WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 31 |

«Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза Материалы Всероссийской научной конференции (Москва, 3 апреля 2012 г.) Москва Научный эксперт УДК 001.89:009(063) ББК 72.4(2)в7 Г-9 ...»

-- [ Страница 15 ] --

Горнозаводское население Уральского региона формировалось за счет мигрантов из самых различных регионов Европейской России, что объяснялось спецификой складывания данной категории населения. Дело в том, что оно формировалось как на добровольной основе, так и за счет принудительного рекрутирования (в том числе из местного уральского разношерстного по своему происхождению крестьянства). Широкое распространение имела практика переселения на частные заводы купленных в Европейской России крепостных крестьян.

В результате в заводских поселках складывалось крайне пестрое по своему территориальному происхождению население; происходила миксация локальных культурных традиций севернорусских, среднерусских, южнорусских, украинских и белорусских областей. При этом в литературе высказывается мнение, что на Урале в XIX в. не сформировалось региональной историко-культурной общности русских. Мозаичный этнокультурный ландшафт Урала складывался из множества этнографических групп русского народа: горнозаводских жителей, оренбургских и уральских казаков, локальных отрядов русского крестьянства27.

Таким образом, Урал длительное время сохраняли освоенческий синдром, что выразилось в растянутости колонизационных процессов (заселение, аграрное, промышленное освоение); в экстенсивном характере аграрной экономики; в региональных, этнокультурных контрастах и диспропорциях, различной степени заселенности и освоенности территорий; в социально-сословной и этноконфессиональной мозаике и т. п.

Наличие больших массивов слабозаселенных территорий создавало предпосылки для дальнейшего переселения, миграций, разрядки демографического давления в густонаселенных районах. Продолжавшаяся колонизация тормозила переход от экстенсивных к интенсивным методам освоения пространства, закрепляла на длительное время доминирование добывающих отраслей экономики. Освоение новых пространств как ведущий региональный процесс сближало Россию с переселенческими странами, в частности, со странами Нового света28.

Миненко Н.А. Русская этнокультурная традиция на Востоке России (XVIII — первая половина XIX века) // Региональная структура России в геополитической и цивилизационной динамике. Доклады.

Екатеринбург, 1995. С. 50–54; Чагин Г.Н. Культура и быт русских крестьян Среднего Урала в середине XIX — начале XX века (этнические традиции материальной культуры). Пермь, 1991; Зеленин Д.К.

Избранные труды. Статьи по духовной культуре. 1901–1913. М., 1994.

Агеев А.Д. Сибирь и американский Запад: движение фронтиров. М., 2005; Супоницкая И.М.

Опыт освоения земель: Сибирь и Запад // Российско-американские отношения в прошлом и настоящем:

Образы, мифы, реальность / Материалы международной конференции, посвященной 200-летию установления дипломатических отношений между Россией и США, РГГУ (Москва), 21–22 февраля 2007 г. М., 2007; Она же. Равенство и свобода. Россия и США: сравнение систем. М., 2010; Побережников И.В. Канадский и сибирский фронтир: общее и особенное (XVI — начало XX в.) // Уральский исторический вестник. 2009. № 2 (23). С. 25–30.

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

Признаком фронтирности являлась заметная милитаризация региона, проявлявшаяся в размещении здесь фортификационных сооружений, регулярных воинских частей, поселенных иррегулярных формирований (Яицкое (Уральское), Оренбургское казачество, Башкиро-мещерякское войско) 29, установлении особых военизированных форм администрации (кантонная система управления в Башкирии; военный губернатор, генерал-губернатор, наместник).

Так, в связи с активизацией колонизации Южного Урала в 1734 г. там была сформирована самостоятельная областная единица, в значительной степени ориентированная на военно-колонизационную деятельность, — Оренбургская экспедиция (с 1739 г. — Оренбургская комиссия, с 1744 г. — Оренбургская губерния), подчиненная непосредственно Сенату. С самого момента образования новой областной единицы в ее управлении существенную роль играл военный элемент30.

Начальник губернии призван был решать сложный узел военно-политических, административно-управленческих, хозяйственно-экономических проблем освоения Южного Урала и Заволжья, расширения разнообразных связей России с Казахстаном и Средней Азией. В XIX в. краем руководил военный губернатор или генерал-губернатор (последний пост был упразднен лишь в 1881 г. после того, как край утратил значение пограничного»).

Особая роль, которая отводилась правительством Оренбургу, нашла отражение в привилегиях (1734 г.

), предоставленных городу. Возводился Оренбург в необжитой местности, на юго-восточной окраине Европейской России, где еще не было оседлого русского населения и имелось враждебное окружение в лице воинственных номадов. Именно политический (даже внешнеполитический) подтекст становления Оренбурга обусловил, как отмечает Н.В. Козлова, «исключительный в городской политике абсолютизма факт предоставления исконно российскому городу привилегии и использование для этой цели проекта, предназначавшегося для крупнейшего портового города страны», С.-Петербурга31.

Существенную роль в системе местной администрации на Урале играло регионально-экономические управление32. Именно региональная система управления горнозаводской промышленности выступила в качестве одного из важнейших факторов регионообразования: в XVIII столетии выделяется Уральский горнопромышленный регион (окончательно приобретший самостоятельный административно-территориальный облик во второй половине XIX в.)33.

История казачества Азиатской России. Екатеринбург, 1995. Т. 1: XVI — первая половина XIX века;

Т. 2: Вторая половина XIX — начало XX века.

Аполлова Н.Г. Экономические и политические связи Казахстана с Россией в XVIII — начале XIX в. М., 1960; Витевский В.Н. И.И. Неплюев и Оренбургский край в прежнем его составе до 1758 г.

Казань, 1897; Готье Ю.В. История областного управления в России от Петра I до Екатерины II. М.,

1913. Т. 1; Козлова Н.В. Российский абсолютизм и купечество в XVIII веке (20-е — начало 60-х годов). М., 1999.

Козлова Н.В. Российский абсолютизм и купечество в XVIII веке (20-е — начало 60-х годов). М.,

1999. С. 136.

Территориально-экономическое управление в России XVIII — начала XX в.: Уральское горное управление / Отв. ред. И.В. Побережников. М., 2008.

Азиатская Россия в геополитической и цивилизационной динамике XVI–XX века / Алексеев В.В., Алексеева Е.В., Зубков К.И., Побережников И.В. М., 2004. С. 319–357.

Современные проблемы гуманитарных наук секция II Повышенная роль в контексте фронтирной модернизации принадлежит транспортному фактору. Хорошо известно, какое значение для индустриализации и интеграции стран имело железнодорожное строительство в США и Канаде в XIX в.

