WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 25 |

«В честь члена-корреспондента РАН Сергея Михайловича Каштанова ПРОБЛЕМЫ ДИПЛОМАТИКИ, КОДИКОЛОГИИ И АКТОВОЙ АРХЕОГРАФИИ Материалы XXIV Международной научной конференции Москва, 2–3 ...»

-- [ Страница 8 ] --

SMH-S, XVI в.) Дополнительно были изучены отдельные антропонимы, этнонимы и термины религиозного характера и государственноуправленческой системы. Слова и понятия, выявленные в надгробных надписях, проанализированы и сопоставлены с данными рукописных источников. Результаты этих работ требуют новых исследований в данной области.

Таким образом, текстологический анализ надгробных надписей показывает, что существовали разные формулы начала текстов эпитафий. Это видно из надписей разных столетий и территорий.

Результаты анализа дают возможность представить модели строения и процесс составления текстов. Палеографические особенности, порядок слов и словосочетаний, характер текстов свидетельствуют о разнообразии составителей текстов и их школ, существовавших в Мавераннахре. Прослеживается также влияние самаркандской школы каллиграфии и резьбы по камню на другие территории.

Для дальнейшей разработки методологии исследований текстов необходимо использование их в комплексе с другими источниками.

Такая работа позволит расширить наши знания по истории Мавераннахра и мусульманского Востока.

–  –  –

К ИСПОЛЬЗОВАНИЮ АКТОВЫХ ИСТОЧНИКОВ В ИЗУЧЕНИИ

ИСТОРИИ ЧИТАТЕЛЯ ПЕРВЫХ ЛЕТ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

Изучение читателя в довоенный период основывалось на применении широкого спектра социологических методов: анкеты, отзывы, наблюдение, эксперимент, экспертная оценка, библиотечная документация. Эти методы влияли на характер и форму фиксации первичных данных конкретной социологии: анкета; протокол эксперимента; формуляр читателя; формуляр книги; дословная запись спроса; запись устных отзывов; дневник наблюдений библиотекаря; рукописные журналы «Мысли читателя»; списки наиболее и наименее требуемых книг; списки читателей; письма в издательства и авторам книг; статистика книговыдач; профильная карта обслуживаемого района; конъюнктурные аналитические сведения и т.п.

Первая крупная попытка анкетного опроса большой читательской аудитории была осуществлена в годы гражданской войны.

Инициатором этой и других социологических разработок в Красной Армии был начальник Библиотечного отдела Агитпропа ПУР РККА Е.И. Хлебцевич. В 1920 г. Библиотечным отделом под руководством известного психолога профессора Московского университета Н.А. Рыбникова было проведено масштабное обследование читательских интересов красноармейских масс (собрано около 12 тысяч ответов респондентов). Текст анкеты был апробирован Опытной психологической лабораторией Генштаба и специальным собранием московских библиотекарей. Преимущественно крестьянский состав армии был репрезентативным для страны в целом.

Регулярные исследования могли показать результативность проводившейся политико-просветительной работы. В то же время организация анкетирования была облегчена военной дисциплиной и четкостью исполнения приказов, что играло важную роль при массовом одновременном обследовании.

В распоряжении исследователей имеется уникальная возможность ознакомления с первичными документами этого социологического обследования, которые отложились в РГАЛИ в составе архивной коллекции «Собрание анкет по изучению читательских интересов красноармейцев» (Ф. 2130). Сохранилось 2500 анкет, а также объяснительные записки, протоколы, статистические разработки и тому подобные материалы из разных воинских частей Красной Армии. Подлинные материалы несут дополнительную информацию о грамотности респондентов, их готовности к участию в анкетировании.

В сопроводительной документации имеются доклады командиров об условиях проведения опроса. Так, например, в Перемышльском гарнизоне анкетирование проходило в помещении городского театра и завершилось речью и пением «Интернационала». В некоторых частях опрос был затруднен из-за отсутствия письменных принадлежностей, помещения, мебели, света; красноармейцы заполняли анкеты при керосиновых лампах, сидя на полу. Есть сведения об отношении к мероприятию красноармейцев разных частей. Так, в донесениях говорится о разных оттенках интереса к заполнению анкеты («охотно», «серьезно», «внимательно», «с интенсивностью», «при абсолютной тишине», «равнодушно», «недоверчиво», «сочувственно», «индифферентно», «пассивно», «ерунда», «заинтересовала своей интимностью и новизной» и т.д.). Многие красноармейцы умели читать, но не умели писать. Командир одного из взводов докладывал (орфография, пунктуация и стиль подлинника сохранены): «Доношу вам что Красноармейцы вверенного мне взвода призополнении Анкет были убежденны вожидании Новой Жизни и победой пролетариата над буржуазией. И вожидании скорого окончания военных действий».

Эти свидетельства помогают ощутить атмосферу, в которой проходило анкетирование, что повышает информативные достоинства итоговых социологических данных.

В середине 1920-х гг. Главполитпросвет и Госиздат РСФСР предприняли опыт коллективных читок в крестьянской аудитории с целью определения интересов сельского читателя, а также проверки методов подхода к изложению материала, которые практиковались авторами книг для деревни. В качестве чтецов привлекались студенты комвузов, библиотекари, книгоноши, крестьяне-выдвиженцы. Были разработаны требования к проведению читок и составлению протоколов. В архивном фонде Главполитпросвета отложились не привлекавшие ранее внимание исследователей протоколы читок, проведенных в нардоме подмосковного села Алешино, а также среди красноармейцев и командированных в Москву крестьян в сентябре 1926 г. (ГАРФ. Ф. А-2313. Оп. 5. Д. 122).

Протоколы составлены по рекомендованной схеме. В анкетной части содержится объективная информация: дан паспорт аудитории, указаны место, время, условия проведения читки, характер работы чтеца и протоколистов. В тексте отмечены особенности поведения аудитории; зафиксированы речевые и невербальные реакции на содержание книг, ответы аудитории на вопросы чтеца. В некоторых случаях протоколы приближаются по форме к стенограмме, в них дословно воспроизведены высказывания крестьян по поводу тех или иных изданий, например: «Раньше нас учили про Бову-Королевича, про Полкана-Богатыря. А теперь другое дело: о научном. Мне это больше нравится, все равно как соленое есть»; «Сколько бы здесь разных книг ни читали, они не будут прививаться в нашей местности, поскольку мы разуты, раздеты … Нищета у нас существует, а ни один нищий книг читать не станет»; «Разве на всякого угодишь. Кому теперешняя власть хороша, а кому нет. Так и книжка»; «Да книжку-то (о тракторе – О.А.) можно купить, вот трактор-то не купишь».

При использовании этого источника следует принимать во внимание особенности его происхождения. Состав слушателей, присутствовавших на читках, не всегда отражал состав читательской аудитории в целом. Определенное искажение результатов эксперимента могло наблюдаться вследствие того, что на читках нередко присутствовали неграмотные. Кроме того, оценка текста при воспроизведении его квалифицированным чтецом отлична от оценки, сформировавшейся при самостоятельном чтении, что особенно характерно для малоподготовленного потребителя.

–  –  –

Во время работы в Главном архиве древних актов в Варшаве осенью 2010 г. нами был обнаружен один документ 1623 г., содержащий реестр оригинальных книг Литовской Метрики (далее – ЛМ) XVI в., погибших в середине XVII в. после захвата столицы Великого княжесва Лиовского (далее – ВКЛ) Вильнюса московским войском.

Слово «обнаружен» не совсем точное, поскольку упомянутый документ даже не пришлось искать – о нем писалось в научной литературе более десяти лет назад: данные о документе приведены в статье польского исследователя В. Микульского, опубликованной в 1997 г.

