WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

«Роль Московской гошпитали в становлении и развитии отечественного государственного больничного дела, медицинского образования и науки Материалы научно-исторической конференции, ...»

-- [ Страница 7 ] --

В настоящее время ежегодно радиологическую помощь в отделении лучевой терапии получают 1300-1400 больных. Прежде всего это больные ЗНО (рак молочной железы, рак легкого, рак предстательной железы, системные гемобластозы и т.д.). Около 15% больных получает лучевую терапию по поводу неопухолевых заболеваний опорно-двигательного аппарата, заболеваний периферической нервной системы. Врачи-радиологи отделения Ю.Е. Копычев, И.И. Тетерина, Н.Г. Трифонова имеют высшую врачебную категорию. С 1965 г. по настоящее время благодаря самоотверженному труду и честному отношению к делу фельдшера А.

А. Сафонова и медсестер-радиоманипуляторов Н.П. Симоновой и А.Н. Козланжи стал возможным сложный и многоплановый лечебный процесс во вредных условиях работы. А на их примере воспитываются молодые специалисты С.В. Кушниренко, Т.А Мельникова. В ОЛТ согласно штатному расписанию работают 2 военнослужащих офицера – начальник отделения М.С. Завьялов и старший врач-специалист-радиолог Ю.Е. Копычев, который в 2006 г. защитил кандидатскую диссертацию «Комбинированное (химиолучевое) лечение больных раком носоглотки».

Основной состав отделения - служащие Российской армии: 5 врачей-радиологов, 11 медицинских сестер-радиоманипуляторов, сестра-хозяйка и 3 санитарки.

ГВКГ им. Н.Н. Бурденко располагает единственным в ВС РФ радиологическим центром, куда направляют больных из всех военных округов для оказания радиологической помощи. Значение ЛТ в комплексном лечении онкологических больных определяется прежде всего гистологической структурой опухоли, стадией заболевания и соматическим статусом пациента.

Основные целевые задачи ЛТ [2]:

- радикальное лучевое лечение – полное излечение больного;

- паллиативное лучевое лечение – временное улучшение состояния больного;

- профилактическое облучение – предупреждение отдаленного метастазирования или рецидива;

- симптоматическая ЛТ – снятие определенных симптомов заболевания.

В развитых странах ЛТ получает почти 70% всех больных ЗНО, в развивающихся странах этот показатель составляет 10%, в России достигает 30%, т. е. вдвое ниже, чем в развитых странах [6]. Эффективное использование этого метода определяется рядом важнейших аспектов, которые затрагивают организационные, кадровые, технические, научные и клинические проблемы.

Качество ЛТ невозможно достигнуть без высококвалифицированных кадров: врача-радиолога, медицинского физика, медицинской сестры-радиоманипулятора. По ряду позиций в период перехода к рыночным отношениям престиж данных профессий, связанных с вредными условиями труда, резко упал, практически прекратился приток молодых специалистов, особенно медицинских физиков. Эту проблему усилила низкая заработная плата сотрудников радиологических отделений МО РФ по сравнению с заработной платой аналогичных специалистов МЗ РФ.

Из вышесказанного следует, что отделение лучевой терапии – это сложный органично связанный комплекс, работа которого зависит от персонала отделения и обслуживающих служб, основного и вспомогательного оборудования, специальных помещений. Кроме того, для его работы необходима служба радиационной безопасности (РБ) не входящая в состав отделения, которая осуществляет обучение персонала нормам РБ, проводит мониторинг радиационного фона на рабочих местах, контроль индивидуальной дозиметрии и периодические дозиметрические замеры мощности пучка ионизирующего излучения.

Список литературы

1. Бай А.В., Бишаев А.М., Заборский Ю.А. и др. Набор технических средств для клинической дозиметрии // Мед. физика. - 1995. - № 2. - С. 57, 58.

2. Вайнберг М.Ш. Систематизация видов и методов лучевой терапии, способов и методик облучения больных // Мед. радиол.- 1991. - № 7. - С. 43-50.

3. Голдобенко Г.В., Костылев В.А. К проблеме технического обеспечения отделений радиационной онкологии // Мед. физика. - 1995. - № 2. - С. 36, 37.

4. Каневский С.Л. Основы проектирования и строительства зданий для лучевой терапии.- М.: Медицина, 1967.- 152 с.

5. Кижаев Е.В., Завьялов М.С. К вопросу о гарантиях качества лучевой терапии // Тез.

науч.-практ. конф.: Современные подходы к диагностике и лечению злокачественных новообразований. - М.: ГВМУ МО РФ, 2000. - С. 22, 23.

6. Лучевая терапия в лечении рака // Практич. рук. - М.: Медицина, 2000. - 338 с.

7. Целевая программа МО РФ от 9 февраля 2002 г. «Совершенствование онкологической помощи в лечебных учреждениях Министерства обороны Российской Федерации на 2002гг. и на период до 2011 г.».- М.: МО РФ, 2002.- 32 с.

ВИДНЫЙ ДЕЯТЕЛЬ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЕННОЙ МЕДИЦИНЫ

Е.И. СМИРНОВ

–  –  –

Ефим Иванович Смирнов родился 10 октября 1904 г. в деревне Озерки Ковровского района Владимирской области. В 1925-1928 гг. учился в Омске, где занимался общественной работой. В 1928 г. стал слушателем ВМА. Жизнь в Ленинграде, учеба в Военно-медицинской академии во многом определили последующий жизненный путь Е.И. Смирнова, его мироощущение, поступки и действия. «Многим я обязан Ленинграду и ленинградцам, к которым проникся глубоким уважением... Мне с малолетства было привито чувство уважения к старшим!», – вспоминал Ефим Иванович.

После окончания ВМА Е.И. Смирнов служил в войсках сначала младшим, а затем старшим врачом полка. Уже в первые годы службы он зарекомендовал себя чрезвычайно энергичным, инициативным работником и хорошим организатором.

Командование ВМА на свою просьбу об откомандировании Е.И. Смирнова в качестве адъюнкта (аспиранта) в академию получило отказ на том основании, что он обладает хорошими организаторскими способностями и в связи с этим направляется на вечернее отделение Военной академии им. М.В. Фрунзе.

В 1935-1937 гг. Ефим Иванович работал начальником курса в ВМА. В 1938 г. он окончил Военную академию им. М.В. Фрунзе, получив всесторонние и глубокие знания основ военного дела, оперативно-тактических и стратегических аспектов боевых действий войск, изучил историю войн, военную науку и оперативное искусство, т. е. все необходимое для правильного понимания организации медицинского обеспечения боевых действий войск. Сочетание всестороннего медицинского и военного образования имело важное значение в формировании Е.И. Смирнова как крупного руководителя медицинской службы.

Глубина и разносторонность знаний, организаторский талант, исключительное трудолюбие и работоспособность выдвинули Е.И. Смирнова в число руководителей военно-медицинской службы Красной Армии: с 1938 г. он возглавлял медицинскую службу Ленинградского военного округа, а в мае 1939 г. ему доверили руководство Главным военно-санитарным управлением Красной Армии. С первых дней своей деятельности Ефим Иванович сконцентрировал основное внимание на совершенствовании организационно-тактических и научно-методических основ военно-медицинской службы в соответствии с изменившимся характером ведения боевых действий войск, а также на вопросах повышения ее боевой и мобилизационной готовности. Он стремился к научному обоснованию решений по организационным проблемам военной медицины, основываясь на анализе достижений медицинской науки и развитии военного искусства. Характеризуя этот период, он впоследствии напишет: «Зарницы второй мировой войны ясно обозначились на востоке и западе, близко от границ нашей страны».

