WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 31 |

«Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза Материалы Всероссийской научной конференции (Москва, 3 апреля 2012 г.) Москва Научный эксперт УДК 001.89:009(063) ББК 72.4(2)в7 Г-9 ...»

-- [ Страница 27 ] --

Для значительной части людей именно миф оказывается способным компенсировать недостаток позитивной, адекватной информации, становится опорой их мировоззрения, «картины мира», средством социального ориентирования. Исторический процесс постоянно разрушает классическое мифосознание, создавая новые инновационные формы мифов, легче воспринимаемые современным человеком, но, по-прежнему, строящиеся по привычным канонам: традиционный миф перестает удовлетворять потребностям социума и уходит на периферию культуры. На смену классическому мифу приходит социальная мифология, происходит перенос акцентов из сферы сверхъестественного в область интерпретации социальных отношений.

Социальные мифы — особая универсальная реальность, возникающая тогда, когда в обществе проявляются признаки распада, нарастает отчуждение, перестают действовать устоявшиеся законы, нормы морали, традиции, обычаи. Будучи мета-мифом, объединяющим, а, при необходимости, порождающим, созидающим Возможности взаимодействия науки и иных форм человеческой деятельности… секция V действительность, социальный миф выступает как сила, гармонизирующая общественные противоречия. Мифы, являясь одним из истоков культуры любого общества, в современном общественном сознании выступают часто в купированном, либо опосредованном виде, что требует от исследователя: навыков реконструкции изначального содержания мифа; умения изучать различные этапы преобразования первоначальной мифомодели, решать проблемы инварианта мифомышления.

О существовании двух взаимодополнительных (и взаимодополняющихся) способов организации познавательных процессов — видов мышления (в основе одного из них лежат операции анализа и сравнения объектов по признакам, а в основе другого — процедуры опознания и установления тождества) в последние годы написано достаточно много (анализ представлений в этой области особенно подробно рассмотрен В.В. Петуховым28). Трансформация классического общекультурного мифа отражает расхождение современных и архаичных взглядов на личность в обществе, поскольку демократический идеал самоопределяющегося человека, изобретение мощных информационных устройств и развитие науки настолько преобразили человеческую жизнь, что неизбежно рушится прежняя вневременная система традиций и символов, и вновь открывается путь к многоликому, виртуальному, мифологическому существованию. Критерии мифа как личностного феномена, мифологическая инстанция личности обнаруживаются в многочисленных теориях личности и сознания, исследованиях Я-концепции и Я-образа, идентичности, коммуникации, текстового поведения, представлениях о существовании психологического феномена иллюзионизма. Проблема мифологического в личности, ее таинственного, непознанною даже для нес самой, имлицированная в теоретических представлениях о персональном мифе, созвучна проблемам современного бытия человека, науки, культуры.

Так, Дж. Кэмпбелл29 отмечает, что в настоящее время изменился прежний образ многоликого мифического героя, идеалы человечества сместились к жесткой борьбе за физическое превосходство и материальные ресурсы. Трудности современного человека прямо противоположны проблемам людей, живших в сравнительно стабильные эпохи великих координирующих мифологий. В те времена весь смысл заключался в группе, и никакого смысла — в самовыражении личности; теперь же все заключено в индивидуальности, и жизнь каждого человека служит мерилом божественного существования.

Современная постмодернистская концепция картины мира отражает изначально присущее человеку мировосприятие и миропонимание, ассоциирующееся с представлением о многомерности человеческого «Я». Под влиянием антропологических идей — философии жизни, феноменологии, экзистенциализма, персонализма осуществляется переход от эмпирической и объективирующей трактовок личности к ее истолкованию как «трансцендентного ядра — самотождества, 28 Петухов В.В. Воображение и познание. // Модели мира. М., 1997; Петухов В.В. Образ мира и психологическое изучение мышления // Вестник МГУ. Серия 14. Психология. — 1984, — № 4. — С. 13–20.

29 Кэмпбелл Дж. Т. Социальные диспозиции индивида и их групповая функциональность: эволюционный аспект. // Психологические механизмы регуляции социального поведения. — М.: Наука, 1979. — С. 76–102.

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

открытого переменам, когда в качестве основного фермента развития и саморазвития человека выступает глубинное, имманентно присущее его душе беспокойство о своей собственной жизни и судьбе, происходит откат от фундаментализма в науке.

Проблема «Я» — важнейшая тема антропологии, рассматриваемая как диалог «Я»

и «Мы» (проблема другого), «Я» и «Мы» (человек и общество), предусматривает учет процессуальности, «вечного становления», постоянного движения, «мерцания», «маргинальности», «пульсации». Смена онтологических оснований породила актуализацию герменевтики, экзистенциализма (указавшего на возможность бытия, достижимого через заботу человека о себе), аналитической философии (увидевшей коммуникативно-языковое пространство человека), возникновение нового варианта метафизичности и трансцендентализма, в которых фундаментальной онтологией определяется первичность повседневною человеческого существования.

Т.о., истина человеческого Я в онтологии человеческого бытия, провозглашенная по канонам классической антропологии как несводимость, непредопределенность, незаменимость, неповторимость и невыразимость, в настоящее время подтверждается как истина экзистенциального духовного опыта.

К анализу феномена «живого знания» — повседневному, обыденному знанию о человеке в различные исторические периоды развития российской гуманитарной мысли обращались многие отечественные ученые. Так, Г.Г. Шпет30 характеризует «живое знание — как бытие ментальных процессов, абсолютное бытие, принадлежащее сущности Эго, коллективное бытие социального (когнитивного) Эго, реализуемого посредством языка и в смысловых структурах языка. Г.Г. Шпет фиксирует неэффективность классической методологии и решает вопрос о характере корреляции эмпирического и идеального Я в рамках феноменологии. Отличительным признаком живого знания, является целостность, возникшая непосредственно в ощущении, восприятии, мышлении, другая же его особенность в том, что оно не может быть усвоено, а должно быть построено.

Герменевтика представляет собой искусство понимания (истолкования), ведь человечество все время оперирует текстами, а священные тексты прошлого требовали более внимательного прочтения, чем тексты массовой культуры. В стремлении перейти от знака к значению происходит поиск авторитетных путей этого перехода. Прошлое обладало традицией аллегорической интерпретации, когда в словах искался глубинный, часто мистический смысл, поэтому Г. Шпет31 видит в истории два вида герменевтики: «В первом случае слово как знак, подлежащий истолкованию, указывает на «вещь», предмет и на объективные отношения между вещами, которые вскрываются путем интерпретации, и сами эти объективные отношения, очевидно, связывают сообщающего о них; во втором случае слово указывает только намерения, желания, представления сообщающего и интерпретация так же свободна и даже произвольна, как свободно желание сообщающего вложить в свои слова любой смысл или много смыслов, поскольку это соответствует его намерениям»32.

30 Шпет Г.Г. Герменевтика и ее проблемы // Контекст. — М., 1989. — С. 234–235. 31 Там же. С. 234.

Там же. С. 234–235.

