WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 31 |

«Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза Материалы Всероссийской научной конференции (Москва, 3 апреля 2012 г.) Москва Научный эксперт УДК 001.89:009(063) ББК 72.4(2)в7 Г-9 ...»

-- [ Страница 6 ] --

Известные суждения о цикличности в развитии общественных институтов и самого общества, базирующиеся на представлениях о сосредоточеннных (точечных) системах, давно уже представляются достаточно банальными, а прогностически — мало продуктивными. Здесь речь идет исключительно о моделях, обладающих только временной периодизацией и характеризующихся неустойчивостью. Вместе с тем, в области динамики эволюционирующих систем формируется новое направление самого общего характера — теория активных сред, обладающих способностью к пространственно-временной самоорганизации и к устойчивому развитию.

К теории активных сред В природе существует два типа среды, в которой происходит пространственновременная самоорганизация: пассивная и активная. В пассивной среде процесс регуляризации «питается» энергией из локального источника, подобно волнам на воде от упавшего камня. В активной среде источник энергии делокализован и распределен по всей системе. Процесс регуляризации в этом случае подпитывается энергией по всему пространству, и в среде возникают самоподдерживающиеся (авто) волны, как, например, ветровые волны или пожар в степи.

Волны в пассивной среде, как и автоволны в активной, чередуют два каких-либо состояния:

сжатие и разряжение воздуха в звуковой волне или знак электрического потенциала в распространяющемся нервном импульсе. Однако в первом случае распространяющиеся возмущения затухают из-за трения молекул, а во втором в однородной среде сохраняют амплитуду и форму. В активной среде могут спонтанно возникать Пленарное заседание множественные «водители ритма», от которых как раз и распространяются автоволны, структурирующие пространство.

Представления об автоволновых механизмах самоорганизации в активных средах обретают в последние годы достаточно широкое распространение в естественных и, в определенной степени, в социально-экономических и гуманитарных науках [1]. Этот подход показал свою эффективность при рассмотрении таких несхожих природных явлений, как работа лазеров, периодические химические реакции, распространение волн кристаллизации в переохлажденных жидкостях, распространение нервного импульса, свертывание крови, взаимодействие популяций, распространение эпидемий, языков, слухов, автомобильных пробок и т. д.

Допустим, в какой-то области пространства протекает некий процесс со своим характерным временем (например, время смены поколений организмов или производственный процесс) и между соседними областями происходит перенос компонентов или продуктов процесса. Если характерное время основного процесса значительно больше времени переноса, мы имеем дело с сосредоточенной или точечной системой, в которой процессы синхронны (синфазны). Со стороны она выглядит, как единое целое, хотя в ней могут происходить непостоянные во времени процессы, например колебательные. Если же времена переноса сопоставимы с характерными временами самих процессов или превышают их, система становится распределенной. Термодинамически неравновесная активная среда содержит распределенный источник или запас энергии. Ресурс может быть однократным или возобновляемым. От водителей ритма распространяются автоволны. Водитель ритма с самой высокой собственной частотой постепенно «съедает» всех своих конкурентов, захватывая их территорию, и втягивает всю систему в работу со своей частотой вплоть до полного истощения запаса свободной энергии в системе.

В активных средах, если это точечные (однородные по пространству) системы, могут возникать колебательные режимы, а в распределенных системах могут распространяться незатухающие возмущения — волны активности, автоволны.

Энергия автоволной не переносится, а высвобождается. Автоволны — яркий пример диссипативной структуры, имеющий непосредственное отношение к самоорганизации в экосистемах.

Основные свойства активных сред можно охарактеризовать следующим образом [3].

1. Распределенный ресурс (энергия, вещество, информация) системы утилизируется связанными между собой диффузией нелинейными локальными трансформаторами. Для физико-химической системы — это распространяющаяся в пространстве фаза процесса, для биосферы — это и изменение ареала, и изменение генома. Для медицины — распространение инфекции при эпидемии, для филологии — распространение языков, для социальноэкономической системы — денежные инвестиции, для интернета — перенос информации.

2. Автоволновые диссипативные структуры формируют выделенные степени свободы, обеспечивающие формирование обратных связей: внутри активной среды (горизонтальные) и между иерархически сопряженными активными средами (вертикальные). Повышение уровня сложности системы в процессе

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

самоорганизации в активных средах характеризуется уменьшением исходного числа степеней свободы.

3. В однородной активной среде скорость распространения, длина и форма автоволн постоянны и не зависят от начальных и граничных условий. Неоднородные активные среды вследствие наличия порогового эффекта могут гасить автоволновые процессы.

4. Активные среды в ходе автоволновой самоорганизации способны сопрягать процессы, соизмеримые в масштабах пространства и времени (когерентность).

Социоэкономические системы На Земле существуют две развивавшиеся длительное время достаточно независимо глобальные иерархические структуры: геобиосфера и глобализованная социально-экономическая система. Геобиосфера Земли — самоорганизующаяся открытая термодинамическая система, «научившаяся» за миллиарды лет существования регулировать энергетические, материальные и информационные потоки.

Сформированная человеком антропосфера также является открытой системой, но, в отличие от природной экосистемы, она не самодостаточна, поскольку самоорганизуется только за счет потребляемых природных ресурсов. При этом важным критерием уровня самоорганизации анторопосферы является уровень ее экономического развития. Существенно, что обе системы — естественная и созданная человеком — в модели могут быть сопряжены лишь при наличии общих переменных, но проблемы возникают уже на уровне управляющих параметров (в математическом смысле), формирующих связи внутри геобио- и антропосферы.

В первом случае это вещественно-энергетическая сфера, в другом — финансовая [1, 4, 5]. И если естественный круговорот вещества и энергии в геобиосфере выверен и эффективно сопряжен в пространстве и времени в ходе миллиардов лет эволюции, то природа в принципе не способна регламентировать потребление ресурсов в ходе антропогенеза посредством рынка: финансовые потоки не являются управляющими параметрами геобиосферы. И какие бы глобальные масштабы не приобрела искусственно созданная техносфера, она менее устойчива, чем геобиосфера, поскольку несамостоятельна. Поэтому сопряжение между однонаправленным финансовым потоком и потоками вещества и энергии в глобальной экосистеме — их деградации в процессе антропогенного природопользования — осуществляется исключительно через вещественную компоненту с крайне низким КПД. При этом между двумя системами по мере истощения жизненно необходимых природных ресурсов и несбалансированного антропогенного воздействия отчетливо проявляются биотические взаимоотношения «хищник—жертва», только в более контрастной и не присущей природным системам форме, определяемой не насущными потребностями выживания, а стремлением к доминированию отдельных государств за счет переподчинения ресурсов геобиосферы. Наблюдаемый процесс может приводить к общесистемной неустойчивости. В то же время устойчивое развитие этих глобальных систем возможно только при условии сбалансированной коэволюции.

