WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 31 |

«Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза Материалы Всероссийской научной конференции (Москва, 3 апреля 2012 г.) Москва Научный эксперт УДК 001.89:009(063) ББК 72.4(2)в7 Г-9 ...»

-- [ Страница 2 ] --

Пленарное заседание Между тем гуманитарная наука в России имеет весьма серьезные научнопрактические вызовы. Среди них: необходимость прогнозирования экономических и социально-политических кризисов, выработка рекомендаций по противодействию прогнозируемым событиям; распознавание методов и арсеналов информационного, психологического, когнитивного оружия и ведение ответных «военных действий», разработка оборонительного когнитивного оружия, соответствующих национальных потенциалов и институтов; осуществление научной поддержки российской государственной политики и управления, создание национального сетевого экспертного сообщества; выработка ответов на вызовы развития, а именно формулирование программных стратегий управления успешным развитием страны, нациестроительством, народосбережением, материальным и духовным прогрессом.

В современных российских реалиях можно выделить, по крайней мере, шесть очень серьезных по своим возможным последствиям проблем для гуманитарной науки.

Первая из них — это агрессивный агностицизм и сопротивление полноте научного метода. Так, например, в одном из учебных изданий, предназначенных для обучения студентов и аспирантов, будущих молодых ученых, говорится: «Ни одна теория не просто не даст вам исчерпывающего знания об объекте, она изначально будет деформированной. Ни одна теория не может отобразить тот или иной феномен, иногда концепции не способны даже схватить сущность, они гиперболизируют оттенки, различного рода боковые процессуальные характеристики, которые создают красивую схему, но на самом деле ничего не отражают, кроме сознания исследователя». «Моделируя действительность, невозможно ощутить реальность, которая стоит за ним». «Человек не в состоянии получить нужную информацию, чтобы адекватно отобразить действительность». Трудно понять причины столь выраженной агностической беспомощности в XXI веке, кроме того, что автор этих цитат, известный доктор политических наук не выходит за рамки описательного жанра, что, как показано выше, является лишь первичным этапом в научном процессе. Самоосвобождение себя от последующих этапов выводит цитируемого «ученого» из области научности.

Вторым вызовом является контрнаучное доктринерство, примером которого может служить теория постиндустриализма. В докладе двух известных университетов, выполненных по поручению правительства «Новая модель роста — новая социальная политика» строительство российской экономики предполагается вести на основе теории постиндустриализма, которая является широко разрекламированной, но неверной (рис. 5).

Третьим вызовом гуманитарной науки сегодня представляется идеологическое и догматизирующее вторжение, что приводит к ее подмене идеологическими догматами.

Примером этого может служить фактическое невыполнение задачи, поставленной Правительством РФ перед научным сообществом, по коррекции «Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года» в целях:

устойчивого повышения благосостояния российских граждан;

обеспечения национальной безопасности;

создания условий для динамичного развития экономики;

укрепления позиций России в мировом сообществе.

–  –  –

Подготовленный доклад «Новая модель роста — новая социальная политика»

предлагает вместо этого:

модернизацию;

догоняющее развитие;

инновационную стадию;

постиндустриальное общество.

И именно этот 864-страничный документ изучают в правительстве как руководство к действию.

Четвертой опасной тенденцией гуманитарной науки сегодня является мировоззренческий релятивизм. В качестве иллюстрации можно привести цитату из учебной университетской литературы: «В основании государственного управления лежит целый ряд неразрешимых философско-мировоззренческих проблем». Почему они неразрешимы? Вследствие такой позиции мы не можем сказать молодому поколению, государственной власти и политикам, в чем ценности, что должно определять движение нашей страны в будущем.

Пятым вызовом современной гуманитарной науки является ее смысловая деградация. Так, например, одна из глав защищенной диссертации озаглавлена как «Теоретико-методологические основания пожилых людей». Тексты некоторых сегодняшних научных работ зачастую могут быть охарактеризованы как просто бессмысленные.

И, наконец, шестой проблемой гуманитарной науки является образовательная научная деградация. В учебном словаре по обществознанию (выдержал 6 изданий) постулируется: «В отличие от научного познания социальные теории не поддаются проверке». Получается, что социальные теории не относятся к науке? А к чему же тогда теория относится? Не к поэзии же.

Каким образом российская гуманитаристика может ответить на стоящие перед нею вызовы? Междисциплинарный синтез с точными науками помог бы ей преодолеть схоластичность и описательность, но это влечет за собой необходимость смены Пленарное заседание учебных стандартов в высшей школе по специальностям обществоведение, государственное управление, государственная политика, глобальные процессы и т. д.

(рис. 6). Собственно, синтез необходим в части предмета и метода. Естественные науки также должны обратить внимание на социальный предмет. Тем более, что уже родились эконофизика, клиодинамика, синтезирующие математический аппарат, экономические и исторические знания.

–  –  –

Рис. 6. Назревшая необходимость предметно-методологического «обмена наук»

Средством вывода гуманитарного знания из кризиса также может послужить создание при Президенте страны национально значимого междисциплинарного мозгового центра — think tank, который будет призван стать институтом поддержки власти в моделировании, прогнозировании, в развитии проблемной диагностики и проектировании государственных управленческих решений, программ, стратегий.

И последнее, но не менее важное: гуманитарная наука не преодолеет текущее кризисное состояние без серьезного государственного заказа на фундаментальные гуманитарные междисциплинарные исследования, касающиеся, в первую очередь, проблем национальной безопасности в сфере soft power и когнитивного оружия.

Подобного рода проекты в опыте мира не новость. Страны, геополитические соперники России, развиваются успешно, используя в полной мере потенциал гуманитарных наук. На рис. 7 можно видеть статистический портрет успешности развития США.

В то же время, как следует из рис. 8, за последние 30 лет в управлении экономикой, социальной политикой, региональными и гуманитарными проблемами в России происходит серьезное ухудшение.

С 1985 года Россия сменила тип развития, с 1991 года страна устойчиво и неизменно находится в пространстве неуспешности.

В свете изложенного, улучшить эффективность российского государственного управления представляется возможным тогда, когда российская гуманитарная наука обретет практически значимый потенциал научности и государственное управление начнет опираться на этот потенциал.