500 Возможности взаимодействия науки и иных форм человеческой деятельности… секция V Г. Шпет формулирует герменевтический круг (понимание части с точки зрения целого, а целого — с точки зрения частей) следующим образом: нельзя интерпретировать без знания логики и грамматики, но сам говорящий облекает свою речь в форму логическую и грамматическую уже заранее обладая пониманием того, что хочет сказать33. Он же приводит каноны герменевтики, сформулированные Фр. Шлейермахером: «1. Все, что еще нуждается в более близком определении в данной речи, может определяться только из языка автора и его первоначального круга читателей. 2. Смысл всякого слова в данном месте должен определяться по его связи со смыслом контекста»34.

Таким образом, герменевтика ведет свои построения в плоскости, где задаются понятия знака, значения, символа. Естественно, что герменевтику интересует те переходы от знака к значению, где этот путь не столь четко определен. Общий элемент (по П.

Рикеру) — «определенная конструкция смысла, которую можно было бы назвать двусмысленной или многосмысленной; ее роль всякий раз (хотя и несходным образом) состоит в том, чтобы показывать, скрывая. И я хотел бы свести этот анализ языка к семантике показанного-скрытого, к семантике многозначных выражений»35. Об этом же упоминал и Х.-Г. Гадамер: «Усилие понимания имеет место повсюду, где не происходит непосредственного понимания либо где приходится принимать в расчет возможность недоразумения»36. В обоих случаях речь идет о принципиальном усложнении объекта, в свою очередь, требующего усложненного понимания и помощи герменевтики. По мнению Х.-Г. Гадамера, «где речь является искусством, там искусством является также понимание. Всякая речь и всякий текст, таким образом, в принципе связаны с искусством понимания, герменевтикой, и тем объясняется взаимопринадлежность риторики (как раздела эстетики) и герменевтики: всякий акт понимания, согласно Ф. Шлейермахеру, — это преобразованный акт речи, реконструкция некоторой конструкции. Соответственно герменевтика — это нечто вроде перевернутой риторики и поэтики»37.

Х.-Г. Гадамер считает, что семантика описывает языковую действительность как бы извне: «Герменевтика … сосредоточивается на внутренней стороне обращения с этим миром знаков или, лучше сказать, на таком глубоко внутреннем процессе, как речь, которая извне предстает как освоение мира знаков. Как семантика, так и герменевтика, каждая по-своему, тематизирует всю совокупность человеческих отношений к миру, как они выражены в языке. Наконец, и семантика, и герменевтика ведут свои поиски, отвлекаясь от наличной множественности языков»38. По мнению Х.-Г. Гадамера39, «художник, создающий образ, не является его признанным интерпретатором, в качестве интерпретатора он не является высшим авторитетом, не имеет никакого принципиального преимущества перед реципиентом, поскольку он сам себя осмысливает, он выступает как собственный читатель»40.

33 Там же. С. 244.

Там же. С. 245.

35 Рикер П. Конфликт интерпретаций. — М., 1995. — С. 17.

36 Гадамер Х.-Г. Истина и метода. — М., 1988. — С. 226.

Гадамер Х.-Г. Актуальность прекрасного. — М., 1991, — С. 60–61.

Гадамер Х.-Г. Семантика и герменевтика. — М., 1992. — С. 236.

Гадамер Х.-Г. Истина и метода. — М., 1988. — С. 241.

–  –  –

Тип знаковости, с которой работает герменевтика, — символ, который определяется П. Рикером так: «Я называю символом всякую структуру значения, где один смысл, — прямой, первичный, буквальный, означает одновременно и другой смысл, косвенный, вторичный, иносказательный, который может быть понят лишь через первый»41. Исходя от подобного понимания символа, он приходит к понятию интерпретации — «это работа мышления, которая состоит в расшифровке смысла, стоящего за очевидным смыслом, в раскрытии уровней значения, заключенных в буквальном значении»42. Переход от знака к значению особенно неоднозначен в сферах, где код возникает в самом процессе восприятия43. В классической герменевтике речь идет о двух видах понимания — грамматическом и психологическом (Ф. Шлейермахеру принадлежит заслуга в разработке последнего) или в других терминах — лингвистическом и историческом. В рамках грамматического понимания устанавливается основное значение слова и его контекстное употребление.

Г. Шпет свидетельствует: «Сообщение есть та стихия сознания, в которой живет и движется понимание. Сообщаемое — сфера герменевтики. Data, которые ведут к предмету понимания и на которых организуется все его содержание, — слова, как знаки»44.

Фр. Шлейермахер предложил следующие правила технического истолкования45: — психологическое истолкование должно начинаться с общего обзора, который дает возможность понять единство произведения и основные черты композиции; — применять герменевтический круг — соотношение части и целого; — стремиться к совершенному пониманию стиля и не только в рамках языка, но и мышления; — совершенного понимания можно достичь лишь приблизительно; — следует уравнять позиции автора и истолкователя, т.

е. истолкователю следует знать не только биографию автора, но и литературный контекст в момент появления его произведения; — пользоваться при истолковании как интуитивным методом («вчувствования»), так и сравнительным (аналитическим); — идею (цель) произведения можно понять только исходя из объединения содержания произведения и круга его адресатов, для которых это произведение было написано.

П. Рикер видел как бы две герменевтики: одна направлена на восстановление пропущенного, другая — на создание новых символов, при этом он приходит к весьма важному выводу: «Необходимо еще понять, что система противонаправленных фигур: фигур, устремленных вперед, и фигур, которые отсылают к символизируемому, к тому, что уже существует, — это одна и та же система»46.

Это важно, когда создание новых символов с необходимостью опирается на законы той же системы47.

Устремление к пониманию смысл жизни, самопознанию и самопониманию выходит на проблему укорененности индивидуального сознания в личностном бытии 41 Рикер П. Конфликт интерпретаций. — М., 1995. — С. 18.

–  –  –

Шпет Г.Г. Герменевтика и ее проблемы // Контекст — 1991. — М., 1991, — С. 222.

45 Габитова Р.М. «Универсальная» герменевтика Фридриха Шлейермахера // Герменевтика: история и современность. — М., 1985. — С. 82–84.

Рикер П. Конфликт интерпретаций. М., 1995. — С. 182.

Гадамер Г.Г. Актуальность прекрасного. — С. 73–74.

Возможности взаимодействия науки и иных форм человеческой деятельности… секция V человека. Т.к. бытие человека, как проживание в культуре осуществляется каждый раз в конкретной актуальной, исторической ситуации, который, с одной стороны — дискретный отдельный отрезок бытия, с другой стороны, он не вычленяем в своей культуре непрерывности, то культура (и ситуация) всегда проблематична, в ней всегда, по мнению С.Л. Рубинштейна48, есть как бы пустые, незаполненные места, через которые «проглядывает» нечто, выходящее за ее пределы и связывающее ее со всем существующим. Выход за пределы конкретной ситуации есть выход за пределы самого себя, и в этом смысле бытие человека метафизично, именно отсюда выводится способность человека к трансцендированию.

