземельях и в других демонических местах свои сокровища подавляли процесс проецирования, тем самым якобы сохраняя собственную жизнь и мощь. Однако, как далее отмечает Гуревич, язычники не только прятали эти драгоценности. Из них также делали украшения, их открыто носили, тем самым как бы собирая магическую космическую мощь и все время показывали ее присутствие. Феномен дарения также связан с демонстрацией мощи, с опекунством, дружбой и, в конце концов, со становлением личности через искусство дарственного общения.

Параноидальное состояние общества связано именно с сокрытием собственной мощи, которое мы можем объяснить шизофреническим ужасом, вызванным неспособностью преодолеть индивидуальное отчуждение личности. Параноидальный страх — это ощущение утраты себя в другом, чем объясняется бесконечное желание собрать и втайне хранить собственный мир. Здесь высшим знаком благодарения считается одаривание наиболее долго задержанной драгоценностью: то ли фекалиями — в случае маленького ребенка, или личными драгоценностями, в случае вельмож. Однако не стоит злоупотреблять психоаналитическими моделями при объяснении аналогичных социальных феноменов. Институционализированные коллекционеры — музеи — не являются прямым отражени

<

Gurevicius A. Viduramaiu kulturos kategorijos. Vilnius: «Mintis», 1989. C. 191.

ем подсознательных процессов общества, а скорее выражением господствующей эпистемологии, и только некоторые особенности скрытости могут объясняться психологией власти.

Общественная институционализация порядка хранения превратила языческие могильники в более комфортабельные погреба, особенно в Восточных культурах. А в конце Ренессанса и в начале эпохи Просвещения, в кунсткамеры и иные закрытые собрания культурных ценностей и истин.

Всю эту линию развития могильников личной или племенной идентичности венчают закрытые современные архивы, а также спецхраны, хорошо известные бывшим советским ученым. Могильники драгоценностей всегда были связаны с идеей тайного обладания знанием, способным сохранить, погубить или трансформировать любого человека. В эпоху Просвещения эта идея получила личностное и государственное развитие.

Философы Просвещения говорили о знании, которое должно изменить сердца владык мира и народов, населяющих его. Тут возможны были три пути — укрепление соборного христианского мира, строительство светского государства, в котором господствует дух салонов и эрмитажей, или строительство светского идеологического пространства, в котором властвует причастные к высшей идеологической истине избранные лица. Именно в эти времена начинается сливание знания определяющих социальных структур со структурами государственной власти. Такое сливание было заметно и в светской, и в церковной областях (петровские реформы церкви). С этого времени ищущие не божественного, свободного художественного или открытого патриотического вдохновения, а государственные служащие, руководители отделов и вожди стали определять, что подлежит хранению, а что — широкой публике. Таким образом, в ХIХ и особенно в ХХ столетии музей-пирамида превратился в машину, формирующую репрессивную память и самосознание масс. Музей стал переходным звеном между идеологически репрессивной общеобразовательной школой и архивом, хранящим тайные сведения, силу и мощь государства. Музей был обязан насаждать историческое миропонимание, постепенно подготавливая познающих к дисциплине и организации спецхранов. Торжеством знания считалось проникновение в центральные госархивы, а одним из самых приближенных к диктаторам стал главный архиварий. Музей-египетская пирамида в эпоху рождения идеологий и особенно в советские времена в бастион тоталитарной вечности. Именно здесь вожди одаривали непослушных вечным забвением, а приближенных — немеркнущей памятью.

Феномен мавзолеев в коммунистических странах — Советском Союзе, Китае, Вьетнаме, Южной Корее — сейчас становится особенным объектом философско-культурологических исследований. Всем памятный нескончаемый поток к мавзолею В. И. Ленина — т. е. к гробнице верховного жреца и фараона в одном лице — знаменовал стремление смертных прикоснуться сердцем и умом, постигнуть незабвенную вечность. Мавзолей знаменует третий, особый способ собирания России, отличный и от вселенской соборности и от светской, имперской идеи национальности. Стандартные республиканские и городские советские музеи, изображая муки и героические подвиги народа, должны были не вдохновлять к революционному героизму, не поощрять к борьбе за свободу, а формировать, нормировать, идеологически подчинять и делать более направляемым сознание юных зрителей.

Именно этим объясняются обязательные походы школьников в различные музеи славы, революции, героических вождей и мифологизированных идеологических мучеников. До сих пор музеям придается эта воспитательная, т. е. направленно-репрессивная функция. Дети, ведомые учителем-наставником, прикоснувшиеся к теням подвижников за великую истину, должны были с восхищением и уважением в глазах демонстрировать рождающиеся новые души воинов фараонов. С появлением мавзолея В. И. Ленина в России был окончательно развернут ландшафт памяти: между собором, Эрмитажем и мавзолеем. Эти три типа отношения к прошедшему и небесному определяли развертывавшиеся на просторах России типы мышления.

Кроме указанных полюсов: акрополь — пирамида, необходимо заметить и промежуточное, нестабильное явление: музей-чулан или музейчердак. Издавна чердак, комод, чулан были местами, куда складывали старые, ненужные вещи, старые любовные письма, кажущиеся почти ненужными документы, которые могли когда-нибудь еще пригодится и что-то напомнить. На чердаках и старых больших комодах никто ничего специально не хранит, не уничтожает, а скорее складывает случайно, по неопределенному наитию и желанию. Хотя хранение этих вещей и предвидит все еще сохраняющуюся какую-то память (именно поэтому эти вещи еще не уничтожены), однако их давно уже не посещают музы и они не вдохновляют сюда изредка заглядывающих людей. Эти вещи также не служат накапливанию и выражению тайной власти. Чердак предвидит не знание, а неожиданность воспоминания или узнавания. Существующий здесь беспорядок, по-детски фантиковая природа хранимых здесь вещей притягивает не музы, а различных переворотов жаждущие призраки. Одни старые любовные письма, пожелтевшие свидетельства былых деяний сколь много они могут таить интриг и опасностей! Несмотря на то, что «Призрак Коммунизма», согласно К. Марксу, бродил по Европе, все-таки по своей природе призраки стремятся скрыться в сумерках чуланов и чердаков, пока их оттуда не изгоняют ищущие разоблачений люди. Музей-чердак дарует не методическое знание и подчинение, а случайное открытие правды и бунт.