–  –  –

1,6 1,4 1,2 0,8

-1

–  –  –

0,6

-3 0,4

-5 0,2

–  –  –

Основная цель доклада — постановка вопроса об интеграции социальнонаучного знания в систему естественных и технических наук. Актуальность и востребованность данного междисциплинарного подхода подтверждена на теоретическом и практическом уровне. Разнопрофильными институтами РАН совместно созданы передовые научные направления, разработаны и представлены на рассмотрение научному сообществу и властным структурам уникальные научно-практические проекты.

Интеграция социально-научного знания в систему естественных и технических наук закономерна и определена спецификой современной социальной реальности.

Окружающая нас социальная реальность на материальном, техническом, духовнонравственном и т. д. уровнях является результатом человеческой деятельности.

Социальные факторы присутствуют во всех основных сферах жизнедеятельности современного общества (социальной, экономической, технической, политической и т. д.), следовательно, объектом социального исследования может быть явление любой из этих сфер, но в его социальном аспекте. Социальные науки исследуют законы и закономерности социальной деятельности людей, а их понятия и категории являются общими для всех наук. Таким образом, социальное знание пронизывает естественное и техническое знание, являясь их неотъемлемой частью, что закономерно отражается в постоянном сотрудничестве ученых разных наук.

I. В настоящее время в рамках Программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Экономика и социология знания» на основе сотрудничества экономистов и социологов создано не имеющее аналогов в международной практике междисциплинарное научное направление с одноименным названием.

Создание данного направления — важный шаг на пути разработки качественно новой системы управления современным обществом.

Эта система позволит перейти от традиционных форм управления, основанных на методе проб и ошибок, к четкой методике принятия решений, предусматривающей научное обоснование цели, определение адекватных средств ее достижения и контроль над ее реализацией на основании достоверной системы показателей.

Некоторые книги, опубликованные в рамках Программы, представлены на слайдах 2–3. Всего опубликовано 18 монографий.

Концепция экономики и социологии знания включает два вида знания: вопервых, знание, традиционно устоявшееся, как обобщение отечественного и мирового опыта и, во-вторых, знание инновационное и эвристическое. Именно на основе этих видов знания должна перестраиваться отечественная экономика. В этой связи экономика знания включает в себя два взаимодополняющих аспекта. С одной стороны, это создание благодаря прогрессу фундаментальных и прикладных наук инновационных наукоемких технологий с их немедленным внедрением в производство и другие сферы жизнедеятельности общества. С другой стороны — это Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

–  –  –

32 Пленарное заседание продажа на мировом рынке новых технологий в форме готового продукта, применяемого в отечественной экономике, а не в виде интеллектуальных «сырьевых заготовок», инновационный потенциал которых и, следовательно, возможная стоимость еще неизвестны.

Важным инструментом экономики знания является совместно разработанный учеными метод управления инновациями (слайд 4).

Слайд

Экономика знания предполагает, что подвергать социальной экспертизе следует не только уже сделанные открытия и изобретения, но и сами перспективные направления научного поиска.

С экономикой знания неразрывно связана социология знания. Если в центре экономики знания — научное знание о способах и формах хозяйствования, то в центре социологии знания — управление обществом, его структурными изменениями, социальными процессами, внешнеполитической деятельностью.

К важным функциям социологии знания относятся (слайд 5):

• исследование факторов, способствующих или препятствующих приросту и распространению нового знания;

• разработка методов научного обоснования принимаемых решений и математически выверенных их возможных социокультурных последствий.

Любое государственное решение — будь то экономическое, социальное или политическое — должно приниматься на основе точного научного расчета, с обоГуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

Слайд

снованным представлением о том, какое оно будет иметь значение для каждого человека и общества в целом.

Создание и внедрение данной системы в практику управления является императивом, обусловленным современным этапом общественного развития, когда создаваемая человеком социальная реальность стала основным фактором динамики экосистемы планеты.

Помимо органической (биосфера) и неорганической (абиотсфера) сред глобальная экосистема включает в себя также среды, создаваемые человеком, — социосферу и техносферу (слайд 6). Именно они оказывают в настоящее время определяющее влияние не только на само человечество, но и на всю экосистему в целом. В этих условиях иррационализм и волюнтаризм при принятии управленческих решений грозят не только глобальными социальными катаклизмами, но и непредсказуемыми экологическими последствиями.

В качестве альтернативы представлена концепция научного управления обществом на основе принципов коэволюции, т. е. гармонического развития природы и общества.

В рамках этой концепции был разработан алгоритм конструирования желательной социальной реальности (слайд 7) — от постановки социальной цели до практической реализации решения. Применение данного алгоритма дает возможность научного обоснования цели и ее реализации в полном объеме, без отклонений и непредвиденных последствий.

34 Разработаны основы теории и практики экономики и социологии знания как научной дисциплины, а именно:

выработан понятийно-категориальный аппарат;

исследованы особенности современной экономики, основанной на знаниях;

представлены основные модели производства и распространения знания, механизмы его коммерциализации, способы управления интеллектуальным капиталом и схемы ускоренной инновации.

Полученные методологические основы были использованы при разработке системы государственного аудита, позволяющей осуществлять систематический контроль над эффективностью расходования государственных ресурсов, тем самым способствуя совершенствованию системы управления обществом.

Работа над Программой позволила создать учебные курсы: «социология знания», «экономика знания», «государственный аудит», преподаваемые на факультетах МГУ им. М.В. Ломоносова — высшей школе современных социальных наук, Высшей школе государственного аудита и Высшей школе государственного администрирования.

2. Осуществлено исследование основных инструментов измерения социальной реальности. В рамках исследования обоснована функция измерения социальной реальности в качестве элемента научного управления обществом, показана неадекватность среднестатистических методов оценки социально-экономических реалий (ВВП, средний уровень жизни, среднедушевой доход и т.д). Показана необходимость дополнения объективных методов измерения, которым традиционно уделяет особое внимание социальная статистика, субъективными (слайд 8), позволяющими фиксировать отношение индивидов и групп к тем или иным социальным явлениям.

Это дает возможность выявлять социальные установки людей, определяющие их социальное поведение.

3. Установлено различие между показателями уровня, фиксирующими общие направления социальных изменений, и показателями качества (слайд 9), указывающими на качественные характеристики происходящих изменений с точки зрения реализации социальных целей. Сформулированы основные подходы к измерению социальной реальности («экономика социального благополучия», «экономика развития», интегральный подход «качества жизни»); предложено решение ряда теоретико-методологических проблем, связанных с валидностью показателей, операционализацией понятий, выбором модели, использованием математических методов, систематизацией. Рассмотрены базовые модели таблиц показателей и алгоритм конструирования сложных индексов.

