WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

«Роль Московской гошпитали в становлении и развитии отечественного государственного больничного дела, медицинского образования и науки Материалы научно-исторической конференции, ...»

-- [ Страница 4 ] --

Одним из современных методов лечения опухолей кожи является фотодинамическая терапия (ФДТ). В России этот метод используется с 1992 г. В истории военной медицины ФДТ впервые внедрена в ГВКГ им. Н.Н. Бурденко в 1998 г. Основоположником этого направления в госпитале является старший ординатор отделения кандидат медицинских наук В.Н. Волгин. ФДТ – консервативный метод, основанный на способности фотосенсибилизатора селективно накапливаться в опухоли. Под действием света с длиной волны, соответствующей пику поглощения фотосенсибилизатора, в присутствии кислорода возникает фотохимическая реакция, приводящая к избирательной гибели злокачественных клеток опухоли.

Последняя резорбируется и замещается соединительной тканью. В январе 1998 г. в дерматовенерологическом отделении ГВКГ было впервые выполнено удаление базалиом методом ФДТ у пациента с невоидным базально-клеточным синдромом. В дерматовенерологическом отделении с 1998 по 2006 г. методом ФДТ проведено лечение 412 больных в возрасте от 20 до 93 лет с новообразованиями кожи и слизистых.

С июня 2007 г. в консультативно-диагностической поликлинике развернуто три дерматологических кабинета с высокотехнологичными аппаратами для лечения заболеваний кожи.

Первое помещение служит для приема пациентов, второе – для удаления доброкачественных и злокачественных опухолей кожи с помощью углекислого лазера (Sharplan 40C). Третий кабинет оснащен широкополосным лазером Quantum SR HR DL, который удаляет сосудистые и пигментные поражения кожи, а также аппаратом для фотолечения Multiclear, позволяющим проводить коррекцию косметологических и дерматологических проблем у пациентов с хроническими дерматозами.

Таким образом, Главный госпиталь являлся и является тем медицинским учреждением Вооруженных Сил и России, где нередко впервые в стране внедрялись новые методы лечения кожных и венерических заболеваний, где трудились выдающиеся дерматовенерологи, где создана дерматовенерологическая школа. В настоящее время Главный госпиталь по сравнению с другими военными и гражданскими медицинскими учреждениями оснащен разнообразными современными аппаратами для лечения различных кожных заболеваний. Кроме того, тесное сотрудничество дерматологов кожно-венерологического отделения и консультативно-диагностической поликлиники госпиталя с кафедрой дерматологии и венерологии Государственного института усовершенствования врачей МО РФ позволяет считать, что на территории госпиталя имеется один из лучших дерматовенерологических центров России.

Список литературы

1. Ашмарин Ю.Я. (К 60-летию со дня рождения) // Вестн. дерматол. и венерол. - 1983. С. 79.

2. Главный военный госпиталь / Под ред. Н.Л. Крылова. - М.: Воениздат, 1985. - 240 с.

3. Добронравов В.Н. К казуистике множественных лейомиом кожи // Венерол. и дерматол. - 1929. - Т. 10. - Вып. 1. - С. 38-46.

4. Клюжев В.М., Абашин В.Г., Ипатов П.В. Государственная высшая медицинская школа в стенах госпиталя // В кн.: Родоначальник российской медицины – Главный военный клинический госпиталь имени академика Н.Н. Бурденко. - Т. 1: Золотые страницы истории Главного госпиталя. - М.: ГВКГ им. Н.Н. Бурденко, 2006. - С. 192-201.

5. Клюжев В.М., Ипатов П.В., Денисов С.Л. Краткая 300-летняя история Главного военного клинического госпиталя имени академика Н.Н. Бурденко в именах и лицах // В кн.:

Родоначальник российской медицины – Главный военный клинический госпиталь имени академика Н.Н. Бурденко. - Т. 1: Золотые страницы истории Главного госпиталя. - М.: ГВКГ им. Н.Н. Бурденко, 2006. - С. 5-36.

6. Ламоткин И.А. 12 кожно-венерологическое отделение // В кн.: Родоначальник российской медицины – Главный военный клинический госпиталь имени академика Н.Н. Бурденко. - Т. 2: Сегодняшний день Главного госпиталя. - М.: ГВКГ им. Н.Н. Бурденко, 2006. С. 239-241.

<

–  –  –

Четвертый начальник кожно-венероло- Пятый начальник кожно-венерогического отделения (1955-1987) заслужен- логического отделения (1987-1994) ный врач РСФСР доктор медицинских наук заслуженный врач РФ полковник м/с полковник м/с Ашмарин Юрий Яковлевич Найденов Юрий Николаевич

–  –  –

Во всеоружии медицинских знаний и опыта встретил 1-й Московский Красноармейский Коммунистический военный госпиталь начало Великой Отечественной войны. Воспоминания врачей и сотрудников, трудившихся в госпитале в те боевые годы, свидетельствуют об одном: усилия всего коллектива были сосредоточены на главной цели – вернуть жизнь и здоровье как можно большему числу раненых и больных воинов Красной Армии. История показала: Московский военный госпиталь с этой задачей справился с честью.

К началу Великой Отечественной войны в госпитале функционировали следующие медицинские отделения:

1-е хирургическое – начальник военврач 1 ранга З.Е. Смоляницкий;

2-е хирургическое – начальник военврач 2 ранга А.И. Макаренко;

3-е гнойное хирургическое – начальник бригврач А.А. Гусев;

4-е гинекологическое – начальник военврач 1 ранга А.В. Александров;

5-е отоларингологическое – начальник военврач 1 ранга М.М. Филиппов;

6-е терапевтическое – начальник военврач 1 ранга Н.Д. Гринберг;

7-е нервное – начальник военврач 2 ранга Р.В. Волевич;

8-е терапевтическое – начальник военврач 1 ранга М.А. Четверухин;

9-е терапевтическое – начальник бригврач А.В. Нечаев;

10-е терапевтическое – начальник бригврач А.Н. Николаев;

11-е урологическое – начальник военврач 1 ранга О. Островский;

12-е кожно-венерологическое – начальник бригврач А.А. Алявдин;

14-е инфекционное – начальник бригврач П.М. Матусов;

15-е психиатрическое – начальник военврач 2 ранга А.И. Пономарев;

16-е туберкулезное – начальник военврач 1 ранга В.В. Цветаев;

17-е глазное – начальник военврач 1 ранга А.С. Трофимов;

18-е нервное – начальник военврач 1 ранга М.А. Маслов (в июле 1941 г. «красноармейский» сектор нервного отделения был выделен в самостоятельное 18-е отделение в том же «нервном» корпусе).

Начальником госпиталя был бригврач П.П. Коноплев, помощниками начальника госпиталя по медицинской части – военврач 1 ранга Н.И. Шишкин, по материальному обеспечению – интендант 1 ранга И.Г. Афанасьев.

22 июня 1941 г. фашистская Германия вероломно напала на Советский Союз. Началась Великая Отечественная война, потребовавшая от советского народа невиданного напряжения всех сил, проявлений патриотизма, стойкости и массового героизма. C первых дней войны работа Московского госпиталя была перестроена в соответствии с нуждами военного времени. Более 50% врачей убыли в действующую армию, где выполняли обязанности хирургов, терапевтов, эпидемиологов, инфекционистов: бригврач Ф.Ф. Березкин был главным хирургом фронта, бригврач А.Н. Николаев – главным терапевтом Южного фронта, Р.Д. Штерн – начальником фронтовой патологоанатомической лаборатории, З.Е. Смоляницкий – главным хирургом одной из армий, А.В. Нечаев – главным терапевтом Московской зоны обороны, Н.Д. Гринберг – армейским терапевтом.

