WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 21 |

«Вопросы истории, международных отношений и документоведения Выпуск 7 Сборник материалов Российской молодежной научной конференции Издательство Томского университета УДК 93/99 + 327(082) ...»

-- [ Страница 9 ] --

профсоюзы и объединения ученых; международные картели воздушного транспорта и космические коммуникационные системы. Мы исследуем транснациональные отношения не просто потому, что они существуют. Наоборот, мы надеемся использовать наш анализ для того, чтобы пролить свет на ряд вопросов эмпирического и нормативного характера, напрямую связанных с тем, что заботит в настоящее время государственных деятелей и исследователей международных отношений» [3].

Таким образом, эти авторы особое внимание уделяют организации транснационального взаимодействия в современном мире.

В этой связи они выделяют четыре типа этого взаимодействия:

1. Обмен информацией, включая передачу верований, идей и доктрин. Одним из ярких примеров транснационального влияния посредством СМИ являются в настоящее время так называемые компьютерные революции в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Не случайно переворот в Тунисе во всм мире называют революцией Facebook.

2. Транспортные связи, торговля материальными ценностями, включая вооружение, товары народного потребления и т.п.

3. Финансовые операции, взаимообмен деньгами и кредитами.

4. Международный туризм.

Но возникает вопрос, каким образом транснациональное взаимодействие может повлиять на межгосударственную и внутреннюю политику?

Благодаря современной мировой системе СМИ различные группы, принадлежащие к разным слоям общества, имеют реальную возможность наблюдать за поведением друг друга и в случае необходимости вести себя подобающим образом. Так, различные группы людей могут выдвигать похожие политические требования и избирать одну и ту же тактику, не имея между собой прямых контактов, живого общения. Их «международные заговоры» вынашиваются в обществе и передаются с помощью влиятельных средств массовой информации. Масштабы и скорость распространения этого явления – продукт глобальной сети [1. С.

58]. Непосредственное воздействие таких процессов сказывается на восприимчивости внутренней политики одного государства к внутренней политике другого, но вторичное воздействие, например попытки остановить поток нежелательной информации по коммуникационной сети, может иметь последствия для межгосударственной политики.

Транснационалисты выделяют главное последствие глобального взаимодействия – возникновение автономных акторов с собственной внешней политикой, способных противостоять и даже посягать на политику государств.

Следующий вариант влияния транснациональных отношений – развитие международного плюрализма, т.е. взаимодействие национальных интересов в транснациональных структурах, в которых участвуют транснациональные организации с целью координации своей деятельности. Кьел Скьелбаек на основе документов подтверждал «быстрый рост числа международных неправительственных организаций, объединяющих национальные организации с общими интересами» [1. С. 161].

Третий вариант влияния на международные отношения – создание зависимости и взаимозависимости – часто ассоциируется с транснациональным транспортом и финансами. Человек всегда в какой-то мере зависит от сети коммуникаций, транснациональных путешествий. Даже в некоторых тоталитарных государствах, если они не хотят отстать в научном плане, ученым разрешают читать иностранные журналы и участвовать в международных конференциях.

Транснациональные организации также могут способствовать реализации целей внешней политики государства в качестве средства контроля и для заключения желаемого договора. Правительство США использует мультинациональные корпорации, основанные в Соединенных Штатах, как раз для таких целей.

Так, в середине 1960-х гг. Соединенные Штаты пытались отсрочить развитие французского ядерного потенциала не с помощью ультиматума или развязывания войны, а путем запрета французскому представительству продавать во Франции некоторые виды компьютеров, использовались мультинациональные корпорации США для интернационализации эмбарго против Кубы.

Тема влияния транснациональных отношений на ценности и роль США в глобальных отношениях ставит вопрос о сотрудничестве между государствами в области контроля над влиянием неправительственных организаций и легитимизации главенства Америки в этой сфере. Многим правительствам было трудно справиться в одиночку с многочисленными аспектами транснациональных отношений, и поэтому исследователи в области международных организаций и международной политики задаются вопросом, «какие задачи должны выполнять межправительственные институты, чтобы оказать влияние на транснациональные тенденции в современном мире» [4. P. IX–XXIX].

Космическое пространство, проблема международной безопасности и интернационализация производства – это области, где может потребоваться создание новых международных законов, новых международных организаций. Новые законы и организации должны учитывать деятельность важных неправительственных акторов, возможно, привлекая их к работе в организациях и законодательно подтверждая правомочность их деятельности. Невозможно определить, будут ли правительства более успешно сотрудничать в области регулирования транснациональных отношений или же в области контроля за конфликтным поведением друг друга, но совершенно ясно, что мозговые центры США уже на протяжении четырех десятилетий ведут работу по исследованию данного направления.

Модель транснациональных отношений, разработанная авторитетными исследователями американской научной школы неолиберализма, внесла принципиально значимое терминологическое новшество в исследование мировой политики – вместо традиционно международных отношений, т.е., по сути, межгосударственных, межправительственных, сейчас часто используется понятие транснациональных отношений и глобального взаимодействия.

Литература

1. Транснациональные отношения и мировая политика. Теория международных отношений: Хрестоматия / Сост., науч.

ред. и коммент. П.А. Цыганкова. М., 2002.

2. Транснационализм в науке о международных отношениях: вклад Дж. Ная и Р. Кеохейна // Политическая наука за рубежом. П.А. Цыганков [Электронный ресурс]. Режим доступа: sr1.narod.ru/kohen_nai.pdf, свободный.

3. Панченко М.Ю. Основные парадигмы изучения международного порядка в современной политологии. М., 2008.

4. Keohane R.O., Nye J.S. (J.). Transnational Relations and World Politics. Cambridge, Ma: Harvard University Press, 1972.

Е.А. Кутищев

ТЕРРОРИЗМ В ИСТОРИИ ИРЛАНДИИ ХХ В. КАК МЕТОД ПОЛИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ

Рассматриваются взаимоотношения Ирландии и Великобритании в ХХ веке, которые на протяжении всего века оставались очень напряженными, использование ирландской стороной террористических методов борьбы. Анализируется процесс превращения террористических методов в оружие политической борьбы.

Ключевые слова: Ирландия, Великобритания, терроризм, Ирландская республиканская армия, Белфастское соглашение.

Терроризм в последние десятилетия стал глобальной проблемой современности. Он затрагивает многие страны, в том числе и Россию. До XX века терроризм не носил массового характера, не имел идеологии и тех форм и методов, которые стали ему присущи в ХХ веке. Формы проявления терроризма различны в каждой отдельной стране – они имеют национальную окраску.

Существует немало разновидностей терроризма, но более опасен терроризм политический, используемый как метод политической борьбы, когда ставятся такие цели, как смена правительства, изменение политики или законодательства, борьба с иностранным господством, борьба против колониализма. Многие исследователи относят к разряду политического терроризма некоторые национально-освободительные движения, поскольку их участники прибегают к террористическим действиям. Однако сами участники, используя эти методы, называют себя не террористами, а патриотами, борцами за свободу.