4. Выполнено эмпирическое исследование институтов регионального развития экономики знания. Предложены стратегии развития инновационной среды в регионах России. Разработан методический инструмент измерения состояния и динамики научно-технического потенциала «Интегральный индекс НТП» (слайд 10).

Использование индекса позволило предложить типовые подходы к формированию программно-целевых стратегий для реализации в российских регионах с низким уровнем развития научно-инновационной сферы, на их основе разработан проект долгосрочной программы развития научно-технического потенциала Вологодской области на период до 2025 года.

38 Слайд Пленарное заседание II. Большую роль в современном научном знании играет взаимодействие социальных наук и математики. Проведено математическое моделирование инновационной деятельности предприятий.

В результате исследования разработана новая математическая модель оценки экономической эффективности инновационных мероприятий (слайд 11), направленных на развитие производства. Модель позволяет рассчитать величину достижимого производственного потенциала, т. е. объема производства за определенный период времени при фиксированном объеме основных производственных факторов и исключенном воздействии управляемых факторов неэффективности.

Слайд

6. Осуществлены математическое моделирование, системный анализ и прогнозирование динамики мировой экономики, а также глобальных демографических процессов и экономического развития России. По результатам исследования:

построена модель мировой демографической динамики (слайд 12), позволяющая сравнивать различные сценарии развития народонаселения с целью прогноза вероятной нагрузки на экосистему;

построена базовая модель макроэкономики России (слайд 13), которая может быть использована для оценки и прогноза реакции экономической системы на изменяющиеся внешние условия и для анализа последствий различных мер государственного регулирования;

на основании аппроксимации динамики цен на золото был дан оправдавшийся прогноз второй волны финансового кризиса в августе 2011 года (слайд 14).

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

–  –  –

III. Результатом плодотворного сотрудничества ученых социологов и представителей естественнонаучного знания стало научное сопровождение проекта по утилизации парниковых газов «Синтез» (слайды 15–16).

Проект «Синтез» предусматривает конверсию парниковых газов в ценные продукты органического синтеза. Технически создается круговорот углерода, подобный природному круговороту. В разработанной инновационной технологии диоксид углерода промышленных выбросов (СО2) выступает также как сырье для производства жидких синтетических энергоносителей с улучшенными экологическими качествами (моторное топливо, диметиловый эфир, высокооктановый бензин, высокоцетановое дизельное топливо и т. п.).

Несмотря на естественно-научную специфику, проект имеет социальный, экологический характер и в случае реализации позволит кардинально решить проблему глобального потепления на экономически рентабельной основе. В настоящее время проект прошел лабораторную стадию, подтвердившую его эффективность.

IV. На основе взаимодействия ученых-социологов и специалистов технических наук в настоящее время проводится научное сопровождение значимого для социально-экономического развития России Мегапроекта «Интегральная евразийская транспортная система» (слайд 17).

Мегапроект предусматривает создание на территории России мультимодальной транспортной сети, соединяющей Дальний Восток с Западной Европой. Мегапроект Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

–  –  –

предполагает координацию всех видов транспорта (железнодорожного, автомобильного, авиационного, речного и морского) в единую сеть. Он позволяет:

стабилизировать геополитическое положение России в качестве транспортного «моста» между мировыми экономическими зонами;

укрепить территориальную связность страны;

ввести в хозяйственную деятельность природные богатства Сибири и Дальнего Востока;

стимулировать социальное развитие этих регионов;

за счет внутренней трудовой миграции решить демографическую проблему малонаселенных территорий России, привлекающих повышенное внимание сопредельных держав.

Мегапроект носит выраженный комплексный социальный, оборонный, технический, геополитический характер.

В настоящее время в Китае ведется работа над четырьмя международными транспортными проектами, альтернативными российскому, часть из которых уже реализуется. В Китае разработан проект скоростной магистрали Пекин — Лондон в обход России.

В этих условиях отказ от Мегапроекта не позволит использовать уникальное географическое преимущество России для ускоренного инновационного развития и оставит нерешенными важные социальные и экономические проблемы.

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

Мегапроекты «Синтез» и «Интегральная евразийская транспортная система» были представлены на рассмотрение экспертным комиссиям Государственной Думы и Совета Федераций РФ. В настоящее время вопрос о судьбе Мегапроектов не решен.

Таким образом, интеграция социально-научного знания в систему естественных и технических наук закономерна и, являясь велением времени, находит свое теоретическое и практическое воплощение в научных исследования и современных проектах.

Психосемантика сознания как форма конструктивизма и использования математических методов в гуманитарных науках1 Петренко В.Ф. (Москва) Методологические основы психосемантики как области психологической науки базируются на философии конструктивизма (Дж. Келли, К. Герген) и близкой к ней концепции постнеклассической рациональности (В.С. Степин, В.А. Лекторский), согласно которым в модели, описывающей естественнонаучный объект познания или социальную реальность, а также в модели «потребного будущего» (термин Н.А. Берштейна) имплицитно заложены системы ценностей, мотивов, специфика языка и других инструментальных средств описания, присущие тому или иному культурно-историческому (термин Л.С. Выготского) состоянию общества. На бытовом уровне эту мысль выразил экс-президент США Б. Клинтон, отметив, что в его распоряжении есть множество специалистов умеющих построить атомную электростанцию, но трудно найти специалиста который толково объяснит ему — надо ли этого делать. Согласно теории систем (фон Берталанфи, У. Эшби), чем сложнее система, тем бльшим числом степеней свободы в своем развитии она обладает. Специфика гуманитарного познания заключается в том, что в отличие от естественно-научного познания, где описание объекта познания или открытие новых законов практически не влияют на сам объект познания и законы, его описывающие, гуманитарное знание, будучи усвоенным общественным сознанием, по принципу кольцевой причинности влияет на сам процесс, определяя вектор и динамику социального развития. Так, идеи К. Маркса о прибавочной стоимости и борьбе за нее социальных классов, будучи усвоенными широкими массами, в значительной мере определили политическую историю ХХ века, а идеи З. Фрейда о бессознательных мотивах и роли сексуальных влечений в социализации формирующейся личности в значительной мере повлияли на мораль западного общества, «сексуальную революцию», феминизм и художественное творчество.

Согласно теории личностных конструктов Дж. Келли, каждый человек является обыденным или житейским экономистом, зарабатывая, тратя или вкладывая свои деньги в тот или иной продукт; наивным или житейским психологом, так как имеет Исследования проводятся при финансовой поддержке РФ ФИ № 11–06–00196-а и № 11–06–12023-офи-м.