В это время он начинает усиленно изучать труды отечественных и зарубежных военно-медицинских деятелей. Особое внимание уделяет трудам Н.И. Пирогова, где его привлекло «всестороннее изучение фактов и явлений, имевших отношение к характеру боевых действий войск и особенностям возникновения боевых санитарных потерь». В монографии «Война и военная медицина» Смирнов призывает к правильному пониманию идей Н.И. Пирогова.

Особой заслугой Е.И. Смирнова является разработка под его руководством и при непосредственном участии единой военно-полевой медицинской доктрины еще накануне Великой Отечественной войны, однако окончательное становление и упрочение доктрины состоялись именно в годы войны. Основу ее составляло этапное лечение раненых и больных с эвакуацией по назначению. Сущность доктрины состояла в следующем: единое понимание происхождения и развития заболеваний; единые методы лечения, зафиксированные в руководствах по военно-медицинским дисциплинам; наличие краткой четкой документации.

Доктрина потребовала внесения значительных изменений в организационно-штатную структуру медицинской службы. Все врачи батальонов полкового и дивизионного подчинения были заменены фельдшерами, дивизионные госпитали перешли в подчинение начальника медицинской службы армии, в армиях и на фронтах были созданы отдельные роты медицинского усиления для организации специализированных полевых подвижных госпиталей.

Кроме того, предлагалось создать госпитали для лечения легкораненых и больных, но эту идею удалось реализовать только в начале Великой Отечественной войны на Западном, а потом и на других фронтах. Из войск были изъяты обмывочно-дезинфекционные установки и заменены обмывочно-дезинфекционными ротами в армиях и на фронтах, организованы банно-прачечные и дезинфекционные поезда. Все банно-прачечное дело было передано в руки медицинской службы. В армиях и на фронтах были созданы полевые подвижные хирургические, терапевтические и инфекционные госпитали. Централизация сил и средств медицинской службы позволила создать мощные госпитальные базы армий и особенно фронтов, что обеспечило наличие постоянных подвижных резервов госпиталей, а также возможность для осуществления маневра или усиления войсковой медицинской службы в районах наиболее ожесточенных боев, сопровождавшихся значительными санитарными потерями.

По инициативе Е.И. Смирнова в 1940 г. был создан Ученый медицинский совет при начальнике Санитарного управления Красной Армии, в состав которого вошли видные ученые страны, работавшие в разных областях медицины.

Успешное претворение в жизнь военно-полевой медицинской доктрины, изменение всей структуры медицинских учреждений, их профиля, подвижности и подчиненности позволили возвратить в строй 72,3% раненых и 90,6% больных. Это была выдающаяся победа отечественной военной медицины, получившая признание как в нашей стране, так и за рубежом.

Велика заслуга Е.И. Смирнова в организации противоэпидемического обеспечения войск в годы Великой Отечественной войны. Он проявил незаурядные волевые качества при создании противоэпидемических учреждений, которые в период войны проделали колоссальную работу. В результате впервые в истории в действующей армии удалось предупредить эпидемии, прежде всего паразитарных тифов – неизменных спутников всех предшествовавших войн.

В целях подготовки высококвалифицированных начальников медицинской службы дивизий, корпусов, армий, фронтов, ответственных работников медицинских отделов и управлений, а также специалистов-клиницистов, эпидемиологов и гигиенистов по личной инициативе Е.И. Смирнова в 1942 г. была осуществлена реорганизация Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова. В ней были созданы 3 факультета: командно-медицинский, лечебно-профилактический (оба с двухгодичным сроком обучения) и факультет подготовки войсковых врачей (со сроком обучения 5 лет). Последующие годы войны и послевоенный период убедительно подтвердили правильность избранной системы подготовки руководящих медицинских кадров. Это мероприятие имело важное значение для подготовки военных врачей высокой квалификации.

В 1947-1953 гг. Е.И. Смирнов был министром здравоохранения СССР. Под его руководством была проделана большая и весьма плодотворная работа по совершенствованию организации гражданского здравоохранения, улучшению лечебно-профилактического и санитарно-противоэпидемического обеспечения населения. Он научно обосновал и осуществил ряд важных мер, направленных на повышение качества и эффективности работы лечебнопрофилактических учреждений. Решающее значение в этом отношении имела реформа объединения больниц с поликлиниками. Практическое проведение этого важного мероприятия позволило повысить квалификацию врачей поликлиник и амбулаторий, что положительно сказалось на качестве врачебной помощи в этом звене. Существенно повысился уровень диагностики и лечения, значительно уменьшилось расхождение поликлинических и больничных диагнозов. Приход специалистов из стационаров в поликлиники, амбулатории и на участки дал возможность провести разукрупнение врачебных участков, в результате чего численность населения, обслуживаемого одним участковым врачом, уменьшилась, и это позволило улучшить помощь больным на дому.

Много было сделано Е.И. Смирновым в деле улучшения медицинского обеспечения сельского населения: проведено объединение сельских больниц с поликлиниками и амбулаториями с включением в них мелких медпунктов, а в последующем также противомалярийных, противобруцеллезных и других станций.

Чрезвычайно важное значение имела проведенная под руководством Е.И. Смирнова реорганизация Всесоюзной государственной санитарной инспекции. Ее главной и единственной задачей стал предупредительный государственный санитарный надзор. С этого момента строительство промышленных предприятий и других объектов, планируемое различными министерствами и ведомствами, могло проводиться лишь с санкции Всесоюзной государственной санитарной инспекции еще на стадии проектной документации. В этом был залог охраны внешней среды от промышленных отходов, защиты здоровья населения и работающего персонала. Перечисленные мероприятия потребовали создания научных отделов и лабораторий в соответствующих научно-исследовательских учреждениях министерств и ведомств с возложением на них двоякой функции: разработки методов очистки сточных вод и обезвреживания дисперсных выбросов и подготовки специалистов по эксплуатации этих сооружений. Все это позволило усилить роль здравоохранения в охране окружающей среды. В результате к 1953 г. в основном удалось ликвидировать санитарные последствия войны. Существенно снизилась заболеваемость туберкулезом, малярией, венерическими болезнями.

В 1953 г. Е.И. Смирнов возвратился на работу в Министерство обороны СССР начальником Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова, а затем до конца 1960 г. возглавлял Главное военно-медицинское управление.

Наряду с большой государственной и общественной деятельностью Е.И. Смирнов постоянно занимался научными исследованиями. В 1942 г. он защитил докторскую диссертацию «Научные основы организации военной медицины». В 1944-1947 гг. Ефим Иванович – профессор Центрального института усовершенствования врачей (ныне Российская медицинская академия последипломного образования).

Признанием научных заслуг Е.И. Смирнова явилось избрание его в 1945 г. членом-корреспондентом, а в 1948 г. действительным членом Академии медицинских наук СССР.

Перу Е.И. Смирнова принадлежит более 100 научных трудов, в том числе ряд монографий: «Вопросы организации и тактики санитарной службы» (1942), «Проблемы военной медицины» (1944), «Военная медицина и Н.И. Пирогов» (1945), «Советские военные врачи в Отечественную войну» (1945), «Война и военная медицина» (1976, 1979) и др.

Е.И. Смирнов разделял и развивал мысль З.П. Соловьева о том, что стиль руководства военно-медицинской службой не может строиться в плане инспекторском, а должен быть идеологическим и организационно-методическим.