Начальник госпиталя бригврач П.П. Коноплев был назначен начальником Московского распределительного эвакуационного пункта (РЭП) №33; временное исполнение обязанностей начальника Московского госпиталя было возложено на бригврача П.М. Матусова. В середине июля 1941 г. на должность начальника госпиталя прибыл бригврач Александр Матвеевич Крупчицкий, а П.М. Матусов приступил к исполнению должности заместителя начальника госпиталя. Военным комиссаром госпиталя с начала войны по август 1942 г. был батальонный комиссар В.И. Чернец. Кадровую службу госпиталя возглавлял А.К. Портнов (1941-1942), вскоре после окончания Великой Отечественной войны возвратившийся в госпиталь на прежнюю должность.

Ближайшей задачей Московского госпиталя в связи с начавшейся войной было формирование многочисленных медицинских учреждений военного времени: госпиталей, военносанитарных поездов и пр. Эта работа, потребовавшая большой затраты сил, была произведена точно в установленные сроки.

Не менее важной задачей была подготовка госпиталя к работе в условиях войны. Необходимо было провести первоочередные важнейшие мероприятия: разгрузку госпиталя от заполнявших его хронических больных; перемену структуры госпиталя путем установления новой, соответствующей потребностям военного времени спецификации коек, и наконец, организацию системы мероприятий по защите больных от возможных поражений при воздушных налетах противника. Первая задача облегчалась прежде всего тем, что многие больные с первого дня войны начали сами настаивать на выписке из госпиталя, чтобы вернуться в свои части и с оружием в руках защищать Родину. Наиболее тяжелые из них были переведены в гражданские лечебные учреждения и другие госпитали.

Изменение спецификации коек выразилось в увеличении числа коек в хирургических отделениях до 700 за счет свертывания гинекологического, части терапевтических и урологического (консервативного лечения) отделений. Кроме того, на базе оториноларингологического отделения было развернуто на 70 коек специальное отделение для раненных в челюстно-лицевую область, которое возглавил военврач 1 ранга С.А. Красный; cтаршим ординатором стал военврач 2 ранга Г.А. Васильев – крупный специалист в области восстановительной челюстно-лицевой хирургии.

Несколько позднее, в августе 1941 г., было свернуто и туберкулезное отделение, а находившиеся в нем больные вместе с частью персонала, во главе со старшим ординатором Е.М. Гриншпунтом отправлены в г. Алатырь Чувашской АССР, где на базе санатория был организован самостоятельный туберкулезный госпиталь.

Одновременно была организована служба ПВО госпиталя; созданы команды по охране общественного порядка и безопасности, противопожарная, восстановительная, противохимическая и медико-санитарная. Помощь в этой работе оказывали коллективы московских предприятий, присылавшие в госпиталь санитарных дружинниц, из числа которых было создано 200 дружин. Как свидетельствовал участник того периода сотрудник госпиталя полковник в отставке В.К. Паршин, команды эти были хорошо подготовлены и самоотверженно выполняли свою работу.

«Белое, стоящее на высоком холме здание госпиталя видно издалека, а потому решено маскировать строения, окрасив их в черный цвет, что осуществлялось вызывавшими у всех улыбку измазанными в черную краску подростками», – писал в своих воспоминаниях начальник 2-го хирургического отделения А.И. Макаренко [14].

Сложные работы по переоборудованию помещений и переводу госпитального хозяйства на режим военного времени проводились личным составом интендантской службы госпиталя, руководимой помощником начальника госпиталя по МТО интендантом 1 ранга Н.Н. Афанасьевым. C первых же дней войны была начата постройка бомбоубежища под хирургическими, главным и «нервным» корпусами с расчетом обеспечить весь личный состав больных укрытием на случай налета вражеской авиации. В подвальных помещениях хирургических корпусов были оборудованы бомбоубежища, причем под «малым» хирургическим корпусом развернута операционная (в центре здания, где расположены операционно-перевязочные блоки), а также две перевязочные под «крыльями» здания. В операционную и перевязочные были проведены горячая вода, обычное и аварийное освещение. Поступающие больные и раненые подвергались санитарной обработке в пропускнике, который располагался рядом с операционной. Бомбоубежища были герметизированы, перекрытия усилены, здания снаружи обвалованы землей и, по существу, представляли собой подземный госпиталь, где была обеспечена возможность не только укрытия больных и раненых, но и оказания им экстренной медицинской и хирургической помощи во время налета вражеской авиации.

Так Московский военный госпиталь полностью подготовился к работе в условиях военных действий.

В первые дни войны весь коллектив решил отчислять в фонд обороны одно- и двухтрехдневный заработок; кроме того, были внесены облигации на сумму 222 540 рублей, наличные деньги и различные золотые и серебряные вещи, серебряные монеты старой чеканки. Около 5 тыс. рублей было собрано на танковую колонну. Сотрудники госпиталя готовили теплые вещи и средства на подарки бойцам.

Над госпиталем шефствовали 8-10 предприятий и учреждений, выделявшие своих сотрудников для ухода за тяжелоранеными. Так, в июле 1941 г. были закреплены по отделениям свыше 200 дружинниц, большинство из которых дежурило круглые сутки.

Врачи находились на казарменном положении и жили в общежитии на территории госпиталя. Их поредевший состав пополнился приписанными врачами запаса, среди которых были выдающиеся специалисты: окулист профессор М.Л. Краснов; хирург-челюстник доцент Г.А. Васильев; врач ЛФК кандидат медицинских наук С.П. Сарычев и др. Обязанности консультанта-хирурга с отъездом Ф.Ф. Березкина были возложены на заслуженного деятеля наук профессора В.С. Левита. Консультантами по другим специальностям остались работавшие до войны профессора П.Г. Мезерницкий, В.К. Хорошко, Р.М. Фронштейн, Б.А. Егоров и др.

В связи с уходом на фронт многих врачей-мужчин в госпиталь пришли офицеры – женщины-врачи: ученица академика Н.Н. Приорова хирург-травматолог кандидат медицинских наук Елизавета Борисовна Роговер; военврач 2 ранга Лидия Борисовна Перова (в дальнейшем полковник медицинской службы, начальник инфекционного отделения госпиталя); хирург Богданова; терапевты военврач 2 ранга А.А. Стрельникова, военврачи 3 ранга В.В. Токарева и Е.В. Дубинина, В.А. Пивоварова.

Раненые начали поступать в госпиталь уже с 26 июня 1941 г. Отход наших частей и охватывающие действия подвижных групп противника создавали временами беспорядок в эвакуации, раненые прибывали неорганизованно, с первичной повязкой, наложенной им на поле боя; среди них были и крайне тяжелые, доставленные на самолетах иногда прямо с места ранения. Только с конца июля началось систематическое поступление раненых военно-санитарными поездами.