Железные дороги также ускорили освоение Урала, стимулировали развитие промышленности, рост городов. Благодаря созданию общеуральской железнодорожной сети был образован рынок промышленного сырья и топлива, получили развитие внутрирегиональные экономические связи, был дан импульс регионализации социально-экономических и социокультурных процессов в крае34.

Естественное следствие пограничности восточных регионов, продолжения на их территории освоенческих процессов, межэтнической миксации, — конгломератность, т. е. длительное сосуществованием и устойчивое воспроизводство пластов разнородных моделеобразующих элементов и основанных на них отношений (согласно концепции А.Д. Богатурова и А.В. Виноградова, данные пласты образуют внутри общества анклавы, эффективная организованность которых дает им возможность выживать в рамках обрамляющего общества-конгломерата)35. Множества социально-сословных, этноконфессиональных, профессиональных групп создавали конгломератный региональный ландшафт.

Когда модернизация исторически запаздывала, проводилась как вынужденная, она могла усиливать фрагментарность общества, способствовать ни нивелировке (социокультурной, региональной, хозяйственной — естественный модернизационный процесс), но, напротив, росту социальной асимметрии. Асимметрия может нарастать и в рамках субстрановых регионов. Так, экономическая модернизация на Урале на протяжении XVIII–XIX вв. привела к возникновению горнозаводского сектора промышленности, занявшего со временем ведущие позиции не только в региональной промышленности, но в экономике страны. Горнозаводской сектор по мере своего развития превратился в важнейший фактор экономической модернизации Урала.

Но при этом в ходе модернизации существенно усилилась конгломератность Урала. Дело в том, что протоиндустриальная модернизация XVIII в. сопровождалась интенсивной диффузией западноевроейского опыта — технологического и организационного, даже буквальным переселением на Урал приглашавшихся для работы иноземных специалистов36. Очаговый характер модернизации резюмировался созданием промышленных анклавов, окруженных сохранявшейся традиционной аграрной периферией37. Даже в конце XIX в. хотя уральская горная промышленность и захватывала Пермскую, Уфимскую, Оренбургскую и отчасти Вятскую и Вологодскую губернии, но в наибольшей степени она была развита в Пермской губернии (составлявшей центр «горнозаводства» на Урале), в меньшей — в Уфимской и Оренбургской.

Гаврилов Д.В. Горнозаводский Урал XVII–XX вв.: Избранные труды. Екатеринбург, 2005. С. 205–214.

Богатуров А.Д., Виноградов А.В. Анклавно-конгломератный тип развития. Опыт транссистемной теории // Восток-Запад-Россия. М., 2002. С. 109–128.

Алексеева Е.В. Роль экзогенных факторов в формировании индустриальных цивилизаций // Цивилизационное своеобразие российских модернизаций: региональное измерение: материалы Всероссийской научной конференции, 2–3 июля 2009 г. Екатеринбург, 2009. С. 46–54.

Голикова С.В., Миненко Н.А., Побережников И.В. Горнозаводские центры и аграрная среда в России:

взаимодействия и противоречия (XVIII — первая половина XIX века). М., 2000.

–  –  –

Более того, анклавность составляла суть самой модернизации, поскольку в ее процессе широко применялись традиционные институты и социальные технологии — в частности, внеэкономическое принуждение для мобилизации трудовых ресурсов и феодальные привилегии и монополии для обеспечения экономической элиты необходимыми производственными ресурсами. Так, успехи уральской горнодобывающей и металлургической промышленности на протоиндустриальной стадии развития во многом достигались за счет привлечения принудительного труда мастеровых и работных людей в основном производстве и приписных крестьян на вспомогательных работах38. Рыночные отношения отвоевывали свои экономические и социальные ниши еще до буржуазных реформ середины XIX в., но, с другой стороны, последние не привели к моментальному и повсеместному внедрению в экономику рыночных механизмов хозяйствования. Элементы внеэкономического принуждения длительное время сохранялись после отмены крепостного права.

Итак, к числу особенностей развития Уральского региона в XVIII–XIX вв. можно отнести большую подвижность населения, сохранявшее свою значимость освоение в разнообразных проявлениях, особая роль военного элемента. Включение еще недостаточно освоенных регионов в модернизационные процессы способствовало усилению их гетерогенности в социальном, экономическом, культурном отношениях, причудливому переплетению традиции и новации в производственной, социально-институциональной, управленческой сферах, формированию анклавноконгломератной пространственной структуры.

Таким образом, модернизационный подход создает предпосылки для формулирования существенно отличных концептуальных моделей, результатом применения которых становятся дифференцированные историографические портреты страны:

1) нормально развивающаяся — по универсальным законам — страна;

2) страна, динамика развития которой обнаруживает очевидные (при этом патологические) отличия от «магистрального» пути;

3) использование модифицированных инструментов развития в рамках единого «маршрута»;

4) специфически отличный от предшественников путь модернизации как норма;

5) страна как множество региональных вариантов модернизации.

–  –  –

Адамов В.В. Об оригинальном строе и некоторых особенностях развития горнозаводской промышленности Урала // Вопросы истории капиталистической России. Проблема многоукладности.

Свердловск, 1972. С. 225–243.

Современные проблемы гуманитарных наук секция II признаваемых всеобщих принципах. Одним из первых масштабных кризисов такого рода, охватившего всю эллинистическую духовную «ойкумену», была критика Аристотеля скептиками от Пиррона до Секста Эмпирика. Они подвергли сомнению его учение о возможности достижения истины и те эмпирические критерии, которые предлагались для отличения ложных идей от истинных.

Скептицистсткие взгляды стали довольно популярными, поскольку выражали не столько внутрифилософскую борьбу по вопросам гносеологии, но в большей мере — существенные изменения в самой греко-римской культуре. В условиях постоянной нестабильности, неопределенности жизни распадающейся империи, в условиях распада традиционных ценностей, прежде всего, религиозных и нравственных, действительно нельзя было не усомниться в возможности какого-либо прочного устройства, основанного на разумных и универсальных принципах.

Поэтому полезней оказывалось такое отношение к действительности, которое бы позволило сосредоточиться на насущных и практических задачах текущей жизни и не тратить излишних усилий на различение случайно-практического от необходимо-ментального. Это была программа осторожного и осмотрительного применения знания и разума для правильного поведения, для обеспечения некоторого островка стабильности в потоке перемен и разрушений. Здесь нет особой надобности в ригористическом требовании истины, достаточно истинноподобных представлений, таких, которые не возбуждают неприятия и не обостряют отношения, которые пользуются пусть молчаливой и пусть некомпетентной, но поддержкой со стороны других людей. И лучше всего опираться на представления и оценки, которые уже прошли в прошлом и не отторгаются в настоящем.