Пленарное заседание Среди связей в системе «Человек — Экосфера» наиболее очевидно взаимодействие, непосредственно обусловленное процессом жизнедеятельности человечества.

Со стороны человеческого сообщества эти воздействия регламентируются моралью и правом, но, как показывает исторический опыт, этого заведомо недостаточно для сохранения глобальной экосистемы. Формально мы живем в эпоху постиндустриального общества, но от состояния биосферной гармонии по-прежнему далеки.

В этом заключается пагубность выстраивания несбалансированного технического прогресса, основанного на неограниченном удовлетворении желаний «сверхчеловека». Поэтому, несмотря на пространственно-временную вариабельность природно-антропогенных взаимодействий, их суммарный вектор направлен в сторону нарушения баланса общего геобиосферного круговорота [6, 7]. Человечеству только еще предстоит отход от парадигмы антропоцентризма.

Формы кооперативного поведения, свойственные отдельным живым системам, распространяются и на сложные социально-экономические системы. Искусственно созданная система руководствуется в первую очередь не принципами симбиоза — основы биотического взаимодействия в природных экосистемах. В антропосфере доминирующим принципом также стал тип отношений «хищник — жертва», нерациональность и ущербность которого создали социально-экономическое неравноправие. В отличие от биотических самоорганизующихся систем, которые, создавая системную иерархию, «движимы желанием» получить максимум выгоды при минимальных затратах, человечество создало свою ущербную иерархию: есть страны с развитой экономикой и есть слаборазвитые страны — поставщики природных и трудовых ресурсов.

В соответствии с общей теорией систем, для устойчивого развития системе необходимо оптимальное количество элементов, связей и уровней. Возрастание структурной сложности эволюционирующих систем с необходимостью сопровождается стратификацией (возникновением иерархических уровней), возрастанием числа горизонтальных и вертикальных (прямых и обратных) связей и, как следствие, минимизацией числа выделенных интегрирующих степеней свободы. Под степенями свободы мы подразумеваем направление возможного движения системы по разным переменным в процессе эволюции. Минимизация числа степеней свободы канализирует направления движения системы по траектории устойчивого развития и снижает вероятность отклонений. Выделенные степени свободы отличаются от разрозненных статистических так же, как в физике механические степени свободы в машинах отличаются от статистических (хаотических) тепловых степеней свободы. Чтобы «сбить» систему с движения по траектории, соответствующей выделенной степени свободы, требуется значительная надпороговая энергия.

Фактически, это способствует переходу от рассыпания в хаос, наблюдаемого при увеличении числа степеней свободы, к структурной упорядоченности динамической системы [1, 2]. Мы полагаем, что самоорганизующиеся сложные системы группируют составляющие их элементы в иерархические структуры следующим образом. В общем случае усложнение системы по мере ее развития характеризуется суммарным увеличением числа внутренних связей — разрозненных степеней свободы. При этом стратификация системы (по мере перехода на более высокий структурный уровень) приводит к объединению этих внутренних связей, сопро

<

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

вождающемуся уменьшением числа «старых» и «новых» выделенных степеней свободы. Лишь в этом случае система может попасть на устойчивую траекторию развития, и устойчивость системы определяется не максимальным или минимальным, а необходимым и достаточным количеством прямых и обратных связей.

По мере увеличения структурной сложности социально-экономических систем возрастает число и взаимовлияние системных связей (социально-экономических, демографических, культурных, экологических) — признак структурно-иерархичной глобализации. И по мере подъема по иерархической лестнице системы снижается не только энергопотребление на каждом из уровней, но и энергообмен между ними.

В то же время возрастают информационные потоки, направленные на согласование горизонтальных и вертикальных процессов, иначе говоря, самоорганизация охватывает и сами горизонты, и сеть связей между ними. Здесь работают определенные свойства систем: неаддитивность, принцип домино (каждый уровень и элемент системы способен оказать влияние на общесистемные процессы), наличие прямых и обратных связей.

С точки зрения управления экономикой есть страны, определяемые как точечные и распределенные системы. Страны с относительно малыми территориями, однородным ландшафтом и климатическими условиями, развитой инфраструктурой (к примеру, некоторые страны Европы или Юго-Восточной Азии), независимо от их политического устройства, следует отнести к сосредоточенным системам.

Тогда как страны с противоположными параметрами всегда относятся к распределенным системам. Отсюда естественным образом вытекает вопрос о рациональном выборе механизма политического и экономического управления или же регулирования в иерархической структуре данного государства. В странах второй категории очевидным решением зачастую представляется централизованное «стягивание» распределенной системы в иерархию точечных систем через политические институты вертикали власти. В России выстроенная система вертикали власти относится к заведомо неустойчивым и может быть рациональна только в военных условиях или в экстраординарных гражданских ситуациях, когда целесообразен режим «ручного управления». Одна из противоречивых тенденций нынешней власти в стране — попытка превратить ее население из самоорганизующейся распределенной активной среды в пассивную, сосредоточенную, управляемую централизованно на каждом иерархическом уровне вертикали власти.

В условиях эволюционного развития устойчивость будет обретена системой только тогда, когда она станет иерархической и двумерной на каждом уровне организации, причем эти уровни должны быть связаны трехмерной сетью положительных и отрицательных обратных связей. В самой устойчивой из известных стратифицированных макросистем — биосфере — в массиве биоразнообразия имеется значительное количество трофических и регуляторных обратных связей, причем каждый верхний уровень не «руководит», но лишь «регулирует» нижележащий. Так, в многоуровневой экосистеме леса медведь даже не пытается управлять муравейником или молодыми побегами деревьев, поскольку «знает», что валюнтаристское вмешательство в сложную сеть прямых и обратных связей на любом из уровней чревато нарушением сложившихся принципов самоорганизации в активной среде.

Однако лес как сложный биоценоз — система чрезвычайно устойчивая.

Пленарное заседание Самые общие математические модели этой сильно нелинейной ситуации приводят к простейшим качественным выводам: чем более многоступенчата вертикаль управления, тем менее она эффективна; самоорганизующаяся и регулируемая экономика, в отличие от жесткой административной, позволяет своевременно включать на определенных этапах развития нивелирующие параметры. Иными словами, более жизнеспособной становится та система управления, которая способна более гибко реагировать на изменяющиеся параметры хозяйствования.

Образовательное пространство как активная среда Образовательная среда не может быть эффективной в распространении знаний от локальных центров в представлениях пассивных сред. Информация (знание) в них «зашумляется», сигналы затухают и искажаются. В активных средах поток знаний самоподдерживается при распространении от уже упоминавшихся водителей ритма.