Предметом психологии человеческого бытия неизбежно оказывается направленность познавательной, этической и эстетической активности общающихся субъектов не только друг на друга, но и на себя. В социальных взаимодействиях субъект представлен не только таким, какой он есть в действительности, но и таким, каким он себя представляет в процессе самонаблюдения, самоубеждения самооправдания, самообмана, самоанализа, самопознания и самопонимания. Психология человеческого бытия исходно направлена на анализ существования субъекта в мире с позиций «Я и другой человек». Соответственно в психологическом исследовании «человек должен быть взят внутри бытия, в своем специфическом отношении к нему, как субъект познания и действия, как субъект жизни. Такой подход предполагает другое понятие и объекта, соотносящегося с субъектом: бытие как объект — это бытие, включающее и субъекта.

В психологии человеческого бытия остро стоит проблема методологических оснований психологического знания. В силу своего объекта — интерсубъектных социальных взаимодействий, целостных ситуаций человеческого бытия — именно здесь особенно важно осознавать многомерное соотношение общезначимого объективированного социального опыта с индивидуально-личностным и менее научно достоверным обыденным знанием. Исследователи многомерности бытия личности, многомерности его сознания пытаются ответить на вопрос, что именно скрывается за этой внутренней реальностью — наше внутреннее состояние, взаимодействие наших психических функций, игра воображения, отражение, выражение или проявление иной реальности. Ответ, видимо, — в теориях и моделях сознания, согласующихся между собой, несмотря на различия в деталях, подходах и интерпретациях, в главном — подчеркивании многослойности сознания и выделении в нем различных уровней.

В частности, в теории Ч. Тарта49 представления об отражении в сознании человека эмпирической реальности (чувственной, физической), внеэмпирической (сверхчувственной, метафизической) и надэмпирической (мистической, трансцендентной), приводят к выводу о рамках реального сознания, задаваемых нормами и правилами поведения, способами видения мира, принятыми в данной культуре, а также о трансформации личностных качеств и смене персональности вследствие пребывания в состоянии измененного сознания. Картографирование сознания через изучение «глубоких погружений» позволяет исследователям разработать шкалу 48 Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. — М., Педагогика, 1973. — 424 с.

Tart C.T. Multiple personality, altered states and virtual reality: The world simulation process approach // Dissociation, 1990, n 3.

–  –  –

для измерения структуры сознания и построить его своеобразную «карту». Одна такая карта (спектральная) была предложена К. Уилбером (1991), другая (персональная) — С. Грофом50. Они соотносятся между собой по принципу «наоборот», но в той и другой многослойность сознания человека задается спектром уровней осознающей себя Реальности, с которой человек идентифицируется: абсолютная реальность Универсума, трансперсональный уровень, экзистенциальный, ментальный (идентификация с Эго) и уровень Тени, когда происходит идентификация с обедненным или неверным образом самого себя. В концепции С. Грофа множество экзистенциальных проблем личности обусловлено идентификацией с перинатальным опытом. В вероятностно-смысловой концепции сознания и модели бессознательного В.В. Налимова51 последовательное применение математических и герменевтических методов позволило вскрыть вероятностную природу смыслов, а значит, и текстов, образующих семантическую ткань сознания, ибо, в полном соответствии с требованиями герменевтики, сознание рассматривается автором как некий текст, подлежащий истолкованию, смысловой интерпретации.

Множественность, многомерность составляющих бытия и сознания эпистемологизируется через многочисленные теории идентичности, самосознания и рассмотрение различных параметров «Я». Так, самосознание имеет своим предметом сознание, следовательно, противопоставляет ему себя, но, в то же время, сознание сохраняется в самосознании в качестве момента, поскольку ориентировано на постижение своей сущности. В контексте решения вопроса о соотношении «Я-другой»

сформулирована проблема осознания личностью себя, проблема самосознания С.Л. Рубинштейном52. Я — «это не сознание, не психический субъект, а человек, обладающий сознанием, наделенный сознанием», т. е. «человек как сознательное существо, осознающий мир, других людей, самого себя».

В современной литературе один из подходов к исследованию самосознания опирается на анализ тех результатов самопознания, которые выражаются в структуре представлений человека о самом себе или Я-конценции. Я-конценцию часто определяют как совокупность установок, направленных на себя, и тогда по аналогии с аттитюдом выделяют в ней три структурных элемента: 1) когнитивный — образ «Я», характеризующий содержание представлений о себе, их сложность, дифференцированность, значимость для личности, внутреннюю цельность и последовательность; 2) эмоционально-ценностный, аффективный, проявляющийся в системе самооценок; 3) поведенческий — характеризует проявление первых двух в поведении.

Т.о., самосознание состоит из трех компонентов — когнитивного, аффективного и поведенческого, имеющих относительно независимую логику развития, однако в своем реальном функционировании обнаруживающих взаимосвязь.

Термин «самоотношение», как родовое в ряду понятий самопознания, самооценки, самоконтроля, саморегуляции и других подобных понятий, имеющих в своем составе «само» (сюда же включается и самосознание) и отражающих широкий спектр феноменов внутренней жизни личности, введен в отечественную Гроф С. Области человеческого бессознательного. — М., 1994.

Налимов В.В. Спонтанность сознания: Вероятностная теория смыслов и смысловая архитектоника личности. — М.: Прометей, 1989.

Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. — М., Педагогика, 1973. — 424 с.

Возможности взаимодействия науки и иных форм человеческой деятельности… секция V науку Н.И. Сарджвеладзе53. Несубстанциональность природы личности означает, что человеческое «Я», его «самость» не являются самодовлеющей онтологической реальностью или абстрактной сущностью. «Я» существует постольку, поскольку оно является одновременно и субъектом, и объектом отношения, самость — это способ отношения к себе, самоотношение конституирует самость.

С категорией самоотношения связаны категории самопознания и самопонимания, являющиеся, по мнению В.В. Знакова54, центральными в психологии человеческого бытия. Жизнь человека состоит из сменяющих друг друга событий и ситуаций, воспринимаемых, осмысливаемых и переживаемых как неотъемлемые составляющие внутреннего мира личности. Задавая себе вопросы, и отвечая на них, человек «строит» свою картину мира, отражающуюся впоследствии на вербальном уровне в повествовании, нарративе.

Дж. Брунер55 предполагает наличие двух различных способов понимания мира.

Первый — парадигматический, основанный на непосредственном восприятии окружающего мира, с ориентацией на логичность рассуждений и результаты строгих эмпирических исследований (если самопонимание в дальнейшем подтверждается, то, следовательно, является истинным). Второй способ понимания Дж Брунер называет нарративным (повествовательным), имеющим дело с человеческими желаниями, потребностями, целями (по сути, это формы рассказов, в которых люди описывают превратности человеческого бытия). Т.о., нарративный способ понимания мира и себя в мире предполагает, что люди всегда потенциально способны сказать больше, чем осознают.