Теология и философия христианского европейского средневековья, начав с максимы «верую, ибо абсурдно», тем не менее, очень скоро приходят к необходимости широкого использования рационально-логических методов. Поздняя схоластика в лице Фомы Аквината или П. Абеляра дает непревзойденные образцы рационального мышления, примеры поразительно тонкого владения диалектикой понятий и способности создавать завершенные концептуальные системы. Однако построенный ими образ мира, природы и человека, способный удовлетворить религиозное сознание и служить, как сейчас бы сказали, концептом культуры, не выдерживал собственного глубокого, принципиального противоречия между безупречной логикой построения и открытым догматизмом оснований. Этот тип рациональности необходимо обратился против самого себя и не только в силу присущей всякому рационализму самокритичности, но и вследствие совершенного отрыва от эмпирических оснований какого бы то ни было научного знания.

Еще до того, как ренессансное мышление подвергло схоластику уничтожающей критике и отвернулось от нее, она сама уже осознавала свое кризисное состояние как несовместимость научного и теологического знания. Правда, преодолеть этот кризис схоластика пыталась методами достаточно простыми и даже наивными — механическим соединением того и другого в интересах сохранения психологической комфортности, ставшей привычной за тысячелетнее существование христианского образа жизни и мышления.

Ренессанс предлагает совсем иной тип рациональности, во-первых, свободный от религиозной догматики и направленный на эмпирическое экспериментальное

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

познание природы и, во-вторых, наполненный совсем иным, гуманистическим содержанием. Если в средневековом образе мышления мир представлялся как божественный вертоград, где все устремлено к Создателю и где все события определяются противоборством божественного блага и инфернального зла, то Возрождение представляет мир как безграничное поприще активной индивидуальности, самостоятельно определяющей свои цели и способы их достижения.

Все смыслы здесь обретают человеческое содержание и человеческое измерение.

Но судьбы этого типа рационалистического мышления хорошо известны. Мера индивидуальности оказалась неадекватной для действительного понимания человека и общества. Или, по-другому сказать, мера самосознания сущности человека и мера объективирования этой сущности в реальном историческом процессе сильно разошлись. Возрожденческий гуманизм абсолютизировал роль человеческой индивидуальности. Оказалось, что чем масштабнее индивидуальность, чем более она развита в личностном отношении, чем более уверена в себе и в своих силах и способностях, тем вернее терпит поражение в своих конечных целях. Причем поражение было тем сокрушительнее, чем выше и претенциознее были цели.

В этом состоял трагизм великой эпохи и великой культуры. И Эразм Роттердамский пишет «Похвальное слово глупости», поскольку разум оказывался действительно посрамленным, ибо отнюдь не обеспечивал успеха в практических, житейских делах. И Сервантес создает своего Дон Кихота, убеждаясь в горькой правде того, что отвага, благородство и сострадание в реальном мире оборачиваются своей противоположностью.

Гуманистическая культура, едва обнаружив и едва осознав свои возможности, стала быстро разрушаться. Но это «едва» оказалось таким грандиозным и показало такой потенциал творческих, созидательных способностей человека, что составило одну из самых ярких и славных эпох европейской культуры. Однако гуманизм Возрождения, поставивший во главу угла индивидуальность, оказался совсем не готовым к осмыслению ее сложнейших проблем. Индивид оказался поставленным в чисто внешние отношения с социумом, что не позволяло адекватно осознать их объективные причинно-следственные взаимосвязи и взаимодействия.

И еще только предстояло разработать тот научный инструментарий, который бы позволил сделать индивидуальность предметом научного познания.

Философия Нового времени начиналась с радикального сомнения во всех предшествовавших ей, казалось бы, незыблемых истинах и авторитетах. Прежде всего был отвергнут и осмеян схоластический способ мышления — теологическая рациональность, а ренессансное сосредоточение на человеческой индивидуальности уступило место эволюционистскому пониманию человека как социального существа. Перспектива универсального порядка вновь стала казаться реальной и достижимой. Провозглашенный Ф. Бэконом девиз «знание — сила» открывал неограниченные возможности для осуществления человеком своих целей в природе и в общественной жизни. Представлялось, что человеческий дух станет свободным от всех ограничений, всю совокупную деятельность общества можно будет подчинить универсально значимым целям, которые может поставить лишь культура в ее значении «высокой» культуры. Тем самым она освободится от грубого, непросвещенного вмешательства несведущих людей, от засилья мнений и заблуждений, Современные проблемы гуманитарных наук секция II она будет руководствоваться в своем развитии сознательно выработанными рациональными ценностями и целями.

Философия стала авангардной наукой, прокладывающей путь познанию. Стройные системы Б. Спинозы и Р. Декарта вселяли уверенность, что не откровение, а разум есть инструмент постижения истины: порядок, который разум открывает в природе, является основой порядка, которым человек устраивает свою жизнь, опираясь только на свои силы. Служить людям так, чтобы знание, касающееся всех, было выше общепонятного, — так была понята задача философии Кантом.

Он пишет в «Критике чистого разума»: «Разум не может позволить нашему знанию оставаться бессвязным и велеречивым, он требует, чтобы сумма наших познаний составляла систему» (20). Общепонятное состоит из мнений и верований, а философия открывает всеобщее и, таким образом, выступает как завершение культуры человеческого разума, поднимая его из беспорядочного существования, в котором его дает природа, до уровня упорядоченной системы.

Уверенность в могуществе познающего разума была так велика, что Г. Лейбниц обещал своим современникам разработать технологию открытий.

Справедливо считая, что при всем различии языков им присущи и некоторые общие универсальные принципы, он предполагал их выявить и на этом основании составить, так сказать, «алфавит мыслей». А выделив универсальные, и как думал Лейбниц, не столь уж многочисленные значения, выразить их в строгих понятиях. Далее оставалось только разработать общие правила операций с такими понятиями, и вот уже была бы готова матрица, применимая в любом познавательном процессе и обеспечивающая успешный его результат. Мало того, что Лейбниц в какой-то мере реализовал свой проект, разработав первые автоматические счетные устройства, его идеи оказались весьма плодотворными и, тоже, разумеется, в определенной мере воплотились в математической логике и в современных информационных технологиях.

Философия видела свою миссию не только в том, чтобы обеспечить порядок и гармонию научного знания, но и гармонию жизни, счастье всего человечества.

По выражению Канта, философ — единственный вкладчик науки, которая благодетельствует людей без того, чтобы они это осознавали. Вообще Кант был первым мыслителем, который обнаружил и описал в «Критике способности суждения»

глубокие внутренние напряжения культуры, различив культуру умений, состоящую в способности человека реализовать любые цели, и культуру дисциплины, предполагающую способность человека ставить цели осмысленные и значимые для него как человека.