Культура народа подобна птице о двух крылах. Трудно лететь с одним крылом, но не менее трудно летать на крыльях, действующих в противофазе. Эволюционная динамика естественных наук, познающих законы мироздания, и наук гуманитарного цикла, анализирующих искусства и закономерности социально-экономического развития человеческого сообщества, служит прямым индикатором устойчивости развития каждого государства на данном историческом этапе независимо от его социально-экономической формации. Эпоха просвещения, серебряный век, середина ХХ века (как ни странно и дико это не звучало бы) были успешны и в науках, и в искусствах, вопреки внешнему давлению. Естественно-научное и гуманитарное знания составляют взаимодополняющую пару, обеспечивающую необходимую (заведомо неполную) сопряженную систему обратных связей между стратами в иерархии устойчивой модели цивилизации. Критичен вопрос, в какой мере сопряжены во времени (синхронны) и относительно смещены по времени (синфазны) в историческом контексте колебания активности этих составляющих культуры.

Более того, культура как динамическая основа цивилизационной устойчивости базируется на единстве естественно-научного и гуманитарного знания, сбалансированного на основе не просто циклического (только во времени), а волнового (еще и в пространстве) их взаимодействия.

Следует отметить, что успешные модернизационные подвижки в России начинались с кардинального подъема качества образования. Так было при академических реформах Петра Великого, вырвавших страну из средневековья. Так было в конце XIX века, когда волна земского образования, развитие гимназий и реальных училищ стали основой подъема промышленного капитализма, расцвета наук и «серебряного века» в искусствах. Так было в условиях перехода страны в 1920–1930-е годы к всеобщей грамотности, обеспечившей и Победу, и научно-техническую революцию середины ХХ века. Оставив в стороне политические аспекты, отметим, что фазовый разбаланс в сопряженной паре естественных и гуманитарных наук в СССР во второй половине ХХ века отрицательно сказался на развитии и внедренческой эффективности их прикладных направлений. И это, несмотря на всю тогдашнюю мощь фундаментальных исследований. Так и в настоящее время искусственное,

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

несбалансированное, волюнтаристское педалирование исключительно инновационного сектора экономики в принципе не может привести к долгосрочному устойчивому росту экономики.

В России разбаланс общества через образование уродливо спроецировался в науках естественных и социогуманитарных. В 1940–1960-е годы в руководстве СССР находились люди, многие из которых прошли путь от мастеров, начальников цеха, директоров заводов. Я бы отнес их к типу людей «хард». Все, что шло не от «железа», представлялось нематериальным. К примеру, кибернетика, генетика, теория резонанса в квантовой химии и т. д. В последние два десятилетия у власти оказались люди с совершенно иным менталитетом. В последнем правительстве преобладали менеджерские взгляды, из 27 членов 17 имеют экономическое, юридическое, гуманитарное, включая филологическое, образование. И всего только два представителя физмата. В этой связи многие решения правительства в производственной сфере представляются далеко не безупречными. А мнений относительно приоритета фундаментальных исследований в науках развивающейся страны с поддержкой перспективных инновационных разработок вообще не высказывается.

Какими далекими и неактуальными представляются поэтические строки, написанные Б. Слуцким о физиках и лириках в 1959 году:

Что-то физики в почете.

Что-то лирики в загоне.

Дело не в сухом расчете;

дело в мировом законе.

Так что даже не обидно;

а скорее интересно наблюдать, как, словно пена;

опадают наши рифмы и величие степенно отступает в логарифмы.

И, тем не менее передовой мировой опыт свидетельствует, что беспрецедентная дивергенция наук, характерная для ХХ века, объективно сменяется междисциплинарной конвергенцией века ХХI. От исследования структуры неодушевленных объектов и связи структуры и функций для объектов живой Природы фундаментальные науки переходят к изучению эволюции сложных систем. В связи с неотвратимостью новой модернизационной фазы представляется актуальной необходимость в обеих ветвях науки. Иерархия синергетически стремится к устойчивому включению всех элементов системы.

Наука, в принципе, должна быть распределенной системой и в региональных координатах, и в предметно-дисциплинарных, и в исследовательско-прикладных, когда равно приоритетными ее частями являются фундаментальные и прикладные направления. Только тогда развитие науки становится устойчивым и эффективным во благо цивилизационного развития государства и всей Ноосферы.

Еще раз заметим, что автоволна двухфазна и колебательным фазам в полупериодах распространяющейся автоволны можно уподобить сменяющиеся полупериоды общественного внимания к гуманитарным и естественно-научным знаниям.

Пленарное заседание Подобное чередование объективно и составляет необходимую основу устойчивого распространения культуры в стране в соответствии с изменяющимися экономическими и социальными запросами общества. В настоящий момент отмечается определенная недостаточность упрощенного менеджерского/экономического подхода к развитию общества, гармоничное и устойчивое развитие которого возможно исключительно при вовлечении в систему обратных связей фундаментальных естественных и гуманитарных наук через систему образования. Формой нельзя подменить содержание.

Автоволновая модель самоорганизации в активной среде, как и всякая другая модель, не является панацеей: в лучшем случае она может выявить возможные режимы поведения системы в разных условиях, определить критерии и границы ее устойчивости. Однако в рамках данного подхода можно утверждать, что рассыпанное по локальным и сиюминутным интересам образовательное поле, только лишь став цельной активной средой, обретет эффективность через способность к самоорганизации. Этот подход базируется на комплементарной дополнительности двух основных форм человеческого знания: гуманитарного и естественно-научного.

Культура и ее остов — образование — ключевые элементы в системе обратных связей в иерархии активных сред, составляющих Ноосферу и обеспечивающих ее устойчивость.

Литература

1. Твердислов В.А., Сидорова А.Э., Яковенко Л.В. Биофизическая экология: монография. — М.: УРСС, 2011. — 560 с.

2. Твердислов В.А., Сидорова А.Э., Дмитриев А.В. Синергетические аспекты глобальной и региональной экологии: учеб. пособ. — Липецк: ГУ «Издательский дом «Липецкая газета», 2009. — 352 с.

3. Твердислов В.А., Сидорова А.Э., Яковенко Л.В. От симметрий — к законам эволюции. I. Хиральность как инструмент стратификации активных сред // Биофизика. Т. 57. Вып. 1. — 2012. — С. 146–154.

4. Сидорова А.Э., Твердислов В.А. Экос. Две науки // Россия как цивилизация денег. — М.-Волгоград: МГУ им. М.В. Ломоносова, Центр общественных наук, 2008. — С. 79–92.

5. Твердислов В.А., Сидорова А.Э. Политика хозяйства: от концентрированного выражения экономики к концентрированному выражению экологии // Философия хозяйства. Альманах Центра общественных наук и экономического факультета МГУ. — М.: МГУ, 2008. — № 6. — С. 157–173.