Так, при самопознании и самопонимании, человек, пытаясь изучить себя, обращается к различным сторонам собственной личности и обоснование этой точки зрения можно найти в теории У. Джемса о двух составляющих личности, согласно которой личность разделена на две важнейшие структуры: «Я-познающее» и «Я-познаваемое», где «Я-познающее» — субъективная составляющая познания человеком мира и себя в мире — аспект личности, организующий и интерпретирующий наш опыт. «Я-познаваемое» представляет собой совокупность всего того, что человек называет своим: материальные проявления его сущности (тело, собственность), социальные отношения, роли, личность и духовные характеристики (сознание, мысли пр.) и в каждый отдельный момент «Я-познающее» осознает реальность, мир вокруг и внутри себя, а «Я-познаваемое» является тем объектом, на котором фокусируется внимание «Я-познающего». Так, человеческое существование приобретает осмысленную цель только тогда, когда рождается смысл «Я-познаваемого», оно становится понятным, прозрачным для субъекта.

Сарджвеладзе Н.И. Самоотношение личности. // Психология самосознания. Хрестоматия. — Самара: ИД «БАХРАХ-М», 2000. — С. 174–187.

Знаков В.В. Неправда, ложь и обман как проблемы психологии понимания. // Вопросы психологии.

1993. — № 2. — С. 9–16.; Он же. Половые различия в понимании неправды, лжи и обмана // Психологический журнал. 1997. — № 1. — С. 38–49.; Он же. Психологический портрет участника войны в Афганистане в массовом сознании // Психологический журнал. 1991. — № 6. — С. 26–39.

Брунер Дж. Психология познания. — М.: Прогресс, 1997. — 412 с.; Bruner J.S., Tagiuri R. The perception of people. In: Handbook of social psychology. / Ed. by G. Lindsey, E. Aronson. Wesley, Cambridge, Mass, 1954, p. 634–655.

–  –  –

Фактическое знание (содержание наших суждений) — знание, являющееся в элементарной форме отображением действительности в сознании людей.

В связи с этим неизбежно встает вопрос о равноправии, рядоположности или же иерархической зависимости одних форм знания от других, ведь его решение необходимо для того, чтобы определить место мифа в сознании человека. Очевидно, что избираемая исходная позиция предполагает именно неравноправие различных проявлений сознания, различную роль тех или иных форм познания. Так, определяемое знание существует как в любой познавательной сфере (в т.ч. и в обыденном сознании), так и в мифе, относящемся преимущественно именно к сфере обыденного сознания.

Мифосознание, безусловно, включает в себя знание, однако исследователи, которые считают миф качественно однородным с наукой и, соответственно, видят в мифе своего рода науку (или не вполне развившуюся науку), очевидно, не правы. Знание неотделимо от непосредственной коммуникации, несущей в себе эмоциональное, познавательное, социально-властное, воспитательное воздействие, а основой для непосредственной коммуникации служит мифосознание.

Мифосознание — мифологическое освоение действительности играет важнейшую роль в культуре и, в первую очередь, связано с особенностями этнического мировосприятия, мифологическими основами этномышления, сохранившимися во всех сферах культуры. Так, в бесписьменной культуре мифосознание проявлено в большей степени в связи с большим соответствием его особой логике множества других символических, систем знаковых и смысловой структуры орнаментального письма, осмысляемым именно в контексте специфики мифосознания. Текст может рассматриваться как манифестация мифосознания (как отчужденный продукт сознания), но не как сам миф. Мифологическая традиция создает нечто уникальное, неповторимое посредством мифосознания сохраняя одни переживания, преобразуя другие и отстраняясь (предавая забвению) от третьих. В любом случае, именно эмоциональная оценка ситуации создает основу миропознания посредством мифосознания.

Мифосознание не нуждается в письменной фиксации предмета изложения, в связи с отсутствием его как такового в явном виде отсутствует — миф вед существует в момент трансляции, передачи информации. Т.о., судить о механизме функционирования мифосознания приходится по отдельным его проявлениям, пронизывающим (учитывая универсальный характер мифа) все аспекты жизнедеятельности человека и общества. Мифосознание возникает на основе процесса освоения мира, становясь способом дальнейшего освоения, являясь не вполне сознанием и мировоззрением, т. к. сначала это мироощущение, мировосприятие и мирочувствование, затем — миропредставление и миропонимание, на основе которых созревает мировоззрение, как система осознанных рациональных рефлексий о мире. Мифосознание — первая ценностная картина мира, впервые позволяющая осознать себя, факт собственного существования, наполнив его смыслом — первая попытка осознанного отражения мира, субъективация и объективация в мифе первой ценностной картины мира. Деятельность воспринимающего сознания заключается в сопоставлении единичного и многого, типизации некоторых свойств из множества других, выявлении единого качества многих предметов, его освоении (процесс воображаемый и относительно незавершенный) и отчуждении других качеств, не нужных человеку в данный момент.

506 Возможности взаимодействия науки и иных форм человеческой деятельности… секция V Миф как специфическую форму сознания, как метод мышления глубоко изучали и строили собственные теории мифа Э. Кассирер, С. Лангер, К. Юнг, А.Ф. Лосев, О.М. Фрайденберг, Я. Голосовкер, В. Топоров, В. Иванов, Е. Мелетинский, и он рассматривается ими как особая форма миропонимания, мироосмысления действительности, существующая в специфической форме «коллективных представлений».

«Мироовладение» действительностью происходит здесь «путем наложения на нее (действительность) образно-категориальной антропоморфной сетки»56. Модель мира, строящаяся мифологическим сознанием, имеет ни с чем не сравнимые представления о фундаментальных характеристиках мира: пространстве, времени, причинности. Доминирующей формой знакового опосредствования, как на уровне обыденного, так и на уровне мифологического сознания является символ.

Семантические особенности проявления этих форм сознания определяются особенностями символа как доминирующего средства репрезентации содержания, а миф иносказательно выражает для будущего сущность происходящего в ее значимости при помощи специального (символического) языка.

Мифосознание выполняет ориентировочную функцию, адаптируя субъекта в общество через включенность в систему культурно-исторических значений, но предоставляет возможности неполного совпадения с системой значений, сохраняя целостность личностной картины мира. Миф, в связи с этим, рассматривается нами как пространство (включая уровни мета — и мегамифа), в котором человек ощущает комфорт и отсутствие необходимости интенсивного поиска преобразования себя и окружающей реальности. В моменты социальных трансформаций традиционный миф перестает удовлетворять потребностям социума, поэтому на смену ему приходит — мета-миф, изменяет границы между тем, что считалось ранее естественным и неестественным, а впоследствии — мега-миф.

Социальный миф, как система социальных представлений о природе, структуре и изменениях социальных феноменов и их взаимоотношений, будучи мета-мифом (а, в последствии, и мегамифом, — объединяющим, порождающим, созидающим), выступает как сила, гармонизирующая общественные противоречия (изучая различные этапы преобразования первоначальной мифомодели, решать проблемы инварианта мифомышления). Социальный миф предлагает потребителю инварианты мышления и поведения, побуждая фиксированному выбору — в связи с индивидуальными особенностями человека — той или иной образующей миф альтернативы. Процесс мифотворчества (создание, либо персонификация уже существующего мифа) можно рассматривать как форму психологической защиты, причем семантические особенности обыденного сознания играют большую роль в активизации мифологического сознания и формировании субъектности как свойства личности. Мифосознание выступает как компонент процессов развития личности. Мифосознание, связанное с недостатком информации для удовлетворения потребностей, позволяет компенсировать этот недостаток на обыденном уровне — оно, объясняя происходящее, вводит в сознание образ фрагмента реальности. Миф оказывается способным компенсировать недостаток позитивной, 56 Асмолов А.Г. На перекрестке путей к изучению психики человека // Бессознательное. Сб. статей: — Новочеркасск: САГУНА, 1994, — С. 51–59.