После публикации статьи и использования лишь приведенной в ней информации, могло сложиться впечатление, что упомянутый список книг ЛМ – лишь один из вариантов уже опубликованного реестра от 11 марта 1623 г. Через несколько лет ученым стали доступны материалы упомянутого В. Микульским 27 отдела архива Радзивиллов в Главном архиве древних актов в Варшаве.

В последнее время нас особенно интересовали проблемы структуры ЛМ, и мы не раз обсуждали возможность более детального анализа документа от 26 ноября 1623 г., предполагая, что, вероятно, в нем содержится какая-то загадка. Возможность еще раз изучить документ представилась поздней осенью 2010 г. Уже поверхностное сравнение текстов подтвердило наше предположение и позволяет говорить о том, что удалось найти неизвестный науке реестр оригинальных книг ЛМ XVI в.

Начало очень длинного заголовка документа начинаетса словами:

«Regestr spisania przywilegw ziemskich Wielkiego Ksistwa Litewskiego od ksit, a potym od krlw ich mociw polskich i WKL na prawa i wolnoci obywatelom nadanych, take midzy stanami koronnemi i WKL, listw strony unii i inszych, do tego pakt modawskich i inducyj moskiewskich, nadto Metryk przywilegw, zeznania i sdw rnych [...]».

На л. 13 вслед за перечислением содержимого ящика C 5 читаем:

«Metryka stara Wielkiego Ksistwa Litewskiego». Уже сами слова «старая Метрика» свидетельствуют о том, что речь идет не о книгах, переписанных в конце XVI в. по указанию канцлера ВКЛ Льва Сапеги и сохранившихся до наших дней, а об оригинальных книгах, которые хранились не в канцелярии, а в подвале земского скарба ВКЛ в виленском Нижнем замке. Это предположение подтверждает и простейшее сравнение наиболее ранних книг ЛМ обоих списков.

В реестре от 26 ноября 1626 г. упомянуто около 150 рукописных книг. Точное число книг установить не представляется возможным, поскольку некоторые записи описывают не одну, а, возможно, дветри «единицы хранения» (например, записи 75, 96/97, 140/141).

Учитывая эти уточнения, подготовленный нами к печати реестр от 26 ноября 1626 г. насчитывает 148 позиций.

Наряду с публикацией реестра от 26 ноября 1626 г., не менее важной работой является составление конкорданса его позиций и книг ЛМ, переписанных в конце XVI в. и хранящихся в настоящее время в РГАДА, а также в архивах Литвы и Польши. Подавляющее большинство случаев ясны и не вызывают сомнений, но несколько позиций оказались достаточно сложными. И все же наиболее интересными являются те позиции реестра от 26 ноября 1626 г., которые отсутствуют не только в форме сохранившихся книгах-копиях, но и в реестре от 11 марта 1623 г. Таких позиций насчитывается 9. После составления точного конкорданса выявился еще один факт: в реестре от 26 ноября 1626 г. упоминаются далеко не все книги, в том или ином виде дошедшие до наших дней. Не достает 32 книг, хранящихся сегодня в фонде ЛМ РГАДА.

В чем состоит значение найденного реестра? Не возникает сомнения в том, что он не может заменить собой самих книг, поэтому сопоставление переписанных в конце XVI в. копий книг ЛМ с оригиналами навсегда останется неразрешимой проблемой источниковедения, к тому же разгаданная загадка о наличии в наше время некоторых оригинальных книг в принципе отрицает возможность сосуществования книг обоих типов (сохранился либо оригинал, либо копия). И все же найденный реестр особенно важен в связи с другим аспектом исследований: мы считаем, что он, наконец, позволит и даже заставит завершить бурные дискуссии XX в. о соответствии так называемых книг-копий ЛМ оригинальным книгам. Еще одна важная особенность реестра от 26 ноября 1626 г.

состоит в том, что реестр позволяет достаточно точно установить дату, после которой «новые» книги, которые велись в канцелярии в конце XVI в., уже не переписывались, и до наших дней дошли их оригиналы. Мы также считаем, что реестр оригинальных книг от 26 ноября 1623 г. должен занять заслуженное место при архивной характеристике книг ЛМ, готовящихся к публикации. Планируется опубликовать полный текст реестра от 26 ноября 1623 г. и упомянутый конкорданс.

–  –  –

УКАЗНАЯ ГРАМОТА ИВАНА III НА ВЕЛИКИЙ УСТЮГ

1462 – 1474 ГГ. И ОСОБЕННОСТИ ФИСКАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ

ВЕЛИКИХ МОСКОВСКИХ КНЯЗЕЙ

Одним из интереснейших русских средневековых актов договорно-распорядительного вида являются указные грамоты, выдававшиеся от имени князей Северо-Восточной Руси. Предметом анализа в данном сообщении являются указные грамоты, адресованные наместникам и тиунам северорусских земель и содержавшие распоряжения по вопросам фиска. Генезис указных грамот объясняется особенностями их формуляра: некоторые грамоты конца XV в. сохранили в своем формуляре элементы жалованных грамот, в частности, формулу «пожаловал есми», исходящую от наместника, действующего «по великого князя слову». В жалованной грамоте сиротам Терпилова погоста 1422– 1423 гг. содержится распоряжение о размерах поралья и несении потуга, которое характерно для более поздних указных грамот.

Терпилов погост располагался в низовьях Двины и лежал чересполосно с землями Двинской слободы, жители которой свободно переходили в состав общины Терпилова погоста. Помимо распоряжения, устанавливающего размер поралья, грамота содержит еще и принципиальное установление о несении тягла («потуга») по месту проживания: «А который двинянин слободчанин почнет жити на земле Терпилова погоста, а тои потянет потугом в Терпилов погост» (ГВНП. № 89. С. 146.) Подобные распоряжения свойственны указным грамотам князей Северо-Восточной Руси, адресованным наместникам и тиунам северорусских городов, в частности, Великого Устюга.

Введенная автором в научный оборот указная грамота наместнику и тиуну Великого Устюга 1462–1474 гг. показывает, что великоустюжские кормленщики имели обширные полномочия в сфере фиска (Аракчеев В.А. Новый источник… // Российская история. 2011. № 4. С. 178–184). Поводом к отправке грамоты устюжским наместнику и тиуну было стремление устюжан во главе с их «бегоулями» включить население Пежмы и Заечьей реки в «потуг» и дань вопреки освобождению их от тягла по оброчной грамоте. Термин «бегоули» упомянут в четырех известных нам документах XIV–XVI вв. Его наиболее раннее упоминание встречается в жалованной грамоте 1320-х гг. ярославского князя Василия Спасо-Ярославскому монастырю: «бегоули мои не имают людей спаских в сторожу, ни в корму». Термин «бегоули» употреблен также в двух актах великоустюжского Михаило-Архангельского монастыря 1551 и 1598 гг.: собранный корм предписывалось отдавать «устюжским бегоулем или старостам, и бегоули или старосты платят корм наместнику» (Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси конца XIV – начала XVI в. М.,

1964. Т. 3. № 190. С. 204; Шляпин В.П. Акты великоустюжского Михаило-Архангельского монастыря. Великий Устюг, 1912. Ч. 2.

С. 125).

Упоминание термина «бегоули» в грамоте Ивана IV от 24 мая 1555 г. Устьянским волостям об отмене кормлений убеждает в том, что это слово являлось диалектизмом, укоренившимся не только в бытовом языке населения, но и в делопроизводстве Устюжского уезда. Судя по тому, что бегоули упомянуты в грамоте 1555 г.