Революцию вдохновляют не салоны и не гробницы вечной истины, а беспорядок чердака-памяти и справедливости, а также мести требующие, не сжившиеся со сложившимся порядком дел бунтовщики. Скрытая в чуланах, небрежно утаенная, с виду незначительная информация начинает служит материалом для различных разоблачений, угроз и информационного шантажа. Потерявшие свой блеск и открытость салоны, утратившие строгий порядок и секретность архивы иногда превращаются в склады ненужных, но еще не уничтожаемых вещей. Бунтовщики, герои скандалов и суеты, открывшие забытую важность неприсмотренных предметов, начинают угрожать переворотами, судами, местью. Подобное случилось со многими разграбленными госархивами в бывших странах «соцлагеря». Сейчас похищенными, утраченными материалами угрожают бывшим сотрудникам госбезопасности в Чехии, в Польше, в странах Балтии. Не менее богатым секретными материалами является и рынок в России. Вообще, мнемонический рынок и его воздействие на современное миропонимание — это интереснейшая тема в исследованиях культуры мышления, которая еще ждет своей череды интерпретаций. Что же касается музеев-чердаков, то они не являются стабильным состоянием институционализируемой памяти, и украденные или купленные секретные материалы в конце концов попадают в строго хранимые личные или государственные архивы, или в открытые общественные музеи или даже в церкви, служа памяти опыта соборности.

Все перечисленные выше виды институционализированной памяти, а также подобная аналогичная индивидуальная схема памяти являются достаточно универсальной для многих стран. В России сформировались все классические формы структур и общественных отношений памяти. Конкретность же российской истории прочитывается в рамках наиболее ярких периодов: русского Средневековья, русского Просвещения и русского Социализма и их важных символов — Троице-Сергиевой лавры, Эрмитажа и Мавзолея В. И. Ленина.

ТВОРЧЕСТВО И. А. АКИМОВА

В КОНТЕКСТЕ РУССКОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ

–  –  –

И зучение творчества видного мастера конца XVIII в. И. А. Акимова, обнаруживающее идейные искания, характерные для эпохи Просвещения, наталкивается на традиционное мнение о нем, как ученике А. П.Лосенко и педагоге, воспитавшем замечательную плеяду исторических живописцев: Г. И. Угрюмова, А. Е. Егорова, В. К. Шебуева и др.

До наших дней дошло небольшое число его произведений: «Великий князь Святослав, целующий мать и детей своих по возвращению с Дуная в Киев» (1773, ГТГ), «Прометей, делающий статую по повелению Минервы» (1774, ГРМ), «Самосожжение Геркулеса в присутствии его друга Филоктета» (1782, ГТГ), «Новгородцы, ниспровергающие Перуна» (1780-е годы, ГРМ. Эскиз), «Крещение княгини Ольги в Константинополе» (1792, ГРМ. Эскиз. Рисунок — ГТГ). Кроме этих работ сохранились выполненные И. А. Акимовым образа для иконостаса Троицкого собора АлександВ. В. Дзибель ро-Невской лавры и дворцовой церкви Архангела Михаила Михайловского (Инженерного) замка.

Значительная часть его художественного наследия, куда входили произведения на темы античной мифологии, древней русской и новой истории, а также образа для церквей — утрачена. В результате этого, оценка творчества И. А. Акимова в отечественном искусствознании является несколько заниженной, а его религиозные работы, вызывавшие восхищение как современников, так и потомков на протяжении всего XIX века, не привлекали внимания современных исследователей. Таким образом, художественная деятельность мастера оказалась как бы в тени славы его учителя — А. П. Лосенко и его, Акимова, выдающихся учеников.

Между тем, историческая живопись И. А. Акимова отмечена определенными успехами, что выразилось как в ее тематике, так и в образном потенциале.

На протяжении тридцати лет, с 70-х годов XVIII века и до начала XIX века, художник, обращаясь к разнообразному материалу отечественной истории и античной мифологии, разрабатывает такую основополагающую для века Просвещения тему, как «человек и общество», рассматривая ее в разнообразных аспектах.

История осмысливается И. А. Акимовым с позиции выбора, который осознается и разрешается его героями прежде всего как ответственность перед обществом. Нравственно-этический элемент, определяющий идейное содержание ряда исторических композиций, является для него тем важнейшим фактором, который необходим в историческом движении общества по пути к совершенствованию. По словам А. П. Валицкой: «Первоначальный и важнейший объект совершенствования — это нравственная природа сограждан; воспитывая высокие духовные качества, просветители надеялись изменить, усовершенствовать общественные отношения»1. При этом образная идея произведений имеет характер дидактический, поучительный, что в целом присуще идеологии Просвещения, так как несет в себе нравственную взаимосвязь различных сторон рассматриваемого художником действия, в котором он в сюжете использует лишь кульминационный момент, но тематически он предполагает и его предысторию, и его последствия, а судьбы героев оказываются связанными с историей своей страны.

В целом акимовское творчество можно разделить на ряд тематических групп, куда следует ввести и утраченные работы, известные только по сво

<

1 Валицкая А. П. Русская эстетика XVIII века. М., 1983. С. 8.

им названиям. Необходимость такого подхода к наследию художника даст возможность более полно реконструировать его деятельность как живописца.

Прежде всего, можно выделить произведения, объединенные мотивом выбора веры: «Крещение Великого князя Владимира», «Греческий философ Кирилл, показывающий, по изъяснении разных вер Великому князю Владимиру завесу с изображением Страшного суда», «Новгородцы, ниспровергающие Перуна», «Крещение княгини Ольги в Константинополе».

Затем следуют работы на тему подвига: «Прометей, делающий статую по повелению Минервы», «Подвиг знаменосца унтер-офицера Азовского полка Старичкова», «Петр I, пишущий указ Сенату в лагере под Прутом». И, наконец, картины, связанные темой семейных уз, дружеских привязанностей: «Великий князь Изяслав Мстиславович, открывшийся любимым войнам, хотевшим убить своего раненого полководца, не узнав его на поле брани под шлемом», «Самосожжение Геркулеса в присутствии его друга Филоктета», «Великий князь Святослав, целующий мать и детей своих по возвращению с Дуная в Киев», «Князь Рюрик, поручающий при кончине своей младенца Игоря и вместе в ним — княжение сроднику своему Олегу», «Благословение новобрачных».

Внутри этих групп произведений возникают определенные смысловые узлы, отличающиеся внутренней завершенностью. Тема выбора веры и принятия христианства решается И. А. Акимовым последовательно от теологических основ веры в композиции «Греческий философ Кирилл, показывающий, по изъяснении разных вер Великому князю Владимиру завесу с изображением Страшного суда» к осознанному действию княгини Ольги и князя Владимира, в картинах, посвященных их крещению, а затем — и в утверждении христианства в народе в работе «Новгородцы, ниспровергающие Перуна»2. Так возникает взаимообусловленная и логически разрешенная художником связь, которую можно сформулировать следующим образом: от идеи к личности (при этом действия личности можно рассматривать как подвиг) и, наконец, к признанию мастерами нравственного преимущества христианства перед язычеством. Положенная в основу этого тематического цикла идея нравственного осознания необходимости новой веры, понимаемой как спасение души человеческой, можно рассматривать как одно из проявлений нравственных идеалов русского Просвещения в аспекте морали.