Именно Кант был первым, кто посеял глубокие сомнения в той целостности культуры и в том оптимизме по отношению к ней, которые так характерны для Просвещения. Основание для такого сомнения обнаруживается в кантовском противоположении интеллекта (практического разума) и воображения (способности суждения), связующим звеном между которыми Кант считал эстетический опыт. Культура предстала как бы в двух автономных друг от друга сферах: теоретической деятельности и художественной. Разум (чистый разум) же, который и выполняет, собственно, универсальную законодательную и, что здесь особенно важно, нравственную функцию (категорический императив), оказывается не

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

трансформируемым в непосредственные факты культуры. То есть универсальный смысл, нравственность оказываются вне собственной структуры, вне пространства культуры. Тогда получалось, что нужно или решить это противоречие, или искать для понимания культуры другие основания.

Британский профессор З. Бауман39 назвал такое самосознание философии, которое она культивировала почти два столетия, законодательным разумом. Он считает, что представление философии о собственной универсальной организующей способности сопрягалось с верой в универсальную же организующую силу государства, которое вместе с «истинной» философией, и по ее мнению, призвано устроить всеобщий порядок, гармонию и счастье Но чем больше такое понимание роли философии проникало в общественное сознание, не только в научное, но и в сознание образованной части общества, тем больше оно порождало сомнений в своей истинности. Уже к концу XVIII века тип универсалистской рациональности обнаруживает глубокие противоречия и в собственных конструкциях, и в методах построения этих конструкций. Но понадобилась еще величественная система Гегеля, в которой этот тип был доведен до пределов возможного совершенства, чтобы поднялась новая волна критики спекулятивной рациональности, пытавшаяся задать всеобщие принципы всему сущему. Однако если в предшествующие периоды такая критика имела целью преодолеть слабости и противоречия рационализма, то теперь она обратилась вообще против него вследствие разрушения веры в разум, в его способность создать общую систему мира. И причина разочарованности состояла не только и не столько в том, что естествознание освободилось от опеки философии, обретя способность к выработке самостоятельной фундаментальной теории. Куда в большей мере эта причина состояла в том, что абстрактно-спекулятивные схемы, объясняющие сущность человека, пришли в полное несоответствие с тем, как эта сущность могла, или, скорее, не могла быть реализованной в конкретной социальной действительности периода классического капитализма.

Та всеобщая свобода, которая должна была явиться результатом восхождения разума к чистым всеобщим истинам, осталась только в спекулятивных метафизических конструкциях, а в действительности человек оказался в отчужденности еще большей, чем во времена рабовладения.

Поэтому критика традиционного для философии типа рациональности, как известно, стала вестись с принципиально различных позиций, одна из которых представляла попытку создания нового способа научно-рационального мышления, другая — попытку решить проблему, опираясь на иррациональные способы познания и объяснения. Тем не менее, этим противоположным позициям присуще и нечто общее — и та, и другая отказались от философии в ее законодательных претензиях Первая, связанная с именем К. Маркса, противопоставила спекулятивной рациональности исторический тип мышления, опирающийся на конкретный научно-эмпирический материал и направленный на выявление объективных причинных связей в развитии природы и общества. Впервые культура была осмыслена в контексте всемирно-исторического процесса, установлена ее направленность и критерии развития. Впервые человек был понят как общественный субъект

Бауман З. Философия и постмодернистская социология // Вопросы философии. 2003. №3.

Современные проблемы гуманитарных наук секция II деятельности, как исторический субъект, а не как духовный робинзон. И культура стала осознаваться именно как поприще деятельности исторических субъектов, насколько их интересы объективно совпадают с необходимостью развертывания в деятельности всех сущностных сил человека, а вовсе не с теми, что связаны с закрепощением и подавлением одной части общества другою.

В упомянутой выше статье З. Бауман саркастически замечает по поводу известного тезиса Маркса о том, что социальная структура и государство порождаются из жизненных процессов конкретных индивидов, но не таких, какими они представляются самим себе или другим людям, а какими они есть в действительности.

Бауман интерпретирует данный тезис в том смысле, что якобы с этой точки зрения истина открывается не всем людям в их повседневной деятельности, а только «остроглазым социальным теоретикам», которые, по мысли автора статьи, тем самым снова возрождают законодательную философию, указующую всем путь.

Людям более или менее владеющим теоретическим наследием Маркса, конечно ясно, что речь идет совсем не об этом. Речь идет о том, что люди в своей деятельности точно так же могут не знать законов развития общества, как они способны осуществлять свои цели в природе, не зная ее законов. Но от этого объективные связи не перестают существовать, а их познание расширяет границы человеческой деятельности и, следовательно, человеческой свободы. Культура, таким образом, тем пышнее расцветает и успешнее развивается, чем больший объем реально живущих конкретных людей будет включаться в ее систему именно в качестве деятельных исторических субъектов, а не в качестве носителей отдельных функций.

Философия, выступающая самосознанием культуры, таким образом, становилась теоретическим методом ее познания, преобразования, строительства и развития. Однако не по абстрактным лекалам, изобретенным высоколобыми мудрецами, а по законам самой культуры, по законам исторического развития.

Основания культуры теперь следовало искать не в спекулятивной рациональности, а в исторической практике культурного процесса.

Второе направление критики, как уже было сказано, развертывалось в направлении полного отказа от всякой рациональности как метода познания культуры и человека. Здесь принципиально отрицались объективные закономерности развития культуры. Основным же методом ее познания признавалось описание культур как уникальных феноменов и их интерпретация. Забегая вперед, скажем, что этот метод дал неплохие результаты в исследованиях, получивших общее название культурной антропологии, послужившей предшественницей, основанием и определенной частью науки, современной теории культуры или культурологии.

Можно проследить различные ветви этого направления. Одна росла из философии жизни Шопенгауэра, Кьеркегора и Ницше, где главой идеей стало непримиримое противоречие между человеком и культурой, где культура рассматривалась как внешнее ограничение сущностно свободного индивида. Другая — имела свои основания в неокантиантских попытках решить проблемы человека и культуры посредством введения трансцендентальных ценностей.

Заметный вклад в развитие этого, второго, направления внесла русская религиозная философская мысль, во многом предвосхитившая искания экзистенциализма. Ее упования на возможность соединения научной рациональности и опыта

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

откровения, идея всеединства, идея истории как богочеловеческого процесса, идея новой религиозной реальности открывала, как казалось их авторам, новые пути ко всеобщему благу, к совершенству человека и высшей духовности.

Научная рациональность, как способ осознания и объяснения культуры, казалось бы, прочно и надежно утвердилась в культуре XX века, когда научнотехнический прогресс стал одним из важнейших ее характеристик, когда наука стала непосредственной производительной силой. Но точно так же, как в предшествующие времена, именно великие результаты научного мышления стали одной из причин кризисного характера культуры, оказавшейся в буквальном смысле на грани своего существования.