между сотскими и десятскими, их место в формулярном обороте соответствует месту пятидесятских. Впрочем, выражение публикуемого документа «бегоули и все устюжане», заставляет видеть в бегоулях не именно пятидесятских, а вообще ответственных лиц выборного мирского управления, отвечавших, видимо, за раскладку податей и выплату оброка.

В грамоте констатируется, что бегоули и устюжане «тянут»

пежемцев и заеречан «в потуг». Термин «потуг» свойственен новгородскому делопроизводству республиканского периода, фигурирует в синхронных публикуемому документу новгородскомосковских договорах 1456 и 1471 гг.: «А купец поидет во сто, а смерд потянет в свои потуг» и в жалованной грамоте новгородского веча крестьянам Терпилова погоста, датированной В.Л. Яниным 1422–1423 гг. Административная практика, применявшаяся в новгородских погостах Поморья, объясняет смысл распоряжений указной грамоты на Устюг 1462–1474 гг. Бегоули и устюжане, считая слободчан с Пежмы и Заечьей реки жителями одного «присуда» (кормленого округа), тоже попытались притянуть к себе «в потуг» оброчников, освобожденных от этого потуга великокняжеской жалованной грамотой. Надо полагать, выдача этой оброчной грамоты была элементом политики великих московских князей по расширению сферы своего влияния на Севере, ибо слободчики оказывались, таким образом, ревностными сторонниками Москвы. Их фискальная защита была естественным побуждением великокняжеской власти, что и показывает публикуемая грамота.

Проводниками подобной фискальной политики часто оказывались наместники, что доказывается несколько более поздними документами. Так, в 1497/98 г. Гороховецкий волостель Константин Симанский «пожаловал» «по великого князя слову» несколько семей крестьян дубровой, лугом и урочищем, освободив их от тягла с волощанами на 10 лет. В 1516 г. Василий III дал указную грамоту устюжскому наместнику кн. И.И. Холмскому и тиуну С. Левашову с требованием не взимать наместничьи кормы, подымное и другие пошлины с деревень протопопа устюжского собора Успения Богородицы (Акты суздальского Спасо-Евфимьева монастыря. М., 1998.

№ 27. С. 76; Каштанов С.М. Финансы средневековой Руси. М., 1988.

С. 60).

Аналогична по содержанию грамота великого князя Ивана III на Устюг тиуну Семену Исакову, датированная И.А. Голубцовым 1467–81 гг. (АСЭИ. Т. 3. № 281. С. 297–298.) Причиной выдачи грамоты был захват ростовским архиепископом Васьяном, в чьей епархии находился Устюг, деревень, принадлежавших соборной устюжской церкви Богородицы. Великий князь предписывал тиуну в случае отказа архиепископа вернуть деревни, отдать их «безпереводно» протопопу и прихожанам. Это распоряжение характеризует великоустюжского тиуна последней трети XV в. как администратора, наделенного значительными полномочиями по регулированию отношений в сфере иммунитета.

Новые архивные находки, рассмотренные в контексте известных актов, позволяют получить существенно новые данные об административно-фискальной политике великих князей XV в.

–  –  –

АКТОВЫЕ ИСТОЧНИКИ ПО СОЦИАЛЬНОЙ ИСТОРИИ

СРЕДНЕВЕКОВОГО ГОРОДА В КАСТИЛИИ И ЛЕОНЕ

XI – СЕРЕДИНЫ XIV ВВ.

(ОБЩИЕ ОСОБЕННОСТИ И ПРИНЦИПЫ КЛАССИФИКАЦИИ)

Изучение социальной истории западноевропейского средневекового города относится к числу фундаментальных проблем медиевистики. Его особая значимость применительно к землям средиземноморского региона (территориям современных Италии, Южной Франции и Испании) объясняется глубокой укорененностью там городского образа жизни уже в эпоху Античности. Но если исследования истории городов региона в римскую эпоху и в период Раннего Средневековья основываются главным образом на данных эпиграфических и нарративных памятников, то применительно к Высокому Средневековью на первое место выходят данные анализа актовых источников.

Это замечание справедливо и применительно к истории городов центральной Испании (большую часть которой в эпоху Высокого Средневековья занимали королевства Кастилия и Леон, оформившиеся во второй трети XI в., эти королевства окончательно объединились в 1230 г.), архивы которых сохранили обширные собрания средневековых актов. Тем не менее, изучение и массовая публикация актового материала из этих архивов начались относительно поздно, что объясняется сложным комплексом причин как политического и экономического, так и культурного характера.

По-настоящему масштабные исследования в области палеографии и дипломатики средневековых публично- и частноправовых актов, а также публикации материалов из фондов местных архивов развернулись в Испании лишь начиная с 1980-х гг. и продолжаются вплоть до настоящего времени. Колоссальным стимулом для их развития стали политические реформы, развернувшиеся с конца 1970-х гг., следствием которых стали не только постепенный демонтаж наследия франкистской диктатуры, но и неуклонное повышение степени самостоятельности регионов. Политика повышения статуса и расширения полномочий региональных властей, изначально вызванная стремлением смягчить последствия чрезмерной централизации страны в период франкизма, со вступлением Испании в ЕЭС (далее – ЕС) в начале 1980-х гг. получила развитие в рамках курса европейских структур на создание «Европы регионов».

Основным критерием для расширения полномочий региональных властей стал факт наличия у соответствующего региона «историкокультурной специфики».

Отсюда – настоящий бум историкокраеведческих исследований, который переживает современная Испания и который вызван стремлением обосновать факт наличия последней. Их неотъемлемой частью стали изучение и издание средневекового актового материала. К настоящему времени объем и качество их публикаций столь значительны, что позволяют зарубежному исследователю, не имеющему возможностей для полноценной работы в местных архивах, сделать важные выводы, касающиеся как общей специфики, так и классификации актовых источников по социальной истории средневекового города в Кастилии и Леоне в XI – середине XIV вв.

Наиболее репрезентативным подобное исследование представляется применительно к актовым собраниям небольших провинциальных городов, архивы которых подчас опубликованы практически полностью. В настоящем докладе на примере актового материала из местных собраний кастильских городов Сепульведа, Куэльяр, Бехар и Риаса, и леонского города Альба-де-Тормес делается попытка дать полную источниковедческую характеристику всего массива актов означенного времени. Для всех названных городов, возникших на рубеже X – XI вв. в рамках процесса Реконкисты, период XI – середины XIV вв. стал временем их становления как административных, военно-политических и церковных центров местного значения, процесс которого освещается довольно широким кругом актовых источников.

Составленные в средиземноморском регионе, обладающем древними традициями письменного делопроизводства, восходящего еще к эпохе Античности, публично- и частноправовые акты из архивов Сепульведы, Куэльяра, Бехара, Риасы и Альбы-де-Тормес отличаются значительным разнообразием как по форме, так и по содержанию. Именно этот аспект определяется в докладе как основная, но далеко не единственная, особенность исследуемого круга источников.

К ней следует прибавить наблюдения, касающиеся роли лингвистического фактора: именно в Кастильско-Леонском королевстве впервые в истории Средневекового Запада делопроизводство было официально переведено с латинского на разговорный – старокастильский – язык. Соответственно в исследуемых архивах присутствуют документы на обоих названных языках, что составляет еще одну особенность исследуемого материала.

Наконец, необходимо принять во внимание значимость фактора множественности центров власти в указанный период как следствия политико-правовой раздробленности – этой неотъемлемой черты феодальной эпохи. Именно поэтому в документах из местных архивов представлены акты, составленные как в королевских, так и в иных (сеньориальных, епархиальных и др.) канцеляриях, а важность влияния Рима эпохи апогея власти пап на местную жизнь проявляется в наличии в городских архивах документов из Апостольской канцелярии.