6. Сидорова А.Э., Твердислов В.А. Синергетические аспекты экологии // Экология урбанизированных территорий. — М. — 2011. — № 4. — С. 6–11.

7. Сидорова А.Э., Твердислов В.А. Экос. Грани устойчивости // Экология урбанизированных территорий. — М. — 2008. — № 1. — С. 6–14.

Искусство и научная картина мира Лексин В.Н. (Москва)

1. Постановка проблемы Мой доклад несколько выбивается из стройного ряда выступлений, сконцентрированных на проблеме синтеза гуманитарных и естественных наук. Отдавая должное логичности и актуальности привлечения внимания научного сообщества к потребностям такого синтеза, я хотел бы изложить некоторые соображения относительно такого важнейшего его результата, как построение картины мира, и остановиться только на сходствах, различиях и возможностях взаимодополнения научной и образно-художественной (создаваемой искусством) картин мира.

Я постараюсь показать, что искусство не менее, чем наука, в состоянии познавать широту и глубину материальной и метафизической реальности способами пока еще неизвестными науке. Я исхожу из того, что любой акт искусства есть особый вид познания мира, любой творец произведений искусства (сколь бы он ни говорил о «вдохновении» и «наитии свыше») есть человек, размышляющий о создаваемом (этот процесс часто именуют «муками творчества»), и что сделанное им есть такой же результат осмысления реальности, как доказательство (или опровержение) какой-либо теоремы или открытие новой элементарной частицы.

Я постараюсь показать, что естественно-научное (и научное в целом) и художественно-образное постижение мира идут к результату разными путями, что их подлинный синтез (или паритетное восприятие друг друга) маловероятен, но все же есть некая возможность их позитивного соприкосновения, и что этой «точкой схода» может стать именно потенциально целостная картина мира.

Считающие уже реализованной (или приближающейся к реализации) идею синтеза естественных наук и искусства не преминут указать, что творцы его высочайших образцов были, как правило, людьми много знающими, и сразу же назовут Данте, который, судя по его сочинениям, был сведущ в истории, геральдике, палеографии, астрологии, медицине, космогонии, сфрагистике и других специальных дисциплинах. Напомнят и о том, что профессионально вели научные исследования и много в этом преуспели Леонардо да Винчи, И. Гете, А. Бородин, В. Набоков и десятки других не менее известных писателей, поэтов, художников, архитекторов и композиторов. Не преминут указать на то, что, например, И. Пригожин знал ноты раньше, чем буквы, А. Швейцер был великим органистом, Л. Эйлер разрабатывал теорию цветомузыки, А. Эйнштейн играл на скрипке, М. Планк — на фортепиано и т. д. Пребывание в среде художественных образов и искусства как такового, видимо, расширяет познание картины мира даже у самых ортодоксальных технократов, но это почти никогда не включает художественную образность в создаваемую ими научную картину мира в качестве ее органической компоненты.

Обсуждение предложенной проблематики в формате небольшого доклада требует немалых самоограничений. В первую очередь это относится к персоналиям:

искусство неотделимо от его творцов, за тысячелетия писаной истории один лишь перечень тех, кого следовало бы упомянуть (каждый из них — неповторим), не Пленарное заседание поместился бы на сотне страниц. В связи с этим далее называются лишь немногие из тех, кого принято называть «знаковыми фигурами», и это позволяет не делать никаких комментариев по поводу их общеизвестных творений.

Во-вторых, необходимо предметно-тематическое ограничение, и я сознательно ухожу от соблазна рассмотрения образа мира в музыке и изобразительном искусстве. Это — серьезное ограничение, поскольку, по моему убеждению, та же музыка создает самую удивительную картину мира, неизменно слышимую в творениях И.С. Баха и А. Веберна, Ф. Шопена и А. Шенберга, М. Мусоргского и Д. Шостаковича, А. Пярта и С. Губайдулиной; одно лишь заключительное адажио из пятнадцатой симфонии Д. Шостаковича (как и его последний квартет) повествует о человеке в мире и о мире как таковом не менее, чем любая книга Л. Фуко. То же относится и к искусству живописи: не только к «Троице» А. Рублева и фрескам Дионисия, но и к полотнам Я. Вермеера и Дж. Уистлера, В. Борисова-Мусатова и И. Левитана, П. Клее и П. Филонова, немецких экспрессионистов и Э. Мунка, П. Сезанна и Г. Климта. В музыке и в живописи, как ни в одном другом виде искусства, смена стилей всегда была сменой техник осмысления мира. И если когда-то поверхностный взгляд не видел в импрессионизме ничего кроме изощренной игры цвета и светотени, то уже Э. Золя заметил, что импрессионизм стал свидетельством овладения «новыми средствами аналитического познания».

В связи с вышесказанным, на последующем ограниченном текстовом пространстве я постараюсь предельно кратко остановиться лишь на том, что есть:

картина мира, ее смысл и предназначение;

наука и научная картина мира;

искусство как особый способ познания реальности;

художественно-образная картина мира;

закономерное в научной и образно-художественной картинах мира;

дополнительные сходства и различия научной и художественно-образной картин мира.

2. Познание мира и формирование его картины Человек — существо познающее, и вне зависимости от конкретного предмета, объема и способа получения нового знания этот процесс продолжается с первого до последнего мгновения нашей жизни. Вероятно, за исключением завсегдатаев Интернета нет никого, кто удовлетворился бы получением дискретной, необходимой только в эту минуту утилитарной или случайно «подвернувшейся под руку»

информацией, кто не попытался бы узнать нечто более общее и фундаментальное.

Познание мира в его целостности и непротиворечивости — задача увлекательная, практически значимая и не имеющая конечного решения. Это определяется не столько ограниченными возможностями человеческого интеллекта или слабостью методологического и технического инструментария познания, сколько тем, что каждый новый шаг в познании мира приводит и к накоплению знания, и к сомнениям в его истинности, и к возникновению новых задач, в том числе связанных с гармонизацией (системной упорядоченностью) беспредельно расширяющихся познаний.

Гносеологические, эпистемологические и иные философские вопросы при этом

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

только множатся, и, вероятно, стоит напомнить, что именно поэтому в свое время появилась феноменология Э. Гуссерля, М. Хайдеггера и К. Мерло-Понти, а затем и критический рационализм К. Поппера. Но что есть мир как объект познания?

Применительно к рассматриваемым в этом докладе сюжетам, связанным с формированием картины мира, здесь и далее под «миром» понимается материальная и метафизическая реальность человеческого бытия и его окружения, явленная в наших представлениях о множественности и связности объектов познания. Вполне корректно в связи с этим говорить, например, о «мире кораллов», и некорректно — о мире валяющегося на дороге камня. «Мир современного человека» есть мир сообщества людей, по каким-то признакам отнесенным к категории «современных», но никак не мир конкретного индивида, хотя к нему при иной постановке проблемы вполне приложимо такое определение, как, например, микрокосм.

