WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«V Всероссийская конференция «Сохранение и возрождение малых исторических городов и сельских поселений: проблемы и перспективы» г. Торжок (Тверская область) 2– 3 октября 2014 СБОРНИК ...»

-- [ Страница 2 ] --

Перефразируя Л.Н. Толстого, можно сказать, что все исторические города счастливы одинаково, и не счастливы по-своему. Особенно это ощутимо в условиях современной глобализации и инновационных внедрений. Жители маленьких городов уезжают в мегаполисы, пустеют постройки, забываются за ненадобностью старые технологии, а с ними уходят материальные и нематериальные ценности, то, что принято называть исторической средой. Но парадокс в том, что покидая свой маленький город, люди стремятся как туристы в другие, такие же малые города, в надежде найти что-то аутентичное и самобытное, присущее только этому месту.

В этом плане большой популярностью пользуются западные страны. Вот, например, французские деревушки Прованса (по российским меркам – провинциальные городки), как считается, известные благодаря какому-то местному бренду: Ле-Барру – этапу гонки Тур-де-Франс, Мустье-Сент-Мари – фаянсу, Руссильон – добыче охры, Банон

– одному из самых больших книжных магазинов во Франции и козьему сыру. Но на самом деле все это лишь приложение к основному: город делает архитектура – самобытная историческая застройка, а тем более сдобренная живописным природным или созданным человеком ландшафтом. «Церковь, городские стены, часовня, акведук, фонтан, дома из известкового туфа с черепичными крышами пастельных тонов – все эти элементы образуют монолитное, но живое существо», - так отзываются об одной из этих деревень местные жители.

Не каждому малому городу или поселению достается такое наследие. Где-то сохраняется историческое окружение с улицами и кварталами, а в другом месте, в силу экономических, социальных или политических причин – всего одно старинное архитектурное сооружение. Зато строение подчеркнуто живописным пейзажем и это придает территории ее индивидуальный характер, смысл, эмоциональность и таинственность – «дух места». А если, например, существует какое-то предание или легенда, на основе которого можно «разыграть» целый исторический спектакль, то и «сюжет» готов.

Но здесь могут возникнуть проблемы, связанные, что называется, с сохранением естественных «декораций»: стихийная и не масштабная по отношению к существующей застройке, перестройка исторических зданий в новых материалах и с дополнительными диссонирующими объемами, появление рядом с уникальными старинными сооружениями новоделов и т.д.

Все это разрушает визуальные связи и не способствует сохранению исторической среды. Международная хартия по охране исторических городов (Вашингтонская хартия 1987г.) гласит: «Внедрение элементов современного характера, при условии сохранения общей гармонии с окружением, не должно обескураживать, так как такие особенности могут способствовать обогащению пространства». Внедрение современных архитектурных элементов должно происходить с уважением к историческим ценностям, структурам и наслоениям разных эпох.

Причиной указанных негативных процессов становятся различные факторы:

финансовые аппетиты застройщиков и антиповедение по отношению к «чужому»

достоянию мигрантов (приезжих), отсутствие патриотических чувств у населения.

Развитие самосознания и чувства приверженности к местным традициям, культурному достоянию у «своих», привитие эстетических основ местному населению и в большей степени молодому поколению – одна из самых сложных, но актуальных проблем в том действии, которое называется «сохранение и актуализация исторического наследия».

«… Здания, ландшафты, артефакты и культура, которую мы унаследовали, произошли в результате прошлого местного развития… Поскольку все это заметно отличается по всей Европе, то и образ жизни людей разный, в результате наследие имеет разнообразие от места к месту. Это придает каждому поселению свои отличительные особенности, которые могут быть предметом гордости для местных жителей и привлекательным для людей из других регионов. Эта гордость может быть ключевым фактором в местном развитии. Если люди гордятся своей местностью, то они стараются поддержать социальную и экономическую прочность своей местности и ее наследие.

Упоминаемая гордость и усилия местных жителей становятся ключевой точкой в развитии, и оно должно осуществляться не только для людей. Но и самими людьми…»

(Дауэр Майкл, специалист Европейского совета по селам и малым городам (ECOVAST), Англия).

Здесь важен еще один фактор – сохранение социальной среды. Утрата специфического образа жизни местного сообщества может иметь серьезные негативные последствия для исторических городов и сельских поселений, стать причиной исчезновения культурных традиций, с последующей потерей идентичности и характера оставленных мест, а в дальнейшем закончиться превращением их в места с единственной функцией туризма и досуга, непригодные для повседневной жизни.

«Прошлое может помочь будущему. Но будущее должно помочь прошлому!

Защитники наследия и те, кто продвигает программы местного развития, должны работать вместе» (Дауэр Майкл, специалист Европейского совета по селам и малым городам (ECOVAST), Англия).

Для эффективности работы программы предусматривается организация широкого гармоничного взаимодействия всех заинтересованных сторон: избранных органов власти, муниципальных служб, государственных учреждений, экспертов, профессиональных организаций, групп добровольцев, университетов, жителей и т.д. Это очень важно для успеха в деле охраны, восстановления и устойчивого развития исторической среды и культурного наследия.

В этом направлении в России свои усилия уже объединяют государственные организации, общественные фонды, инициативные творческие организации, деятельность которых по поиску новых форм связи прошлого и современного в культурном наследии заметно активизировалась за последние несколько лет.

Наследие влияет на местное развитие, и в этом смысле, как говорят специалисты, занимающиеся вопросами сохранения национального достояния на региональном уровне, будущее экономической и социально-культурной жизни России за малыми и средними городами.

Участники ЕКОВАСТ (http://www.ecovast.ru), куда входит и Россия, неоднократно подчеркивали общность задач, решение которых способствует улучшению благополучия людей и наследия в малых городах и сельских местностях по всей Европе. И хотя для этих задач в настоящее время нет общего метода решения, можно использовать уже выстроенную модель и применить в соответствии с имеющейся ситуацией на месте.

В качестве иллюстраций предлагается положительный европейский опыт сохранения и актуализации исторического наследия для небольших территориальных образований через различные программы с участием представителей местной власти, общественных фондов и населения.

В первую очередь, надо упомянуть о самой системе охраны памятников в Европе, которая децентрализована и сосредоточена в основном на местном уровне. Например, в Амстердаме (который по российским меркам можно отнести к средним городам), в каждом из 7 округов разное законодательство в сфере сохранения культурного наследия, однако основанное на национальном законодательстве. Муниципальная власть округа ведет основную работу по охране памятников, при этом городской орган сохранения исторического наследия скорее нацелен на координацию организаций и методическую помощь. В Великобритании также в данной области основное не государственное управление, а общественные организации и местная власть.

В Германии охрана памятников относится к компетенции федеральных земель. В стране существует 16 законов об охране памятников.

О том, что памятники неотделимы от ландшафта убеждает опыт Скандинавских стран, где объединены природное и культурное наследие и существует широкое понятие «окружающая среда». В Швеции природным и культурным наследием заведует Министерство культуры, в Италии – Министерство культурного достояния, в США – Служба национальных парков в составе Департамента внутренних дел.