Чаще раненые поступали небольшими группами, но иногда и крупными партиями. Прием проводился тремя дежурными хирургами госпиталя. Если поступающая партия раненых была большой, то по мере надобности дополнительно привлекались врачи. Первое время поступали главным образом раненные осколками авиабомб, затем и другими видами оружия. Так как большинству раненых требовалось длительное лечение (свыше месяца), то госпиталь начал производить систематические эвакуации. В зависимости от характера ранения и сроков лечения от 20 до 45% общего числа поступивших в разные месяцы раненых эвакуировали в тыл. Коек не хватало, так как кроме раненых госпиталь также обслуживал больных гарнизона. Таким образом, Московский военный госпиталь из постоянного лечебного учреждения, лишенного эвакуационных функций, временно превратился в эвакуационный госпиталь с присущими ему эвакуационными функциями.

Наиболее тяжелым контингентом были раненные в грудь, затем с огнестрельным ранением конечностей, а также получившие тяжелые ожоги. При лечении применялись все последние достижения хирургии: белый стрептоцид, метод редких перевязок, глухая гипсовая повязка и пр. В некоторых случаях требовались улучшение иммобилизации, репозиция отломков после ранений. С первых недель войны при огнестрельных переломах бедра в ряде случаев во 2-м хирургическом отделении производилась репозиция отломков под спинальной анестезией на столе Лемана с наложением глухой гипсовой повязки.

В госпиталь поступало большое число раненых с тяжелыми огнестрельными травмами лица и челюстей. В связи с этим пришлось реорганизовать работу челюстно-лицевого отделения и наладить ортопедическую помощь. Для этой цели в 1941 г. в госпитале на базе зуботехнической лаборатории был организован кабинет ортопедической стоматологии, который возглавил доцент М.С. Неменов.

Резко изменился и характер хирургической работы отделений: по сравнению с мирным временем центр работы переместился из операционной в перевязочную. Несмотря на метод глухой гипсовой повязки и метод редких перевязок, количество последних значительно возросло, а операций уменьшилось.

К работе хирургических отделений госпиталя проявляла интерес общественность столицы. Госпиталь посещали писатели, журналисты. О работе отделений помещались корреспонденции в наших центральных газетах, а также в американской печати. В сентябре 1941 г., вспоминал начальник госпиталя бригврач А.М. Крупчицкий, с хирургическими отделениями знакомились члены Американской правительственной делегации: «… после внимательного осмотра отделений гости направились в физиотерапевтическое отделение, где они были поражены прекрасным оснащением и аппаратурой. Особенно понравился бассейн, при виде которого представитель фронта США заявил: “Такие устройства при госпиталях я редко видел, разве только у президента Рузвельта”» [9].

В годы Великой Отечественной войны рентгенологи переключились на обеспечение рентгенологической диагностики травм военного времени.

В связи с войной значительно изменились характер и условия работы лаборатории госпиталя. Увеличилось количество анализов из хирургических отделений, в основном это были бактериологические исследования отделяемого из ран на аэробную и анаэробную микрофлору.

С 22 июля начались налеты на Москву фашистской авиации. Ежедневно подшефные заводы и другие организации присылали в госпиталь сандружинниц, которые с объявлением воздушной тревоги на носилках переносили тяжелораненых в подземный госпиталь, где они и находились до отбоя. «Нетрудно себе представить, – замечает А.М. Крупчицкий, – какое огромное беспокойство причиняло это тяжелораненым» [9]. Ходячие уходили в бомбоубежище самостоятельно. Для облегчения эвакуации раненых в бомбоубежище носилочные раненые и больные размещались на первом этаже здания, ходячие – на втором. Все больные располагались на оборудованных койках или скамейках. Вся хирургическая работа переносилась в бомбоубежище. Там оказывали помощь раненым, в частности немногим пострадавшим от налетов вражеской авиации на Москву; производили перевязки, экстренные операции. «Хочется отметить тот исключительный энтузиазм, с которым персонал отделений и девушки-дружинницы являлись в госпиталь после работы или учебы, работали в отделениях, выносили в убежище раненых, ухаживали за ними», – пишет в своих воспоминаниях начальник 2-го хирургического отделения госпиталя военврач 2 ранга А.И. Макаренко [15].

Во время одного из налетов 11 августа 1941 г. в расположенные на территории госпиталя гараж, склады и прачечную попали десятки зажигательных бомб. Возникшие пожары и очаги возгорания были ликвидированы силами команд госпиталя. «Один раз имел место случай ранения шальной пулей в грудь (непроникающее) находившейся на посту сотрудницы госпиталя тов. Сурковой. В операционной убежища ей произведена первичная обработка раны» [14].

В связи с неоднократными случаями сбрасывания фугасных и зажигательных бомб на территорию госпиталя, а также с нарастанием реальной угрозы Москве было решено временно перевести Московский госпиталь в более спокойное место. В соответствии с приказом командующего войсками Московского военного округа и указаниями Главного военносанитарного управления (ГВСУ) Красной Армии новым местом расположения госпиталя был назначен Горький, связанный с Москвой благоустроенным шоссе и имевший развитые пути эвакуации в глубокий тыл страны. Переезд был назначен на 16 октября 1941 г.

Временное перемещение такого огромного стационарного медицинского учреждения в другой город в короткие сроки (3 дня) потребовало от коллектива госпиталя большого напряжения всех сил. Но самой сложной задачей была организация эвакуации раненых и больных в тыл страны. По указанию начальника медицинского отдела МВО и начальника распределительного пункта № 33 госпиталю было предоставлено необходимое количество санитарного транспорта, на котором все раненые и больные в ночь на 16 октября были бережно и организованно перевезены, а затем перенесены в два санитарных поезда для эвакуации в глубокий тыл. Весь личный состав госпиталя от санитарок до начальников отделений работал самоотверженно, не жалея сил: громоздкое санитарно-хозяйственное имущество, медикаменты и ценное оборудование, накопленные годами, были подготовлены к эвакуации силами работников отделений и служб и ими же грузились в автомашины и эшелон. «За личными вещами, необходимыми в связи с отъездом, сотрудники поехали только после погрузки госпитального имущества, – подчеркивал А.М. Макаренко. – Эвакуировались все военнослужащие, а также ряд вольнонаемных сотрудников, по преимуществу медсестер.

Эта группа, руководимая командованием, в основном на своих плечах перенесла все имущество отделений как при погрузке его, так и при разгрузке на месте назначения» [14].

Переезд госпиталя совершался двумя эшелонами. 19 октября 1941 г. первый эшелон во главе с начальником госпиталя выехал на 30 машинах, груженных наиболее важным имуществом. В его задачу по прибытии в Горький входило подготовить помещение для личного состава и специальное здание для переоборудования его под размещение госпиталя. Всего в первом эшелоне следовало 55 человек.

Второй эшелон из 50 вагонов с личным составом и имуществом госпиталя убыл 22 октября. «Дорога до Горького прошла благополучно и даже с некоторым комфортом: в вагонах было тепло, можно было спать и даже пользоваться горячим картофельным супом, который умудрялись варить всегда проявлявшие хозяйственность наши медсестры», – вспоминает А.И. Макаренко [14].

Через 2 сут эшелон был в Горьком. Благодаря настойчивым и энергичным действиям начальника госпиталя бригврача А.М. Крупчицкого к моменту прибытия эшелона в Горький там уже было подготовлено соответствующее помещение для развертывания госпиталя – общежитие Института водников на ул. Пискунова, д. 11.

17 ноября 1941 г., почти через месяц, госпиталь был развернут и приступил к работе.