44 Пленарное заседание свою собственную типологию людей и свой стиль общения; житейским правоведом, так как, в отличие от профессионального юриста, не имея точного знания законов, интуитивно чувствует правомочность того или иного своего деяния; житейским искусствоведом так как обладает эстетическими предпочтениями и т. п. То есть каждый человек имеет имплицитную, как правило, плохо сознаваемую и плохо рефлексируемую модель той или иной области человеческого бытия. Как маленький ребенок может прекрасно говорить на своем родном языке (language performance), не сознавая правила порождения речевого высказывания (language competent), так и обычный человек, обладая экспертными знаниями и имплицитными моделями (термин Дж. Брунера и П. Тагиури) в той или иной содержательной области, как правило, не осознает их категориальную структуру. Выявить последнюю — задача психосемантики. Операциональный аппарат психосемантики восходит к идеям В. Гумбольдта, с его понятием семантического поля, где ставилась задача по «внутренней форме» языка реконструировать «дух народа». С появлением математического аппарата факторного анализа (Ч. Спирмен, Л. Терстоун, К. Пирсон) стало возможным построение уже не плоскостных, а многомерных семантических пространств, являющихся операциональной моделью категориальных структур сознания (Ч.

Осгуд, Дж. Келли,). Как пишет известный психолог М. Коул: «Используя методический инструментарий американской психологии, В.Ф. Петренко удалось операционально развернуть идеи Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, А.Р. Лурия на почве российской психологии». Методы психосемантики задействуют респондента не в режиме интроспекции, а в «режиме употребления», в рамках выполнения какойлибо искусственно построенной речемыслительной деятельности. Испытуемый что-либо оценивает, сортирует, выносит суждения о сходстве и различии значений и т. п. В результате порождается матрица (или куб данных), несущая информацию о множестве частных суждений. В то же время, вынося множество частных оценок и суждений, испытуемый пользуется своей имплицитной моделью данной содержательной области, хотя и не сознает ту систему категорий, которой он пользуется.

Тем не менее выявить эту внутреннюю категориальную (латентную) структуру можно с помощью факторного, кластерного анализа, структурного моделирования.

Интерпретируя выделенные математические структуры и реализуя вербальную или визуальную герменевтику (Г. Гадамер), мы получаем категориальные структуры сознания, картину мира человека в различных содержательных областях знания и бытия. Операциональной моделью индивидуального и общественного сознания в психосемантике выступают многомерные семантические пространства. Отдельные параметры семантических пространств соответствуют операциональным коррелятам когнитивных структур сознания. Так, размерность семантического пространства (число независимых факторов) отражает когнитивную сложность субъекта в некоторой содержательной области. Сознание человека гетерогенно, и человек может быть когнитивно сложным в одной области (например, в знании марок автомобилей) и иметь низкую когнитивную сложность, скажем, при восприятии визуального искусства, когнитивно сложным в области межличностного восприятия и когнитивно простым — в области политики. Мощность выделяемых факторов (вклад фактора в общую дисперсию) отражает субъективную значимость данного основания категоризации для субъекта и связана с его мотивацией. Наконец, размещение объектов

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

в семантическом пространстве раскрывает индивидуальные значения, установки и личностные смыслы испытуемого, выступающие своего рода ориентировочной основой для эмпатии, вчувствования, понимания исследователем картины мира респондента. В наших психосемантических исследованиях реконструируются картины мира респондентов в области политического, этнического и религиозного сознания, а также изучаются измененные формы сознания, гипноз и медитация.

Цикл наших исследований посвящен также изучению восприятия визуального искусства методом построения невербальных семантических пространств. Рамки статьи позволяют дать обзор психосемантического подхода применительно только к одной области знания. Пусть это будет политическая психология.

Политическая психосемантика Человек — существо не только прагматичное, стремящееся максимально удовлетворить свои индивидуальные желания и потребности, не только социальное, стремящееся занять достойное место в обществе, где область «моего я»

распространяется и на ближайшее окружение (родителей, детей, друзей, коллег по работе; на мой город, мою страну), но и символическое, живущее в мире языка, знаков и символов, где помимо экономической и политической борьбы за ресурсы и влияние идет еще конкуренция в ментальном семиотическом плане за доминирование значимых символов и представлений, собственную трактовку и интерпретацию исторических событий, словом, ведется идеологическая борьба за доминирование собственной картины мира того или иного индивидуального или коллективного субъекта. Наконец, человек еще и существо трансцендентальное, стремящееся выйти за рамки собственного «я», и обрести смысл своего конечного бытия, соотносясь с чем-то вечным, служа, работая ради чего-то непреходящего, выходящего за рамки собственной жизни. Мое индивидуальное «я» через идентификацию с историей моей семьи, рода, страны, через идентификацию с профессией, наукой, искусством, которые могут восприниматься как формы служения чему-то вечному, непреходящему, обретает смысл собственного существования.

Наконец, религиозная вера (и не только религиозная), как показывает история человечества, является наиболее апробированным путем обретения смыслов существования как единичного человека, так и человечества, дает множество символов, выступающих нравственными ориентирами человека в мире. В этом плане для изучения политики того или иного государства, прогнозирования его развития и места в мировом сообществе важен не только экономический и политический анализ его ресурсов, оценка его военной мощи, состояния социальной сферы (образования, культуры, медицины), но и тесно связанная с последней оценка состояния общества в духовной сфере, его пассионарность (в терминах Л. Гумилева), степень доверия в обществе, степень милосердия к нуждающимся в его опеке и поддержке. Иными словами, «состояние умов», «качество населения», «социальный капитал» и «ментальный ландшафт», «общественные установки»

и «национальные отношения», «религиозная веротерпимость» и «толерантность общества» — необходимые компоненты в политическом прогнозе развития того или иного государства. Эти аспекты «ментального картографирования» составПленарное заседание ляют предмет области, известной под названием «Психосемантика сознания» или «Психосемантика ментальности».

Для того чтобы функционировали политические и экономические институты, необходимы определенные типы сознания людей, реализующих экономическое и политическое поведение. Например, для существования феодального общества необходимы феодалы, имеющие свои представления об отношениях вассала и сюзерена, о долге и чести рыцаря; крестьяне, имеющие свое отношение к земле и труду, погруженные в мир представлений сельской общины и ее традиционный уклад; и, наконец, необходима некая религиозная идеология, синхронизирующая взаимодействие различных сословий.