–  –  –

адекватной информации, становясь опорой мировоззрения человека, его «картины мира», выступая как средство социального ориентирования.

Очевидно, что личность будет проявлять свои сущностные начала и специфические способности в сферах практики, организованной в ритуальную деятельность и ментальности, оформленной в мировоззренческую систему. Индивид, как правило, живет в соответствии с мифом, который он перенимает у коллектива, а абсолютно индивидуальные мифы встречаются крайне редко, однако индивидуальная мифология всегда окрашена в любимые тона потребителя мифа. Т.о., чтобы быть человеком и жить содержательной жизнью в рамках культуры, необходимо жить в очень усложненной абстрактной системе, в значительной степени виртуальной, поэтому неспособность к фантазированию, мифологизации влечет за собой культурную изоляцию. Дети осваивают взрослый мир через игру, а, следовательно, и через миф, при этом игра — не только демонстрация мифа и жизни в мифе, это принятие обязательства и совершение выбора, завершающего действие. Мифологические мотивы поведения современного человека остаются малоизученными, не смотря на то, что в момент своей наибольшей активности мифы воспринимаются как очевидная истина, притом, что миф не отражает внешнюю и внутреннюю реальность человека, реальность подражает мифу, а мировоззрение, сознательные или бессознательные убеждения, реализуемые намеренно или проявляющиеся на случайных поступках — мифы. Метафорическая оценка объекта, любое метафорическое описание являются образом. Люди, опирающиеся в межличностном восприятии на метафорические оценки, определяет степень принадлежности человека к тому или иному образу, в неявном виде предполагая при этом наличие чего-то внеположного всем уже известным образам.

Таким образом, проблема мифа перерастает в проблему личности. Собственный, личный миф — образ пространства личности, существенно важный для ее самоидентификации. Человек создает индивидуальные мифы, конструируя идеализированный образ самого себя, выстраивая относительно себя «миф своей жизни», в соответствии с которым человек строит свои отношения с другими, выстраивает жизненные цели, отбирает средства для их достижения и пр.

Уменьшение значимости для сознания человека традиционной культуры, определенных реалий пространства и интенсивности их использования лишает мифосознание адекватной модели поведения, что приводит к дестабилизации личности. Отличительная особенность мифосознания — осознание целостности мира в противоположность стремления современного человека к аналитическому рассмотрению явлений мира и именно посредством мифосознания человек объективным образом осознает себя включенным в жизнь всего мира и чувствует собственную значимость. Мифосознание — способ осмысления мира и социальная практика — своеобразная структура, позволяющая человеку наполнить свой мир смыслом, выйти за рамки индивидуального существования, тем не менее, обретя самоидентичность, обосновывая и интерпретируя смену типов смыслополагания.

Наиболее устойчивые признаки мифосознания — знаковость и символизм мифологического мировосприятия, при этом архетипы — образцы осмысленного действия. Т.о., мифосознание участвует в формировании и структурировании локальных жизненных миров, интенциональных идентичностей и коммуникативного Возможности взаимодействия науки и иных форм человеческой деятельности… секция V пространства интеракций. Следовательно, мировоззрение — система координат, необходимая для осмысления мира, общества, места человека, объясняет цель и смысл жизни — перспективу. Все это дополняется миропониманием, миросозерцанием, мирочуствованием, мироотношением. Именно в процессе миропонимания проявляются важнейшие функций мифосознания: мировоззренческая, компенсаторная, коммуникативная, регулятивная, культурно-транслирующая, интегративная, легитимирующая (заключается в узаконении, без подробного объяснения (!), социально поощряемых или неправомерных отношений, норм, образцов поведения).

Проблема синтеза научного и ненаучного знания Михайлов В.В. (Москва) Автор является сторонником интегральной теории познания, суть которой заключается в том, что наиболее полное и точное из возможных на сегодняшний день знаний о любом предмете или явлении достигается за счет критического и творческого синтеза имеющихся знаний (или представлений) о нем в науке, философии, эзотерике, религиях, искусстве, мифологии и обыденном знании.

К такому гносеологическому подходу закономерно приводит крах сциентистскопозитивисткого фундаментализма, выраженный в теории фальсификации К.

Поппера, указывающей на гипотетичность и опровергаемость любого научного знания. Следующие шаги сделали П. Фейерабенд своей теорией эпистемологического анархизма и призывами уравнения прав науки, магии, религии и иных форм знания и К. Хюбнер в своих фундаментальных работах «Критика научного разума» и «Истина мифа». Так как попытки заменить науку религией или эзотерикой проваливаются, в современном обществе мы видим конкурентный синтез различных форм знания и познания мира, которые, в принципе, вполне мирно сосуществуют на полках книжных магазинов и сайтах интернета. Наблюдаемые между ними конфликты, в виде взаиморазоблачений наукой религии, эзотерикой — науки и т. п. напоминают не что иное, как хорошо известные науковедам феномены конкуренции научно-исследовательских программ, борьбы научных школ, конфликтов различных научных парадигм, которые отнюдь не только сменяют друг друга исторически, но и сосуществуют и конкурируют друг с другом, подобно разным философским школам, на основе различных онтологий которых и создаются научные парадигмы.

В такой ситуации особое значение имеет отказ представителей различных форм знания от авторитарно-догматического и «полицейского» мышления и поведения, воображающего свои представления истиной в последней инстанции, ликвидация различных «инквизиторских» институтов, «комиссий по борьбе с лженаукой», «черных списков» «экстремистских материалов», в которые в РФ попало уже около 1080 единиц видеоматериалов, гуманитарной литературы и публицистики, пресечение деятельности псевдоученых, пытающихся как в советские времена за

<

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

судить своих научных оппонентов. К сожалению, в современной России нарастает мракобесие, возрождаются «советские» методы судебного преследования ученых и деятелей культуры. Судьи объявляют экстремистами художника В.М. Васнецова, писателя Л.Н. Толстого… Кто следующий? Не пора ли очистить саму правоохранительную систему от нетерпимых к инакомыслию экстремистов и правонарушителей, ущемляющих конституционные права граждан на свободу совести и слова?

Может ли в подобной общественной атмосфере нормально развиваться наука и философия, для которых необходимы свобода дискуссии, мысли и слова, плюрализм и многообразие точек зрения? Падает культура научной работы, многие конференции превращаются в аналоги сектантских собраний, где не допускаются дискуссии и альтернативные точки зрения, неугодных организаторам авторов даже не допускают к выступлениям.