Характеристика деятельности Е.И. Смирнова останется неполной, если не отметить его большой работы по подготовке высококвалифицированных специалистов. Не будет преувеличением сказать, что число учеников и воспитанников Е.И. Смирнова не поддается счету.

Под его руководством выполнено значительное количество докторских и кандидатских диссертаций. Высокая требовательность в сочетании с доброжелательностью, стремлением поделиться своими знаниями и огромным опытом снискали Ефиму Ивановичу искреннее уважение его многочисленных учеников.

В течение всей своей жизни Е.И. Смирнов успешно сочетал научно-исследовательскую работу с громадной общественной деятельностью. Он являлся главным редактором 6-томного «Энциклопедического словаря военной медицины» и 35-томного «Опыта советской медицины в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». В период с 1939 по 1947 г. он был ответственным редактором «Военно-медицинского журнала», в 1973-1982 гг. – консультантом 12-томного труда «История второй мировой войны 1939-1945 гг.», до конца жизни – членом редколлегии и редактором отдела военной медицины и медицинской службы гражданской обороны 3-го издания «Большой медицинской энциклопедии».

Имя Е.И. Смирнова широко известно как в нашей стране, так и за ее пределами. Он являлся почетным членом Хирургического общества им. Н.И. Пирогова, Всесоюзного общества историков медицины, Королевского медицинского общества Великобритании, Медицинского хирургического общества Канады, Общества военных врачей Соединенных Штатов Америки.

Родина высоко оценила многогранную и весьма плодотворную деятельность Е.И. Смирнова. Он был награжден 7 орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, 3 орденами Красного Знамени, орденом Кутузова I степени, орденом Отечественной войны I степени, 2 орденами Красной Звезды и многими медалями. Он был кавалером орденов Польши, Югославии и Монголии. В книге «История второй мировой войны 1939-1945 гг.» Ефим Иванович назван в числе видных военачальников Вооруженных Сил страны.

Е.И. Смирнов умер 6 октября 1989 г.

В историю отечественной медицины Е.И. Смирнов вошел как один из крупных и ярких ее представителей, особенно на поприще военного здравоохранения. Вся его деятельность – блестящий пример органичного сочетания теории и практики. Жизненный и творческий путь Е.И. Смирнова – замечательный образец самоотверженного служения своему народу и Отечеству.

ДИНАСТИЯ БЛЮМЕНТРОСТОВ И ЕЕ ЗНАЧЕНИЕ В РАЗВИТИИ

МЕДИЦИНЫ, НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИИ

–  –  –

В конце XVII – начале XVIII в. медицина в России переживала особый период своего становления и развития. На этот процесс влияли самые различные факторы, которые включали желание и волю правящей в то время элиты, удачные и неудачные организационные меры, предпринимаемые царским окружением для медицинского обеспечения царской семьи и ее приближенных. Несомненно, большую лепту в развитие медицины в России внесли иноземные врачи, приглашаемые для оказания врачебной помощи из различных стран.

Стремились иностранные врачи в далекую и непредсказуемую Россию по разным причинам. Кого-то прельщали высокие заработки, кого-то широкая самостоятельная врачебная практика, некоторые направлялись по решению царствующих особ государств, желавших сохранить дружественные отношения с набирающим силу соседом. Наверное, были и авантюристы-путешественники. Но были такие, что честно исполняя свой профессиональный долг, прикипали к России сердцем и душой. Мы и сейчас с благодарностью и уважением вспоминаем грека Петра Кондоиди, голландца Николая Бидлоо, шотландцев Якова Виллие и Роберта Эрскина и др. Но особенно выделяется семья немецких врачей Блюментростов, приехавших в Россию на время, а оставшихся навсегда, многое сделав на поприще становления и развития медицины, науки и медицинского образования в России и ставшие по праву российской врачебной династией (см. таблицу).

Блюментрост Лаврентий Алферович – основатель династии, родился в 1619 г. в семье пастора в Мюльхаузене (Саксония), там же окончил гимназию, обучался медицине в Гельмштедте у Кнорринга, в Йене – у Ролфинга и в Лейпциге – у Михаэлиса. В 1648 г. защитил в Йене диссертацию о цинге и, получив степень доктора медицины, служил штадт- и ландфизиком в имперском вольном городе Мюльхаузене, потом у герцога Саксен-Готского и графа Людовика Гинтера Шварцбургского. Слава о нем как об искусном враче достигла русских послов, приглашавших от имени царя Алексея Михайловича немецких врачей и других специалистов на службу. Он прибыл в Москву 24 мая 1668 г. известным врачом, с блестящими рекомендациями, был представлен царю и назначен лейб-медиком с солидным по тому времени жалованьем: 130 рублей на год и «столовых денег» по 50 рублей на месяц. Кроме того, во время первой встречи Алексей Михайлович преподнес Блюментросту подарки: деньги, бархат, сукно, соболей и серебряную посуду. С этого началась его служба при русском дворе.

Но первые шаги были омрачены барьерами дворцовых интриг. Завистники распустили слух, что он не доктор, по-латыни не говорит, и Блюментросту, блестящему филологу, превосходно знающему греческий и латинский языки, пришлось доказывать свой профессионализм.

Сомнения быстро рассеялись, но наветы все же сыграли свою роль: в течение нескольких

–  –  –

лет его ограничивали во врачебной практике, а в аптеке не разрешали готовить лекарства по его рецептам. Но время все расставило по своим местам: самоотверженная высокопрофессиональная деятельность Л.А. Блюментроста доказала его врачебное мастерство, достойное высочайших похвал, и до глубокой старости он пользовался благоволением российских государей. Он стал основателем династии врачей, служивших в течение целого столетия в качестве лейб-медиков Алексею Михайловичу, Федору Алексеевичу, царевне Софье, Петру I, Екатерине I, Петру II, Анне Иоанновне, Анне Леопольдовне и Елизавете Петровне.

В Москву Лаврентий Алферович приехал вместе со своим сыном Христианом, который, видимо, уже был доктором. В 1687 г. он был записан в Аптекарском приказе как «доктор Лаврентий Лаврентиев Блюментрост, меньшой». Его приняли на службу по приказу князя Я.Н. Урусова врачом к царевнам, и в 1692 г. он уже «почти догнал отца», получая 100 рублей жалованья в год да к ним по 30 рублей «столовых» ежемесячно. К сожалению, Христиан скончался в молодом возрасте.

Л.А. Блюментросту принадлежит заслуга открытия в Москве так называемой Нижней аптеки. Первая аптека в России («Верхняя», или «Государева») была открыта еще в 1581 г. в правление царя Ивана IV. В 1672 г. первыми сотрудниками и создателями Нижней аптеки стали доктор Л.А. Блюментрост, аптекари Энглер и Шлятер и «алхимист» Ганслант. Аптека была не просто учреждением, осуществляющим изготовление и отпуск лекарств. В ней велся и прием больных, которым тут же прописывалось и выдавалось лекарство, зачастую бесплатно. Можно сказать, что новая аптека была своего рода прообразом поликлинического учреждения, а доктор Л.А. Блюментрост по существу стал основателем поликлинического дела в России.

Следует отметить, что Л.А. Блюментрост был лейб-медиком трех русских государей:

Алексея Михайловича, Федора Алексеевича и Петра Великого. Во время стрелецкого бунта (1682), когда погибли доктора Гаден и Гутменш, Блюментроста спасла царевна Софья, питавшая к нему как к своему врачу особенное доверие, – он с успехом назначал ей лекарства от часто беспокоивших ее головных болей.