Для того чтобы существовало социалистическое общество советского типа (эпохи развитого социализма), была необходима особая форма «двоемыслия»

(Дж. Оруэлл) или «кентаврического сознания» (М. Мамардашвили), где нормы поведения граждан определялись не декларируемыми и конституционно закрепленными правами, а некими негласными правилами, нарушение или даже попытка обсуждения которых каралась инквизицией двадцатого века — спецслужбами НКВД, КГБ. Специфика сложной семиотической игры декларируемого и реально действующего породила специфический тип еретика-правозащитника, ориентированного в своей правозащитной деятельности именно на соблюдение конституционных прав граждан.

Помимо социальных представлений (в терминах С. Московичи) в механизм социального взаимодействия входят и эмоциональные состояния. Например, чувство религиозного воодушевления во времена крестовых походов, эсхатологические ожидания близкого конца Света в Византии накануне первого тысячелетия или доминирующее чувство страха во времена разгула инквизиции в средневековье или в современном тоталитарном обществе.

Современная Западная Европа и Северная Америка, коммунистический Китай и Черная Африка, Арабский Восток и Индия отличаются не только и не столько промышленными технологиями и обликами городов, которые в условиях глобализации имеют тенденцию к стандартизации, сколько системой ценностей и картиной мира людей, их населяющих. Множество аспектов бытия определяют национальную психологию и картину мира народов тех или иных государств, тех или иных регионов. Это и географические (север/юг, климат, ландшафт, наличие водных артерий, плодородие почв, наличие природных ископаемых и т. п.), геополитические (расположение государства, наличие естественных преград для вражеских вторжений, транспортные коммуникации и т. п.), а главное — история, культура и религия этого государственного образования.

Россия же, по меткому выражению, — «страна с непредсказуемым прошлым», где за одно только прошлое столетие трижды кардинально менялись идеология, экономическая и социальная политика. В результате разные социальные, возрастные, этнические, религиозные и региональные слои населения, вобрав в себя противоречивые ценностные установки различных исторических эпох России (от монархического православия и тоталитарного мировосприятия «гомо советикуса»

до авторитаризма «управляемой демократии» и либерторианских идей в экономике), представляют собой «вавилонское смешение народов». Не меньший хаос или

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

феномен «кентаврического сознания» присутствует и в голове среднестатистического россиянина. По нашим исследованиям (В.Ф. Петренко, О.В. Митина «Образ экономической и политической реформы в сознании россиян», 1997), только четверть населения имела более или менее непротиворечивые политические установки, совпадающие с идеологией имевшихся на то время политических партий. Бльшая часть населения демонстрировала синкретическое мышление, в котором желание рыночной экономики и выборности власти соседствовало с ностальгической тоской по «сильной руке» и требованием государственного регулирования цен.

В условиях колоссальной неоднородности общества и его крайней дифференциации не только по экономическому статусу, но и по мировоззрению и политическим, ценностным установкам (что с одной стороны чревато возможностью социального взрыва, но с другой — обеспечивает, исходя из «принципа необходимого разнообразия» Эшби, возможность динамических трансформаций) чрезвычайно важной становится проблема терпимости (толерантности), достижения консенсуса и доверия друг к другу отдельных социальных, национальных и религиозных групп, проблема доверия общества к институтам власти, к экономическим институтам и институтам суда и права. Как показали исследования лауреата Нобелевской премии по экономике, американского психолога Д. Канемана (2006), психологические установки, прогнозы и ожидания, а также доверие населения к экономическим институтам и органам власти влияют на состояние экономики не в меньшей мере, чем ее, собственно, «объективные» детерминанты.

Политическая психология: предмет, задачи Кардинальные экономические и политические изменения нашего общества и вызванная ими трансформация общественного сознания неизбежно создают потребность в психологическом осмыслении и рефлексии происходящих на наших глазах глобальных социальных процессов и анализа изменений политического менталитета отдельного человека, как субъекта этих процессов. Ответом на этот социальный запрос стало появление практически новой для отечественной психологии науки — политической психологии (см. Е.Б. Шестопал, 1988; В.Ф. Петренко, О.В. Митина, 1991; А.И. Юрьев 1992; И.Г. Дубов, С.Р. Пантелеев, 1992; А.Г. Шмелев, 1992; М.М. Лебедева, 1993; Егорова-Гантман и др., 1993; Г.Г. Дилигенский, 1994;

Л.Я. Гозман, Шестопал, 1996; А.П. Назаретян, 1998; Д.В. Ольшанский, 2001).

Предметом политической психологии, по мысли Е.Б. Шестопал, выраженной в «Психологическом словаре» (под ред. Б.Г. Мещерякова, В.П. Зинченко, М., 2003), следует считать «двухсторонний процесс влияния психологических факторов на политическое поведение и политических действий — на психологические состояния. «Политическая психология, — продолжает она, — исследует широкий круг проблем как внешней политики (психология войны и мира, терроризм, принятие политических решений, этнические и межгосударственные конфликты, взаимное восприятие партнеров по переговорам), так и внутриполитической жизни (мотивация политического участия в традиционных институтах и новых движениях, дискриминация меньшинств, психология формирования политической идентичности и т. д.)».

Пленарное заседание Объект политической психологии — политика — выступает как особая деятельность людей по реализации коллективных интересов одной сколь угодно большой группы людей (вплоть до государства или группы государств), сотрудничающих или противодействующих интересам другой социальной, этнической или профессиональной группы.

Предмет науки, как мы знаем из социальной эпистемологии и науковедения, строится на базе объекта науки, исходя, в первую очередь, из особенностей метода и специфики языка данной области знания.

Методы политической психологии заимствуются из психологии личности и теории общения, рефлексивных игр и психотерапии, из синергетики и теории катастроф, психолигвистики и теории дискурса, этнопсихологии и кросс-культурной психологии, теории личностных конструктов и психосемантики. Общим здесь является только размытое и плохо определенное поле политической деятельности.

В этом плане ситуация в политической психологии напоминает положение в советской школе в 30-х годах прошлого века, когда практиковался так называемый «комплексный подход» в обучении. Комплексность заключалась в том, что на уроках давался последовательно комплекс знаний о некотором объекте. Например, изучается объект «корова». На одном уроке дети изучали, как пишется это слово, на другом — какой продукт она дает, на третьем — к какому биологическому классу она относится и т. д. То есть организация обучения шла по «объектному», а не дисциплинарному основанию.