Важно отметить, что работы: «Крещение Великого князя Владимира» и «Греческий философ Кирилл…» были выполнены И. А. Акимовым в 1771 2 Заслугой И. А. Акимова является введение в картину нового героя — народ, что получит дальнейшее развитие в работах мастеров XIX века.

году в период его обучения в Академии. В конце века уже будучи зрелым мастером он снова обращается к этой теме, что представляется не случайным в его творчестве, так как дает возможность предположить важность этой темы, в дальнейшей разработке и завершении которой он вероятно видел необходимое условие существования и движение человеческого общества в исторической перспективе. В этой группе работ со всей очевидностью обнаруживается «взаимосвязь», что «мыслилась как непосредственная зависимость художеств от философии, которая … предлагала искусствам практические рекомендации»3.

Смысловой законченностью отличается и обращение И. А. Акимова к теме семейных уз. Начавшись еще в стенах Академии как «программы»

«Великий князь Святослав, целующий мать и детей своих по возвращению с Дуная в Киев», художник в 1801 году вновь возвращается в ней в жанровой композиции «Благословение новобрачных», тем самым завершая современным бытовым жизненным материалом, тему, определившуюся в ранней исторической композиции. Совершенное общество предполагает и совершенство своих сограждан. Любовь к близким, к своей семье оказываются в работе «Великий князь Святослав…» столь же значимыми как и служение отечеству. Поэтому ратные заслуги Святослава отмечены в картине лишь соответствующим воинским антуражем, причем античным, а на первое место художник выдвинул его семейные добродетели как высшее проявление нравственного начала в человеке, что и было характерным для просветительского понимания человеческой личности. Интересно, что близкая по композиционному решению картина А. П. Лосенко «Прощание Гектора с Андромахой» несет в себе противоположную идею — доминирования гражданского долга, над семейными добродетелями.

Логическая цепочка, объединяющая эти произведения, возникает из самого стремления художника связать прошлое и настоящее идеей совершенного человека, включая сюда такие понятия, как выдающаяся личность и простой народ.

Тема любви, понимаемая художником как наивысшее состояние, в котором обнаруживает себя жизнь и красота, рассматриваются им на материале античной мифологии: в рисунке «Аполлон и Гиацинт», в картине «Самосожжение Геркулеса в присутствии его друга Филоктета». При этом в последней работе, как и во многих других очевиден употребляемый И. А. Акимовым принцип долженствования, в пользу которого решается им антиномия должного и сущего. В том же разделе исторической живописи художника, что связан с событиями далекого прошлого, и сами герои, и сюжетное действие приобретают идеальные 3 Валицкая А. П. Указ. соч. С. 93.

формы, чему способствует прием использования мастером внешнего антуража античных персонажей и, что соответствует стилевым принципам классицизма. «Нормативные требования классицистической поэтики … воспринимались как наиболее точный и апробированный способ выражения общечеловеческого смысла утверждаемых ценностей»4. Будучи этически важными в эпоху Просвещения, понятия долга и гражданственности разрабатываются мастером в ряде композиции из русской истории: «Подвиг знаменосца унтер-офицера Азовского полка Старичкова», «Петр I, пишущий указ Сенату в лагере под Прутом». В этой тематической группе возникает определенный смысловой ряд: царь — народ — Отечество.

Идея гражданского служения рассматривается художником в многоуровневом аспекте и заключает в себе универсальную систему подхода в решении основных идей Просвещения. Утрата двух вышеупомянутых произведений не позволяет ответить на вопросы: «В какой степени эти работы И. А. Акимова были историчны?», «Что нового привнес в них художник?»

И, наконец, «Какова в них мера подлинной достоверности?»

Обращение художника в его исторических и мифологических композициях к этическим проблемам в решении драматических коллизий позволяет ему дать собственную оценку событий, которая находится в русле основных идей Просвещения. Герои его полотен поступают, действуют в соответствии с моральными законами общества. При этом просветительские нормы художник проецирует на историческое и мифологическое прошлое, что является важнейшим условием существования и движения человечества к совершенству.

Отношение И. А. Акимова, как и других мастеров живописи того времени, к античности как к «золотому веку» искусства, создавшему идеал человека-гражданина, оказывается созвучным тем требованиям, которые выдвигает по отношению к современному искусству теоретик классицизма Винкельман.

Одно из положений его теории состоит в том, что героическая личность открыта всем человеческим чувствам, однако подлинного величия она достигает лишь в состоянии гармонии и покоя. «Чем спокойнее положение тела, тем более она способно передать истинный характер души … Более ярко и характерно проявляется душа в минуту сильной страсти, но величава и благородна она бывает лишь в состоянии гармонии, в состоянии покоя»5. Одним из примеров, приведенных Винкельманом, где, как он утверждает душа предстает «покойной, но вместе с тем действенВалицкая А. П. Указ. соч. С. 226.

5 Винкельман И.-И. Избранные произведения и письма. М., 1996. С. 109.

ной, тихой»6 является картина Г. Рени «Архангел Михаил». «Как мало оказалось знатоков, способных постигнуть величие выражения, которое Гвидо Рени придал своему прекрасному архангелу Михаилу в церкви капуцинов в Риме! Многие отдают предпочтение Михаилу работы Конка за то, что лицо его дышит негодованием и местью, тогда как у Рени Михаил, низвергнув врага бога и людей, парит над ними без озлобления, с ячным и невозмутимым ликом»7.

Основной критерий оценки произведений у Винкельмана заключается в соответствии «благородной простоте и спокойному величию»8, что является отличительной чертой греческого искусства и что было унаследовано Рафаэлем9. Эти требования к искусству, выдвинутые немецким ученым в трактате «История искусства древности», оказали влияние на работы русских теоретиков классицизма и на творческую практику русских мастеров в том числе и И. А. Акимова. При этом необходимо отметить, что и отечественные живописцы и их зарубежные современники, например, французские, наряду с антиками и Рафаэлем «прилежно копировали Карраччи, Кортона, болонцев — Лодовико, Агостино и Аннибале Карраччи, Доменикино, Гвидо Рени и Альбани»10.

Об интересе и внимании к работам болонских академиков свидетельствуют пенсионерские отчеты И. А. Акимова, хранящиеся в фонде Академии художеств РГИА.

В них художник делится своими впечатлениями, называет имена итальянских мастеров, работы которых вызывают его восхищение и, прежде всего, уже упомянутых выше болонских живописцев11.