Но кроме государственной заинтересованности в сохранении культурного наследия, существует и опыт гражданской неправительственной инициативы.

Интересным и полезным в этой области является пример независимой организации, действующей в Нидерландах в целях сохранения исторического наследия города – Stadherstel Amsterdam (http://www.stadsherstel.nl/).

Организация создана в 1950-х годах представителями высших классов Амстердама как контрдвижение против разрушения старой застройки города. Выходцы из банковской сферы, председатели промышленных и страховых компаний и даже мэр, и члены городского управления (в настоящее время город владеет 13 % акций) объединились, чтобы остановить упадок старого города.

Основное направление деятельности организации: покупка исторических зданий, находящихся под угрозой утраты, реставрация, поддержание в хорошем состоянии и сдача в аренду.

Цель организации: спасти историческую городскую среду и восстановить важные функции города, связанные с жильем, культурой, досугом и торговлей.

В 1957 году Stadherstel был признан государством и получил официальный статус «Социальное жилье» при Министерстве ЖКХ и пространственного планирования Королевства Нидерландов и был освобожден от налогов, составляющих в общей сложности – 40%.

Необычность заключалась в том, что Stadherstel по правовой форме является обществом с ограниченной ответственностью и общественной организацией одновременно. Компания работает как дополнение к государственным субсидиям на социальное жилье (куплено и отреставрировано 600 зданий, из них 30 церковных зданий), в т.ч. объекты ЮНЕСКО.

Сегодня с учетом стоимости недвижимости капитал компании составляет 250 млн евро. Сдача в аренду приносит 70% прибыли, на кредиты (ипотека) идет 30 %. Дивиденды акционеров составляет 5% от прибыли.

Во главе организации – исполнительный директор и совет директоров, которые занимаются организацией реставрацией и технического обслуживания исторических зданий от начала до завершения работ, выполняя функции «государственного заказчика»

(бесплатно!) от заключения договоров до приемки выполненных работ. При заключении контракта с подрядчиком включается обязательное условие – участие стажеров в реставрации.

После 1990-х годов общество расширило деятельность и не ограничивалось покупкой какого-то одного дома, который требовал ремонтно-реставрационных работ, а старалось приобрести застройку целой улицы или района. С одной стороны, работы по расположенным рядом зданиям требовали меньших капиталовложений, а с другой - могли дать положительный пример и вдохновить владельцев соседних домов на восстановление их собственности. Это был опыт, иллюстрировавший, что памятники не просто «поглощают деньги», а стоят на своей «твердой экономической платформе».

По мере того, как не отреставрированных домов в центре города почти не осталась, сократились государственные субсидии, а приспосабливать оставшиеся здания под жилье стала дорого, в рамках организации возникло еще одно течение, направленное, главным образом, на восстановление церковных, промышленных и производственных зданий, в том числе складов, верфей, заводов, мельниц.

Проявляя деловую активность и заботясь о дальнейшем использовании отреставрированных объектов, комиссионеры общества контролируют сдачу в аренду, защищая памятники от случайных людей. Информация о предлагаемых домах размещается на сайте в первую среду каждого месяца. Потенциальные арендаторы, насчитывающие уже более 10 тысяч человек, и регистрация которых на указанном сайте уже закрыта, могут выбрать из предлагаемых вариантов домов наиболее подходящий им.

Одно из требований, предъявляемых к претенденту на получение аренды - размер его ежемесячного дохода, который должен быть в 3 раза больше арендной платы, а (или) комбинированного (валового) – в 4 раза больше, в случае, если доход не соответствует заявленному условию – необходимо поручительство государства.

Широкое участие местного населения.

В 2016 г. Stadherstel отметит свой 60-летний юбилей, а также годовщину создания Общества «Друзья реставрации», которое создавалось для особого участия и поддержки программы по восстановлению исторической среды города и его культурного наследия.

Благодаря финансовой поддержке членов Общества (их уже более 2500 человек) удается реализовать специальные программы, на которые выделяются небольшие правительственные гранты либо нет никаких субсидий (реставрация отдельных архитектурных деталей, малых архитектурных форм и произведений монументального искусства, элементов благоустройства и т.д.).

Членский взнос участника Общества составляет 30 евро в год. За эти деньги «друзья» дважды в год получают информацию и журнал со статьями и фото о реставрационных проектах компании, программу пешеходных прогулок, скидки на спектакли, концерты в отреставрированных памятниках, фото на свадьбах и торжественных мероприятиях, устраиваемых в памятниках; возможность участвовать в совещаниях по вопросам реставрации и в презентациях восстановленных объектов.

«Друзья» ежегодно посещают отреставрированные объекты, ежегодно для них организуется поездка на лодке через Амстердам, которые сопровождаются руководителем организации или реставратором. Весной (начало реставрационного сезона) в Центре реставрации собирается съезд (Генеральная ассамблея), где представляются планы на будущий год, рассказывается о проблемных памятниках, их истории.

Граждане – одно из активных звеньев профессионального развивающегося объединения за спасение исторического наследия Амстердама.

В европейских странах поддерживается тезис о том, что для получения положительных устойчивых результатов в экономической и социальной сферах, а также в области культуры, надо развивать социальную активность, мобилизуя все слои населения.

Выдвигаются при этом наиболее активные и инициативные представители общества, которых затем необходимо поддерживать, в том числе и финансово.

Использование системы благотворительности.

Специальная акция была объявлена для привлечения денежных средств на 6-й витраж церкви в Харлеме (пригород Амстердама).

В качестве поощрения для жертвователей от 20 евро предлагался набор закладок с изображением имеющихся витражей, от 50 евро – закладки плюс бесплатное годовое членство в Обществе «Друзья реставрации» (в виде подарочного сертификата); от 200 евро – ко всему прочему прилагался ценный подарок и приглашение на открытие всех новых отреставрированных памятников.

Общественная поддержка существует и принимается в городе не только в виде материальных вложений, но и в качестве предложений для экономической стабилизации будущего компании. Так на сайте упомянутой организации размещено обращение: «У вас есть какие-нибудь идеи или советы, свяжитесь с нами. Скоро мы расскажем Вам больше о проекте».

В Германии для постоянного ухода за объектами культурного наследия и историческими зданиями создан центр пожертвований Германского фонда охраны памятников. Для всех желающих предоставляется возможность создавать полусамостоятельные «фонды-поручения одного памятника».

В рамках Фонда охраны памятников разработаны программы: «Старые здания ищут молодых друзей», «Год добровольца по охране памятников», а также «Активный памятник» – действующая специально для школьников. Программы рассчитаны на привлечение волонтеров и добровольцев, а также имеют целью популяризацию памятников истории и культуры и методологии реставрационного процесса в Германии, при которой реставрация памятника не означает его идеальный вид, и от памятников не требуется «сиять как новенький пятак». Сочетание признаков их древности и важности служат книгой, примером, сочетающим старое и новое, время их создания и пережитые им перемены.