Сходное положение мы наблюдаем и в объединениях проблематик политической психологии, в которых рассматривается, например, ситуация политических переговоров и широко применяются методы дискурс- и интент-анализа. Объектом рассмотрения и применения методов контент-анализа могут быть политические декларации, манифесты, тексты соглашения и т. п. Объектом анализа могут быть и сами «высокие переговаривающиеся стороны», особенности их характера, стереотипы поведения и особенности принятия решения. И тогда могут использоваться биографический и психоаналитический методы, методы эмпатийного моделирования (вплоть до наведения гипнотической идентичности) личности другого человека, методы проективного анализа «живого» поведения или его видеозаписи.

Идеи Г. Ласуэлла оказали значительное влияние на создание спецслужбами разных стран «психологических портретов» политических лидеров (от Мао Дзе-дуна и Н.С. Хрущева до Г. Киссенджера и В.В. Жириновского).

Другая область политической психологии связана с анализом политических и социальных представлений как конкретных социальных, этнических, религиозных групп населения, участников или контрагентов неких общественных процессов, так и широких масс населения, являющихся электоратом в демократических обществах. Это — область изучения политического менталитета общества.

Политический менталитет включает в себя картину мира субъекта, систему ценностей, его политические установки. Провести четкую грань между политическими и иными формами сознания вряд ли представляется возможным. Как выразился, применительно к своему времени, немецкий канцлер О.

Бисмарк:

«Франко-германскую войну выиграл прусский учитель». Уровень образования и когнитивная сложность населения могут выступать одним из значимых параметров политического сознания или менталитета. Последние два термина для

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

нас скорее синонимичны, и если в философской литературе о содержательном наполнении картины мира принято говорить в терминах сознания, то в психологии, в силу фрейдовского разведения сознательного и бессознательного, уместнее термин «менталитет», включающий как сознательные, так и бессознательные пласты картины мира, политические установки, настроения, стереотипы, имиджи и прочие плохо рефлексируемые компоненты политического опыта.

Психосемантический подход в политической психологии Психосемантический подход в своей основе восходит к методу семантического дифференциала Ч. Осгуда (Osgood, Susi, Tannenbaum, 1957), теории личностных конструктов Дж. Келли (Kelly, 1955) и методу репертуарных решеток (Келли, 2000;

Франселла, Баннистер, 1987).

В психосемантике операциональной моделью сознания, описывающей категориальную структуру сознания и личностные смыслы субъекта относительно некоторой содержательной области, выступают субъективные семантические пространства (В.Ф. Петренко, 1983, 1997, 2005). Они представляют собой обобщения исходного языка описания, присущего субъекту (респонденту), где первичные дескрипторы (термин лингвистики), шкалы (в терминах Ч. Осгуда) или конструкты (в терминах Дж. Келли) группируются с помощью статистических процедур (факторного, кластерного анализа или методов структурного моделирования) в содержательно более емкие категории-факторы.

При геометрическом представлении категории-факторы выступают осями некоторого n-мерного семантического (как правило, декартового) пространства, а личностные смыслы субъекта по поводу анализируемых объектов задаются как координатные точки внутри этого пространства, создавая своеобразную «ориентировочную основу действия» (термин Гальперина) — в нашем случае эмпатического встраивания, «вчувствования» в сознание другого или других. В этом смысле психосемантический подход близок к проективным методам и, как и последние, чувствителен к проблемам интерпретации, но, в отличие от проективных методов, имеет дело с компактно представленными данными, включающими такие параметры, как когнитивная сложность (число независимых категорий-факторов), перцептуальная сила признака, выражаемая во вкладе фактора в общую дисперсию и отражающая субъективную, связанную с мотивационной сферой, значимость данного основания категоризации категорийфакторов (как взаимосвязь различных оснований категоризации, и т. п.

В качестве примера рассмотрим ряд типовых задач в области политической психологии, реализуемых методами психосемантики.

1. Построение семантических пространств политических партий (см.: В.Ф. Петренко, О.В. Митина, 1991, 1992, 1997, 2005; Petrenko, Mitina, 1997, 1999).

Для решения этой задачи в качестве дескрипторов (суждений) мы использовали декларации политических партий, фрагменты выступлений известных политических лидеров, выдержки из конституции, документов ООН, ЮНЕСКО

–  –  –

Используя кластерный анализ и обрабатывая ту же самую матрицу данных, что и в факторном анализе, можно построить дендограммы или кластер-структуры, отражающие группировку партий, исходя из сходства их политических установок, и предсказать, таким образом, их возможные политические альянсы (рис. 2).

–  –  –

Пленарное заседание Семантическое пространство имиджей партий2 В отличие от предыдущей задачи, где в роли респондентов выступают сами члены (как правило, лидеры) той или иной партии, являющиеся носителями идеологии данных партий, в роли респондентов для построения имиджей политических партий выступают рядовые избиратели, наблюдающие политику партий, так сказать, с «внешних позиций». В задачу респондентов (испытуемых) входит оценка списка партий по широкому диапазону шкал-дескрипторов (например, «партия имеет широкую поддержку у населения», «партия отражает интересы мелкого и среднего бизнеса», «партия пользуется поддержкой президента», «партия — носитель левой идеологии» и т. п.). При таком подходе оценка партий оказывается более субъективной (чем в первой задаче) и зависимой от политической пропаганды, средств массовой коммуникации, политической рекламы. В отличие от политически более однородных респондентов — членов партий, оценки партий населением («людьми улицы») более разнообразны, их дисперсия выше, поэтому представляется разумным для ряда специфических задач (например, для оценки образа партий различными социальными группами) строить семантические пространства имиджей для однородного контингента респондентов (рис. 3).

Рис. 3.

3. Оценка электоральной мощности политических партий3 Оценка степени поддержки населением той или иной партии осуществлялась с помощью процедуры проекции позиций избирателей на семантическое пространство партий. Каждый респондент отвечал на все те пункты опросника, на котоСм.: Петренко, Митина, 1997; Петренко, 2005.

См.: Петренко, Митина, 1992, 1997.