В составе Московского военного госпиталя в Горьком было три хирургических отделения, челюстно-лицевое, оториноларингологическое, глазное, три терапевтических и нервное отделения. Психиатрические койки (75) были развернуты на базе Горьковской психиатрической больницы. Всего было развернуто 775 коек. Раненые и больные помещались в небольших палатах, было очень тесно, подсобных помещений не хватало. Испытывали трудности и в комплектовании штата младшего медицинского персонала. Как вспоминала супруга начальника госпиталя Д.Я. Крупчицкая, также работавшая в госпитале в период эвакуации в Горьком, сотрудники сутками не покидали госпиталь, недоедали, стараясь обеспечить всем необходимым прежде всего раненых воинов. «Однажды, возвратившись из командировки с фронта, – рассказывала Дина Яковлевна, – А.М. Крупчицкий, придя в отделение, где я работала, прошел мимо, прямо взглянув на меня и не узнав (я очень похудела), а потом начал спрашивать у врачей, почему его жена отсутствует на рабочем месте…»

Вопреки всем испытаниям коллектив госпиталя с честью выполнял все свои обязанности. В Горьком, как и в Москве, госпиталь обслуживал и больных местного гарнизона; врачи оказывали помощь эвакогоспиталям и поликлиникам города. Ведущие специалисты госпиталя и его начальник бригврач А.М. Крупчицкий регулярно выезжали в командировки на фронт.

В госпитале преимущественно стационировались тяжелораненые и начсостав. Раненые поступали или непосредственно с санитарных поездов, или в порядке перевода из других эвакогоспиталей для оперативного вмешательства по поводу тяжелых и сложных ранений.

Основная масса раненых прошла через хирургические отделения госпиталя – 71,5% от всех раненых; челюстно-лицевых ранений было 11,2%, глазных ранений – 5,1%, ранений ЛОР-органов – 4,7%; остальные 7,3% составили поражения нервной системы и расстройства психики.

В госпитале проводились все виды оперативных вмешательств, в том числе и нейрохирургические – на черепе и периферических нервах, на крупных сосудах, ампутации, полостные и прочие операции. Три хирургических отделения были развернуты по 100 коек каждое, с теми же начальниками отделений, с основным штатом врачей и медицинских сестер.

1-е отделение имело отдельную операционную и перевязочную, 2-е и 3-е пользовались операционной и перевязочной совместно. Операционные были небольшие, но достаточно оснащены имуществом, в частности имели стационарные бестеневые лампы, которые были привезены из Москвы. В 1-м отделении был развернут урологический кабинет.

Основным при лечении огнестрельных ранений был метод глухой гипсовой повязки.

При переломах нижних конечностей наложение гипсовой повязки проводилось под местной анестезией или под общим наркозом на столе Лемана.

Преимущественным методом анестезии была местная – 82,6% всех операций.

При лечении ран применялись преимущественно три препарата: риваноль, мазь Вишневского и белый стрептоцид.

За год войны не было ни одного случая столбняка, газовая инфекция наблюдалась в 9 случаях.

Переливание крови, как правило, применялось при сепсисе и в значительном количестве случаев с хорошим результатом.

В отоларингологическом, глазном и челюстном-лицевом отделениях производились все необходимые оперативные вмешательства.

ЛОР-отделение в основу своей деятельности положило своевременное оперативное вмешательство по строго дифференцированным показаниям, овладение техникой операций на смежных областях (мозговые операции, операции на глазу и пр.) и применение новых и новейших методов лечения: сульфамиды, физиотерапия и др. В марте 1942 г. консультантотоларинголог госпиталя Г.Г. Куликовский назначается главным отоларингологом Красной Армии, ему присваивается звание генерал-майора медицинской службы, он становится профессором.

Специалисты глазного отделения помогали восстановить зрение раненым на фронтах, пострадавшим от воздушных налетов и больным гарнизона. В отделении успешно применялось электромагнитное удаление инородных тел при использовании разработанного рентгенологом госпиталя военврачом 1 ранга Виноградовым метода локализации рентгенодиагностики инородных тел в глазу. Старшим ординатором отделения работал профессор М.Л. Краснов, своим искусством хирурга в годы войны вернувший зрение тысячам воинов.

Впоследствии он стал действительным членом Академии медицинских наук СССР, главным офтальмологом 4-го Главного управления при Министерстве здравоохранения СССР.

В челюстно-лицевом отделении, расширенном до 100 коек, развернулась работа по восстановительной хирургии. Одновременно с этим отделение уделяло большое внимание долечиванию челюстно-лицевых ранений и сложному протезированию. Применением комплексных методов механотерапии и физиотерапии достигалось восстановление функции жевательного аппарата. В июне 1942 г. челюстно-лицевое отделение было полностью отделено от 5-го (ЛОР) отделения и начало существовать самостоятельно.

За период пребывания госпиталя в эвакуации рентгенологи произвели свыше 1500 исследований. В госпитале проводились операции по удалению инородных тел и репозиции отломков под контролем рентгеновских лучей. Кроме того, значительная часть рентгенологических обследований в годы войны приходилась на различные осложнения после ранений: пневмонию, септические состояния, остеомиелит и пр. Начальник рентгеновского отделения П.В. Соколов в составе бригады профессора С.С. Юдина на 8 мес выезжал на фронт в Восточную Пруссию.

В годы Великой Отечественной войны в госпитале использовалась близкофокусная рентгенотерапия для лечения некоторых осложнений огнестрельных ранений, воспалительных и вялотекущих раневых процессов.

Состав терапевтических больных, поступавших на лечение в течение первого года войны, существенно не отличался от довоенного. Чаще всего причиной госпитализации были язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, а также другие заболевания органов пищеварения, острые бронхиты и пневмонии, малярия, ревматизм, единичные больные с острыми инфекционными заболеваниями (сыпной тиф, дифтерия) и цингой. В течение года из 815 больных умерло всего 8.

После эвакуации в 7-м отделении (слившемся с 18-м) около 60% составляли нейротравматические поражения. Врачами-невропатологами оказывалась специализированная помощь раненым и больным с поражением головного, спинного мозга и периферических нервов.

Психиатрическое отделение госпиталя, развернутое на базе Горьковской психиатрической больницы, обеспечивало специальной лечебной помощью и экспертизой все части и эвакогоспитали Горьковского гарнизона. Врачи отделения обеспечивали консультацией и специальной экспертизой психколонию в Ляхове. Нервное отделение возвратило в строй 65,8%, а психиатрическое – 40% от всех закончивших лечение больных.

В период Великой Отечественной войны, в отличие от предыдущих войн, инфекционные заболевания составляли незначительную часть больных терапевтического профиля, поэтому инфекционное отделение во время эвакуации было развернуто как изолятор и шефствовало над инфекционными госпиталями эвакопункта. С 1941 по 1946 г. инфекционное отделение возглавлял И.Д. Дмитириев, с 1930 г. занимавшийся изучением малярии, о чем свидетельствуют его многочисленные публикации.

Лаборатория вынуждена была развернуться на расстоянии 1 км от госпиталя на улице Невзоровой, в доме 21а, в полуподвальном и совершенно неприспособленном помещении.

Работа лаборатории значительно сократилась, но все требования госпиталя выполнялись.

В Горьком госпиталем была развернута гарнизонная поликлиника с врачебными кабинетами по специальностям: хирургические заболевания, внутренние болезни, нервные болезни, глазные и ушные; были организованы клиническая лаборатория и рентгеновский кабинет. Специалистами госпиталя в поликлинике было осмотрено и проконсультировано 57 203 больных из состава частей Горьковского гарнизона.