Обращение к их творчеству было не случайным явлением в русском искусстве XVIII века:

произведения мастеров позднего Возрождения и Болонской школы считались высшим выражением искусства. Об этом высказываются в своих отчетах пенсионеры. П. И. Соколов в «Римском журнале» пишет следующее:

«В доме принца Бургезе картины связанного Христа Аннибале Карраччи — манеру письма хорошего, в рисунке штилю великого»12. Карраччи и Доменикино увлекается Ф. Ф. Щедрин, М. И. Козловский копирует ДомеТам же. С. 109.

7 Винкельман И. И. Избранные произведения и письма. М., 1996. С. 112.

8 Там же. С. 110.

9 Там же. С. 110-111.

10 Пшибышевский Б. Винкельман. Вступительная статья // Винкельман И.-И. Избранные произведения и письма. М., 1996. С. 17.

РГИА, Ф. 789, оп. 1, ч. 1, ед. хр. 635, л.л. 28-29, 1774.

Трубников А. Пенсионеры Академии художеств в XVIII веке. // Старые годы. 1907, № 7-9.

С. 348-353.

никино, Архип Иванов в своих рапортах часто упоминает болонцев: русских пенсионеров привлекает творчество Рафаэля и мастеров Болонской школы13.

Особо почитались классицистами Рафаэль и Гвидо Рени, их произведения считались образцами совершенства14. Таким образом обращение И. А.

Акимова к творческому наследию болонцев представляется закономерным, так как оно лежало в русле общего художественного направления того времени. Следует также учитывать и то, что Рафаэль и болонские живописцы являлись выдающимися мастерами в области религиозной живописи, а созданные ими образы стали тем новым иконографическим каноном, на который опирался в своем творчестве русский живописец.

Из пяти икон, написанных И. А. Акимовым для иконостаса Троицкого собора Александро-Невской лавры, наибольшей близостью к оригиналу — «Архангелу Михаилу» Г. Рени — отмечена одноименная работа художника. На популярность этого произведения в России в XVIII веке указывает Т. В. Алексеева. Она пишет, что примером тому служат копии с него в собраниях А. С. Строганова и Воронцовых15, икона М. Шибанова для церкви Св. Екатерины в Херсоне и ряд других.

Не являясь точным повторением картины Г. Рени, икона Акимова совпадает с оригиналом в главном: в образе архангела Михаила выражены спокойствие и уверенность, достоинство и сила.

Сходство с полотном Г. Рени «Вознесение Богоматери» (музей Метрополитен, Нью-Йорк, США) обнаруживает икона «Богоматерь» И. А. Акимова. Характер взгляда, тип лица, постановка фигуры, жест рук — выражают основное требование к искусству, которое выдвигает Винкельман:

«благородней просторы и спокойного величия»16.

«Саваоф полон величия и достоинства, чего не встречается у сверстников и учеников Акимова»17 — так написал о нем анонимный автор в конце XIX века. Саваоф, образ которого венчает алтарную композицию, представлен И. А. Акимовым в виде величественного старца. Его иконография находится в прямой связи с западноевропейской традицией и также, как и в других работах иконостаса, обнаруживает близость произведениям мастеров Болонской школы и, прежде всего, Аннибале Карраччи. В его карКаганович А. Л. Ф. Ф. Щедрин. М., 1953. С. 28.

Головенкова Р. В. Живописцы — пенсионеры Академии художеств в XVIII веке. Л., 1964.

С. 69 (Дипломная работа).

Алексеева Т. В. Михаил Шибанов по новым материалам // Алексеева Т. В. Исследования и находки. М., 1976. С. 114.

Винкельман И.-И. Указ. соч. С. 114.

Русский биографический словарь. СПб., Т. 1. С. 93.

тине «Рождество Богоматери» (Лувр, Париж) образ Бога Отца иконографически совпадает с Саваофом Акимова, как в одноименной иконе, так и в иконе «Троица». Это не противоречит, а лишь подтверждает мнение, высказанное автором статьи об И. А. Акимове, который писал, что в его работах для иконостаса Троицкого собора «нельзя не видеть глубокого изучения Гвидо Рени и Карраччи»18.

Подводя итоги, следует отметить, что просветительски трактованные совершенства в героях национальной истории и античной мифологии у И. А. Акимова облекаются в форму, соответствующую стилевым принципам классицизма. В то же время, творчество И. А. Акимова, как и художественная практика многих ведущих мастеров «не исчерпывается ни одним из художественных направлений»19. Обращение художника и его современников к болонскому академизму было не чем иным, как через них и Рафаэля, стиль которого они стремились воскресить, постичь возвышенную красоту античного искусства, ту «благородную простоту и спокойное величие», к которому призывал Винкельман.

Русский биографический словарь. С. 93.

19 Валицкая А.П. Указ. соч. С. 226.

О ВЗГЛЯДАХ КАРЛА БЭРА

НА ИСТОРИЮ НАУКИ

–  –  –

М ногосторонний ученый–естествоиспытатель К. М. Бэр в России хорошо известен. Особенно широко известна его деятельность в области биологии, меньше — его географическая деятельность. Но почти неизвестно, что Бэр активно занимался историей науки.

Бэр очень рано начал интересоваться научной литературой. Уже во время своей учебы в Ревельской дворянской школе Бэр использовал все возможности, чтобы купить себе книги, и стал библиофилом. Его личная библиотека была очень богата и имела много разных отделов. В ней были книги и по истории науки.

Мечтая о путешествиях для изучения полярных стран, Бэр еще в молодости приобщился и к истории их познания. Отправиться в путешествие в конце 1820 — начале 1830-х гг. (когда он был профессором Кенигсбергском университете) не удалось, но Бэр целеустремленно собирал книги о © Э. Таммиксаар северных районах и Европейской России и Сибири. Большая часть этих книг включала сведения о жизни организмов, но сами книги в основном создавались путешественниками, так что Бэр невольно должен был знакомиться и историей познания полярных стран. Однако о его интересе к истории науки в это время судить трудно.

В 1834 г. Бэр приехал в Петербург, т. к. был избран академиком. С этого времени наряду с биологией, он много занимался проблемами географии. Географические особенности страны были еще очень плохо изучены.

И, готовясь к своим первым исследованиям на Новую Землю и в Лапландию, Бэр должен был тщательно изучить не только литературу о России, но и найти другие источники данных. Выяснилось, что немало географических сведений хранится в архивах разных ведомств (министерствах финансов, государственных имуществ, внутренних дел и пр.). Описания многих путешествий, включавшие важные наблюдения, по разным причинам не публиковались и поэтому не могли использоваться учеными.