Происходящее на рубеже XX–XXI веков не зря зачастую сравнивают со временем крушения римской цивилизации. Ситуации во многом сходные именно в плане разуверения в возможности каких-либо надежных ориентиров и в плане предрасположенности общества к конформизму, проявления которого очевидны в релятивизме и плюрализме, ставшими главными идеологическими доминантами времени. А в массовом сознании, выросшие на почве формируемых низкокачественной системой общего образования псевдонаучности и паралогизма мышления, мистицизм и иррациональность приняли масштабы куда большие, чем в средневековье.

Если речь всерьез идет о необходимости глубокой модернизации развития современной России, то одна из главных, если не центральных, задач состоит в воспитании человека как субъекта культуры, т. е. в преодолении усиленно навязываемой России образовательной модели, заточенной на производство манипулируемого потребителя.

–  –  –

Предметное и методологическое единство познания природы и общества, определяется предметным единством мира. Из этого же следует принципиальное единство логической структуры естественных и общественных наук.

Но Природа достаточно сложна для того, чтобы ее можно было бы изучать всю сразу. Поэтому ее познание осуществляется системой наук, каждая из которых занимается лишь одной стороной единого целого.

Но изучается-то единая Природа. А это значит, что наряду с тенденциями дифференциации наук (анализа) должен идти процесс и их интеграции (синтез).

Знания превращаются в научные, когда целенаправленное собирание фактов и их описание доводится до уровня их включения в систему понятий, в состав теорий. В основе научных знаний лежат определенные исходные положения, закономерности, позволяющие объединять их в единую систему — науку.

Наука — это исторически сложившаяся форма человеческой деятельности, имеющая своим содержанием и результатом целенаправленное собирание фактов, вырабатывание гипотез и теорий с лежащими в их основе законами, приемами и методами исследования. Вместе с тем это система развивающихся знаний, которые достигаются посредством соответствующих методов познания, выражаются в точных понятиях, истинность которых проверяется и доказывается общественной практикой.

Под понятием «наука» понимают как деятельность по получению нового знания, так и результат этой деятельности — сумму полученных к данному моменту с ее помощью знаний, образующих в совокупности научную картину мира.

Отвечая на вопрос о том, как осуществляется исследование, мы раскрываем природу метода исследования.

Особенности применяемых методов определяются особенностями предметов научного исследования. В методе выражено содержание изучаемого предмета. Метод настолько тесно связан с научным познанием мира, что каждый существенный шаг в развитии науки обычно вызывает к жизни новые методы исследования.

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

Поэтому об уровне развития той или иной науки можно судить и по характеру развития применяемых ею методов.

Научные дисциплины, образующие в своей совокупности систему наук в целом, распадаются на две большие группы — естественные и гуманитарные науки, различающиеся по своим предметам и методам. Резкой грани между ними нет, так как ряд научных дисциплин занимает промежуточное положение. Каждая из указанных групп, в свою очередь, образует систему разнообразным способом взаимосвязанных предметными и методическими связями отдельных наук, что делает проблему их детальной классификации крайне сложной и полностью еще не решенной.

В системе классификаций наук особое место занимает математика. Ее предметом является не какая-либо особая форма движения материи, а абстрактно выделенные (количественные и пространственные) стороны движения и взаимоотношения тел природы. Метод ее построения — аксиоматический. В своем генезисе она была экспериментальной наукой, но сейчас она не нуждается в экспериментальном подтверждении.

Не будучи сама частью естествознания, математика тесно связана с ним и по отношению к нему выступает в качестве аппарата — особого приема исследования и обобщения опытного материала.

Так что один из путей интеграции знания лежит через применение общего математического аппарата, скелета применяющих его теорий. Другой — через некоторые общности стиля мышления (интегративной формой знания, которая включает научную картину мира и определяемые ею ценности, методы, методологические принципы и нормы познавательной деятельности) и методологических принципов построения нового знания.

Структура наук о природе отражает последовательность усложнения самого ее объекта (т. е. различных видов материи и форм ее движения). Методы наук, изучающих более простые формы движения, распространяются на исследование более сложных объектов, составляющих предмет других наук. Объясняется это тем, что более сложные формы движения материи содержат в себе в качестве «побочных», превзойденных в ходе развития действительности, более простые формы, поскольку первые исторически возникли и развивались из вторых. Поэтому изучение более простых форм движения позволяет раскрыть не только структуру, но и генезис этих более сложных форм, а тем самым их сущность, следовательно, познать их полнее и глубже.

В силу взаимодействия и взаимосвязанности различных наук друг с другом, предмет одной из них, может и должен исследоваться приемами и методами других наук. Это позволяет создавать необходимые условия для более полного и глубокого раскрытия сущности и законов качественно различных явлений. Такая взаимосвязь частей наук определяет некоторые особенности ее исторического развития, в частности последовательность возникновения отдельных ее отраслей.

Физика, в силу простоты изучаемых ею объектов является как бы полигоном для формирования и «обкатки» новых методологических принципов.

Стиль мышления, сформированный при изучении более простых форм материи, накладывает след на построение научных теорий во всех науках.

Современные вызовы синтеза гуманитарных и естественных наук секция III Теоретическое мышление каждой эпохи несет свои специфические черты, так как логические принципы ее построения являются отражением характера материального бытия и процесса познания своего времени. На каждом историческом этапе научное познание использует определенную совокупность познавательных форм — фундаментальных категорий и понятий, методов, принципов и схем объяснения, т. е. всего того, что объединяют понятием стиля мышления. Каждая конкретная структура научного мышления после своего утверждения открывает путь к экстенсивному развитию познания, к его распространению на новые сферы реальности.

Динамические закономерности Классическая механика явилась первой естественнонаучной теорией, основывающейся в формулировке своих законов на строгом языке математики. Основной ее задачей является определение траектории движения отдельных макротел. Весьма существенно, что эта траектория определяется в механике единственным образом.

Если же траектория движения макротела не определена однозначно или значения некоторых его характеристик строго не определены, то с точки зрения механики задача считалась некорректно поставленной.

Результатом успехов классической механики стало формирование представления о классе закономерностей жесткой детерминации. Для их исследования и выражения используются методы классического математического анализа, особенно методы теории дифференциальных уравнений. Именно благодаря решающей роли динамических законов механики Ньютона в формировании общих представлений о данном классе закономерностей исторически они получили название динамических закономерностей.

Успехи механики сделали ее лидером не только физики, но и всего естествознания. Ее методология и стиль мышления стали образцом для других наук.

В качестве определяющей черты класса динамических закономерностей обычно рассматривается строго однозначный характер всех без исключения связей и зависимостей, отображаемых в рамках соответствующих представлений и теорий на основе этих законов. В негативной формулировке это означает: там, где нет строгой однозначности в связях, нельзя говорить и о соответствующих закономерностях. Более того, с точки зрения динамических закономерностей, когда имеет место какая-либо неоднозначность или неопределенность в связях, нельзя вообще говорить об истинной закономерности. Считается, что в этих случаях мы не имеем полного знания об исследуемых объектах.