Активное вовлечение жителей в развитие местного поселения.

По мнению организаторов деятельности по развитию сельского сообщества Южного Пемброкшира (Англия), в целях развития поселения необходима также мобилизация максимального числа жителей в деятельности по развитию поселения.

Участие проявляется в различных формах и, в первую очередь, предполагает реальное участие:

• Гражданский контроль.

• Делегирование полномочий.

• Партнерство, т.е. согласие о совместной деятельности между центральными и местными ветвями власти, региональными организациями и местными жителями.

• Консультации.

• Информирование.

• Влияние и обработка информации.

Необходимые условия для успешного развития поселения:

Ясный стратегический план работы.

Обязательное взаимодействие между центральной и местной властью, региональными организациями и местными жителями.

Эффективное взаимодействие между самими участниками организации.

Работа с населением по формированию навыков общения.

Умение формулировать концепции и идеи.

Уверенность в собственных силах.

Индивидуальные методы работы для не участвующих в общественной жизни.

Всесторонний охват.

Методы работы и механизмы участия Опросы по развитию местности в общественных местах (супермаркетах, оздоровительных центрах и т.д.), анкетирование.

ТВ-передачи.

Проведение самими жителями исследований в поисках местных талантов и мастеров.

В Великобритании жители вырабатывают представление о будущем развитии своего сообщества, решая, в каком направлении двигаться для реализации идеи.

Например, Группа «Выбор пути развития Бристоля» распространила 7 тыс.

экземпляров анкеты «Руководство для проведения дискуссий». Анализировались ответы как тех, кто отвечал на эти вопросы, так и участников передач Бристольского ТВ (репортажи с места событий, опросы в библиотеках, оздоровительных центрах, супермаркетах и т. д.). Было собрано 2032 предложений по развитию города. Во время двух передач на телевидении (с участием взрослого населения и молодежи) предложения были переработаны с учетом реально достижимых целей. Отчеты были опубликованы под заголовком «Ваш идеальный Бристоль? Давайте сделаем это возможным», а также демонстрировались в течение 5 дней на местном телевидении. Жителей пригласили вступать в группы активистов.

Один из шести отчетов в Бристоле был на тему «Действуем вместе». Выяснилось, что каждый человек доволен, что живет в этом городе, в котором уважительно и внимательно относятся ко всем жителям и приветствуют их участие на всех уровнях городской жизни. Бристольцы гордятся прошлым города и тем, что он лидирует в улучшении социально-культурной сферы и окружающей среды. Здесь живут люди разных культур, они находят здесь поддержку, понимание и поощрение к совместной деятельности по выработке решений и стратегий развития.

Индикаторы по разным аспектам жизнедеятельности разрабатываются сейчас по всей Великобритании многими сельскими сообществами. Жители сообща решают, какие направления являются для них наиболее значимыми и договариваются о критериях оценки того, что улучшается, по их мнению, или ухудшается. Предоставляя своим членам право голоса, сельские сообщества – комьюнити привлекают к своим проблемам внимание и заставляют считаться с собой.

Метод реального планирования в течение двух лет лежал в основе работы в районе жилой застройки в Восточном Лондоне, пользовавшемся дурной репутацией (безработица, расистская напряженность). Учащиеся школ создали «3Д-схему района» и провели несколько акций под лозунгом «реальное планирование». Собрано много предложений по регенерации района. Сформирована инициативная группа молодых инициаторов для работы с молодежью. На средства, полученные на небольшой грант под проект, осуществлено несколько мини-проектов силами самих участников. В процессе акции была сделана большая «3Д-модель района», которую представляли на крупных городских площадках для большей наглядности. На модель крепились карточки (картинки) с примерным перечнем предложений по разным направлениям местной жизни и интересам, а желающим выдавались чистые листы для самостоятельных предложений.

Карточки с предложениями крепились анонимно прямо на модель. Данный метод был предложен как привлекательный для всех возрастов, и особенно для тех, кто плохо формулирует свои мысли, и для тех, у кого английский не является родным языком.

В местечке Эвертон (http://www.aveton-gifford.co.uk/) района Сауз-Хэмс графства Девон жители составили карты округа для обустройства его после строительства объездного пути, на которых представлены живописные виды, исторические события и современные занятия жителей, а также флора и фауна местности. Собраны все пожелания и предложения: от приведений до крышек канализации, анекдотов и местных преданий.

Карты напечатали на деньги района и быстро распродали. Так возник первоначальный интерес к делам округа. Также были выпущены брошюры-пособия с инструкцией, как сделать карты и путеводители по местности. Благодаря успеху карт, подобное захотели повторить и соседние приходы. В результате в Лондоне такие карты на конкурсе в рамках выставки «Смысл места», где были карты, выполненные в разных техниках, представили более 2000 общин.

Инновационные технологии и историческое наследие.

Склад Stadherstel – восстановленный в 2006 году объект, переданный под творческую деятельность организации. Он стал конкурсной площадкой для установки солнечных панелей (батареи), которые широко применяются в домах Амстердама. Но так, как на памятниках нельзя применять традиционную систему крепления, было объявлен конкурс под девизом: «Как вы можете сохранить историческую ценность здания и попрежнему сохранить полезную площадь». При этом предполагалась максимальная свобода для творчества и инноваций. Инновационные идеи будут использованы затем для других памятников.

Популяризация и приспособление культурного наследия.

Популяризация исторических объектов – один из способов привлечения посетителей, актуализации и сохранения культурного наследия.

Экскурсионные программы «на руины», на незавершенный объект, организованные в рамках деятельности Stadherstel Амстердам, направлены на привлечение взносов, внимания к работам по памятнику и его будущему использованию.

Особой популярностью в Амстердаме, как и во многих других странах, пользуется мероприятие под названием «День открытых дверей», на котором освящается процесс реставрации, а отреставрированное здание рекламируется для аренды.

В Германии реставрационным проектам и субсидиям фонда посвящен журнал «Монумент».

Эффективное использование исторического объекта – гарантия его сохранения и продвижения локального развития, при этом необязательно с сохранением первоначальной функции. Так, к примеру, в Амстердаме – исходная функция здания максимально поддерживается, но иногда смена приспособления его, как считают местные жители, необходима.

Например, церковные здания используются под не традиционные цели:

одновременно офис, службы по воскресеньям, концерты и шоу.

Необычным примером приспособления и возможности аккуратного внедрения в историческую среду современной постройки стал. Форт – береговая батарея в Амстердаме, 1787 года. Здесь проводятся мероприятия и семейные торжества. Для детей и взрослых устраиваются игры-квесты, причем играть (или начинать игру) можно как на сайте, а так и на территории памятника.

Такое использование культурного наследия создало мостик между культурой, образованием населения и инновационными технологиями.