Чувственное, интуитивное, инструментальное, а затем и абстрактноумопостигаемое знание рано или поздно должно было сложиться в картину мира как совокупность (в идеале — систему) образных представлений об окружающей реальности и о наших отношениях с нею. Картина мира отдельных людей посредством социальных коммуникаций становилась все более широкой и одновременно относительно универсальной, поскольку в нее включалось то наиболее существенное и общее, что как бы «выносилось за скобки» из индивидуальных представлений о мире за пределами «я».

Картина мира складывается из многих фрагментов, каждый из которых есть целостное (закономерное, типичное), свидетельство о реальности, отлитое в четкие формы естественно-научных, мифологических, религиозных, художественнообразных и иных обобщений. Так, фрагмент научной картины мира, всплывающий в сознании при упоминании о Земле, прежде всего предстанет в форме шарообразной планеты, связанной с Солнцем и зависящей от него и от антропогенной деятельности, но феноменальное свойство целостности картины мира заставит одновременно связать все сказанное о Земле со столь же фрагментарно-обобщенными характеристиками Солнца, планетной системы, галактики и т. д.

Сложносоставность картины мира прежде всего связана с тем, что для познания материальной и метафизической реальности у нас нет (и, вероятно, никогда не будет) всеобъемлющего разума и единого языка. Разные взгляды на одно и то же явление по-разному осмысливают его в картинах мира, Так, смерть в научной картине мира есть естественная и закономерная «гибель индивидуума как обособленной живой системы, сопровождающаяся разложением белков и других биополимеров, являющихся основным материальным субстратом жизни» (близкое к оригиналу определение из последней Большой советской энциклопедии), в религиозной картине мира — переход духовной субстанции человека в жизнь вечную, в художественно-образной картине мира — «Похоронный блюз» У. Одена, читаемый в Великобритании на каждой второй траурной церемонии. И лишь для немногих из нас это важнейшее для всех людей печальное (трагическое, ужасное, единственно непоправимое) событие может каким-то непостижимым способом соединиться в одном из фрагментов целостной картины мира.

Многочастному и сложносоставному строению картины мира способствует и то обстоятельство, что, несмотря на соблазны глобализма, человечество пока Пленарное заседание еще сохраняет цивилизационное и не вычеркнуло из памяти историческое разнообразие воззрений на мир и собственную природу.

Каждый исторический период (век, а сейчас и быстротекущий год) и каждый творец знаний или художественных образов вносят в картины мира свои сюжеты и краски, и, вероятно, было бы правильно говорить не о картине, а о «картинной галерее» образа мира со своими залами, ретроспективными экспозициями и экскурсоводами.

Как будет показано далее, научная картина мира представляет собой не плоскостное изображение, а объемную и многослойную, иерархически организованную конструкцию. То же относится и к нерассматриваемым в этом докладе философским и религиозным картинам мира. Так, даже самое поверхностное знакомство с индийской философией открывало читателю популярного в середине прошлого века Сарвепалли Радхакришнана мозаику картин мира, созданных гимнами Ригведы и философией упанишад, плюралистическим реализмом джайнизма и этическим идеализмом раннего буддизма, эпической философией периода создания Рамаяны и законов Ману и теизмом Бхагавадгиты, буддизмом как религией и его четырьмя школами, шестью системами брахманизма (вспомним, например, о различиях санкхья и теизма Рамануджи) и т. д. И самое примечательное, что вся эта «мозаика» не рассыпается, а создает в конечном счете многослойную голограмму целостной индийской картины мира.

Картину мира создавали религиозные учения и научные открытия, искусство и философские размышления, но и она, в свою очередь, самым решительным образом формировала то, что сейчас принято называть «мейнстримом» восприятия мира, его парадигму и ценностную основу. Картина мира каждого человека — его мироощущение, мировосприятие и мировоззрение — при всей своей индивидуальности стала зависимой от общей (локально-групповой или глобальной) картины мира даже в том случае, если первая опровергала вторую. Подобно тому, как мольеровский г-н Журден не догадывался о том, что он «говорит прозой», мы не догадываемся о том, сколь многое в нашем умонастроении, поведении и жизненных ориентациях зависит от разделяемых (или опровергаемых) нами образов картины мира.

Думаю, что цивилизации, как и мега-культуры, отличаются (наряду с обычно называемыми признаками) и присущими им картинами мира, прежде всего их образными характеристиками конечности мира и нашего существования, добра и зла, смысла человеческого бытия и того, что можно назвать «местом человека в общем замысле о мироустройстве». При этом цивилизационные картины мира подвижны во времени настолько же, насколько динамичны наука, культура и расстановка политических сил: целостные образы мира начала ХХ века и, например, начала XIX века отличаются не только деталями картины, но и способом их восприятия, в котором все меньшую роль играют непосредственно чувственное, интуитивное, и религиозное ощущения реальности.

Принято считать, что одновременно сосуществуют мифологическая, естественно-научная, общественно-научная и религиозная картины мира, но я добавил бы к ним и художественно-образную, создаваемую нашим восприятием произведений искусства. Принято считать также, что бесспорно доминирует научная (точнее, естественно-научная) картина мира, которую многие рассматривают как

–  –  –

единственно истинную и способную охарактеризовать целостную картину мира.

Я думаю, что это одно из многих заблуждений нашего рационального века.

3. Научное знание и научная картина мира Наука — важнейший вид профессионально-познавательной деятельности, ориентированный на получение экспериментально подтвержденных и систематизированных знаний о мире, а также на обнаружение законов его появления, существования и движения во времени. Наука ищет рациональные объяснения всего и вся, отвергает все непроверяемое в опыте (модели, расчете), и это обособляет ее от обыденного, мифологического, религиозного, философского и художественнообразного познания реальности. Но наука никогда не была уныло приземленной, какая-то часть научных исследований стремится «возлетать во области заочны», и все наиболее значимые ее достижения всегда были следствием блестящих гипотез и, казалось бы, умозрительных теорий.

В науке с самого ее зарождения устойчиво соединились эмпирическое знание (наблюдение и опыты) и теоретические исследования, но современную науку все более создают и продвигают эксперименты и изощренные методы фиксации нового. С их результатами по правилам логики сопрягаются неэкспериментально полученные знания, в ходе чего происходит своеобразное системообразование, создающее представление о целостности и непротиворечивости научного познания мира. Экспериментальное подтверждение того, что в данный момент считается научной истиной, и повторяемость опыта считаются критериями объективного и единственно правильного знания, что позволяет распространять выявленные закономерности на все аналогичные объекты и процессы.

Наука предметно неоднородна, и это создает свои проблемы и внутри каждой автономной области научного знания, и в сфере междисциплинарного синтеза.