Из однозначного характера связей вытекает их равноценность: любая рассматриваемая связь, в равной мере признается необходимой.

Схема жесткой детерминации была в известной мере абсолютизирована и получила название Лапласовского, или классического детерминизма и длительное время выступала как обоснование экспансии механики в новые области исследований.

Пьер-Симон Лаплас отмечал, что случайность всегда является только следствием нашего незнания. Чем больше мы знаем, тем меньше остается места случайности.

Гуманитарные и естественные науки: проблемы синтеза

Приверженность П.-С. Лапласа к детерминизму, как это ни звучит парадоксально, позволила ему получить фундаментальные достижения в области теории вероятностей и ее приложений. (Именно в работе «Опыт философии теории вероятности» П.-С. Лаплас развил принципы механического детерминизма.) Статистические закономерности Схема жесткой детерминации оказалась, однако, несостоятельной при соприкосновении науки с более сложными и развитыми явлениями, чем объекты исследования классической физики, прежде всего — при анализе биологических и социальных явлений. Эта схема вела к отрицанию какой-либо автономности в поведении элементов в рамках систем. Критика концепции жесткой детерминации в естествознании усиливалась по мере проникновения в него идей развития и приобрела конструктивный характер на базе развития вероятностных методов исследования; именно через их посредство естествознание овладело новым классом закономерностей — статистическими закономерностями.

Идеи и методы теории вероятностей являются существенными в современном развитии всех наук о неживой природе. Они имеют непосредственное отношение и к наукам о живой природе и обществе. В частности, развитие представлений о биологической эволюции, становление генетики происходило на базе развития статистического стиля мышления в биологии. В кибернетике вероятностные идеи являлись исходными, базисными, а ее основные представления, особенно теория информации, по существу представляли собой дальнейшее развитие идей теории вероятностей.

Однако несмотря на величайшую силу и глубину воздействия вероятностностатистического образа мышления на развитие современной науки, он не был должным образом ассимилирован современным мировоззрением. Во многом это обусловлено тем, что на трактовку вероятности и статистические закономерности нередко чрезмерное влияние оказывают соображения, навеянные концепцией жесткой детерминации, в частности классической механикой. То есть идея о том, что вероятностный метод приходится использовать из-за того, что нам неизвестны все связи.

С помощью динамических законов обычно формулируются каузальные связи явлений. Рассматривая одно явление как причину другого, мы вырываем их из всеобщей связи, изолируем друг от друга и тем самым значительно упрощаем и идеализируем действительность. Подобную идеализацию легче осуществить в механике, астрономии, классической физике, которые имеют дело с точно известными силами и законами движения тел под их воздействием. В более сложных ситуациях приходится учитывать воздействие множества случайных факторов и обращаться к статистических законам.

Статистические законы хотя и не дают однозначных и достоверных предсказаний тем не менее являются единственно возможными при исследовании массовых явлений случайного характера.

В первой половине XX века появилось понимание того, что динамические и статистические закономерности, по меньшей мере, равноправны.

Современные вызовы синтеза гуманитарных и естественных наук секция III Кибернетика По мере усложнения производственно-технических процессов, роста взаимодействия множества людей, вовлечения в них большого количества материальных средств все чаще стало давать себя знать противоречие между потребностями улучшения управления, которое должно было становиться все более оперативным, основанным на достаточной и своевременно поступающей информации, и реальными возможностями такого улучшения. Потребность в новой науке реализовалась в 40-х годах 20 века. Именно тогда появилась новая наука кибернетика, которая попыталась применить точный научный анализ к решению проблемы целесообразного использования современных технических средств для повышения качества управления.

Слово кибернетика происходит от греческого — — искусство управления. Под этим термином понимается наука об общих принципах управления в сложных динамических системах, о средствах управления и об использовании их в технике, в человеческом обществе и в живых организмах. А так же как наука о способах восприятия, передачи, хранения, переработки и использования информации в машинах, живых организмах и их объединениях.

Основные ее идеи, как особой дисциплины, являющейся синтезом целого ряда направлений научной и технической мысли, были сформулированы Н. Винером в 1948 в книге «Cybernetics or control and communication in the animal and the machine», N.Y. (русский перевод «Кибернетика, или управление и связь в животном и машине», М., 1958).

Суть кибернетики — подобие процессов управления и связи в машинах, живых организмах и обществе. Появление книги Винера вызвало большой энтузиазм, потому что там была представлена программа создания некоторой междисциплинарной науки, позволяющей с единых позиций описать процессы, протекающие на разных структурных уровнях материи.

Появление подобной науки было вызвано требованием времени. Но объект исследования был настолько сложен, что можно говорить лишь о догадках, как их можно решать. Поэтому сейчас мы можем говорить об употреблении этого термина, по крайней мере, в трех смыслах.

Первый, кибернетика — как лозунг, который кратко выражал некоторую программу объедения знания. Считалось, что суть кибернетики лежит в изучение новой группы законов объективного мира — законов, относящихся к управлению и к переработке информации в качественно различных областях действительности.

Второй, кибернетика — как стиль мышления, который проник в разные разделы знания. Под этим подразумевается, что она дала новые идеи построения научной теории, проникающей в разные разделы знания.

Третий, кибернетика — как наука, которая, состоит из ряда самостоятельных направлений. Например, теория систем, информатика, бионика, теория алгоритмов, теория автоматов, исследование операций, теория оптимального управления, теория распознавания образов и т. д.

Особенность возникновения этого направления, в отличие от введения динамических и статистических закономерностей, которые были изучены до того как

–  –  –

сформировались соответствующие стили мышления и лозунги, в том, что развитие кибернетики началось с формирования лозунга, стиля мышления, а создания науки заметно запаздывало.

Наука о нелинейностях Дальнейшее развитие естествознания, необходимость работы со сложными системами заставило искать новые стили мышления для общего подхода к ним.

И это был вовсе не кибернетический, как могло бы показаться. Это было лишь начало формирования нового стиля мышления, который можно назвать нелинейным стилем мышления.

Возникновение науки о нелинейностях. Главная идея винеровской кибернетики заключалась в том, что в машинах, живых организмах и обществе существует некоторое подобие процессов управления и связей. А это значило, что можно создать некоторую междисциплинарную науку, позволяющую с единых позиций описать процессы, протекающие на разных структурных уровнях организации материи.

