WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 31 |

«Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза Материалы Всероссийской научной конференции (Москва, 3 апреля 2012 г.) Москва Научный эксперт УДК 001.89:009(063) ББК 72.4(2)в7 Г-9 ...»

-- [ Страница 7 ] --

Различны и судьбы результатов научного и художественного творчества. Искусству в значительно меньшей степени, чем науке, свойственна длительная, часто драматическая передача знания его «потребителю». Конечно, и здесь случается непризнание, но оно, как правило, является либо относительно недолгим, либо связанным с низким качеством конкретного произведения, либо с временной неподготовленностью к его восприятию (классические примеры: скандальный провал «Парада» Э. Сати на сюжет Ж. Кокто и с декорациями П. Пикассо или провал первой постановки чеховской «Чайки»). Нужно помнить, что в науке подтверждение высокого качества достигнутого результата осуществляется самим научным сообществом, а в искусстве таковое осуществляется не столько творческими клубами (композиторов, художников, писателей, театральных работников), сколько читателями, посетителями концертов и выставок и т. п.

Искусство, как и наука, подразделяется на несколько однородных (по соответствующим классификационным признакам) групп: родов, видов и жанров, причем при относительной устойчивости перечня родов (за последнее столетие их число приросло только киноискусством и художественной фотографией) жанровое разнообразие постоянно увеличивается: в настоящее время, например, в одном лишь джазе различают несколько десятков жанровых направлений. К тому же в искусстве (как и в науке) давно и успешно происходит синтез родов, видов и жанров, чему немало способствуют его расширяющиеся технические возможности. В том случае, если все соединяемые «первоисточники» конгениальны, происходит сильнейший системный эффект обострения их замысла; примером этого может служить синтез прозы Акутагавы («В чаще», «Ворота Расемон») и отзвуков музыки Равеля («Болеро») в шедевре Куросавы.

В работах по теории искусства принято указывать на его (в первую очередь, литературы и кино) просветительскую функцию. Она часто становится и воспитательной, формирующей благожелательный к живой и неживой природе характер человека и пробуждающий его интерес к созидательно-творческой деятельности.

Книги В. Бианки и Б. Житкова, М. Ильина и Перельмана, М. Пришвина и Хэрриэта, В. Солоухина и других прекрасных писателей были для людей моего поколения не менее эффективными «воспитателями от науки», чем современные технически безупречные фильмы о чудесах природы. Нельзя не отметить, что на этом поприще немало потрудились и знаменитые ученые, которым был дарован писательский Пленарное заседание талант; назову в связи с этим имена К. Фламмариона и А. Ферсмана, В. Обручева и К. Лоренца. Искусство способно выполнять научно-просветительную роль даже при изложении невероятно далеких от «настоящей науки» сюжетов: миллионы людей всех возрастов, мимолетно «прошедших» в курсах биологии сведения об исчезнувших видах животных, загорелись интересом к этому сугубо научному вопросу, посмотрев «Парк юрского периода». Это относится и к научно-художественной фантастике, представленной именами многих первоклассных писателей (назову только Ж. Верна, А. Толстого, Ефремова и братьев Стругацких).

Особенно значим вклад искусства в создание художественно обостренной исторической реальности, которая входила и входит в картину мира миллионов людей, открывающих книги Ш. Костера и М. Рида, Ф. Купера и П. Мериме, Д. Балашова и М. Алданова, Л. Фейхтвангера и Л.-Ф. Селина, Дж. Дос Пасоса и Х. Кортасара.

Это происходит до, во время, а иногда и вместо серьезного изучения истории, но историческая проза формирует ее целостное восприятие раз и навсегда (вспомним образы пугачевщины в «Капитанской дочке» или гражданской войны в «Тихом Доне»). Об этом замечательно сказал наш соотечественник, крупнейший социолог В.А. Ядов в статье о том, «нужна ли сегодня национальная русская социология»: «Стоит ли обращаться к социологической литературе (например, к работам Т. Шанина о “Великом немом” — русском крестьянине, когда у нас перед глазами великолепные образы Василия Шукшина, а на книжной полке — рассказы и новости Вячеслава Пьецуха». Искусство стало единственной формой познания мира, результаты которого доступны любому человеку вне зависимости от его научной подготовленности, жизненного опыта, конфессиональной принадлежности и т. п.

Это оказалось возможным только благодаря преставлению таких результатов в виде художественных образов.

5. Художественно-образная картина мира Понятие «образ» с определением «художественный» является ключевым в характеристике созидательной роли искусства в формировании картины мира, и в связи с этим уместно сделать несколько дефинициальных уточнений. «Образ»

есть, прежде всего, результат творческого преображения единичного явления материальной или метафизической реальности в сознании человека, познающего эту реальность. Образ закрепляется в сознании и передается другому в вербальной, живописно-графической, музыкальной, пластической и иных формах, а наличие сущностно разных «языков» образного мышления, умноженное на различие субъектов образогенетики, способно создать непоказанную научному постижению мира многовариантность его художественного отображения.

Образ в равной степени есть производная от его исходного прототипа и от человека-творца, который осуществляет сложнейшую операцию соединения реальности со своей индивидуальностью (творческими способностями, эстетическим чутьем, накопленными житейскими и профессиональными знаниями, ценностными ориентирами, включенностью в конкретную культурно-историческую среду). В отличие от художественных, образы, формирующие научную картину мира, должны быть максимально приближенными к реальности. Например, в естественно-научной

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

картине мира на каждом этапе ее существования (смены) не должно быть нескольких различно представленных образов деления клетки. Нельзя не вспомнить при этом, как писатель Фонтенель сетовал на то, что ученый Лейбниц «дает точные определения, которые лишают его приятной свободы при случае играть словами».

Образ, повторю, не есть механическое подражание, не есть мимезис в биологическом, психоаналитическом или социо-психологическом смысле. Миметические приемы в создании художественных образов скорее играют роль метафорического усиления или указателя на образец для подражания, замечательно охарактеризованный О. Фрейденберг при анализе трагедийных и имеющих очистительный (катарсисный) характер образов. Эти же приемы свойственны и негативной эстетике («Ratio без мимезиса, — по слову Т. Адорно, — отрицает себя») Ф. Кафки, С. Беккета, Д. Хармса.

Художественный образ есть свойственный только искусству способ изложения представлений о переосмысленной действительности с помощью специфических выразительных средств в музыке, особых соотношений цвета, линии и формы в живописи, метафор, гипербол, эпитетов, метонимии, синекдох, перифраз, иронии, а также ритмов и размеров стихотворной и прозаической речи в литературе. Это позволяет соединить в художественном образе абсолютно конкретную данность и ее идеализированный облик (традиционная характеристика художественного образа, идущая от «Эстетики» Гегеля), свободу изложения и его канонические самоограничения. При этом «сжатие» свободной энергии художественного творчества в каноне (в иконописи, в жесткой сонетной форме, в фуге и т. п.) становится частью художественного образа и его мощным выразительным свойством. На силу художественного образа влияет множество факторов: от цвета рояля при исполнении музыки до размера и формы рамы, заключающей картину.