Самым грубым можно считать разделение поля науки на его «естественные»

и «гуманитарные» делянки. Более корректным представляется деление наук на естественно-научные (изучающие неживую природу физические, химические, геологические, физико-географические, астрономические и др.), биологические (собственно биологические и сельскохозяйственные), социальные (история, социология, экономика, социальная и экономическая география, юриспруденция, политология, социальная философия), гуманитарные (психология, педагогика, философская антропология, культурология, искусствознание, лингвистика, религиоведение) и технические. Особую группу наук составляют философия, математика, системный анализ и синергетика, кибернетика и информатика, предельно сближающие (а иногда — отождествляющие) метод и предмет познания, изучающие всеобщие законы постижения мира и его функционирования, создающие язык и методы любых исследований и работающие с идеальными и абстрактно-формализованными величинами. Все больше научных дисциплин становятся научно-синтезирующими.

Таковы, например, физхимия и химфизика, астрофизика, геофизика, биофизика, геохимия, биохимия, нейролингвистика, психофизиология и др. К ним с полным правом можно отнести и современную медицину, соединившую признаки всех без исключения наук, включая технические.

Пленарное заседание Современные науковеды при радикальных разногласиях по многим вопросам классификации наук сходятся на том, что критериями научности являются экспериментальная или логически обоснованная доказательность, связанные с этим проверяемость и воспроизводимость результатов, их непротиворечивость и системность, однозначная определенность, выражаемая в виде четких представлений, суждений, гипотез и теорий. Все, что не соответствует хотя бы одному из этих критериев, считается псевдонаукой, антинаукой, лженаукой и просто «не наукой».

Огромный и заслуженный авторитет науки создали, однако, не теории и открытия, а воплощение ее результатов в повседневную жизнь. Не требует доказательств, что весь современный материальный мир и все его социальное обустройство есть ранее созданное в умах «людей науки». Естественно поэтому, что многим из них свойственно называть себя и своих коллег «учеными» и проводить тем самым семантическую (а часто и бытовую) границу между своим сообществом и всем остальным миром неучей. К тому же «ученые» часто разделяют свой клан на истинных «людей науки», занимающихся исследованиями в сфере естественных наук, на околонаучных гуманитариев и на простых пользователей полученных научных результатов. Это дополнительно затрудняет (но, к счастью, не препятствует) создание научной картины мира, которую справедливо считают не сводом (и не итогом) признанных научными знаний, а целостным образом предметов научных исследований, представленным их важнейшими непротиворечивыми характеристиками и фундаментальными понятиями на конкретном историческом этапе накопления и обновления знаний.

Научная картина мира, так же как и сама наука, неоднородна. Ее высший уровень представлен синтезом знаний, полученных в различных областях научных исследований и дающих парадигмальное представление о структуре и законах бытия, живой и неживой природы. Более детальные и одномерные научные картины мира, соответствующие отдельным областям науки, например естественно-научная, социальная, языковая, а также предметно-дисциплинарные (физическая, химическая и т. п.), кем-то хорошо названы «картинами исследуемой реальности».

Научные картины мира формируются огромным потоком информации, которую просеивают и спрессовывают и наше сознание, и труды создателей научных трактатов и учебников. Этот труд не напрасен, ибо только так можно отобразить целостный (а он именно таков) характер наших научных познаний, только так можно определить вектор этих познаний и оценить его соответствие действительным потребностям человечества и самой науки и, наконец, только так можно осуществить переток научного потенциала в формирование образованной личности вне зависимости от рода ее интересов и занятий.

Академик В.С. Степин в работах, посвященных проблематике науки и научной картины мира, очень точно указал на то, что специальные достижения науки обретают общекультурный смысл и мировоззренческое значение через отнесение к научной картине мира. Он показал, что, например, основная физическая идея общей теории относительности, взятая в ее специальной теоретической форме (компоненты фундаментального метрического тензора, определяющего метрику четырехмерного пространства-времени, вместе с тем выступают как потенциалы гравитационного поля), может быть малопонятной тем, кто не занимается теоре

<

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

тической физикой. Однако при формулировке этой идеи на языке картины мира (характер геометрии пространства-времени взаимно определен характером поля тяготения) она обретает понятный для неспециалистов статус научной истины, имеющей мировоззренческий смысл и видоизменяющей постулат обыденного сознания об однородном евклидовом пространстве и квазиевклидовом времени, закрепленный в этом сознании через систему обучения и воспитания со времен Г. Галилея и И. Ньютона. Так, утверждает В.С. Степин, обстоит дело со многими открытиями науки, которые включались в научную картину мира и через нее начинали влиять на мировоззренческие ориентиры человеческой жизнедеятельности.

Что в связи с этим может предложить далекое от научных штудий искусство?

4. Искусство как способ и форма познания реальности в присутствии человека Как ни странно, искусство — одно из самых неопределенных понятий, причем многовековая неоднозначность его толкований в последние десятилетия лишь возросла. Вряд ли стоит детально характеризовать процесс исторического обособления этого понятия от всего, что в древности объединялось в греческом «техне», включавшем в себя любое творчески-созидательное и осмысленное в сфере как собственно искусства (в нашем понимании), так и ремесел, и науки. Напомню, что уже у Аристотеля «техне» стало означать только «искусство». Однако это не сделало понятие «искусство» более строгим, и попытки его четкого выделения в жестко очерченную сферу человеческой деятельности и прежде, и сейчас тщетны — искусство присутствует практически везде. Это связано и с коммерчески выгодной прикладной эстетизацией всего продаваемого (модный дизайн упаковки и содержимого, модная одежда и т. д.), и с естественным желанием внесения красоты в повседневную жизнь: от убранства жилых, офисных и производственных помещений до искусственных ландшафтов.

Искусство изначально было нужно человеку — сначала как обязательный компонент ритуала (наскальные изображения, маски, танец, пение, архитектура святилищ), затем как средство воспитания целостного человека и способ закрепления и передачи знаний о мире, жизненных коллизиях, мифологических, эпических и знаково-исторических сюжетах в особой художественно-образной форме орнаментальной и фигуративной живописи, в устной речи сказителей, письменных текстах, массовых представлениях и т.

п. Смесь вульгарного и высокого (в одно и то же исторически близкое время пользовались успехом пьесы Аристофана и Еврипида) оказывалась при этом взаимодополнительным условием целостности мироощущения. Но для выполнения таких сложных и ответственных функций нужны были люди искусства, отмеченные даром соединять точнейшую фиксацию жизни и гиперболизацию увиденного и услышанного, акцентирование в нем (см. п. 6 доклада). Эти люди были призваны из накопленных веками знаний и собственного опыта создавать иную реальность и то, что можно называть «достоверной иллюзией», моделями жизни.