В 1978 году издательство «Шпрингер» выпустило книгу профессора Штутгартского университета, ставшего впоследствии директором Института теоретической физики и синергетики, Германа Хакена «Synergetics. An Introduction Nonequilibrium Phase Transitions and Self-Organization in Physics, Chemistry and Biology» (русский перевод «Синергетика» 1980 года), в которой говорилось о подобие процессов самоорганизации, протекающих в физике, химии, биологии. И, так же как «Кибернетика», эта была программная книга, причем опять речь в ней шла о создании некого единого подхода. И если кибернетику можно было назвать наукой об организации, то синергетику — наукой о самоорганизации.

Название синергетика происходит от греческого — — совместное действие. Научное направление, понимаемое под этим термином, изучает связи между элементами разных структур, которые образуются в открытых системах разной природы благодаря интенсивному обмену веществом и энергией с окружающей средой в неравновесных условиях.

Справедливости ради следует сказать, что годом раньше вышла книга Г. Николиса и И. Пригожина «Self-organization in nonequilibrium systems» (русский перевод «Самоорганизация в неравновесных системах» 1979 г.). А в 1978 году в Брюсселе состоялся очередной Сольвеевский конгресс, целиком посвященный проблеме: «Порядок и флуктуации в равновесной и неравновесной статистической механике».

Но именно Г. Хакен показал универсальность кооперативных эффектов в процессе самоорганизации и, что не маловажно, дал название этому явлению — синергетика.

Отрешаясь от специфической природы систем, наука о нелинейности стремится описывать их эволюцию на некотором междисциплинарном языке. При этом обнаружение единства закономерностей позволяет синергетике делать достояние одной области науки доступным пониманию представителей совсем другой и переносить результаты одной науки в область другой. Она играет роль катализатора для попыток установить связи между представителями разных наук.

300 Современные вызовы синтеза гуманитарных и естественных наук секция III Наука о нелинейностях — это не отдельная наука, а скорее термин, говорящий об общности интересов и математических методов исследования родственных нелинейных явлений в разных областях науки.

Она на многих примерах показала единство основных понятий теории самоорганизации: нелинейность, сложность, принцип подчинения, параметры порядка, открытость системы, неравновесность диссипативные структуры, неравновесные фазовые переходы, когерентность, бифуркация, аттрактор, странные аттракторы, солитоны, хаос, порядок и их взаимопревращение, фракталы, становление, холизм, телеология и ряд других.

Общими оказались и описание эволюционных явлений, путей ведущих к самоорганизации в самых различных областях. Сами же эти области выступают как сферы применения новой науки. Это и есть главное обоснование правомерности ее существования.

Мы уже говорили о том, что кибернетика выступала в трех ипостасях: лозунга, стиля мышления и науки. В тех же ипостасях стала выступать и ее продолжательница — наука о нелинейностях.

Научные основания науки о нелинейности. Наука о нелинейностях является преемницей и продолжательницей многих разделов точного естествознания, по своим теоретическим методам является математической наукой.

Она состоит из теории диссипативных структур (И. Пригожин и Г. Хакен);



Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 31 |

Похожие работы:

«Утверждено Приказом от 12.02.2015 № 102 Положение о Межрегиональном конкурсе творческих и исследовательских работ школьников «К 70-летнему юбилею Победы во Второй мировой войне. 1939 – 1945 гг.»1. Общие положения Настоящее Положение определяет общий порядок организации и 1.1. проведения межрегионального конкурса творческих и исследовательских работ школьников «К 70-летнему юбилею Победы во Второй мировой войне. 1939 – 1945 гг.» (далее – Конкурс). Конкурс проводится как добровольное,...»

«АСТРАХАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ФЛОРИДСКИЙ МУЗЕЙ ЕСТЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ УНИВЕРСИТЕТ ФЛОРИДЫ МЕТОДЫ АНАЛИТИЧЕСКОЙ ФЛОРИСТИКИ И ПРОБЛЕМЫ ФЛОРОГЕНЕЗА Материалы I Международной научно-практической конференции (Астрахань, 7–10 августа 2011 г.) Издательский дом «Астраханский университет» ASTRAKHAN STATE UNIVERSITY FLORIDA MUSEUM OF NATURAL HISTORY UNIVERSITY OF FLORIDA ANALYTICAL APPROACHES IN FLORISTIC STUDIES AND METHODS OF BIOGEOGRAPHY Proceedings of the First International Conference:...»

«ISSN 2412-9720 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 14 ноября 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.2 Н 72 Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД: Международное...»

«Отделение историко-филологических наук РАН Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова Исторический факультет Российский гуманитарный научный фонд Русь, Россия: Средневековье и Новое время Выпуск Четвертые чтения памяти академика РАН Л.В. Милова Материалы к международной научной конференции Москва, 26 октября – 1 ноября 2015 г. Москва УДК ББК 6.3. Редакционная коллегия В.Л. Янин (председатель), Д.Ю. Арапов, Н.С. Борисов, Л.Н. Вдовина. С.В. Воронкова, А.А. Голубинский, А.А....»

«Факультет антропологии Антропология Фольклористика Социолингвистика Конференция студентов и аспирантов СБОРНИК ТЕЗИСОВ Санкт-Петербург 28 – 30 марта Оглавление Анастасия Беломестнова Воспоминания о старообрядчестве как часть семейной истории (на материале полевых исследований в Северном Прикамье) Антон Введенский Волхвы в древнерусской литературе домонгольского времени Игорь Виноградов Трансформация некоторых сюжетов эпоса «Пополь-Вух» в современном фольклоре индейцев майя Ольга Воробьева...»

«36 C Генеральная конференция 36-я сессия, Париж 2011 г. 36 C/52 25 июля 2011 г. Оригинал: английский Пункт 5.11 предварительной повестки дня Доклад Генерального директора о мероприятиях ЮНЕСКО по реализации итогов Встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества (ВВИО) и будущие меры по достижению целей ВВИО к 2015 г. АННОТАЦИЯ Источник: Решение 186 ЕХ/6 (IV). История вопроса: В соответствии с решением 186 ЕХ/6 (IV) на рассмотрение Генеральной конференции представляется настоящий...»

«VVVVVVVVVVVVVVVVVVVVVVV Владимир Иванович Кадеев: жизнь и творчество 25 ноября 2012 года ушел из жизни признанный ученый-антиковед и археолог, заведующий кафедрой истории древнего мира и средних веков Харьковского национального университета имени В. Н. Каразина, замечательный педагог, доктор исторических наук, профессор В. И. Кадеев. Путь Владимира Ивановича в науку был непростым, хотя интерес к изучению истории у него проявился еще в 5 классе. Однако получить полноценное среднее образование В....»

«Гаврильева Людмила Николаевна преподаватель якутского языка, литературы Капитонова Майя Валериевна преподаватель русского языка, литературы Сивцева Алла Капитоновна библиотекарь Государственное бюджетное образовательное учреждение Республики Саха (Якутия) «Республиканское среднее специальное училище Олимпийского резерва имени Романа Михайловича Дмитриева» г. Якутск, Республика Саха (Якутия) СЦЕНАРИЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ИГРЫ «ДУМАЙ, ИГРАЙ, ПОБЕЖДАЙ!», ПОСВЯЩЕННЫЙ XXII ЗИМНИМ ОЛИМПИЙСКИМ ИГРАМ В...»