Размышляя о том, как сохранить эти материалы и сделать доступными для науки, Бэр предложил Академии наук организовать издание «Beitrge zur Kenntniss des Russischen Reiches und der angrnzenden Lnder Asiens» для публикации как архивных материалов, так и сведений о современных экспедициях и наблюдениях. Академия поддержала эту идею, и Бэр вместе с горным инженером Г. П. Гельмерсеном (тогда уже известным исследователем) начал готовить материалы к изданию. Первый том «Beitrge…»

увидел свет в 1839 г. До 1872 г. было издано 27 томов, в которые вошли многие работы, которые можно использовать для изучения географических и этнографических представлении XIX века в России. (Издание продолжалось и после того, как Бэр перестал принимать участие его подготовке). Но, как ни печально, этот важный источник данных для истории географического познания Российской империи теперь редко используется.

В 30-40-х гг., Бэр собирал сведения о «мерзлых почвах» (грунтах) в работах русских и иностранных путешественников. Эти неопубликованные материалы1 стали источником интересных выводов о мерзлоте как явлении географическом, а также позволили Бэру лучше познакомиться с историей познания России. В этом отношении весьма интересно одно из писем Бэра к И. Ф. Крузенштерну2 — с библиографией работ о географии 1 «Materialien zur Kenntniss des unvergnglichen Boden–Eises in Sibirien» (1838–1842) (СПбФ АРАН, ф 129. оп. 1, № 290; Universittsbibliothek Giessen, Nachlass von Baer, Bd. 1).

2 Лукина Т. А. (сост.). Переписка Карла Бэра по проблемам географии. Л., 1970. С. 36–37.

страны. Список, составленный Бэром свидетельствует о том, что он прекрасно знал литературу о Российской империи3.

Проблема вечной мерзлоты стала одной из основных задач экспедиции в Восточную Сибирь А. Ф. Миддендорфа (тогда профессора зоологии Киевского университета). Готовя инструкции для экспедиции Миддендорфа, Бэр получил в Адмиралтействе архивные материалы северных отрядов Второй Камчатской экспедиции4. Он сам не смог прочесть все дневники морских офицеров, написанные в 30–40-х гг. XVIII столетия, так как плохо знал русский язык, но привлек к этим материалам внимание Миддендорфа5. Бэр сомневался в правомерности сведений о том, что С. Челюскин достиг самого северного мыса Азии. Но Миддендорф, побывавший на Таймырском полуострове во время экспедиции в Восточную Сибирь, сравнил свои наблюдения с дневниками Челюскина и обнаружил верность его сведений. Именно поэтому Миддендорф нашел нужным назвать этот мыс именем Челюскина6.

Продолжая свою работу по истории изучения Российской империи в XVIII в., Бэр написал чрезвычайно содержательную работу «О заслугах Петра Великого по части распространения географических познаний»7 (1849 г.). Бэра можно считать первом в России ученым, который в работе по истории географии не только сообщал факты, но и анализировал сам процесс познания. Бэр полагал, что наука начинается с простой любознательности и только постепенно ученые доходят до вопроса «на чем же именно основано наше познание и почему мы вправе считать их за истину»8. Свой теоретический постулат он использовал в этой работе, пытаясь выяснит причины и следствия, которые содействовали или мешали исследованиям в XVIII в. В связи с этим Бэр изучал как исторические работы, так и архивные материалы, чтобы выяснит как политические события влияли на задачи и цели географических исследований. И можно сказать, что его выводы, сделанные в середине XIX в., звучать достаточно современно.

3 Этому немало содействовала работа Бэра в иностранном отделе Библиотеки Академии наук.

4 Подумать только, что в начале 40-х гг. XIX в. архивные материалы можно было принести домой и читать их так долго как хочется. А теперь даже в архиве трудно познакомится необходимыми документами, просто потому что не всякий архив открыт.

5 Hessisches Staatsarchiv Marburg, Baer an Middendorff, St. Petersburg, 17. 01. [1842].

6 Миддендорф А. Ф. Путешествие на север и восток Сибири. СПб., 1860. Т. IV. Ч. I. С. 77–78, примечания.

7 Записки РГО, 1849. Т. III. С. 217–253; 1850. Т. IV. С. 260–283. В конце жизни Бэр вновь издал эту работу на немецком языке, дополнив ее новыми материалами: «Peters des Grossen Verdienste um die Erweiterung der geographischen Kenntnissen». // Beitrge zur Kenntniss des Russischen Reiches und der angrnzenden Lnder Asiens. St. Pbg., 1872. Bd. 16.

8 Бэр К. Взгляд на развитие науки. // ЖМНП, 1836, т. 10, отд. 2, с. 203.

К тому же, согласно Б. П. Полевому, Бэр был первом, кто предположил, что одна из первых карт России — карта Гесселя Герритса (1613– 1614 гг.) была составленная на основе «старого чертежа» Московского государства, описанного в «Книге Большому Чертежу». По мнению Полевого, Бэр был абсолютно прав, и это «еще раз свидетельствует о том, что какой бы отраслью знаний К. Бэр не занимался он во всех случаях проявлял поразительную научную интуицию»9.

Вывод Полевого подтверждает и работа Бэра, написанная еще до того как он серьезно занялся историей географического познания России. В конце 1835 г. он выступил в академическом собрании с докладом «Взгляд на развитие науки»10. Бэр, опираясь на ее историю рассматривал в этом докладе самые разные аспекты науки. Речь Бэра содержит множество мыслей, очень простых на первый взгляд, которые звучать сегодня чрезвычайно современно. Например, он считал, что основой науки является критика11; что познание не ограничено — «каждое новая мысль порождает новые идеи»12. Согласно Бэру, «нередко какая–нибудь часть науки должна быть совершенно вновь пересоздана, потому что или основание найдено шатким, или оказывается, что вовсе не было никакого основания, сколь ни твердо были прежде в том убеждены»13.

Бэр сделал попытку определить сущность науки, и даже дать классификацию наук. Он обратил внимания на возможностью мистификаций науки14, на то что наука не может быть национальной, что нельзя науки делить на полезные и бесполезные15; на то, что истина может открываться многим одновременно, что наука – плод длительных усилий, но в результате научная истина может оказаться очень простой — как закон тяготения.

Мы находим в этой статье рассуждения Бэра о важности изучения изменений, «производимых в органических формах временам, климатом и пищею». По словам Бэра: «не трудно понять, что каждая органическая форма делается совершенно вразумительную [понятною?] только из способа ее происхождения». Неудивительно, что Бэр рассуждал о закономерностях органического мира, но, напоминая об открытии пара, Бэр выскаПодтверждение гипотезы К. Бэра (О существовании связи между картой России Гесселя Герритса 1614 г. и «старым чертежом» Московского государства). // Folia Baeriana. Tartu,

1978. Т. 3. С. 246.

10 ЖМНП, 1836. Т. 10. Отд. 2. С. 190–245.

11 Там же. С. 194–195.