Художественный образ, соединяя идеальное с конкретным, выходит за его пределы и начинает жить своей особой жизнью. Об этом прекрасно сказано в заключительных строках «Дара» В. Набокова (наряду с «Евгением Онегиным» одной из лучших книг о творчестве): «И все же слух не может сразу расстаться с музыкой, рассказу дай замереть… судьба сама еще звенит, и для ума внимательного нет границы — там, где поставил точку я: продленный призрак бытия синеет за чертой страницы, как завтрашние облака, — и не кончается строка». Только поэтому рядом с нами, в художественно-образной картине нашего мира живут и не собираются умирать несчастный царь Эдип и девушки Модильяни, бунинская Галя Ганская и учительница из распутинского «Урока французского».

Картина мира, сотканная из художественных образов, может, сохраняя внешнюю связь с «первоисточниками», давать повод для их удивительных и не всегда оправданных интерпретаций. Это и обличение обломовщины, и прославление «луча света в темном царстве» и т.

п. Но одновременно мировая культура дает примеры высочайших достижений в использовании ранее созданных образов для построения сверхактуальных фрагментов картины мира. Таков, в частности, перенос образа Дон Кихота в прозу и стихи М. де Унамуно. Таковы размышления мэтра российского символизма Вяч. Иванова в книгах «По звездам» и «Борозды и межи» по поводу образов Р. Вагнера и Ф. Шиллера, П. Верлена и Гейсманса, Ф. Достоевского и М. Чурлениса, И. Анненского и Новалиса. Таков «русский Гамлет» И. Тургенева и «Леди Макбет Мценского уезда» Н. Лескова.

Пленарное заседание Художественные образы, концентрирующие действительность, делают художественно-образную картину мира убедительнее повседневности. Люди, никогда не накормившие ни одной собаки, способны искренне проливать слезы над повествованием о «Белом Биме черное ухо» или об «Арктуре гончем псе», а жители нашей разоренной и голодной страны 90-х годов прошлого века — столь же искренне переживать мелодраматическую судьбу «Рабыни Изауры», как свою собственную.

Сопереживание идеализированным художественным образам часто сопровождается миметическим подражанием героям и антигероям литературы и телевизионных программ. Если мальчики А.П. Чехова были заворожены благородным «Монтигомо Ястребиным Когтем», то современная молодежь редко может увидеть в современной литературе предмет для достойного подражания. Здесь в который раз возникает вопрос об ответственности художника перед обществом, на что, впрочем, существует стандартный ответ: не нравится — не смотри, не читай, не слушай.

Следует обратить внимание и на воздействие художественных образов на умонастроения общества: «мы рождены, чтоб Кафку сделать былью», — пели фрондирующие интеллигенты в доперестроечные годы. В «Бесконечном тупике»

Д. Галковский пишет: «Если бы Достоевского расстреляли в 1849 году, то он бы не написал “Бесов”. Но тогда, может быть, не было бы в русской действительности и самих бесов. Иначе говоря, русское революционное движение просто написано».

Это может показаться полной бессмыслицей, если забыть о тех, кто создавал идеологию французской революции, о «Льве Толстом как зеркале русской революции», о том, что А. Герцен, призывая Русь «к топору», читал не Л. Толстого или Ф. Достоевского, а (причем много раз) «Что делать» Н. Чернышевского, о влиянии книг А. Гайдара на поколение выигравших великую войну.

Особую специфичность художественно-образной картине мира придает включенность в нее разного рода предвидений, иногда имеющих какой-то мистический характер. Почему в ряде кантик «Божественной комедии» Данте перемещается по неевклидову пространству? Почему в 1921 году, за много лет до появления словосочетания «атомная бомба», А. Белый меж строк «Первого свидания» упомянул о том, что «Мир рвался в опытах Кюри, Атомной, лопнувшею бомбой На электронные струи Невоплощенной гекатомбой?» Легче всего это было бы объяснить тем, что отец поэта (Н.В. Бугаев) был известным математиком, деканом физико-математического факультета Московского университета и основателем Московской математической школы, а сам поэт в 1903 году окончил естественное отделение физмата того же университета (а затем продолжил образование на историко-филологическом факультете). Но, видимо, такое объяснение не будет достаточно убедительным. Знать и предвидеть — разные вещи.

Но всякий ли акт художественного творчества может войти в художественнообразную картину мира? На первый взгляд кажется, что эта картина складывается из «отлитых из бронзы» архетипов и фундаментальных образов Гесиода и Гомера, Вергилия и Данте, П. Ронсара и Ф. Рабле, А. Пушкина и Н. Гоголя, Ф. Достоевского и Н. Лескова, Л. Стерна и Д. Свифта, М. Пруста и Ф. Кафки, Г. Маркеса и К. Воннегута, Патрика, Л. Уайта и Т. Уайлдера, И. Бунина и Ю. Казакова (трудно остановиться!). Однако это и так, и не так, и, в отличие от научных достижений, в художественно-образную картину мира входит что угодно — от «Моби Дика»

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

до непристойной частушки, и от изысканной живописи Фра Анжелико до современных граффити. Верно подмечено, что не Ганс Касторп из «Волшебной горы»

Т. Манна и не Йозеф Кнехт из «Игры в бисер» Г. Гессе, а Штирлиц и Чапаев стали героями анекдотов — окарикатуренной картины социалистического мира. В этом — специфика художественно-образной картины мира и, вероятно, ее главное отличие от всех остальных.

Вершины творчества действительно с трудом входят в структуру художественнообразной картины, и не случайно в последние годы появилось выражение «элитарное искусство». Простейший пример — «Зеркало» А. Тарковского или стихи и проза О. Седаковой. Это и понятно, и обидно, поскольку метод восприятия «элитарных» художественных образов (в отличие от восприятия достижений науки) очень прост — нужно только читать, слушать, смотреть. Так, всякий пытающийся пересказать сюжет «Шума и ярости», по меткому замечанию Ж.-П. Сартра, «сразу заметит, что рассказывает совсем другую историю», и недаром У. Фолкнер советовал жалующимся на трудности слежения за сюжетом романа его перечитать. Это, действительно, так. И после возвращения к «Шуму и ярости» случившееся в три предпасхальных дня 1928 года и в один из дней 1910 года становится навсегда впаянным в твою художественно-образную картину мира. И этот единичный пример подтверждает общую истину: такую картину мира творит не столько сюжет (если только он не мифологичен), сколько «образ мира в слове явленный, и творчество, и чудотворство». Повторю: нужно просто читать, слушать и смотреть.

В связи с названными особенностями художественных образов создаваемая из них отчасти «придуманная» художественно-образная картина мира нередко оказывается способной более точно (и, главное, по существу) свидетельствовать о действительных явлениях, процессах и проблемах человеческого бытия, чем любезная сердцу социологов «конкретика». Недаром К. Маркс писал, что творчество О. Бальзака дает исследователю для понимания жизни французского общества середины XIX вtrf больше, чем научные труды. Но это, как мы могли убедиться, было бы другое знание.