«МУЗЕИ-ЗАПОВЕДНИКИ – МУЗЕИ БУДУЩЕГО МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН ЕЛАБУЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИСТОРИКО-АРХИТЕКТУРНЫЙ И ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ГРУППА «РОССИЙСКАЯ МУЗЕЙНАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ» МУЗЕИ-ЗАПОВЕДНИКИ – МУЗЕИ БУДУЩЕГО Международная научно-практическая конференция (Елабуга, 18-22 ноября 2014 года) Материалы и доклады Елабуга УДК 069 ББК 79. M – Редакционная коллегия: М.Е. Каулен, Г.Р. Руденко, А.Г. Ситдиков, М.Н. Тимофейчук, И.В. Чувилова, А.А. Деготьков...»

«ПЕНЗЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИСТОРИКО-ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ (г. Пенза) ОТДЕЛЕНИЕ РОССИЙСКОГО ИСТОРИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА В ПЕНЗЕ РЕГИОНАЛЬНАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ КРАЕВЕДОВ ПЕНЗЕНСКОЙ ОБЛАСТИ (г. Пенза) МЕЖОТРАСЛЕВОЙ НАУЧНО-ИНФОРМАЦИОННЫЙ ЦЕНТР АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ГУМАНИТАРНЫХ И ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК II Международная научно-практическая конференция Сборник статей октябрь 2015 г. Пенза УДК 800:33 ББК 80:60 Под общей редакцией: доктора исторических наук, профессора Ягова О.В. Актуальные...»

«Майкл Коул Культурно-историческая психология – наука будущего Текст предоставлен литагентом http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=179998 Культурно-историческая психология: наука будущего: Когито-Центр, Издательство «Институт психологии РАН»; Москва; 1997 ISBN 0-674-17951-X, 5-201-02241-3, 5-201-02243-X Аннотация В этой книге в соответствии с ее названием исследуется происхождение и возможное будущее культурной психологии – дисциплины, изучающей роль культуры в психической жизни человека....»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА И ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОРЛОВСКИЙ ФИЛИАЛ РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ ВОССОЕДИНЕНИЯ КРЫМА С РОССИЕЙ «Круглый стол» (17 марта 2015 года) ОРЕЛ   ББК 66.3(2Рос)я Р Рекомендовано к изданию Ученым Советом Орловского филиала РАНХиГС Составитель Щеголев А.В. Роль и значение воссоединения Крыма с Россией. Круглый Р-17 стол (17 марта 2015...»

«НОВИКОВ Д.А. Кибернетика: Навигатор. История кибернетики, современное состояние, перспективы развития. – М.: ЛЕНАНД, 2016. – 160 с. (Серия «Умное управление») ISBN 978-5-9710-2549Сайт проекта «Умное управление» – www.mtas.ru/about/smartman Книга является кратким «навигатором» по истории кибернетики, ее современному состоянию и перспективам развития. Рассматривается эволюция кибернетики (от Н. Винера до наших дней), причины ее взлетов и «падений». Описаны взаимосвязь кибернетики с философией и...»

«Генеральная конференция 38 C 38-я сессия, Париж 2015 г. 38 C/42 30 июля 2015 г. Оригинал: английский Пункт 10.3 предварительной повестки дня Объединенный пенсионный фонд персонала Организации Объединенных Наций и назначение представителей государств-членов в состав Пенсионного комитета персонала ЮНЕСКО на 2016-2017 гг. АННОТАЦИЯ Источник: Статьи 14 (а) и 6 (с) Положений Объединенного пенсионного фонда персонала Организации Объединенных Наций. История вопроса: Объединенный пенсионный фонд...»

«Романов П. В., Ярская-Смирнова Е. Р.«ЖИЛА-БЫЛА МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА, КОТОРАЯ ЛЮБИЛА ТАНЦЕВАТЬ.» СЕМЕЙНЫЕ ИСТОРИИ ИНВАЛИДОВКОЛЯСОЧНИКОВ Исследования общественной и частной жизни инвалидов Полевое исследование: люди и метод Быть или не быть инвалидом Стандартные проблемы нестандартных людей Инвалидность общественного устройства Границы и свобода частной жизни Государственный ребенок: Тамара Любовь: «Тигр может съесть обезьяну» Семья как взаимные обязательства: Марина и Евгения Выводы В данной главе...»

«Министерство иностранных дел Донецкой Народной Республики Донецкий Республиканский краеведческий музей Сборник материалов Первой научной конференции историков ДНР История Донбасса: анализ и перспективы Донецк 2015 Сборник материалов Первой научной конференции историков ДНР «История Донбасса: анализ и перспективы». – Донецк, 2015 – 76 с. Сборник содержит тезисы докладов и доклады, посвященные актуальным проблемам истории Донбасса в период обретения Донецкой Народной Республикой независимости. На...»

«ISSN 2412-9720 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 14 декабря 2015 г. Часть СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РИЦ АМИ УДК 00(082) ББК 65.2 Н Редакционная коллегия: Юсупов Р.Г., доктор исторических наук; Шайбаков Р.Н., доктор экономических наук; Пилипчук И.Н., кандидат педагогических наук (отв. редактор). Н 72 НОВАЯ НАУКА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД: Международное научное...»

«ИННОВАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ INNOVATIVE DEVELOPMENT CENTER OF EDUCATION AND SCIENCE Проблемы и перспективы развития современной юриспруденции Выпуск II Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции (8 декабря 2015г.) г. Воронеж 2015 г. УДК 34(06) ББК 67я Проблемы и перспективы развития современной юриспруденции / Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. г.Воронеж, 2015. 156 с. Редакционная коллегия:...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Чувашский государственный университет имени И.Н.Ульянова» Центр научного сотрудничества «Интерактив плюс»Развитие современного образования: теория, методика и практика Сборник статей Международной научно-практической конференции Чебоксары 2014 УДК 37.0 ББК 74.04 Р17 Рецензенты: Рябинина Элина Николаевна, канд. экон. наук, профессор, декан экономического факультета Абрамова Людмила Алексеевна,...»

«Коллектив авторов Великая Отечественная – известная и неизвестная: историческая память и современность http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=12117892 Великая Отечественная – известная и неизвестная: историческая память и современность: ИРИ РАН; Москва; 2015 ISBN 978-5-8055-0281-2 Аннотация В сборнике представлены материалы международной научной конференции, приуроченной к 70-летию Великой Победы, в работе которой приняли участие ученыеисторики из России, Китая, США, Республики Корея и...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.