–  –  –

зывает предположение, что пар может служить человеку не только для промышленного производства: «по недавности этого открытия мы вправе ожидать, что те же пары не откажутся переносить человека через воздушные пространства»16.

В своей работы Бэр рассуждал также об Академии, как научном и образовательном учреждении17. Удивительно современно звучат сегодня его слова: «Самые богатые страны суть именно те, которые более всего успели в образовании … Если это справедливо, то выгоднейшая финансовая спекуляция состоит в распространении обучения»18.

Все эти интересные мысли Бэра по существу имеют методологический характер. В той или иной степени они использовались Бэром в его работах по истории географии. Можно предположит, что взгляды Бэра на историю науки отразили представления переходного времени от эпохи Просвещения к эпохе современной науки.

Там же. С. 195.

17 Там же. С. 190–193.

18 Там же. С. 228.

РУССКАЯ КУЛЬТУРА

В ЗЕРКАЛЕ ПЕТРОВСКИХ РЕФОРМ

–  –  –

В конце XVII столетия Россия пережила очередной кризис, которыми, к сожалению, изобилует ее непростая история. Преобразования, связанные с именем Петра Первого, внесли радикальные изменения во все сферы древнерусской жизни, внешнюю политику и хозяйство, создали предпосылки для возникновения новой русской культуры, качественно отличной от культуры предыдущих столетий. Со всем тем многие интеллектуальные традиции, превалировавшие в допетровский период, сохранили свою жизнеспособность и в последующие времена, так что общее развитие русской культуры вполне допустимо © Ю. Н. Власов представлять в виде континуума, а не как бессвязный набор плохо согласующихся друг с другом факторов.

В данной статье мы остановимся на оценках, коих удостоились петровские реформы в отечественной и зарубежной историографии. Оценки эти, даже на самый поверхностный взгляд, поражают своей противоположностью, что, впрочем, и не удивительно, ведь повышенное внимание привлекает к себе только выдающийся политический деятель. Забвение — удел посредственности. Взгляд историка, к примеру, равнодушно скользит мимо легкомысленного Людовика XV, добродетельного, но слабого Людовика XVI, мрачного мизантропа Людовика XVIII, заложившего свою монархию международным ростовщикам, но когда речь заходит о Людовике XIV, ситуация резко переменяется: полемика, противоположные мнения, апологии, поношения, — все это выплескивается ни страницы исторических трудов, вызывает споры в обществе, косвенно определяет судьбы грядущих поколений.

Рассмотрим теперь, как оценивалась роль Петра Первого в российской историографии. Ярким выразителем одной из крайних точек зрения в рамках «революционной» концепции (так называют взгляды тех исследователей, которые делают упор на революционных, с их точки зрения, преобразованиях Петра I) был С. М. Соловьев, который своей «Историей России»

сделал крупный вклад в научное исследование петровской эпохи. Он интерпретирует данный период как эру ожесточенной борьбы между двумя диаметрально противоположными принципами государственного управления и характеризует реформы как радикальное преобразование, страшную революцию, рассекшую историю России надвое и означавшую переход из одной эпохи в народной истории в другую1. Тем не менее, С. М.

Соловьев считает, что реформы были вызваны исторической необходимостью и потому должны рассматриваться как целиком и полностью национальные2. М. М. Богословский также представлял реформы как радикальный и полный разрыв с прошлым3. Среди ученых, отстаивавших «эволюционную» концепцию, особенно выделяются В. О. Ключевский и С. Ф.

Платонов, которые настойчиво проводили мысль о наличии преемственности между реформами Петра и предшествующим временем. Они утверждают, что в этом смысле в семнадцатом столетии шел позитивный проСоловьев С. М. Публичные чтения о Петре Великом. М., 1872, с. 5, 9, 120. Соловьев С. М.

История России с древнейших времен. М., 1962. Кн. VII, с.439-450; 1963. Кн. IX, с. 541-542.

2 Соловьев С. М. Публичные чтения..., с.27 и далее; Соловьев С. М.: История России...., Кн.

VII, с. 180, 440; Кн. IX, с. 543, 549.

3 Богословский М. М. Областная реформа Петра Великого. Провинция 1719-1729 гг. М., 1902, с. 13, 21.

цесс создания предпосылок для реформаторской деятельности. «XVII столетие не только создало атмосферу, в которой вырос и которой дышал преобразователь, но и начертало программу его деятельности, в некоторых отношениях шедшую даже дальше того, что он сделал»; Петр в порядке старой Руси ничего кардинально не менял, он продолжал возводить постройку в развитие уже существующих тенденций, обновление состояло лишь в том, что он «переиначивал сложившееся сочетание составных частей». По их мнению, если в реформах Петра и было что-то «революционное», то лишь насильственность и беспощадность использованных им методов4. Петровские преобразования, отличавшиеся от предшествовавших им умеренно-национальных реформ В. В. Голицына, несли в себе элементы спонтанности, стихийности, что значительно усложняет их рациональное постижение. В современной исторической, философской, политологической литературе нет такого четкого антагонизма мнений, направленных на защиту и критику реформ Петра, это связано прежде с переживаемым нашей страной временем социально-исторических сдвигов, когда мы, возвращаясь к нашему прошлому, находим в нем аналогии с настоящим, в частности, в культурной политике и в сфере образования.

Какое же влияние оказали реформы Петра Первого на развитие культурно-исторического сознания? Логично будет начать прежде всего с тех потребностей жизни, которые повлекли за собой первые реформы Петра.

Всем известно, что свою реформаторскую деятельность Петр начал с преобразования армии и флота. Создание регулярной армии и строительство флота требовало огромного числа профессионально образованных людей, а их не доставало. Знающие люди, способные претворить в жизнь замыслы великого реформатора, были необходимы, поэтому, прежде всего, культурная политика была направлена на сферу образования и просвещения.

Ближайшим средством научиться всему этому, как полагали тогда, были поездки за границу с образовательными целями. Но за границей русский человек оказывался слишком неподготовленным и не мог сполна воспользоваться представленной ему возможностью учиться. В силу этого назрела необходимость создания школ для подготовки узкопрофильных специалистов. Итак, петровская администрация преимущественное внимание уделяла организации специальных учебных заведений среднего типа. Артиллерийская и Навигацкая школы Я. Брюса и А. Фарварсона, открывшиеся в 1701 г., медицинское училище доктора Н. Бидлоо, приступившего к обучению в 1707 г., не давали ничего, кроме начального специально-техничеКлючевский В. О. Курс русской истории. // Соч. М., 1957, ч. 3, т. III, с. 363-364; т. IV, с. 208, 213, 16-217; Платонов С. Ф. Лекции по русской истории. Пг., 1917.

ского образования. Так, в Навигацкой школе занятия начинались с грамоты. Учеников разночинцев учили чтению, письму, счету, а затем отправляли в помощники архитекторам, лекарям, либо отсылали в канцелярии.