Исходя из этих особенностей, в докладе предлагаются различные способы классификации актового материала – по характеру (публично- и частноправовые), языку (латинские и старокастильские) и происхождению (папские, королевские, сеньориальные и др.).

–  –  –

«1666 ГОД»: СИСТЕМЫ ЛЕТОСЧИСЛЕНИЙ В СТАРОВЕРЧЕСКОЙ КНИЖНОЙ ТРАДИЦИИ (1650 – 1680 ГГ.) Специалисты, занимающиеся исследованием восточнохристианской хронологической традиции, отмечают, что на современном уровне изучения древнерусской хронологии перед учёными стоит, пожалуй, больше задач и вопросов, чем было решено на всех предшествующих стадиях развития этой отрасли знания. Среди нерешённых проблем они называют использование в исторических источниках двух эр «от сотворения мира» (далее – от с. м.), насчитывающих «от Адама до Христа» различные сроки: 5500 и 5508 лет.

Первая из них – александрийская (или «эра 5500») и византийская (она же – константинопольская, или «эра 5508»).

В VI в. римским монахом Дионисием Малым была введена новая хронологическая шкала – «от Рождества Христова» (далее – от Р. Х.). Согласно ей, Иисус Христос родился в 754 г. по эре от основания Рима, или в 5508 г. по эре от с. м. При поддержке Римского престола и сопутствующих внешних обстоятельств «система Дионисия» к середине XV в. распространилась по всей католической Европе, а позже – и в других христианских странах, вытеснив все альтернативные летосчислительные системы.

Со времён крещения Руси вплоть до 1650-х гг. (de jure – до 1 января 1700 г.) практически всё российское летописание и делопроизводство велись по эре от с. м. Однако с начала XVII в. в российские пределы различными путями стала проникать система «от Р. Х.», в основном, через украинские и белорусские земли.

Активизировался этот процесс в 1640–1650-е гг.

На рубеже XVI–XVII вв. европейские христианские богословы «вычислили» очередную дату конца света, который, по их мнению, выпадал на 1666 г. от Р. Х.

(Эсхатологическая дата определялась путём сложения двух чисел, названных в книге «Апокалипсис»:

«1000» (Откр. 20; 2–3, 7) и «666» (Откр. 13; 18), первое из которых – «время связания» сатаны в преисподней, а второе – «число зверя», т. е. антихриста.) По какой хронологической системе в России ожидали «роковой»

1666 г.? Хотя у староверческих книжников (а именно им главным образом были свойственны тревожные ожидания «конца света») рассуждения о «1666 годе» и упоминания о нём встречаются весьма часто, но понять, по какой хронологической эре авторы считали эту дату – возможно далеко не всегда. Тем не менее, в отдельных случаях, говоря о том «эсхатологическом» годе, апологеты «древлеправославия» называли и некоторые исторические обстоятельства, на основании которых всё же можно установить использовавшиеся системы летосчислений.

Например, в послании инока Авраамия, написанном не ранее 1669 г. и адресованном «к некоему боголюбцу», говорится: «И сие число явно исполнишася на 1666 год, понеже в той год Никон пагубник свои еретические Служебники выдал, а святыя прежния Служебники, по которым отцы наши служили и Богу угодили, повелел изнести из церкви вон» (Материалы для истории раскола за первое время его существования. М., 1885. Т. VII. Ч. 4. С. 423).

Проанализируем содержание этого фрагмента. В 1666 г. de facto московская кафедра была вакантна, лишь 10 февраля 1667 г.

патриархом был поставлен Иоасаф II. Вместе с тем de jure (хотя и с определёнными оговорками) в тот период в Русской церкви патриархом оставался Никон, добровольно оставивший свою кафедру 10 июля 1658 г. После июля 1658 г. вплоть до ноября 1667 г. в Москве не издавались Служебники. Т.е. при рассмотрении упомянутых дат и событий по константинопольской эре – обращают на себя внимание явные нестыковки.

Если же считать, что автор имел в виду александрийскую эру, то её 1666 году соответствует 1658 г. н. э., в котором до 10 июля как раз и патриаршествовал Никон. В тот год (он же – 7166/7167 г. от с. м.) Служебники были напечатаны 15 мая и 1 июля. Это были два последних при Никоне издания Служебника (5-е и 6-е), первые же четыре увидели свет в 1655–1657 гг. И на основании того, что противоречия по «эре 5508» снимаются «эрой 5500», можно заключить, что инок Авраамий в обиходе пользовался александрийской системой летосчисления.

Подтверждает этот вывод и датировка «Книги, глаголемой челобитная» того же автора, которая гласит: «В лета от Адама 7178го, а от воплощения Божия Слова 1678-го» (7178–1678=5500) (Там же. С. 259).

Другой пример. В «От епистолии диякона Феодора» говорится:

«А которые попы от Никона отступника ставлены и от Никониан, паче же от 1666 года, егда совершенно православие все отринуша древняго предания святых Апостол и богоносных отец, и оболгаша их льстивно и охулиша, и новоразвращенныя и богомерзкия книги со многими неисчетными ересьми в них похвалиша, и всех еретик крещение римское и священство их гнусное прияша, их же вси святии отцы наши проклинаша и от святыя церкви отметаша» (Там же. 1881. Т. VI. Ч. 3. С. 310–311).

Из процитированного отрывка ясно, что диакон Феодор Иванов имеет ввиду или Собор 1666 г. или, что более вероятно, проходивший с участием греческих иерархов Большой московский собор 1666–1667 гг. На последнем никоновские нововведения были утверждены, их противники осуждены, старый обряд объявлен еретическим, а сам Никон низложен и лишён священного сана.

Таким образом, в хронологической системе «эры 5508» – никаких противоречий.

Если же предположить, что диакон Феодор Иванов использовал александрийскую эру, то её 1666 г., как уже говорилось, соответствует 1658-й н. э. Однако происходившие в тот год события не соответствуют тем, о которых говорится в рассматриваемом произведении. Следовательно, система летосчисления в книге «От епистолии диякона Феодора» тождественна ныне принятой.

Вышесказанное позволяет заключить, что числовое значение «1666 год» апологетами староверия в 1650–1680 гг. считалось различно: и по александрийской эре (например, иноком Авраамием), и по константинопольской (диаконом Феодором Ивановым).

–  –  –

ГРАМОТА НОВГОРОДСКОГО И ПСКОВСКОГО АРХИЕПИСКОПА

ФЕОДОСИЯ 1543 Г. ГЕОРГИЕВСКОЙ ЦЕРКВИ В ЮСКОВИЧАХ

ОСТРЕЧИНСКОГО ПОГОСТА И СЮЖЕТ ОДНОЙ ИЗ ПЕСЕН

СБОРНИКА КИРШИ ДАНИЛОВА

Акты, прежде всего, жалованные и уставные грамоты XV – начала XVII вв., имеющие в составе одной из клаузул фразы: «а скоморохом играти не ослобожает», «скоморохом не играти» и т.п., – используются в историографии еще с появления первых работ о скоморохах (А. Попов, И. Беляев) в середине XIX в. Вплоть до настоящего времени значительная часть авторов видит в них запрет на деятельность скоморохов, который, будучи продолжен серией указов середины XVII столетия, привел сначала к уходу веселых на окраины страны, а затем исчезновению скоморошества. На самом деле содержание отмеченных актов в данном вопросе не столь однозначно и достаточно вариативно; не говоря уже о том, что большинство подобных грамот носили узколокальный характер и касались отдельных монастырских владений. В комплексе с другими источниками картина уничтожения скоморошества в результате гонений, как отмечали некоторые исследователи (А.А. Морозов, частично А.А. Белкин, В.В. Кошелев, – хотя и с разных позиций), является «внеисторической».