6. Закономерное в научной и типическое в художественно-образной картинах мира Высшим достижением науки считается познание законов природы и закономерностей в появлении тех или иных объектов и явлений окружающего мира, в их жизненном цикле, во внутреннем строении, количественном (или геометрическом) соотношении и взаимодействии друг с другом. Примерами могут служить всем известные закон всемирного тяготения, теории происхождения жизни, математические теоремы, периодическая система химических элементов, постулаты тектологии и синергетики и тысячи других законов, теорий и теорем. Их число заметно не увеличивается только потому, что установление каждой новой закономерности чаще всего отодвигает предыдущую на задворки научной истории.

Открытие новых закономерностей как фундамента постоянно меняющейся естественно-научной картины мира проходит неравномерно, и примером интенсивности смены научных парадигм может служить период рубежа XIX–XX веков, Пленарное заседание обычно называемый временем становления «неклассической науки». Открытие феномена ядерных реакций, сложного устройства атома и его составной части — электрона, появление идеи корпускулярно-волновой природы света, формулирование принципа неопределенности и открытие антилапласовской вероятностной детерминированности, обнаружение П. Дираком первой античастицы (позитрона) и Д. Чедвиком первой элементарной частицы (нейтрона), приведшие к созданию квантовой механики и ядерной физики, и наконец, постулирование А. Эйнштейном теории относительности («раньше считали, что если каким-нибудь чудом все материальные вещи исчезли бы вдруг, то пространство и время остались бы;

согласно же теории относительности, вместе с вещами исчезли бы пространство и время») предъявили человечеству картину мира, в которой свойства пространства и времени были отнюдь не абсолютными, а наличие материально опосредованных полей тяготения приводило к искривлению пространства и замедлению времени.

И все это было включено в научную картину мира за неполных сорок лет.

Если наука занята поисками и обретениями закономерного, то искусство, создавая художественно-образную картину мира, отвечает науке поисками и обретением типического (от греч. «топос» — образец, отпечаток, форма), обозначающего отбор и отображение наиболее характерных, существенных признаков жизненных явлений и предметов. Так, понимаемое типическое — менее всего копия или точный слепок, это всегда результат творческого познания мира с внесением в его картину того, что не дает ни один «моментальный снимок», а именно, сути явлений, скрытой для многих, но открытой разуму и чувству художника. При этом частное приобретает черты универсального, и оно живет в нашем ощущении реальности в виде слитного образа Дон Кихота и Гамлета, Дон Жуана и Фауста, «Бесплодной земли» Т. Элиота и «Чевенгура» А. Платонова, округа Йокнапатофа У. Фолкнера и «архипелага Гулаг» А. Солженицына, антиутопий Дж. Оруэлла и Е. Замятина, пассажиров поезда «Москва-Петушки», селиновского «Путешествия на край ночи», полотен И. Левитана и А. Чернышева, музыки Г. Свиридова и В. Гаврилина.

Типическое в искусстве — нелицеприятное свидетельство о реальности. Так, частная, фрагментарная и стратифицированная жизнь советского общества, доведенная до типического образа в великой тетралогии Ф. Абрамова и в кинофильме «Старый новый год», обернулась «отходной молитвой» безвозвратно сгинувшему «развитому социализму».

Принято считать, что категорию типического утвердили В. Белинский и И. Тэн в эстетике реализма, хотя еще Аристотель говорил о соединении в художественных образах того, что в них есть и было, с тем, что должно быть «по вероятности и необходимости». Позднее Гегель писал об «идеальных» образах как носителях человеческих возможностей в их предельном развитии, эстетика классицизма предполагала подчинение частного общему и т. д. Но в эстетике реализма типическое действительно достигло высшей смысловой напряженности, и учителя словесности в советской школе предлагали ученикам заучивать слова Ф. Энгельса о том, что «реализм предполагает, помимо правдивости деталей, правдивое воспроизведение типических характеров в типических обстоятельствах». Однако типическое как познанная искусством закономерность реального есть атрибут не только реалистического направления в литературе или живописи, а…

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

В создание художественно-образной картины мира заслуженно вошли произведения импрессионистов в литературе, живописи и музыке — свидетельства о все еще типичном, правда, уже предельно сжатом во времени (до мгновения) ощущении гармонии и красоты. Кубизм, сюрреализм, символизм, футуризм, неореализм, абстрактное искусство не только не ушли от поисков типического, а, напротив, декларировали их как основу новой эстетики. И здесь стала еще заметнее разница типического в науке и искусстве. Это явление точно охарактеризовал В. Толстых, утверждавший, что типическое в науке есть результат абстрактного конструирования и моделирования наиболее общего из множества однородных объектов событий и явлений, при котором индивидуальное своеобразие типологизируемых вещей и свойств в лучшем случае подразумевается, а на деле погашается, снимается.

В искусстве же, напротив, художественное абстрагирование и индивидуализация, т. е. передача всей полноты и своеобразия типизируемых характеров и событий являются условием и нормой воспроизводства действительности, чем в значительной степени определяется собственно эстетическая значимость и ценностность произведений и образов.

Говоря о закономерном в науке и о типическом в искусстве, следовало бы упомянуть и о свойственном только науке стремлении к типологизации изучаемых объектов и явлений. Это — метод специфически научного познания мира, позволяющий расчленить сложные предметы исследования на ряд групп, характеризующихся некой общностью признаков, свойств, функций и т. д. Выделяемые таким образом группы удобны для анализа, для отыскания пропущенных звеньев, живописания научной картины мира «крупными мазками». В художественно-образной картине мира, напротив, важна каждая точка: «Меркнут знаки Зодиака, — писал Н. Заболоцкий, — над просторами полей. Спит животное Собака, дремлет птица Воробей».

Типическое в искусстве принадлежит не одной Европе. Классические образы эпосов и лирики стран Средней Азии, остро-фигуративное искусство Центральной Африки, высшие достижения художественной культуры Индии есть образы типические и уже поэтому вошедшие в национальные картины мира. Возможности и умения концентрации главного и вечного, разбросанного по индивидуализированным проявлениям жизни, ярко демонстрирует искусство Востока. В наиболее знакомой российскому человеку великой литературе Японии это явлено, например, и в «Записках у изголовья» С. Сенагон (ХI век), и в новеллах Р. Акутагавы, и в стихах И. Такубоку, и в роскошной прозе Я. Кавабаты, и в тысячах танка и хокку. То же относится и к живописи К. Хокусая и С. Харунобу, К. Утамаро и У. Хиросигэ. Поистине — это искусство открытия типического в каждом мгновении жизни и в каждом проявлении обыденного.

7. Научная и художественно-образная картины мира.

Дополнительные соображения Бытие человека определяют здоровье, характер, способности и то, что называют конкретными обстоятельствами: место рождения, детства и юности, достаток родителей, воспитание, школьное и профессиональное образование, профессия, Пленарное заседание работа, семья, достаток, круг общения, информационная среда (навязанная СМИ, Интернетом и самостоятельно отбираемая), политическая обстановка в стране и мире и т. п. Но мы знаем и то, что не меньшее (а иногда и большее) значение имеет отношение человека к этим обстоятельствам, формируемое его представлениями о мире и о себе, которые во многом определяются индивидуально отобранными и воспринимаемыми фрагментами картины мира. Множественность восприятия этих фрагментов обусловлена не только индивидуально-личностными особенностями каждого человека, но и тем, что религиозная картина мира существенно и сущностно различается у представителей разных верований и конфессий, художественно-образная — у людей разной культуры, научная — у людей разных научных взглядов и различного уровня образования.