Искусство, в отличие от науки, заставляло людей не только думать, но и переживать, включать наряду с рассудочным и эмоциональное восприятие мира. Уже Пленарное заседание одно это делает искусство особой и, судя по новейшим археологическим открытиям, врожденной формой осознания, освоения и трансформации реальности. Однако, важнейшим отличием искусства от науки следует считать свойственное ему антропоцентрическое постижение этой реальности; в центре создаваемой искусством художественно-образной картины мира всегда находится человек, рассматриваемый почти всеми научными дисциплинами (за исключением ряда философских) в качестве усредненной биологической, социальной или экономической единицы.

Картина мира приобретает благодаря этому не только необходимую целостность, но и ценностное измерение.

В отличие от науки искусство, проводя мысленный отбор единичных событий, фактов и процессов, неизменно дает аксиологическую оценку познаваемого.

Произведения искусства всегда оценочны, и это проявляется как в их откровенно назидательных формах (басни, моралите, фельетоны, театр Б. Брехта и т. п.), так и в форме нарочито нейтральных повествований, где читателю (зрителю, слушателю) отводится не им отрежиссированная роль самому проставить моральные оценки, сделать для себя выводы о желательности подражания созданным автором персонажам или, наоборот, неприемлемости для себя тех или иных поступков;

с этим связана обычно упоминаемая воспитательная функция искусства. В отличие от вне-моральной науки, искусство морализует (или деморализует) даже тогда, когда оно громогласно отказывается от этого.

Не менее важным отличием искусства от науки следует считать его ориентацию на познание реальности через уникальное и неповторимое. Если критерием научности является подтвержденная экспериментом повторяемость явлений, то в искусстве каждый художественно-образный фрагмент картины мира есть апелляция к чуду (понятие, категорически отвергаемое наукой). Но именно чудом (и ничем иным) стал, например, образ дуба, увиденного Андреем Болконским, и образ его самого, и Наполеона, и Бородинского сражения, и русского народа. При этом не закономерно повторяемое (что в искусстве назвали бы «штампом» иди «клише»), а уникально чудесное парадоксально становится общепонятной частью картины мира, в которой непостижимо соединяются неповторимость писателя, его творения и читателя.

Следует отметить и полярно различное сохранение личности ученого в научном открытии и автора в произведении искусства. Научное познание всегда стремилось к вытеснению личностно-субъективного из эксперимента, теории и т. п., и это становилось еще одним устойчивым признаком «научности» достигнутого результата (некоторое допущение присутствия в нем индивидуальных и экспериментальных условий началось лишь с «квантового и полевого периода»); планету (звезду, астероид) могут назвать именем астронома, но никакой сущностной связи между ними не будет. Искусство же, напротив, подчеркивает значимость конкретного авторского начала в любом художественном образе. Г. Флобер мог сказать «Эмма это — я» и ему вторил наш современник Р. Бредбери: «Все персонажи моих произведений — это я. Они мои зеркальные отражения, удаленные или перевернутые после трех или дюжины отражений». Здесь важно и «я», и многократность «отражений» и то, что художественно-образная картина мира населена в том числе ее создателями. Но она же создается и ее зрителями, и здесь опять уместно сопоставить эту картину с той, которую формирует наука.

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

Научная картина мира в каждый момент времени ориентирована на одинаковое ее восприятие: теорема Пифагора понимается одинаково и в Арктике, и в Антарктике, и школьником и пенсионером. Художественно-образная картина мира поразному видится и на индивидуальном, и на групповом уровнях: «сколько людей, столько и вкусов», — гласит распространенная поговорка. Однако она (как и все афористические речения) удостоверяет, но не объясняет, на чем основан, например, интерес одних к полотнам Э. Уорхолла или «митьков», а других — к работам Д. О’Кифф или М. Ротко, постоянное чтение одними книг Б. Акунина, а другими — П. Киньяра, покупку одними дисков с записями А. Пьяцоллы, а другими — Дж. Тавенера и т. п. Остается лишь принять как данность, что все в искусстве есть не только индивидуально созданное и индивидуально запечатленное, но и индивидуально воспринимаемое.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 31 |

Похожие работы:

«Национальный заповедник «Херсонес Таврический» III Международный Нумизматический Симпозиум «ПриPONTийский меняла: деньги местного рынка» Севастополь, Национальный заповедник «Херсонес Таврический» 29 августа 2 сентября 2014 г. ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ И СООБЩЕНИЙ Севастополь «ПриPONTийский меняла: деньги местного рынка» // Тезисы докладов и сообщений III Международного Нумизматического Симпозиума (Севастополь 29.08. – 2.09. 2014) Издаются по решению Ученого Совета заповедника «Херсонес Таврический»...»

«Национальный заповедник «Херсонес Таврический» Крымское отделение Института востоковедения НАН Украины IV Международный Византийский семинар : «империя» и «полис» Севастополь, Национальный заповедник «Херсонес Таврический» 31 мая – 5 июня 2012 г. ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ И СООБЩЕНИЙ Севастополь : «империя» и «полис» // Тезисы докладов и сообщений IV Международного Византийского Семинара (Севастополь 31.05. – 05.06.2012) Издаются по решению Ученого Совета Национального заповедника «Херсонес Таврический»...»

«ISSN 2412-9712 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 09 октября 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ: Международное...»

«Управление культуры Минобороны России Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военноисторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Шестой Международной научнопрактической конференции 13–15 мая 2015 года Часть III СанктПетербург ВИМАИВиВС Печатается по решению Ученого совета ВИМАИВиВС Научный редактор – С.В. Ефимов Организационный комитет конференции «Война и оружие. Новые исследования и материалы»: В.М. Крылов,...»

«МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра истории Институт фундаментальных и прикладных исследований Центр исторических исследований РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ Кафедра психологии и педагогики НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ БИЗНЕСА ЭЛИТА РОССИИ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ: СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И ИСТОРИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ Сборник научных статей Выпуск 2 Москва УДК 316.344.42 ББК 60.541.1 Э 46 Редакционная коллегия: А.А. Королев, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ...»

«Институт языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской академии наук Петрозаводский государственный университет МАТЕРИАЛЫ научной конференции «Бубриховские чтения: гуманитарные науки на Европейском Севере» Петрозаводск 1-2 октября 2015 г.Редколлегия: Н. Г. Зайцева, Е. В. Захарова, И. Ю. Винокурова, О. П. Илюха, С. И. Кочкуркина, И. И. Муллонен, Е. Г. Сойни Рецензенты: д.ф.н. А. В. Пигин, к.ф.н. Т. В. Пашкова Материалы научной конференции «Бубриховские чтения: гуманитарные...»