–  –  –

рые уже отвечали представители политических партий. Проведя, таким образом, своеобразную политдиагностику, можно найти координаты политической позиции данного субъекта в пространстве политических партий и определить, к какой партии он ближе по своим политическим установкам. Эта процедура, умноженная на число респондентов, дает своеобразное электоральное облако политических позиций населения, что, в свою очередь, позволяет увидеть, вокруг каких партий наиболее высока плотность избирателей, т. е. определить степень популярности каждой партии у населения. Используя детерминационный анализ (С.В. Чесноков, 1982), можно построить социально-демографический портрет избирателей данных партий. Как показали наши исследования (В.Ф. Петренко, О.В. Митина, 1994, 1997), электоральная плотность партий, определенная методами психосемантики, высоко коррелирует с непосредственными данными парламентских выборов.

На рис. 4 в качестве примера приводится двухмерный срез четырехмерного семантического пространства политических партий Казахстана 1992 года, где на пространство политических партий проецируется позиция казахского и русского населения.

Актуальный для политического состояния Казахстана в 1992 году первый фактор, задает оппозицию-конструкт: быть ли Казахстану национальным государством казахов, или же всех жителей его населяющих, а также взаимосвязанную с этим проблему интеграции с Россией. На рис. 4, а и б можно видеть различия в позициях казахского и русского населения и плотность скопления электората возле позиции той или иной политической партии соответственно4.

а

–  –  –

4. Построение семантического пространства политических лидеров5 Это также является типовой задачей психосемантического подхода к политической психологии, позволяющей проводить исследование многомерного (в отличии от социологии) рейтинга политических и общественных деятелей. По результатам оценок по множеству шкал-дескрипторов тех или иных политических фигур проводятся факторный анализ или процедуры структурного моделирования и строится многомерное семантическое пространство. Позиции политиков задаются координатами внутри этого пространства, а их проекции на оси факторов характеризуют рейтинг политика по тому или иному качеству. На рис.

в качестве примера, приводится двухмерный срез семантического пространства политических лидеров.

Строя семантические пространства для тех или иных социальных групп населения, имеющих те или иные политические установки, мы, естественно, получаем другую, более специфицированную для различных социальных групп, картину (рис. 6).

Петренко, Митина 1997, 2002; Петренко 2005, 2010.

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

–  –  –

Пленарное заседание

5. Выделение типологии политического менталитета населения Типовое построение семантического (в нашем случае — политического) пространства подразумевает факторизацию (кластеризацию, применение метода многомерного шкалирования, структурного моделирования и т. п.) двухмерной матрицы данных. Полученное на основе групповых данных семантическое политическое пространство отражает позиции людей, стоящих на совершенно разных политических позициях. Построение таких общегрупповых пространств (на основе репрезентативных выборок), отражая настроения в обществе, позволяет осуществлять эвристический прогноз парламентских или президентских выборов, но с методологической точки зрения соответствует скорее «среднегрупповой температуре по больнице».

Этот же методологический упрек может быть отнесен и к социальной процедуре оценки рейтинга политических лидеров, учитывающей мнение сторонников, но не позицию людей, отвергающих этих лидеров. Процедура семантического многомерного рейтинга (В.Ф. Петренко, 2002, 2003, 2005; В.Ф. Петренко, О.В. Митина, 2004) дает, на наш взгляд, более адекватную оценку рейтинга лидеров. Для широкого круга социально-психологических и социально-политологических исследований важно изучать не усредненное мнение населения, а политические идеи (идеологемы), политические конструкты, распространенные в обществе. Ставится задача построения политической типологии населения, выделения типов политической ментальности.

Для решения этой задачи мы обращаемся ко всей базе данных (а не к двухмерной матрице), образованной следующими тремя переменными:

шкалы-дескрипторы;

объекты анализа;

респонденты.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 31 |

Похожие работы:

«ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЕ МУЗИЦИРОВАНИЕ В ШКОЛЕ: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «КУРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЕ МУЗИЦИРОВАНИЕ В ШКОЛЕ: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА материалы ВСЕРОССИЙСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ Курск, 28–30 мая 2015 года КУРСК 20 УДК 37;78 ББК 74+85. И И72 Инструментальное музицирование в школе: история, теория и...»

«Восточная Европа в древности и средневековье XXVII Российская академия наук ИНСТИТУТ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА В ДРЕВНОСТИ И СРЕДНЕВЕКОВЬЕ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ТЕРРИТОРИЯ КАК ФАКТОР ПОЛИТОГЕНЕЗА XXVII Чтения памяти члена-корреспондента АН СССР Владимира Терентьевича Пашуто Москва, 15-17 апреля 2015 г. Материалы конференции Москва ББК 63.3 В 782 Конференция проводится при поддержке РГНФ проект № 15-01-14010 Редакционная коллегия: д.и.н. Б.А. Мельникова (ответственный редактор) к.и.н. Т.М....»

«rep Генеральная конференция Confrence Gnrale 31-я сессия 31e session Доклад Rapport !#$*)('& General Conference Paris 2001 31st session !#$%&&1(0/).-,+*)( Report 2+234 Conferencia General 31a reunin y Informe 31 C/REP.1 17 августа 2001 г. Оригинал: французский ДОКЛАД О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МЕЖДУНАРОДНОГО БЮРО ПРОСВЕЩЕНИЯ АННОТАЦИЯ Источник: Статья V(g) Устава Международного бюро просвещения (МБП). История вопроса: В соответствии с указанной статьей Совет МБП представляет Генеральной конференции свой...»

«Российская академия наук Институт восточных рукописей Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга Труды участников научной конференции Санкт Петербург Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга Печатается по постановлению Ученого совета ИВР РАН Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга Труды участников научной конференции Составители: Т. В. Ермакова, Е. П. Островская Научный редактор и автор предисловия: Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга М. И. Воробьева...»

«СБОРНИК РАБОТ 65-ой НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ СТУДЕНТОВ И АСПИРАНТОВ БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 13–16 мая 2008 г., Минск В ТРЕХ ЧАСТЯХ ЧАСТЬ III БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СБОРНИК РАБОТ 65-ой НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ СТУДЕНТОВ И АСПИРАНТОВ БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 13–16 мая 2008 г., Минск В ТРЕХ ЧАСТЯХ ЧАСТЬ III МИНСК УДК 082. ББК 94я С2 Рецензенты: кандидат географических наук, доцент Н. В. Гагина кандидат юридических наук, доцент В. В. Шпак; кандидат...»