В Горьком, как и в Москве, врачи госпиталя показывали пример высокого сознания своего долга. Пребывание Московского военного госпиталя в течение года в Горьком заметно сказалось на улучшении работы госпиталя и других военно-лечебных учреждений, развернутых в этом городе. Наиболее опытные специалисты госпиталя (М.М. Филиппов, А.И. Макаренко, Н.И. Лаврентьев, Г.И. Гольдин и др.) выполняли одновременно обязанности консультантов и ведущих специалистов горьковских эвакогоспиталей. Всего было произведено 508 выездов в эвакогоспитали, проконсультировано 14 064 раненых, наложены 763 гипсовые повязки, произведено 895 хирургических операций тяжелораненых, сделано 1214 рентгеновских снимков и 463 рентгеноскопии. Кроме того, врачи госпиталя провели в эвакуационных госпиталях Горьковского эвакопункта № 41 сорок пять конференций и прочитали 67 докладов, бесед и лекций.

Методы лечения ранений были на уровне последних достижений медицинской науки, в результате и показатели возвращенных в строй, при учете что в нем госпитализировались наиболее тяжелораненые, были уже за первый год войны довольно высокими – 83,8% [9].

Средний койко-день для раненого за год войны выразился в 24,1 [30].

При переезде Московского госпиталя в Горький небольшая часть медицинского и главным образом хозяйственного персонала была оставлена в Москве для охраны имущества и самого здания с его сложным хозяйством и отопительной системой. Для сотрудников был дорог каждый уголок родного госпиталя. В тяжелые дни Великой Отечественной войны заведующий оранжереей С.Т. Мягков сохранил для госпиталя и его больных оранжерею, которую он регулярно отапливал в холодную зиму 1941-1942 гг.

По приказу ГВСУ в здании Московского военного госпиталя разместился прибывший из-под Вязьмы сортировочно-эвакуационный госпиталь (СЭГ) № 290 Западного фронта. На обустройство госпиталя было отведено 24 ч. Этого времени персоналу хватило, чтобы уже через сутки приступить к работе и начать прием раненых защитников Москвы, прибывавших с Западного, Калининского и Юго-Западного фронтов. Начальником СЭГ № 290 был военврач 1 ранга (в дальнейшем – полковник медицинской службы) Гиллер Вильям Ефимович.

Корпуса Московского Коммунистического госпиталя позволили развернуть все необходимые профильные отделения для лечения раненных с проникающими ранениями в грудь, живот и череп, анаэробное отделение, челюстно-лицевое и др. Были расширены приемносортировочные отделения для ходячих раненых, носилочных и терапевтических больных;

организовано самостоятельное эвакуационное отделение, проводившее отправку раненых в тыловые госпитали для продолжения лечения.

Черепно-мозговое отделение СЭГ возглавил находившийся с первых дней войны в армии сотрудник Московского нейрохирургического института им. Н.Н. Бурденко профессор Александр Архипович Шлыков. Получив ранение, он поступил в СЭГ № 290 и после излечения остался в нем работать. Ученик Н.Н. Бурденко, он успешно руководил отделением до последних дней войны, а после демобилизации продолжил работу в институте.

В черепно-мозговое отделение поступали не только раненые с открытыми повреждениями мозга, но и с сопутствовавшими ранениями глаз, уха, горла и носа. Их обслуживали специалисты: жена профессора окулист Шлыкова и отоларинголог Грищенко. В отделении использовались новейшие на тот период времени достижения медицины, и неудивительно, что впоследствии работой именно этого отделения интересовались ведущие медики наших союзников (американские, английские и канадские хирурги), посетившие СЭГ № 290 позднее (1943) в Пыжовском лесу.

Начальником торакоабдоминального отделения (ранения в грудь и живот) была назначена кандидат медицинских наук Дина Лазаревна Цирлина, работавшая до войны во II ММИ на кафедре хирургии.

Главным рентгенологом госпиталя был полковник м/с Трейстер Григорий Наумович.

Из врачебного состава Московского госпиталя в СЭГ № 290 работал один хирург-полостник военврач 1 ранга Шарин. По воспоминаниям врачей-ветеранов СЭГ № 290, он был не только прекрасным специалистом, но и скромным, простым в общении человеком, всегда готовым прийти на помощь менее опытным хирургам.

Во время битвы за Москву в СЭГ № 290 и в аналогичный СЭГ № 2386, развернутый на северо-западной окраине столицы, на территории Сельскохозяйственной академии им. Тимирязева, поступило 80% всех раненых и больных. Как вспоминает работавшая с первого до последнего дня в СЭГ № 290 ветеран Великой Отечественной войны Валентина Владимировна Зиновьева (Терешкина), в годы войны – военврач 3 ранга, нагрузка была неимоверная.

В день госпиталь принимал до 10 тыс. раненых, для чего было максимально увеличено количество коек; в палатах их сделали двухэтажными. Изменен был режим работы персонала:

12-часовой график заменили на 16-часовой. Раненых необходимо было помыть, переодеть, накормить тех, кого можно, эвакуировать в госпитали фронтового тыла, а оставшихся, нуждавшихся в хирургическом лечении, и нетранспортабельных распределить по профильным отделениям СЭГ.

Неоднократно консультировал раненых и проводил операции в СЭГ № 290 Н.Н. Бурденко, о чем свидетельствуют сохранившиеся фотографии. «Бурденко взял из рук операционной сестры нож и, наклоняясь над головой раненого, не примериваясь, быстрым, как молния, и точным движением рассек кожу на черепе сразу до кости, – писал в своих воспоминаниях В.Е. Гиллер. – Оперировал он уверенно и смело, одновременно и правой и левой рукой.

Это намного сокращало время операции, но требовало напряженного внимания обоих ассистентов (помогавших Бурденко во время операции – М.М.). Обнажив пульсирующий мозг, он остановился, быстро кинул взгляд на висящую перед ним рентгенограмму, едва заметным движением инструмента вынул металлический, с острыми краями, бурый осколок. Закончив операцию, вплоть до зашивания кожи, он перешел к раненому, уже усыпленному на другом столе и, сменив перчатки и халат, снова включился в работу. И так с небольшим перерывом, ни разу не присев (а начал он оперировать в 8 часов утра), оперировал до позднего вечера”» [18].

Самоотверженно трудились верные помощницы врачей – медицинские сестры: и дипломированные, с большим опытом работы, и добровольно пришедшие работать студенты из различных институтов Москвы, получившие подготовку на довоенных курсах Российского общества Красного Креста (РОКК). Самых больших похвал заслуживала работа младшего обслуживающего персонала, состоявшего в основном из вольнонаемных женщин. Каждая из них в любом раненом видела своих родных и близких: отца, мужа, сына, сражавшихся на фронте.

«Необходимо отметить, – вспоминает В.В. Зиновьева, – что в период нашей работы в стенах Московского Коммунистического госпиталя налеты вражеской авиации контролировались усиленными частями ПВО, и нам не приходилось переносить раненых в госпитальное бомбоубежище. Только в первый месяц работы СЭГ в Лефортово вражеским самолетам удавалось прорываться к госпиталю, но сами здания ни разу не подверглись бомбардировке:

фашисты старались нанести свои удары по непрерывной веренице подъезжающих машин с ранеными…»

За самоотверженную работу по спасению жизней и здоровья раненых во время обороны Москвы в 1942 г. коллектив СЭГ № 290 получил от командования Западного фронта переходящее Красное знамя, которое с достоинством удерживал до последних дней Великой Отечественной войны. В наши дни это знамя хранится в Центральном музее Вооруженных Сил России. Все работники госпиталя получили медали «За оборону Москвы», многие были удостоены боевых орденов.