Реальная же потребность развития и получения максимально возможного на сегодняшний день истинного знания требует совершенно иного: гибкого многомерного полилектического мышления, умения творчески синтезировать знания, добытые из разных форм его существования, получения и хранения, освобождения от эзотерофобии, наукофобии, религиофобии, иррационалофобии и прочих страхов и комплексов, широко распространенных в современном обществе. Необходимо понимание, что зачастую наука, философия, мифология, религия говорят об одном и том же, просто на разных «своих» языках. Одно и то же знание может существовать и передаваться в форме науки, искусства, религии и мифа. Современный передовой исследователь должен владеть не только научным, но и философским, религиозным, мифологическим, обыденным и т. п. языками и стилями мышления, уметь переводить знание с одного культурного кода в другой (например, из религии в науку). Ошибочна и устарела идея о разграничении непересекающихся сфер жизни изучаемых наукой, искусством, религией и т. д. Мир един и целостен и все формы сознания и познания мира заняты его постижением и изучением.

Нужна новая синтетическая, общекультурная теория познания и методология изучения мира. Ибо научное знание в той же степени мифологично и непрозрачно, как религиозное, или мифологическое.

Рассмотрим слабые стороны науки, как формы знания, требующие коррекционной компенсации со стороны иных форм познавательной деятельности.

Автор видит следующие слабости науки как формы знания:

1) скованность господствующей научной парадигмой, не принимающей ничего, выходящего за свои рамки, как по методологии, так и по результатам исследования;

2) сильная социальная ангажированность, зависимость от социального (политического, экономического заказа), которой нет, например, у эзотерики;

3) принципиальная раздробленность получаемого знания, его нецелостность, склонность изучать явления изолированно и узко специализировано.

Такой подход не может давать объективного знания ни о чем, без синтетического декодирования данных отдельных наук, которые, по сути, подобны отдельным буквам или словам, которые надо еще суметь сложить в связные суждения предложения и тексты. Причем сами ученые этого делать не умеют: это отдается на откуп философии или идеологии.

4. рационалистическая и материалистическая Возможности взаимодействия науки и иных форм человеческой деятельности… секция V ограниченность научной методологии, отсекающей из своих итоговых схем все не вписывающееся в них. Принцип отбрасывания аномалий заложил еще Ф. Бэкон, а обрезания «духовных корней» У. Оккам. В результате появились «40 000 фактов, не вписывающихся в научные теории и законы» собранных еще 100 лет назад американским журналистом Г.Ч. Фортом.

Отдельная тема — социальное и экономическое положение ученых, особенно в современной РФ. О каком нормальном поиске истины может идти речь, когда кандидат наук и доцент среднего государственного ВУЗа в РФ получает зарплату 12 тыс. рублей в месяц, при этом администрация ВУЗа очень часто не оплачивает его командировок на научные конференции, вынуждает за свой счет издавать научные статьи, монографии и учебные пособия, просто не отпускает для участия в научных мероприятиях. Но и этого правительству и чиновникам мало: преподаватель посредством антинародных положений Трудового кодекса РФ фактически превращен в полукрепостного работника, который фактически не может даже свободно перейти на работу в другой ВУЗ (см. ст. 332 ТК РФ), что особенно показательно на фоне пропагандистской болтовни об академической мобильности, предназначенной, видимо, для манипуляции сознанием далеких от этой сферы людей. В соответствии с этой статьей преподаватель может перейти в другой ВУЗ, только устроившись по совместительству через несколько месяцев совместительской работы. И как же и какую науку могут создавать нищие полукрепостные ученые? И пойдут ли в такую «науку» наиболее активные и талантливые члены общества? И чему такие «униженные и оскорбленные» преподаватели могут научить молодежь? Не легче положение научных сотрудников в РАН и НИИ, аспирантов и докторантов. Аспирант в РФ получает стипендию 1500 рублей, а в Польше — 1000 долларов, в Швейцарии — 3000 долларов. Профессор среднего госвуза в РФ получает зарплату равную стипендии курсанта старших курсов академии ФСБ.

Правительство Москвы не индексирует зарплату преподавателям региональных ВУЗов с сентября 2009 г., и еще собирается перевести их с 1.07. 2012 г. на «новую систему оплаты», которая может привести к снижению уже существующих заработков. Результат подобной научной политики государства очевиден: даже гений в таких условиях сделает меньше и хуже, чем посредственность, живущая за рубежом (и не только на Западе). При этом государство с 2000 г. проводит целенаправленную политику сокращения законодательно гарантированных прав и свобод ученых, преподавателей и учащихся (См. законы РФ «Об образовании»

и «Высшем и послевузовском профессиональном образовании», многие еще остающиеся на бумаге положения которых при этом еще и не выполняются чиновниками и администрациями ВУЗов57. Очевидно, что никакое нормальное развитие науки в таких условиях невозможно, а выдаваемый «научный продукт» будет по преимуществу соответствующего качества. В результате, как отмечал академик РАН С.Ю.

Глазьев, Россия является едва ли не единственной страной в мире, где количество ученых постоянно сокращается. А Министерство образования и науки РФ видит едва ли не главной своей целью сокращение числа ВУЗов. Узурпировавшие власть См. напр. Базарный В.Ф. Школа возрождения или школа вырождения. — М.: Самотека, 2012. — 255 с.

–  –  –

на фальсифицированных выборах чиновники озабочены созданием условий для деградации и самоуничтожения народа.

Вернемся к слабым сторонам науки.

«Научный склад ума, главным образом копает вглубь, а прецессионный же направлен еще и вширь. Последний стоит на порядок выше научного, вот почему о таком складе ума принято молчать, как будто его и нет вовсе… Люди с научным червяком в голове для «них» безопасны, дальше своего носа они не видят. Научники и разделили целостное знание на фрагменты, так сказать подогнали процесс познания под стандарт своей психики»58, — справедливо отметил Г.А. Сидоров.

Еще Н.Я. Данилевский отмечал, критикуя дарвинизм, что западная наука есть порождение западной цивилизации и культуры со всем ее своеобразием и ограниченностью59. Погруженные в евроцентристскую мегаломанию, западные ученые склонны игнорировать достижения иных научных культур и цивилизаций. Хотя, например, «задолго до возникновения психоанализа йога показала важность той роли, которую играет бессознательное»60. «Психологический и парапсихологический опыт Востока в целом и йоги в частности несравненно более обширен и лучше организован, чем опыт, на котором основываются западные теории и структуры псюхе…»61, — отмечал М. Элиаде. Но имеются и более серьезные труды: например «Виманика шастра» — древнеиндийский трактат о воздухоплавании62 на наличие которых, западная академическая наука подобно запрограммированному роботу никак не реагирует.

Кризис объяснительного и исследовательского потенциала современной науки обусловлен еще и своеобразным разделением труда внутри нее. Только часть официальных ученых действительно заняты поиском истины и реальной научной работой. Другая группа — наука–2 занята администрированием, сочинением и пропагандой в массах различных ложных теорий и концепций, шельмованием идеологически неугодных ученых (феномен «лысенковщины» в СССР), написанием за деньги диссертаций заказчикам, выбиванием грантов под свои псевдоисследования, «распиливанием бюджетов», откатами и т. п. Значительная часть обладателей ученых степеней и званий в РФ особенно в юридических, экономических и ряде других гуманитарных наук, получили их коррупционным путем.