Примером страны, где применение террористических методов рассматривается определенной частью населения как способ политической борьбы за решение национального вопроса – вопроса объединения страны, является Ирландия. При этом националисты в Ирландии не считают себя террористами, а называют себя патриотами.

Следует иметь в виду, что происходящие там события являются частью ирландской истории, частью существующей с XII в. ирландской проблемы, связанной с британской колонизацией и борьбой против нее, включающей череду открытых восстаний, одиночных терактов и законных конституционных действий [1. С.

5]. Необходимо отметить, что в последние годы ситуация стабилизировалась, однако национальная проблема, как и проблема терроризма, полностью не решена. Таким образом, современный терроризм в Северной Ирландии напрямую связан с ирландской историей [2. С. 3]. Кто же выступает в качестве действующих лиц и исполнителей в ирландском террористическом движении?

Принято считать (с подачи британских СМИ), что это католики-националисты. Но данное утверждение справедливо лишь отчасти. Террористические группы существуют и среди протестантов, они также ответственны за многочисленные акты насилия против католиков. Это напрямую связано с фактом существования Северной Ирландии, лидеры которой охраняют интересы протестантского большинства. Они заинтересованы в сохранении status quo, т.е. Северной Ирландии в составе Соединенного Королевства.

Католическая часть населения, составлявшая меньшинство в Северной Ирландии, на протяжении существования автономного государства с 1921 г. стремилась к объединению Ирландии. Главная движущая сила терроризма – Ирландская республиканская армия (ИРА). Эта организация возникла в ходе национальноосвободительной революции 1919–1921 гг. и является уникальной среди такого рода организаций по длительности своего существования.

В британской прессе существует устойчивый стереотип ирландцев как по природе приверженных насилию. На самом деле бритты сильно преувеличивают размеры кровожадности ирландцев. Насилие в Ирландии и терроризм как его специфическая форма – это трагедия ирландцев, связанная с историей страны [3. С. 35]. И если ирландский террорист заслуживает осуждения, то Британия несет коллективную ответственность за ту политику, против которой эти действия направлены.

Отсчет громких террористических актов следует начинать с 1882 г. В этот год в дублинском Финикспарке были убиты Главный секретарь по делам Ирландии лорд Кэвендиш и его помощник Т. Берк. При этом целью организаторов убийства были не персонально Кэвендиш и его помощник, но они как фигуры, олицетворяющие британскую власть в Ирландии (до этого были многократные покушения на предшественника Кэвендиша). Не перечисляя последующих жертв, следует сказать, что самым громким было, пожалуй, убийство в 1979 г. лорда Маунтбеттена и членов его семьи [4. С. 611]. Огромное значение для развития терроризма в Ирландии имели события 1919–1921 гг., связанные с национально-освободительной революцией. Не в силах открыто противостоять на полях сражений военной мощи профессиональной армии Британской империи, ирландские революционеры стали родоначальниками новой военной тактики [5. С. 180], которая в дальнейшем была использована национально-освободительными движениями в других странах. Она заключалась в сочетании партизанских и террористических действий, в применении так называемой «техники селективного убийства». Первоочередными объектами нападений становились полицейские и военные.

Кампанию проводила ИРА, действовавшая как военная организация вновь создаваемого ирландского государства. Надо отметить при этом, что действовала она на тот период единственно возможными методами.

Как указывал создатель и лидер ИРА Майкл Коллинз, «мы создали нашу армию и противостояли военному вторжению единственно возможным путем». Таким образом, с самого начала своего существования ИРА использовала террористические методы в политической борьбе и осталась привержена им, уверовав в их эффективность. Начиная с 20-х годов поколения молодых ирландских католиков полагали, что с помощью терроризма им удастся определять ход ирландской истории: в сознании молодого поколения терроризм стал неотъемлемым инструментом политической борьбы.

В 1930-е годы поддержка ИРА населением снизилась – люди устали от многолетней войны. В это время в ИРА произошел раскол [6], из ИРА выделилось более умеренное крыло под руководством Де Валеры, будущего президента Ирландии. Оставшаяся часть республиканцев не собиралась отказываться от своих методов: ИРА продолжала существовать как запрещенная, подпольная организация. Однако волна терроризма пошла на спад, что, безусловно, было связано с расколом организации.

Новый всплеск насилия начался в середине ХХ века. Основные действия пришлись на 1956 г. и продолжались до 1962 г. В этот период были разрушены многочисленные мосты, дороги, сжигались полицейские бараки. Ответ со стороны властей Северной Ирландии и Ирландской Республики был традиционен: аресты, интернирование, полицейские налеты и обыски.

С начала 1970-х и на протяжении последующих 30 лет развивался североирландский кризис, который помог ИРА вновь обрести поддержку населения [4. С. 609–612]. Британская армия, введенная в Северную Ирландию для устранения беспорядков, не оправдала возлагавшихся на нее надежд и была не в состоянии защитить католическое население от протестантских погромов. Тогда взоры католиков вновь обратились к ИРА, ее возвращение в католические кварталы стало неизбежным. ИРА вернулась на политическую сцену Северной Ирландии как защитница католического населения. Весьма значителен был приток молодежи в армию. ИРА четко сформулировала свою позицию: она считала британскую власть враждебной и оккупационной, дублинское правительство – проводником британской политики, а любой выборный орган на территории Северной Ирландии незаконным, поскольку, только объединившись, ирландский народ получит право определять свои институты. С начала 70-х годов террор захлестнул Северную Ирландию. Одновременно «второй фронт» был открыт в Англии. Сотни бомб разного калибра были взорваны в Лондоне и других городах, в частности в лондонском Тауэре. Именно «новая» ИРА несет ответственность за основные террористические акции второй половины ХХ в. Ее терроризм с течением времени оказался замешан на смеси истории, идеологии и экономических и социальных проблем католического населения.

В свою очередь, угроза, нависшая над протестантским образом жизни и протестантскими ценностями в результате действий ИРА, спровоцировала переход части протестантов к вооруженной борьбе. Причем протестанты не считали себя террористами. «Весь мир проклинает нас как убийц – мы называем себя патриотами. Мы боремся за свободу Ольстера», – эти заявления перекликаются с утверждениями бойцов ИРА, которые также считают себя патриотами и революционерами [6].

Существует ли выход из этого порочного круга? Каковы перспективы решения ирландской проблемы?

Ответ может быть один: переговоры. Переговорный процесс между тремя сторонами: Ирландской Республикой, британским правительством и североирландскими представителями – стал неотъемлемой частью реальности. С постепенным урегулированием разразившегося в 1970-е гг. кризиса переговоры стали играть решающую роль. Люди хотят мира и спокойствия, и поэтому значительное число представителей каждой из общин поддержало переговорный процесс.