В память о работе СЭГ № 290 в период обороны Москвы на наружной стене одного из корпусов Главного военного клинического госпиталя им. Н.Н. Бурденко со стороны Госпитальной площади 6 мая 1989 г. была открыта мемориальная доска.

Надпись на ней гласит:

«В этом здании в годы Великой Отечественной войны с октября 1941 по март 1943 г. действовал 290-й сортировочный эвакогоспиталь Западного фронта. Самоотверженным трудом военных медиков госпиталя были возвращены в строй десятки тысяч солдат и офицеров».

Уже через месяц после переезда в Горький группа врачей и сестер Московского госпиталя возвратилась в Москву, где работала в эвакогоспитале, развернутом в здании на НовоБасманной улице, д. 20. Вскоре сюда же прибыла еще одна группа врачей: в июне 1942 г.

последовал приказ о передислокации некоторых отделений госпиталя в Москву. В числе других 2-е и 3-е хирургические отделения были намечены к отъезду, а 1-е оставалось на месте.

Как и во время эвакуации в Горький, так и при реэвакуации в Москву коллектив отделений дружно взялся за работу. Все имущество было быстро приготовлено к погрузке и 13 июня доставлено в Москву без потерь.

Таким образом, в Москве была снова развернута работа Московского госпиталя на 950 коек, правда, не в своем здании; в Горьком же остался филиал госпиталя.

В августе 1942 г. на должность военного комиссара госпиталя был назначен старший батальонный комиссар Д.А. Логачев, ставший последним военным комиссаром Московского Коммунистического военного госпиталя: согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 9 октября 1942 г. повсеместно упразднялся институт военных комиссаров и институт политических руководителей в подразделениях; в соединениях, частях, учреждениях вводился институт заместителей по политчасти. Политработники госпиталя помогали организовывать работу с выздоравливающими ранеными и больными: проводились занятия по боевой подготовке, распространению военных знаний. Раненые и больные изучали советское и иностранное стрелковое оружие, гранаты, минометы. Врачи, медсестры проводили лекции, беседы, практические занятия по оказанию помощи при кровотечениях, отморожениях, эвакуации раненых с поля боя и т.п. В фондах Военно-медицинского музея сохранился уникальный документ – машинописная записка с факсимиле И.В. Сталина об объявлении благодарности личному составу Московского Коммунистического военного госпиталя и находящимся в нем на излечении бойцам и командирам, собравшим 50 тыс. рублей на строительство санитарного самолета «Медицинский работник» [3].

После возвращения части госпиталя, оставшейся в Горьком, с 1 декабря 1942 г. в здании на Ново-Басманной улице открылось и 1-е хирургическое отделение (начальник Г.И. Гольдин), при котором был открыт урологический сектор.

4 декабря 1942 г. исполнялось 235 лет со дня основания Московского военного госпиталя. Коллектив готовился достойно отметить этот юбилей. Был подготовлен к печати Сборник научных работ Московского Коммунистического военного госпиталя, (Горький, 1943), состоящий из 32 статей и научных работ. Большим событием явилось первое советское издание книги о Московском госпитале «Московский Коммунистический военный госпиталь.

Краткая история» (1943) под редакцией начальника госпиталя генерал-майора м/с А.М. Крупчицкого. Военный совет МВО издал специальный приказ службы с приветствием и награждением старейших и лучших работников госпиталя ценными подарками и грамотами Военного совета. Многие работники госпиталя были награждены орденами и медалями.

3 марта 1943 г. передовые части Красной Армии освободили Ржев и стремительно продвигались на запад, освобождая от противника тысячи населенных пунктов. В связи с этим размещавшийся в стенах Московского госпиталя СЭГ № 290 Западного фронта получил указание переместиться в Вязьму. 23 марта 1943 г. Московский госпиталь возвратился на старое место.

Коллектив Московского госпиталя справился с размещением в своем здании в самые короткие сроки. Люди радовались, что вернулись в родные стены. Постепенно начал налаживаться прежний распорядок жизни госпиталя. В этот период Московский госпиталь располагал мощным высококвалифицированным коллективом врачей, сестер и опытных санитарок. Медицинских отделений по всем специальностям (кроме детских болезней) было 19, штатное количество развернутых коек – 1300. Основной контингент эвакуированных, поступавших с фронта, состоял из тяжелораненых и больных, нуждавшихся в высококвалифицированном лечении. Основной состав больных, лечившихся в это время в госпитале, направлялся из войск Московского гарнизона, а также из частей и учреждений МВО. Госпиталь был подчинен начальнику Военно-медицинского управления МВО.

Работа хирургических отделений первое время проходила в трудных условиях, так как штат не был укомплектован. Контингент больных оказался очень разнообразным; превалировало все же число травматических случаев над общехирургическими. Количество экстренных операций значительно возросло по сравнению с мирным временем: двум дежурным хирургам нередко целые ночи приходилось простаивать у операционного стола. Изменился и характер неотложной помощи. Возросло количество уличной травмы: доставлялись раненые при случайных взрывах мин, гранат (разминирование полей, учебные занятия и пр.), получившие различные повреждения, связанные с производством, транспортом, бытом.

Доставлялись больные с острым аппендицитом, появилось большое количество прободных язв желудка, непроходимости кишечника.

Значительной была группа гнойных заболеваний:

остеомиелит, флегмона, гнойный плеврит и др.

В 1943 г. в госпитале было открыто отделение восстановительной хирургии, главным хирургом которого был назначен заслуженный деятель науки профессор полковник м/с Богораз Николай Алексеевич.

Невозможно описать все виды новых операций, предложенные Н.А. Богоразом. Он обладал неутомимой энергией. Человек на протезах, сидя на высоком табурете оперировал, искусно манипулируя скальпелем, молотком и хирургическим долотом. До 1941 г. Н.А. Богораз работал в хирургической клинике в Ростове-на-Дону. В 1920 г. с ним случилось несчастье: Николай Алексеевич спешил из клиники на консультацию в госпиталь, вскочил на подножку переполненного трамвая и, сорвавшись, попал под колеса прицепного вагона. В тяжелом состоянии, с переломами обеих бедренных костей, его перенесли на носилках в хирургическую клинику, где он работал, и сделали операцию. Он выжил, но потерял обе ноги, что для другого хирурга стало бы концом медицинской практики. Однако Н.А. Богораз уже через две недели после ампутации ног совершает обход, точнее объезд на коляске, больных клиники. А через полгода, стоя на протезах у операционного стола, делает первую операцию в своей новой, после трагедии, жизни. Еще через месяц безногий хирург на заседании Научно-медицинского общества при Донском университете читал доклад «Мысли об ампутации бедра», где подробно изложил свою историю болезни с детальным врачебным анализом всех ощущений.

Неожиданно для докладчика выступление превратилось в его чествование. Слушатели встали, аплодируя мужеству ученого, сумевшего не только преодолеть свое горе, но и, вернувшись к работе, помогать людям, попавшим в такую же беду… После захвата Ростова-на-Дону немцами Н.А. Богораз работал хирургом в эвакогоспитале в Ташкенте, а затем в Московском Комгоспитале. Известность профессора была столь широка, что уже во время работы в столице он получил письмо с адресом: «Москва. Безногому хирургу».