Умер Л.А. Блюментрост в октябре 1705 г. в Москве, осыпанный почестями и в богатстве.

Блюментрост Иван Лаврентьевич (Иоганн Деодат) (1676-1756) – второй сын Лаврентия Алферовича, родился в Москве 5 августа 1676 г. В 1698 г. Иван был по решению Петра послан для обучения медицине в Кенигсберг, потом в Галле. Обучался у Фридриха Гофмана и Штилля, через 3 года защитил диссертацию «Теория и практика пульса» и получил докторскую степень. Путешествуя, он посетил Голландию, побывал в Лейденском университете. В 1702 г. вернулся в Москву и был назначен доктором при наследнике престола и младших царевнах. Но его увлечением была полевая хирургия, и, недолго поработав при дворе, он стал военным врачом. Получив большой опыт медицинского обеспечения боевых действий, Иван Блюментрост в 1722 г. стал президентом Медицинской канцелярии. За усердие в службе был многократно награжден, а в 1728 г. получил в дар Гатчинское имение и увеличение жалованья до 3000 рублей в год.

С большой долей уверенности можно сказать, что при подготовке «медицинских разделов» первого воинского устава были использованы материалы из написанной И.Л. Блюментростом еще в 1700 г., по распоряжению Петра I, книги «De medico castrensi exercitui moscovitarum praeficiendo» («Практический трактат, ставящий лагерного врача блюстителем здравия в Московском войске»).

И.Л. Блюментрост был автором проекта преобразования управления медицинской частью в России. Он предложил вместо Аптекарского приказа учредить Медицинскую коллегию. Проект приняли – была создана Медицинская канцелярия во главе с просуществовавшим всего 2 года Докторским собранием. Медицинской канцелярии были подчинены все госпитали и аптеки, была установлена определенная такса на лекарства. После утверждения проекта он был назначен архиатром (1719-1721), с 1721 по 1730 г. возглавлял Медицинскую канцелярию.

И.Л. Блюментрост продолжил дело своего отца по совершенствованию Нижней аптеки в Москве. Указом от 9 марта 1728 г. в московской Главной аптеке устанавливалось поденное дежурство докторов, для того чтобы «без остановки подавать врачебные советы приходящим беспомощным больным и приступать без потери времени к надлежащим судебным осматриваниям». Как архиатру, сменившему на этом посту Р. Эрскина, И.Л. Блюментросту был поручен специальный надзор за придворной аптекой.

Были и мрачные страницы в жизни И. Блюментроста. По доносу И.Х. Ригера, лейбмедика императрицы Анны Иоанновны, И.Л. Блюментрост в 1731 г. был отстранен от службы якобы за какие-то неполадки в аптеке, ему не заплатили положенного жалованья и не назначили пенсии. (Позже донос Ригера был признан несправедливым.) Имение его (подарок Петра I) было конфисковано. В вину И.Л. Блюментросту ставили также смерть от болезней императора Петра II и герцогини Мекленбургской – сестры императрицы Анны Иоанновны, которых он лечил вместе с братом. Его дом в Москве сгорел. Пережив невзгоды, Иван Лаврентьевич умер уже в весьма почтенном возрасте – 79 лет, в 1756 г., правда, как тогда говорили, «в стесненном материальном положении».

Блюментрост Лаврентий Лаврентьевич (1692-1755) – младший сын Лаврентия Алферовича, родился в Москве, учился в школе пастора Глюка, потом слушал лекции в Галле, Оксфорде и Лейдене. В Лейдене был учеником знаменитого Бурхаве и, защитив диссертацию «De secretion animali» (1713), стал доктором медицины. По возвращении в Россию его назначили лейб-медиком царевны Натальи Алексеевны – любимой сестры Петра I.

С 1719 г. он стал лейб-медиком Петра I, сопровождал в его путешествии по Европе, вел переговоры с Рюйшем о покупке у него музея анатомических препаратов для Кунсткамеры.

За казенный счет был направлен в Италию, Францию и Англию совершенствовать свое искусство врача. В 1719 г. вернулся в Россию и сразу же был назначен гоф-медиком, а по смерти доктора Эрскина – лейб-медиком. С тех пор постоянно находился при императоре, сопровождая его во всех путешествиях и походах. Лаврентий Блюментрост руководил «натуральным кабинетом Императорской библиотеки», его заботам был поручен знаменитый анатомический музей, приобретенный у Рюйша, поскольку младший Блюментрост знал тайну приготовления анатомических препаратов, выучившись этому искусству в Париже у знаменитого Дюверне. По поручению Петра I он составил предварительные правила к учреждению Российской академии наук (1723) и вел переписку с виднейшими учеными того времени, приглашая для работы в этой академии.

В 1724 г. император Петр I утвердил проект учреждения Академии наук, составленный Л.Л. Блюментростом вместе с Шумахером. 3 декабря 1725 г. был подписан указ Екатерины I «О заведении Академии наук и о назначении президентом оной лейб-медика Л.Л. Блюментроста». В 1733 г. при Петре II Л.Л. Блюментрост был выслан в Москву, где до 1738 г., как и его брат, был не у дел. В 1738 г., когда по случаю «пришествия повальной болезни» сменили руководство «Московской гошпитали», Блюментроста назначили ее начальником. На этом посту Л.Л. Блюментрост проработал в течение 17 лет, до 1755 г. При Елизавете Петровне был возвращен ко двору, в 1742 г. пожалован в статские советники, а в 1755 г. – в кураторы учрежденного Московского университета. Приехав вместе с главным куратором И.И. Шуваловым в Петербург для принятия мер по открытию университета, Л.Л. Блюментрост скоропостижно скончался 27 марта 1755 г. от «грудной жабы». Современники отзывались о нем как о человеке «очень вежливом и с обширными познаниями».

Похоронены оба брата в одной могиле на Сампсониевском кладбище на Выборгской стороне. Надгробная надпись довольно символична: «Память о родных и близких по крови Блюментростах совершенно стерта».

Династия Блюментростов сыграла достойнейшую роль в развитии медицины, науки и медицинского образования в России. Наша задача – сохранить о ней память, продолжая исследовать жизненные вехи этих замечательных людей.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Грицак Е.Н. Популярная история медицины. - М.: Вече, 2003.- 464 с.

2. Мирский М.Б. Медицина России XVI-XIX веков. - М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1996.- 400 с.

3. Мирский М.Б. Медицина России X-XX веков: Очерки истории.- М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2005.- 632 с.

4. Нахапетов Б.А. Тайны врачей дома Романовых. - М.: Вече, 2005.- 320 с.

ТРАДИЦИИ МИЛОСЕРДИЯ И ДУХОВНОГО СЛУЖЕНИЯ

В МОСКОВСКОМ ВОЕННОМ ГОСПИТАЛЕ

–  –  –

Сколько тяжких страданий, скорбей и печалей человеческих «принял на свои плечи»

старейший Российский госпиталь. Чего только не привелось пережить этому неутомимому труженику за 300 лет своего бытия! Что же позволило госпиталю не просто прожить 300 лет, но и внести весомый вклад в жизнь нашей страны и судьбы людей? «По плодам их познаете их» – вот исходная точка оценки жизни и деятельности этого старейшего Российского лечебного учреждения. Главные плоды работы госпиталя – миллионы исцеленных и возвращенных в строй воинов, тысячи прекрасных специалистов, посвятивших себя военной медицине, самоотверженному служению Милосердию.