Одним из способов реконструкции биографии «последнего скомороха России» и истории появления носящей его имя книги стало использование реалий текстов «Древних российских стихотворений, собранных Киршею Даниловым» (далее кратко – Сборник). Это касалось, прежде всего, персонажей, топонимов, социальных, производственно-хозяйственных и прочих деталей песен шуточно-бытового содержания. Аналогичная информация содержится и в некоторых исторических песнях и былинах. В сочетании с поиском новых фактов и упоминаний, относящихся к Кирше Данилову, поиском и анализом материалов о его окружении, интерпретацией уже известных, пусть и отрывочных, сведений о нем, – такой подход оказался достаточно плодотворным. Несмотря на тщательно подобранную биографическую легенду беглого ссыльного, удалось уверенно идентифицировать Киршу Данилова на Урале, в главных чертах восстановить здешний период его биографии, установить время и место создания оригинала рукописи выдающегося памятника национальной культуры. При отсутствии прямых документальных свидетельств нахождения Кирши в сибирской ссылке удалось также выстроить непротиворечивую версию данного этапа жизни певца, в отдельных моментах – чуть ли не по дням (Байдин В.И. Тайна авторства Сборника Кирши Данилова // Наука. Общество. Человек. Вестник УрО РАН.

Екатеринбург, 2009. № 4 (30). С. 117–129; 2010. № 1 (31). С. 107– 117; № 4 (34). С. 81–97; 2011. № 2 (36). С. 102–115).

Понимание особенностей состава и содержания Сборника вряд ли возможно без воссоздания истории рода скоморохов и музыкантов, к которому принадлежал Кирша. Ведь сам он был – если считать от профессионального скомороха с посада Белоозера рубежа XVI–XVII вв.

, сын которого Мартынко Торопов «сшел безвесно» оттуда в 1616/17 г. (ОПИ ГИМ. Ф. 113. № 9. Л. 57 об.) – потомственным певцом-потешником, минимум, в шестом поколении. Происходил Кирша, как и многие его родственники на других уральских (не только демидовских) заводах, из Нижегородского Заволжья, куда его предки с северо-запада России пришли через Вятку и из владимиро-суздальских краев. Проживание во всех этих местах отразилось в «Древних российских стихотворениях». Один из дедов Кирши находился, вероятно, среди почти 30 «людей» А.С. Матвеева, сопровождавших того в период опалы, а затем ссылки в Пустозерск и на Мезень в 1676–1682 гг. Три исторических и одна лиро-эпическая песня расположены в книге рядом и составляют своеобразный отдельный раздел, хорошо соотносящийся с фактами биографии бывшего «ближнего боярина»

царя Алексея Михайловича. К «Матвеевскому циклу» Сборника примыкают еще несколько текстов.

Из всех записей, сделанных на востоке страны, только в «Древних российских стихотворениях» наличествует полный набор былин новгородского цикла русского эпоса, зачастую – в лучших вариантах. И, тоже лучший среди немногих записей, текст былиныбаллады скоморошьего происхождения «[Про] гостя Терентиша», сохранивший описание действительной топографии средневекового Новгорода Великого. Есть в произведениях Сборника и другие детали и подробности, указывающие на его новгородские «корни».

А параллели к содержанию многих текстов книги, записи песен из «родового» репертуара Кирши в разных местностях России, в сочетании с ономастическими данными, – позволяли предположить, что его предки происходили из Прионежья. На бывших новгородских землях Олонецкого перешейка между Ладожским и Онежским озерами родословная певца прослеживается еще более чем на век вглубь от упомянутого белозерского скомороха.

Уже древнейшие сохранившиеся писцовые книги по Прионежью свидетельствуют об оседании тут скоморохов на землю (см.

также:

Материалы по истории Карелии XII–XVI вв. Петрозаводск, 1941.

Акты XV в. № 3). Сплошная обработка данных сошного письма по Заонежским погостам одноименной половины Обонежской пятины за конец XV–XVI вв. показывает, что веселые являлись обычными фигурами в здешней деревне. По числу упоминаний среди владевших каким-либо ремеслом взрослых семейных мужчин (в 1582/83 гг. – только дворохозяев) скоморохи неизменно занимают второе место после кузнецов. Один из сюжетов шуточной, перенасыщенной обсценной лексикой «Стать почитать, стать сказывать» Сборника (по определению А.А. Горелова – песни «сложного мозаичного характера»), в которой нашли отражение многие перепетии судьбы рода и собственные впечатления Кирши, в частности, от пребывания в Сибири, а именно: «А сведали попы свои промыслы добры, / Зачели попы оне в себя в жопу …, ошевертовати. / А и поп попа …, да в Новой-город пошол, / А нам, веселым, попад[ь]ю приказал: "Вы, дети, не мрите, попад[ь]ю мою ….."» и т.д., – подтверждается, похоже, писцовым и актовым прионежским материалом.

В narrato названной в заголовке грамоты от 24 января 1543 г.

говорится о появлении в Остречинском погосте, кроме церкви Рождества Богородицы, трех новых храмов в волостях погоста, в т.ч.

Егорьевского (Георгиевского) в Юсковичах (Юксовичах). И далее:

«в той деи их церкви Юсковской егорьевскому попу и всему причту церковному велика нужа бывает, что старые церкве остречинской поп, с своим причтом церковным, емлют у них в подъезд и в десятину не по росчету прихода с лишком всегды и с великим придором, и напрасными деи делы их клеплют, и десятинников на них насылают, и езд на них емлют», отчего от десятильников и остречинского духовенства «чинятся убытки великие». В ответ на жалобу архиепископ Феодосий этой грамотой установил, сколько «в десятиничь в корм и в дар, и во все десятинничи пошлины давати им к старой церкве… за все про все». В 1555 и 1572 гг. священники из Юсковичей и представители прихожан получали подтверждения грамоты от архиепископов Пимина и Леонида (Материалы по истории Карелии… Акты XVI в. № 59. С. 148–149).

Здесь же, по соседству с Георгиевской церковью, по писцовой книге 1563/64 г. давно, без сомнения, существующая («старая») «дер. в Юсковичах Скоморохова», в одном из 4 дворов которой жил Васко Бахор[ь] (сказочник, в более широком смысле – музыкантпотешник – В.Б.). Неподалеку починок, потом деревня, где около 30 лет прожил Васька Торопов. После рейда шведских войск на Олонецкий перешеек 15801581 гг. в писцовой книге 1582/83 г.

деревня эта «пуста, а в ней два места дворовых, хоромы пожгли немецкие люди. Пашни перелогом…». Сам Васька обнаружился в одном из 3 дворов (в другом – его младший брат Тараска Торопов) родной, очевидно, для него дер. Федоровской в волостке в Озерах Веницкого погоста за рекой Свирью; двадцатилетием ранее тут отмечен их отец Торопко Захаров. Дер. Скоморохова в Юсковичах Остречинского погоста теперь «пустошь Скомороховская. Пашни лесом поросло…», т.е. оставлена она, по крайней мере, несколько лет назад. Рядом в Юсковичах – недавно заброшенная «деревня Бахоревская пуста, а в ней двор пуст. Пашни перелогом…». Такое название у двух бывших «старых» пустых починков близ залива Юксовского озера появилось после того, как здесь обосновался и похозяйствовал Панфилко-горшечник (по историческим и этнографическим данным известно, что «веселый промысел скоморошество» и сохранение традиций сказительского исполнительства не столь уж редко сочетались с занятиями другими ремеслами). Отец его, судя по «приправочному» письму Г.И. Наумова и подьячего Я. Морозова 1550/51 г., происходил, видимо, из этих мест. Потом они какое-то время жили в заонежском Пудожском погосте, где на Юнг-озерке остался их «след» – деревня, «обжа пуста». В 1563/64 г., кстати, в одной из деревень-однодворок погоста обитали два скомороха. В дозорной книге Заонежских погостов 1616–1619 гг. сын Панфилка, бобыль Васька Панфильев, тоже горшечник, значился в дер. Клемшинской около погоста в Юсковичах (РГАДА. Ф. 1209. Кн. 743. Л. 899 об. – 900).