У современных людей, считающих себя образованными и не чуждыми культуры, картина мира складывается из множества фрагментов всех только что перечисленных картин, и «целостность» ей чаще всего придает осуществляемое каждым индивидуальным сознанием отбрасывание всего непонятного или противоречивого и из научной, и из религиозной, и из художественно-образной картин мира. Случается (особенно в периоды массового кризиса сознания), что люди допускают не рассуждающее смешение всего и вся из всех картин мира, но это уже сюжет для исследования гештальт-психиатрами.

Главным предметом обсуждения в этом докладе был вопрос о соотношении научной и художественно-образной картин мира. Было показано, что поводов для их сближения очень мало: лежащее в основе обеих картин познавательное начало, сотворение образа мира, уверенность в бесконечном совершенствовании знаний о мире, исключительно сильное воздействие на умонастроения людей («знание — сила», «искусство преображает мир»). И это, практически, все. Было показано также, что научную и художественно-образную картины мира разделяет очень многое, и, прежде всего — принципиально разные роли в этом процессе ученого и художника, а в использовании его результатов — «потребителей» инноваций и массового читателя, зрителя, посетителя выставок и концертов.

В добавление к различиям науки и искусства, конспективно обозначенным в предыдущих разделах доклада, следует указать на то, что недопустимые в науке переходы от объективно-реального к чему-то необычному вполне естественны для построения художественных образов и включения в соответствующую картину мира.

Примеры этого очень часты в живописи (вспомним многочисленные аллегорические картины великих художников и практически все творения сюрреалистов) и в литературе (история Гаргантюа и Пантагрюэля и Телемская обитель Ф. Рабле, вся Гофманиада, «Фауст», сюжеты Э. По, Н. Гоголя, М. Салтыкова-Щедрина, Ф. Достоевского и т. п.). Ф.М. Достоевский писал: «У меня свой особый взгляд на действительность, и то, что большинство называет почти фантастическим и исключительным, то для меня иногда составляет самую сущность действительности. Обыденность явлений и казенный взгляд на них по-моему не есть еще реализм, а даже напротив».

Дополнительно назову еще одно ранее не отмеченное, но весьма существенное различие науки и искусства: продвигаясь во времени первая уничтожает (отвергает, сменяет) предыдущее, а второе не отказывается ни от чего и лишь пополняет и пополняет свой потенциал. Стоппард не «отменил» за ненадобностью Б. Брехта

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

(а тот — ни Мольера, ни Софокла), В. Набоков не «заменил» А. Чехова, Г. Канчели — Г. Малера, Р. Штраус — И. Штрауса и т. д.

Возможны ли взаимовлияния научной и художественно-образной картин мира?

Да, но пока что это «улица с односторонним движением»: к переменам в научной картине мира пока чутка лишь художественно-образная. Приведу единственный, но весьма типичный пример феноменального расцвета английской лирики первой половины XVII века.

В книгах, посвященных истории этого любопытнейшего времени можно прочитать, что в 1600 году сознание образованного англичанина и его взгляды на мир были более чем наполовину средневековыми, а в 1660 году они стали более чем наполовину современными. Первые десятилетия XVII века по накалу социально-политических конфликтов и уровню «брожения умов» не имели аналогов ни в предыдущей стабильной елизаветинской эпохе, ни в последующем «успокоившемся» времени Реставрации. Изменился облик Лондона, образ жизни его жителей и их взгляды на мир. Сменялись еще недавние геоцентрическая картина мира и птолемеевские представления о космосе, укрепляла свои позиции рационалистическая философия, Ф. Бэкон отделил экспериментальную науку от богословия, Н. Коперник и Г. Галилей совершали великие астрономические открытия, исследования Гарвея изменили представления о физиологии, М. Монтень и Н. Макиавелли вносили мощный заряд скепсиса в устоявшиеся представления о человеке, государстве и его политике.

Столь кардинальная смена научной картины мира не могла не повлиять на английское искусство (литературу, живопись, музыку). В первой половине XVI века создает свои лучшие пьесы У. Шекспир, появляются шедевры политической и философской мысли, творит плеяда лирических поэтов, из которых в России наиболее и заслуженно популярны Дж. Донн (сразу вспоминается «по ком звонит колокол»), Б. Джонсон, Дж. Мильтон и Э. Марвелл. Реже переводили их не менее талантливых современников, но и то, что известно, поражает не только техникой версификации, но и раскрепощенностью ума (например, «Блаженство» Т. Кэрью по эротической откровенности сопоставимо с текстами Овидия и Катулла). Недаром Лондон этого времени историки сравнивают с Афинами времен великой древнегреческой драматургии или с Флоренцией эпохи Медичи. Специалисты считают, что по-другому и быть не могло в гамлетовское «вывихнутое время»

утраты благостного порядка мироздания и расшатывания прежней картины мира научными открытиями, еще неосознанными обывательским сознанием. Об этом

Дж. Донн писал в «Первой годовщине»:

«Все новые философы в сомненье;

Эфир отвергли — нет воспламененья;

Исчезло Солнце, и Земля пропала;

А как найти их — знания не стало.

Все признают, что мир наш на исходе;

Коль ищут меж планет, в небесном своде Познаний новых… Но едва свершится Открытье — все на атомы крушится.

Все — из частиц, а целого не стало».

Пленарное заседание Был ли в последние века «обратный переход»: из художественно-образной картины мира в научную? Вряд ли, а если и был, то очень скрытным. Прошло время, когда различные картины мира выходили из-под пера одного творца. Таковы, например, хрестоматийные «Теогония» и «Труды и дни» Гесиода («…деревья, читайте труды Гесиода», — писал Н. Заболоцкий) и великий труд Лукреция Кара «О природе вещей». В школах и ВУЗах дают некоторые навыки обращения с результатами науки, но не учат обращению с искусством как с уникальным знанием о мире и о человеке в мире, которое во многих случаях не могут превзойти и заменить никакие специальные знания. В феврале 1887 г. А.П. Чехов в наброске письма Д.В. Григоровичу предположил, что «чутье художника стоит иногда мозгов ученого, и что со временем они могут сложиться в гигантскую силу». А за четверть века до этого Г. Флобер писал Л. Коле о том, что «искусство становится все более научным, а наука — более художественной и что, расставшись когда-то у основания, они встретятся когда-нибудь на вершине». Думаю, что до этого столь же далеко, как и полтора века назад.

Представленный доклад, конечно же, не претендует на исчерпывающее раскрытие темы «искусство и наука как способы познания действительности», и сам я рассматриваю изложенные материалы не более, чем дискуссионную постановку проблемы. Но мне хотелось привлечь внимание научной общественности к вопросу о формировании картины мира как когнитивного основания мировосприятия, мировоззрения и мироощущения современного человека, часто и не по своей вине теряющегося в непроходимых дебрях лавинообразно множащейся информации.