В центре идеологических установок республиканского движения всегда были три главных вопроса: Кто виноват? Что делать? Какова цель? И на них существовали три простых ответа: британская власть в Ирландии;

вооруженная борьба; единая Ирландия.

Не сумев добиться с помощью террористических действий поставленной цели – единой Ирландии, Шин Фейн, представлявшая на переговорах точку зрения ИРА, изменила политические ориентиры и выступила с идеей продолжительного переходного периода, который позволит нации прийти к намеченной цели.

Многолетний процесс переговоров завершился подписанием соглашения между английским и ирландским правительствами, а также представителями североирландских политических партий. Соглашение было подписано в Белфасте 10 апреля 1998 г., отсюда и название: Белфастское соглашение [4. С. 631–634].

Оно направлено на то, чтобы покончить с насилием и терроризмом в политической жизни Северной Ирландии и создать механизмы политического урегулирования.

В то же время несколько отколовшихся от ИРА вооружнных группировок, а также часть протестантских экстремистов продолжают делать ставку на насилие. Они несут ответственность за взрывы и убийства, которые продолжают оставаться частью ирландской жизни. Укоренившиеся в сознании поколений террористические способы решения проблем крайне трудно искоренить, это задача не нескольких лет и, видимо, не одного десятилетия.

–  –  –

Рассматриваются подходы России и Соединенных Штатов к обустройству постсоветского пространства, а также основные противоречия сторон по этому вопросу.

Ключевые слова: Россия, Российско-американские отношения, Американская политика, страны СНГ, постсоветское пространство.

For the last decade Russia-American relations develop apace. Certainly, the change of power in the United States revitalized these relations greatly. Though, few of Russian and American policy-makers are satisfied with the real state of affairs. Beside the NATO expansion, regional conflicts, trade and economic matters, one of the most pressing political issues of bilateral cooperation is the former Soviet Union.

Moscow is not going to put up with the situation, when traditional allies and partners become the object of international sanctions or one by one focus their strategic priorities to the West.

In its turn, grave concern for American establishment is Russian actions in numerous regional conflicts from Bosnia to Tajikistan from Transnistria to Chechnya – heritage of the Cold War [1. С. 157–159]. From the US perspective, Russian involvement in these conflicts seems to be the attempt to restore the Empire, based on PanSlavism, eurasianism, and upgrade communism. Anyway this ideology is hostile to the West and America. In this regard Russian military actions in Georgia are recognized as the evidence of Russian aggression and readiness of force applying. American position is what for we should settle the CIS like Moscow wants to. August events of 2008 demonstrated not only complete fail of existing security system, but also Russian will to fight for its regional interests, also using military force.

It is important, that the former Soviet Union is neither something unique no typical. Obviously, nowadays Eurasia – is geographical definition not geopolitical. It is the most dynamic, unstable, and unpredictable region with rather controversial and multidirectional processes. We can see thing-becoming of nation-state in traditional conception. Many experts consider the Collapse of the USSR to be continued. Most political regimes in the CIS countries are of transitional nature. Ruling elite is under formation. That is why both Moscow and Washington can do nothing despite the will of the CIS countries to ensure security from oversees by means of USA, NATO, EU or RF.

Speaking about Russia and the former Soviet republics, in 90-s she felt frustrated about her further status, lost super power position. If Moscow considered political space around to be economically disintegrated and politically inertial, Washington saw its relevant consolidation. In certain degree cease fire from Transnistria to South Caucuses is the merit of Kremlin. Main strategic goal for Russian Federation is integration (political and military) of the former USSR; Moscow reasonably wants to bring them back within its sphere of interest. Moscow irritation of color revolution is no wonder.

The USA makes strenuous efforts to distance post-Soviet states from Russia. American model of cooperation with these countries is bilateral relations regarding particular project. America appropriate huge amount of money, yet at the same time geographically it is so far away. The CIS remains vague and unfamiliar region. These factors damage American influence.

Originally USA embodies the idea of globalism, so attractive for the former Soviet states. However it is not the strategy itself, but rules of play.

The US priority set for this region is preservation and full exercise of national sovereignty as well as implementation of democratic institutions. In fact the USA has nothing to offer. The effectiveness of “color revolutions” gives rise to doubt because the USA suppresses regional elites [2. С. 93]. Probably it is the reason of such roles back as fall of Orange and Tulip revolutions. Of course Joe Badens visit to Georgia demonstrated the will to set Georgia apart from Russia. The issue of Georgia and Ukraine join the NATO is also removed from agenda.

For sure the USA is much more interested in common stand on Iran nuclear program, rather than in human rights violations in Belorussia.

Obama Administrations policy gives positive results nevertheless the main disadvantage of Reset is the lack of sufficient background for real cooperation, not in terms of the Cold War [3]. Also there are no breakthrough mechanisms and agreements. Mutual distrust and suspiciousness remains at high level. Russia sees threat for its vital national interests in American policy for the CIS countries [4. С. 118].

The issues of European security and the former Soviet states are particular case of the US and Russia global strategies, but they differ dramatically.

Russia claims not to involve the CIS countries in NATO, not to support domestic opposition and take into account Russian interests in security architecture. Two parties need give-and-take relations. Most likely the USA and Russia will choose so-called “soft-cooperation” without draft agenda. The USA will hardly tolerate monopoly of Russian interests in former USSR.

Its worth to mention the speech of Richard B. Cheney about Russia and West in Vilnius, called by many experts “new Fulton”. He blamed Moscow for “blackmail”, “violation of neighbours territorial supremacy”, and “interference with democratic processes” [5].

American plan for 2015 of deployment a missile defense system in Romania and Bulgaria seems to be more dangerous than Poland and Check program.

To sum up above trends and approaches, without pragmatic cooperation Russia security architecture in Europe and stable development of the CIS countries will face geopolitical degradation.

Литература

1. Шаклеина Т.А. Российско-американские отношения в связи с конфликтами в европейской части СНГ // Экономика и политика в современных международных конфликтах. М., 2008.

2. Российско-американские отношения: основные тенденции развития // Политика США в меняющемся мире. М., 2004.

3. Fenenko A. After the Reset. 2010 Results in Russian-American Relations, 19 January 2011 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.america-russia.net/eng/geopolitics/265924163, свободный.

4. Трудное партнерство. Двусторонние режимы и институты в российско-американских отношениях после окончания «холодной войны». М., 2008.

5. Vice President's Remarks at the 2006 Vilnius Conference [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://georgewbushwhitehouse.archives.gov/news/releases/2006/05/20060504-1.html, свободный.

–  –  –

Рассматривается реализация плана одностороннего размежевания в Иерусалиме и его роль в урегулировании Палестино-израильского конфликта.

Ключевые слова: Иерусалим, план одностороннего размежевания.

В 2003 г. правительство Израиля начало строительство заградительной стены в Иерусалиме и прилегающих к нему районах. Защитный барьер был призван остановить боевиков-смертников. Стена состоит из бетонных блоков и имеет высоту от семи до девяти метров. Заграждения оборудованы различными электронными датчиками, которые, в частности, позволяют находить туннели и взрывные устройства.