«Милосердие, – читаем мы в ”Толковом словаре живого великорусского языка” Владимира Ивановича Даля, – есть – милосердость, сердоболие, сочувствие, любовь на деле, готовность делать добро всякому…»

Испокон веков сердца россиян были открыты милости, сочувствию и бескорыстной любви к ближнему. Святое дело помощи раненым и искалеченным воинам наравне с тем, что мы называем общественным призрением, еще Уставом князя Владимира Мономаха было нераздельно закреплено за церковью. Преподобный Сергий Радонежский перед смертью дал инокам своего монастыря заповедь «не забывать страннолюбие»; «нищия, слепыя и хромыя»

считались «церковными людьми». Такой порядок засвидетельствован и в Судебнике 1550 г.:

«...а на монастырях жити нищим, которые питаютца милостынею от церкви Божией». Писцовые книги XVI-XVIII вв. доносят до нас сведения о существовании богаделен едва ли не при всех церквах.

Уже в XVI в. вопросы призрения «недужных», хронических больных, престарелых, среди которых было много ратных людей, становятся в России государственной проблемой, а не частным делом того или иного монастыря. В России все настоятельнее ощущалась потребность в систематической подготовке отечественных лекарей, которые владели бы всеми достижениями современной им медицины. В указе царя Федора Алексеевича от 27 января 1682 г. говорится об учреждении в Москве постоянного госпиталя («шпиталя») – на Гранатном дворе у Никитских ворот и богадельни при Знаменском монастыре. Госпитали должны были стать и центрами практического медицинского обучения. Царский указ гласил: «Больных и увечных лечить можно, и у того дела молодым дохтурам немалая польза, и в науке своей изощрение, и вскоре учение и искусство каждого дохтура при лечбе познати».

Ранняя смерть царя Федора Алексеевича не позволила реализовать его указ о создании в Москве первых гражданских больниц. Выводить российскую медицину на качественно новый уровень пришлось уже Петру Алексеевичу. Многие историки отмечают твердость характера преобразователя Российского государства императора Петра I, его непреклонность и жесткость в проведении реформ. Говоря о традициях милосердия, будет уместным подчеркнуть и другую сторону характера преобразователя Российского государства – его отзывчивость, горячее сердце и доброту.

По словам Голикова, по случаю удачного завершения Азовской кампании он, «встретя войско, отличную оказал чувствительность, признательность и искреннее сострадание к раненым, он каждого из них обнимал и целовал… и не отошел от них прежде, пока не были раны их отмыты, пластыри приложены и перевязаны… Он помогал лекарям в перевязывании оных собственными своими руками». По свидетельству современников, Петра I заботила и участь отставных воинов: в 1701 г. он учреждает Монастырский приказ, подчинив ему все церковные и монастырские вотчины, а год спустя, как пишет А.Н. Алелеков, «Петр находит нужным вновь подтвердить свой указ о Монастырском приказе, “присовокупляя к прежде повеленному, чтобы все остающиеся монастырские и церковные доходы …обратить в пользу училищ и в пользу отставных, раненых и больных воинов”» [1].

Первоначально основанный Петром I в Москве «гошпиталь на Яузе» был рассчитан на 300 больных. Не только болящие воины, но и любые страждущие, «всякого рода и звания убогие люди» могли получить в нем бесплатное лечение. Закономерно решение Петра, что деньги на первую постройку Московского госпиталя должен был отпустить Монастырский приказ, в ведении которого состояло управление всеми монастырями империи, и в течение почти полувека Московский госпиталь состоял на содержании именно духовного ведомства (с 1721 г. – Синода), управляющего делами церкви. В этом, как отмечают историки, состояло своеобразное положение Московского госпиталя среди других медицинских учреждений (при Петре I было основано 10 госпиталей).

Невелик был штат госпиталя: по табели 1710 г. в нем полагалось быть доктору, лекарю, аптекарю, подаптекарю и подлекарю, приказчику госпитального двора (комиссару), переписчику, попу с дьячком, 50 ученикам и 14 мастеровым и рабочим. В этот небольшой штат сразу же были включены и лица духовного звания: священник – Дмитриев Федор, «дьячок» – Архипов Иван. Так же, как и другим сотрудникам, им было положено «денежное довольствие»: как гласит Указ императора Петра I от 2 мая 1710 г., «попу с дьячком 14 р. в год»; в 1716 г. – 20 рублей в год. Священник и диакон проживали на территории госпиталя: как свидетельствует документ от 19 февраля 1725 г., «позади гошпиталя каменные палаты к реке Яузе, светлица с комнатою, перед ними двои сени… а в тех светлицах живет гошпитального двора крестовой священник Федор Дмитриев с ним дьячок Иван Архипов» [11].

В середине здания госпиталя имелась домовая «церковь «Обновления храма Воскресения Христова», над кровлей которой была поставлена золоченая статуя «Милосердие». Так, с самого начала существования первого в России государственного лечебного учреждения были заложены основные принципы действенного милосердия: помощь больному телу и поддержка душе. Эти принципы Московский госпиталь старался пронести через долгие и трудные годы своей истории.

Не будет преувеличением сказать, что каждый день работы в госпитале был в те времена подвигом для его небольшого персонала: не было готовых образцов организации работы, подробных инструкций; ежедневно возникали вопросы, требовавшие немедленного ответа, – относительно снабжения госпиталя, размещения больных, организации их лечения, питания и ухода за ними.

В 1723 г. Синод, не желая тратить большие средства на содержание госпиталей, добивается отмены бесплатного лечения для всех больных, кроме военных чинов, и Николай Бидлоо незамедлительно подает рапорт, где докладывает, что все больные, кроме солдат, из госпиталя выписаны. Далее в рапорте указывалось, что подобные действия не позволяют исполнять царский Указ от 1706 г. Благодаря стараниям Бидлоо запрет на бесплатное лечение бедняков был снят. До конца жизни не покидал свой пост этот истинный служитель милосердия. Лучшую оценку его подвижническому труду дали ученики Госпитальной школы, написавшие в стихотворном посвящении к руководству Н. Бидлоо «Зеркало анатомии» такие слова: «Каждому слава своя, Николай, воздается, но ты на вершине, ибо в груди твоей есть светлая эта душа».

24 декабря 1735 г. «по высочайшему повелению» царствующей императрицы Анны Иоанновны был опубликован «Генеральный регламент о гофшпиталях», постановлявший: «Во всяком госпитале надлежит иметь церковь и одного священника, который будет отправлять службу Божию, утешать и исповедовать и причащать больных и в прочем во всем исправлять их». Высокие нравственные требования предъявлялись не только к командованию, но и ко всему госпитальному персоналу: «Служителей, которым ходить около больных, выбирать из добрых трезвых, богобоязливых и усердных людей, и ежели лекарями усмотрено будет, что в том числе явятся пьяные и бездельники, то бы, не умешкав …требовать о перемене таких…».

Указом императрицы Анны Иоанновны «Об инвалидах или дряхлых или неспособных к службе» на госпитали возлагались помимо лечения больных и раненых, уход за инвалидами и престарелыми, их лечение и содержание, «дабы те, которые в службе были и за старостию или приключившейся неизлечимой их болезни, не в состоянии пришли работу снесть, или какую должность отправлять, а именно слепые, глухие, немые и хромые руками и ногами, хотя тем людям и медикаментов более не потребно; но однакож за тем, что пропитания своего не имеют, не без призрения были…» [1].