Научному сообществу было бы весьма полезно согласовать методологические позиции по проблемам подлинного синтеза наук, выработать непротиворечивую научную картину мира начала XXI века, а также предпринять соответствующие усилия по изложению современной религиозной и художественно-образной картин мира. Думаю, что без этого формирование целостного и системного взгляда на реальность, что так необходимо каждому человеку, невозможно.

О возможностях моделирования исторических процессов54 Нефедов С.А. (Екатеринбург) Историки — и в особенности специалисты по экономической истории — уже довольно давно применяют в своих исследованиях различные математические методы. Прежде всего, это методы математической статистики, которые используются для выявления связи между различными параметрами экономических процессов.

Однако таким образом решаются лишь частные задачи и получаемые результаты только в какой-то степени дополняют вербальные теории.

Работа выполнена в рамках проекта фундаментальных исследований Президиума РАН «Урал в контексте российской цивилизации: геоэкономические, институционально-политические, социокультурные традиции и трансформации (теоретико-методологические подходы к изучению)»

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

Иной характер имеют попытки глобального моделирования исторических процессов. На этом пути историки идут следом за экологами, и иногда экологи по своей инициативе приходят на помощь историкам: так, известный российскоамериканский эколог Питер Турчин выступил с инициативой создания математизированной истории, «клиодинамики» [1]. Дело в том, что до эпохи промышленного переворота человеческое общество развивалось по законам, свойственным всем биологическим популяциям. Простейшим математическим описанием процесса размножения биологической популяции является так называемое «логистическое уравнение»

dN N = r(1 )N.

dt K Здесь N (t) — численность популяции в момент t;

r — максимальный естественный прирост в благоприятных условиях;

K — максимально возможная численность популяции при данных ресурсах (вмещающая емкость экологической ниши), эту величину можно трактовать также как количество продовольственных ресурсов, деленное на минимальную норму потребления.

Решение логистического уравнения называется логистической кривой (рис. 1).

Логистическая кривая сначала возрастает довольно медленно, потом рост ускоряется, но через некоторое время кривая приближается к асимптоте N = K, поворачивает и далее движется вдоль асимптоты. Поскольку продовольственные ресурсы остаются ограниченными, то по мере роста населения соответственно убывает душевое потребление (вторая кривая на рис. 1).

–  –  –

Рис. 1. Логистическая кривая и кривая душевого потребления Логистическое уравнение вместе с другой экологической моделью — системой уравнений Лотки-Вольтерры — стало базой для создания простейших моделей, описывающих демографическую динамику традиционного общества. Изучению динамики населения в земледельческом обществе с помощью математических моделей посвящено значительное количество работ, в числе которых можно наПленарное заседание звать работы М. Артсроути, Т. Кегеля, Дж. Комлоса, А. Коротаева, С. Малкова и А. Малкова, П. Турчина и некоторых других авторов [2].

В частности, было показано, что добавлением к логистическому уравнению уравнения, описывающего накопление запасов зерна, можно получить элементарную модель земледельческого общества [3]. Пусть K (t) — запасы зерна после сбора урожая, исчисляемые количеством минимальных годовых пайков (один паек — примерно 240 кг зерна), это то же самое, что и максимальная численность населения, которая может прокормиться на существующих запасах до следующего урожая. Площадь посевов (а следовательно, и урожай) зависит от численности населения и при возрастании населения стремится к некоторой константе a, определяемой максимальной посевной площадью, находящейся во владении земледельческого сообщества. Можно считать, что урожай определяется формулой P = aN/ (N + d), где a и d — некоторые константы. Поскольку за год расходуется N пайков, то прирост запасов будет равен dK aN = P N = N (N +d ) dt Итак, мы имеем простейшую систему двух дифференциальных уравнений.

Обычные методы исследования динамических систем позволяют установить, что при данных значениях параметров эта система порождает медленно затухающие колебания (рис. 2).

–  –  –

Рис. 2. Пример расчета по простейшей модели земледельческого сообщества Основной причиной этих колебаний является запаздывающая реакция населения на сокращение экологической ниши, связанная со спецификой земледельческого хозяйства, а именно, с созданием запасов зерна. Хотя в теории колебания затухают, на практике различные случайные и не учтенные здесь воздействия (война,

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

климатические катаклизмы) отбрасывают систему от состояния равновесия, после чего начинается новая серия затухающих колебаний.

В настоящее время существуют значительно более сложные модели [4], учитывающие случайные колебания урожайности, распределение ресурсов между простым народом и военно-чиновничьей элитой, разорение крестьян, численность военной элиты, динамику налогов и другие факторы. Однако принципиальная картина при усложнении моделей не меняется: демографическая динамика сохраняет колебательный характер.

1,8

–  –  –

1,0 0,8 0,6 0,4 0,2

–  –  –

В целом изучение математических моделей показало, что численность населения и потребление в земледельческом обществе совершают циклические колебания наподобие тех, которые свое время были описаны Т. Мальтусом.

Как известно, Т. Мальтус утверждал, что в условиях постоянства ресурсов малой плотности населения соответствует высокое потребление, что обуславливает быстрое размножение. С ростом численности населения потребление уменьшается, а затем наступает голод и происходит демографическая катастрофа. Численность населения уменьшается, потребление увеличивается, и население снова начинает расти. Таким образом динамика населения в традиционном обществе описывается демографическими циклами.

Демографические циклы в истории Европы были выявлены в 1930-х годах В. Абелем и М. Постаном, позднее их исследованием занималась известная школа «Анналов». Ф. Бродель писал, что демографические циклы — это основная закоПленарное заседание номерность истории, что по сравнению с ними «вся остальная история является истиной второстепенной». Таким образом, можно констатировать, что на сегодняшний день мы имеем целый набор математических моделей, описывающих основные закономерности исторического процесса. Конечно, эти модели, так же как модели, применяемые в экологии, носят в основном «идеальный» характер. Исторические источники лишь в крайне редких случаях дают данные о населении, посевных площадях и урожайности на протяжении целого демографического цикла — данные, которые позволили бы построить математическую модель для конкретного общества. Тем не менее существуют и модели для конкретных обществ, расчеты по которым дают полезный материал для понимания происходивших в этих обществах социально-экономических процессов [6].

Необходимо, однако, подчеркнуть, что модели, о которых говорилось выше, описывают традиционное, допромышленное общество, для которого, собственно, и формулируются основные мальтузианские закономерности. В обществах, находящихся в процессе модернизации, экономические зависимости оказываются намного более сложными. Здесь образцом для исторического моделирования являются экономико-математические модели, которые используются для анализа современного экономического развития и прогнозирования будущего экономического роста в зависимости от изменения тех или иных параметров. К примеру, существует множество моделей экономики США, наиболее известная из них Уортонская модель в своем последнем варианте содержит 292 регрессионных уравнения. Существуют также модели мировой экономики, среди которых выделяются работы М. Месаровича и Э. Пестеля, Э. Эрреры, Кайя-Судзуки, Л. Линнемана, Робертса, В. Леонтьева. В Советском Союзе модели создавались коллективами ВНИИСИ и ВЦ АН СССР. Количество переменных и параметров в таких моделях исчисляется сотнями или даже тысячами.