Итак, имелись продолжительная конфронтация между попами, причтом, прихожанами Георгиевской церкви в Юсковичах, духовенством главных храмов (к 1560-м гг. их уже три) Остречинского погоста и живущими рядом «практикующими» веселыми и предками Кирши Данилова. Конечно, есть все основания полагать, что конфликтные ситуации из-за появления новых храмов и приходов на территориях погостов подобные той, которая привела к появлению грамоты 1543 г., возникали неоднократно. Вместе с тем, некоторые особенности этого акта и детали рассматриваемого сюжета песни позволяют достаточно определенно соотнести их между собой и, тем самым, дополнительно аргументировать приведенные выше построения по истории рода певца. Начальный протокол грамоты гласит: «пожаловал есми великого князя крестьян и Росткина монастыря» (Ивановского с одноименной улицы Новгорода; в волостке жили те и другие – В.Б.) и в качестве адресатов называются только двое крестьян, представляющих, как показывает сравнение с писцовыми книгами, черносошную и монастырскую части населения прихода в Юсковичах. Однако, из содержания основного текста следует, что в подаче жалобы на духовенство «старые церкви» Остречинского погоста и десятильников священник участвовал. В подтверждениях грамоты 1555 и 1572 гг. сначала названы тогдашние «егорьевский поп»

(между прочим, отец и сын), потом «волостные люди» – прихожане.

Да и закон гласил: «А попа, и диакона, и…, которые питаются от церкви божиа, то судит святитель» (Судебники XV–XVI веков.

М.; Л., 1952. С. 27, 174). Получается, что к моменту выдачи грамоты юсковского попа не было; скорее всего – не было в живых, – скончался уже в Новгороде? Указание на вероятность именно такой трактовки особенностей начального протокола грамоты и развития событий в целом, есть, на мой взгляд, и в песне, во фразе: «Вы, дети, не мрите…».

И, в заключение, несколько слов в связи со сказанным в начале сообщения. Рассмотренный сюжет не единственный с подобным содержанием в песне «Стать почивать, стать сказывать». В ней одной еще не менее полудюжины «куплетов» с весьма непристойными текстами в отношении священно-, церковнослужителей и их домочадцев. Но видеть тут «антиклерикальные мотивы» (см., например: Власова З.И. Скоморохи и фольклор. СПб., 2001. С. 341– 352; ею, правда, привлекалось другое произведение Сборника) в творчестве скоморохов, послужившие, в частности, причиной гонений на них, – было бы упрощением. Здесь, скорее, вполне применимы параллели со схожими пассажами в «заветных сказках»

Афанасьева, которые Б.А. Успенский рассматривал в контексте символики ритуального анти-поведения (Успенский Б.А. «Заветные сказки» А.Н. Афанасьева // От мира к литературе. М., 1993. С. 119– 121), а не в качестве оппозиции церкви и религии. Сборник Кирши Данилова, в том числе и «генетически», в высокой степени насыщен представлениями и стереотипами бытовой народной религиозности.

Именно эти особенности позволили, – «наложив» его состав на даты и циклы народного православного календаря, в сочетании со сведениями о деталях биографий персонажей некоторых песен и обстоятельствами жизни самого певца, – с точностью до нескольких месяцев установить, например, время (и место) создания книги.

–  –  –

ХРОНОЛОГИЯ И ГЕОГРАФИЯ ВЫПУСКОВ ГОСУДАРСТВЕННЫХ

БУМАЖНЫХ ДЕНЕЖНЫХ ЗНАКОВ РСФСР 1918 – 1921 ГГ.

Целью данного доклада является постановка вопроса о необходимости хронологической и географической привязки многочисленных выпусков государственных бумажных денежных знаков РСФСР периода Гражданской войны к конкретным городам и печатным фабрикам Гознака.

В современной бонистической историографии укоренилось мнение, что в истории выпусков государственных дензнаков РСФСР 1918–1921 гг. давно нет «белых пятен», всё всем понятно и нет необходимости исследовать вопрос о том, на каком оборудовании, в каком городе, когда и какие именно виды бумажных денежных знаков выпускались от имени советской власти. Однако это мнение неверно.

В рассматриваемый период на советской территории практически одновременно выпускались: кредитные билеты дореволюционного образца «романовские» (1, 3, 5, 10, 25, 50, 100 и 500 руб.); деньгимарки (1, 2, 3, 10, 15 и 20 коп.); казначейские разменные знаки (1, 2, 3, 5 и 50 коп.); казначейские знаки «керенки» (20 и 40 руб.); «думки»

(250 и 1000 руб. образца 1917 г., 5000 и 10000 руб. образца 1918 г.);

расчетные знаки образца 1919 г. (1, 2, 3, 15, 30, 60, 100, 250, 500, 1000, 5000 и 10000 руб.); расчетные знаки образца 1920 г. (3, 5 и 50 руб.); расчетные знаки 1921 г. (100, 250, 500, 1000, 5000, 10000, 25000, 50000 и 100000 руб.). Разумеется, можно предположить, что такое разнообразие связано с какими-то важными историческими событиями и явлениями.

К концу 1917 г. в стране действовала единственная печатная фабрика – Экспедиция Заготовления Государственных Бумаг (ЭЗГБ) в Петрограде. Под влиянием «разменного кризиса» и «денежного голода» изготовление локальных, местных, городских и региональных бумажных дензнаков стало повсеместным. К началу 1919 г. на территории бывшей Российской Империи сложились две самостоятельные денежные системы противоборствующих общероссийских правительств: Советского правительства (Москва) и Российского правительства (Омск).

На территории РСФСР в рассматриваемый период (по мере расширения контролируемой территории) печатные фабрики Гознака действовали в Петрограде, Москве, Пензе, Перми, Ташкенте, Ростове-на-Дону и Иркутске. Документальных данных о выпуске советских общероссийских государственных денежных знаков в Ташкенте и Иркутске пока не найдено, поэтому деятельность этих печатных фабрик Гознака мы рассматривать не будем.

Петроград.

В 1918 г. на ЭЗГБ в Петрограде печатались «романовки», «думки» и «керенки». В начале 1919 г. там начали печатать расчетные знаки образца 1919 г. достоинством в 1, 2 и 3 руб.

Расчетные знаки упрощенного типа были выпущены согласно декрету СНК РСФСР от 4 февраля 1919 г. номиналами 1, 2 и 3 руб.

Они стали поступать в обращение в марте 1919 г. наравне с кредитными билетами.

В мае – июле 1919 г. из-за эвакуации в Москву приостанавливается печать романовских (от 1 до 500 руб.) и думских (достоинством в 20, 40, 250 и 1000 руб.) кредитных билетов и казначейских знаков. С этого времени в Петрограде бумажные денежные знаки не печатаются.

Пенза.

2 марта 1918 г. подписано постановление правительства «Об организации особой коллегии для скорейшей и более успешной эвакуации Экспедиции». Большую группу работников ЭЗГБ и часть печатного оборудования отправили в Пензу с тем, чтобы там организовать типографию по печатанию денег. Эшелоны с рабочими и оборудованием из Петрограда прибыли 7, 9 и 11 марта и размещены в здании бывшего галетного завода Столыпина и Воронина.