Под руководством Н.А. Богораза восстановительные операции стали производиться во всех хирургических отделениях госпиталя: в 1-м отделении – по восстановлению полового члена; во 2-м и 4-м – на костях, сосудах (по поводу аневризм), нервах. Большинство же восстановительных операций производилось в 3-м отделении в основном на костной системе: по поводу ложных суставов, а также удлинения костей (сегментарная остеотомия по Богоразу) и т.д. Этот выдающийся хирург создал целую школу по восстановлению органов, лишенных своих нормальных функций. Н.А. Богораз написал замечательный учебник в двух томах «Восстановительная хирургия» (1948-1949), где суммировал свой огромный научный опыт.

За работы по пересадке и восстановлению функционирующих органов в 1950 г.

Н.А. Богораз был удостоен Государственной (Сталинской) премии СССР I степени.

Всего Н.А. Богораз опубликовал более 100 научных работ в разных областях теоретической и клинической хирургии. Наиболее ценные его работы относятся к области хирургии костей и суставов, создания функционально годных опорных культей. Много работ посвящено военной травматологии и особенно ранениям сосудов. Эти вопросы изложены им в монографии «Повреждения кровеносных сосудов при военно-полевых ранениях» (1935).

Проделало большую работу отделение для челюстно-лицевых раненых, восстановив здоровье сотням солдат и офицеров Красной Армии. Путем хирургической пластики не только восстанавливались функции отдельных областей лица, но и косметически преображалось лицо, принимая почти нормальный вид. Благодаря самоотверженному труду сотрудников отделения, внедрению прогрессивных методов лечения за годы войны было возвращено в строй 83,7% военнослужащих с ранениями лица и челюстей. Врачи отделения С.А. Красный, Г.А. Васильев, А.Ф. Сергеев, Г.А. Мендель, К.С. Файнштейн в годы войны выполнили более 1200 сложных пластических операций у больных с дефектами и деформациями челюстно-лицевой области после огнестрельных ранений: устранение дефектов тканей подбородка, создание преддверия рта, нижней губы с помощью филатовского стебля, по ЛексоРауэру и др. Все эти виды операций с успехом применяются и сейчас.

С апреля 1943 г. было открыто существовавшее до войны женское хирургическое отделение, предназначавшееся главным образом для лечения членов семей военнослужащих.

Однако после своего восстановления отделение обслуживало не только больных, но и раненых женщин, поступавших с фронтов Великой Отечественной войны. Возглавил отделение опытный хирург полковник м/с Филатов Сергей Сергеевич.

В 1943 г. консультантом Московского госпиталя был выдающийся ученый, действительный член Академии медицинских наук СССР профессор генерал-лейтенант м/с Шамов Владимир Николаевич. Во время Великой Отечественной войны В.Н. Шамов был заместителем главного хирурга Красной Армии, часто выезжал на различные фронты, а будучи в Москве все свободное время уделял госпиталю. Хирург широкого диапазона, особенно в области нейрохирургии, являвшейся его основной специальностью, он много оперировал, передавая свой богатый опыт госпитальным врачам-хирургам. В.Н. Шамову принадлежит приоритет научно обоснованного метода переливания донорской крови человеку. В 1919 г. он первым в стране осуществил переливание крови. За разработку и внедрение метода заготовки и использования фибринолизной крови В.Н. Шамов посмертно был удостоен Ленинской премии. Благодаря разработанной им методике переливания трупной крови медицинская наука обогатилась новым могучим средством борьбы с кровопотерей, особенно важным в годы Великой Отечественной войны.

Также консультантами хирургических отделений являлись профессора В.С. Левит, находившийся в годы Великой Отечественной войны на должности заместителя главного хирурга Красной Армии, и Ф.М. Плоткин (до ноября 1942 г.).

28 августа 1944 г. Московский Коммунистический военный госпиталь был реорганизован и переименован в Главный военный госпиталь Красной Армии с непосредственным подчинением его ГВСУ. Это сыграло положительную роль в процессе повышения качества лечебной и научной работы госпиталя.

Изменился профиль медицинских отделений, была проведена более узкая их специализация. В штат госпиталя были введены должности главного хирурга и главного терапевта.

Основным контингентом Главного госпиталя стали офицеры и генералы Красной Армии, а также члены их семей.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

Похожие работы:

«НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ПРАВИТЕЛЬСТВО НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ МАТЕРИАЛЫ 53-Й МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ СТУДЕНЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ МНСК–2015 11–17 апреля 2015 г. ЭКОНОМИКА Новосибирск УДК 3 ББК У 65 Материалы 53-й Международной научной студенческой конференции МНСК-2015: Экономика / Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2015. 199 с. ISBN 978-5-4437-0376-3 Конференция проводится при поддержке Сибирского отделения Российской академии наук,...»

«Майкл Коул Культурно-историческая психология – наука будущего Текст предоставлен литагентом http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=179998 Культурно-историческая психология: наука будущего: Когито-Центр, Издательство «Институт психологии РАН»; Москва; 1997 ISBN 0-674-17951-X, 5-201-02241-3, 5-201-02243-X Аннотация В этой книге в соответствии с ее названием исследуется происхождение и возможное будущее культурной психологии – дисциплины, изучающей роль культуры в психической жизни человека....»

«Холодная война: анализ, история, последствия В последнее время, особенно после кризиса на Украине и объявления Западом экономических санкций против России, многие стали говорить о возобновлении холодной войны, холодной войне № 2, о новой эпохе противостояния России и Запада и др. Однако, по мнению ряда исследователей, она вовсе не заканчивалась, а лишь претерпела существенные изменения после крушения СССР. Например, для многих стало сюрпризом появление в нашей жизни таких явлений как «цветные...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИСПРУДЕНЦИИ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (10 февраля 2015г.) г. Новосибирск 2015 г. УДК 34(06) ББК 67я Актуальные проблемы юриспруденции в России и за рубежом/Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции.№ 2. Новосибирск, 2015. 72 с. Редакционная коллегия:...»

«Liste von Publikationen ber die Geschichte der Russlandmennoniten auf russisch und ukrainisch Библиография о русских меннонитах на русском и украинском языках Предлагаем библиографию о русских меннонитах (die Rulandmennoniten) на немецком, английском и русском языках. Основное внимание было уделено работам описывающих все стороны жизни и деятельности меннонитов в России. В списках есть основопологающие работы по истории меннонитов, жизнедеятельности Менно Симонса и о меннонитих в Пруссии....»

«Департамент образования Ивановской области Автономное учреждение «Институт развития образования Ивановской области»Россия в переломные периоды истории: научные проблемы и вопросы гражданско-патриотического воспитания молодежи К 400-летнему юбилею освобождения Москвы народным ополчением СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ Всероссийской научно-практической конференции с международным участием г. Иваново, 19-20 апреля 2012 года Иваново 201 ББК 63.0+74.200.585.4+74.2.6 Р 94 Россия в переломные периоды истории:...»

«Романов П. В., Ярская-Смирнова Е. Р.«ЖИЛА-БЫЛА МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА, КОТОРАЯ ЛЮБИЛА ТАНЦЕВАТЬ.» СЕМЕЙНЫЕ ИСТОРИИ ИНВАЛИДОВКОЛЯСОЧНИКОВ Исследования общественной и частной жизни инвалидов Полевое исследование: люди и метод Быть или не быть инвалидом Стандартные проблемы нестандартных людей Инвалидность общественного устройства Границы и свобода частной жизни Государственный ребенок: Тамара Любовь: «Тигр может съесть обезьяну» Семья как взаимные обязательства: Марина и Евгения Выводы В данной главе...»