Восстановление исторической среды и культурного наследия, начатое, в том числе в Амстердаме, гражданами, благодаря частной инициативе и частным институтам, таким как Stadsherstel, было подхвачено местными и национальными органами власти. Это сотрудничество сделало Амстердам успешным, помогло восстановить и обновить исторический центр города, решить во многом социальные проблемы, связанные в первую очередь с жильем. Наиболее стабильным фактором во время существования Stadsherstel был вклад акционеров частного промышленного бизнеса, который осуществлялся в соответствии с требуемыми условиями и всегда в нужный момент. Несмотря на существующие в настоящее время сложные текущие экономические условия, Stadsherstel продолжает решать проблемы городского сохранения и возрождения.

Возможности, которые получили жители некоторых городов и поселений Великобритании для активного участия в развитии своего района в социальной сфере, экономике, культуре и в области окружающей среды, инициативы Германии в области сохранения исторического наследия, еще раз напоминают о том, что накопленный опыт саморазвития и возрождения малых городов уже имеется и им надо суметь воспользоваться в той степени, в которой это подойдет той или иной местности, заимствовать, и трансформировать.

–  –  –

В соответствии с современным, действующим законодательством – Федеральный закон № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия…», Положение № 315 и др., для отдельных объектов культурного наследия и исторических поселений в целом, должны разрабатываться проекты зон охраны памятников, направленные не только на сохранение отдельно взятых памятников, но и градостроительного наследия, имеющегося в каждом историческом городе. Об этом говорится в Законе – это 59 и 60 статьи. Особенности градостроительного устройства, в первую очередь, отличают русские города от западноевропейских, поэтому такое повышенное внимание со стороны специалистов всегда уделялось практике градостроительной охраны нашего наследия.

Однако в последнее время в региональных и федеральных органах охраны наследия появилась тенденция требовать от проектировщиков проектировать зоны охраны для отдельных памятников, а не для города в целом или его части, где располагаются эти самые памятники. Возможно, это связано с тем, что наконец-то такое понятие как «территория памятника» стало официально признанным (это хорошо!), хотя случилось такое благодаря компании постановки на государственный кадастр земельных участков.

Конечно, для каждого памятника должна быть установлена или запроектирована его территория. Также для каждого памятника может быть определена собственная «охранная зона», даже если эти памятники расположены рядом. Но другие зоны охраны? «Зона регулирования застройки и хозяйственной деятельности» - эта зона, да еще с различными категориями, может появиться только в результате взаимодействия различных памятников, рядовой исторической и современной застройки, городского ландшафта и сложившейся градостроительной ситуации. Проектное решение «Зоны охраняемого природного ландшафта» учитывает еще дополнительные природные факторы. Разделение этих зон между отдельными памятниками – неправильно. Такое направление приведет к постепенной деградации сложившейся системы охраны русского градостроительного наследия. А эта система складывалась задолго до выхода Федерального закона № 73-ФЗ и даже предшествующего Закона РСФСР 1978 г. Необходимость градостроительной охраны ценнейшего русского историко-градостроительного наследия обосновали архитекторы, ученые и историки еще в 60-е годы ХХ в.

Все русские города имеют градостроительные особенности при наличии даже одинаковой застройки. Во всех исторических русских городах есть постройки в стиле барокко, классицизме, неоклассике, модерна, русского стиля, народных традиций деревянных построек, но в каждом городе свои особенности градостроительного построения. Хотя можно обобщить эти особенности названием: «феномен русского градостроительства». Этот феномен складывался на протяжении многих веков развития и формирования русской культуры, а имеет свое начало еще до принятия христианства на Руси. От этого времени – это VIII–X века н.э., сохранилось немного сведений, преимущественно археологических. На территории северо-восточной Руси в это время имелось огромное количество маленьких укрепленных городков. В одной только Московской области их известно более сотни. Данные городки все располагались на возвышенных мысах при впадении небольшой речки или даже ручья в более крупную реку, что было связано с удобством природной фортификации. Укрепления этих городков состояли из земляного вала округлой формы в плане и по верху вала – тына из заостренных бревен. Площадь такого городка составляла не более четверти гектара и он не был постоянным поселением, но служил местом укрытия окрестного крестьянского населения в случае военной опасности. Здесь же располагались запасы продовольствия – «закрома», откуда и дошло до нас название древнего Псковского кремля – «Кром». Рядом с «кромом» существовала вечевая площадь.

После появления в северо-восточной Руси князей рода Рюрика и становления здесь одновременно с христианством феодального государства в виде множества маленьких удельных княжеств, при главенстве Киева. «Кром» приобретает значение феодальной крепости-замка – резиденции князя. Поэтому выбранные князем городки расширяются, получают дополнительные укрепления в виде деревянных (реже каменных) стен с башнями, а внутри стен строятся княжеские хоромы, домовый храм, избы для дружинников. Рядом с «кромом»-кремлем в ряде случаев сохраняется вечевая площадь с торгом или торговыми рядами, обязательно храм, а за площадью возникают посады, которые также начинают окружаться дерево-земляными укреплениями. Прочие мелкие городки прекращают свое существование за ненадобностью для княжеской власти. Начало и дальнейшая трансформация русских городов-поселений подробно исследована и опубликована историком градостроительства Г.Я. Мокеевым.

К середине XIII века в пределах территории современной России сформировался целый ряд городов с кремлем – княжеской резиденцией и развитым обширным посадом, застроенным жилыми усадьбами с домовыми и приходскими церквями, монастырями. Это древние города: Великий Новгород, Псков, Владимир, Рязань, Ярославль, Ростов Великий, Смоленск, Брянск, Муром, Нижний Новгород. Монголо-татарское нашествие остановило дальнейшее развитие русских городов по западно-европейскому образцу в качестве феодальных замков, окруженных массовой застройкой простых горожан. В то же время, именно в период Золотоордынского ига, в качестве защиты от произвола и не без влияния православной церкви, начали формироваться крупные городские крепости, заселенные не только князьями с семьями, но и боярами, священнослужителями и отчасти простым людом. При этом старые кремли, возникшие еще задолго до монгольского нашествия, сохранялись. Это была естественная реакция объединения народа перед лицом смертельной опасности. То есть, сложившаяся политическая ситуация и национальные исторические традиции вместе стали создавать уникальную, не виданную нигде градостроительную систему. Городские кремли уже не являются небольшими феодальными замками, площадь каждой крепости увеличивается на порядок.

Расширяются и посады вокруг крепостей. Именно в этот период заложена градостроительная основа таких городов как Москва, Суздаль, Коломна, Тверь, Вологда.

Дальнейшее развитие получают старые крупные города, такие как Псков, Великий Новгород, Ярославль, Владимир. В этот же период закладываются сотни монастырейкрепостей, из которых впоследствии сформировались замечательные архитектурные ансамбли, перечислять которые нет смысла, поскольку они хорошо известны. В начале и первой половине 16-го века строятся мощные города-крепости: Тула, Нижний Новгород, Коломна, Зарайск, Ивангород, укрепляются и перестраиваются кремли Пскова и Великого Новгорода. В конце XVI века возводятся стены грандиозного города-крепости Смоленска.