Как известно, клиометрика определялась Р. Фогелем как методология, использующая «математические модели, взятые из экономической науки для изучения истории». Идея моделирования американской экономики конца XIX века была отчасти реализована Р. Фогелем в работах, за которые американский ученый был удостоен Нобелевской премии 1993 года. Однако ни работы Р. Фогеля, ни последующие работы исследователей-клиометристов не предполагали построения достаточно полной математической модели экономики какой-либо страны — модели, которая могла бы использоваться для изучения вариантов экономического развития во временной динамике.

В 2009–2011 годах в Уральском отделении РАН была реализована междисциплинарная программа фундаментальных исследований «Историческая динамика России: факторы, модели, прогнозы» [7]. Коллектив исследователей возглавляли директор института Истории и археологии УрО РАН, академик В. В. Алексеев, и известный специалист в области экономико-математического моделирования, профессор, доктор физико-математических наук, В. Д. Мазуров. Составной частью этой программы являлось создание экономико-математической модели, описывающей развитие России в 1883–1913 гг.

Создание математической модели потребовало привлечения огромного количества статистической информации. В силу отсутствия данных для некоторых

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

губерний имитационная модель была построена для 42 из 50 губерний Европейской России. Состояние сельского хозяйства в каждой из рассматриваемых 42 губерний описывается примерно 150 параметрами. Таким образом, общее число параметров превышает три тысячи. Многие из этих параметров —параметры-функции. К их числу относятся: распределение числа дворов по величине надела, аналогичные распределения населения, посевов, урожайности и сбора различных культур, поголовья скота, распределение доходов, получаемых от реализации продуктов земледелия и животноводства, распределение трудовых затрат, излишков рабочей силы, распределение доходов от ремесла и отхода на заработки, распределение расходов на покупку промышленных товаров, покупку подакцизных товаров, распределение аренды (или сдачи в аренду) и т.

д. Десятки параметров описывают состояние крупных землевладельческих хозяйств и экономику городов.

Тестирование модели предусматривало расчет «естественного» варианта развития, т. е. того варианта, который реализовался в действительности; при этом было получено достаточно хорошее совпадение расчетных и реальных данных (по тем параметрам, для которых реальные данные имеются). Окончательным результатом расчетов является функция N (P) — распределение населения в зависимости от уровня потребления хлеба и картофеля (в пересчете на хлеб). Результаты расчетов в «естественном» варианте представлены на рис. 4.

–  –  –

В «естественном» варианте на протяжении изучаемого периода мы видим сравнительно небольшое уменьшение потребления — с 15,9 до 15,7 пуда на душу. Однако сама по себе величина потребления в 15,9 пуда говорит о том, что уже в 1880-х годах средний уровень потребления был весьма низким, близким к минимальной норме в 15 пудов. При столь низком среднем уровне потребления естественный Пленарное заседание разброс приводил к тому, что потребление 37,8% населения не дотягивало до минимальной нормы. В 1911–1913 годах численность недоедающего населения увеличилась до 38,8%. В конечном счете, сохранение потребления на столь низком уровне привело к революции 1905–1907 годов и дальнейшей дестабилизации политической системы в период первой мировой войны.

Могло ли проведение реформ увеличить уровень потребления и спасти Россию от революции? Модель позволила проанализировать возможные альтернативы экономического развития России в конце XIX — начале ХХ века. Расчеты показывают, что такие меры, как отмена выкупных платежей или земельная реформа (наподобие той, которая предлагалась С.Ю. Витте в 1906 году), существенно улучшают положение крестьянства, но дальнейший быстрый демографический рост приводит к падению потребления — в итоге, социальный кризис оказывается лишь отсроченным на 10–15 лет. Большего эффекта можно было бы достичь сочетанием крестьянской реформы и агротехнической модернизации, в этом случае кризис был бы отсрочен на больший срок, и, вероятно, его бы удалось избежать.

Внедрение и распространение более совершенных аграрных технологий было целью всех политических лидеров ХХ века — это была основная тенденция, продиктованная процессом модернизации. Н. И. Вавилов указывал, что главный ресурс повышения урожайности — это улучшение качества посевного зерна путем его сортировки, распространение сортовых семян и использование рядовых сеялок.

Эти методы уже применялись в помещичьих экономиях, и, по оценке Н. И. Вавилова, они могли увеличить урожайность в крестьянских хозяйствах на 10–20% [8]. Существенно, что эти мероприятия могли осуществляться в рамках традиционного общинного земледелия. Крестьяне могли приобретать или использовать сортировки-триеры и рядовые сеялки на общинных или кооперативных началах.

Расчеты показывают (рис. 5), что в указанном варианте в целом по 42 губерниям потребление увеличивается с 15,9 пуда в 1883–1885 годах до 16,43 пуда в 1911–1913 годах, численность недоедающего населения уменьшается с 37,8 до 24,7%. Группа беднейших хозяйств с потреблением до 14 пудов уменьшается с 21,5 до 9%, группа обеспеченных хозяйств с потреблением в 16–18 пудов составляет в 1911–1913 годах 34,5% населения, группа зажиточных хозяйств с потреблением более 18 пудов на душу населения — 19,2%.

Рассматриваемый вариант государственной политики теоретически мог обеспечить значительное повышение уровня благосостояния основной массы населения.

Доля беднейшего населения, которое могло бы испытывать острое социальное недовольство, в этом варианте составляет лишь 9%, причем правительству была бы гарантирована поддержка слоев населения с потреблением выше 16 пудов, которое составляло 53,7%. Несомненно, что такой уровень потребления обеспечил бы социально-политическую стабильность постольку, поскольку это зависит от экономических факторов.

Однако существующие сегодня экономические модели имеют существенный недостаток: они не учитывают воздействия политических факторов. В частности, они не учитывают мощный фактор диффузии — стремление людей к подражанию наиболее передовым обществам. В данном случае речь идет о вестернизации, перенимании идей, обычаев и порядков «цивилизованного Запада». Этот фактор

–  –  –

ярко проявлялся в революциях 1848 года, и в событиях 1989–1991 годов. Он проявляется сейчас в арабских революциях и в подъеме оппозиционной активности в России.

Возвращаясь к анализу ситуации в конце XIX века, можно утверждать, что аграрная реформа позволила бы избежать крестьянских восстаний в период первой русской революции. Но, с другой стороны, уменьшение доходов землевладельцев и зажиточных городских слоев должно было бы вызвать у этой части населения стремление к перераспределению ресурсов за счет уменьшения доли государства (поскольку уменьшение доли крестьянства не представляется возможным). Неудачи в первый период русско-японской войны (которых нельзя было избежать в силу удаленности театра военных действий) в этой обстановке должны были вызвать значительно бльшую активность элитарной оппозиции, нежели это было в действительности. Элитарная оппозиция в своей атаке на самодержавие должна была опираться на фактор диффузии, она должна была использовать вестернизационные либеральные и отчасти даже демократические лозунги (как и было в «естественном варианте»).