В соответствии с планом строительства стены на первом этапе была завершена прокладка бетонного барьера на двух участках на севере Иерусалима. Общая протяженность стены составила 19,8 км. Одна линия проходит между КПП Каландия и арабской деревней Бейтуния. Эта линия разделяет еврейское поселение Невэ Яааков и палестинский послок Ар-Рам. Другая линия – от деревни Бейт Сахур до тоннельного шоссе – пролегает южнее, создавая зазор в восточной части города.

Полуторакилометровым бетонным забором был так же окружен квартал Абу Дис в Восточном Иерусалиме. Стена уже существенно влияет на доступ к рабочим местам и важным социальным службам, так как серьзно ограничивает право палестинцев на свободу передвижения.

Заградительная стена окончательно запутала вопрос о статусе палестинских жителей Иерусалима: места проживания некоторых граждан, имеющих израильские удостоверения личности, остались за пределами барьера, и, наоборот, дома лиц, обладающих удостоверением личности жителя Западного берега, теперь находятся на израильской стороне барьера.

8 декабря 2003 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, в которой потребовала, чтобы «Израиль прекратил и обратил вспять строительство стены на оккупированной палестинской территории, в том числе в Восточном Иерусалиме» [1]. В резолюции содержалось обращение к Международному суду в Гааге в срочном порядке дать консультативное заключение по вопросу о правовых последствиях сооружаемой Израилем стены. Международный суд в Гааге признал строительство незаконным. Но его решение носило рекомендательный характер, а Израиль рекомендации такого рода традиционно игнорировал. И вскоре правительственным кабинетом был утверждн новый этап: «план защиты Иерусалима». [2. С. 12].

План предусматривал строительство трх сегментов стены. Первый участок, расположенный в южной части города между селением Бейт Сахур и гробницей библейской праматери Рахили, должен отгородить поселения Ар-Хома и Гило от Вифлеема и Бейт Джалла. Второй и третий сегменты были продолжением уже начатого ранее строительства на северо-востоке Иерусалима. Один участок – между лагерем беженцев Каландия и израильским поселением Анатот – в обход арабских селений Джаба и Хизме, другой пролегал южнее и разграничивал промышленную зону Атарот и арабское селение Бир Набала, которое оказывалось в полной изоляции. Однако на сегодняшний день возведена лишь четвртая часть барьера, в основном на южном участке.

В феврале 2005 г. Израильская земельная администрация утвердила проект дальнейшего расширения поселений в Восточном Иерусалиме и прилегающих к нему районах. Предполагалось построить 7,891 тыс.

единиц жилья, причем большую часть строений планировалось возвести в Маале-Адумим – самом большом поселении к востоку от муниципальных границ Иерусалима.

Объединение Маале-Адумим и Иерусалима способно ещ больше обострить палестино-израильское противостояние, поскольку оно расчленяет северную и южную части Западного берега, ограничивает право палестинцев на создание независимого государства и фактически сводит на нет все усилия коспонсоров по реализации плана «Дорожная карта». Несмотря на резкие возражения администрации США и Евросоюза, в середине марта 2006 г., то есть не дожидаясь выборов в Кнессет, правительство Ольмерта отдало распоряжение о начале застройки района между Восточным Иерусалимом и Маале-Адумим.

20 февраля 2005 г. правительство Израиля утвердило новый маршрут прокладки разделительной стены.

Израильские политики не скрывали, что новое изменение траектории прохождения разделительной стены нацелено на дальнейший подрыв связей Иерусалима с Западным берегом. В соответствии с израильским законодательством «Иерусалим является вечной и неделимой столицей Израиля» [3]. Это положение Основного закона Израиля от 29 июля 1980 г. подводит правовую базу под строительство, ведущееся в восточной части города. Согласно плану новые сегменты стены должны были сократить численность арабского палестинского населения в городской черте и подорвать притязания палестинцев на Восточный Иерусалим в качестве столицы палестинского государства.

По обновлнному плану общая протяженность заградительной стены составила 190 км. Сейчас работы в основном ведутся на участках, прилегающих к палестинским лагерям беженцев Шуафат и Каландия, в районе арабских селений Ат-Тур, Эль-Аззария, Абу Дис, Сур Бахир и Умм Туба, находящихся вблизи от зоны расширения блока поселений Маале-Адумим, а также на южных границах города, отделяющих поселения Гило и Ар-Хома от Вифлеема и арабских деревень Бейт Джалла и Валаджа.

По окончании строительства только на этих участках около 55 тыс. палестинцев будут выведены за пределы Иерусалима на территорию Западного берега. Оставшиеся же внутри забора поселения окажутся изолированными от районов, находящихся за стеной. Палестинцы опасаются, что стена нарушит уже существующие связи, и в целях упрощения процедуры проверки документов на контрольно-пропускных пунктах израильские власти переведут за пределы города на Западный берег многие арабские школы, больницы и другие социальные учреждения.

Серая бетонная разделительная стена, имеющая высоту на различных участках от 8 до 15 м, никак не сочетается с историческим и религиозным центром мирового значения – Иерусалимом.

Стена лишает жителей Западного берега возможности посещать мечеть Аль-Акса и Храм Гроба Господня, а также препятствует доступу палестинских христиан из Восточного Иерусалима к церкви Рождества в Вифлееме.

Эти события, конечно же, влекут за собой гражданские волнения и постоянные террористические акты.

Строительство заградительной стены в совокупности с продолжающейся поселенческой деятельностью и постоянной конфискацией палестинских земель создает новые политические реалии, последствия которых несложно предсказать. Новая конфигурация барьера, предполагающая окружение стеной основных блоков поселений, означает де-факто существенное нарушение международнопризнанных границ. По сути дела, Израиль уже создал для палестинцев свою «дорожную карту», четко обозначив, какие пути сообщения для них открыты, а какие закрыты.

Строительство сооружения, которое в Израиле называют «разделительным забором безопасности», направлено не только для защиты от террористов, но имеет и конкретные политические цели. Основная из них

– отделение от Западного берега закрытых военных зон и наиболее плотно заселнных израильтянами поселений, и прежде всего поселенческих блоков Ариэль, Модиин, Гуш Эцион, Маале Адумим, а также Восточного Иерусалима. В данном случае израильтяне начали одностороннее отделение от палестинцев.

Построив в Иерусалиме заградительную стену, они сделали тем самым вс возможное, что бы изгнать арабское население из города. Ужесточилась контрольно-пропускная система, стена серьзно препятствует передвижению по городу, осложняет социальную жизнь горожан. Помимо этого Израиль не прекращает строительство еврейских поселений в районе города, несмотря на протест ООН. Государство Израиль успешно справляется со своим планом одностороннего отделения и в какой-то степени надеется на политику «свершенных фактов». Ведь если они осуществляют массовую застройку города, всячески способствуют преобладанию еврейского населения в Иерусалиме, международному сообществу будет крайне сложно, при создании Палестины со столицей в Восточном Иерусалиме эвакуировать еврейские поселения.