Заведующим филиалом назначен П.В. Колокутский. Уже в апреле 1918 г. филиал ЭЗГБ в Пензе начинает печатать кредитные билеты эвакуационного образца – достоинством от 1 до 1000 руб. (народное название «пензенки» или «пятаковки»). Этот тип кредита до времени не выпускался в обращение, но представлял из себя запас на случай, если деятельность Экспедиции в Петрограде будет прервана в случае возможной эвакуации в другое место. Первыми с 15 апреля начали изготавливаться кредитки в 500 и 1000 руб.

Из-за чехословацкого восстания и кулацких мятежей, 19 июня печатание эвакуационного кредита было остановлено. Начинается эвакуация в Москву печатного и формного оборудования (стереотипная мастерская), которое размещается в поме-щениях бывшего завода Второва, где затем организуется Первая Московская фабрика заготовления государственных знаков. Как только стало возможным восстановить работу в Пензе, 19 августа эвакуированное оборудование возвращается из Москвы. Оно срочно устанавливается, и с 26 августа по 31 декабря 1918 г. в Пензе вновь печатают эвакуационный кредит. С ноября 1919 по август 1920 г. заведующим пензенским филиалом ЭЗГБ был А.И. Зекке.

Во второй половине 1920 г. началось сокращение работ на Пензенской фабрике. В августе печатные формы эвакуационного кредита отправлены на Уральскую и Московскую фабрики.

Постепенно на другие фабрики Гознака отправляются и рабочие. Но и в 1920 и в 1921 году в Пензе печатали расчетные знаки Советской республики.

С марта 1921 г. на Пензенской фабрике ЭЗГБ начинает работу эвакуационно-ликвидационная комиссия. Первый эшелон с рабочими и оборудованием ушел из Пензы в ноябре 1921 г. Пензенская фабрика Гознака ликвидирована в январе 1922 г.

Пермь.

К июлю 1919 г. в Прикамье была окончательно восстановлена советская власть. В августе 1919 г. выходит распоряжение Правительства РСФСР об учреждении филиального отделения на Урале для печатания денежных и расчетных знаков. Выбор был сделан в пользу г. Пермь, в качестве места для размещения фабрики выбрана часть завода Лесснера на берегу р. Камы (в советское время завод им. Ф.Э. Дзержинского). Для нового производства срочно были выделены комплекты оборудования и материалов, а также персонал из Петрограда, Москвы и Пензы. Эшелоны с рабочими из Петрограда, Москвы и Пензы прибывают в Пермь только в декабре 1919 г.

С 1 февраля 1920 г. Пермская (Уральская) печатная фабрика начинает выпускать советские денежные знаки. Фабрика закрывается в марте 1922 г., все полиграфическое оборудование перебазируется в Москву. По другим данным Пермская фабрика работала до 1 мая 1922 г. Пока точно не установлено, какие именно расчетные знаки печатала Пермская фабрика Гознака.

Ростов-на-Дону.

После восстановления советской власти на Юге России, летом 1920 г. в Ростове-на-Дону на базе бывшей Донской экспедиции Вооруженных Сил на Юге России была создана Ростовская фабрика Гознака, на которой вместо «донских» рублей типографским способом стали печатать расчетные знаки РСФСР номиналами в 3, 5 и 50 руб. образца 1920 г. Выпускались они листами по 20 шт., через год их выпуск был прекращен.

В ноябре 1921 г. Ростовская фабрика «Гознака» перешла к выпуску расчетных знаков образца 1921 г. высоких номиналов: 250, 500, 1000, 25000 и 50000 руб. В Ростове-на-Дону печатались знаки номиналом в 25000 руб. с литерной серией «АВ» или «АЭ», и знаки номиналом в 50 000 руб. с литерной серией «АЫ». Из-за ряда технических и организационных проблем 9 декабря 1921 г., по распоряжению замнаркомфина тов. Альского и Управляющего фабриками заготовления государственных знаков тов. Енукидзе, Ростовская-на-Дону фабрика «Гознака» была закрыта.

Москва.

18 декабря 1918 г. заведующим ЭЗГБ в Москве был назначен инженер-механик Н.Н. Борисов, принявший от особой комиссии на заводе Второва недвижимое и движимое имущество, а также эвакуированные из Петрограда материалы, изделия и предметы оборудования.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 25 |

Похожие работы:

«ISSN 2412-9720 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 14 января 2016 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД: Международное...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ УРАЛЬСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ Б. Н. ЕЛЬЦИНА МИР ИСТОРИИ: НОВЫЕ ГОРИЗОНТЫ. ОТ ИСТОЧНИКА К ИССЛЕДОВАНИЮ Материалы докладов VI Всероссийской (с международным участием) научной конференции студентов, аспирантов и соискателей Екатеринбург, 30 ноября – 1 декабря 2013 г. Екатеринбург Издательство Уральского университета УДК 94(0) ББК T3(O)я43 М 63 Редакционная коллегия: Н. Б. Городецкая, К. Р. Капсалыкова, А. М....»

«Министерство здравоохранения Республики Беларусь 12-я МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ИСТОРИИ МЕДИЦИНЫ И ФАРМАЦИИ Сборник материалов Гродно ГрГМУ ~1~ УДК 61 (091) + 615.1 + 614.253.5] : 005.745 (06) ББК 5 г я 431 +52.8 я 431 + 51.1 (2 Бел) п я 431 Д 23 Рекомендовано к изданию Редакционно-издательским советом УО «ГрГМУ» (протокол №11 от 18.06.2012). Редакционная коллегия: Э.А.Вальчук (отв. ред.), В.И.Иванова, Т.Г.Светлович, В.Ф.Сосонкина, Е.М.Тищенко (отв. ред.), В.А. Филонюк....»

«Холодная война: анализ, история, последствия В последнее время, особенно после кризиса на Украине и объявления Западом экономических санкций против России, многие стали говорить о возобновлении холодной войны, холодной войне № 2, о новой эпохе противостояния России и Запада и др. Однако, по мнению ряда исследователей, она вовсе не заканчивалась, а лишь претерпела существенные изменения после крушения СССР. Например, для многих стало сюрпризом появление в нашей жизни таких явлений как «цветные...»

«Библиография научных печатных работ А.Е. Коньшина 1990 год Коньшин А.Е. Некоторые проблемы комизации школы 1. государственных учреждений в 1920-30-е годы // Проблемы функционирования коми-пермяцкого языка в современных условиях.Материалы научно-практической конференции в г. Кудымкаре. Кудымкар: Коми-Перм. кн. изд., 1990. С. 22-37.2. Коньшин А.Е. Мероприятия окружной партийной организации по становлению системы народного образования в Пермяцком крае в первые годы Советской власти // Коми...»

«Исследования дипломатии Изучение дипломатии в МГИМО имеет давние традиции. Подготовка профессионального дипломата невозможна без солидной научной базы. МГИМО был и остается первопроходцем на этом направлении, его ученым нет равных в распутывании хитросплетений дипломатической службы в прошлом и настоящем. Корни нашей школы дипломатии уходят далеко в историю знаменитого Лазаревского института, ставшего одним из предшественников МГИМО. У первых да и у последующих поколений «мгимовцев» неизменный...»

«ГЛ А В Н О Е В О Е Н Н О М Е Д И Ц И Н С К О Е У П РА ВЛ Е Н И Е МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГУ «ГЛАВНЫЙ ВОЕННЫЙ КЛИНИЧЕСКИЙ ГОСПИТАЛЬ ИМЕНИ АКАДЕМИКА Н.Н. БУРДЕНКО МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» Роль Московской гошпитали в становлении и развитии отечественного государственного больничного дела, медицинского образования и науки Материалы научно-исторической конференции, посвященной 300-летию со дня открытия ГВКГ им. Н.Н. Бурденко 7 декабря 2007 г. Москва ГВКГ им. Н.Н....»