«МУЗЕИ-ЗАПОВЕДНИКИ – МУЗЕИ БУДУЩЕГО МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН ЕЛАБУЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИСТОРИКО-АРХИТЕКТУРНЫЙ И ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ГРУППА «РОССИЙСКАЯ МУЗЕЙНАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ» МУЗЕИ-ЗАПОВЕДНИКИ – МУЗЕИ БУДУЩЕГО Международная научно-практическая конференция (Елабуга, 18-22 ноября 2014 года) Материалы и доклады Елабуга УДК 069 ББК 79. M – Редакционная коллегия: М.Е. Каулен, Г.Р. Руденко, А.Г. Ситдиков, М.Н. Тимофейчук, И.В. Чувилова, А.А. Деготьков...»

«СОДЕРЖАНИЕ 150 ЛЕТ ОТМЕНЫ КРЕПОСТНОГО ПРАВА В РОССИИ Рязанов В. Т. Реформа 1861 года в России: причины и исторические уроки..... 3 Дубянский А. Н. Русские экономисты конца XIX — начала XX в. о влиянии Крестьянской реформы 1861 г. на развитие сельского хозяйства России.......... 18 ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ Румянцева С. Ю. Теория экономического роста и индикаторы развития России: институциональный и монетарный аспекты......................................»

«МИНЗДРАВСОЦРАЗВИТИЯ РОССИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ЗДРАВООХРАНЕНИЮ И СОЦИАЛЬНОМУ РАЗВИТИЮ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра истории медицины ИСТОРИЯ СТОМАТОЛОГИИ I Всероссийская конференция (с международным участием) Доклады и тезисы Москва – 2007 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 Кафедра истории медицины Московского государственного медико-стоматологического университета Сопредседатели оргкомитета: Ректор МГМСУ, заслуженный врач РФ, профессор О.О....»

«ISSN 2412-9712 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 09 января 2016 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.26 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПУТИ РАЗВИТИЯ: Международное...»

«ANTIQUITY: HISTORICAL KNOWLEDGE AND SPECIFIC NATURE OF SOURCES Moscow Institute of Oriental Studies РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ОТДЕЛЕНИЕ ИСТОРИКО-ФИЛОЛОГИЧЕСКИХ НАУК ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ ДРЕВНОСТЬ: ИСТОРИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ И СПЕЦИФИКА ИСТОЧНИКА Материалы международной научной конференции, посвященной памяти Эдвина Арвидовича Грантовского и Дмитрия Сергеевича Раевского Выпуск V 12-14 декабря 2011 года Москва ИВ РАН Оргкомитет конференции: В.П. Андросов (председатель), Е.В. Антонова, А.С. Балахванцев...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» ООО «Учебный центр Информатика» СОВРЕМЕННЫЕ ГУМАНИТАРНЫЕ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Материалы второй международной научно-практической конференции (26 сентября 2013 г.) В 3 томах Том 2. Дизайн; история и музейное дело; психология; филология, лингвистика,...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УПРАВЛЕНИЯ» АССОЦИАЦИЯ МОСКОВСКИХ ВУЗОВ МАТЕРИАЛЫ Всероссийской научно-практической конференции «ГОСУДАРСТВО, ВЛАСТЬ, УПРАВЛЕНИЕ И ПРАВО: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ» 2 ноября 2010 г. Посвящена 15-летию Института государственного управления и права ГУУ Москва 20 УДК 172(06) Г Редакционная коллегия Доктор исторических наук, профессор Н.А....»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИСПРУДЕНЦИИ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (10 февраля 2015г.) г. Новосибирск 2015 г. УДК 34(06) ББК 67я Актуальные проблемы юриспруденции в России и за рубежом/Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции.№ 2. Новосибирск, 2015. 72 с. Редакционная коллегия:...»

«Управление культуры Минобороны России Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военноисторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Шестой Международной научнопрактической конференции 13–15 мая 2015 года Часть IV СанктПетербург ВИМАИВиВС Печатается по решению Ученого совета ВИМАИВиВС Научный редактор – С.В. Ефимов Организационный комитет конференции «Война и оружие. Новые исследования и материалы»: В.М. Крылов,...»

«Федеральное государственное научное учреждение «Институт теории и истории педагогики» Российской академии образования при участии Федеральный институт развития образования Министерство образования Московской области Центр профессионального образования имени С.Я.Батышева Московский государственный технический университет имени Н.Э.Баумана Московский государственный областной университет СБОРНИК СТАТЕЙ Международной научной конференции «Образование в постиндустриальном обществе» посвященной...»

«МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ ДЛЯ XXI ВЕКА IХ Международная научная конференция Москва, 15–17 ноября 2012 г. Доклады и материалы Секция 7 ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ Москва Издательство Московского гуманитарного университета В93 Высшее образование для XXI века : IX Международная научная конференция. Москва, 15–17 ноября 2012 г. : Доклады и материалы. Секция 7. «Проблемы исторического образования» / отв. ред. В. К. Криворученко — М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та,...»

«Управление культуры Министерства обороны Российской Федерации Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военноисторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Пятой Международной научнопрактической конференции 14–16 мая 2014 года Часть II СанктПетербург ВИМАИВиВС Печатается по решению Ученого совета ВИМАИВиВС Научный редактор – С.В. Ефимов Организационный комитет конференции «Война и оружие. Новые исследования и...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ ПРАВОВАЯ РОССИЯ – XXI ВЕК! К 1150-ЛЕТИЮ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ Сборник материалов Всероссийской молодежной научной конференции Издательство Томского университета УДК 94:340 (470)(082) ББК 63.3(2) П 69 Научный редактор: доцент П.П. Румянцев Рецензенты: доцент В.В. Шевцов доцент А.В. Литвинов Редакционная коллегия: Зиновьев В.П. – д.и.н., профессор, декан...»

«Тезисы докладов участников Третьей республиканской студенческой научно-практической конференции «Культура и образование: история и современность, перспективы развития» Сыктывкар УДК 377 ББК 74.5 Тезисы докладов участников Третьей республиканской студенческой научнопрактической конференции «Культура и образование: история и современность, перспективы развития» (Республика Коми, Сыктывкар, 17 апреля 2014 г.). – Сыктывкар: ГПОУ РК «Колледж культуры», 2014. 173 с. Технический редактор: Гончаренко...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра истории медицины ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ МЕДИЦИНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941–1945 гг. МАТЕРИАЛЫ VIII Всероссийской конференции (с международным участием) Москва – 20 УДК 616.31.000.93(092) ББК 56.6 + 74.58 Материалы VIII Всероссийской конференции с международным 22 участием «Исторический опыт медицины в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.» – М. : МГМСУ, 2012. – 304 с. Сопредседатели оргкомитета...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.