Это наступление должно быть (в силу идеологического родства) поддержано дипломатией и финансовыми кругами западных держав. Известно, что в реальности атака либеральной оппозиции на самодержавие в 1905 году вынудила правительство к уступкам, выразившимся в обнародовании манифеста 17 октября.

В «естественном варианте» спровоцированная либеральной агитацией всеобщая стачка в городах вызвала волну крестьянских восстаний, а опасения «черного Пленарное заседание передела» вызвали распад и общее ослабление либеральной оппозиции. Большая часть землевладельцев, прежде входивших в оппозиционный лагерь, перешла на сторону самодержавия, что сделало возможным переворот 3 июня 1907 года — фактическое возвращение самодержавия, поступившегося лишь небольшой долей власти в пользу контролируемой им Думы.

Однако при значительно более высоком уровне потребления крестьянства интенсивность крестьянских выступлений была бы, по-видимому, невелика. Опасения за свою собственность не сдерживали бы дальнейших действий либеральной оппозиции, у крупных землевладельцев не было бы причин поддерживать самодержавие — и в таком варианте оно не смогло бы вернуться к власти. Таким образом, в альтернативном варианте развития событий весьма вероятно было бы установление конституционной монархии с сохранением важной политической роли Думы в рамках Основного закона. В то же время избирательное законодательство, в силу относительной пассивности крестьянских масс и более «элитарного» характера революции, должно было бы иметь более буржуазный характер, соответствующий общим тенденциям развития западной политической культуры. Это должно было бы выражаться во введении имущественного избирательного ценза и отстранении беднейшей части населения от участия в выборах. В этих условиях преобладание в Думе должно было бы получить относительно зажиточное крестьянство — т. к.

это было в Польше и в Венгрии в 1920-х годах.

В итоге можно констатировать, что математические модели являются эффективным инструментом изучения экономической стороны исторических процессов.

Они дают общее представление о характере этих процессов, и это представление согласуется с тем, что мы знаем об истории традиционных обществ.

Что касается современных обществ, то их математическое описание сталкивается с существенными трудностями, связанными со сложностью социальной структуры и проблемами при алгоритмизации диффузионных процессов. Однако в принципе эти проблемы разрешимы и, вероятно, в недалеком будущем будут созданы значительно более полные модели исторических процессов, чем те, которые мы имеем сегодня.

Практика и квазинаучные инструменты идеологического прикрытия латентного управления миром Багдасарян В.Э. (Москва) Постановка исследовательской задачи Практика использования науки и информации в качестве идеологического прикрытия политических проектов сложилась довольно давно. Хорошо известно о применении их в данном качестве в рамках советской пропаганды. Но аналогичным образом они использовались и геополитическими противниками. Применение их целевым образом, как это показано в работе Центра «Новые технологии борьбы

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

с российской государственностью», явилось важным фактором дезавуирования советского проекта и гибели СССР55. Но исчезла ли такая практика в современном, формально деиделогизированном мире? Есть основания считать, что она не только не исчезла, но вышла в связи с развитием новых коммуникационных технологий на принципиально новые масштабы применения.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 31 |

Похожие работы:

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Историко-архивный институт Высшая школа источниковедения, вспомогательных и специальных исторических дисциплин XXVII международная научная конференция К 85-летию Историко-архивного института К 75-летию кафедры вспомогательных исторических дисциплин ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ДИСЦИПЛИНЫ И ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ: СОВРЕМЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Москва,...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Троицкий филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Челябинский государственный университет»ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ ВУЗОВСКОЙ НАУКИ: ОТ ТЕОРИИ К ПРАКТИКЕ Сборник материалов II Международной научно-практической конференции Троицк, 20 УДК 33 ББК 64.01 М34 Приоритетные направления развития вузовской науки: от теории к практике. Сборник материалов II Международной...»

«ДЕВЯТЫЕ ЯМБУРГСКИЕ ЧТЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ДОМИНАНТЫ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ Санкт-Петербург АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ЛЕНИНГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ А.С. ПУШКИНА» КИНГИСЕППСКИЙ ФИЛИАЛ ДЕВЯТЫЕ ЯМБУРГСКИЕ ЧТЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ДОМИНАНТЫ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ г....»

«АГЕНТСТВО ПЕРСПЕКТИВНЫХ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ (АПНИ) ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННОЙ НАУКИ Сборник научных трудов по материалам V Международной научно-практической конференции г. Белгород, 30 ноября 2014 г. В шести частях Часть IV Белгород УДК 00 ББК 7 Т 33 Теоретические и прикладные аспекты современной науки : Т 33 сборник научных трудов по материалам V Международной научнопрактической конференции 30 ноября 2014 г.: в 6 ч. / Под общ. ред. М.Г. Петровой. – Белгород : ИП Петрова...»

«Памяти Игоря Ивановича Янчука 21 июля 2011 г. исполнился год со дня смерти Игоря Ивановича Янчука, доктора исторических наук, ведущего научного сотрудника ИВИ РАН, известного латиноамериканиста, знатока истории международных отношений новейшего времени. Вся жизнь его была связана с исторической наукой. Родился Игорь Иванович 27 августа 1937 г. в с. Красноярове, Хабаровского края. Его отец погиб на фронте в 1942 г., а мать с тремя детьми перебралась в станицу Левокумское, Ставропольского края....»

«Министерство здравоохранения Республики Беларусь 12-я МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ИСТОРИИ МЕДИЦИНЫ И ФАРМАЦИИ Сборник материалов Гродно ГрГМУ ~1~ УДК 61 (091) + 615.1 + 614.253.5] : 005.745 (06) ББК 5 г я 431 +52.8 я 431 + 51.1 (2 Бел) п я 431 Д 23 Рекомендовано к изданию Редакционно-издательским советом УО «ГрГМУ» (протокол №11 от 18.06.2012). Редакционная коллегия: Э.А.Вальчук (отв. ред.), В.И.Иванова, Т.Г.Светлович, В.Ф.Сосонкина, Е.М.Тищенко (отв. ред.), В.А. Филонюк....»

«Сибирский филиал Российского института культурологии Институт истории Сибирского отделения Российской академии наук Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского Омский филиал Института археологии и этнографии Сибирского отделения Российской академии наук КУЛЬТУРА ГОРОДСКОГО ПРОСТРАНСТВА: ВЛАСТЬ, БИЗНЕС И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО В СОХРАНЕНИИ И ПРИУМНОЖЕНИИ КУЛЬТУРНЫХ ТРАДИЦИЙ РОССИИ Материалы Всероссийской научно-практической конференции (Омск, 12–13 ноября 2013 года) Омск УДК...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» ООО «Учебный центр Информатика» АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННЫХ СОЦИАЛЬНЫХ И ГУМАНИТАРНЫХ НАУК Часть 2 История и музейное дело; политология, история и теория государства и права; социология и социальная работа; экономические науки; социально-экономическая география;...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИЛНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н. Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО»НОВЫЙ ВЕК: ИСТОРИЯ ГЛАЗАМИ МОЛОДЫХ Сборник научных трудов ОСНОВАН В 2003 ГОДУ ВЫПУСК11 Под редакцией Л. Н. Черновой Саратовский государственный университет УДК 9(100)(082) ББК 63.3(0)я43 Н72 Новый век: история глазами молодых: Межвуз. сб. науч. тр. молодых ученых, аспирантов и студентов. Вып. 11 / Под ред. Л. Н. Черновой. –...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УПРАВЛЕНИЯ» АССОЦИАЦИЯ МОСКОВСКИХ ВУЗОВ МАТЕРИАЛЫ Всероссийской научно-практической конференции «ГОСУДАРСТВО, ВЛАСТЬ, УПРАВЛЕНИЕ И ПРАВО: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ» 2 ноября 2010 г. Москва 20 Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования...»