«Издано в алтгу Неверовские чтения : материалы III Всероссийской (с международным участием) конференции, посвященной 80-летию со дня рождения профессора В.И. Неверова : в 2 т. Т. I: Актуальные проблемы политических наук / под ред. П.К. Дашковского, Ю.Ф. Кирюшина. – Барнаул : Изд-во Алт. ун-та, 2010. – 231 с. ISBN 978-5-7904-1007-9 Представлены материалы Всероссийской (с международным участием) конференции «Неверовские чтения», посвященной 80-летию со дня рождения профессора, заслуженного...»

«Тбилисский Государственный Университет имени Иванэ Джавахишвили _ ГУРАМ МАРХУЛИЯ АРМЯНО-ГРУЗИНСКИЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ В 1918-1920 ГОДАХ (С сокращениями) Тбилиси Научные редакторы: Гурам Майсурадзе, доктор исторических наук, профессор Зураб Папаскири, доктор исторических наук, профессор Рецензеты: Николай Джавахишвили, доктор исторических наук, профессор Заза Ментешашвили, доктор исторических наук, профессор Давид Читаиа, доктор исторических наук, профессор Гурам Мархулия, «Армяно-грузинские...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ СОВРЕМЕННЫЙ СПОРТИВНЫЙ БАЛЬНЫЙ ТАНЕЦ ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ, СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Межвузовская научно-практическая конференция 22 февраля 2013 года Рекомендовано к публикации редакционно-издательским советом СПбГУП, протокол № 5 от 21.11.12 Санкт-Петербург ББК 71 С56 Ответственный за выпуск Р. Е. Воронин, заместитель заведующего кафедрой хореографического искусства СПбГУП по научно-исследовательской работе, кандидат...»

«Текущее сосТояние и возможносТи инвесТиционного соТрудничесТва ведущих сТран снг с Южной азией Ю.д. квашнин ТЕКУЩЕЕ СОСТОЯНИЕ И ВОЗМОЖНОСТИ ИНВЕСТИЦИОННОГО СОТРУДНИЧЕСТВА Юрий Квашнин ВЕДУЩИХ СТРАН СНГ С ЮЖНОЙ АЗИЕЙ Юрий Дмитриевич Квашнин — кандидат исторических наук, заведующий сектором исследований Европейского союза Центра европейских исследований ИМЭМО РАН. В 2005 году с отличием окончил МГУ им. М. В. Ломоносова, в 2009м защитил кандидатскую диссертацию. Автор индивидуальной монографии и...»

«Министерство транспорта Российской Федерации Федеральное агентство железнодорожного транспорта ОАО «Российские железные дороги» Омский государственный университет путей сообщения 50-летию Омской истории ОмГУПСа и 100-летию со дня рождения заслуженного деятеля науки и техники РСФСР, доктора технических наук, профессора Михаила Прокопьевича ПАХОМОВА ПОСВЯЩАЕТ СЯ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ РЕМОНТА И ПОВЫШЕНИЕ ДИНАМИЧЕСКИХ КАЧЕСТВ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОГО ПОДВИЖНОГО СОСТАВА Материалы Всероссийской...»

«Министерство образования и науки Украины Одесский национальный университет имени И.И. Мечникова Кафедра истории древнего мира и средних веков Одесский Археологический музей Национальной Академии Наук Украины Отдел археологии Северо-Западного Причерноморья Национальной Академии Наук Украины ДРЕВНЕЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ Выпуск VIII Одесса ФЛП «Фридман А.С.» ББК 63.3(237Ук,7) Д УДК 902/ Рекомендовано к печати Ученым Советом исторического факультета Одесского национального университета имени И.И....»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УПРАВЛЕНИЯ» АССОЦИАЦИЯ МОСКОВСКИХ ВУЗОВ МАТЕРИАЛЫ Всероссийской научно-практической конференции «ГОСУДАРСТВО, ВЛАСТЬ, УПРАВЛЕНИЕ И ПРАВО: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ» 2 ноября 2010 г. Посвящена 15-летию Института государственного управления и права ГУУ Москва 20 УДК 172(06) Г Редакционная коллегия Доктор исторических наук, профессор Н.А....»

«II. НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ А. А. Туренко УДК 94(469).066 Сведения об авторе Туренко Александр Александрович бакалавр 4 курса, кафедра истории Нового и новейшего времени, Институт истории, Санкт-Петербургский государственный университет. Научный руководитель кандидат исторических наук, доцент А. А. Петрова. E-mail: turenko24@mail.ru ВОПРОС О ПРИЗНАНИИ ПРАВ ПОРТУГАЛИИ НА УСТЬЕ КОНГО В АНГЛО-ПОРТУГАЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЯХ Резюме В статье рассматриваются основные этапы спора за права Португалии на устье реки...»

«АГЕНТСТВО ПЕРСПЕКТИВНЫХ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ (АПНИ) ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННОЙ НАУКИ Сборник научных трудов по материалам V Международной научно-практической конференции г. Белгород, 30 ноября 2014 г. В шести частях Часть IV Белгород УДК 00 ББК 7 Т 33 Теоретические и прикладные аспекты современной науки : Т 33 сборник научных трудов по материалам V Международной научнопрактической конференции 30 ноября 2014 г.: в 6 ч. / Под общ. ред. М.Г. Петровой. – Белгород : ИП Петрова...»

«Международная научно-практическая интернет-конференция АКТУАЛЬНЫЕ НАУЧНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ 13-14 июня 2015 г. ВЫПУСК ЧАСТЬ Переяслав-Хмельницкий «Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA УДК 001.891(100) «20» ББК 72. А4 Главный редактор: Коцур В.П., доктор исторических наук, профессор, академик Национальной академии педагогических наук Украины Редколлегия: Базалук О.О., д.ф.н., професор (Украина) Боголиб Т.М., д.э.н., профессор (Украина) Лю Бинцян, д....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «СИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ГЕОСИСТЕМ И ТЕХНОЛОГИЙ» (СГУГиТ) XI Международные научный конгресс и выставка ИНТЕРЭКСПО ГЕО-СИБИРЬ-2015 Международная научная конференция ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ В РЕГИОНАЛЬНОМ ИЗМЕРЕНИИ: ОПЫТ ИСТОРИИ И СОВРЕМЕННОСТЬ Т. 2 Сборник материалов Новосибирск СГУГиТ УДК 3 С26 Ответственные за выпуск: Доктор исторических наук,...»

«УДК 378.14 Р-232 Развитие творческой деятельности обучающихся в условиях непрерывного многоуровневого и многопрофильного образования / Материалы Региональной студенческой научно-практической конференции / ГБОУ СПО ЮТК. – Юрга: Изд-во ГБОУ СПО ЮТК, 2014. – 219 с. Ответственный редактор: И.В.Филонова, методист ГБОУ СПО Юргинский технологический колледж Редколлегия: канд. филос. наук, доц. С.В.Кучерявенко, председатель СНО гуманитарных и социально-экономических дисциплин ова, председатель СНО...»

«Правительство Оренбургской области Научно исследовательский институт истории и этнографии Южного Урала Оренбургского государственного университета Франко российский центр гуманитарных и общественных наук в Москве РОССИЯ – ФРАНЦИЯ. ГОСУДАРСТВЕННАЯ КОНФЕССИОНАЛЬНАЯ И МИГРАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА: ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ, ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И ПРАКТИКА РЕАЛИЗАЦИИ Материалы Международной научной конференции Оренбург Россия – Франция. Государственная конфессиональная и миграционная политика УДК 327.3(063) ББК...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.