–  –  –

Карта Западного берега и траектория прокладки заградительной стены Литература

1. Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН // Затрагивающие права человека действия Израиля в отношении палестинского народа на оккупированной палестинской территории, включая Восточный Иерусалим [Электронный ресурс].

Режим доступа: http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N03/626/54/PDF/N0362654.pdf, свободный.

2. Крылов А. Израильская заградительная стена на Западном берегу. М., 2008.

3. Основной закон Государства Израиль [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://www.mfa.gov.il/MFA/MFAArchive/1980_1989/Basic+Law-+Jerusalem-+Capital+of+Israel.htm, свободный.

–  –  –

Рассматривается политика администрации Дж. Буша-мл. на Ближнем Востоке с точки зрения энергетической заинтересованности в регионе. Представлена классификация стран Ближнего Востока, критерием которой являются отношения с США и наличие энергоресурсов.

Ключевые слова: Ближний Восток, США, энергоресурсы, нефть, углеводороды.

В конце XX–начале XXI в. Соединенные Штаты Америки столкнулись с серьезными проблемами в плане обеспечения собственной энергобезопасности. США потребляют более 24% всей добываемой нефти в мире, причем за последние годы доля импорта этого сырья постоянно увеличивается. Так, если в 1972 г. США импортировали 28% нефти, то в 2003 г. – уже 55%, а к 2020 г. эта зависимость может вырасти до 70%. Причем к 2025 г. доля ближневосточной нефти составит 50% от общего количества импорта [1]. Вследствие этого можно выделить основные проблемы, стоящие перед энергетикой США, – общий дефицит энергоснабжения;

растущую зависимость от поставок нефти; высокие цены на нефтепродукты; региональный дисбаланс спроса и предложения.

Несмотря на то что в Энергетических актах (основных законодательных документах в области энергетики) [2; 3] президент Буш провозгласил курс на уменьшение зависимости США от импорта нефти за счет развития альтернативных источников энергии и разработки собственных месторождений, нефтяная зависимость продолжает возрастать (о чем говорилось выше).

В связи с этим для внешней политики США сегодня и на длительную перспективу фундаментальной задачей является обеспечение энергетической безопасности, что является главным побудительным мотивом для выбора приоритетного внешнеполитического вектора США. В первую очередь это относится к региону Ближнего Востока и его «нефтяному сердцу» – району Персидского залива. Американская политика в отношении этого региона с приходом к власти в США команды неоконсерваторов заметно ужесточилась, и одной из наиболее веских причин стало как раз стремление укрепить позиции американских нефтяных компаний.

Еще одной важнейшей задачей, которую поставила перед собой администрация Буша-мл., стал курс на диверсификацию поставщиков углеводородов с целью уменьшения зависимости от ближневосточной нефти.

Угроза дестабилизации на Ближнем Востоке в обозримом будущем будет оставаться намного серьезнее, чем это казалось раньше, поэтому риски для экономики США чрезвычайно возросли, особенно с учетом того, что нефть покрывает 40% энергопотребностей страны. Также логическим следствием геополитической и геоэкономической заинтересованности в регионе явилась разработка доктрины Большого Ближнего Востока, которая получила международное звучание после заявлений Буша в конце 2003–начале 2004 г., хотя реально она возникла значительно раньше. Авторы программы «реконструкции» Ближнего Востока исходили из того, что западная демократия является универсальной, обеспечивает модернизацию, процветание, справедливость и диалог культур [4]. Но многие эксперты понимали рискованность проекта насильственной демократизации «Большого Ближнего Востока», и шаги по диверсификации поставщиков как раз были предприняты на случай провала американской ближневосточной политики.

Для того чтобы понять, что лежит в основе политики администрации Буша-мл. на Ближнем Востоке, рассмотрим классификацию, основным критерием которой послужила степень взаимоотношений между США и государствами региона (табл. 1). Какие закономерности в проведении американской политики в данный период мы можем наблюдать? США в рамках концепции демократизации ББВ требовали от своих партнеров проведения свободных выборов, расширения демократических прав и свобод. Такая невзвешенная и непродуманная политика привела к тому, что многие страны данной группы стали отдаляться от Вашингтона, проводить более независимую политику, оглядываться в поисках новых партнеров.

Политика в отношении группы стран, причисленных американской администрацией к «оси зла», также особым разнообразием не отличалась, она варьировалась от идеологического давления до введения режима санкций, среди других возможных мер воздействия – сведение к минимуму дипломатических контактов, запрет на пролет самолетов данных государств через воздушное пространство США.

А теперь посмотрим на ситуацию под другим углом, с точки зрения наличия в этих странах энергоресурсов (табл. 2). После сопоставления обеих таблиц мы видим следующий расклад: по отношению к странам, не экспортирующим углеводороды, администрация Буша-мл. не проявляет особого интереса (конечно, за исключением Израиля), зато страны-экспортеры либо являются партнерами Вашингтона, на их территории располагаются военные базы США, либо являются ярыми противниками, причислены к «оси зла».

На мой взгляд, это достаточно интересная и уникальная ситуация, которая лишний раз доказывает истинную заинтересованность США в регионе Ближнего Востока.

К каким результатам и последствиям привела проводимая администрацией Буша-мл. политика на Ближнем Востоке? Многие исследователи утверждают, что Буш потерпел на Ближнем Востоке полное поражение. Действительно, в регионе усилилась нестабильность, возросли страхи здешних государств за свою свободу и независимость. Можно даже констатировать, что Вашингтон своей политикой и своими действиями способствовал объединению исламского мира, примирению в нем непримиримых врагов на основе идеологии антиамериканизма. Доктрина демократизации ББВ в американском ее исполнении по большому счету ничего нового в мировую практику не внесла и на данном этапе оказалась провальной.

Но посмотрим на эту ситуацию с другой стороны. Очевидно, что, хотя общая зависимость США от импорта нефти почти удвоилась, роли отдельных страновых поставщиков существенно перераспределились.

–  –  –

Рассматривается эффективность и механизмы влияния Соединенного Королевства на формирование миграционной политики ЕС. Актуальность исследования обусловлена тем, что проблема регулирования миграционных потоков, а также участия в интеграции сегодня остро стоит для России. Великобритания представляет пример успешного продвижения своих интересов в важнейших вопросах на наднациональном уровне.

Ключевые слова: Соединенное Королевство; управление миграцией; ЕС.

Необходимость регулирования миграции в Великобритании была осознана раньше, чем в других государствах Европы. Данное обстоятельство обусловлено особым геополитическим положением страны и формированием Британской империи, а затем ее распадом, втянувшим страну в масштабные миграционные потоки. Начало законодательного регулирования иммиграции в государстве восходит к 1905 г. [1. С.130].