«Материалы по археологии и истории античного и средневекового Крыма. Вып. IV ЦЕРКОВНАЯ АРХЕОЛОГИЯ Ю.Ю. Шевченко ЕЩЕ РАЗ О ГОТСКОЙ МИТРОПОЛИИ Время учреждения Готской архиерейской кафедры относится к началу IV в., когда митрополит Готии Феофил Боспоританский имел резиденцию в Крыму (путь к которой лежал через Боспор), и участвовал в Первом Вселенском соборе Единой Церкви (325 г.). Этот экзарх, судя по титулатуре («Боспоританский»), был выше в иерархии, нежели упомянутый на том же Никейском соборе...»

«Научно-издательский центр «Социосфера» Семипалатинский государственный университет им. Шакарима Пензенская государственная технологическая академия СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И КАЧЕСТВО ЖИЗНИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Материалы II международной научно-практической конференции 15–16 марта 2012 года Пенза–Семей УДК 316.42+338.1 ББК 60.5 С 69 С 69 Социально-экономическое развитие и качество жизни: история и современность: материалы II международной научно-практической конференции 15–16 марта...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УПРАВЛЕНИЯ» МАТЕРИАЛЫ 5-й Всероссийской научно-практической конференции «ГОСУДАРСТВО, ВЛАСТЬ, УПРАВЛЕНИЕ И ПРАВО: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ» 21 ноября 2014 г. Москва 20 Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального...»

«Научно-практическая конференция «ИТ в образовании-2013» Введение. «Моя малая родина. У каждого человека она своя, но для всех является той, путеводной звездой, которая на протяжении всей жизни определяет очень многое, если не сказать все!» Интерес всякого цивилизованного общества к родному краю – непременный закон развития. Чтобы лучше понять себя, надо почувствовать и понять ту землю, на которой живешь, тех людей, которые живут на ней. Понять и оценить настоящее можно только, сравнив его с...»

«НОВЫЕ ПОСТУПЛЕНИЯ В БИБЛИОТЕКУ (апрель сентябрь, 2011 г.) 41-й не померкнет никогда : страницы истории / авт.-сост. И. Е. Макеева. С 65 Гродно : Гродненская типография, 2006. 254 с Экземпляры: всего:1 ЧЗ(1). ALMA MATER: Гродненский государственный аграрный университет : традиции, история, современность. 60 лет / сост. В. В. Голубович [и др.] ; под общ. A39 ред. В. К. Пестиса. Гродно : Гродненская типография, 2011. 127 с Экземпляры: всего:1 ЧЗ(1). XIV международная научно-практическая...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ УПРАВЛЕНИЯ (ИПУ РАН) Д.А. Новиков КИБЕРНЕТИКА (навигатор) Серия: «Умное управление» ИСТОРИЯ КИБЕРНЕТИКИ СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Москва НОВИКОВ Д.А. Кибернетика: Навигатор. История кибернетики, современное состояние, перспективы развития. – М.: ЛЕНАНД, 2016. – 160 с. (Серия «Умное управление») ISBN 978-5-9710-2549Сайт проекта «Умное управление» – www.mtas.ru/about/smartman Книга является кратким «навигатором» по истории кибернетики, ее...»

«л-Фараби кітапханасы Библиотека аль-Фараби КІТАП ЛЕМІНДЕГІ ЖААЛЫТАР НОВОСТИ В МИРЕ КНИГ №14 (173) Маусым-Шілде-Тамыз (Июнь-Июль-Август) 2015 АЙ САЙЫН ШЫАТЫН БЮЛЛЕТЕНЬ / ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ КІТАПХАНАНЫ ЖАА ДЕБИЕТТЕРІ НОВИНКИ БИБЛИОТЕКИ *** Казахстан и Монголия общие культурные, исторические и этнические корни, междунар. конф., (2014; Алматы). ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА Международная конференция Казахстан и Монголия., 16 мая 2014 г. / [авт.-сост. Н. К. Бозтаев].Алматы: Ценные Политика...»

«Национальный заповедник «Херсонес Таврический» Институт религиоведения Ягеллонского университета (Краков) Международный проект «МАТЕРИАЛЬНАЯ И ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА В МИРОВОМ ИСТОРИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ» ХII Международная Крымская конференция по религиоведению Севастополь, 26-30 мая 2010 г. ПАМЯТЬ В ВЕКАХ: от семейной реликвии к национальной святыне ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ И СООБЩЕНИЙ Севастополь Память в веках: от семейной реликвии к национальной святыне // Тезисы докладов и сообщений ХII Международной Крымской...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ ИСТОРИИ АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ: ВЗГЛЯД МОЛОДЫХ УЧЁНЫХ Сборник материалов четвертой Всероссийской молодежной научной конференции НОВОСИБИРСК Всемирная и отечественная история с X до середины XIX века *** С.А. Егоров Представления об истории в картине мира болгарских богомилов (Х в.) Целью статьи является реконструкция представлений об истории средневековой христианской ереси богомилов. В статье анализируются общие...»

«Владимир Кучин Всемирная волновая история от 1850 г. по 1889 г. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11610988 ISBN 9785447420581 Аннотация Книга содержит хронологически изложенное описание исторических событий, основанное на оригинальной авторской исторической концепции и опирающееся на обширные первоисточники. Содержание Глава 2.01 Волновая история. 1850 – 5 1869 гг. 1850 г. 5 1851 г. 20 1852 г. 40 1853 г. 61 1854 г. 88 1855 г. 114 1856 г. 144 1857 г. 166 1858 г. 181 1859 г. 201 1860 г....»

«ПРОЧТИ И РАСПЕЧАТАЙ ДЛЯ СВОИХ КОЛЛЕГ! НОВОСТИ РГГУ WWW.RGGU.RU ЕЖЕНЕДЕЛЬНЫЙ ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ * 22 ноября 2010 г. * №38 ВЫХОДИТ ПО ПОНЕДЕЛЬНИКАМ ОТ РЕДАКЦИИ Уважаемые читатели! Перед вами тридцать восьмой номер нашего еженедельника в этом году. Для Вашего удобства мы предлагаем Вам две версии этого электронного издания – в обычном Word'e и в универсальном формате PDF, который сохраняет все особенности оригинала на любом компьютере. Более подробные версии наших новостей на сайте...»

«Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования От СССР к РФ: 20 лет — итоги и уроки Материалы Всероссийской научной конференции (Москва, 25 ноября 2011 г.) Москва Научный эксперт УДК 94(47+57)+94(47)“451.20” ББК 63.3(2)634-3 ОРедакционно-издательская группа: С.С. Сулакшин (руководитель), М.В. Вилисов, C.Г. Кара-Мурза, В.Н. Лексин, Ю.А. Зачесова О-80 От СССР к РФ: 20 лет — итоги и уроки. Материалы Всеросс. науч. конф., 25 ноября. 2011 г., Москва [текст + электронный...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. А. И. Евдокимова Кафедра истории медицины ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ МЕДИЦИНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941–1945 гг. X Всероссийская конференция (с международным участием) Материалы конференции МГМСУ Москва — 2014 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 П2 Материалы Х Всероссийской конференции с международным участием «Исторический опыт медицины в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.» – М.: МГМСУ, 2014. – 256 с....»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.