Такая наука неизбежно порождает и разные типы знания: истинное, объективное знание, создаваемое учеными первой группы и социальную мифологию, производимую второй группой. При этом сам термин миф как минимум двусмыслен:

миф как высший, надрациональный образно-синтетический тип знания (миф–1) и миф–2 как выдумка, для манипуляции сознанием и поведением масс.

Сидоров Г.А. Хронолого-эзотерический анализ развития современной цивилизации. Кн. 2. — М.:

Концептуал, 2011. — С. 107.

См. Михайлов В.В. Данилевский contra Дарвин // Сборник научных трудов ученых Московского городского педагогического университета и Бакинского славянского университета. — М.: МГПУ, 2010 — С. 336–344 Элиаде М. Йога: бессмертие и свобода / Пер., комм. С.В. Пахомова. — М.: Академический проект, 2012. — С. 87.

<

–  –  –

Махариши Бхарадваджа Виманика-шастра или наука воздухоплавания. — СПб.: Будущее Земли, 2009. — 181с.

Возможности взаимодействия науки и иных форм человеческой деятельности… секция V Естественно, что для целостного знания о чем-либо необходимо дополнять научное знание именно первым типом мифологического знания, хотя второй тип мифов тоже желательно знать, но не для дополнения истинного знания, а для ориентировки в обществе, целях и методах манипулятивного управления оным.

Рассмотрим кратко генеалогию европейской науки. Рационалистическая, «левополушарная» наука возникла не в процессе освобождения от мифа, а, как показал Ж. Дюран, в процессе канализации и редуцирующего выхолащивания мифов диурна, ориентированных в своем упрощенном виде на рационализм63. Но до и параллельно с рассудочной, рационалистической наукой, существовали и существуют иные типы наук: ведические и герметические, разумно-мифологические, рационально-иррациональные, магические и целостные. Такой тип науки господствовал в Европе в Средневековье и эпоху Возрождения. Известен рассказ о говорящем роботе Альберта Великого, сломанным Фомой Аквинским, но и строительство готических соборов, архитектурных чудес Венеции, да и просто управление сложным обществом было невозможно без научного знания.

Таким магическим, герметическим знанием владели гильдии вольных каменщиков, строившие соборы, загадочные тамплиеры, известные ученые Средних веков и Возрождения:

Роджер Бэкон, Парацельс, Альберт Великий, Авиценна, Леонардо да Винчи и многие другие. В средневековой Европе и других традиционных обществах не было не науки, а отсутствовала развитая, регулярная и широкая система трансляции научных знаний в массы, что и породило у масс мнение об ее отсутствии. Потом это мнение перекочевало в учебники истории, а элементарное неумение думать способствовало массовой вере в него.

Поэтому в XVII веке в Европе возникла не наука, а просто новая научная парадигма, которая постепенно победила своих маго-герметических конкурентов и вытеснила их в маргинальные сферы социума:

искусство, тайные общества, эзотерику, и т. п. Возрождение интереса к мистике, магии, религии, мифологии в ХХ веке вызвано выявившейся несостоятельностью рассудочной позитивистской науки.



Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 31 |

Похожие работы:

«ПРИЛОЖЕНИЕ БЮЛ ЛЕ ТЕНЬ Издаётся с 1995 года Выходит 4 раза в год 2 (79) СОДЕРЖАНИЕ Перечень проектов РГНФ, финансируемых в 2015 году ОСНОВНОЙ КОНКУРС Исторические науки Продолжающиеся научно-исследовательские проекты 2013–2014 гг. Научно-исследовательские проекты 2015 г. Проекты экспедиций, других полевых исследований, экспериментально-лабораторных и научно-реставрационных работ 2015 г.. 27 Проекты по организации научных мероприятий (конференций, семинаров и т.д.) 2015 г. Проекты конкурса для...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИЛНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н. Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО»НОВЫЙ ВЕК: ИСТОРИЯ ГЛАЗАМИ МОЛОДЫХ Сборник научных трудов ОСНОВАН В 2003 ГОДУ ВЫПУСК11 Под редакцией Л. Н. Черновой Саратовский государственный университет УДК 9(100)(082) ББК 63.3(0)я43 Н72 Новый век: история глазами молодых: Межвуз. сб. науч. тр. молодых ученых, аспирантов и студентов. Вып. 11 / Под ред. Л. Н. Черновой. –...»

«л-Фараби кітапханасы Библиотека аль-Фараби КІТАП ЛЕМІНДЕГІ ЖААЛЫТАР НОВОСТИ В МИРЕ КНИГ №14 (173) Маусым-Шілде-Тамыз (Июнь-Июль-Август) 2015 АЙ САЙЫН ШЫАТЫН БЮЛЛЕТЕНЬ / ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ КІТАПХАНАНЫ ЖАА ДЕБИЕТТЕРІ НОВИНКИ БИБЛИОТЕКИ *** Казахстан и Монголия общие культурные, исторические и этнические корни, междунар. конф., (2014; Алматы). ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА Международная конференция Казахстан и Монголия., 16 мая 2014 г. / [авт.-сост. Н. К. Бозтаев].Алматы: Ценные Политика...»

«Министерство иностранных дел Донецкой Народной Республики Донецкий Республиканский краеведческий музей Сборник материалов Первой научной конференции историков ДНР История Донбасса: анализ и перспективы Донецк 2015 Сборник материалов Первой научной конференции историков ДНР «История Донбасса: анализ и перспективы». – Донецк, 2015 – 76 с. Сборник содержит тезисы докладов и доклады, посвященные актуальным проблемам истории Донбасса в период обретения Донецкой Народной Республикой независимости. На...»

«МУЗЕИ-ЗАПОВЕДНИКИ – МУЗЕИ БУДУЩЕГО МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН ЕЛАБУЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИСТОРИКО-АРХИТЕКТУРНЫЙ И ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ГРУППА «РОССИЙСКАЯ МУЗЕЙНАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ» МУЗЕИ-ЗАПОВЕДНИКИ – МУЗЕИ БУДУЩЕГО Международная научно-практическая конференция (Елабуга, 18-22 ноября 2014 года) Материалы и доклады Елабуга УДК 069 ББК 79. M – Редакционная коллегия: М.Е. Каулен, Г.Р. Руденко, А.Г. Ситдиков, М.Н. Тимофейчук, И.В. Чувилова, А.А. Деготьков...»

«ЦЕНТР ГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ «СОЦИУМ»МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «XX МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПОСВЯЩЕННАЯ ПРОБЛЕМАМ ОБЩЕСТВЕННЫХ И ГУМАНИТАРНЫХ НАУК» (31.05.2014 Г.) г. Москва – 201 © Центр гуманитарных исследований «Социум» УДК 3 ББК ISSN: 0869-12 XX международная конференция посвященная проблемам общественных и гуманитарных наук: Международная научно-практическая конференция, г.Москва, 31.05.2014г. М.: Центр гуманитарных исследований «Социум».-. 138 стр. Тираж – 300 шт....»