На протяжении второй половины XX – начала XXI в. вопросы миграции и европейской интеграции традиционно стоят на повестке дня в Соединенном Королевстве. С приходом к власти лейбористов в 1997 г.

страна полностью изменила подход в обоих вопросах. В первую очередь лейбористы нормализовали отношения с ЕС путем более активного участия в общеевропейской политике. Сохранение прежней отстраненной позиции было признано экономически невыгодным [2. C..42].

С 2000-х гг. правительство перешло к новой фазе миграционной политики – так называемому управлению миграцией (managed migration). Она предполагала новое понимание миграции как процесса, способствующего экономическому процветанию государства. Подобная политика предполагала инновационные подходы к регулированию миграционного давления и решению сопутствующих проблем.

Было признано, что британская экономика зависит от трудовой иммиграции, поэтому ставка была сделана на привлечение высококвалифицированных специалистов с одновременным ужесточением правил въезда для экономических мигрантов иных категорий. Целью политики стало удовлетворение нужд британского бизнеса.

Приоритет был отдан развитию технологий для усиления пограничного контроля. Для уменьшения издержек была поставлена цель значительного ускорения многих процедур (предоставления убежища, например).

Самым важным нововведением можно назвать развитие «глобального подхода» к миграции, при котором различные потоки мигрантов рассматриваются не как изолированные, а взаимосвязанные, что предполагает и разработку комплексных решений проблем, связанных с данными процессами, поскольку в начале XXI в.

Великобритания столкнулась с огромным количеством трудовых и нелегальных мигрантов, приезжающих под видом лиц, просящих убежища [1. C. 161–185]. Аналогичную политику государство стало проводить и на общеевропейском уровне.

В отношении ЕС Великобритания стала выстраивать свою деятельность, основываясь на прагматизме. В миграционной политике данный аспект предполагал участие в тех европейских инициативах, которые отвечают национальным интересам государства, и неучастие в тех, что могут значительно подорвать его суверенитет или не отвечают его целям. Миграционная политика страны на общеевропейском уровне стала представлять собой сложный комплекс из включений (opt-ins) и исключений (opt-outs). Некоторые исследователи отмечают, что такая стратегия привела к большему влиянию Великобритании на европейскую политику [3].

Значимым достижением лейбористов в формировании европейской миграционной политики стало законодательное закрепление права Соединенного Королевства участвовать в ней по желанию. Изначально страна не участвовала в создании так называемой Шенгенской зоны. Основные принципы ее функционирования были инкорпорированы в европейское законодательство путем включения в текст Амстердамского договора 1997 г. Великобритания смогла добиться права в любой момент обратиться с просьбой об участии в одном или нескольких положениях Шенгенского законодательства [4].

На таком особом положении Великобритании сказался тот факт, что ее национальное миграционное законодательство не противоречит по существу европейскому. Как отмечают специалисты, такая ситуация объясняется активной ролью Соединенного Королевства на начальной стадии обсуждения и формирования иммиграционной политики ЕС [2. C. 46].

Соединенное Королевство для обеспечения своей безопасности потребовало еще в 1999 г. необходимости всех стран-кандидатов на вступление в ЕС соответствовать Шенгенским требованиям [5]. Предложение было встречено одобрением в ЕС и закреплено по итогам саммита в Тампере 1999 г. [6].

После терактов 11 сентября 2001 г. и волнений этнических меньшинств на севере Великобритании 2001 г.

миграционная политика лейбористов стала ужесточаться. Великобритании удалось добиться принятия Директивы Совета о взаимном признании решений о высылке граждан третьих стран [7]. Сделав ставку на укрепление внешних границ как Великобритании, так и всего ЕС, британские власти достигли частично своей цели путем закрепления принципа административного сотрудничества в вопросах охраны внешних границ, выдачи виз, предоставления убежища и контроля за иммиграцией в европейском законодательстве [8]. Страна также подняла на общеевропейском уровне вопросы взаимосвязи легальной и нелегальной миграции. В результате в 2004 г. решением Совета были утверждены специальные чартерные рейсы для высылки нелегальных иммигрантов, чем Великобритания не преминула воспользоваться [9]. Для обмена информацией, как и было предложено Соединенным Королевством, была учреждена база данных со статистической и иной информацией по миграции в ЕС [10].

В то же время правительство осознавало, что одним ужесточением законодательства проблемы решить невозможно. Лейбористы согласились с необходимостью содействия полномасштабной интеграции иммигрантов в принимающее общество. Великобритания в целом имеет развитое антидискриминационное законодательство, которое она частично попыталась перенести на уровень ЕС [11]. Во многом постоянное давление Великобритании в данном вопросе на других членов ЕС привело к принятию ряда решений. Базовые принципы политики ЕС в области интеграции иммигрантов были одобрены Советом министров внутренних дел и юстиции в ноябре 2004 г. В них было указано, что основная ответственность в интеграции данной категории лиц ложится на государства-члены. В 2005 г. Комиссия приняла Сообщение под названием «Общая повестка дня интеграции: рамки интеграции граждан третьих стран в Европейском Союзе». В 2007 г. был учрежден специальный фонд в рамках ЕС, финансирующий национальные программы адаптации иммигрантов и языковые курсы [2. C. 44–46].

Стремление Соединенного Королевства к управлению экономической миграцией также не осталось без внимания в ЕС. Комиссия впервые обратилась к данному вопросу в Зеленой Книге 2005 г. В ней подчеркнута необходимость разработки на европейском уровне законодательных рамок по регулированию экономической иммиграции, а именно – общих критериев, определений и процедур [12].

Также на общеевропейском уровне вскоре нашел поддержку так называемый «глобальный подход» к регулированию миграции. Он был официально утвержден в декабре 2005 г. на саммите ЕС и призван охватывать не только миграционную политику, но и политику развития, занятости, добрососедства, общую внешнюю политику ЕС [2. C. 45].

Итак, можно констатировать несколько особенностей влияния Соединенного Королевства на формирование миграционной политики ЕС в указанный период. Великобритания традиционно старалась сохранять как можно больше суверенитета в проведении миграционной политики, поэтому она добилась для себя права не участвовать в общеевропейской миграционной политике, если это противоречит ее интересам.

Соединенное Королевство подняло в рассматриваемый период на общеевропейском уровне множество вопросов: о необходимости обеспечения прав человека в отношении иммигрантов и беженцев; о содействии экономической иммиграции одновременно с жесткими мерами в отношении нелегальных иммигрантов; о важности содействия полномасштабной интеграции иммигрантов в принимающее общество и т.п.