Позднее была сформирована так называемая «инвалидная рота», обслуживавшая больных. Госпиталь начинает выполнять и функции будущих домов призрения, названных позднее «домами престарелых и инвалидов».

После одного из пожаров, в 1739 г. госпиталь был отстроен заново. Восстановили и церковь: как доносила в «Высокий кабинет» коллегия экономии, затратившая свои деньги, «куплено в церковь всякой церковной утвари на 50 рублей»… Не была забыта и статуя «Милосердие»: «для поставки на гофшпитальное крыльцо и в столовой палате, как прежде было, …четырех статуй в том числе одной называемой «милосердия» за золочение и подъем оной на самый верх палат на купол …116 рублев 50 копеек» [1].

Обстоятельная «Опись Московской Гофшпитали» от 13 августа 1739 г. позволяет воссоздать как внешний вид госпиталя, так и его «хозяйственное устроение». Из подробного многостраничного описания церковной утвари следует, что в то время в госпитальном храме не только проходили службы, исповедь, причащение, но и совершались венчание, крещение и отпевание.

Один из самых старинных планов «Московской гошпитали», предположительно относящийся к середине XVIII в., дает представление о размерах госпитальных владений и расположенных здесь строениях. Над словом «гошпиталь» изображено здание единственного в то время лечебного корпуса, а округлый элемент в его середине – церковь. Перед зданием корпуса располагался дом священника, постоянно находившегося «при исполнении служебных обязанностей».

К середине XVIII в. юридический контроль за деятельностью госпиталя был возложен на Медицинскую коллегию, но содержание его по-прежнему оставалось в ведении Святейшего Синода. Синод явно тяготился расходами на содержание госпиталя, что приводило к недоразумениям и трениям между ним и госпитальным руководством. Госпитальные здания нуждались в ремонте, а средства на это отпускались скупо. Большие трудности возникали в организации питания больных и в снабжении госпиталя медицинским и хозяйственным имуществом.

Госпиталь снабжался печеными хлебами из синодального дома от «хлебодаренного монаха». Нередко хлеб бывал плохого качества. Так, 8 августа 1740 г. комиссар госпиталя Самарин доносил: «Вчерашнего числа отпущено… в Московский госпиталь на четыре дни печеного хлеба девять пудов 18 фунтов, который явился весьма сыр, в пищу болящим употреблять никак невозможно…». Недостаточно было прислуги для ухода за больными. В том же 1740 г. в январе комиссар Самарин пишет в коллегию экономии: «Больных ныне сто двадцать человек обретается и еще умножается, а работников к оным в гофшпитали недовольно, управиться никак не возможно…» [1].

В царствование императрицы Елизаветы Петровны госпиталь стал именоваться Генеральным сухопутным Московским госпиталем и был передан в ведение Военной коллегии, но с постоянным «воспособлением от монастырской казны, во первых, – в виде ежегодного взноса суммы, определенной еще Петром I, в 4487 рублей, и, во-вторых, – в виде доходов от монастырских вотчин Вологодских, Костромских и Симбирских» [1]. Акт об этой передаче подписан 12 января 1755 г.

История Главного военного клинического госпиталя неразрывно связана с историей Отечества. Во время многочисленных войн XVIII в. многие из представителей медицинского персонала госпиталя отправлялись в действующую армию. В 1763 г. в отряд, направленный для борьбы с оспой в Сибири, были включены 4 госпитальных подлекаря. На госпиталь легла вся тяжесть борьбы с бедствием, обрушившимся на Москву, известным под названием «Московская чума 1770-1772 гг.». Весь медицинский персонал Московского Генерального госпиталя от старшего доктора до самого младшего ученика лекарской школы принял активное участие в борьбе с эпидемией и понес тяжкие потери. Большое число подлекарей, лекарских учеников и «волонтеров» было направлено во временные чумные больницы, организованные при Угрешском, Даниловском, Симоновом и Покровском монастырях. Значительная часть этих отважных медиков погибла на своем посту, оказывая помощь чумным больным [23].

Вопреки всем трудностям, работа госпиталя с каждым годом расширялась: в 70-80-е годы XVIII в. он ежегодно принимал уже от 1800 до 6500 пациентов. Госпитальные врачи делали все возможное для улучшения ухода за больными и их лечения.

Присутствие священника и регулярное проведение церковных служб оставалось необходимым и естественным условием лечебного процесса. В 1790 г. была введена должность смотрителя госпиталя, который помимо решения обширных хозяйственных задач и контроля за личным составом обязан был выполнять следующее: «Которые больные будут весьма трудны, об оных наипуще Вам иметь смотрение и призрение в содержании пищею и питием и хорошим присмотром в свое время и того наблюдать, дабы каждый без покаяния и приобщения Святых Животворящих Таин умереть не мог, а по кончине их по христианскому закону погребать и для таковых трудно больных и исправления церковной службы обретающемуся в гошпитале Священнику от того гошпиталя быть неотходну и без воли Вашей никуда ни на малое время отлучаться запретить» [1].

Главным недостатком Московского госпиталя в последнюю четверть XVIII в. являлось плохое состояние старинных госпитальных зданий, не приспособленных для такого большого объема работы. Крайне изветшавшие и давно не подвергавшиеся капитальному ремонту постройки находились на грани разрушения. Больные во многих палатах не были защищены от постоянных сквозняков и дождя. В одном из актов ревизии за 1797 г. было записано: «В госпитале на одной кровати помещается по двое больных, и, в лучшем случае… на двух кроватях трое» [1].

В том же году в Москву на коронацию прибыл император Павел I, посетивший и Московский госпиталь. Не случайно этого императора называли «вторым строителем Московского госпиталя»: осмотрев его территорию и будучи поражен ветхостью зданий, теснотой и грязью в палатах, Павел I утверждает планы новых каменных корпусов и отдает приказ о начале строительства.

По сведениям, предоставленным в 1907 г. протоиереем госпиталя о. Арсением Копецким, «вместе с перестройкой госпитальной церкви было предназначено и переименование ее во имя иконы Божией Матери „Всех Скорбящих Радость“. В 1799 г. генерал-майор Хомутов в поданном от себя прошении Московскому митрополиту Платону испрашивал о дозволении перенести оную церковь… в нарочно устроенный при летнем госпитале на Введенских горах покой, вследствие чего она и была перенесена в означенное место…». Таким образом, в 1799 г. в госпитальных корпусах («полевых покоях»), расположенных на Введенских горах, появляется домовый Храм во имя иконы Божией Матери „Всех Скорбящих Радость“, службы в котором проводил госпитальный священник.

20 ноября 1801 г. во вновь отстроенном «церковном» корпусе «на основании высочайшего повеления императора Александра I» престол самой старинной церкви госпиталя был переосвящен Московским митрополитом Платоном во имя Святых первоверховных Апостолов Петра и Павла [1].

В Центральном историческом архиве Москвы удалось обнаружить метрические книги госпитального храма. В них подробно описывалась жизнь госпитального прихода: число, имена и фамилии венчавшихся, рожденных и крестившихся детей, умерших пациентов и работников госпиталя (отмечалось, в частности, с покаянием умер человек или нет), указывалось количество проведенных за год церковных служб. По числу умерших, указанному в метрических книгах, хорошо видно, насколько возросла после завершения в 1802 г. строительства новых корпусов нагрузка на Московский госпиталь. Книги указывают и возраст умерших (в основном это молодые мужчины 25-40 лет), их звания и должности (большей частью воины русской армии: рядовой, рекрут, драгун, канонер и пр.) [21, 22].