«Направление История и международные отношения ФАКУЛЬТЕТ ИСТОРИИ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ КЕМЕРОВСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА Конференция по направлению «ИСТОРИЯ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ» состоится 22 апреля 2015 года начало работы – 10.00 по адресу: г. Кемерово, пр. Советский, д. 73, второй корпус Кемеровского государственного университета Начало работы: Пленарное заседание 10.00-11.30 Работа секций – 12.00-17.00 Работают секции: ПЛЕНАРНОЕ ЗАСЕДАНИЕ НАПРАВЛЕНИЯ «ИСТОРИЯ И Звездный...»

«Министерство здравоохранения Республики Беларусь 12-я МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ИСТОРИИ МЕДИЦИНЫ И ФАРМАЦИИ Сборник материалов Гродно ГрГМУ ~1~ УДК 61 (091) + 615.1 + 614.253.5] : 005.745 (06) ББК 5 г я 431 +52.8 я 431 + 51.1 (2 Бел) п я 431 Д 23 Рекомендовано к изданию Редакционно-издательским советом УО «ГрГМУ» (протокол №11 от 18.06.2012). Редакционная коллегия: Э.А.Вальчук (отв. ред.), В.И.Иванова, Т.Г.Светлович, В.Ф.Сосонкина, Е.М.Тищенко (отв. ред.), В.А. Филонюк....»

«30-летие с момента открытия для посетителей первых залов ГатчинскоГо дворца, отреставрированных после второй мировой войны Комитет по культуре правительства Санкт-Петербурга Государственный историко-художественный дворцово-парковый музей-заповедник «Гатчина» 30-летие с момента открытия для посетителей первых залов ГатчинскоГо дворца, отреставрированных после второй мировой войны Материалы научной конференции 14 мая Гатчина Оргкомитет конференции: В. Ю. Панкратов Е. В. Минкина С. А. Астаховская...»

«Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования Глобальные тенденции развития мира Материалы Всероссийской научной конференции (Москва, 14 июня 2012 г., ИНИОН РАН) Москва Научный эксперт УДК 316.32(100)(063) ББК60.032.2я431 Г-55 Редакционно-издательская группа: С.С. Сулакшин (руководитель), М.В. Вилисов, А.А. Акаев, О.Г. Леонова, Ю.А. Зачесова Г-55 Глобальные тенденции развития мира. Материалы Всеросс. науч. конф., 14 июня 2012 г. / Центр пробл. анализа и гос.-упр....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ «МОГИЛЕВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени А. А. КУЛЕШОВА» МОГИЛЕВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЛАСТНОЙ ИНСТИТУТ РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ МОГИЛЕВСКИЙ РЕЛИГИОВЕДЧЕСКИЙ ЦЕНТР РЕЛИГИЯ И ОБЩЕСТВО – 9 Сборник научных статей Под общей редакцией В. В. Старостенко, О. В. Дьяченко им. А.А. Кулешова Могилев МГУ имени А. А. Кулешова УДК 2(075.8) ББК 86я73 Р36 Печатается по решению редакционно-издательского совета МГУ имени А. А. Кулешова Р е д а...»

«37 C Генеральная конференция 37-я сессия, Париж 2013 г. 37 С/32 5 сентября 2013 г. Оригинал: английский Пункт 11.3 предварительной повестки дня Шкала взносов и валюта, в которой уплачиваются взносы государств-членов в 2014-2015 гг. АННОТАЦИЯ Источник: Положение о финансах, статьи 5.1 и 5.6. История вопроса: В соответствии со статьей IX Устава и статьей 5.1 Положения о финансах Генеральная конференция устанавливает шкалу взносов государств-членов на каждый финансовый период. Цель: Принимая во...»

«СПИСОК ОСНОВНЫХ ПЕЧАТНЫХ РАБОТ ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК Е. В. РЕВУНЕНКОВОЙ «Седжарах Мелаю» (Малайская история) — исторический и литературный памятник Средневековья // Тез. конф. по истории, языкам и культуре ЮгоВосточной Азии. Л. С. 15–17. Сюжетные связи в «Седжарах Мелаю» // Филология и история стран зарубежной Азии и Африки: Тез. науч. конф. Вост. ф-т ЛГУ. Л. С. 36–37. Индонезия // Все о балете: Словарь-справочник / Сост. Е. Я. Суриц; под ред. Ю. И. Слонимского. М.; Л. С. 43–45. Культурная...»

«МЕЖДУНАРОДНАЯ МОЛОДЕЖНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ТЮМЕНСКАЯ МОДЕЛЬ ООН VII школьная сессия СОВЕТ БЕЗОПАСНОСТИ ДОКЛАД ЭКСПЕРТА «ВОПРОС ОБ ОТДЕЛЕНИИ КАТАЛОНИИ ОТ ИСПАНИИ» Татьяна ТРОФИМОВА Направление «Международные отношения» Тюменский государственный университет Валерия ВАЙС Направление «Международные отношения» Тюменский государственный университет Ноябрь 5 7, 201 Please recycle СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ИСТОРИЯ КОНФЛИКТА НЕДАВНИЕ ИЗМЕНЕНИЯ ПОЗИЦИИ СТРАН ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПИСОК ИСТОЧНИКОВ ВВЕДЕНИЕ У движения за...»

«Национальный заповедник «Херсонес Таврический» Институт религиоведения Ягеллонского университета (Краков) Международный проект «МАТЕРИАЛЬНАЯ И ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА В МИРОВОМ ИСТОРИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ» ХII Международная Крымская конференция по религиоведению Севастополь, 26-30 мая 2010 г. ПАМЯТЬ В ВЕКАХ: от семейной реликвии к национальной святыне ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ И СООБЩЕНИЙ Севастополь Память в веках: от семейной реликвии к национальной святыне // Тезисы докладов и сообщений ХII Международной Крымской...»

«Институт языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской академии наук Петрозаводский государственный университет МАТЕРИАЛЫ научной конференции «Бубриховские чтения: гуманитарные науки на Европейском Севере» Петрозаводск 1-2 октября 2015 г.Редколлегия: Н. Г. Зайцева, Е. В. Захарова, И. Ю. Винокурова, О. П. Илюха, С. И. Кочкуркина, И. И. Муллонен, Е. Г. Сойни Рецензенты: д.ф.н. А. В. Пигин, к.ф.н. Т. В. Пашкова Материалы научной конференции «Бубриховские чтения: гуманитарные...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.