Во многих вопросах Соединенное Королевство выступило с инновационными идеями, поскольку обладает более богатым опытом в регулировании и управлении миграционными потоками, чем другие европейские страны, тем более ЕС в целом. И ЕС пришлось признать опыт Великобритании в данных вопросах, а значит, прислушиваться к мнению и предложениям данной страны. Основываясь на проведенном анализе британского и европейского законодательства, можно утверждать, что большинство предложений Соединенного Королевства было рано или поздно, в большей или меньшей степени, но все же реализовано на уровне ЕС. И хотя данное государство всегда старалось держаться особняком в европейской интеграции, здесь оно выступает наиболее активным участником формирования миграционной политики Союза. Данное обстоятельство можно объяснить той огромной ролью, которую играет миграционная политика в Великобритании, и тем колоссальным значением, которое придается ей в обществе. Поэтому Соединенное Королевство не только активно участвует в сотрудничестве в сфере миграционной политики, но и выступает в ней новатором.

Литература

1. Sales R. Understanding Immigration and Refugee Policy. Contradictions and continuities. UK, The Policy Press, 2007.

2. Потемкина О. Иммиграционная политика ЕС: от Амстердама до Лиссабона // Мировая экономика и международные отношения. 2010. № 4.

3. Bulmer S. New Labour, New European Policy? Blair, Brown and Utilitarian Supranationalism // Parliamentary Affairs. 2008.

Vol. 61, № 4. 2008 [Электронный ресурс]. Режим доступа: Компьютер.сеть Науч.б-ки Том. гос. ун-та, свободный.

4. Defining the «Schengen Acquis». Twenty first Report, 17 March 1998. House of Lords [Электронный ресурс].Режим доступа:

http://www.parliament.uk, свободный.

5. Prospects for the Tampere Special European Council. 19th Report of 27 July 1999. European Communities Committee. House of Lords. Session 1998–1999 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.parliament.uk, свободный.

6. Tampere European Council 15 and 16 October 1999. Presidency Conclusions [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://europa.eu, свободный.

7. Council Directive 2001/40/EC of 28 May 2001 on the mutual recognition of decisions on the expulsion of third country nationals.//Official Journal of European Communities of 2.6.2001 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://europa.eu, свободный.

8. Council Decision of 13 June 2002 adopting an action programme for administrative cooperation in the fields of external borders, visas, asylum and immigration (ARGO programme) (2002/463/EC)//Official Journal of European Communities of 16.9.2002 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://europa.eu, свободный.

9. Council Decision 2004/573/EC of 29 April 2004 on the organization of joint flights for removal from territory of two and more

Member-states of third-country nationals who are subjects of individual removal orders [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://europa.eu, свободный.

10. Council Decision 2005/267/EC of 16 March 2005 establishing a Secure web-based Information and Co-ordination Network for Member-states Migration Management Services [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://europa.eu, свободный.

11. Цапенко И. Развитые страны: интеграционная политика в отношении иммигрантов // Мировая экономика и международные отношения. 2008. № 3.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 21 |

Похожие работы:

«История факультета информационных и образовательных технологий Факультет информационных и образовательных технологий ведет свою историю с 2004 года от института образовательных технологий. Институт образовательных технологий был создан в сентябре 2004 года. В состав института вошли кафедры осуществляющие преподавание дисциплин социально-экономического и естественнонаучного цикла учебных планов всех специальностей. В результате в структуру ИОТ вошли две выпускающие кафедры «Информатика», как...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «СИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ГЕОСИСТЕМ И ТЕХНОЛОГИЙ» (СГУГиТ) XI Международные научный конгресс и выставка ИНТЕРЭКСПО ГЕО-СИБИРЬ-2015 Международная научная конференция ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ В РЕГИОНАЛЬНОМ ИЗМЕРЕНИИ: ОПЫТ ИСТОРИИ И СОВРЕМЕННОСТЬ Т. 2 Сборник материалов Новосибирск СГУГиТ УДК 3 С26 Ответственные за выпуск: Доктор исторических наук,...»

«Утверждено Приказом от 12.02.2015 № 102 Положение о Межрегиональном конкурсе творческих и исследовательских работ школьников «К 70-летнему юбилею Победы во Второй мировой войне. 1939 – 1945 гг.»1. Общие положения Настоящее Положение определяет общий порядок организации и 1.1. проведения межрегионального конкурса творческих и исследовательских работ школьников «К 70-летнему юбилею Победы во Второй мировой войне. 1939 – 1945 гг.» (далее – Конкурс). Конкурс проводится как добровольное,...»

«Обязательный экземпляр документов Архангельской области. Новые поступления октябрь декабрь 2013 года ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ ТЕХНИКА СЕЛЬСКОЕ И ЛЕСНОЕ ХОЗЯЙСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЕ. МЕДИЦИНСКИЕ НАУКИ. ФИЗКУЛЬТУРА И СПОРТ ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ. СОЦИОЛОГИЯ. ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ЭКОНОМИКА ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ. ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО. 10 Сборники законодательных актов региональных органов власти и управления КУЛЬТУРА. НАУКА ОБРАЗОВАНИЕ ИСКУССТВО ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ....»

«Материалы конференции «Достижения и перспективы развития детской хирургии» 24-25 мая 2013 г.ДОСТИЖЕНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ДЕТСКОЙ ХИРУРГИЧЕСКОЙ СЛУЖБЫ В ТАДЖИКИСТАНЕ Салимов Н.Ф. Министр здравоохранения Республики Таджикистан Хирургия детского возраста является важнейшей составной частью хирургической и педиатрической службы в Таджикистане, которая имеет историю, характеризующуюся своими особенностями развития. Детская хирургическая служба республики получила свое начало в 1964 году с...»

«Генеральная конференция 37 C 37-я сессия, Париж 2013 г. 37 C/19 7 ноября 2013 г. Оригинал: английский Пункт 5.5 повестки дня Выводы Молодежного форума АННОТАЦИЯ Источник: Резолюция 35 C/99 (II). История вопроса: В резолюции 35 C/99 (II) Генеральная конференция предложила Генеральному директору и Исполнительному совету при подготовке будущих сессий Генеральной конференции включать вопрос о результатах Молодежного форума в повестку дня Генеральной конференции. Цель: Генеральный директор доводит...»

«XII международная научная конференция Международной ассоциации исследователей истории и культуры российских немцев «ЭТНИЧЕСКИЕ НЕМЦЫ РОССИИ: ИСТОРИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН “НАРОДА В ПУТИ”» ЗАЯВКИ НА УЧАСТИЕ В КОНФЕРЕНЦИИ 1. Барбашина Э.Р. (Новосибирск) Исторический феномен «народа в пути»: новые вопросы и контексты – новые ответы.2. Шадт А. А.(Новосибирск). Российские немцы: этнополитический и этносоциальный дискурс 3. Зейферт Е.И. (Караганда). Литература «народа в пути» в контексте конгцепции Ю. Лотмана...»

«ЭТНОРЕЛИГИОЗНЫЕ УГРОЗЫ В ПОВОЛЖСКОМ РЕГИОНЕ: ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И ВОЗМОЖНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ Сборник статей Всероссийской научно-практической конференции (17-18 декабря 2013 года, г. Саранск) Саранск УДК ББК 86.2 Э 918 Рецен з енты: Дискин Иосиф Евгеньевич – доктор экономических наук, Председатель комиссии Общественной палаты Российской Федерации по гармонизации межнациональных и межконфессиональных отношений; Богатова Ольга Анатольевна, доктор социологических наук, профессор кафедры социологии...»