В последующие столетия эти кремли стали градоформирующими центрами этих городов.

Дальнейшее формирование русских городов происходило в условиях централизации великокняжеской власти в Москве, постепенного ее укрепления и повышения авторитета в глазах всего населения северо-восточной Руси. Освобождение от золотоордынской зависимости стало началом нового градостроительства с опорой на древние архитектурные традиции, которые сохранились в деревянном зодчестве. Если в конце XV века, Иван III строил храмы в византийском стиле, считая Москву преемницей Костантинополя, то его сын Василий и внук Иван IV уже строят в камне такие великолепные храмы как церкви Иоанна Предтечи и Вознесения в Коломенском, собора Покрова в Москве, по стилю восходящие явно к древнерусской традиции деревянного храмового зодчества. В этот же период, еще не отказываясь полностью от византийской традиции, строятся пятиглавые соборы в Вологде, Каргополе, Ростове Великом, Суздале, Нижнем Новгороде и других городах по образцу Успенского собора в Московском Кремле. Но в самой Москве уже зародился и продолжает развиваться новый русский архитектурный стиль храмового и гражданского зодчества. Данная историкоархитектурная тематика также хорошо освещена в публикациях историка архитектуры и градостроительства Г.Я. Мокеева.

Особые внешние политические условия северо-восточной Руси диктовали внутреннюю и, в том числе, градостроительную политику на протяжении нескольких столетий. Окончательно русская градостроительная система, да и культура в целом, сложилась к середине XVII века. Большим толчком к ее полному формированию стало патриотическое воодушевление и объединение народа, которое привело к преодолению Великой русской смуты начала XVII века. Россия, уступая по военной мощи и количеству населения польско-литовскому государству, одержала военную победу. Теперь Россия становится мировой державой и одновременно уходит от копирования византийской культуры и создает собственные оригинальные образцы в изобразительном искусстве, музыке, литературе и архитектуре. Начинается великий расцвет русской культуры, основанный уже на христианстве. Этот расцвет происходит не на пустом месте и вовсе не от нуля. Русская новая культура опирается на мощный фундамент, который создавался веками и еще задолго до принятия христианства. От изначального неприятия христианства и ее культуры русское общество принимает нравственные постулаты православия, сохраняя при этом традиционную дохристианскую культуру, а христианскую символику приспосабливает к собственным древним традициям и ритуалам. Православие объединяет народ, помогает выжить русскому обществу и не раствориться среди других народов.

Особое место в русской культуре занимает градостроительство. Ни один вид искусства не зависит так от политики, как градостроительство. В России и вокруг нее сложилась политическая ситуация, аналогичной которой не было ни в одном государстве Западной Европы, очевидно, поэтому и русская градостроительная система сложилась уникальной, не похожей на западноевропейскую. Здесь соединились, с одной стороны, языческие традиции свободного строительства с ее особой, полихромной эстетикой, а с другой стороны – христианская духовная иерархия и светский византийский порядок.

Данное сочетание создало феномен русского города и градостроительного ансамбля.

Русский город XVI–XVII веков по многим параметрам отличается от средневекового европейского города.

Во-первых, планировка. Улицы средневековых русских городов довольно узкие, но существенно шире улиц городов европейских. Во всяком случае, на любой из этих улиц могли разъехаться две телеги, а в средневековом европейском городе немало улиц, на которых и двум пешеходам тесно. Жилые дома даже в центре древнерусского города не прижимается друг к другу, а имеют значительные разрывы, застройка ведется по усадебным участкам, на которых есть место для конюшни, каретного сарая и других служебных, хозяйственных построек. Общественные площади также значительно просторнее и не одна площадь на город с собором и ратушей, как в Европе, а несколько площадей с церквями, торговыми рядами.

Во-вторых, историческая преемственность. Древний кремль, в русском городе – это не просто историческая символика, но его центр, сердце и основа планировочной композиции. Кремли, которые к середине XVII века теряют свое фортификационное значение, но уважительно и вполне органично включаются в планировочную структуру городов и получают новые функции. Во всех кремлях размещаются представительства светской и духовной власти. Древние посады с их торгами и площадями также включаются в планировочную структуру города. Такая историческая преемственность сохраняется в русских городах вплоть до XX века, и даже радикальная перепланировка конца XVIII века не сильно на это повлияла. Напротив, по большей части планировочная структура и архитектурная композиция средневекового города сохранились в большинстве старых городов и оказались вполне органичными даже с наложением на них западноевропейской планировочной системы.

В-третьих, и это главное - объемно-пространственная композиция. Русский город широк, разнообразен, тесно связан с природным ландшафтом, имеет многоярусные глубинные панорамы со многими архитектурными ансамблями, акцентами и одновременно обладает ярко выраженным композиционным центром.

При перепланировке русских городов в конце XVIII начале XIX века по большей части на бумаге создавались новые города с совершенно другой планировочной структурой. Полностью старая «дорегулярная» планировочная структура сохранилась в Москве, Пскове, Воронеже, Суздале, частично в Торжке, а в большинстве городов (Ярославль, Тверь, Тула, Торжок, Касимов, Рязань и др.) эта структура претерпела существенные изменения. Однако объемно-пространственная композиция сохранилась повсеместно, поскольку даже решительные действия урбанистов XVIII века не смогли уничтожить ни одного местного кремля и ни одной существующей церкви. Однако во многих городах возникли новые композиционные (общественные) центры, которые стали альтернативой древним кремлям. Это Ярославль, Кострома, Тверь, Калуга и ряд других.

Но все же, в большинстве городов древняя композиционная система сохранилась и органично вошла в новую объемно-пространственную структуру. Кремль оказался встроенным в новую планировку и приобрел дополнительные качества композиционного и символического центра. Такое преображение произошло в Москве, Вологде, Нижнем Новгороде, Великом Новгороде, Пскове, Туле, а также в многочисленных уездных городах – это Коломна, Торжок, Касимов, Зарайск и др.

Интересно, что город С-Петербург, задуманный и отстроенный по западноевропейской градостроительной системе – в части объемно-пространственной композиции оказался абсолютно русским городом, чем он и отличается от таких Прибалтийских городов, с которыми его иногда сравнивают, как Хельсинки, Стокгольм, Рига, Таллин, Кенигсберг (Калининград).