Что касается дворян, то они продолжали заниматься геометрией, тригонометрией, навигацией, астрономией и географией — науками, необходимыми для морского офицера5. Как видно из вышесказанного, обучение в школе носило довольно стихийный характер, не отвечавший потребностям в общем образовании. Тем не менее, они стали исходными пунктами целой сети низших школ, что и было огромным шагом вперед к созданию «низших» школ. В 1716 году в провинции открываются так называемые «цифиные» школы (12) в силу указа от 28 февраля 1714 года. Казалось бы, вся деятельность Петра направлялась только на общее благо, но здесь следует оговориться, стремление реформировать отечественное образование носило утилитарный характер: «При Петре Первом дворянин учился обязательно «по наряду», по «указной программе; он обязан был приобрести известные математические, артиллерийские и навигацкие познания, какие требовались на военной службе, приобрести известные познания политические, юридические и экономические, необходимые на службе гражданской»6. По отношению к «цифирным» школам все складывалось сложнее.

Едва указы стали претворяться, как различные группы населения начали протестовать против новой школьной повинности. Только 1/5 от всего числа учеников завершило свое обучение. Как показала история, после смерти Петра I эти школы фактически развалились, о чем свидетельствует рапорт Адмиралтейской коллегии Сенату 1750 года: «Печально пало любимое детище Петра — навигацкая наука», — грустно резонирует по данному поводу В. О. Ключевский7. Такой печальный итог и следовало ожидать, так как при Петре Первом ничего еще не было подготовленно: ни учителей, ни учеников, ни помещений, ни пособий, ни средств. Следует отметить, что в этот период действуют различные иностранные учебные заведения, большая часть которых находилась в Москве. На первом этапе культурной политики они имели немаловажное значение. Здесь, прежде всего, следует упомянуть училище, возглавлявшееся пробстом Эрнстом Глюком. Помимо простых предметов, составляющих круг начального обучения, лютеранские наставники планировали ознакомить воспитанниПанибратцев А. В. Философская мысль в России в начале XVIII в.: преемственность и перспективы развития // Феофилакт Лопатинский. Избранные философские произведения. М.,

1997. с. 3.

6 Ключевский В. О. Курс русской истории. Ч. 5.// Соч.: В 9 т., Т. 5. М., 1989. с. 149.

7 Ключевский О. В. Указ соч. с. 150.



Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 |

Похожие работы:

«БАКИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ (АЗЕРБАЙДЖАН) ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ МОЛДОВЫ (МОЛДОВА) ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. ЯНКИ КУПАЛЫ (БЕЛАРУСЬ) ЕВРАЗИЙСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. Л.М. ГУМИЛЕВА (КАЗАХСТАН) ИНСТИТУТ ПСИХОТЕРАПИИ И ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ (ГЕРМАНИЯ) КАЗАХСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. АЛЬ-ФАРАБИ (КАЗАХСТАН) КАЛМЫЦКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ (РОССИЯ) КИЕВСКИЙ СЛАВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ (УКРАИНА) МИНСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ (БЕЛАРУСЬ)...»

«ПРИЛОЖЕНИЕ БЮЛ ЛЕ ТЕНЬ Издаётся с 1995 года Выходит 4 раза в год 2 (79) СОДЕРЖАНИЕ Перечень проектов РГНФ, финансируемых в 2015 году ОСНОВНОЙ КОНКУРС Исторические науки Продолжающиеся научно-исследовательские проекты 2013–2014 гг. Научно-исследовательские проекты 2015 г. Проекты экспедиций, других полевых исследований, экспериментально-лабораторных и научно-реставрационных работ 2015 г.. 27 Проекты по организации научных мероприятий (конференций, семинаров и т.д.) 2015 г. Проекты конкурса для...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. А. И. Евдокимова Кафедра истории медицины ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ МЕДИЦИНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941–1945 гг. X Всероссийская конференция (с международным участием) Материалы конференции МГМСУ Москва — 2014 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 П2 Материалы Х Всероссийской конференции с международным участием «Исторический опыт медицины в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.» – М.: МГМСУ, 2014. – 256 с....»

«ЖУРНАЛ КОРПОРАТИВНЫЕ ФИНАНСЫ №4 2007 94 Обзор докладов Второй Международной конференции «Корпоративное управление и устойчивое развитие бизнеса: стратегические роли советов директоров». Блок «Корпоративная социальная ответственность» Алекс Сеттлз Десять лет назад нельзя было предположить, что популярность проблематики корпоративного управления достигнет в России сегодняшнего уровня. Академические исследователи и профессионалы-практики регулярно собираются за одним столом, чтобы обсудить...»

«ЭТНОРЕЛИГИОЗНЫЕ УГРОЗЫ В ПОВОЛЖСКОМ РЕГИОНЕ: ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И ВОЗМОЖНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ Сборник статей Всероссийской научно-практической конференции (17-18 декабря 2013 года, г. Саранск) Саранск УДК ББК 86.2 Э 918 Рецен з енты: Дискин Иосиф Евгеньевич – доктор экономических наук, Председатель комиссии Общественной палаты Российской Федерации по гармонизации межнациональных и межконфессиональных отношений; Богатова Ольга Анатольевна, доктор социологических наук, профессор кафедры социологии...»

«Общество востоковедов России Казанское отделение Российского исторического общества Институт Татарской энциклопедии и регионоведения Академии наук Республики Татарстан Казанский (Приволжский) федеральный университет Институт международных отношений, истории и востоковедения Казанский государственный университет культуры и искусств Восточный факультет Санкт-Петербургского государственного университета Всероссийский Азербайджанский конгресс Всемирный Азербайджанский форум Национальный архив...»

«Генеральная конференция 30 С 30-я сессия, Париж, 1999 г. 30 С/53 1 сентября 1999 г. Оригинал: французский Пункт 4.12 предварительной повестки дня ДОКЛАД ГЕНЕРАЛЬНОГО СЕКРЕТАРЯ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ О ПРИЧИНАХ КОНФЛИКТОВ И СОДЕЙСТВИИ ОБЕСПЕЧЕНИЮ ПРОЧНОГО МИРА И УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ В АФРИКЕ АННОТАЦИЯ Источник: решение 156 ЕХ/9.1.1. История вопроса: В соответствии с этим решением Генеральный директор представляет Генеральной конференции доклад о мерах, принятых ЮНЕСКО, а также о...»