«Правительство Тверской Министерство культуры Федеральное агентство Российская Ассоциация области Российской Федерации по туризму Реставраторов V Всероссийская конференция «Сохранение и возрождение малых исторических городов и сельских поселений: проблемы и перспективы» г. Торжок (Тверская область) 2– 3 октября 2014 СБОРНИК ДОКЛАДОВ КОНФЕРЕНЦИИ В Сборник вошли только те доклады, которые были предоставлены участниками. Организаторы конференции не несут ответственности за содержание публикуемых...»

«НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС В ОБНОВЛЯЮЩЕМСЯ ОБЩЕСТВЕ Национализм в СССР и Восточной Европе Тофик ИСЛАМОВ, Алексей МИЛЛЕР В мае 1990 г. в США прошли три конференции, анализировавшие национально-политическую ситуацию в Советском Союзе и странах Восточной Европы. С советской стороны в них приняли участие: директор Института этнологии и этнической антропологии АН СССР, доктор исторических наук В. Тишков и сотрудники Института славяноведения и балканистики АН СССР, кандидаты исторических наук К. Никифоров,...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра истории медицины ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ МЕДИЦИНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941–1945 гг. МАТЕРИАЛЫ VIII Всероссийской конференции (с международным участием) Москва – 20 УДК 616.31.000.93(092) ББК 56.6 + 74.58 Материалы VIII Всероссийской конференции с международным 22 участием «Исторический опыт медицины в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.» – М. : МГМСУ, 2012. – 304 с. Сопредседатели оргкомитета...»

«ДЕВЯТЫЕ ЯМБУРГСКИЕ ЧТЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ДОМИНАНТЫ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ Санкт-Петербург АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ЛЕНИНГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ А.С. ПУШКИНА» КИНГИСЕППСКИЙ ФИЛИАЛ ДЕВЯТЫЕ ЯМБУРГСКИЕ ЧТЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ДОМИНАНТЫ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ г....»

«Исследования дипломатии Изучение дипломатии в МГИМО имеет давние традиции. Подготовка профессионального дипломата невозможна без солидной научной базы. МГИМО был и остается первопроходцем на этом направлении, его ученым нет равных в распутывании хитросплетений дипломатической службы в прошлом и настоящем. Корни нашей школы дипломатии уходят далеко в историю знаменитого Лазаревского института, ставшего одним из предшественников МГИМО. У первых да и у последующих поколений «мгимовцев» неизменный...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ФГБОУ ВПО Московский государственный университет технологий и управления имени К.Г. Разумовского Студенческое научное сообщество Московский студенческий центр СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ Четвертой студенческой научно-практической конференции «Молодежь, наука, стратегия 2020» Всероссийского форума молодых ученых и студентов «Дни студенческой науки» г. Москва 2012 г. Сборник научных статей / Материалы четвертой студенческой научно-практической конференции «Молодежь,...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УПРАВЛЕНИЯ» МАТЕРИАЛЫ 5-й Всероссийской научно-практической конференции «ГОСУДАРСТВО, ВЛАСТЬ, УПРАВЛЕНИЕ И ПРАВО: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ» 21 ноября 2014 г. Москва 20 Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального...»

«МАТЕРИАЛЫ II КОНФЕРЕНЦИИ вЫпусКНИКОв 15 ноября состоялась Вторая ежегодная конференция выпускников МФТИ. В сборнике представлены теРазвитие Computer Scince в МФТИ, зисы докладов всех секций конференции. В секции «Физтех: векторы развития» можно познакомиться с Малеев Алексей Викторович, зам. декана ФИВТ МФТИ, ФИВТ 2010 докладами о развитии, достижениях и результатах работы МФТИ за 2014 год. В «Личном опыте выпускВопросы истории Физтеха: память о выдающихся выпускниках, о В.Г. Репине, ника»...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ПЕНЗЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» (ПГУ) Педагогический институт им. В. Г. Белинского Историко-филологический факультет Направление «Иностранные языки» Гуманитарный учебно-методический и научно-издательский центр Пензенского государственного университета II Авдеевские чтения Сборник статей Всероссийской научно-практической конференции, посвящнной...»

«Печатается по постановлению Ученого совета ИВР РАН Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга Труды участников научной конференции Составители: Т. В. Ермакова, Е. П. Островская Научный редактор и автор предисловия: Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга М. И. Воробьева Десятовская Рецензенты: доктор исторических наук, проф. Е. И. Кычанов доктор культурологии, проф. О. И. Даниленко © Институт восточных рукописей РАН, 2012 ©Авторы публикаций, 2012 Е. В. Столярова Становление...»

«Социология науки и образования © 2002 г. З.Х.-М. САРАЛИЕВА, С.С. БАЛАБАНОВ ВОСПРОИЗВОДСТВО НАУЧНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИХ КАДРОВ САРАЛИЕВА Зарэтхан Хаджи-Муратовна доктор исторических наук, профессор, заведующая кафедрой общей социологии и социальной работы факультета социальных наук Нижегородского госуниверситета им Н.И. Лобачевского. БАЛАБАНОВ Сергей Семенович кандидат социологических наук, заведующий Нижегородским отделом Института социологии РАН. В связи с изменениями в структуре рабочей силы,...»

«К ЮБИЛЕЮ М. П. ЛАПТЕВА ЛИЧНОСТЬ И ИДЕИ Т. Н. ГРАНОВСКОГО В ВОСПРИЯТИИ ИСТОРИКОВ РАЗНЫХ ПОКОЛЕНИЙ В статье рассматривается эволюция восприятия личности и взглядов выдающегося русского историка Т.Н. Грановского представителями разных поколений одной научной школы. Автор исследует проблему социокультурных влияний на историографические оценки. Ключевые слова: исторические взгляды, личность историка, поколения научной школы, эволюция восприятий. Каждое поколение приступает к истории со своими...»

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «ГИМНАЗИЯ №3 г. ГОРНО-АЛТАЙСКА» Лучшие творческие проекты гимназистов обучающихся МБОУ «Гимназия №3 г. Горно-Алтайска» за 2013/14 учебный год Горно-Алтайск – 2015 ББК 74.200.58я43 Л87 Редколлегия: Председатель: Техтиекова В.В., директор МБОУ «Гимназия №3 г. Горно-Алтайска», заслуженный учитель России Ответственный Расова Н.В., редактор: кандидат исторических наук Член редколлегии: Казанцева О.М., заместитель директора по научно-методической...»

«Министерство здравоохранения Республики Беларусь 12-я МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ИСТОРИИ МЕДИЦИНЫ И ФАРМАЦИИ Сборник материалов Гродно ГрГМУ ~1~ УДК 61 (091) + 615.1 + 614.253.5] : 005.745 (06) ББК 5 г я 431 +52.8 я 431 + 51.1 (2 Бел) п я 431 Д 23 Рекомендовано к изданию Редакционно-издательским советом УО «ГрГМУ» (протокол №11 от 18.06.2012). Редакционная коллегия: Э.А.Вальчук (отв. ред.), В.И.Иванова, Т.Г.Светлович, В.Ф.Сосонкина, Е.М.Тищенко (отв. ред.), В.А. Филонюк....»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.