Что может быть прекраснее мирного труда на благо больных! Но не такова судьба нашей страны, чтобы враг позволил народу российскому длительное время созидать, укреплять свою Родину. Короткая передышка, недолгие годы спокойной жизни – и вновь темнеет небосклон, и вновь идет несметная рать в наступление на Русь… Без объявления войны, в ночь на 12 июня 1812 г., в Россию вторглась огромная (около 610 тыс. чел.) армия Наполеона. «Чем тяжелее русскому народу предстоял подвиг, – писал профессор А.А. Царевский, – чем грознее была опасность, тем крепче обыкновенно брался он за спасительный стяг своей святой веры… Вдохновленный верою, воин русский твердою поступью переходил пропасти, взбирался на недосягаемые снежные вершины гор, брал неприступные крепости, терпеливо и богатырски выносил и голод и холод, обороняя и спасая свое Отечество… Удивляющий мир весь своею физическою выносливостью, воин русский… силен и непобедим главным образом силою духовною… Храбрость, стойкость, героизм существуют, конечно, и в других армиях, но незлобие, доброта, жалостливость, самоотвержение и скромность, всепрощение и любовь, то есть именно христианские добродетели, ставшие народными добродетелями, – вот в чем великая особенность русского солдата, удивляющая иностранцев… Русский солдат воистину силен и грозен тем, что всегда он был и есть прежде всего “христолюбивый воин”» [20].

На полях горячих сражений вера и любовь к Родине придавали силы в борьбе с врагом и вели к победе. «Войско безверное учить – что железо перегорелое точить», – говорил генералиссимус А.В. Суворов. «Бог нас водит: Он нам – генерал!» – не уставал повторять своим чудо-богатырям этот великий российский полководец. Перед битвой, помолясь Богу и «благословив всех, он кратко, но сильно напоминал всем обязанности перед Богом, Царем и Отечеством» [5].

Допетровская Русь не знала постоянного военного духовенства: священники прикомандировывались к воинским соединениям, разделяя с защитниками Отчизны все тяготы ратной службы. Император Петр I хорошо понимал необходимость религиозного начала в воспитании духа российских воинов. В «Воинском Уставе» 1716 г. присутствуют такие разделы: «О молитве», «О страхе Божии», «О службе Божии и о священниках». По Уставу, при каждом полку должен был состоять священник. В апреле 1717 г. последовал указ Петра I: «В российском флоте содержать на кораблях и других военных судах 39 священников», а указом 1719 г. повелено было на каждом корабле военно-морского флота иметь по одному иеромонаху. В 1788 г. императрица Екатерина II в рескрипте на имя Санкт-Петербургского митрополита Гавриила требовала, чтобы в полки и на флот назначались священники «искусные» [5].

В 1746 г. впервые в русской армии начинают назначать на время военных действий особых обер-полевых священников. Указом Павла I от 4 апреля 1800 г. должность обер-полевого священника была сделана постоянной. Главной задачей священника в военное время кроме совершения богослужений и треб было влияние на свою паству личным примером, твердостью духа, стойкостью в исполнении воинского долга.

В тяжелые дни Отечественной войны Московский госпиталь ведет борьбу за жизнь десятков тысяч раненых и больных в Москве и в развернутых «военно-временных госпиталях». «Военные врачи, разделяя наравне с военными чинами труд и опасности, явили достойный пример усердия и искусства в исполнении своих обязанностей и стяжали справедливую признательность от соотечественников и уважение от всех образованных наших союзников», – гласит манифест императора Александра I от 6 ноября 1819 г. [1]. Спасая воинов, военные врачи «среди опасностей жестоких сражений с такой похвалой доставляли им врачебные пособия», – подчеркивается в манифесте [24].

Священники неотлучно находились при войсках: «…и на перевязочном пункте... и в боевой линии они утешали, ободряли, напутствовали воинов, спасали раненых, хоронили умерших…».



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

Похожие работы:

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE Основные проблемы и тенденции развития в современной юриспруденции Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (10 октября 2015г.) г. Волгоград 2015 г. УДК 34(06) ББК 67я Основные проблемы и тенденции развития в современной юриспруденции/Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. г.Волгоград, 2015. 92 с....»

«Обязательный экземпляр документов Архангельской области. Новые поступления октябрь декабрь 2013 года ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ ТЕХНИКА СЕЛЬСКОЕ И ЛЕСНОЕ ХОЗЯЙСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЕ. МЕДИЦИНСКИЕ НАУКИ. ФИЗКУЛЬТУРА И СПОРТ ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ. СОЦИОЛОГИЯ. ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ЭКОНОМИКА ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ. ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО. 10 Сборники законодательных актов региональных органов власти и управления КУЛЬТУРА. НАУКА ОБРАЗОВАНИЕ ИСКУССТВО ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ....»

«Управление делами Президента Азербайджанской Республики ПРЕЗИДЕНТСКАЯ БИБЛИОТЕКА СПРАВЕДЛИВОСТЬ К ХОДЖАЛЫ ОГЛАВЛЕНИЕ Стартовала международная кампания «Справедливость к Ходжалы – свободу Карабаху» (7 мая 2008) В итоговом документе заседания экспертов Организации Исламская Конференция поддержана инициатива Лейлы Алиевой (17 мая 2009) Эльшад Искендеров: «Справедливая оценка трагедии в Ходжалы со стороны мирового сообщества должна быть дана при любом варианте разрешении карабахского конфликта» (30...»

«Новый филологический вестник. 2015. №1(32). Материалы конференции «Мандельштам и его время» Proceedings of the Conference “Mandelstam and His Time” ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО К ПУБЛИКАЦИИ В начале 2014 г. при Институте филологии и истории РГГУ было создано новое структурное подразделение: учебно-научная лаборатория мандельштамоведения. Ее основной задачей стало объединение усилий ученых и преподавателей вузов, занимающихся изучением биографии и творчества Осипа Эмильевича Мандельштама, а также...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ «МОГИЛЕВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени А. А. КУЛЕШОВА» МОГИЛЕВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЛАСТНОЙ ИНСТИТУТ РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ МОГИЛЕВСКИЙ РЕЛИГИОВЕДЧЕСКИЙ ЦЕНТР РЕЛИГИЯ И ОБЩЕСТВО – 9 Сборник научных статей Под общей редакцией В. В. Старостенко, О. В. Дьяченко им. А.А. Кулешова Могилев МГУ имени А. А. Кулешова УДК 2(075.8) ББК 86я73 Р36 Печатается по решению редакционно-издательского совета МГУ имени А. А. Кулешова Р е д а...»

«С.Г. КАРПЮК    КЛИМАТ И ГЕОГРАФИЯ   В ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ    РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ С.Г. Карпюк КЛИМАТ И ГЕОГРАФИЯ В ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ (архаическая и классическая Греция) Москва УДКББК 63.3 К – 21 Рецензенты: доктор исторических наук, профессор О.В. Сидорович, кандидат исторических наук А.Б. Ванькова Обложка А.С. Карпюк Карпюк С.Г. Климат и география в человеческом измерении (архаическая и классическая Греция). М.: ИВИ РАН, 2010. – 224 С. В книге С.Г. Карпюка...»

«Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза Материалы Всероссийской научной конференции (Москва, 3 апреля 2012 г.) Москва Научный эксперт УДК 001.89:009(063) ББК 72.4(2)в7 Г-9 Редакционно-издательская группа: С.С. Сулакшин (руководитель), М.В. Вилисов, C.Г. Кара-Мурза, Е.С. Сазонова, Е.Э.Буянова, И.Ю. Колесник, Г.Г. Каримова, М.В. Деева, Ю.А. Зачесова Г-94 Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза....»

«Министерство образования и науки РФ Российская академия наук Институт славяноведения Институт русского языка им. В.В. Виноградова СЛАВЯНСКИЙ МИР: ОБЩНОСТЬ И МНОГООБРАЗИЕ К 1150-летию славянской письменности 20–21 мая 2013 г. МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ Тезисы Москва 20 Ответственный редактор доктор исторических наук К.В. Никифоров ISBN 5 7576-0277У Институт славяноведения РАН, 20 У Авторы, 20 СОДЕРЖАНИЕ Секция «Славянский мир в прошлом и настоящем» А.М. Кузнецова Еще раз о Кирилле и...»

«Издано в алтгу Неверовские чтения : материалы III Всероссийской (с международным участием) конференции, посвященной 80-летию со дня рождения профессора В.И. Неверова : в 2 т. Т. I: Актуальные проблемы политических наук / под ред. П.К. Дашковского, Ю.Ф. Кирюшина. – Барнаул : Изд-во Алт. ун-та, 2010. – 231 с. ISBN 978-5-7904-1007-9 Представлены материалы Всероссийской (с международным участием) конференции «Неверовские чтения», посвященной 80-летию со дня рождения профессора, заслуженного...»

«АГЕНТСТВО ПЕРСПЕКТИВНЫХ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ (АПНИ) ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННОЙ НАУКИ Сборник научных трудов по материалам V Международной научно-практической конференции г. Белгород, 30 ноября 2014 г. В шести частях Часть IV Белгород УДК 00 ББК 7 Т 33 Теоретические и прикладные аспекты современной науки : Т 33 сборник научных трудов по материалам V Международной научнопрактической конференции 30 ноября 2014 г.: в 6 ч. / Под общ. ред. М.Г. Петровой. – Белгород : ИП Петрова...»

«ВСЕРОССИЙСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ЮНЫЕ ТЕХНИКИ И ИЗОБРЕТАТЕЛИ» Название работы: «ФОНТАНЫ ГОРОДА СТАВРОПОЛЯ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ. СОЗДАНИЕ ФОНТАНА В ДОМАШНИХ УСЛОВИЯХ» Автор работы: Самитов Даниил Дамирович, ученик 3 «А» класса МБОУ кадетская школа имени генерала Ермолова А.П., г. Ставрополь Руководитель: Серова Ирина Евгеньевна, учитель начальных классов МБОУ кадетской школы имени генерала Ермолова А.П., г. Ставрополь Адрес ОУ: 355040, г. Ставрополь, ул. Васякина, д.127 а, МБОУ кадетская школа...»

«36 C Генеральная конференция 36-я сессия, Париж 2011 г. 36 C/52 25 июля 2011 г. Оригинал: английский Пункт 5.11 предварительной повестки дня Доклад Генерального директора о мероприятиях ЮНЕСКО по реализации итогов Встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества (ВВИО) и будущие меры по достижению целей ВВИО к 2015 г. АННОТАЦИЯ Источник: Решение 186 ЕХ/6 (IV). История вопроса: В соответствии с решением 186 ЕХ/6 (IV) на рассмотрение Генеральной конференции представляется настоящий...»

«Направление 3 ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ И ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ИСТОРИИ, СТАНОВЛЕНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РОССИИ Античный полис, местное население и мировые империи на юге России в древности (рук. чл.-корр. Иванчик А.И., ИВИ РАН) Работа исследовательского коллектива в рамках проекта позволила пролить свет на формирование контактов циркумпонтийской зоны с империями Передней Азии на рубеже II–I тыс. до н.э., в значительной степени пересмотреть источниковую базу по истории одного из важнейших...»

«Институт языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской академии наук Петрозаводский государственный университет МАТЕРИАЛЫ научной конференции «Бубриховские чтения: гуманитарные науки на Европейском Севере» Петрозаводск 1-2 октября 2015 г.Редколлегия: Н. Г. Зайцева, Е. В. Захарова, И. Ю. Винокурова, О. П. Илюха, С. И. Кочкуркина, И. И. Муллонен, Е. Г. Сойни Рецензенты: д.ф.н. А. В. Пигин, к.ф.н. Т. В. Пашкова Материалы научной конференции «Бубриховские чтения: гуманитарные...»

«Анализ Владимир Орлов ЕСТЬ ЛИ БУДЩЕЕ У ДНЯО. ЗАМЕТКИ В ПРЕДДВЕРИИ ОБЗОРНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 2015 Г. 27 апреля 2015 г. начнет свою работу очередная Обзорная конференция (ОК) по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), девятая по счету с момента вступления ДНЯО в действие в 1970 г. и четвертая после его бессрочного продления в 1995 г. Мне довелось участвовать и в эпохальной конференции 1995 г., в ходе которой ДНЯО столь элегантно, без голосования и практически...»

«Санкт-Петербургский центр по исследованию истории и культуры Скандинавских стран и Финляндии Кафедра истории Нового и Новейшего времени Института истории Санкт-Петербургского государственного университета Русская христианская гуманитарная академия Санкт-Петербург St. Petersburg Scandinavian Center Saint Petersburg State University, Department of History The Russian Christian Academy for the Humanities Proceedings of the 16 th Annual International Conference Saint-Petersburg Р е д а к ц и о н н...»

«УДК 08 ББК 79.1 Е-361 Редакционная коллегия В.А. Москвин, Н.Ф. Гриценко, М.А. Васильева, О.А. Коростелев, Т.В. Марченко, М.Ю. Сорокина Ответственный редактор Н.Ф. Гриценко Художник И.И. Антонова Ежегодник Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына, Е-361 2011 / [отв. ред. Н.Ф. Гриценко]. — М. : Дом русского зарубежья имени Александра Солженицына, 2011. — 720 с. : ил. ISBN 978-5-98854-041-0 Очередной выпуск «Ежегодника Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына» содержит...»

«Генеральная конференция 37 C 37-я сессия, Париж 2013 г. 37 C/19 7 ноября 2013 г. Оригинал: английский Пункт 5.5 повестки дня Выводы Молодежного форума АННОТАЦИЯ Источник: Резолюция 35 C/99 (II). История вопроса: В резолюции 35 C/99 (II) Генеральная конференция предложила Генеральному директору и Исполнительному совету при подготовке будущих сессий Генеральной конференции включать вопрос о результатах Молодежного форума в повестку дня Генеральной конференции. Цель: Генеральный директор доводит...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ДОСТИЖЕНИЯ В ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУКАХ Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (7 апреля 2015г.) г. Самара 2015 г. УДК 3(06) ББК 60я43 Актуальные проблемы и достижения в общественных науках / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. Самара, 2015. 58 с. Редакционная коллегия: кандидат...»

«Управление культуры Министерства обороны Российской Федерации Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военноисторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Пятой Международной научнопрактической конференции 14–16 мая 2014 года Часть II СанктПетербург ВИМАИВиВС Печатается по решению Ученого совета ВИМАИВиВС Научный редактор – С.В. Ефимов Организационный комитет конференции «Война и оружие. Новые исследования и...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.