«НОВИКОВ Д.А. Кибернетика: Навигатор. История кибернетики, современное состояние, перспективы развития. – М.: ЛЕНАНД, 2016. – 160 с. (Серия «Умное управление») ISBN 978-5-9710-2549Сайт проекта «Умное управление» – www.mtas.ru/about/smartman Книга является кратким «навигатором» по истории кибернетики, ее современному состоянию и перспективам развития. Рассматривается эволюция кибернетики (от Н. Винера до наших дней), причины ее взлетов и «падений». Описаны взаимосвязь кибернетики с философией и...»

«ISSN 2412-9720 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 14 декабря 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.2 Н Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД: Международное научное...»

«ГОДОВОЙ ОТЧЕТ ОТкрыТОГО акциОнЕрнОГО ОбщЕсТВа «ДальнЕВОсТОЧнОЕ мОрскОЕ парОхОДсТВО» пО иТОГам рабОТы за 2011 ГОД ГОДОВОЙ ОТЧЕТ ОТкрыТОГО акциОнЕрнОГО ОбщЕсТВа «ДальнЕВОсТОЧнОЕ мОрскОЕ парОхОДсТВО» пО иТОГам рабОТы за 2011 ГОД прЕДВариТЕльнО УТВЕрЖДЕн Решением Совета директоров Открытого акционерного общества «Дальневосточное морское пароходство» Протокол № 27 от 14 мая 2012 г. Достоверность данных, приведенных в годовом отчете, подтверждена Ревизионной комиссией ОАО «ДВМП» ГОДОВОЙ ОТЧЕТ...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Чувашский государственный университет имени И.Н.Ульянова» Центр научного сотрудничества «Интерактив плюс»Воспитание и обучение: теория, методика и практика Сборник статей Всероссийской научно-практической конференции Чебоксары 2014 УДК 37 ББК 74+74.200 В77 Рецензенты: Рябинина Элина Николаевна, канд. экон. наук, профессор, декан экономического факультета Мужжавлева Татьяна Викторовна, д-р....»

«К Л А Й П Е Д С К И Й К РА Й П О С Л Е О К О Н Ч А Н И Я ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ Геннадий Кретинин Ольга Фёдорова ABSTRACT Analysis of the contemporary Lithuanian historiography indicates a lack of research by historians of the socio-economic aspects of Klaipda‘s post-war history. Methods of settling the rural territory of Klaipda region and the Klaipda-city are examined. The specics of involving specialists from various sectors in the reconstruction and the activities of the Soviet Lithuanian...»

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «ГИМНАЗИЯ №3 г. ГОРНО-АЛТАЙСКА» Лучшие творческие проекты гимназистов обучающихся МБОУ «Гимназия №3 г. Горно-Алтайска» за 2013/14 учебный год Горно-Алтайск – 2015 ББК 74.200.58я43 Л87 Редколлегия: Председатель: Техтиекова В.В., директор МБОУ «Гимназия №3 г. Горно-Алтайска», заслуженный учитель России Ответственный Расова Н.В., редактор: кандидат исторических наук Член редколлегии: Казанцева О.М., заместитель директора по научно-методической...»

«Санкт-Петербургский научно-культурный центр по исследованию истории и культуры Скандинавских стран и Финляндии Кафедра истории Нового и Новейшего времени исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета Русская христианская гуманитарная академия Материалы Двенадцатой ежегодной международной научной конференции Санкт-Петербург St. Petersburg Scandinavian Center Saint Petersburg State Yniversity, Department of History The Russian Christian Academy for the Humanities...»

«Национальный исследовательский Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского Экономический факультет Философский факультет Институт истории и международных отношений, Институт рисков Институт филологии и журналистики Институт искусств Юридический факультет Факультет психолого-педагогического и специального образования Социологический факультет Факультет психологии Факультет иностранных языков и лингводидактики Институт физической культуры и спорта Сборник материалов III...»

«ANTIQUITY: HISTORICAL KNOWLEDGE AND SPECIFIC NATURE OF SOURCES Moscow Institute of Oriental Studies РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ОТДЕЛЕНИЕ ИСТОРИКО-ФИЛОЛОГИЧЕСКИХ НАУК ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ ДРЕВНОСТЬ: ИСТОРИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ И СПЕЦИФИКА ИСТОЧНИКА Материалы международной научной конференции, посвященной памяти Эдвина Арвидовича Грантовского и Дмитрия Сергеевича Раевского Выпуск V 12-14 декабря 2011 года Москва ИВ РАН Оргкомитет конференции: В.П. Андросов (председатель), Е.В. Антонова, А.С. Балахванцев...»

«НАУЧНАЯ ДИСКУССИЯ: ВОПРОСЫ ЮРИСПРУДЕНЦИИ Сборник статей по материалам XLIV международной заочной научно-практической конференции № 12 (39) Декабрь 2015 г. Издается с мая 2012 года Москва УДК 34 ББК 67 Н 34 Ответственный редактор: Бутакова Е.Ю. Н34 Научная дискуссия: вопросы юриспруденции. сб. ст. по материалам XLIV междунар. заочной науч.-практ. конф. – № 12 (39). – М., Изд. «Интернаука», 2015. – 182 с. Сборник статей «Научная дискуссия: вопросы юриспруденции» включен в систему Российского...»

«Российское объединение исследователей религии Свобода совести в России: исторический и современный аспекты Выпуск Сборник статей Санкт-Петербург УДК ББК 86.Редакционная коллегия: Одинцов М.И. (председатель), Беленко И.В., Дмитриева М.С., Одинцова М.М. Рецензенты доктор философских наук Н.С. Гордиенко доктор философских наук С.И. Иваненко Свобода совести в России: исторический и современный аспекты. Выпуск 9. Сборник статей. – СПб.: Российское объединение исследователей религии, 2011. – 512 с....»

«Библиография научных печатных работ А.Е. Коньшина 1990 год Коньшин А.Е. Некоторые проблемы комизации школы 1. государственных учреждений в 1920-30-е годы // Проблемы функционирования коми-пермяцкого языка в современных условиях.Материалы научно-практической конференции в г. Кудымкаре. Кудымкар: Коми-Перм. кн. изд., 1990. С. 22-37.2. Коньшин А.Е. Мероприятия окружной партийной организации по становлению системы народного образования в Пермяцком крае в первые годы Советской власти // Коми...»

«АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ: НОВЕЙШИЕ ДОСТИЖЕНИЯ В ИЗУЧЕНИИ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ ЕВРАЗИИ МАТЕРИАЛЫ ВСЕРОССИЙСКОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ, ПОСВЯЩЕННОЙ 35-ЛЕТИЮ КАМСКО-ВЯТСКОЙ АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ Удмуртский государственный университет Кафедра археологии и истории первобытного общества Институт истории и культуры народов Приуралья Археологическая экспедиция: новейшие достижения в изучении историкокультурного наследия Евразии Ижевск 2008 И.Л. КЫЗЛАСОВ (Москва) СТРАТЕГИЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.