«Федеральное государственное научное учреждение «Институт теории и истории педагогики» Российской академии образования при участии Федеральный институт развития образования Министерство образования Московской области Центр профессионального образования имени С.Я.Батышева Московский государственный технический университет имени Н.Э.Баумана Московский государственный областной университет СБОРНИК СТАТЕЙ Международной научной конференции «Образование в постиндустриальном обществе» посвященной...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» ООО «Учебный центр “Информатика”»СОВРЕМЕННОЕ СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНОЕ ЗНАНИЕ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ Часть Филология, лингвистика, современные иностранные языки, психология, социология и социальная работа, история и музейное дело Материалы второй заочной международной...»

«Заповедник «Херсонес Таврический» Институт религиоведения Ягеллонского университета Международный проект «МАТЕРИАЛЬНАЯ И ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА В МИРОВОМ ИСТОРИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ» ХVI Международная конференция по истории религии и религиоведению Севастополь 26-31 мая 2014 г. ВЕЛИКАЯ СХИЗМА. РЕЛИГИИ МИРА ДО И ПОСЛЕ РАЗДЕЛЕНИЯ ЦЕРКВЕЙ ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ И СООБЩЕНИЙ Севастополь Великая схизма. Религии мира до и после разделения церквей // Тезисы докладов и сообщений ХVI Международной конференции по истории...»

«ВЕСТНИК Екатеринбургской духовной семинарии. Вып. 1(5). 2013, 178– С. А. Белобородов, Ю. В. Боровик «Ревнители дРевлего благочестия» (очеРК истоРии веРХнетагилЬсКого стаРообРядчества)* В статье прослеживается история старообрядческих общин различных согласий в Верхнетагильском заводе в XVIII — первой половине XX в. Авторы использовали документальные источники, записи бесед с потомками старообрядцев, фотоматериалы. Ключевые слова: горнозаводской Урал, Верхний Тагил, старообрядцы, общинная...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ПЕНЗЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» (ПГУ) Педагогический институт им. В. Г. Белинского Историко-филологический факультет Направление «Иностранные языки» Гуманитарный учебно-методический и научно-издательский центр Пензенского государственного университета II Авдеевские чтения Сборник статей Всероссийской научно-практической конференции, посвящнной...»

«VI Всероссийская конференция «Сохранение и возрождение малых исторических городов и сельских поселений: проблемы и перспективы» г. Ярославль, Ростов Великий 27– 29 мая 2015 года СБОРНИК ДОКЛАДОВ КОНФЕРЕНЦИИ В сборник вошли только те доклады, которые были предоставлены участниками. Организаторы конференции не несут ответственности за содержание публикуемых ниже материалов СОДЕРЖАНИЕ Приветственное слово губернатора Ярославской области 1. С.Н. Ястребова. Приветственное слово министра культуры...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. А.И. ЕВДОКИМОВА Кафедра истории медицины ЗУБОВРАЧЕВАНИЕ В РОССИИ: МЕДИЦИНА И ОБЩЕСТВО Чтения, посвященные 90-летию со дня рождения Г.Н. Троянского Материалы конференции МГМСУ Москва – 20 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 П2 Материалы чтений, посвященных 90-летию со дня рождения П22 Г.Н. Троянского «Зубоврачевание в России: медицина и общество» М.: МГМСУ, 2014, 100 с. Кафедра истории медицины Московского государственного...»

«Памятка к ходатайству о приеме еврейских иммигрантов Уважаемый заявитель, Вы хотите переехать в Федеративную Республику Германии в качестве еврейского иммигранта. В настоящей памятке нами изложены все правила процедуры приема. Здесь Вы найдете информацию о принципах и ходе процедуры приема иммигрантов, а также о формулярах заявления, которые Вам надлежит заполнить. Если у Вас возникнут вопросы, то Вы можете в любое время обратиться за разъяснением к коллегам зарубежных представительств...»

«VVVVVVVVVVVVVVVVVVVVVVV Владимир Иванович Кадеев: жизнь и творчество 25 ноября 2012 года ушел из жизни признанный ученый-антиковед и археолог, заведующий кафедрой истории древнего мира и средних веков Харьковского национального университета имени В. Н. Каразина, замечательный педагог, доктор исторических наук, профессор В. И. Кадеев. Путь Владимира Ивановича в науку был непростым, хотя интерес к изучению истории у него проявился еще в 5 классе. Однако получить полноценное среднее образование В....»

«МАТЕРИАЛЫ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ШКОЛЬНИКОВ VII «НОБЕЛЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ Посвящается 70-летию полного освобождения советскими войсками города Ленинграда от блокады его немецко-фашистскими войсками (1944 год) «Помни о прошлом, созидай в настоящем, формируй будущее» Санкт-Петербург 08 апреля 201 Нобелевские чтения. Материалы VII научно-практической конференции с международным участием. 8 апреля 2014 года. Санкт-Петербург. СПб.: «Стратегия будущего», 2014. 337 с. В сборник включены материалы...»

«Lomonosov Moscow State University St. Petersburg State University Actual Problems of Theory and History of Art II Collection of articles St. Petersburg Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова Санкт-Петербургский государственный университет Актуальные проблемы теории и истории искусства II Сборник научных статей Санкт-Петербург УДК 7.061 ББК 85.03 А43 Редакционная коллегия: И.И. Тучков (председатель редколлегии), М.М. Алленов, А.В. Захарова (отв. ред. выпуска), А.А. Карев,...»

«Liste von Publikationen ber die Geschichte der Russlandmennoniten auf russisch und ukrainisch Библиография о русских меннонитах на русском и украинском языках Предлагаем библиографию о русских меннонитах (die Rulandmennoniten) на немецком, английском и русском языках. Основное внимание было уделено работам описывающих все стороны жизни и деятельности меннонитов в России. В списках есть основопологающие работы по истории меннонитов, жизнедеятельности Менно Симонса и о меннонитих в Пруссии....»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИСПРУДЕНЦИИ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (10 февраля 2015г.) г. Новосибирск 2015 г. УДК 34(06) ББК 67я Актуальные проблемы юриспруденции в России и за рубежом/Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции.№ 2. Новосибирск, 2015. 72 с. Редакционная коллегия:...»

«НАУЧНАЯ ДИСКУССИЯ: ВОПРОСЫ ЮРИСПРУДЕНЦИИ Сборник статей по материалам XLIV международной заочной научно-практической конференции № 12 (39) Декабрь 2015 г. Издается с мая 2012 года Москва УДК 34 ББК 67 Н 34 Ответственный редактор: Бутакова Е.Ю. Н34 Научная дискуссия: вопросы юриспруденции. сб. ст. по материалам XLIV междунар. заочной науч.-практ. конф. – № 12 (39). – М., Изд. «Интернаука», 2015. – 182 с. Сборник статей «Научная дискуссия: вопросы юриспруденции» включен в систему Российского...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.