В XVIII–XIX веках сформировалась градостроительная композиция большинства старых русских городов: центров губерний и уездов. Эта композиция сохранялась и даже развивалась вплоть до 20-х годов XX века. В двадцатом веке градостроительная композиция буквально каждого города серьезно пострадала, но не только из-за богоборческой политики коммунистического руководства, но не в меньшей степени от космополитических взглядов советских архитекторов. Стиль «конструктивизм»

господствовавший в советской архитектуре до конца 30-х годов не воспринимал национальную архитектуру и градостроительство, в особенности русскую. О преемственности не было и речи – только разрушение старого и создание нового. В последующие годы произошел возврат к классике, когда стали цениться ампир и барокко, пропагандироваться достижения мировой архитектуры за тысячелетия цивилизации, но отношение к русскому архитектурному наследию у большинства советских архитекторов оставалось пренебрежительное. Перелом в сознании большинства советских архитекторов наметился незадолго до принятия Закона РСФСР 1978 г. «Об охране памятников истории и культуры». Ради справедливости надо заметить, что список из 115 «Исторических городов РСФСР» был принят в 1971 г., а проекты зон охраны центральных частей исторических городов разрабатывались и даже иногда утверждались, еще до принятия Закона. Но Закон поставил четкие критерии.

В настоящее время за исполнением Законодательства, в т.ч. «об объектах культурного наследия…» следят органы юстиции и это очень хорошо, но в связи с вышеизложенным, хотелось бы уточнить трактовку статей Федерального закона № 73-ФЗ и «Положения» № 315 «о зонах охраны объектов культурного наследия…».

«Положение» № 315 направлено на сохранение исторической окружающей среды отдельного памятника и для этого объекта предусматривается разработка всех видов зон охраны. Конечно, отдельные памятники надо сохранять, и «Положение» вполне применимо для сохранения отдельно стоящего памятника, но эти памятники в историческом городе визуально и функционально взаимодействуют между собой и с окружающей средой, образуя сложную градостроительную систему.

Для отдельного памятника в городе можно определить его территорию и охранную зону, однако для этого не нужен сложный многодельный историко-архитектурный и ландшафтный анализ с графическими выкладками – достаточно проанализировать реальное существующее окружение. А вот для сохранения градостроительной системы, которая, повторюсь, является феноменом мировой культуры – такой анализ нужен. Чтобы определить, что и как охранять, надо выявить уникальность каждой отдельной градостроительной системы.

Поскольку двух одинаковых систем в русских городах не бывает. Понимание русского градостроительства 17-го века многое может дать для градостроительства современного.

Статья 59 Федерального закона № 73-ФЗ направлена на проведение анализа сложившихся градостроительных систем, однако не хватает подзаконных актов, на основании которых можно было бы государственному заказчику планировать, заказывать, объективно рассматривать и утверждать зоны охраны исторических поселений. Убежден, что заказчиком градостроительных проектов, в т.ч. зон охраны, должно быть только государство, т.к. именно государство заинтересовано в сохранении и дальнейшем развитии всей многообразной отечественной культуры и такого его феномена как русское градостроительство.

–  –  –

Сохранение историко-культурного наследия – одна из важнейших задач государства. Ежегодно в течение 20 лет с карты России исчезает почти тысяча малых городов и поселков. Потеря обществом исторической среды ведет к отсутствию чувства патриотизма и самосознания нации.

Патриотизм – не абстрактное понятие, а конкретная универсалия, превращающая народонаселение в полноценное общество и обозначающая привязанность и любовь к дому, в котором ты родился; городу, поселению, где жил или живешь. Это нравственные принципы, стремление служить интересам Отечества и чувство гордости за свою страну.

Проблема сохранения и возрождения малых исторических городов состоит в создании уникального историко-культурного пространства, соразмерного духовным и материальным потребностям граждан страны.

Наша память равна осознанной человеческой жизни. Историческая память общества – вечная. Она хранится в архивных документах. На постоянное хранение в архивохранилища России откладывается примерно 3% информации, функционирующей в сфере социального опыта и знания.

Российский государственный архив экономики (РГАЭ) – крупнейший архив многомиллионщик. По объему хранящихся документов РГАЭ занимает четвертое место среди федеральных государственных архивов и имеет общероссийское значение. В нем сконцентрированы документы по социально-экономической истории советской эпохи (с 1917 г.) и постперестороечного периода. Это единственный многоотраслевой архив, комплектующийся документальными источниками экономического характера.

Среди многочисленных фондов архива на хранении имеются коллекции документов учреждений, ведавших вопросами проектирования, строительства, восстановления и реставрации памятников архитектуры и градостроительства:

• Управление охраны памятников архитектуры Министерства городского строительства СССР. 1943-1951 гг. (РГАЭ. Ф.9588),

• Научно-исследовательский институт теории, истории и перспективных проблем советской архитектуры и его предшественники. 1934-1991 гг.(РГАЭ. Ф. 377),

• Комитет по делам архитектуры при Совете Министров СССР. 1943-1949 гг.

(РГАЭ. Ф.9432),

• Академия архитектуры СССР Государственного Комитета Совета Министров СССР по делам строительства (Госстрой СССР). 1933-1956 гг.

(РГАЭ. Ф. 293) и др.

На хранении в архиве имеются также документы известных архитекторов и реставраторов: Н.Я. Колли (РГАЭ. Ф.379), Г. Б. Красина (РГАЭ. Ф. 78) и др.

Документы РГАЭ использовались при восстановлении в Москве сгоревшей Останкинской телебашни, Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря в г. Истра Московской обл., при реставрации памятника монументального искусства В. Мухиной «Рабочий и колхозница» и т. д. Отечественные и зарубежные исследователи в читальном зале архива работают над подготовкой монографий и диссертаций по истории охраны памятников архитектуры в советский период.

В документальных материалах архива раскрывается история восстановления культурного наследия страны с 1917 г.; освещается процесс переделок и перестроек исторических памятников в течение времени; отслеживается история введения в России законов по охране памятников и последующих мероприятий; раскрывается творческая деятельность известных зодчих и архитекторов, их борьба за развитие лучших традиций русского народного искусства, за сохранение культурного наследия прошлого.

На сегодняшний день архивные документы указанных фондов будут полезны в процессе законодательного и методического обеспечения возрождения малых исторических городов России, также в создании новых экспозиций для музейных проектов.

Особенно интересны в свете современных проблем документы РГАЭ 1940-х и 1950-х годов. В них отслеживаются дискуссии ученых, архитекторов и реставраторов о методике восстановления и реставрации исторических памятников. (На предшествующих конференциях поставлен подобный вопрос применительно к сохранению и возрождению малых исторических городов).

В результате боевых действий и бомбардировок пострадали древние русские города Новгород, Псков, Смоленск, Ржев, Вязьма, Торжок и многие др. Первыми шагами по восстановлению разрушенных в годы Великой Отечественной войны памятников архитектуры и градостроительства стало создание в 1941 году Комиссии по охране и восстановлению памятников искусства. В течение войны не прекращались обмеры и обследования объектов культурного наследия, составлялись специальные детальные списки разрушений архитектурных памятников и велись учетные документы, в том числе в списке значились древние города, причисленные сегодня к малым историческим городам и поселениям. Так, в РГАЭ имеются документальные материалы о разрушениях архитектурных памятников в г. Торжке (РГАЭ. Ф.9588, оп.1, д.37).

Примеры описаний: «Борисоглебский собор Борисоглебского монастыря.