«ПРИЛОЖЕНИЕ БЮЛ ЛЕ ТЕНЬ Издаётся с 1995 года Выходит 4 раза в год 2 (79) СОДЕРЖАНИЕ Перечень проектов РГНФ, финансируемых в 2015 году ОСНОВНОЙ КОНКУРС Исторические науки Продолжающиеся научно-исследовательские проекты 2013–2014 гг. Научно-исследовательские проекты 2015 г. Проекты экспедиций, других полевых исследований, экспериментально-лабораторных и научно-реставрационных работ 2015 г.. 27 Проекты по организации научных мероприятий (конференций, семинаров и т.д.) 2015 г. Проекты конкурса для...»

«АГЕНТСТВО ПЕРСПЕКТИВНЫХ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ (АПНИ) СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ НАУКИ И ТЕХНОЛОГИЙ Сборник научных трудов по материалам III Международной научно-практической конференции г. Белгород, 30 июня 2015 г. В шести частях Часть VI Белгород УДК 00 ББК 72 C 56 Современные тенденции развития науки и технологий : сборник научных трудов по материалам III Международной научноC 56 практической конференции 30 июня 2015 г.: в 6 ч. / Под общ. ред. Е.П. Ткачевой. – Белгород : ИП Ткачева Е.П.,...»

«Управление культуры Минобороны России Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военноисторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Шестой Международной научнопрактической конференции 13–15 мая 2015 года Часть III СанктПетербург ВИМАИВиВС Печатается по решению Ученого совета ВИМАИВиВС Научный редактор – С.В. Ефимов Организационный комитет конференции «Война и оружие. Новые исследования и материалы»: В.М. Крылов,...»

«ПРИДНЕСТРОВСКАЯ МОЛДАВСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ПРИЗНАННАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ НЕПРИЗНАННОГО ГОСУДАРСТВА1 Николай Бабилунга зав. кафедрой Отечественной истории Института истории, государства и права ПГУ им. Т.Г. Шевченко, профессор Как известно, бесконечное переписывание учебников истории, ее модернизация и освещение исторического прошлого в зависимости от политики партийных лидеров в годы господства коммунистической идеологии привели к тому, что Советский Союз во всем мире считали удивительной страной,...»

««РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА ХОЛОКОСТА» НАУЧНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬНЫЙ ЦЕНТР «ХОЛОКОСТ» ФЕДЕРАЛЬНЫЙ БАЛТИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ИММАНУИЛА КАНТА ИНСТИТУТ СОВРЕМЕННОЙ ИСТОРИИ (МЮНХЕН, ГЕРМАНИЯ) В отблеске «Хрустальной ночи»: еврейская община Кёнигсберга, преследование и спасение евреев Европы Материалы 8-й Международной конференции «Уроки Холокоста и современная Россия» Под ред. И.А. Альтмана, Юргена Царуски и К. Фефермана Москва–Калининград, УДК 63.3(0) ББК 94(100) «1939/1945» М «РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА...»

«Государственное управление. Электронный вестник Выпуск № 49. Апрель 2015 г. Р е це нз и и, р е фе р а т ы, о б з о р ы Лагно А.Р. Обзор XIX Международной конференции «SCIENCE ONLINE: электронные информационные ресурсы для науки и образования» Лагно Анна Романовна — кандидат исторических наук, ответственный редактор сетевого научного журнала «Государственное управление. Электронный вестник», факультет государственного управления, МГУ имени М.В. Ломоносова, Москва, РФ. E-mail: Lagno@spa.msu.ru...»

«Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Государственный военно-исторический музей-заповедник «Прохоровское поле» Философский факультет, Университет г. Ниш, Сербия КУЛЬТУРА. ПОЛИТИКА. ПОНИМАНИЕ Война и мир: 20-21 вв. – уроки прошлого или вызовы будущего Материалы III Международной научной конференции 23-25 апреля 2015 г. Белгород УДК 338.12.017(470) ББК...»

«Правительство Оренбургской области Научно исследовательский институт истории и этнографии Южного Урала Оренбургского государственного университета Франко российский центр гуманитарных и общественных наук в Москве РОССИЯ – ФРАНЦИЯ. ГОСУДАРСТВЕННАЯ КОНФЕССИОНАЛЬНАЯ И МИГРАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА: ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ, ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И ПРАКТИКА РЕАЛИЗАЦИИ Материалы Международной научной конференции Оренбург Россия – Франция. Государственная конфессиональная и миграционная политика УДК 327.3(063) ББК...»

«30-летие с момента открытия для посетителей первых залов ГатчинскоГо дворца, отреставрированных после второй мировой войны Комитет по культуре правительства Санкт-Петербурга Государственный историко-художественный дворцово-парковый музей-заповедник «Гатчина» 30-летие с момента открытия для посетителей первых залов ГатчинскоГо дворца, отреставрированных после второй мировой войны Материалы научной конференции 14 мая Гатчина Оргкомитет конференции: В. Ю. Панкратов Е. В. Минкина С. А. Астаховская...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ УПРАВЛЕНИЯ (ИПУ РАН) Д.А. Новиков КИБЕРНЕТИКА (навигатор) Серия: «Умное управление» ИСТОРИЯ КИБЕРНЕТИКИ СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Москва НОВИКОВ Д.А. Кибернетика: Навигатор. История кибернетики, современное состояние, перспективы развития. – М.: ЛЕНАНД, 2016. – 160 с. (Серия «Умное управление») ISBN 978-5-9710-2549Сайт проекта «Умное управление» – www.mtas.ru/about/smartman Книга является кратким «навигатором» по истории кибернетики, ее...»

«Сибирский филиал Российского института культурологии Институт истории Сибирского отделения Российской академии наук Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского Омский филиал Института археологии и этнографии Сибирского отделения Российской академии наук КУЛЬТУРА ГОРОДСКОГО ПРОСТРАНСТВА: ВЛАСТЬ, БИЗНЕС И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО В СОХРАНЕНИИ И ПРИУМНОЖЕНИИ КУЛЬТУРНЫХ ТРАДИЦИЙ РОССИИ Материалы Всероссийской научно-практической конференции (Омск, 12–13 ноября 2013 года) Омск УДК...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. А. И. Евдокимова Кафедра истории медицины РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ИСТОРИКОВ МЕДИЦИНЫ Общероссийская общественная организация «ОБЩЕСТВО ВРАЧЕЙ РОССИИ» ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ МЕДИЦИНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941–1945 гг. “ЧЕЛОВЕК И ВОЙНА ГЛАЗАМИ ВРАЧА” XI Всероссийская конференция (с международным участием) Материалы конференции МГМСУ Москва — 2015 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 Материалы ХI Всероссийской конференции...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.