Архитектор Н. Львов. 1785-1796 гг. Немецкой авиабомбой отбита значительная часть белокаменного карниза и частично разрушена крыша и купол здания», «Гостиница Пожарского. 1-я четв. XIX в. Во время налетов немецкой авиации стены от взрывной волны дали глубокие трещины. Лепные детали фасада частично обвалились» и др. (РГАЭ.

Ф.9588, оп.1, д.37, лл. 79).

Архивные документы об организации и проведении реставрационных работ в военные и послевоенные годы указывают на осторожный подход к восстановлению памятников архитектуры и градостроительства и на проведение преимущественно консервационных работ или фрагментарной реставрации. Немаловажное значение в это время специалисты уделяли строительным материалам. Архивные документы свидетельствуют о том, что реставраторы и архитекторы избегали в своей работе, так называемых, новоделов. В этом смысле показательны, например, документальные материалы о восстановлении г. Новгорода (докладные записки, акты обследований, отчеты – РГАЭ. Ф. 9588, оп. 1, д. 77 и др.).

В 1944 году Главным управлением по охране и реставрации памятников Комитета по делам архитектуры при СНК СССР были разработаны план и основные мероприятия по перестройке всего дела охраны и реставрации исторических памятников и древних городов (РГАЭ. Ф. 9588, оп.1, д. 37, лл. 3-10). Планом предусматривались следующие мероприятия: составление и утверждение нового списка памятников архитектуры, в том числе - памятников уникальных; создание фонда обмерной документации; фотофонда;

научно-документального фонда по выдающимся памятникам; научно-справочного библиотечного фонда по вопросам охраны реставрации и истории архитектуры;

разработка закона об уголовной ответственности и наказании по суду за порчу, разрушение или переделку памятника; разработка нового законопроекта об организации охраны, эксплуатации и поддержании памятников, предусматривающего ответственность местных органов власти за охрану, эксплуатацию и поддержание памятников; издание альбомов и популярных справочников о памятниках русской архитектуры; организация совещания специалистов по охране и реставрации памятников.

Очевидно, что вопросы, поставленные в прошлом, во многом тождественны сегодняшним.

В послевоенные годы активно проводилась популяризация проблемы восстановления и сохранения памятников архитектуры. Так с 1945 г. и позже выпускались рекламные плакаты «Окна ТАСС» с призывом бережно хранить памятники архитектуры и искусства. В них звучали слова известных поэтов, в том числе В.И.

Лебедева-Кумача:

«Любуясь видом величавым/ старинных башен и домов/ мы видим жизнь иных веков/ и наших предков слышим славу» (РГАЭ. Ф. 9588, оп.1, д.157).



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

Похожие работы:

«ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЕ МУЗИЦИРОВАНИЕ В ШКОЛЕ: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «КУРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЕ МУЗИЦИРОВАНИЕ В ШКОЛЕ: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА материалы ВСЕРОССИЙСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ Курск, 28–30 мая 2015 года КУРСК 20 УДК 37;78 ББК 74+85. И И72 Инструментальное музицирование в школе: история, теория и...»

«Институт истории им. Ш.Марджани Академии наук Республики Татарстан ИЗ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ НАРОДОВ СРЕДНЕГО ПОВОЛЖЬЯ Казань – 2011 ББК 63.3(235.54) И 32 Редколлегия: И.К. Загидуллин (сост. и отв. ред.), Л.Ф. Байбулатова, Н.С. Хамитбаева Из истории и культуры народов Среднего Поволжья: Сб. статей. – Казань: Изд-во «Ихлас»; Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ, 2011. – 208 с. В сборнике статей представлены, главным образом, доклады сотрудников отдела средневековой истории на Итоговых конференциях...»

«ИНСТИТУТ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ РАН ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМЕНИ М.В.ЛОМОНОСОВА ИНСТИТУТ ГУМАНИТАРНЫХ НАУК МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ГУМАНИТАРНЫХ НАУК Российская ассоциация историков Первой мировой войны При финансовой поддержке: Грант РГНФ № 14-01-14022/14 «Первая мировая война – пролог XX века» Проект №33.1543.2014/К «Первая мировая война как социально-политический феномен» (Минобрнауки...»

«Санкт-Петербургский научно-культурный центр по исследованию истории и культуры Скандинавских стран и Финляндии Кафедра истории Нового и Новейшего времени исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета Русская христианская гуманитарная академия Материалы Двенадцатой ежегодной международной научной конференции Санкт-Петербург St. Petersburg Scandinavian Center Saint Petersburg State Yniversity, Department of History The Russian Christian Academy for the Humanities...»

«Тбилисский Государственный Университет имени Иванэ Джавахишвили _ ГУРАМ МАРХУЛИЯ АРМЯНО-ГРУЗИНСКИЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ В 1918-1920 ГОДАХ (С сокращениями) Тбилиси Научные редакторы: Гурам Майсурадзе, доктор исторических наук, профессор Зураб Папаскири, доктор исторических наук, профессор Рецензеты: Николай Джавахишвили, доктор исторических наук, профессор Заза Ментешашвили, доктор исторических наук, профессор Давид Читаиа, доктор исторических наук, профессор Гурам Мархулия, «Армяно-грузинские...»

«7.2. ИСТОРИя СТАНОВЛЕНИя ПРИРОДООХРАННЫХ ОРгАНОВ ТАТАРСТАНА: 25 ЛЕТ НА СЛУЖБЕ ОХРАНЫ ПРИРОДЫ ТАТАРСТАНА Глобальное создание общенациональных государственных структур (агентств, министерств, советов и т.п.) в развитых странах характерно для 70-80-х гг. ХХ в. Толчком для этого послужили первые международные усилия в области охраны окружающей среды. В результирующих документах Первой международной конференции по окружающей среде и развитию, созванной Организацией Объединенных Наций в Стокгольме...»

«Обязательный экземпляр документов Архангельской области. Новые поступления октябрь декабрь 2013 года ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ ТЕХНИКА СЕЛЬСКОЕ И ЛЕСНОЕ ХОЗЯЙСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЕ. МЕДИЦИНСКИЕ НАУКИ. ФИЗКУЛЬТУРА И СПОРТ ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ. СОЦИОЛОГИЯ. ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ЭКОНОМИКА ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ. ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО. 10 Сборники законодательных актов региональных органов власти и управления КУЛЬТУРА. НАУКА ОБРАЗОВАНИЕ ИСКУССТВО ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» ООО «Учебный центр Информатика» АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННЫХ СОЦИАЛЬНЫХ И ГУМАНИТАРНЫХ НАУК Часть 2 История и музейное дело; политология, история и теория государства и права; социология и социальная работа; экономические науки; социально-экономическая география;...»

«Владимир Кучин Всемирная волновая история от 1850 г. по 1889 г. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11610988 ISBN 9785447420581 Аннотация Книга содержит хронологически изложенное описание исторических событий, основанное на оригинальной авторской исторической концепции и опирающееся на обширные первоисточники. Содержание Глава 2.01 Волновая история. 1850 – 5 1869 гг. 1850 г. 5 1851 г. 20 1852 г. 40 1853 г. 61 1854 г. 88 1855 г. 114 1856 г. 144 1857 г. 166 1858 г. 181 1859 г. 201 1860 г....»

«ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ АССОЦИАЦИИ ИСТОРИЯ И КОМПЬЮТЕР ИНФОРМАЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ, ТЕХНОЛОГИИ И МОДЕЛИ РЕКОНСТРУКЦИИ ИСТОРИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ И ЯВЛЕНИЙ СПЕЦИАЛЬНЫЙ ВЫПУСК МАТЕРИАЛЫ XII КОНФЕРЕНЦИИ АССОЦИАЦИИ ИСТОРИЯ И КОМПЬЮТЕР МОСКВА, 2224 ОКТЯБРЯ 2010 г. Издательство Московского университета ББК 63ф1я И665 Издание осуществлено при поддержке гранта РФФИ, проект №10-06-06184-г Редакционный совет: к.и.н. В.Ю. Афиани (Москва), к.и.н. С.А. Баканов (Челябинск), ст.преп. Е.Н. Балыкина (Минск), д.и.н....»

«РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Историко-архивный институт Кафедра источниковедения и вспомогательных исторических дисциплин К 70-летию со дня рождения Виктора Александровича Муравьёва ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ: ПРОСТРАНСТВО ЧЕЛОВЕКА VS ЧЕЛОВЕК В ПРОСТРАНСТВЕ Материалы XXIII международной научной конференции Москва, 27—29 января 2011 г. Москва 2011 УДК 930 ББК 63.2 И 90 Редакционная коллегия: Д.А. Добровольский, Р.Б. Казаков, С.И. Маловичко, Е.В. Пчелов, Д.Н. Рамазанова, М.Ф....»

«Новый филологический вестник. 2015. №1(32). Материалы конференции «Мандельштам и его время» Proceedings of the Conference “Mandelstam and His Time” ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО К ПУБЛИКАЦИИ В начале 2014 г. при Институте филологии и истории РГГУ было создано новое структурное подразделение: учебно-научная лаборатория мандельштамоведения. Ее основной задачей стало объединение усилий ученых и преподавателей вузов, занимающихся изучением биографии и творчества Осипа Эмильевича Мандельштама, а также...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИЛНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н. Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО НОВЫЙ ВЕК: ИСТОРИЯ ГЛАЗАМИ МОЛОДЫХ Сборник научных трудов ОСНОВАН В 2003 ГОДУ ВЫПУСК 11 Под редакцией Л. Н. Черновой Издательство Саратовского университета УДК 9(100)(082) ББК 63.3(0)я43 Н72 Новый век: история глазами молодых: Межвуз. сб. науч. тр. молодых ученых, аспирантов и студентов. Вып. 11 / под ред. Л. Н. Черновой. –...»

«СБОРНИК РАБОТ 65-ой НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ СТУДЕНТОВ И АСПИРАНТОВ БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 13–16 мая 2008 г., Минск В ТРЕХ ЧАСТЯХ ЧАСТЬ I БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СБОРНИК РАБОТ 65-ой НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ СТУДЕНТОВ И АСПИРАНТОВ БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 13–16 мая 2008 г., Минск В ТРЕХ ЧАСТЯХ ЧАСТЬ I МИНСК УДК 082. ББК 94я С23 Рецензенты: кандидат филологических наук, доцент Г. М. Друк; кандидат исторических наук, доцент А. И. Махнач; кандидат...»

«30-летие с момента открытия для посетителей первых залов ГатчинскоГо дворца, отреставрированных после второй мировой войны Комитет по культуре правительства Санкт-Петербурга Государственный историко-художественный дворцово-парковый музей-заповедник «Гатчина» 30-летие с момента открытия для посетителей первых залов ГатчинскоГо дворца, отреставрированных после второй мировой войны Материалы научной конференции 14 мая Гатчина Оргкомитет конференции: В. Ю. Панкратов Е. В. Минкина С. А. Астаховская...»

«Санкт-Петербургский научно-культурный центр по исследованию истории и культуры скандинавских стран и Финляндии Кафедра истории Нового и Новейшего времени Исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета Русская христианская гуманитарная академия Материалы Десятой ежегодной международной научной конференции Санкт-Петербург St. Petersburg Scandinavian Center Saint Petersburg State Yniversity, Department of History The Russian Christian Academy for the Humanities...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА ФИЛИАЛ МГУ В ГОРОДЕ СЕВАСТОПОЛЕ _ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ ИСТОРИЯ, ПОЛИТИКА, КУЛЬТУРА ВЫПУСК XV (V) СЕРИЯ В. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ИЗБРАННЫЕ МАТЕРИАЛЫ XI МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ «ЛАЗАРЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ» К 15 ЛЕ Т И Ю С О Д Н Я О С Н О В АН И Я Ф И Л И А Л А М Г У В Г О Р О Д Е С Е В АС Т О П О Л Е МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА ФИЛИАЛ МГУ В ГОРОДЕ СЕВАСТОПОЛЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ ИСТОРИЯ, ПОЛИТИКА, КУЛЬТУРА ВЫПУСК...»

«Памяти Игоря Ивановича Янчука 21 июля 2011 г. исполнился год со дня смерти Игоря Ивановича Янчука, доктора исторических наук, ведущего научного сотрудника ИВИ РАН, известного латиноамериканиста, знатока истории международных отношений новейшего времени. Вся жизнь его была связана с исторической наукой. Родился Игорь Иванович 27 августа 1937 г. в с. Красноярове, Хабаровского края. Его отец погиб на фронте в 1942 г., а мать с тремя детьми перебралась в станицу Левокумское, Ставропольского края....»

«МИНИCTEPCTBO ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» НОВАЯ ЛОКАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ: ПО СЛЕДАМ ИНТЕРНЕТ-КОНФЕРЕНЦИЙ. 2007–2014 Ставрополь УДК 94/99 (082) Печатается по решению ББК 63.3 я43 редакционно-издательского совета Н 72 Северо-Кавказского федерального университета Редакционная коллегия: Крючков И. В. (председатель), Булыгина Т. А. (заместитель...»

«Научно исследовательский институт истории и этнографии Южного Урала Оренбургского государственного университета Денисов Д. Н., Моргунов К. А. ЕВРЕИ В ОРЕНБУРГСКОМ КРАЕ: РЕЛИГИЯ И КУЛЬТУРА Оренбург – 201 Денисов Д. Н., Моргунов К. А. ЕВРЕИ В ОРЕНБУРГСКОМ КРАЕ: РЕЛИГИЯ И КУЛЬТУРА УДК 323.1:3 ББК 63.521(=611.215)(2Рос 4Оре) Д3 Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ и Правительством Оренбургской области научного проекта № 15 11 56002 а(р). Д33 Денисов Д. Н., Моргунов К. А. Евреи в...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.